Читать онлайн Таинственный жених, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный жених - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный жених - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный жених - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Таинственный жених

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Праздник доставил массу удовольствия всем обитателям пещеры от самого старого разбойника до детей, которым представился случай наесться вдоволь.
Когда в пещеру внесли зажаренного целиком козла, Веста постаралась не смотреть. Ей достаточно было представить, как ужасно он выглядит с неотрезанной головой.
Козла поместили в середину стола, и главарь отрезал по куску себе, своим гостям, а потом членам семьи. Затем все накинулись на пищу, стараясь отрезать присмотренный лакомый кусочек.
Веста с ужасом смотрела на стоящую перед ней тарелку с мясом.
К счастью, ее место было рядом с графом, сидевшим справа от главаря.
— Пожуйте мясо, — тихо посоветовал он, — потом выньте его изо рта и скормите собакам. — Глаза его лукаво сверкнули, и граф продолжал:
— Возможно, это идет вразрез с хорошими манерами, но наши хозяева не особенно им привержены.
Это было еще мягко сказано. Разбойники набивали рты обеими руками, с удовольствием жевали и сплевывали, когда им этого хотелось.
Женщины прислуживали за обедом, и Веста была единственной особой женского пола, усаженной за стол.
Она радовалась, что не сидит рядом с братом главаря, который хотел взять ее в жены. Во время еды он все время смотрел на Весту такими глазами, что девушка вздрагивала всякий раз, когда встречалась с ним взглядом, и подвигалась поближе к графу — ей было страшно.
Граф вопросительно взглянул на девушку.
— Вы ведь… не оставите меня одну? — робко спросила Веста.
Граф увидел, что брат предводителя разбойников наблюдает за ними, и понял причину беспокойства Весты.
— Вам нечего бояться, — твердо сказал он. — Я ведь обещал, что это животное не приблизится к вам.
Это немного приободрило Весту, но она все равно не могла унять дрожь, когда смотрела на брата главаря, запихивающего мясо в рот обеими руками.
За столом не было недостатка в красном вине, таком же, какое они пили в гостинице, и вскоре смех пирующих стал громче. Слава богу. Веста не понимала их шуток. Она подозревала, что шутки эти довольно грубые.
Девушка выпила немного вина и поела серого хлеба, который, несмотря на едковатый кислый вкус, оказался вполне съедобен.
Ей даже понравился козий сыр, который не был таким черствым и старым, как тот, что она готовила накануне вечером.
Наконец, когда ее уже начала одолевать усталость, со стола убрали опустевшие блюда, и Веста с облегчением поняла, что праздник закончен.
Главарь сказал что-то графу, и тот повернулся к Весте.
— Нам действительно оказана великая честь. Главарь и его жена отдают нам на эту ночь свою спальню. Я сказал, что в этом нет необходимости, но он настаивает.
Однако, когда Веста увидела пещеру, выполнявшую роль спальни, благодеяние вождя показалось ей сомнительным.
Спальня была маленькой и вплотную примыкала к огромному залу, где они ели.
Вход был завешен медвежьей шкурой, а постель состояла из шкур животных, сваленных в кучу. Мебели в комнате не было.
Свет и воздух проникали сюда только из большого зала, пока жена вождя не внесла пылающий факел, который она вставила в специальное железное кольцо.
— Она говорит. Что факел будет гореть минут, десять, так что нам надо ложиться скорее, — поведал Весте граф.
Пожелав молодым людям спокойной ночи, главарь и его жена удалились.
Веста опасливо посмотрела на постель. Заметив настороженное выражение ее лица, граф сказал:
— Думаю, единственное, что нам остается, — расстелить ваш плащ. Мне не особенно нравится постель из шкур, да и вам, я думаю, тоже.
Вспомнив, какими грязными были разбойники и их жены. Веста содрогнулась.
Граф взял плащ Весты и постелил его, чтобы он покрыл шкуры там, где их должны были касаться их головы. На шкурах будут лежать только их ноги.
— Наверное, спать вот так вместе не совсем соответствует светским условностям, — сказал граф, — но, надеюсь, вы не будете настаивать, чтобы я спал в общей зале.
Веста подумала о брате предводителя разбойников и о том, как он смотрел на нее весь вечер, и снова вздрогнула.
— Нет… пожалуйста… пожалуйста, не оставляйте меня, — попросила девушка.
— Я лишен возможности проспать всю ночь на стуле, так как здесь нет стульев. А идея спать на полу не очень мне нравится.
— Нет, конечно, нет. Мы можем оба лечь на мой плащ. Все равно о том, чтобы раздеться, не может быть и речи.
Говоря это. Веста поежилась. В полном народу зале было тепло, теперь же она начинала чувствовать холод.
» Наверное, мы очень высоко в горах «, — подумала она.
Затем, испытывая некоторую неловкость. Веста забралась в постель и улеглась на плащ, стараясь держаться с краю.
— Кровать очень мягкая, — сказала она графу. — Интересно, сколько стоят меха, на которых мы лежим.
— Хотите попросить, чтобы вам сшили из них шубку? — поддразнил ее граф.
— Конечно, нет. Просто удивляюсь, почему эти люди не продадут меха животных, на которых охотятся, чтобы купить мебель.
— Наверное, им нравится жить так, как они живут, и считать это роскошью, — ответил граф. — Они не настоящие катонийцы, это албанцы, бежавшие сюда от зверства турок, захвативших их страну. Я слышал о них уже давно, но мне везло, и я никогда с ними не встречался.
— Они… многих убили так, как собирались убить вас? — поинтересовалась Веста.
— Если на территорию, которую эти люди считают своей, забредают путешественники, боюсь, они обречены. Нам же просто не повезло — они услышали выстрел, когда я убил змею. Иначе мы бы проследовали мимо, а они даже не узнали бы об этом.
Говоря это, граф устраивался поудобнее на кровати. Он тоже лег на самый край, так что между ним и Вестей оказалось много места.
— Я должен попытаться уснуть. Надо набраться сил. Подозреваю, что разбойники увезли нас сильно в сторону и завтра предстоит нелегкий путь.
— Я очень устала, — призналась Веста, — и уверена, что засну быстро.
Говоря это, она подумала вдруг о том, что, если бы не чудо, они с графом были бы сейчас мертвы. Интересно, где похоронили бы их разбойники? Даже мысль о том, что они коснулись бы ее мертвого тела, заставила Весту содрогнуться.
— Вам холодно? — спросил граф.
— Нет, — сказала Веста. — Я вздрогнула при мысли, что мы… могли быть уже мертвы.
— Забудьте об этом, — посоветовал граф.
Как только он сказал это, факел вспыхнул и погас, оставив в воздухе запах тлеющих углей.
В пещере стало темно, но, привыкнув к темноте. Веста разглядела свет, пробивавшийся из смежной пещеры.
» Постараюсь не думать о том, что произошло, — мысленно сказала она себе. — Буду думать о цветах и солнечном свете, пробивающемся сквозь древесные кроны «.
Она закрыла глаза и попыталась забыть, что граф лежит рядом. И тут» послышался какой-то странный звук.
— Что это? — испуганно спросила Веста.
— Наверное, крысы, — ответил граф.
Он говорил как ни в чем не бывало, но Веста, вскрикнув, вдруг схватила его за полу сюртука и уткнулась носом ему в плечо.
— Не позволяйте им добраться до меня! — она почти рыдала.
Несколько секунд графом владело изумление, затем он тихонько обнял девушку.
— Все хорошо, — ласково прошептал он. — Я не позволю им причинить вам вред.
— Но они могут пробежать по мне, — простонала Веста. — Я не вынесу этого.
Скованная страхом, она продолжала держаться за лацкан его сюртука, прислушиваясь к звукам.
Затем неожиданно подняла голову и произнесла обвиняюще:
— Вы смеетесь!
— Я думал, что вы — самая храбрая девушка из всех, кого мне доводилось встречать. Вы готовы были без слез взглянуть в лицо смерти, вы стояли спокойно, когда на вас готовилась напасть змея. А теперь боитесь крыс!
— Я ничего не могу с собой поделать. Унизительно давать вам увидеть мой страх, но крысы всегда приводили меня в ужас.
— Я никогда не стану считать вас трусихой, хотя и вижу ваш испуг, — успокоил ее граф. — Как я уже говорил, нет на свете женщины отважнее вас.
Веста ничего не ответила, но Через секунду граф с удивлением понял, что она плачет.
— Что я такого сказал? Чем расстроил вас? — в голосе его звучала искренняя забота.
— Это… потому что… вы так добры, — всхлипывала Веста. — Мне легче было… казаться храброй… когда я ненавидела вас.
Граф крепче сжал ее в объятиях.
— Вам столько пришлось пережить! Но теперь все кончено. Благодаря вам мы остались живы.
Он понимал, что Веста отчаянно пытается овладеть собой. Через несколько минут она отпустила его сюртук и вытерла глаза.
— Мне очень стыдно, — произнесла она.
— Вам нечего стыдиться.
— Вы сказали, что считаете меня… храброй. Но это не так. Я солгала вам вчера, когда сказала, что мне дурно после морского путешествия. — Она тяжело вздохнула, словно ей стоило немалого труда сказать правду. — На самом деле я почувствовала себя плохо, потому что боялась ехать по краю скалы. Я всегда боялась высоты. — Весте было так неловко, что она снова спрятала лицо на груди графа.
— Очень смело с вашей стороны — сказать мне об этом. Но и я, признаюсь, подозревал, в чем дело. У каждого из нас есть своя ахиллесова пята «. Может быть, в один прекрасный день вы обнаружите мою.
— Так вы тоже чего-то боитесь? — с любопытством спросила Веста.
— Конечно, — ответил граф. — Но у меня не хватит мужества признаться вам в этом.
Последовала пауза, затем Веста произнесла дрожащим голосом:
— Когда мы прибудем в Дилас, вы не скажете принцу, что я боюсь высоты и что я… плакала?
— А вы не хотите, чтобы он знал?
— Нет, пожалуйста, не рассказывайте ему, — почти умоляла Веста — Мама говорила, что воспитанные девушки не должны показывать своих эмоций — какими бы они ни были. И что члены королевской семьи всегда должны быть мужественны, даже когда анархисты бросают бомбы в их экипажи или стреляют в них из пистолетов, — А как насчет эмоций другого рода? — спросил граф. — Их вы тоже собираетесь подавлять?
— О каких эмоциях вы говорите? — не поняла Веста.
— Самая главная из них, конечно же, любовь. Последовала пауза.
— Мама говорила, — тихо ответила Веста, — что я не должна… ждать любви.
— Но вы ведь надеетесь встретить ее!
Веста глубоко вздохнула.
Интересно, как он понял, что она втайне надеется обрести любовь принца и полюбить его в ответ.
Но тут Веста подумала, что не стоит вести подобных разговоров с чужим человеком, который к тому же является другом принца и его придворным.
— Я уверена, — медленно произнесла Веста, — моя мать… сочла бы… неподобающим, что я говорю с вами о таких… интимных вещах. Я знаю также, она была бы в шоке от того, что мы лежим тут с вами… вместе, хотя я не вижу для нас другого выхода.
Говоря это, Веста выскользнула из объятий графа и снова отодвинулась на свой край постели.
— Есть две вещи, которые вам стоит обдумать, — сказал граф. — Во-первых, мы попалила исключительные обстоятельства, а во-вторых, ваша мать очень далеко и вряд ли способна помочь вам справиться с крысами.
Пока граф говорил. Веста снова услышала скребущие звуки в углу.
Не думая ни о чем, вновь охваченная страхом, она прильнула к графу, дрожа при мысли, что по ней может пробежать крыса.
— Вы думаете… их тут много? — испуганно прошептала девушка. А граф вдруг увидел поверх ее головы тощую кошку с длинным хвостом, которая пробиралась мимо постели к выходу из пещеры.
Улыбнувшись, он крепче сжал девушку в объятиях. — Вы в безопасности, леди, пока держитесь поближе ко мне.


Проснувшись, Веста обнаружила, что она одна. Девушка оглядела пещеру, но графа нигде не было.
Тут она заметила, что в пещере стало гораздо светлее, чем было ночью. Медвежья шкура, закрывавшая вход, была чуть отогнута, и видно было, как в большой пещере снуют туда-сюда люди.
Сев на постели. Веста разглядела среди них графа.
Она видела, как он бреется бритвой, которую достал, должно быть, из седельного мешка, а дети толпятся вокруг него, наблюдая за незнакомыми им действиями.
Веста встала и с ужасом обнаружила, что юбка ее измята. Она попробовала расправить ее, тряся нижними юбками.
Когда герцогиня покупала этот костюм для верховой езды у одного из известнейших лондонских портных, ей и в голову не могло прийти, как ужасно с ним будут обращаться.
В ногах кровати Веста увидела сверток со своими вещами, который принес для нее граф.
Веста с удовольствием причесалась, хотя сегодня в ее распоряжении не было зеркала.
Видимо, бесполезно было просить воды, чтобы умыться. К тому же ее не покидало чувство, что больше всего графу хочется поскорее убраться отсюда.
Взяв плащ и сверток с вещами. Веста вышла в общую пещеру.
Вокруг нее тут же снова собрались женщины. Мать накормленного вчера ребенка подошла к ней с младенцем на руках, что-то возбужденно тараторя.
Веста посмотрела на ребенка сначала с опаской, а потом с восторгом. Несомненно, ему стало лучше! Личико не было больше синим, а ручки стали теплыми.
Мать объяснила, что вчера ребенок несколько раз попил козьего молока. Веста вынула из кармана вторую перчатку и попросила графа снова поработать переводчиком. Она объяснила, что перчатки надо бережно хранить и использовать новый палец, только когда придет в негодность старый. Если дырка будет чересчур большой, мальчик станет слишком быстро заглатывать молоко, и это может вызвать несварение желудка.
Граф перевел инструкцию, и женщина понимающе кивнула.
Весте теперь задавали много других вопросов, которые уже не касались здоровья детей.
Пока граф пытался договориться, чтобы оседлали их лошадей, его постоянно отвлекали переводить рецепты Весты для лечения различных болезней, от которых, очевидно, страдала вся община.
Она объяснила, что следует собирать чеснок и употреблять его с молоком и медом, когда у кого-то заболит горло или начнется кашель.
— А горечавка — замечательное тонизирующее средство для страдающих анемией женщин, вроде матери этого ребенка. Я видела много синей горечавки вдоль дороги, но скажите им, что лучше всего желтая.
Граф улыбнулся.
— Я тоже слышал об этом лекарстве. Легенда гласит, что оно было открыто королю Венгрии Ладиславу, когда он помолился, чтобы господь спас его народ от чумы, опустошавшей страну.
Глаза Весты загорелись.
— Это очень красивая легенда, — кивнула она. — Скажите им, чтобы нарезали корень горечавки ломтиками, добавили немного вина и принимали по столовой ложке перед едой. Если держать настойку в бутылке с пробкой, она сохранится всю зиму.
— Нам надо ехать, — тихо произнес граф. — Дайте им еще один рецепт, как поддерживать свое здоровье, чтобы оно по-прежнему позволяло им, выходя на большую дорогу, грабить и убивать путников, а затем прощайтесь.
— Надеюсь, они не понимают вас, — с опаской произнесла Веста.
— За это можете не беспокоиться. Так что еще мне сказать им?
— Скажите, что березовая кора — тоже хорошее средство. Многие дети страдают экземой. Кора поможет им, так как очищает кровь. И мама всегда говорила, что настой березовой коры очень полезен для пожилых людей.
Граф перевел слова Весты и, не обращая внимания на новые вопросы, повел ее к выходу из пещеры.
— Нам должны завязать глаза, — сказал он. — Так что прощайтесь.
Веста протянула руку жене главаря, сына которой спасла от удушья. Но, к великому смущению девушки, женщина снова опустилась на колени и поцеловала ей руку.
За ней последовали другие женщины. Наконец граф завязал ей глаза своим шейным платком и, подхватив на руки, посадил на лошадь.
Затем Веста поняла, что графу тоже завязывают глаза. Их лошадей повели вперед, под прощальные крики главаря и его общины.
Неожиданно раздался женский вой.
— Они говорят, что никогда больше не увидят вас, — перевел граф.
— Скажите, что я вернусь к ним. Или они пусть придут ко мне. Я не забуду их.
— Вы уверены, что хотите, чтобы я это сказал?
— Абсолютно.
И граф перевел ее слова. Вой сменился воплями восторга. И хотя ей не видно было женщин, она знала, что ей машут вслед.
Голоса их доносились до Весты, пока они не отъехали подальше от пещеры.
Веста снова знала, что граф едет впереди, а ей остается только следовать за ним.
Однако, если вчера они ехали в полной тишине, то теперь мужчины переговаривались друг с другом, шутили, и граф смеялся и шутил вместе с ними.
Иногда он подолгу говорил что-то разбойникам, и они молча, с уважением слушали его.
Они проехали по прямой дороге, затем спустились по склону холма.
Наконец разбойники остановили коней.
— Здесь они оставят нас, — сказал граф. — Вы можете снять платок с глаз.
Веста повиновалась и, привыкнув к свету, увидела, что они стоят на тропинке посреди леса, похожей на ту, с которой их увели вчера.
Граф достал из седельного мешка немного денег и передал их предводителю отряда.
Тот попытался отказаться, но граф настаивал. Веста подумала, что он, наверное, говорит, что это для женщин и детей.
Все по очереди пожали графу руку.
— Они хотят воздать вам должное за то, что вы сделали для них и их семей, — сказал граф Весте. — Сидите спокойно — они не станут прикладываться к вашей руке.
Веста удивленно смотрела на мужчин. Все по очереди вставали на одно колено перед ее лошадью и целовали край платья девушки.
Они подходили один за другим с опущенными головами. Последним подошел брат предводителя, глядевший на Весту все теми же наглыми глазами, в которых явно читалось желание.
Но он тоже опустился на колени и поцеловал край ее юбки, а затем разбойники помахали им на прощание и словно растворились среди деревьев — через несколько секунд их уже не было видно.
Веста поглядела им вслед и спросила графа:
— Почему они целовали подол моего платья?
— Они канонизировали вас. На их глазах вы совершили два чуда подряд, и теперь эти люди считают вас святой.
— Они не должны так думать обо мне, — пробормотала Веста. — Я… недостаточно хороша.
— Одна женщина сказала мне как-то:» Это ангел, посланный богом «. Именно так вы выглядели в пещере.
Веста вопросительно поглядела на графа. Должно быть, он снова дразнит ее. Но взгляд графа был серьезным и искренним. Он тяжело вздохнул.
— Я бывал в своей жизни во многих опасных ситуациях, — сказал он. — Но ни одна из них не могла сравниться с тем, что нам пришлось пережить вчера. И я должен еще раз поблагодарить вас за свое спасение. Понимаете ли вы, мисс, что спасли жизнь нам обоим?
— Сегодня утром вы не были уверены, что нас отпустят? — спросила Веста.
— Я надеялся. У этих людей своеобразные принципы, но они придерживаются их. В то же время разбойники, как вы успели заметить, народ непредсказуемый. И раз уж нам так повезло, давайте поскорее выбираться отсюда, — добавил он с улыбкой.
Граф пришпорил коня, и они поехали чуть быстрее, чем накануне.
Вскоре деревья стали реже, и теперь перед ними открывался время от времени захватывающе красивый вид на долину. Весте даже показалось, что она уже различает вдали крыши Диласа.
После нескольких часов пути граф остановил коня, чтобы оглядеться, и сказал:
— Из-за разбойников мы сбились с пути, и не думаю, что сумеем добраться до Диласа сегодня.
— Нам есть где остановиться? — Вестой понемногу овладевали дурные предчувствия.
— Да, есть… — начал граф.
Но не успел он договорить, как Веста, смотревшая вниз в долину, воскликнула:
— Смотрите, там, в долине, люди.
Белая лента дороги вилась внизу, среди холмов и по склонам гор, и на ней хорошо видны были всадники, а на поле у дороги — пешие мужчины.
Граф молча смотрел вниз.
— Это солдаты? — спросила Веста, заметив, что они несут что-то, поблескивающее в лучах солнца.
— Не знаю, — сказал граф. — Но нам лучше не рисковать.
Он поехал вперед, не говоря более ни слова. Веста двинулась за ним.» Какие еще опасные приключения ждут нас?«— пыталась угадать девушка.
Очень скоро они выехали на затерянное в горах плато, где их наверняка не было видно, и стали подниматься вверх сквозь низкий кустарник.
Совершенно неожиданно для Весты они оказались вдруг на вершине и стали спускаться вниз.
Кругом росли серебристые ели, можжевельник, кустики земляники.
Они шли вниз, отклоняясь немного к западу, пока не увидели небольшой водопад, бьющий прямо из скалы. Вода падала на камни, рассыпая вокруг серебристые брызги.
Здесь росли огромные кусты диких роз, плющ, ракитник, азалии, рододендроны и масса других кустарников, названия которых Веста не знала. Девушка подъехала вслед за графом к небольшой поляне, напоминавшей альпийское плато.
Никогда в жизни Веста не видела таких великолепных, таких захватывающе красивых цветов!
Рядом с плато вода образовала небольшое озерцо и, переливаясь через край, низвергалась вниз новым водопадом.
Граф остановил коня и подождал, пока Веста поравняется с ним.
— Мне пришло в голову, что я сумею обеспечить нам ленч, — сказал он.
— Каким образом? — удивилась Веста.
Говоря это, она поняла, что голодна. На завтрак они ели только хлеб с сыром. Она заставила себя запить эту еду козьим молоком, стараясь не думать о том, какой грязной была чашка, куда его налили.
— Я пытаюсь вспомнить, как мы ловили рыбу, когда я был мальчишкой. Мы останавливались в этих горах лагерем, и если я еще не утратил навыков, вскоре мы полакомимся свежей форелью.
— Вы действительно сможете ее поймать?!
— Не хочу, чтобы вы видели мою неудачу, — сказал граф. — Поэтому предлагаю вам оставить здесь свою лошадь и спуститься немного вниз. Не уходите далеко и не забывайте о змеях. Но вам, может быть, удастся найти лимоны или апельсины, которые могли бы улучшить вкус нашей пищи.
— О, да! — восхищенно воскликнула Веста. — И там наверняка будет земляника. Я могу собрать ее в свою шляпу.
Говоря это, девушка спешилась и, сняв висевшую за спиной шляпу, взяла ее как корзину.
Было уже жарко, поэтому Веста сняла и жакет и бросила его на траву среди цветов.
— Вы придете, если я позову? Ведь мне снова может попасться змея!
— Я буду прислушиваться, — заверил ее граф. Граф тоже снял сюртук и закатал рукава. Он так и не повязал на шею платок, которым были завязаны глаза Весты.
Словно прочитав мысли девушки, граф спросил с улыбкой — Надеюсь, вы простите мне неподобающий туалет? Веста вспыхнула.
— Да, конечно, — смущенно ответила она — Я не хочу, чтобы вы считали меня чересчур придирчивой, особенно после того, как вы были так добры и одолжили мне свой шейный платок в качестве повязки для глаз. Я не перенесла бы, если бы на его месте оказались те мерзкие лохмотья, что носят эти люди. — Помолчав, девушка добавила:
— Если я показалась вам чересчур чопорной при нашей первой встрече, то это лишь потому, что мне никогда не приходилось видеть джентльмена… с открытым воротом.
Граф улыбнулся.
— Вы еще очень молоды, но в вашей маленькой золотистой головке уже столько ума!
Он сказал это так ласково, что Веста удивленно посмотрела на него, а затем смущенно потупила взгляд и, повернувшись, убежала прочь.
Она довольно быстро обнаружила лимонное дерево.
Наверное, граф хотел приготовить рыбу с лимоном, и четырех плодов будет вполне достаточно.
Она собиралась оставить в шляпе место для земляники, но, к сожалению, ее нигде не было видно.
Эта равнина была более тенистой, чем та, где они проезжали вчера, и, видимо, земляника здесь уже отцвела.
Зато кругом было много спелых апельсинов и малины, которой Веста быстро наполнила шляпу. А лимоны и апельсины пришлось нести в руках.
Змей тоже нигде не было видно, и среди всего этого великолепия цветущей природы Весте показалось, что она гуляет по райскому саду.
— Как чудесно было бы остаться здесь навсегда, — произнесла она вслух.
Тогда не надо было бы бояться Диласа, встречи с принцем, необходимости не уронить чести и достоинства члена королевской фамилии. От одной мысли об этом ей становилось не по себе с тех пор, как Веста узнала, что ей предстоит стать принцессой. Тогда она сказала себе, что все это глупости. Надо было верить в то, что в новой жизни ее ждет счастье.
Вернувшись на плато. Веста увидела, что граф уже разжег костер. Он горел очень ярко, и сначала Веста подумала, что невыносимо будет находиться рядом с таким жаром, но тут заметила, что граф предусмотрительно развел костер таким образом, что весь дым и жар шли в одну сторону, а с другой можно было спокойно сидеть.
Когда Веста подошла к костру, граф поднял голову и улыбнулся.
— Так как — удача улыбнулась вам? — спросила Веста. Он указал на берег озера, где лежали шесть серебристых форелей.
— Так вы поймали их! — восторженно воскликнула девушка. — Какой вы ловкий!
— Я схватил их, — поправил граф. — Так говорят в этих местах опытные рыболовы. — Он прочитал в глазах девушки восхищение и поспешил добавить:
— Говоря по правде, это было очень легко. Здесь бывало так мало людей, что рыба совершенно не пугается.
Веста поглядела на озерцо. В серебристой водной глади резвилось бессчетное количество голубой озерной форели. Сложив фрукты на землю, она спросила:
— Как вы собираетесь ее приготовить?
— Я пытаюсь вспомнить, как мы делали это раньше. Вы с вашим знанием растений, наверное, сможете найти мне в лесу дикий анис.
— Конечно, — ответила Веста. — Его здесь полно, — она указала на растения с плоскими желтыми головками, растущие среди кустов. — Но мне нужен ваш нож, чтобы срезать их — стебли аниса довольно жесткие.
— Я срежу сам, — сказал граф. — Только покажите, что именно, чтобы я не ошибся.
Они набрали листьев аниса, обернули ими рыбу, и Веста сказала, улыбнувшись:
— Анис обещает тем, кто его ест, долгую жизнь, силу и мужество.
— А какие травы обещают любовь?
— Я их не знаю, — быстро ответила Веста.
— Думаю, знаете. — Граф заметил, как щеки девушки залил яркий румянец.
— В Англии сельские жители верят в дамский башмачок и дамский локон, — произнесла наконец Веста, видя, что граф ждет ее ответа. — Это дикие орхидеи. Про все орхидеи говорят, что их… используют в любовных зельях.
— Уверен, что нам они не понадобятся, — тихо произнес граф.
» Интересно, что он имеет в виду «, — подумала Веста.
В середине пламени уже тлели седые угли, и граф положил на них рыбу Они поспорили немного, сколько должна готовиться форель. Когда приступили к трапезе, Веста вынуждена была признать правоту графа.
Кожица легко отделялась, а мякоть пропеклась до кости. Рыба была очень горячей, и они, смеясь, дули на пальцы. Затем выдавливали на кусочки лимонный сок, прежде чем отправить их в рот, и казалось, что на свете не может быть ничего вкуснее.
— Никогда не ела ничего подобного, — призналась Веста. — Вы готовите куда лучше меня!
— Думаю, дело в том, что мы оба очень голодны, — улыбнулся граф. — Прошло слишком много времени с тех пор, как мы последний раз ели что-либо съедобное.
— Не напоминайте мне про козлиное мясо, — Весту передернуло. — Оно выглядело так ужасно, что я почувствовала себя каннибалом, хотя даже не прикоснулась к нему. — Девушка рассмеялась. — Уверена, что бедные псы мучились всю ночь от несварения желудка.
— Нам повезло, что они оказались рядом, — заметил граф. — Разбойники сочли бы за оскорбление, если бы мы отказались откушать мяса животного, зарезанного в нашу честь.
Веста разложила перед ним апельсины и малину.
— Земляника здесь уже отцвела, — сказала она. — Но лично я предпочитаю малину.
— И я тоже, — ответил граф.
— Ну разве можно представить себе более роскошный пикник! — воскликнула Веста, когда они доели десерт. — Или более великолепный пейзаж.
Она огляделась вокруг, затем посмотрела на свои руки и сказала;
— Я должна помыть их в пруду. Вообще-то мне стоило сделать это до ленча.
Подойдя к пруду. Веста встала на колени и по локоть погрузила руки в ледяную воду. Вода была такой чистой! Веста пожалела, что не может раздеться и выкупаться.
Набрав воды в ладони, она плеснула ее себе в лицо.
И только ослепнув от брызг, вспомнила, что платок ее остался в жакете.
— Пожалуйста, — крикнула она графу, — принесите мой платок. Он в кармане жакета.
— Сейчас достану, — ответил граф.
Веста снова плеснула себе в лицо, а потом, услышав шаги подошедшего графа, протянула руку за платком.
Глаза девушки были закрыты, а в лучах солнечного света всеми цветами радуги на ресницах переливались капельки воды.
Она почувствовала, как граф опустился рядом с ней на колени и начал вытирать платком ее лицо.
— Спасибо, — сказала Веста, поднимая руку, чтобы взять платок.
Но граф вдруг заключил ее в объятия, и прежде чем Веста успела опомниться, губы его нашли ее губы.
На секунду она замерла в изумлении.
Потом попыталась вырваться. Но тут все ее тело охватила вдруг такая сладкая, блаженная истома, что Веста была уже не в силах пошевелиться.
Она только чувствовала то, чего не чувствовала никогда раньше, все тело ее трепетало от нахлынувших незнакомых эмоций.
Руки графа сжимали ее так крепко, что Веста едва могла дышать. Губы его властно завладели губами девушки, и по телу ее проходила одна горячая волна за другой, пока Веста не перестала быть собой и не почувствовала себя частью обнимавшего ее мужчины.
Ей казалось, что он вынул из ее груди сердце. Все прекрасное и совершенное слилось неожиданно в этом чувстве, которое пробудил в ней граф.
Она не знала, как долго сжимал он ее, в своих объятиях, но когда граф поднял наконец голову. Веста взглянула ему в лицо, вновь и вновь понимая, что ее воля ей больше не подчиняется.
— Господи, как я люблю вас! — хрипло, по-катонийски произнес граф дрожащим голосом.
А через мгновение он уже целовал ее снова — медленно и в то же время требовательно, так что Веста содрогалась от страсти, которую олицетворял этот поцелуй.
Пламя разгоралось в ее груди, зажженное огнем, пылавшим в сердце графа.
И в тот момент, когда Весте показалось, что они достигли горных вершин и вот-вот вознесутся на небеса, граф снова поднял голову.
Тихо вскрикнув. Веста сделала над собой нечеловеческое усилие и высвободилась из его объятий.
Она отошла на несколько шагов и опустилась среди цветов, дрожа всем телом и прижимая руки к груди.
Полными изумления глазами она посмотрела на графа и произнесла еще дрожащими от его поцелуев губами:
— Как… вы… — могли?
— Я люблю вас, — хрипло ответил граф, не сводя глаз с девушки.
— Это… не правильно, — попыталась возразить она. Но тут рука ее непроизвольно коснулась губ, и Веста пробормотала, словно разговаривая сама с собой:
— Я и не думала, что поцелуй может быть… таким!
— Поцелуй может быть таким, только если двое по-настоящему любят друг друга, — сказал граф.
— Но мы… не можем. Мы не должны.
— Почему же нет? — спросил граф. — Я ведь мужчина.
И ни один мужчина, моя дорогая красавица, не смог бы пробыть с вами рядом два дня и не полюбить вас.
— Я… не понимаю. — Веста была в отчаянии.
— Неужели это так трудно понять? — не поверил граф. — Вы — самая красивая женщина, которую я встречал в своей жизни, еще вы самая умная, самая храбрая и самая добрая. Трудно ожидать большего от такой малышки.
— Вы не должны так говорить, — всхлипнула Веста. — Это не правильно, не правильно.
— Разве любовь может быть не права?
— Я… ничего… не знаю… о любви.
— Зато я знаю, — заверил ее граф. — Настоящая любовь приходит лишь раз в жизни. Любовь, которая становится всем, о чем мужчина и женщина молятся и мечтают и на что надеются всю свою жизнь. — Увидев, как вздрогнула Веста, граф тихо добавил:
— И именно этой любовью я полюбил вас.
— Я не должна вас слушать, мне лучше уйти, — бормотала Веста.
Но она не двинулась с места, и через несколько секунд граф произнес:
— Когда вы лежали вчера ночью в моих объятиях, я понял: вы — все, о чем я мечтал, все, чего я просил у бога — Я не должна была вести себя так. Но там были крысы!
— Если бы не было крыс, было бы что-нибудь еще, — ответил граф. — Я верю, что мы созданы друг для друга и мы нашли бы друг друга, какие бы барьеры и препятствия нас ни разделяли.
Веста закрыла глаза ладонями.
— Я не должна слушать, — сказала она. — Вы же знаете, что я замужем.
— За человеком, которого ни разу не видели.
— Это не повод, — возразила Веста. — Я официально вступила с ним в брак. Вы не должны говорить со мной так. Зачем, ну зачем вы поцеловали меня?
— Я поцеловал вас, потому что ничего не мог с собой поделать, — признался граф. — Но когда мои губы коснулись ваших, я почувствовал, как вы отвечаете на мой поцелуй. И вам был приятен этот поцелуй, моя драгоценная. Не лгите же, признайтесь, что и вы любите меня.
— Я., не могу… не должна.
Это был крик испуганного ребенка. Граф посмотрел на нее долгим взглядом, затем тихо произнес:
— Слишком поздно. Ваши губы, сердце моего сердца, рассказали мне о вашей любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Таинственный жених - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Таинственный жених - Картленд Барбара



Милая сказка
Таинственный жених - Картленд БарбараItis
23.07.2012, 19.51





полная фигня(((
Таинственный жених - Картленд Барбараiri
23.07.2012, 22.51





Пишите правильно слово неправильно
Таинственный жених - Картленд БарбараНаталия
20.10.2012, 15.07





мне понравилось, правда немного предсказуемо было
Таинственный жених - Картленд БарбараАля
17.03.2013, 22.32





девочки все романы про любовь сказки для взрослых девочек.так будем читать и думать о чем то хорошем
Таинственный жених - Картленд Барбаравава
1.03.2014, 18.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100