Читать онлайн Таинственный жених, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный жених - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный жених - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный жених - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Таинственный жених

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Нет! Нет! — заплакала Веста.
Но, произнося это, в глубине души она знала, что граф прав.
Она действительно любила его! Веста сама не заметила, как ненависть ее переросла в любовь.
Сначала она по-настоящему ненавидела графа за то, что он был таким высокомерным и властным, таким агрессивным. Она ненавидела его, но с самого начала к ненависти примешивалось восхищение этим умным, мужественным человеком.
Граф волновал ее, и Веста ощущала его близость каждую секунду, что они были вместе.
Когда они ехали по лесу, Веста старалась погрузиться в свои мечты, но и в эти моменты она чувствовала присутствие графа, он словно отвлекал ее от мыслей о светлом будущем.
» А теперь я полюбила его «, — в отчаянии думала девушка.
Она вдруг поняла, что ненависть ее окончательно превратилась в любовь в тот момент, когда в грязной гостинице она видела сон про графа, а проснувшись, обнаружила, что он смотрит на нее с лавки по другую сторону очага.
Сон ее был таким живым, таким реальным Она падала с края скалы, охваченная душераздирающим страхом, который испытывала всякий раз при одной только мысли о высоте.
Веста кричала о помощи, но вокруг никого не было. Тут в небе неожиданно появился орел и кинулся на помощь девушке.
Она почувствовала, как обнимают ее сильные крылья, и поняла, что она в безопасности, что ей не грозит больше гибель. Вздохнув с облегчением. Веста увидела, что спасший ее от смерти орел — не кто иной, как граф.
Сон этот подарил ей чувство безопасности и комфорта. И он же стал причиной рождения другого чувства, о котором Веста не подозревала до сегодняшнего дня.
Это была любовь, думала она — ведь именно любовь побудила Весту довериться графу, чтобы он убил ее, но не оставлял на милость разбойников.
Странно, но, зная, что граф вот-вот пронзит ножом ее грудь, она не испытывала страха.
Потом она внушила себе, что ничего не чувствовала, потому что онемела от страха, но теперь Веста знала, что любила графа, и поэтому готова была умереть от его руки, зная, что он не подведет ее.
» Я люблю его «, — повторяла себе Веста, зная, что только в объятиях любимого мужчины могла пролежать всю ночь, не испытывая ни страха, ни стыда.
Как можно было быть такой слепой, такой глупой, как можно было не заметить настоящего чувства, поселившегося в ее сердце?
Но тут Веста вспомнила церемонию, состоявшуюся в Лондоне в доме номер десять по Даунинг-стрит в присутствии ее отца и виконта Кестлери в качестве свидетелей, а также премьер-министра Катонии, который женился на ней по доверенности вместо своего монарха. За несколько коротких минут Веста стала женой человека, которого никогда не видела.
» Я ведь замужем за принцем Александром «, — напомнила себе Веста.
Разве могла она даже представить себе, что влюбится в другого мужчину, да еще в графа, которого знала всего два дня?
Веста перевела дыхание, все еще прижимая руку к груди, и тут поняла, что граф неотрывно смотрит на нее.
В его темных глазах горел огонь. Веста отвела взгляд и посмотрела на водопад.
Она показалась графу неземным удивительным существом. Солнце превратило волосы Весты в золотой ореол, цветы словно обрамляли ее гирляндой, изящная белая шея казалась еще прекраснее на фоне тонкого муслина блузки.
— Вы так красивы! — хрипло произнес граф. — Я и не думал, что на свете существует столь совершенная красота!
Веста ничего не ответила, и, помолчав немного, граф продолжал:
— Знаете, что бы я хотел сделать? Веста покачала головой, не в силах произнести ни слова.
— Я хотел бы увезти вас в пещеру, в горах, где мы были бы одни. И там я сумел бы убедить вас признаться, что и вы любите меня. Я целовал бы вас, мучил, даже пытал, пока не понял бы, что вы действительно моя — ведь вы всегда были предназначены мне, — голос его дрожал. — Я овладел бы не только вашими сладкими губами и вашим желанным телом, но и вашими мыслями, чувствами, каждым вашим дыханием. Я хочу владеть всем вашим существом, Веста, я хочу быть с вами всегда.
От его слов по телу Весты снова пробежала дрожь. Увидев, что дыхание девушки участилось, граф продолжал:
— Вы говорили, что ничего не знаете о любви. Позвольте же мне показать вам, что такое любовь — не к хладнокровному англичанину, который считает вульгарным любое проявление эмоций, а ко мне, к человеку, принадлежащему этой стране.
В голосе его снова слышались страстные нотки, которым Веста просто не могла сопротивляться, но она заставила себя не поднимать на него глаз.
— Любовь — настоящая любовь, какую испытываю к вам я, — продолжал граф, — это словно» по жар в лесу, всепоглощающий, сметающий все на своем пути, бурный и необузданный. Любовь — словно шторм на море, властный, готовый разрушить все, что не желает ему подчиниться. Любовь — это сила, подчиняющая и завоевывающая. Вот какова любовь. Веста. И разве может противиться ей такое маленькое слабое существо, как вы.
Веста по-прежнему ничего не отвечала, и граф продолжал изменившимся голосом, который стал теперь тихим и нежным:
— Но еще любовь — это солнечный свет, пение птиц, жужжание пчел, цветы у ваших ног. И это тоже любовь, моя дорогая. Потому что она — это часть нас, она вокруг нас, и внутри нас, и нет от нее спасения.
— Но мы не должны, — попыталась произнести Веста.
— Кто может остановить любовь? — возразил граф. — Только не слова, которые пробормотал над вами в Лондоне какой-то юридический чин, не подписи на кусочке бумаги. Даже государственные деятели всей Европы не могут помешать нам любить друг друга, здесь, сейчас.
Веста молчала.
— Посмотрите же на меня!
Девушка дрожала, но не поворачивала головы в его сторону.
— Посмотрите на меня. Веста! — почти угрожающе произнес граф.
Очень медленно Веста взглянула на него огромными, испуганными глазами.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Веста чувствовала, как какая-то странная сила словно толкает ее к графу. Сила эта была такой властной, что она ощущала ее почти физически.
Веста чувствовала, как дрожит ее тело, как тянется к графу все ее существо. Ей было страшно и хотелось спрятаться от бед в его объятиях.
С тихим вскриком Веста закрыла ладонями лицо.
— Я хочу вас, — произнес граф. — Вы моя, Веста.
— Нет, — пробормотала Веста сквозь сжатые пальцы. — Нет, нет!
Граф посмотрел на нее долгим взглядом, затем встал и отошел на пару шагов, остановившись у пруда, в котором он ловил форель.
Затем он произнес каким-то странным голосом:
— Так вот оно что! Корона значит для женщины куда больше, чем любовь. Вы любите меня, но вместо того, чтобы признаться в этом, хотите отправиться в Дилас и стать принцессой, и это для вас важнее всего остального. Что ж, надеюсь, ликующие крики толпы покажутся вам не хуже моих поцелуев!
В голосе его звучало столько злобы, что Весте показалось, будто ее ударили, и она даже поморщилась от боли. Затем произнесла заплетающимся языком, — Как вы… могли… подумать обо мне такое? Как могли поверить, что я вышла замуж за принца лишь для того, чтобы насладиться королевскими почестями?
— А что я, по-вашему, должен был подумать? — не оборачиваясь, спросил граф.
— Пожалуйста, — попросила Веста, — пожалуйста, позвольте мне объяснить вам!
— Что тут объяснять? — грубо ответил граф — Вы сделали свой выбор. Как вы сказали мне при нашей первой встрече — ваше место рядом с вашим мужем.
Веста встала и сделала шаг в его сторону. Лицо ее было бледным. Встав рядом с графом, она произнесла:
— Хотите знать, что заставило меня принять предложение принца Александра?
— Уверен, что вы позаботились о подходящем объяснении, — усмехнулся граф.
— Пожалуйста, выслушайте меня, — молила Веста.
— Если это доставит вам удовольствие, — угрюмо ответил граф.
— Не могли бы мы пересесть в тень, — попросила Веста. — Солнце печет очень жарко.
— Разумеется, — тоном светской любезности ответил граф. — И как это раньше не пришло мне в голову?
Веста внимательно вгляделась в его лицо.
Черты его словно окаменели — граф снова напоминал орла, безжалостного и неумолимого, чуждого людских забот.
Тихо вздохнув, Веста отошла в тень деревьев.
Камни были покрыты сухим мхом, и, присев, Веста постаралась расправить юбку.
Граф не стал садиться — он просто привалился к стволу соседнего дерева.
Веста чувствовала, что он намеренно держится от нее подальше и наверняка презирает ее. Она не решалась взглянуть ему в лицо, потому что боялась увидеть презрение в его глазах.
— Я уже говорила вам, — начала Веста, — что ничего не знаю о любви. И это правда. Но я всегда чувствовала, что в один прекрасный день встречу человека, которого смогу полюбить, и мы поженимся.
Веста произнесла это с некоторым сомнением и осеклась. Она чувствовала, что между ней и графом разверзлась пропасть.
Он даже не пытался понять ее. Граф словно отделял себя от нее, и Веста ощутила вдруг чудовищное одиночество.
— Пожалуйста, о пожалуйста, — взмолилась она. — Попытайтесь понять то, что я вам говорю! Это очень трудно, но я хочу, чтобы вы знали.
— Я слушаю, — сказал граф.
— Почему бы вам не присесть? — предложила она. — Вы такой высокий, и мне кажется, что вы очень далеко.
— Почему вам так кажется?
— Не знаю. Я просто поняла, что вы… покинули меня.
— И это заставило вас почувствовать неуверенность и одиночество?
— Вы ведь сами знаете, что это так.
Глаза его впились в лицо девушки. Затем он опустился у корней дерева.
У графа по-прежнему был несколько отстраненный вид, но теперь Веста почувствовала, что ей уже не так трудно продолжать.
— Я всегда хотела полюбить кого-нибудь. Сэлфонты — очень древний род. Уже в тринадцатом веке существовал граф Сэлфонт, а когда моему предку после сражения при Мальборо пожаловали герцогство, это стало следующей главой безупречной службы Сэлфонтов британской короне. — В голосе девушки звучала гордость. — Всем нам постарались привить чувство глубокой ответственности за нашу страну и ее людей.
— Я слышал о вашей семье, — сказал граф.
— Тогда вы поймете, — продолжала Веста. — Как важен был для отца наследник. Но у них с мамой родилось пять дочерей, прежде чем появился наконец Джеральд. Мама часто говорила мне: «Я молилась. Веста, я молилась день и ночь, чтобы бог помог мне подарить твоему отцу сына, которого он так хотел. При рождении каждого ребенка первое, о чем я спрашивала, было:» Кто это?«И акушерка отвечала:» Мне жаль, мадам, но это опять девочка «.
В горле Весты стоял ком.
Она любила свою мать, и ей всегда больно было думать, что сама она доставила родителям столько разочарований.
— Когда родился Джеральд, — продолжала она, — доктор сказал, что мама не должна больше рожать детей. Но им с папой так хотелось иметь второго сына на случай… если что-нибудь случится с первым. — Взглянув на графа. Веста увидела, что он больше не смотрит на нее так презрительно. — Но вместо второго мальчика родилась я! После этого доктора твердо заявили, что еще одна беременность убьет маму.
— Так вы были нежеланным ребенком! — удивился граф.
— Отец и мать всегда были добры ко мне. Но скоро я узнала, как сильно разочаровала их и как счастливы они были бы, если бы вместо меня родился мальчик. — Веста посмотрела на водопад, блестящий в лучах солнечного света. — Сознание этого окрасило все мои детские впечатления. Возможно, именно поэтому я предпочитала предаваться мечтам, хотя меня часто наказывали за это. Наверное, я боялась взглянуть в лицо реальности.
— Как и сейчас, — тихо вставил граф.
— А когда Джеральд погиб при Ватерлоо, — продолжала Веста, — я стала стыдиться того, что я — это я.
— Так он погиб при Ватерлоо?
— Я думала, это убьет папу. Мы очень долго не решались говорить о Джеральде в его присутствии. Потом он снова стал самим собой, но в душе его поселилась грусть.
— Но у герцога наверняка есть наследник? — спросил граф.
— Конечно. Сын его брата. Мы никогда не любили его, и иногда мне кажется, что отец просто ненавидит Руперта, и я вполне его понимаю.
Веста сделала паузу, словно размышляя, что сказать дальше.
— Вы, наверное, думаете, что я начала слишком Издалека, но мне хочется, чтобы вы поняли, почему я приехала в Катонию.
— Продолжайте же! — сказал граф.
— Когда папа сказал, что ваш принц просит моей руки, я была поражена. Я не могла поверить, что отец хочет, чтобы я приняла это предложение. Я ведь совсем не знала принца! Но папа объяснил, что королевские браки всегда заключаются подобным образом. И что предложение мне сделал скорее не сам принц, а его правительство.
— Это имело для вас значение?
— Конечно. И я сказала отцу, что не хочу выходить замуж по просьбе правительства за человека, которого никогда не видела и ничего о нем не знаю.
Говоря все это, Веста словно видела себя в библиотеке Сэлфонт-хаус. Она смотрела на деревья на Беркли-сквер и пыталась представить себе странную страну под названием Катония, люди которой хотят, чтобы она правила ими.» Катония и Британия всегда были дружественными государствами, — сказал ей отец. — И очень важно, чтобы все оставалось по-прежнему «. Говоря это, отец стоял спиной к камину, а Веста вдруг почувствовала, что по телу ее пробежала дрожь. Не потому, что в комнате было холодно, а потому, что в голосе отца звучала хорошо знакомая ей непреклонность. Герцог всегда был строг со своими дочерьми, но в то же время он не заставил ни одну из них выйти замуж за человека, который ей не нравился.
Когда к Гариет посватался маркиз де Северн и она сказала, что не вынесет этого замужества, отец не стал настаивать.
Хотя он и был разочарован, он позволил дочери выйти замуж за простого баронета, которого выбрало ее сердце.
» Мне жаль, папа, — сказала Веста. — И хотя я глубоко польщена предложением правительства Катонии, ответ, конечно же, будет «нет». «Почему» конечно же «?»— поинтересовался герцог. «Потому что я не хочу выходить замуж без любви, — ответила Веста. — Вы с мамой всегда были счастливы вместе, и сестры мои тоже счастливы. Кэролайн сказала мне недавно, что сейчас они с Робертом любят друг друга еще больше, чем когда только поженились». «Это разные вещи», — медленно произнес герцог. «Почему же, папа?»— «Потому что, выйдя замуж за принца Александра, ты окажешь услугу своей стране». Говоря это, герцог прошелся по комнате и остановился перед висящим над камином портретом. Это был портрет Джеральда в форме гвардейского гренадера. Любимый портретист принца-регента сумел уловить искорку в его глазах, улыбку на губах и юношеский энтузиазм, благодаря которому Джеральд вызывал симпатию у всех, кто его знал. «Я хотела бы сделать для Англии очень многое, — нервно произнесла Веста. — Но только не провести остаток жизни вдали от дома, в чужой стране, с человеком, которого я не знаю и который не знает меня». Наступила неловкая пауза, затем герцог тихо произнес:
«Джеральд отдал за Англию жизнь, Веста. И я прошу тебя сослужить службу своей стране, как ты сделала бы, если бы была мужчиной. Ты не можешь воевать за Англию, как Джеральд, но, выйдя замуж за принца, ты сможешь послужить стране, как это всегда делали Сэлфонты». Голос герцога был полон боли.
Веста снова осознала, как остро переживает он потерю сына. Она хотела было возразить что-то, все ее существо противилось подобной жертве, решению, идущему вразрез с ее принципами и чувствами.
Но, открыв рот, чтобы сказать отцу, что их брак с принцем все равно невозможен, что она сделает для страны все, что угодно, кроме этого. Веста вдруг увидела в глазах отца слезы.
Для детей всегда ужасно увидеть своих родителей плачущими. В этот момент они понимают вдруг, что родители их — не те неуязвимые взрослые, какими они привыкли их воспринимать, но живые существа, которые могут страдать.
Герцог не плакал, когда ему сообщили о смерти сына. Он словно окаменел, когда в семейном склепе устанавливали мемориальное надгробие Джеральда.
Он не плакал, когда Веллингтон лично рассказал ему о храбрости Джеральда, о том, как он снова и снова вел своих людей в атаку против французов, пока пуля не попала ему в сердце.
Но сейчас в глазах его стояли слезы.
— Папа плакал, — сказала Веста графу, — и я поняла, что мне ничего не остается, как принять предложение принца Катонии. — Смахнув слезу, она продолжала:
— Как могла я сказать отцу, что… боюсь? Как вы уже знаете, я боюсь многих вещей, но в тот момент я больше всего боялась причинить отцу боль.
Веста замолчала, глядя на графа умоляющими глазами. Ей так хотелось, чтобы он понял ее!
— Одно дело умереть на поле боя в пылу битвы, исполняя свой долг, — сказал граф. — В борьбе есть свое упоение, которое помогает мужчине без страха глядеть в лицо смерти. Но вы — это совсем другое.
Он поглядел на Весту и тихо произнес:
— И вы действительно готовы жить день за днем, месяц за месяцем, год за годом с человеком, который может вам не понравиться, может даже показаться отвратительным? — Увидев, как Веста стиснула руки, он продолжал:
— , Только англичане могли потребовать такой жестокой, негуманной жертвы от столь чувствительной девушки, как вы. Так же как они отправляют своих драгоценных наследников в школы-пансионы, где их бьют и морят голодом, так ваш отец, не сомневаясь, послал вас в чужую страну, о который вы ничего не знали, стать женой человека, которого вы никогда не видели.
— Лорд Кестлери сказал… что принц — очень умный молодой человек. И хороший спортсмен.
— Что еще вы успели узнать о нем? — спросил граф. Веста молчала.
— Мне кажется, вы слышали что-то еще. Расскажите же мне.
Но девушка ничего не говорила.
— Расскажите!
Это был почти приказ, и Веста с неохотой произнесла:
— Я не хотела слушать. Но когда мы были в море, капитан, премьер-министр и его помощник разговаривали как-то в салопе. А я как раз вешала в коридоре свой плащ. На палубе лил дождь.
— И что же вы услышали?
— Они говорили о принце и обо мне.
— Что говорили?
— Помощник премьер-министра сказал, что я слишком неопытна, чтобы справиться с тем, что ждет меня впереди.
— Премьер-министр согласился с ним? Веста снова молчала.
— Я хочу знать!
— Они говорили, — медленно произнесла Веста, — что принц увлечен кем-то другим.
— И это расстроило вас?
— Я не могла представить, что у него есть другая женщина. Может быть, поэтому они и считали меня неопытной.
— А вы думали, что, когда приедете в Катонию, принц будет ждать вас, вы влюбитесь друг в друга с первого взгляда и будете жить долго и счастливо. Я ведь прав?
— Я надеялась, что мы сможем стать друзьями.
— Друзьями? — переспросил граф. — Но стоит ли ожидать дружбы от брака?
— Я думала, что смогу помочь его высочеству управлять своими подданными. Поэтому в дороге я изучала историю Катонии, старалась повыспросить у премьер-министра и его помощника как можно больше о ее жителях.
— А вы спрашивали их о самом принце?
— Нет… нет!
— Почему же?
— Я стеснялась показаться несдержанной.
— Но ведь для вас важно было узнать это! А вы вместо этого создали в своем воображении образ принца, каким вам хотелось бы его видеть. Ваш принц — не живой человек, а часть ваших фантазий.
Веста глубоко вздохнула и спросила едва слышно:
— А что еще я могла сделать?
— Я знаю, что вы можете сделать сейчас — взглянуть в лицо реальности. Вы влюблены, моя маленькая Веста. Поцелуй разбудил спящую красавицу. Мой поцелуй.
— Но это не правильно.
— Вы сколько угодно можете считать это не правильным, но то, что вы собираетесь сделать, куда не правильнее. Неужели вы думаете, что сможете всю жизнь продолжать этот фарс, подчиняясь решению отца пожертвовать вами? Сможете ли вы искусно играть навязанную вам роль, не станете ли пародией на образцовую жену?
Веста смотрела на него широко открытыми глазами.
— Проснитесь же, любимая. Внутри вас уже пылает пламя. Пока оно еще не разгорелось в полную силу, но очень скоро превратится в пожар, от которого вам не убежать, — голос графа был хриплым от страсти. — Я научу вас любить, Веста, научу любить меня так, как я люблю вас. Я разбужу вас и заставлю увидеть любовь во всем ее великолепии. Я заставлю вас жить! Все, чего я прошу взамен — чтобы вы признались в своей любви ко мне.
— Но как я могу? Я пыталась объяснить вам, почему должна ехать к принцу. Я уже принадлежу ему.
— Вы принадлежите мне! — не сдавался граф. — Неужели вы можете представить себе хоть на секунду, что, целуя принца, будете испытывать то же, что со мной?
Он снова увидел, как по телу девушки пробежала легкая дрожь.
— Вас никогда не целовали раньше, а когда я сделал это, вы сказали, что не представляли, что поцелуй может быть таким. Я же ответил вам тогда и повторяю сейчас, что таких поцелуев не бывает у людей, которые не любят друг друга всем сердцем. Поцелуй может стать божественным чудом только для мужчины и женщины, предназначенных друг для друга. В другом же случае он может быть неприятным животным действием.
Веста снова задрожала и отвернулась, так что теперь граф видел только ее профиль. Изящный прямой нос и пухлые губы девушки выделялись в солнечном свете на фоне водопада.
— А ведь замужество предполагает не только поцелуи, — не унимался граф. — Вы очень молоды и невинны, дорогая моя. Вы хоть имеете представление, что происходит на самом деле, когда люди женятся и становятся, как называет это церковь, единой плотью?
— Я не уверена.
— Но вы, разумеется, знаете, что между ними происходит нечто очень интимное, очень личное. И это тоже может стать божественным вдохновением или же чем-то настолько низким и отвратительным, что вы испугаетесь, моя маленькая богиня, как никогда еще не пугались раньше.
— Но другие женщины выходят замуж без любви, — с сомнением произнесла Веста.
— Многие женщины делали это раньше и постоянно делают сейчас, — согласился граф. — О браках договариваются в Англии, во Франции, а зачастую и в Катонии. Но обычно это случается, когда женщина так молода, что еще не успела ни в кого влюбиться. — Он увидел, как затрепетали ресницы девушки. — И не знает, таким образом, чего ждать от брака. Но, поскольку все женщины одинаковы, каждая надеется, как надеялись вы, что принц ее мечты, кем бы он ни был на самом деле, разбудит ее поцелуем. Но с женщинами, уже познавшими любовь, все совсем по-другому. — Он взял в ладони руку Весты. Она почувствовала силу его пальцев, и по телу ее пробежала сладкая дрожь. Это было так неожиданно и так чудесно, что пальчики Весты непроизвольно сжали его руку, а в глазах мелькнул какой-то свет.
Посмотрев в лицо девушки, граф улыбнулся.
— Вас ведь приводят в восторг мои прикосновения. Вы возбуждены, потому что я рядом, потому что вы знаете, что я люблю вас, и не можете запретить себе отвечать на мою страсть.
Словно только сейчас вспомнив, о чем они спорили, Веста отвернулась. Но она не отпустила руку графа, и спустя несколько секунд он уже целовал по очереди каждый ее пальчик.
И снова Весту волнами захлестывало возбуждение. Она знала, что хочет, чтобы граф опять поцеловал ее, как не хотела еще ничего в своей жизни.
— Так кого же вы выберете? — спросил граф. — Выдуманного вами принца? Или же вы готовы проснуться, моя Спящая красавица, и воспринимать жизнь такой, какая она есть. Готовы ли вы жить по-настоящему и признать, что любите меня?
Голос графа словно завораживал девушку. Но вдруг он почувствовал, как напряглось все ее тело.
— Так каков же ваш ответ? — потребовал граф.
— В том разговоре на корабле, — сказала Веста, — капитан и премьер-министр упомянули мадам Зулейю, к которой, по их словам, привязан его высочество. Они назвали ее очень скверной женщиной. Если она скверная, почему бы мне не попытаться быть… хорошей?
Граф отпустил руку Весты.
— Мадам Зулейя действительно скверная женщина. И принц предоставил ей такую власть, что это привело страну к революции.
Глаза Весты удивленно расширились.
— Вы хотите сказать, что это ее вина?
— Это его вина, — уточнил граф. — Принц — слабый человек, он поставил свои пристрастия и желания превыше блага своей страны. И вы хотите остаться верной такому человеку! — Он продолжал довольно резким тоном. — Человеку, который намеренно в течение многих лет игнорировал нужды своих подданных, который закрывал глаза на то, что эта скверная женщина плела интриги против государства и против него самого.
— Но что же будет теперь? — спросила Веста.
— Если победят революционеры, нас наверняка попытаются» завоевать турки. Но я уверен, что этого можно избежать. Сейчас меня не очень волнует политика Катонии. Веста, но все же вы — ее часть.
— Как вы думаете, — спросила девушка, — принц откажется… покинуть мадам Зулейю?
— Думаю, что после всего случившегося у него не будет выбора. Но неужели вы сможете довериться этому человеку теперь, когда знаете о нем правду? Вот какой вопрос должны вы себе задать.
Он внимательно наблюдал за выражением лица Весты.
— Видите ли, дорогая моя богиня огня, ведь это не принц, а я пробудил вас ото сна. — Веста сделала протестующий жест, но граф продолжал:
— Сколько бы вы ни отрицали этого, я знаю, что, если снова сожму вас в объятиях, ваши губы тут же сольются с моими и вы снова окажетесь во власти чуда, которое мы познали вдвоем. Вы забудете весь мир только потому, что мы вместе.
От звуков его голоса Веста снова испытала прилив сладкой истомы. Ей трудно было дышать.
Она нагнула голову, чтобы граф не видел горящего в ее глазах желания, не понял, как сильно жаждет она его поцелуев.
— Мы еще не добрались до Диласа, — тихо сказал граф. — И нам не удастся сделать это сегодня. У вас есть двадцать четыре часа, моя дорогая, чтобы сделать свой выбор.
— Выбор? — переспросила Веста.
— Признать, что вы принадлежите мне, как назначено богом, или же решиться принести свою бессмысленную жертву и отправиться к воображаемому принцу, чтобы стать воображаемой принцессой.
Веста не двигалась и ничего не отвечала.
— Господи, как я хочу вас! — воскликнул граф. — Я никогда еще не хотел так ни одну женщину. Я люблю вас, Веста. Вы забрали мою душу и сердце, и теперь они принадлежат вам. — Он глубоко вздохнул. — Можете отправляться в Дилас помогать слабому принцу сохранить его рушащийся режим, стараясь угодить придирчивой толпе. Но если вы сделаете это — я погиб!
Веста быстро подняла голову и вопросительно посмотрела на графа.
— Я действительно погиб, — продолжал граф. — Когда мужчина любит женщину, как я люблю вас, для него не существует ничего, кроме этой любви. Если я не смогу быть с вами, если вы покинете меня, я стану лишь бледной тенью того человека, которого вы видите перед собой сейчас. Я люблю вас, я восхищаюсь вами, я не могу без вас жить!
Прежде чем Веста успела ответить, граф вскочил на ноги и помог ей подняться.
— Мы должны ехать, — сказал он. — У вас есть двадцать четыре, часа, чтобы признаться, что вы любите меня. Если я проиграю и вы отправитесь в Дилас к принцу, трудно даже описать ту безнадежную тьму, в которой будет проходить с этого момента моя жизнь Веста стояла в тени деревьев, глядя на графа снизу вверх.
Если бы они были в Англии, Веста наверняка усомнилась бы, говорит ли граф правду, действительно ли испытывает к ней столь сильные чувства. Но сейчас не могло быть никаких сомнений в его искренности, достаточно было заглянуть ему в глаза.
Глядя на бледное испуганное личико девушки, граф тихо произнес.
— В вас воплотилась вся красота мира, вы — то, о чем я мечтал всю жизнь, чего просил у бога.
От его слов на глаза Весты навернулись слезы.
Внутри ее боролись столь противоречивые чувства, и ей так хотелось уткнуться лицом в плечо графа, что Веста повернулась и побежала прочь, не в силах больше вынести свалившегося на нее потрясения.
Она добежала до того места на другом конце плато, где паслись их кони, и тяжело привалилась к седлу своей лошади.
— Что мне делать? — шептала она. — О господи, научи меня, что же мне делать?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Таинственный жених - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Таинственный жених - Картленд Барбара



Милая сказка
Таинственный жених - Картленд БарбараItis
23.07.2012, 19.51





полная фигня(((
Таинственный жених - Картленд Барбараiri
23.07.2012, 22.51





Пишите правильно слово неправильно
Таинственный жених - Картленд БарбараНаталия
20.10.2012, 15.07





мне понравилось, правда немного предсказуемо было
Таинственный жених - Картленд БарбараАля
17.03.2013, 22.32





девочки все романы про любовь сказки для взрослых девочек.так будем читать и думать о чем то хорошем
Таинственный жених - Картленд Барбаравава
1.03.2014, 18.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100