Читать онлайн Стремление к совершенству, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стремление к совершенству - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стремление к совершенству - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стремление к совершенству - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Стремление к совершенству

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Они обошли первый этаж, побывали еще в одной большой гостиной, прошли по западной галерее, осмотрели будущую библиотеку и личный кабинет графа. На первом этаже были и другие комнаты, но он сказал, что они еще не готовы для показа столь строгому ценителю, как она, и повел Дарсию на второй этаж. Наверху предполагалось разместить не только роскошные спальные комнаты для гостей, но и несколько ванных комнат, что явилось для Дарсии полнейшей неожиданностью.
Когда они опять спустились на первый этаж, граф посмотрел на нее и спросил:
— У меня появилось ощущение, что я сделал что-то не так. Вам кажется, что я допустил где-то ошибку?
— Не то чтобы… ошибку, — нерешительно сказала Дарсия.
— Я готов выслушать ваш вердикт, — проговорил граф, сделав неудачную попытку улыбнуться.
— Совершенство, с которым спланирован ваш дом, произвело на меня ошеломляющее впечатление, — сказала она, — но это дом не для человека, у которого есть семья.
Граф нахмурился и довольно сердито спросил:
— Что вы этим хотите сказать?
— Вы не учли, что женщины, причем все без исключения, должны где-то хранить свою одежду.
Граф нахмурился еще больше:
— Это означает, что им нужны шкафы?
— Это означает, что гардеробы, которые я никогда не считала красивой мебелью, нарушат симметрию ваших спальных комнат, и для дам, которых вы будете принимать здесь, было бы намного удобнее иметь отдельные комнаты.
— Вы правы, — почти простонал граф и, немного помолчав, добавил: — Кажется, я начинаю вас ненавидеть!
Дарсия расхохоталась:
— Вас никто не заставляет прислушиваться к моему мнению.
— А что мне остается делать, ведь я прекрасно понимаю, что вы нашли уязвимое место в моем проекте, которого сам я не заметил.
— Позвольте мне еще раз взглянуть на ваши чертежи, — попросила Дарсия.
Так как граф оставил их в комнате для завтрака, пришлось вернуться туда. Дарсия снова отметила, что резные деревянные панели отлично смотрятся здесь, и, представив, как граф завтракает в этой комнате с леди Блейкли, для которой он строит сейчас этот дом, отчего-то погрустнела.
Заметив, что она опечалилась, граф спросил:
— Надеюсь, вы не ищете недостатков и в этой комнате?
— Нет, конечно же, нет! — воскликнула Дарсия. — Я думала совсем о другом.
— Думайте обо мне! — почти повелительно сказал граф. — Думайте о том, как я сейчас нуждаюсь в вашей помощи.
Внутри у Дарсии все задрожало от этих слов. Не зная, что ответить, она склонилась над чертежами и стала искать среди них планы спальных комнат.
Самая большая из них была обозначена как «спальня хозяина». Та самая, подумала Дарсия, где он будет спать… один… или с женой.
К спальне примыкали ванная и туалетная комнаты, с другой стороны — будуар.
Но места для шкафов не было предусмотрено, а она знала, что огромные и неуклюжие гардеробы не будут смотреться среди другой мебели, которая, Дарсия не сомневалась, будет по-французски изящной.
Взяв карандаш, она указала на комнату за будуаром:
— А как вы думаете использовать это помещение?
— Я планировал сделать там гостевую комнату на случай визита особо важных гостей, — ответил граф.
— Как жаль, что им придется делить ее с нарядами, шляпками, зонтиками от солнца и туфлями! — с усмешкой сказала Дарсия и провела жирную линию, разделив комнату надвое.
— А здесь будет гардеробная для костюмов хозяина. Надеюсь, этого достаточно для холостого мужчины.
— Я не допущу, чтобы мои планы… — начал граф сердито, но остановился и рассмеялся. — Хорошо. Будь по-вашему! Но если вы надумаете размещать гардеробные по всему второму этажу, мне придется пристраивать еще одно крыло.
— Или сокращать число ваших гостей, милорд!
— Архитектор, который создавал рабочий проект по моим наброскам, предупреждал меня, и, как видно, не без оснований, что всякий раз, когда дом уже построен, он оказывается слишком мал. Он как в воду глядел. У меня дурное предчувствие, что если я и дальше буду следовать вашим советам, то одним дополнительным крылом дело не ограничится.
— А ведь надо еще решить, где спать вашим детям, когда они появятся, — сказала Дарсия. — Нельзя же загубить корабль, сэкономив на смоле.
Оба весело рассмеялись, и в этот момент Дарсия услышала высокий женский голос:
— Будьте добры, скажите, где я могу найти графа Керкхэмптона?
Дарсия вздрогнула:
— Я не хочу, чтобы… меня видели здесь.
— Да-да, конечно, — согласился граф.
Он показал на дверь, ведущую в зимний сад, и, когда Дарсия торопливо прошла туда, закрыл за ней дверь. Но на двери не было замка, и она сразу же открылась. Дарсия взялась за ручку, чтобы снова ее закрыть, и в этот момент услышала:
— Грэнби! Ты удивлен моим приездом?
— Очень удивлен, Каролина, — ответил граф. — Почему ты не предупредила меня, что приедешь?
— Я приехала посмотреть, чем ты занимаешься. Ведь ты уже больше месяца не был в Лондоне.
— Я был занят, — ответил граф. — И когда ты увидишь, как много сделано с тех пор, как ты была здесь в последний раз, то поймешь, почему я никуда не езжу.
— Меня интересует не этот противный дом, а ты. Дарсия догадалась, что приехала красавица леди
Каролина Блейкли. Она вспомнила ее на балу, и подумала, что белокурые волосы, голубые глаза и бело-розовая кожа леди Блейкли вполне отвечают образу сказочной принцессы и, безусловно, соответствуют дому, который граф для нее строил.
— Польщен! Но все же мне хочется, чтобы ты полюбила свой будущий дом так, как я люблю его уже сейчас.
— Но здесь еще все вверх дном, — пожаловалась леди Каролина. — Мне даже пришлось выйти из кареты и пройти пешком по дороге. Да, кстати, я видела там другую карету. Чья она?
В ее голосе неожиданно прозвучала подозрительность, и Дарсия затаила дыхание. Но граф небрежно ответил:
— Наверно, это карета архитектора или декоратора. Они оба где-то здесь, в здании. — Словно желая скорее сменить тему, он спросил: — Скажи мне, что ты думаешь об этой комнате. Здесь мы будем начинать наш день, и это первая комната, которая уже практически закончена, за исключением штор и ковров.
— И мебели, если не ошибаюсь, — добавила леди Каролина.
— Но она тебе нравится? — нетерпеливо, спросил граф.
— Она очаровательна, — без всякого энтузиазма сказала она, — но скорее всего, дорогой, завтракать я буду у себя в спальне, как привыкла.
— Даже в поместье?
— Даже в поместье.
— Тогда позволь показать тебе другие комнаты, — предложил граф.
Дарсия почувствовала, что он огорчен равнодушием леди Каролины.
— У меня мало времени, — сказала та. — Я приехала только затем, Грэнби, чтобы попросить тебя поехать со мной на костюмированный бал, который дает русский посол в конце недели.
Теперь в ее голосе слышалось радостное возбуждение.
— Думаю, будет забавно, если мы нарядимся в костюмы русских исторических персонажей, например царицы Екатерины и графа Орлова, не правда ли?
Граф не отвечал, и она продолжала:
— Мы могли бы приехать на санях — к ним легко приделать колеса, — а кучер в ермолке, как тогда одевались в России, завез бы нас прямо в бальный зал. Правда, бесподобно?
Наступило молчание. Вероятно, она ждала от него ответа. Наконец граф сказал:
— Мне жаль разочаровывать тебя, Каролина, но если и есть на свете что-то, чего я терпеть не могу, так это наряжаться и выставлять себя дураком. К тому же у меня сейчас нет времени на балы.
— Я прошу тебя поехать со мной. — В голосе леди Каролины появились стальные нотки.
— Мы обязательно пообедаем вместе на следующей неделе или в крайнем случае через неделю. Но на бал я не поеду.
Леди Каролина топнула ножкой:
— Право, Грэнби! Ты стал таким несносным и, я должна отметить, крайне невнимательным.
— У меня и в мыслях этого не было. В конце концов я же строю этот дом для тебя.
— Дом! Всегда дом! Опять этот дом! — воскликнула леди Каролина. — Разве ты не можешь понять, что мне нужен ты, а не эта груда кирпича и известки? Есть куча домов, которые можно было бы давно купить за намного меньшие деньги, чем ты тратишь на этот.
— Ты всерьез полагаешь, что я способен приобрести дом, построенный для того, чтобы отвечать чужим вкусам? — спросил граф.
— Какая разница, как выглядит дом снаружи? — удивилась леди Каролина. — Если он удобен, роскошен и в нем можно принимать гостей, его внешний вид не имеет никакого значения.
Граф молчал, но Дарсия могла представить, как сжались его губы.
— Ты тратишь время на этот дом, — продолжала она, — а мною пренебрегаешь. Между прочим, об этом уже начинают сплетничать.
— Так вот что тебя беспокоит!
— Разумеется, беспокоит! То, что ты столько времени проводишь здесь, не имело значения зимой, но сейчас, в разгар сезона, когда тебе полагалось бы ездить со мной на балы, в Оперу и на десятки приемов, это недопустимо! Это унижает, и мне крайне неприятно постоянно отвечать на вопросы, где ты и чем занимаешься.
— Но все, вероятно, и так знают, где я.
— Когда я говорю правду, никто мне не верит! — перебила его леди Каролина. — Не сомневаюсь, что в свете считают, будто ты прячешь здесь, в лесах, хорошенькую любовницу, которую находишь более соблазнительной, чем я!
Леди Каролина подняла на графа свои голубые глаза и была так обворожительна в этот момент, что он воскликнул:
— Ты знаешь, что это невозможно!
— Это все, что я хотела тебе сказать! Если ты хочешь доказать, что по-прежнему любишь меня, ты должен поехать в Лондон.
Граф не отвечал, и она подошла вплотную к нему.
— Мы могли бы пообедать сегодня вечером в твоем лондонском доме. Конечно, мне придется сказать маме, что мы будем не одни, что у тебя большой прием, иначе она придет в ужас.
Словно не устояв перед ее красотой и выражением глаз, граф обнял ее.
— Ты не получишь от меня поцелуя, — прошептала она, — если не пообещаешь провести этот вечер со мной.
Граф не ответил, просто склонился к ней и начал целовать. Наступило молчание, которое показалось Дарсии вечным.
Затем граф сказал:
— Мы проведем вечер вместе. Возвращайся в Лондон, а я скоро приеду.
— Ты очень мне дорог, Грэнби, милый, и нам о многом надо будет поговорить. — Что-то ненатуральное было в ее голосе, когда она добавила почти шепотом: — …особенно о нашей свадьбе.
— Она состоится сразу же по окончании строительства.
— А когда это будет?
— Возможно, через пять или шесть месяцев.
— Как долго! Я думала, мы обвенчаемся летом. Помолчав немного, граф сказал:
— Мне не хотелось бы говорить об этом сейчас.
— Я уверена, Грэнби, дорогой мой Грэнби, что ты сделаешь, как я хочу!
На это граф ничего не ответил, и леди Каролина поспешила сказать:
— Надеюсь, ты проводишь меня до кареты. Дарсия не могла удержаться, чтобы не бросить хотя бы мимолетный взгляд на женщину, которую до этого видела только однажды, и осторожно приоткрыла дверь.
В этот момент граф стоял к ней спиной, а леди Каролина, подняв к нему свое прекрасное лицо, брала его под руку.
Изысканно одетая, с прекрасными, почти классическими чертами лица и голубыми глазами — точь-в-точь дрезденская фарфоровая статуэтка, подумала Дарсия. Она будет великолепно смотреться в роли хозяйки в столовой, окруженная гобеленами по эскизам Буше.
Граф и леди Каролина вышли из комнаты, и их голоса затихли в восточной галерее.
Оставив дверь зимнего сада открытой, Дарсия пошла в столовую, чтобы еще раз полюбоваться на «Купидонов» Буше, которых граф уже успел повесить над камином.
— И зачем я отдаю картину ей? Ведь для нее она ничего не значит, — с горечью спросила себя Дарсия. Она знала это и раньше, но невольно подслушанный разговор причинил ей такую душевную боль, что она не могла избавиться от нее даже на мгновение.
Потом она сказала себе, что как-нибудь спасет графа от этой женщины, которую не интересует ни дом, который он строит для нее, ни он сам — его мысли, чувства, душевные порывы.
И так же, как она интуитивно понимала графа, Дарсия чувствовала, что нежные слова любви, сказанные леди Каролиной, были неискренними.
Что-то другое скрывалось за ее настойчивым желанием провести сегодняшний вечер с графом в Лондоне.
Дарсия внезапно вспомнила, что, когда она впервые увидела леди Каролину, молодой человек, говоривший о ней, произнес: «Любуясь гладью вод, не забывайте о подводных течениях…»
Что он имел в виду? Дарсия терялась в догадках. Удастся ли ей узнать тайну женщины, которую та скрывает даже от того, кто ее любит?
В том, что граф любил леди Каролину, не было ничего удивительного. Бесспорно, она обладала классической, типично английской красотой. Как раз таких женщин художники рисуют со дня сотворения мира, а мужчины всех национальностей считают неотразимыми.
— Она прекрасна, действительно прекрасна! — с тоской признала Дарсия. Она словно выдохнула эти слова, и тут же услышала, что граф идет к ней по зимнему саду.
Она обернулась. На фоне струящегося сквозь стекло солнечного света граф казался окруженным ореолом божественного сияния. И в это мгновение Дарсия осознала, что будет бороться за этого человека, и никто, даже самая красивая женщина в мире, не сможет отнять его у нее.
Все неясные чувства и мысли о нем, бродившие в ее душе все эти годы, превратились в уверенность, что она его любит и предназначена ему судьбой.
Он принадлежал только ей. Дарсия знала это уже тогда, много лет назад, когда впервые увидела его за большим столом в доме отца и он открыл ей дверь, пожелав спокойной ночи.
«Я люблю его!» — затрепетало ее сердце.
Она знала, что это не просто влечение женщины к красивому мужчине. Это было совсем другое чувство — словно во мраке вечности она встретила и узнала свою вторую половину.
— Я должен извиниться за то, что прервал нашу беседу, — вежливо произнес граф, входя.
— Боюсь, я отнимаю у вас слишком много времени… — смущенно сказала Дарсия.
— Нет-нет, вы не правы, — ответил граф. — И сейчас, после того как я столько ждал вас и на тысячи вопросов еще не найдены ответы, вы не можете говорить об отъезде.
Дарсия поколебалась, затем сказала:
— Вообще-то я не спешу, но, поскольку я вряд ли приеду в Лондон к обеду, не сочтете ли вы невежливым с моей стороны, если я поем, прежде чем мы продолжим работу?
Граф вспыхнул:
— Как я мог быть столь негостеприимным и не подумать, что вы могли проголодаться. Но боюсь, что я совсем забываю о еде, когда занят домом. Возможно, кто-нибудь из моих слуг…
Дарсия жестом остановила его:
— Я захватила с собой завтрак для пикника, и вы окажете мне честь, если разделите его со мной.
— Вы самая предусмотрительная женщина из всех, что я знаю, — восхитился граф. — С радостью принимаю ваше приглашение.
Дарсия улыбнулась ему:
— Все в моей карете, и поскольку день просто великолепен, не могли бы мы расположиться в саду?
— Вряд ли может быть что-то лучше, — ответил граф.
Они вместе вышли и подошли к карете. Дарсия попросила лакея отнести большую корзинку с едой, которую брала с собой, на то место, которое выберет граф.
Граф повел их мимо пламенеющих темно-малиновым цветом рододендронов. За ними обнаружилась лужайка, окруженная деревьями и кустарником. Отсюда открывался такой же великолепный вид на долину, как и из окна дома.
— Бесподобно! — воскликнула Дарсия. — Давайте присядем в тени деревьев.
Лакей расстелил на траве два пледа, а Дарсия принялась распаковывать корзину. Граф уселся на плед и стал смотреть на нее.
— Ваша посетительница недолго пробыла у вас, — как бы между прочим отметила Дарсия, доставая серебряные мисочки с крышками, в которые нанятый маркизой в Лондоне французский повар положил экзотические деликатесы.
— Дама, о которой вы говорите, спешила, — ответил граф.
После небольшой паузы он спросил:
— Почему вы не хотели, чтобы вас кто-нибудь увидел?
— У меня есть причины не желать, чтобы кому-то стало известно, чем я занимаюсь.
— Это не ответ. Почему вам надо окружать себя такой таинственностью? Поймите, я даже не знаю вашего имени?
— Я уже говорила, что вы можете называть меня Дарсией.
— Ну хорошо, а если, предположим, мне надо будет вам написать?
— Вы знаете, где находится мой коттедж.
— Не похоже, чтобы этот коттедж был вашим домом, — заметил граф. — Я видел там весьма милые вещицы, но не могу представить в нем вас.
— Не понимаю, почему вас это настолько волнует.
— Если вы решили заинтриговать меня, чтобы заставить самому выяснить, кто вы такая и почему приехали ко мне, то, должен вам сказать, вы почти этого добились.
— Если вы пытаетесь подловить меня или заставить произнести какое-то признание, — сказала Дарсия, — то давайте, пожалуйста, сначала поедим. Быть может, тогда я буду более сообразительна, чем сейчас.
— Я всегда считал вас очень сообразительной! — вспыхнул граф.
Дарсия рассмеялась и протянула ему паштет.
— Думаю, мне не следует удивляться, что ваше поразительное чувство гармонии проявилось и в выборе блюд.
— Надеюсь, что и вино выбрано правильно, — ответила Дарсия. — Считается, что женщины прискорбно невежественны во всем, что касается напитков.
Граф посмотрел на бутылку вина, стоявшую в серебряном ведерке со льдом, которое лакей принес и поставил перед ними, пока они беседовали. Он плеснул немного в бокал, сделал маленький глоток и сказал:
— Превосходное вино. Позвольте заметить, я был уверен, Дарсия, что таковым оно и окажется, хотя вы и напускали на себя притворную скромность.
Дарсия обратила внимание, что он назвал ее по имени, но вида не подала. Граф наполнил оба бокала, поднял свой и произнес:
— За ту, которая пытается быть подобной сфинксу, но выглядит богиней с Олимпа.
Он отпил немного вина.
— Божественный нектар!
— Богиня с Олимпа? — с сомнением в голосе произнесла Дарсия. — Хотелось бы мне, чтобы это было так, но единственные богини, которые вас интересуют, вероятно, найдут свое место на стенах вашего дома.
— Кажется, вы не случайно заговорили об этом. Вы что-то хотите предложить?
Дарсия улыбнулась:
— Ваши слова навели меня на мысль, что в вашей просторной гостиной не хватает богини.
— Какой же? — взволнованно спросил граф.
— Я полагаю, что на большую стену хорошо бы повесить картину Луи Мишеля ван Лу «Венера, Меркурий и Купидон».
Какое-то время он недоверчиво смотрел на нее. Затем быстро, почти скороговоркой, сказал:
— Вы говорите мне об этом, потому что могли бы помочь приобрести эту картину?
— Если бы она вам понравилась.
— Если бы она мне понравилась! — повторил граф. — Это картина, о которой я всегда мечтал.
Но я даже не имею представления, где она может быть или кому принадлежит.
— Цветовая гамма картины, по-моему, как нельзя лучше подходит для этой комнаты. Розово-белое тело Венеры восхитительно оттеняется более смуглым торсом Меркурия, а Купидон у него на коленях придает композиции завершенность.
— Когда-то я видел репродукцию этой картины, но не очень хорошую.
— Я уверена, она послужит центром всего интерьера комнаты.
Граф поднялся, и Дарсия поняла, что мысленно он уже видит свою гостиную с картиной ван Лу на стене.
— Когда я смогу получить эту картину?
— Вы уверены, что хотите ее приобрести?
— Неужели это вы задаете мне такой глупый вопрос? Вы знаете, что я хочу приобрести ее сразу же, как вы привезете ее. Или, может быть, вы предпочтете, чтобы я сам приехал за ней?
— Вами руководит вежливость или любопытство? — задала ему вопрос Дарсия.
В ответ граф расхохотался:
— Признаюсь, я подумал, что это может помочь мне узнать, где же находится ваша сокровищница. Я прекрасно понимаю, что «Венера, Меркурий и Купидон» слишком велика для того маленького коттеджа в Летти-Грин, который якобы принадлежит вам.
— Я привезу вам картину завтра, — пообещала Дарсия. — Или вам это неудобно? Тогда, может быть, в какой-то другой день на этой неделе?
Возникла пауза. Дарсия знала, о чем думает граф: леди Каролина наверняка рассчитывает задержать его в Лондоне и на следующий день. Наконец он принял решение:
— Я вернусь завтра в полдень.
— Я позабочусь, чтобы картина была у вас к этому времени, — пообещала Дарсия.
— А вы сами приедете?
— Не уверена, — ответила она. — Для меня это может быть сложно.
— Что вы подразумеваете под словом «сложно»? — поинтересовался граф. — Кто еще распоряжается вашим временем?
— У вас нет права задавать такие вопросы.
— Поскольку вы проявляете определенный интерес к моему дому, вам придется ответить, — сказал граф. — И раз уж вы снова приехали, я бы хотел, чтобы вы ясно себе представляли, что я не успокоюсь, купив одну картину, мне нужно их намного больше.
— И сколько же?
— Я жду, что вы мне скажете это.
— Знаете, мне придется быть очень осторожной, а то вы опять вообразите, что я собираюсь отнять у вас ваш дом, — поддразнила его Дарсия.
— В день нашей первой встречи я был ужасно невежлив, — согласился граф. — Трудно объяснить, почему я неожиданно испугался вас, вашей интуиции, если это можно так назвать.
Дарсия не ответила, занятая едой.
— Ну вот, — продолжал граф, как бы подыскивая слова, — вы с убийственной точностью высказываете идеи, которые я еще сам для себя четко не определил. Разве может быть что-то лучше такого взаимопонимания?
От этих слов сердце Дарсии забилось быстрее. Но, стараясь ничем не выдать себя, она сказала:
— Я не хочу навязываться вам, милорд, но… Она замолчала, и граф нетерпеливо сказал:
— Хотелось бы, чтобы вы закончили свою мысль.
— …Но ваш дом, — тихо сказала Дарсия, — представляется мне столь великолепным, столь гармоничным и вдохновляющим, что хочу помочь вам сделать его совершенным, как он того заслуживает.
— Таким он и будет, — с уверенностью сказал граф. — Но, пожалуйста, поймите меня правильно: вы нужны мне! Порой я начинаю думать, что ничего не смогу сделать без вас.
Дарсия взглянула на него, стараясь придать своему лицу выражение обычной деловой заинтересованности, но каким-то образом он поймал ее взгляд, и ей уже было трудно не смотреть ему прямо в глаза.
Через силу Дарсия произнесла:
— Вы ничего не едите, мой шеф-повар будет очень огорчен.
Она сказала это не подумав, а граф тут же оживился:
— Значит, вы держите шеф-повара. Вынужден заметить, что он, вероятно, с трудом прячется где-нибудь в подвале, если таковой вообще имеется в домике в Летти-Грин.
Дарсия рассмеялась:
— Должна ли я признаваться, что этот завтрак приготовил для меня шеф-повар одной из моих подруг?
И это была правда, потому что повар был взят на работу маркизой, и, несмотря на то что жалованье он получал из денег отца Дарсии, она не считала его своим личным слугой.
— Не сомневался, что вы найдете какое-нибудь объяснение, — заметил граф, — но не скажу, что я в него верю.
— Не понимаю, почему.
— В вас есть что-то экзотическое, хотя это и не совсем точное слово. Нечто необычное, хотя вы очень просто одеты. Ощущение богатства — причем я имею в виду не деньги, а вашу сущность. — Его голос стал проникновенным. — Вы не соответствуете этому крошечному коттеджу и не принадлежите тихому мирку обыденной жизни, потому что ваши горизонты ограничиваются лишь небом.
Дарсия чувствовала, что вся дрожит, слушая его. Она не могла ничего сказать и молчала. А граф продолжал:
— Мне нужно ваше доверие, мне не нравится, что между нами есть какие-то секреты. Я хочу, чтобы вы рассказали мне правду.
— Я не подозревала, что вы такой… ненасытный, — проговорила она после мучительной паузы.
— Ненасытный?
— Я предлагаю вам только ван Лу, а вы желаете большего.
— Может быть, то, чего я от вас жду, намного дороже любой картины.
— Означает ли это, что я должна предложить вам, чтобы вы не чувствовали себя обделенным, комод работы Крессента, который будет превосходно смотреться в Красной гостиной?
— Вы пытаетесь увести меня в сторону, — сказал граф. — Конечно, я знаком с работами Крессента. Он был скульптором, но делал и мебель, и, несомненно, это как раз то, что мне нужно: он составит пару другому комоду, который уже есть у меня. На нем вырезаны купидоны, и, на мой взгляд, это лучшая из его работ.
Дарсия улыбнулась:
— Купидоны в столовой, купидоны в обеих гостиных! Поистине, милорд, вы строите дом, наполненный символами любви!
Но граф не засмеялся ее шутке. Задумчиво поглядев на долину, он тихо сказал:
— Об этом я и мечтал, когда начали класть только первые камни в фундамент.
Такая тоска прозвучала в его голосе, что Дарсия не задумываясь сказала:
— Вы вкладываете душу в строительство своего дома, так будьте осторожны в выборе той, с кем вы разделите свой кров!
Проговорив это, она тут же поняла, что зашла слишком далеко.
Граф нахмурился и сказал:
— Я получил удовольствие от нашего восхитительного завтрака, но теперь, полагаю, нам следует приступить к работе. Мне необходимо уехать в Лондон ближе к вечеру.
— Я готова, — откликнулась Дарсия. — Мой лакей отнесет корзину в карету.
Они вернулись к дому, Дарсия видела, что граф все еще хмурится.
Только когда они снова заговорили об оформлении комнат и цвете штор, он повеселел и улыбка тронула его губы.
Три часа спустя, возвращаясь в Лондон, Дарсия озорно улыбалась, не сомневаясь, что заставила графа опоздать к ужину.
Она узнала, что пока шли работы, граф жил в трех милях от стройки, у своего приятеля.
Значит, ему пришлось сначала съездить туда переодеться, потом добраться до Лондона, потом снова переодеться для ужина. К тому времени ему уже надо было либо посылать записку леди Каролине с предупреждением, что он задерживается, либо заставлять ее ждать. Мысль о леди Каролине сразу же вызвала у Дарсии желание узнать о ней побольше.
Странно, что та готова была рискнуть своей репутацией, отваживаясь на столь противоречащий нормам морали поступок, как обед наедине с неженатым мужчиной у него в доме — даже если она и была тайно обручена с ним.
Леди Каролина явно поставила себе задачу увидеть графа сегодня вечером. Слыша лишь голоса, Дарсия воспринимала оттенки ее интонаций лучше, чем если бы видела ее в момент разговора. Так у слепых развивается слух и осязание.
«Боюсь, — говорила себе Дарсия, — что леди Каролина вовсе не влюблена в графа. Она хочет выйти за него замуж, потому что это престижная партия и, возможно, ее физически влечет к нему, но это ведь не любовь».
Дарсия не сомневалась, что между графом и леди Блейкли не было ни духовной близости, ни сходства мыслей, одним словом, всего того, что чувствовала она по отношению к графу, пусть и в небольшой степени. Она глубоко вздохнула. Да, ей удалось его заинтриговать интересом к дому, но Дарсию огорчало, что ему и в голову не приходило воспринимать ее как женщину. Всю обратную дорогу в Лондон она пыталась понять, что именно граф испытывает к леди Каролине, и ей было невыносимо тяжело снова переживать те чувства, которые охватили ее, когда она поняла, что он целует свою даму в соседней комнате.
— Ты выглядишь немного грустной, ma petite, — сказала маркиза, когда они отправились во французское посольство. — Мне кажется, поездки в Роули-Парк расстраивают тебя. Ничто так не нарушает спокойствия, как тоска на сердце.
Дарсия подумала, что маркиза права. У нее становилось тяжело на сердце при мысли о том, чем занят граф сегодня вечером.
Леди Каролина прождала больше двадцати минут, прежде чем граф вошел в гостиную своего дома на Беркли-сквер. Он, как всегда, выглядел великолепно.
Граф поднес к губам руку своей гостьи и проговорил:
— Прости меня. Я могу только смиренно просить прощения за то, что не смог покинуть поместье раньше, как предполагал сначала.
— Не спрашиваю, что задержало тебя, — сказала леди Каролина. — Конечно же, твой дом.
— Наш дом, — поправил ее граф.
— Мне кажется, я весьма далека от этого.
— Это не моя вина, — ответил он. — Если бы ты только знала, как я хотел показывать тебе каждый этап строительства, рассказывать тебе о каждой своей идее и радоваться вместе с тобой каждой удаче.
Прежде чем ответить, леди Каролина сделала глоток шампанского из бокала, который держала в руке.
— Сегодня я хочу поговорить с тобой серьезно, Грэнби.
— О чем? — поинтересовался граф.
— О нас с тобой.
— Что ж, эта тема интересна и мне.
— Надеюсь, ты говоришь искренне.
— Почему ты в этом сомневаешься?
— Потому что, как я уже говорила тебе днем, ты пренебрегаешь мною, и мне это не нравится!
— Прости меня, — вновь извинился граф. — Ты же знаешь, что я стараюсь создать соответствующее обрамление для твоей красоты, и как только оно будет готово, ты будешь сверкать в этой оправе как самое дорогое сокровище из всех, какими я обладаю.
— Звучит очень романтично, но, если честно, Грэнби, я устала ждать. Давай поженимся сейчас и закончим твой дом вместе.
— Это все испортит, — запротестовал граф. — Когда ты впервые сказала, что любишь меня, я решил не только воздвигнуть памятник нашей любви, но создать настоящий дом для нас, наших детей и внуков, которые будут носить мое имя.
— Все это весьма похвально, как говорит мой отец, — сказала леди Каролина, — но я хочу выйти замуж, пока не кончился сезон.
Граф собрался что-то ответить, но в это время дворецкий объявил, что ужин подан.
В присутствии слуг обсуждать личные вопросы не представлялось возможным, и граф стал рассказывать леди Каролине о картине «Венера, Меркурий и Купидон», которую он заказал.
— Никогда о ней не слышала, — сказала она раздраженно. — Почему она так интересует тебя?
— Потому что она не только идеально подходит для Красной гостиной, но и, по-моему, является одной из лучших картин, написанных в прошлом веке. Ты, наверное, слышала о Луисе Мишеле ван Лу?
— Полагаю, мне прожужжали все уши именами каких-то художников, когда я сидела в классной комнате, — ответила леди Каролина, — но все, что я помню, так это боттичеллиевская Венера, потому многие говорили мне, что она похожа на меня.
— Если быть более точным, ты похожа на нее, — поправил граф.
Леди Каролина пожала плечами:
— Какое это имеет значение? Почему ты не купишь Боттичелли?
Граф рассмеялся:
— Если бы это было возможно, уверяю тебя, я сделал бы это с удовольствием, но сомневаюсь, что итальянское правительство согласится расстаться с этой картиной даже за несколько миллионов фунтов.
— Кажется, это то же самое, что просить тебя жениться на мне.
Слуги уже удалились, и граф взял ее за руку.
— Ты знаешь, я очень хочу, чтобы ты стала моей женой.
— Это правда?
— Я много раз говорил тебе об этом.
— Я предпочитаю словам поступки, — сказала леди Каролина, состроив недовольную гримаску, которую большинство мужчин сочли бы прелестной.
— Я подумаю, как ускорить строительство дома. Леди Каролина стукнула кулачком по столу.
— Мне надоело слышать об этом доме! — воскликнула она. — Наша свадьба — вот что имеет значение!
Граф еще не закончил ужин, но она поднялась из-за стола и вышла из комнаты. Идя по коридору, она постаралась успокоиться и справиться с раздражением. Родственники леди Каролины, а тем более слуги в доме ее отца, могли бы рассказать графу, что у нее ужасный характер — она легко теряла контроль над собой, хотя обычно эта яростная буря стихала так же неожиданно, как начиналась.
«Я хочу выйти замуж и выйду замуж этим летом!» — сказала она себе.
Когда граф догнал леди Каролину в гостиной, взгляд ее голубых глаз все еще был жестким, а лицо выражало твердую решимость добиться своего.
Прежде чем отправиться во французское посольство, Дарсия послала за мистером Кертисом.
— Распорядитесь, пожалуйста, относительно картины ван Лу «Венера, Меркурий и Купидон». Ее нужно забрать из Роули-Парк завтра утром, как можно раньше, и доставить в новый дом графа Керкхэмптона.
Ей казалось, что если картину привезут до приезда графа, ему не представится случай навести справки у тех, кто ее доставит.
Мистер Кертис не проявил ни малейшего удивления. Он только уточнил:
— Это та картина, что висит в Голубой гостиной?
— Да, именно она.
— Надеюсь, хозяин не будет возражать.
— Вы знаете не хуже меня, мистер Кертис, что вряд ли мой отец когда-нибудь вернется в Англию. Но если и вернется, мы найдем для пустующего места что-нибудь не менее подходящее.
Мистер Кертис склонил голову в знак согласия.
— Что нам нужно, так это завести отдельный счет, на который мы будем заносить средства для возмещения всего, что я продам из Роули-Парк. У вас уже есть чеки в оплату ламбри и Буше.
— Я открою такой счет, мадемуазель, — проговорил мистер Кертис.
Он хотел уйти, но Дарсия его остановила:
— У меня к вам еще одно поручение. Мне нужно, чтобы вы собрали всю информацию, какую только сможете, абсолютно всю, о леди Каролине Блейкли.
Мистер Кертис занес это имя в записную книжку.
— Она дочь герцога Халлского и проводит, как я полагаю, много времени в обществе лорда Арклея. Я хотела бы знать, где они встречаются и когда, а также нет ли у нее еще каких-нибудь симпатий.
— Я предоставлю вам информацию как можно скорее, мадемуазель.
Глаза мистера Кертиса ничего не выражали. Он поклонился в своей обычной преувеличенно-вежливой манере и вышел из комнаты.
Дарсия тихо вздохнула и, посмотрев на себя в зеркало, подумала, что бы сейчас сказал о ней граф, если бы мог ее увидеть.
В блестяще сшитом парижском платье с турнюром, придававшим ей вид экзотической птицы, она выглядела ослепительно и чарующе соблазнительно.
И только ее глаза сохранили обаяние юности и невинности. Но в глубине этих глаз знаток человеческой природы безошибочно разглядел бы жажду любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стремление к совершенству - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Стремление к совершенству - Картленд Барбара



У Картленд не бывает полутонов. Если соперница красива и богата, то она непременно невежественная дура и шлюха впридачу. Герои, как всегда, самые красивые, умные, богатые. Несмотря на этот примитив и большое количество противоречий, роман неожиданно понравился: 8/10.
Стремление к совершенству - Картленд БарбараЯзвочка
5.03.2011, 20.50





Роман очень понравился .
Стремление к совершенству - Картленд БарбараСофи
8.01.2014, 14.00





После прочтения романа остались противоречивые чувства,но в принципе нормально 8 из 10!
Стремление к совершенству - Картленд БарбараЕнот
16.01.2014, 20.31





роман в стиле Картленд.богаты красивы умны героини изредка бес приданого.но очень очаровательны и убивают на повал с первой встречи.читается легко.спасибо.
Стремление к совершенству - Картленд Барбаранина
26.02.2014, 8.37





Мне очень нравится как она пишет и я давно читаю ее книги
Стремление к совершенству - Картленд Барбаратаитяна
26.10.2014, 17.52





Картленд есть Картленд.Она предсказуема, но ведь так хочется верить в сказку...Чтиво для отдыха.9
Стремление к совершенству - Картленд БарбараЕЛЕНА
10.11.2014, 21.41





еще один слабоумный герой, прибранный к рукам более сильной женщиной
Стремление к совершенству - Картленд БарбараВиктория
6.11.2015, 20.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100