Читать онлайн Стрелы любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стрелы любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стрелы любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стрелы любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Стрелы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Черил проплакала всю ночь, и чем Мелисса могла ее утешить? Под утро девушка забылась тревожным сном, и Мелисса выскользнула к себе.
Но не прошло и двух часов, как из спальни Черил вновь донеслись всхлипывания.
— Черил, милая, постарайся взять себя в руки, — попросила Мелисса, но Черил уткнулась лицом в подушку и зарыдала с новой силой.
Мелисса позвонила в колокольчик и, когда на пороге появилась горничная, попросила ее позвать домоправительницу. Мелисса уже познакомилась с миссис Мидоуз, пожилой женщиной, прожившей во дворце всю жизнь.
— Вам что-нибудь нужно, мисс? — спросила миссис Мидоуз, входя в комнату.
Мне кажется, мисс Черил нужен доктор, — ответила Мелисса. — Она очень расстроена, а если будет и дальше беспрерывно плакать, боюсь, всерьез заболеет.
— Мисс, я не могу послать за доктором без разрешения его светлости, — ответила домоправительница и, не успела Мелисса возразить, добавила: — А его светлость уехал и не вернется до вечера.
Заметив удивление Мелиссы, миссис Мидоуз пояснила:
— Его светлость приглашен на открытие нового здания городского совета в Мелчестере. Очень важное мероприятие: там будут и мэр, и все крупные помещики.
«Конечно, это гораздо важнее судьбы Черил», — с горечью подумала Мелисса.
— Но мне кажется, мисс, — продолжила миссис Мидоуз, — что, пока его светлости нет, мы можем напоить мисс Черил цветочным отваром. Я сама его приготовила. Бедной девочке станет лучше.
Мелисса знала, что цветочный отвар обладает успокаивающим и снотворным действием.
— Может быть, это поможет, — ответила она. — Черил отказалась от завтрака; она плачет уже несколько часов без перерыва. Мы должны как-то ее успокоить.
— Положитесь на меня, — ответила миссис Мидоуз и вышла, шурша пышными юбками.
Через несколько минут она принесла Черил чашечку золотистого напитка, похожего на чай, но по вкусу напоминавшего мед. В нем были заварены цветки разных целебных растений. Вдвоем женщины с трудом уговорили Черил принять снадобье. Девушка выпила все до капли — но по щекам ее все равно текли слезы.
— Минут через пять она заснет, — прошептала миссис Мидоуз, задернула шторы и вышла.
— Мелисса, что же мне теперь делать? — охрипшим от рыданий голосом спросила Черил. — Я не могу даже написать Чарльзу и рассказать обо всем. Он приедет сюда… а его здесь встретит такое… — Она жалобно всхлипнула и продолжала: — Ты же знаешь, какой он гордый, как страдает из-за того, что я богаче его! Если дядя назовет его охотником за приданым… Мелисса, я боюсь, что Чарльз просто уйдет… и больше не захочет меня видеть.
Вдруг она обвила руками шею подруги и с жаром воскликнула:
— Поговори с ним, Мелисса! Убеди его! Объясни, что я должна выйти за Чарльза! Если он уедет без меня, клянусь, я… я умру!
Черил снова зарыдала, но Мелисса заметила, что усталость и целебное снадобье миссис Мидоуз берут свое.
— Я сделаю все, что смогу, — тихо ответила она. — Но, пожалуйста, успокойся. Слезами тут не поможешь.
— Обещай, что поговоришь с дядюшкой Серджиусом!
— Обещаю, — ответила Мелисса, — а теперь спи. Скоро приедет Чарльз. Ты ведь не хочешь, чтобы он увидел тебя с красными, опухшими глазами?
— Я, наверное, ужасно выгляжу… — сказала Черил.
— Ты хорошенькая, как всегда.
Черил слабо улыбнулась. Мелисса укрыла ее одеялом и села рядом, не выпуская ее руки из своей. Через несколько минут глаза Черил закрылись, и Мелисса на цыпочках выскользнула из комнаты. За дверью ее ждала миссис Мидоуз.
— Ваша настойка помогла, — прошептала девушка. — Надеюсь, теперь мисс Черил хорошо выспится.
— А вы, мисс Уэлдон? — спросила экономка.
— Я немного поспала, — ответила Мелисса. — Но я беспокоюсь за мисс Черил и хочу увидеть его светлость, как только он вернется.
Я немедленно доложу вам, — пообещала экономка. — А пока послушайтесь моего совета, прогуляйтесь по саду. Я прикажу горничной подежурить возле мисс Черил.
— Вы очень добры, — ответила Мелисса. — Но, может быть, вы сначала покажите мне парадные комнаты? Черил вчера обещала пойти со мной, но сейчас, боюсь, она не в том состоянии…
— Разумеется, с большим удовольствием, — улыбнулась миссис Мидоуз. — Будь моя воля, я бы каждый день собирала во дворце толпы гостей, как в старые времена! И веселые же здесь были праздники! Когда его светлость справлял совершеннолетие, во дворце ночевали больше трехсот человек, считая вместе со слугами.
— Да, грандиозная вечеринка! — рассмеялась Мелисса.
Разговаривая о том о сем, женщины шли по широкому коридору, ведущему из крыла, где поместили Мелиссу и Черил, в главное здание. Экономка объяснила, что на первом этаже находятся комнаты слуг, на втором — главный холл, салоны, парадные комнаты и бальный зал. Хозяйские спальни занимали весь третий этаж. На четвертом этаже, как предстояло узнать Мелиссе, размещались детская и классная — обе вдвое больше зала в обычном помещичьем особняке.
Парадные комнаты, как и описывал лорд Рудольф, были великолепны. Больше всего понравились Мелиссе «покои королевы» — несколько смежных комнат, построенных и отделанных специально для Елизаветы, любившей гостить во дворце. Здесь были спальня с огромной кроватью — спинку ее украшал затейливый вензель из переплетающихся корон, — будуар, несколько гардеробных и туалетных: все — необыкновенной красоты.
Были и другие спальни, обставленные в самых разнообразных стилях. Огромные кровати походили на корабли, и Мелисса невольно подумала, что спать на них, должно быть, одиноко и неуютно.
Прошло немало времени, прежде чем Мелисса осмотрела все парадные покои.
— А теперь я покажу вам спальню, которую занимала мать его светлости, — торжественно объявила миссис Мидоуз. — Там спали все герцогини. Считается, что это самая красивая комната во дворце.
Домоправительница отворила дверь и подошла к окну, чтобы раздвинуть занавески. Мелисса с изумлением оглядывалась вокруг. Она думала, что ничему больше не удивится; но спальня герцогини заставила ее замереть от изумления.
Столик у кровати, изящный шкафчик на стене, ночная лампа — все здесь было из чистого серебра. Повсюду резвились купидоны, сплетались затейливые узоры из корон и сердец, а солнечные лучи, проникая сквозь бархатные занавески с ручной вышивкой, освещали всю картину нежным розовым светом.
Над камином Мелисса увидела портрет герцога. Молодой Серджиус Олдвик стоял в непринужденной позе на фоне дворца; у ног его лежали три гончие. «Он мало изменился, — подумала Мелисса. — Кроме одного: на портрете герцог выглядит счастливым».
— Этот портрет написан как раз перед совершеннолетием его светлости, — пояснила миссис Мидоуз. — Все говорили, что второго такого благородного лица не сыскать во всей Англии.
— Здесь он, кажется, доволен и весел, — заметила Мелисса.
— Да, в те времена его светлость не страдал меланхолией, — отозвалась экономка. — Никто не видел его печальным. У него для каждого находились веселая шутка и доброе слово. Да, тогда дворец был домом радости.
— Что же случилось? — спросила Мелисса. Миссис Мидоуз отвернулась.
Не в моих правилах обсуждать хозяев, — отрезала она, но, не выдержав, все же ответила: — Мы и сами толком не знаем, мисс. Его светлость был помолвлен с прекрасной милой девушкой. Его светлость безумно любил леди Полину и казался таким счастливым.
— Она… она умерла? — тихо спросила Мелисса.
— Нет, нет, ничего подобного, — отозвалась миссис Мидоуз. — Нам просто объявили, что свадьбы не будет, а его светлость отправляется в путешествие.
— Что же у них произошло? — задумчиво спросила Мелисса, обращаясь скорее к самой себе.
— Что бы ни произошло, слугам об этом не рассказывали. Прошло два года, и его светлость вернулся в Олдвик-холл — но это был словно другой человек. Никто больше не слышал, чтобы он шутил или смеялся.
Миссис Мидоуз отвернулась и, подойдя к окну, поправила шторы.
— А теперь, мисс, я покажу вам спальный покой его светлости. Он здесь, рядом.
Женщины вышли в коридор, и экономка открыла следующую дверь.
— Эту спальню считают самой большой достопримечательностью во дворце, — заметила она.
— Почему?
— Потому что в этой комнате жил принц Карл, когда скрывался от приспешников Кромвеля. Республиканцы ворвались во дворец, но он успел убежать через потайной ход.
— Как интересно! — воскликнула Мелисса. Она огляделась вокруг, словно ожидала, что почувствует все еще витающий в воздухе дух мятежа и опасности.
Просторная спальня о трех окнах была отделана дубом, от времени приобретшим пепельный оттенок. Мелиссе бросился в глаза балдахин с занавесями тяжелого красного шелка, со сверкающим наверху гербом Олдвиков. Резные столбики балдахина сверкали позолотой. Вдоль стен располагалось несколько столиков с мраморными крышками и резными позолоченными ножками. Мелисса едва взглянула на них: ее взор властно притягивала кровать — поистине королевское ложе, достойное своего хозяина. Покрытая тяжелым покрывалом, она, как и вся обстановка комнаты, казалась немыслимо роскошной и в то же время — достаточно строгой.
Спальня его светлости восхитила Мелиссу больше всех остальных парадных покоев. Быть может, оттого, что здесь спал герцог, при одной мысли о котором у нее перехватывало дыхание и начинало сильнее биться сердце…
— Из этой комнаты, — продолжала тем временем словоохотливая миссис Мидоуз, — есть и другой потайной ход. Он ведет наверх, в часовню. В те времена, когда правительство преследовало католиков, там служились тайные мессы. Если верить преданию, как-то раз один из слуг донес на хозяина. Королевские солдаты ворвались в часовню и убили священника прямо во время службы.
— Какой ужас! — воскликнула Мелисса, зрительно представив себе эту ужасную картину.
— Порасспросите-ка мистера Ферроу, библиотекаря, — посоветовала домоправительница. — Он вам расскажет больше моего.
— Обязательно так и сделаю, — пообещала Мелисса.
В следующие полчаса Мелисса осмотрела еще несколько удивительно красивых комнат, но ни одна из них не шла в сравнение с величественными парадными покоями.
Наконец миссис Мидоуз вывела Мелиссу на площадку парадной лестницы.
— Теперь, мисс, — сказала она, — сходите-ка погулять в парк. Вам надо подышать свежим воздухом. А потом я бы вам посоветовала прилечь.
— С удовольствием последую вашему совету, — улыбнулась Мелисса.
Около часа она бродила по аллеям и лужайкам, рассматривала статуи, установленные вдоль дорожек, любовалась игрой струй фонтанов, восхищалась каменной облицовкой водоемов. Особенно поразил ее искусственный водопад, устроенный в узком перешейке между двумя прудами. По живописно сложенным камням стекали хрустальные струи.
Мелисса еще долго гуляла бы по саду, но ее не оставляла тревога и чувство вины перед Черил. Как может она безмятежно наслаждаться пейзажем, когда лучшая подруга… И Мелисса вернулась во дворец.
Горничная успокоила ее, сказав, что из комнаты Черил не доносилось ни единого звука. Мелисса осторожно приоткрыла дверь — Черил спокойно спала.
Девушка вернулась к себе в спальню и, не раздеваясь, прилегла на кушетку. Но заснуть ей никак не удавалось. Предстоящий разговор с герцогом не выходил у нее из головы. Что ему сказать? Как начать разговор? И главное — как убедить его изменить решение?
Мелисса пообедала в одиночестве. Дворецкий и два лакея прислуживали ей. После обеда она вернулась в маленький уютный кабинет, отведенный им с Черил на двоих, и сидела там, погруженная в раздумья, пока вошедший слуга не доложил ей, что его светлость вернулся.
Вызвав звонком горничную, Мелисса попросила ее еще немного подежурить около Черил, а сама медленно спустилась в холл. Она чувствовала себя маленькой и слабой, и великолепие дворца теперь не восхищало, а пугало, подавляло ее.
В холле выстроились в ряд дворецкий и шестеро лакеев. Увидев Мелиссу, дворецкий пошел ей навстречу: он уже знал, что юная леди хочет поговорить с его светлостью.
— Если вы соизволите пойти со мной, мисс, — напыщенно произнес дворецкий, — я провожу вас в личный кабинет его светлости.
Снова потянулись бесконечные коридоры, лестницы и переходы. «Обитателям дворца, — с улыбкой подумала Мелисса, — не нужно беспокоиться о моционе: чтобы поддерживать себя в форме, достаточно каждый день обходить все помещения роскошного жилища».
На этот раз дворецкий свернул в другую сторону, и вскоре Мелисса увидела внушительную двустворчатую дверь красного дерева. Перед дверью стояли навытяжку два лакея. Один из них сделал знак дворецкому и что-то сказал ему шепотом. Дворецкий обернулся к Мелиссе.
— Я должен извиниться, мисс, — произнес он, — по-видимому, его светлость сейчас занят. С вашего разрешения я провожу вас в приемную, где вы сможете подождать, пока он не освободится.
— Спасибо, — ответила Мелисса. — Не беспокойтесь.
Дворецкий отворил другую дверь — и Мелисса оказалась в небольшой комнатке, стены которой были украшены картинами и гравюрами. Присмотревшись, девушка поняла, что на всех них изображен дворец в разные годы и с разных ракурсов. Среди картин были и очень старые, и Мелисса поразилась тому, как мало изменился Олдвик-холл за несколько столетий.
Осматривая картины, Мелисса переходила от одной стены к другой. Подойдя к камину, она заметила дверь в стене, из-за которой доносились мужские голоса. Прислушавшись, Мелисса узнала голос герцога.
— Я много раз говорил тебе, Жерве, — произнес он, — и повторяю еще раз: я не хочу тебя видеть. Я не намерен больше платить по твоим счетам.
— Значит, предпочитаете отправить меня в заведение на Флит-стрит? — нагло спросил голос, тоже знакомый Мелиссе. — Какой же, черт возьми, получится скандал!
А мне-то что до этого? — отозвался герцог. — Я не собираюсь больше оплачивать твои безумства, превышающие всякие меры.
— Вы забываете, что я — ваш наследник, — не смутился Жерве.
— Об этом, к несчастью, я забыть не могу, — ледяным голосом отвечал герцог, — но что из этого? Ни наследнику, ни кому-нибудь другому я не позволю швырять мои деньги на ветер.
— В доброй старой Англии есть обычай платить наследнику приличное содержание, — не сдавался молодой человек.
— Едва я вступил в права герцогства, как начал платить тебе содержание более чем приличное, — ответил герцог. — Но у тебя деньги текут как вода. Мне не жаль денег — мне отвратителен твой образ жизни и оскорбительно твое отношение ко мне. Потрудись покинуть мой дом и более сюда не возвращаться!
Наступило молчание. Наконец Мелисса услышала голос Жерве.
— Что ж, если это ваше последнее слово, не стану спорить. Не сочтите за обиду, если теперь я буду занимать под свои надежды.
— Твои надежды, как ты это называешь, — спокойно ответил герцог, — едва ли обнадежат заимодавцев. Я не старик и умирать не спешу.
Разумеется, и я желаю вам доброго здоровья. Но… жизнь человеческая, знаете ли, игрушка в руках богов.
Жерве говорил спокойно, почти весело, но в тоне его голоса Мелисса почувствовала угрозу.
Послышался звон колокольчика. Мелисса услышала, как отворилась дверь; затем герцог сказал:
— Мистер Жерве уходит. Будьте любезны проводить его до дверей.
— Слушаюсь, ваша светлость, — отозвался дворецкий.
Дверь закрылась, и воцарилась тишина.
Только теперь Мелисса сообразила, что, сама того не желая, подслушала доверительный разговор между родственниками. Она взглянула на дверь, из-за которой доносились голоса, и с ужасом заметила, что дверь была приоткрыта. Мелисса отпрянула от двери, моля Небеса, чтобы герцог ее не заметил, и поспешно отошла к окну.
Окно находилось в фасаде, и здание выходило на подъездную аллею. Внизу Мелисса увидела изящный кабриолет, черный с желтой отделкой, запряженный парой гнедых, — экипаж, несомненно, принадлежащий Жерве Байраму. Вскоре появился и сам Жерве в заломленном набок цилиндре, еще более элегантный, чем тогда, в «Летучей лисице».
Жерве сел и взял в руки поводья. Мелисса ожидала, что конюший отпустит лошадей, но тот чего-то ждал, повернувшись в сторону парка. Туда же обернулся и Жерве.
Мелисса, заинтересовавшись происходящим, сама посмотрела в ту сторону — и увидела, что к крыльцу приближается быстрым шагом, почти бежит маленький и тощий, словно жокей, человечек. Должно быть, это был слуга Жерве: не ожидая, что хозяин так быстро вернется, он пошел прогуляться по саду, а теперь спешит на свое место. Лицо его показалось Мелиссе знакомым: но она не могла вспомнить, где его видела.
Жерве сделал нетерпеливый жест и что-то сказал конюху. Тот отпустил уздцы, и экипаж тронулся. Маленький человечек побежал со всех ног. Он уже вскочил на подножку — но тут с головы у него слетела шляпа. Со сверхъестественной быстротой слуга соскочил с подножки, поймал катящуюся шляпу и взлетел на запятки. Жерве подхлестнул лошадей. Копыта процокали по мосту, в последний раз мелькнула синяя с серебром ливрея слуг дома Олдвиков — и экипаж скрылся из виду.
«Жерве сильно осложнил задачу», — подумала Мелисса. Едва ли герцог, раздраженный неприятным разговором, сможет внимательно выслушать ее аргументы и согласиться с ними. Дверь отворилась, и на пороге показался дворецкий с красным, взволнованным лицом.
— Его светлость освободился, мисс.
Мелисса собралась с духом и последовала за ним. Массивные двери растворились, и дворецкий объявил:
— Мисс Уэлдон, ваша светлость!
Герцог сидел у камина с газетой в руках. Очевидно, он совсем не ожидал посетителей. Услышав имя визитерши, он встал и молча ждал, когда она подойдет поближе.
Ноги Мелиссы вдруг стали ватными, ей почудилось, что от дверей до камина — добрая сотня миль. Борясь с непонятной слабостью, она с трудом пересекла зал и остановилась перед герцогом.
Мелисса была в том же простеньком белом платье, что и накануне. Голубой пояс подчеркивал тонкую талию, золотистые волосы сияли в лучах солнца. На бледном лице темнели огромные тревожные глаза. Сейчас Мелисса казалась совсем юной.
— Могу ли я поговорить с вашей светлостью? — еле слышно спросила она.
— Разумеется, — любезно ответил герцог. — Присаживайтесь, мисс Уэлдон.
Он указал на кресло рядом со своим. Мелисса присела на самый краешек и сцепила руки на коленях, чтобы унять дрожь пальцев.
Герцог откинулся в кресле, не сводя с нее глаз. Он был явно не в духе. Мелисса смешалась под его пристальным взглядом, и заготовленное начало речи вылетело у нее из головы.
— Черил не спала целую ночь, — начала она наконец. — Утром я хотела просить вас послать за доктором, но, к несчастью, вас не застала…
— Я не меняю своих решений из-за обычной истерики, — отрезал герцог.
Мелисса замолкла, не найдя, что можно возразить.
— О чем еще вы хотите со мной поговорить, мисс Уэлдон?
Девушка глубоко вздохнула. Ей казалось, что она, потеряв землю под ногами, летит в пропасть.
— О многом, — ответила она, — но я не могу. Вы… вы меня пугаете.
В глазах герцога отразилось удивление.
— Мисс Уэлдон, мне казалось, вы смелая девушка.
Я сама так думала, — сокрушенно ответила Мелисса, — но теперь вижу, что я трусиха. — Герцог молчал, и она продолжила: — Мне казалось, что меня никто и ничто не испугает. А теперь я боюсь моей мачехи, боюсь… еще одного человека… а теперь, не знаю почему, еще и вас.
Слабая улыбка тронула губы герцога.
— Могу только сожалеть, что произвожу на вас такое впечатление.
— Пожалуйста, выслушайте меня! — взмолилась Мелисса, ободренная его улыбкой. — Просто выслушайте и не сердитесь, пока я не закончу!
— Вы предполагаете, что мне ваши слова не понравятся?
— Думаю, да, — тихо ответила Мелисса, — но я должна это сказать.
И вновь слабое подобие улыбки мелькнуло на губах герцога.
— Обещаю выслушать вас спокойно и беспристрастно, — сказал он. — А теперь говорите.
— Спасибо, — кивнула Мелисса и начала, боясь злоупотребить терпением герцога. — Может быть, вы не поймете меня… но я должна хотя бы попытаться!
— Я весь внимание.
Сегодня я читала о вашем предке — Верховном судье Англии, — робко сказала Мелисса. — Весь народ верил ему и преклонялся перед ним, ибо все знали, что, разбирая дела, он внимательно выслушивает всех свидетелей, учитывает все улики и судит не только справедливо, но и милостиво.
— Так вы хотите сказать, — помолчав, заговорил герцог, — что я решил дело, не вникнув в его суть, и, как вы вчера изволили заметить, поступил жестоко и несправедливо?
— Я знаю, это звучит дерзко, ваша светлость, — не опуская глаз, ответила Мелисса, — но… да, я так и думаю.
— Черил еще ребенок, — произнес сэр Олдвик. — Пройдет несколько лет, и она поумнеет. Но вы старше ее. И мне интересно узнать, почему вы защищаете ее самоубийственную глупость?
— Вы полагаете, что глупо любить? — удивленно спросила Мелисса. — Я всегда верила, что любовь приходит к человеку, когда захочет, невзирая ни на что. Нельзя влюбиться по приказу — нельзя и разлюбить по собственному желанию.
Герцог скептически скривил губы, слушая ее взволнованную речь в защиту любви.
— Легко быть циничным, — поспешно добавила Мелисса, — легко сказать, что Черил слишком молода для любви, что с возрастом это пройдет. А если не пройдет? Вы уверены, что годы властны над любовью?
— Я не сказал ни слова о любви, — нетерпеливо отозвался герцог. — Я говорил только о замужестве Черил.
— Итак, вы хотите выдать ее замуж по расчету, — ответила Мелисса. — Но можно ли представить себе что-либо более ужасное для Черил, выросшей в кругу любящей семьи?
— Любящая семья есть у каждой девушки, — возразил сэр Олдвик.
— Нет, не у каждой, — с горечью ответила Мелисса. — Да если бы и так, какая девушка захочет стать разменной монетой, товаром, достающимся тому, кто больше предложит?
— Я видел немало счастливых браков по расчету, — ответил герцог. — Женщина получает имя мужа, его покровительство, положение в обществе — а то невразумительное чувство, что поэты восхваляют под именем любви, можно ведь питать и к детям.
И вы думаете, этого достаточно? — воскликнула Мелисса. — Вы думаете, девушка, подобная Черил, сможет довольствоваться светскими увеселениями, приставкой к имени и гербом на дверце кареты? — Глаза Мелиссы блистали гневом; теперь она говорила так же резко, как герцог. — Все вы, мужчины, полагаете, что у женщины нет ни души, ни сердца. Все, что ей нужно, — наряды и безделушки; все, что она способна чувствовать, — благоговение перед мужчиной, даровавшим ей свое, как вы выражаетесь, «покровительство». — Она глубоко вздохнула и продолжала: — Женщины чувствуют так же, как мужчины, если не глубже. Но вы обращаетесь с ними как с бездушными куклами и обращаете на них внимание не больше, чем на лошадей или собак.
— Вы на редкость убедительны, мисс Уэлдон, — ответил герцог, и Мелиссе показалось, что он насмехается над ней. — Однако для женщины нет иного удела в жизни, кроме брака.
— Брака с любимым и любящим! — воскликнула Мелисса. — А не с тем, кто видит в ней лишь машину для производства детей!
Наступило молчание. Наконец герцог прервал его:
— Черил еще слишком молода для замужества. Она полюбит снова — и, без сомнения, полюбит человека более достойного.
Почему вы думаете, что Чарльз Сондерс ее недостоин? — горячо возразила Мелисса. — Потому что Черил его любит? Потому что он небогат? И этого, по-вашему, довольно, чтобы выносить приговор? Вы не видели Чарльза, вы ничего о нем не знаете — однако заранее уверены, что он человек бесчестный. Это низко, ваша светлость! Чарльз полюбил Черил еще пятнадцатилетней девочкой. Он ждал два года, считал дни, не взглянул ни на одну другую женщину… — Взволнованный голос Мелиссы окреп, стал глубоким и благородным. — И вот, когда счастье было уже так близко, — вдруг, как в трагедии, по мановению рока все переменилось. Родители Черил погибли, и судьба ее теперь в ваших руках. А вы готовы разбить ей сердце в угоду жестокому и бессмысленному предрассудку!
Мелисса замолкла, внезапно сообразив, что тон и слова ее далеки от смиренной просьбы.
— Боюсь, своим заступничеством я лишь навредила Черил, — со вздохом заметила она. — Я хотела пасть к вашим ногам и молить, чтобы вы пощадили ее, — а вместо этого начала проповедовать веру, в которую вы никогда не обратитесь, ваша светлость.
— Почему вы так в этом уверены? — задумчиво спросил герцог.
— Потому что вы глухи к голосу логики и справедливости, — воскликнула Мелисса, вновь забываясь в пылу спора, — вы признаете лишь свою волю и свое желание! Вы сказали, — значит, так и будет! Вы воображаете себя всемогущим Богом! Но так нельзя… поверьте мне, так нельзя жить!..
И вновь наступило долгое молчание.
— А вы — необычная женщина, — медленно произнес наконец герцог.
— Я не говорю о себе, — продолжала Мелисса, — но, если вы хотите знать мое мнение, ничто не может быть для женщины ужаснее и унизительнее брака против воли, брака с человеком, которого любить она не может, который ей отвратителен физически… — Голос Мелиссы дрогнул: она вспомнила Дэна Торпа. — Пожалуйста, постарайтесь меня понять, — тихо продолжила она. — Черил действительно любит! Всей душой и сердцем, как и ее отец. Ради своей любви она готова на любые жертвы. Я не сомневаюсь, что и в семьдесят лет Черил будет испытывать к Чарльзу те же чувства, что в семнадцать.
— Так вы и вправду верите, что время не властно над любовью?
Мелиссе снова почудилось, что герцог над ней смеется.
— Ваш брат женился в семнадцать лет, — тихо ответила она, — и был счастлив всю жизнь. Черил во всем копия отца, и, если вы разлучите ее с Чарльзом, как намереваетесь, не на какое-то время, а навсегда, она не переживет этого. — Мелисса глубоко вздохнула. — Она возненавидит жизнь и начнет призывать к себе смерть. Душа ее иссохнет, сердце окаменеет, ум станет холодным и безжалостным. Она никогда больше не будет счастлива.
— Так мой брат был счастлив с женой, которую выбрал себе еще мальчишкой? — недоверчиво спросил герцог.
— Я не видала более счастливой пары, если не считать моих собственных родителей, — ответила Мелисса. — Прошлой ночью мне пришло в голову…
Она смущенно замолчала.
— Что? — поторопил ее герцог.
— Может быть, вам это покажется глупо, ваша светлость, — робко продолжала Мелисса, — но я подумала вот о чем: мы часто говорим, что влюбленные поражены стрелой Купидона… Как же больно ранит эта стрела!
Мелисса опустила глаза и поспешно продолжала:
— Ничто в мире не совершенно, и к любви всегда примешивается страдание. Так лорд Рудольф в семнадцать лет встретил женщину, которую полюбил на всю жизнь, — но, чтобы обрести счастье с ней, ему пришлось покинуть семью.
Мелисса ждала ответа, но герцог молчал. Тогда она продолжила:
— Мой отец был беден и незнатен. Мать вышла за него против воли родных, и дедушка лишил ее наследства. Наша семья жила очень скромно. Но в мире нет совершенства, и не стоит требовать от судьбы слишком многого.
— Не упрек ли это мне, — улыбнулся герцог, — за мое стремление к совершенству во всем?
— Все мы стремимся к совершенству, — ответила Мелисса. — Но, если все зло вдруг исчезнет, мне кажется, в этом мире станет скучно жить. Не с кем будет спорить, не с чем бороться…
— Вы боретесь со мной?
— И не думаю! — воскликнула Мелисса. — Я просто кладу к ногам вашей светлости почтительную просьбу и молю о справедливости и милосердии.
Наступило молчание.
— Вы показали мне новую сторону дела, — заметил наконец герцог. — Благодаря вам я получил пищу к размышлениям.
— Вы подумаете о моих словах? — спросила Мелисса.
— Боюсь, что не смогу об этом не думать, — ответил герцог. — Однако я все же не намерен отправлять племянницу в Индию с человеком без денег, без имени, без всяких достоинств, коими должен обладать претендент на ее руку.
Мелисса застыла, словно громом пораженная. Значит, все напрасно?
— Вы снова о деньгах! — воскликнула она наконец. — Черил богата, Чарльз беден! Что ж, испытайте его чувства! Лишите Черил наследства и посмотрите, что станется с их любовью лет через пятьдесят! Надеюсь, такого срока вам довольно?
Она с вызовом уставилась на него, но тут же испугалась своей смелости.
— Простите, ваша светлость, — поспешно добавила она. — Мне не следовало так разговаривать с вами. Но это беспокойство о деньгах так нелепо и неуместно, когда речь идет о любви! Я знаю Чарльза. Он любит Черил всем сердцем и, если бы она была бедна, любил бы ничуть не меньше. Он не раз сожалел о том, что деньги ставят между ними преграду. И Черил любила бы Чарльза, будь он даже нищим, просящим подаяния!
Мелисса глубоко вздохнула.
— Но что толку говорить с вами о любви? Разве вы когда-нибудь любили?
Герцог молчал, и Мелисса подумала, что он не станет отвечать на такой неуместный вопрос. Но он все-таки ответил.
— Да, было однажды, много лет назад. Тогда-то я и узнал цену восторгам поэтов! Блаженство, слияние душ, обретение идеала — все это существует только в их горячечных мечтах.
А в жизни любовь — лишь физическое влечение к существу другого пола.
— Я не думала, что вы такое пережили, — мягко ответила Мелисса. — Но без любви нельзя стать счастливым.
Герцог поднял голову и внимательно взглянул на нее. Мелисса продолжала:
— Вы говорите, что любили однажды и были разочарованы. Но счастливы ли вы? Не знаю. У вас есть все — дворец, титул, несметные богатства. Но скажите откровенно: можете ли вы поклясться всем, что для вас священно, что вы счастливы? Счастливы так, как может быть счастлив влюбленный и любимый?
Мелисса сама ужаснулась своему дерзкому вопросу. Ей казалось, что герцог сейчас испепелит ее взглядом или сотрет в порошок презрительной насмешкой. Но он не рассердился.
— Мисс Уэлдон, а почему вам кажется, что я несчастлив?
— Счастливые люди иначе выглядят и по-иному себя ведут, — тихо ответила Мелисса. — Они открыты, веселы, щедры на шутку и доброе слово. В них нет цинизма. От них не веет могильным холодом. Простите мне, ваша светлость, я знаю, что мои слова непростительно дерзки, — но я хочу, чтобы вы поняли, что отвергаете с таким презрением!
— Вы, помнится, совсем недавно отрекомендовались трусихой, — заметил герцог после долгого молчания.
— Я и сейчас боюсь вашего гнева, — ответила Мелисса. — Боюсь не за себя — я ведь могу хоть сегодня уехать, — а за Черил.
Герцог молчал. Мелисса, понимая, что разговор окончен, поднялась с кресла.
— Кажется, я наговорила много лишнего, — произнесла она. — Простите, если можете, мой глупый язык, и пусть предубеждение против меня не распространяется на бедного Чарльза!
— Так вы хотите, чтобы я взвесил все как следует еще раз? — спросил герцог.
— Без гнева и пристрастия, — напомнила Мелисса.
Герцог медленно поднялся на ноги. Мелиссе пришлось поднять голову, чтобы взглянуть ему в лицо.
— Передайте своей подруге, мисс Уэлдон, — медленно заговорил он, — что я приму этого молодого человека и буду судить о нем беспристрастно, учитывая ваш лестный отзыв.
— Вы хотите… — не веря в удачу, выдохнула Мелисса. — Хотите сказать…
Я хочу сказать ровно то, что сказал. Я ничего не обещаю. Просто хочу посмотреть на человека, который удостоился горячей защиты столь красноречивого адвоката.
— Спасибо вам! — воскликнула Мелисса. — Не знаю, как мне благодарить вас! — Поколебавшись, она добавила: — Вы простите мне мой дерзкий язык?
— Сегодня я узнал много нового, — с улыбкой ответил герцог. — Точнее сказать, ничего подобного я не испытывал уже много лет.
Мелисса удивленно взглянула на герцога, не понимая, что означают его слова.
— Передайте племяннице, что вашим мастерством восхитился бы даже лорд Верховный судья, — добавил герцог.
Мелисса снова застыла от удивления — до сих пор ей казалось, что герцог не способен на добрую шутку.
— Можно ли нам сегодня поужинать вместе с вашей светлостью? — спросила она.
— Буду ждать, — ответил герцог.
Мелисса присела в глубоком реверансе и направилась к выходу. Она чувствовала, что герцог не спускает с нее глаз, и от этого ей почему-то было очень неловко. Выйдя за дверь, она вздохнула с облегчением и со всех ног бросилась в спальню, чтобы поскорее принести Черил радостную весть.
Наступил час ужина, и Мелисса, и Черил спустились в столовую. Черил робко улыбалась: глаза ее были красны от недавних слез. Хозяин дома, невозмутимый, как всегда, ждал их за столом.
За ужином герцог был, против обыкновения, любезен. Он не касался больной темы, но непринужденно говорил о многом другом: рассказывал о ежегодном празднике в Мелчестере, обещал назавтра показать Черил поместье.
— За последние годы поместье сильно изменилось, — говорил он. — При моем отце все было так же, как и много лет назад. Но я решил, что пора идти в ногу со временем: ввел новые культуры, обучил арендаторов последним способам ведения хозяйства.
Черил слушала рассеянно. Мелисса понимала, что она сейчас может думать только о Чарльзе, и поддерживала беседу сама. Она расспрашивала герцога о деталях его преобразований, о дворце и его истории — и герцог охотно отвечал на все вопросы. Зашла речь о знаменитом побеге принца Карла — и герцог рассказал об этом гораздо подробнее и красочнее миссис Мидоуз.
…Когда солдаты Кромвеля ворвались во дворец, принц был внизу. Он бросился наверх по главной лестнице, в то время как фанатики гнались за ним по пятам. Принц вбежал в спальню и запер дверь. Солдаты принялись ломать дверь: они были уверены в успехе, ибо знали, что оттуда нет другого выхода. Но, когда они ворвались в комнату, принц словно сквозь землю провалился!
Принц просидел в потайной комнате целый день. Когда стемнело, он выбрался по подземному ходу в парк, где ждал его слуга с оседланным конем…
После ужина девушки посидели с герцогом в гостиной — но очень недолго. Черил зевала, да и у Мелиссы отяжелела голова и слипались глаза — ведь она почти не спала прошлой ночью.
— По-моему, вам пора в постель, — заметил герцог. — Ничто так не утомляет, как душевные бури.
Он насмешливо улыбался, но голос звучал достаточно мягко.
Черил сделала реверанс.
— Спасибо вам за то, что согласились поговорить с Чарльзом, — сказала она. — Я уверена, он приедет не позднее завтрашнего дня.
— Надеюсь, молодой человек заранее уведомит о своем прибытии, — заметил герцог.
Черил вышла. Мелисса низко присела и, краснея от собственной смелости, коснулась руки герцога.
— Мне недостает слов, — тихо сказала она, — чтобы отблагодарить вас за вашу доброту.
Девушка подняла глаза и увидела, что герцог смотрит ей прямо в лицо. В пристальном его взгляде читался какой-то вопрос… казалось, он пытается проникнуть Мелиссе прямо в душу… Но что он хочет там увидеть?
Герцог отвернулся, и Мелисса решила, что у нее разыгралось воображение. Лицо его было, как всегда, холодно и невозмутимо.


Эта ночь была совсем не похожа на предыдущую. Вчера Черил рыдала, проклинала дядюшку, рвалась к Чарльзу, и Мелисса едва удерживала ее на месте. Сегодня же она была полна радужных надежд. Мелисса не была так уверена в будущем, но предпочитала не делиться с Черил своими тревогами и сомнениями.
Пожелав Черил спокойной ночи и поцеловав ее на прощание, Мелисса ушла к себе, легла и заснула, едва ее голова коснулась подушки.
Мелисса проснулась среди ночи. Ей показалось, что она слышала голос Черил.
Мелисса зажгла ночник, накинула белый муслиновый халат и заглянула в соседнюю спальню. Но Черил безмятежно спала и ровно дышала во сне.
«Должно быть, приснилось», — подумала Мелисса.
В комнате было душно: Мелисса вспомнила, что забыла открыть окно. Она не боялась простуды и дома спала с открытыми окнами даже зимой.
Мелисса отодвинула тяжелую штору, распахнула окно и облокотилась на подоконник, с наслаждением вдыхая свежий прохладный воздух.
Ночь была ясной. Молодой тусклый месяц поднимался на усыпанное звездами небо. Умолкли фонтаны, и в ночной тишине сверкала серебром гладь двух прудов. От кустов цветущей сирени распространялся легкий аромат.
— Какая красота! — прошептала Мелисса.
В этот миг ей почудилось какое-то движение внизу. Мелисса далеко высунулась из окна и присмотрелась. Кусты снова шевельнулись, и Мелисса заметила две едва различимые тени. Может быть, в сад из парка забежали олени? Боже, что они сделают с травой и цветами!
Но вскоре Мелисса поняла, что ошиблась. Два человека, низко пригнувшись к земле, едва ли не на четвереньках двигались через сад, приближаясь к дому. Вот они пересекли террасу, остановились у самой стены, окружающей дворец, и, как по команде, задрали головы вверх, всматриваясь в темные окна. Может быть, они ждут, что сообщник в какой-то из комнат подаст им условный знак?
Крепко держась за подоконник, Мелисса высунулась еще сильнее и завертела головой, пытаясь разглядеть все окна на втором и третьем этажах. Но света нигде не было. И вдруг Мелисса поняла: незваные гости не отрывают глаз от третьего этажа, где расположены парадные покои. Они смотрят, не горит ли свет в спальне герцога!
Мелисса взглянула вниз и увидела, что один из злоумышленников, цепляясь какими-то приспособлениями, ловко взбирается по стене. И внезапно словно вспышка молнии осветила ее разум: Мелисса вспомнила, где видела тщедушного лакея Жерве Байрама.
Она видела его в «Летучей лисице». Это он хотел нанять верхолаза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стрелы любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Стрелы любви - Картленд Барбара



Слащавая фантастическая сказка: 4/10.
Стрелы любви - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 11.01





Чудесный роман в стиле Барбары Картленд, вместе с героями переживаешь и радуешься проявлениям самой чудесной движущей силы в жизни людей - любви.Кроме того в каждом ее романе я узнаю частичку истории Англии.
Стрелы любви - Картленд БарбараСофья
13.03.2012, 15.15





Недавно взяла в библиотеке роман стрелы любви. Прочитала совсем чуть-чуть,но уже влюбилась в этот роман.Я уверена,что Мелисса найдет свою любовь!
Стрелы любви - Картленд Барбаранонна
11.11.2013, 17.17





Прочитала!интересно!очень понравились Черил и Мелисса.Жаль,что фильма нет...
Стрелы любви - Картленд Барбаранонна
16.11.2013, 11.06





Хороший роман!!Фантастики тут нет.Легко читается и отсутствуют постельные сцены. Страстной романтики тут нет,но все ровно интересно!
Стрелы любви - Картленд БарбараЛюдмила
21.02.2014, 20.23





РОМАН ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ.ТАКОЕ УВАЖЕНИЕ К ЖЕНЩИНЕ.ГЕРОИНИ ОЧАРОВАТЕЛЬНЫ.ПРОСТО ОТДЫХАЮ ЧИТАЯ КАРТЛЕНД
Стрелы любви - Картленд БарбараНИНЕЛЬ
25.02.2014, 13.34





Этот роман я перечитывала несколько раз, один из самых любимых...
Стрелы любви - Картленд БарбараАнна
26.03.2014, 22.00





Интересно. Не затянуто. А еще хочется воздвигнуть памятник терпению главного героя.10.
Стрелы любви - Картленд БарбараНатали
28.03.2014, 1.39





Если говорить о романах Картленд, то по большому счёту все они напоминают сказки, но для того, чтобы отвлечься, почему бы и не почитать, тем более, что этот роман, хоть и слащав немного, но по-своему интересен, и на мой взгляд один из лучших её романов. Почитать можно.
Стрелы любви - Картленд БарбараИрина
28.10.2014, 10.39





Повелась на отзывы, хуже романа не читала
Стрелы любви - Картленд Барбараяна
25.09.2015, 15.04





А по моему премиленькая сказка. Все так благородно, возвышено. Мне понравилось!
Стрелы любви - Картленд БарбараЛилия
21.10.2015, 14.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100