Читать онлайн Стихия любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стихия любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стихия любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Стихия любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

Отъезжая от пристани, герцог перебирал в уме все невероятные события, которые произошли с ним с тех пор, как он приехал в Беркхэмптон-Хаус.
Он вдруг осознал, что за последнее время ни разу не вспоминал о Фенелле Ньюбери.
Это было, конечно, невежливо. Надо было хотя бы написать ей записку с сожалениями о ее столь скором отъезде.
Однако он тут же сказал себе, что не стоит связывать себя даже клочком бумаги. Фенелла ничем не отличалась от других женщин, которых он знал немало, и это была уже перевернутая страница.
Теперь все его мысли были заняты тем, чтобы маркиза не догадалась о его ранении, не стала расспрашивать, где и как он провел эти дни.
Рука все еще болела, не давая делать резких движений.
Но в общем герцог чувствовал себя неплохо, хотя и це мог пока позволить себе править четверкой своих лошадей. Впрочем, его старший грум был достаточно умелым и опытным.
Герцог не без удовольствия предавался размышлениям, откинувшись на спинку сиденья и любуясь окрестностями.
Когда он увидел на пристани свой фаэтон, он понял; что Хансон благополучно доставил Альдору в Беркхэмптон-Хаус.
Герцог подумал, что интересно было бы узнать, как она объяснила матери свой побег и четырехдневное отсутствие.
Было очевидно, что за то время, что они провели вместе, Альдора поняла, что ее бегство было большой ошибкой.
Встреча с разбойником особенно напугала ее, хотя она и повела себя весьма отважно.
Но герцог видел, что предложение высадить ее в Фалмуте и перспектива добираться до дома в одиночестве привели ее в ужас.
«По крайней мере теперь она знает, что жизнь не всегда бывает такой, как мы ожидаем», — подумал про себя герцог.
Но ему не хотелось бы, чтобы эта девушка утратила уверенность в себе и вкус к жизни.
Ему никогда прежде не приходилось встречаться с такими женщинами, как Альдора. Она была так невинна, так естественна во всех своих мыслях, чувствах и мечтах!
И она не была так озабочена своей внешностью, как прочие великосветские красавицы.
Герцог видел, что с собой она взяла только два платья.
И она надевала одно днем, а в другое переодевалась к вечеру, не извиняясь за это, не пытаясь объясниться.
Альдора не пользовалась косметикой, и это придавало ей почти детскую свежесть. Герцог любовался чистотой ее кожи, ярким сочным цветом губ.
Но когда она массировала ему виски, он не мог не заметить, что ночной пеньюар, легкий и почти прозрачный, скрывает тело прелестной женщины.
А длинные золотистые волосы, распущенные по плечам, делали ее особенно соблазнительной и привлекательной.
Однако сама Альдора как будто не видела в нем мужчину. С легкой рассеянной улыбкой герцог отметил, что такое с ним произошло впервые, и решил, что это достойный урок его мужскому эгоизму и самоуверенности любимца женщин.
Было жарко, и герцог мечтал поскорее добраться до Беркхэмптон-Хауса.
Когда фаэтон наконец подъехал к воротам поместья, он задумался о том, какой прием может его ожидать.
Во всяком случае, его, вероятно, ждут поздравления в связи с выигрышем в главном заезде. Об этом он узнал из утренних газет, которые были доставлены на борт яхты.
Помимо главного кубка, его жокеи взяли и несколько других призов.
Конечно, отсутствие самого герцога не могло остаться незамеченным, однако герцог был уверен, что маркиза, с присущим ей тактом и здравым смыслом, непременно придумает подходящее объяснение.
Так что ему оставалось найти ответ на вопросы о его ранении.
Он не собирался рассказывать о разбойнике с большой дороги, так как боялся бросить хотя бы тень подозрения на Альдору.
«Я скажу им, — думал про себя герцог, — что лошадь понесла, и я не заметил низко расположенный сук, вылетел из седла, наскочив на него, и получил сотрясение».
Такое нередко случалось с охотниками в здешних местах.
Углубившись в свои размышления, герцог не сразу заметил, что лошади замедлили ход. Выглянув из окна, чтобы понять, в чем дело, он увидел посредине дороги женский силуэт.
«Совсем как неделю назад», — подумал герцог.
На этот раз дорога не была завалена.
Альдора стояла, дожидаясь, пока фаэтон остановится.
Затем она подошла к нему с той стороны, где сидел герцог, и сказала:
— Я должна поговорить с вами раньше, чем вы увидитесь с мамой!
Он открыл дверцу, чтобы выйти из фаэтона. Альдора помогла ему, чтобы он не нагружал руку.
— Отведи лошадей в тень, — обратился герцог к груму, — Слушаюсь, ваша светлость!
Герцог и Альдора, как и в первый раз, прошли в глубь березовой рощи.
— Я подумала, — начала Альдора, — что будет лучше, если нас никто не увидит. Иначе это сразу станет известно маме.
Они прошли еще немного и присели на ствол поваленного дерева.
Герцог молчал, пытаясь угадать, о чем хочет поговорить Альдора.
Теперь на ней было простое, но очень элегантное и дорогое платье, а волосы искусно забраны в тугой узел на затылке.
Она казалась юной и красивой, но было видно, что она взволнована и никак не может подобрать нужные слова, чтобы начать разговор.
— Что-то случилось? Кто-нибудь узнал о произошедшем? — заговорил герцог.
— Нет… все в порядке, — быстро отозвалась Альдора. — Мама очень рассердилась, что я исчезла, но я убедила ее, что провела несколько дней у моей прежней гувернантки. Она совсем состарилась, а живет неподалеку от Чичестера.
Она замолчала, нервно перебирая складки платья. Герцог заметил, что у нее дрожат руки.
— Тогда в чем же дело?
Альдора отвернулась. Ее точеный профиль четко рисовался на фоне деревьев.
— Мне… надо было… с вами… поговорить…
— Это вы уже сказали, и я готов вас выслушать.
— По дороге домой… я размышляла о том, что вы мне говорили, — неуверенно начала Альдора. — О том, что в жизни каждого человека большую роль играют испытания…
— Я помню этот разговор. В тот день мы говорили О многих интересных вещах.
Альдора на мгновение задержала дыхание.
— Вы… сказали, — еле слышно проговорила она, — что для вас… пост наместника… Индии был бы величайшим испытанием и проверкой всех ваших сил.
Она замолчала, словно ожидая ответа герцога, но он не произнес ни слова, и она все так же нерешительно продолжала:
— Я подумала, что вы… очень умны, начитанны, и… вы единственный, кто… может принести настоящую пользу на этом посту… Если вы все еще готовы… принять это предложение… я готова ехать с вами!
Слова слетали с ее губ с трудом.
Между ними повисла тишина, только какая-то птица неумолчно щебетала в кустах.
Герцог заговорил первым:
— Я удивлен, Альдора! Неужели вы думали обо мне?
— Разумеется! — быстро отозвалась девушка. — Я уверена, вы единственный, кто может исправить вред, который нанесла политика лорда Нортбрука и Гладстона.
— Вы считаете, что это важнее ваших собственных чувств?
— Я… я бы хотела поехать в Индию.
— Даже если мое общество будет неизбежно?
Она не ответила, и герцог сказал:
— Мне кажется, вы кое-что забыли, Альдора. Кое-что очень важное.
Альдора быстро взглянула на него, но тут же отвела глаза.
— И что же это?
— Слова вашего отца о том, что вы должны выйти замуж только по любви.
Герцог говорил совсем тихо. При его словах краска залила щеки девушки. Это было так же прекрасно, как утренняя заря.
Альдора по-прежнему молчала.
— Я имел возможность лучше узнать вас за эти дни.
Должен сказать, что я полностью Согласен с вашим отцом.
Вы совершили бы большую ошибку, согласившись связать себя узами брака с нелюбимым.
Герцог чувствовал, что девушка вся дрожит. Казалось, она разрывается между желанием убежать и необходимостью остаться.
Он подошел к ней совсем близко и еще тише спросил:
— Вы говорили, что больше не испытываете ко мне ненависти. Но я» хотел бы знать, что вы чувствуете ко мне сейчас?
И снова дрожь волнения пробежала по ее телу. Губы с усилием разжались:
— Я… не могу… вам сказать.
Он обнял ее и привлек к себе.
Альдора не сопротивлялась. Герцог понял, что именно этого она ждала, не смея заговорить первой.
Ее длинные золотистые ресницы дрогнули, она подняла на него глаза, их взгляды встретились, и реальность перестала существовать для них.
Медленно, очень медленно, его губы приблизились к ее губам. Казалось, он хотел, чтобы этот момент длился как можно дольше и навсегда запечатлелся в памяти.
Он вновь почувствовал мягкость и податливость этих нетронутых губ. Восторг, доселе не испытанный, буквально захлестнул его.
Он понимал, что он первый пробудил в девушке женщину.
Казалось, их обоих окутала волна божественного света, отделила от остального мира чарующим наслаждением.
Все эти дни он мечтал пробудить любовь в душе Альдоры. Проникнуть в тайные глубины ее сердца — это было чем-то новым, захватывающим, несказанно прекрасным. Такого еще не было в его жизни.
В дни, что они вместе провели на яхте, он не переставал бороться с желанием завоевать ее любовь.
Он любовался ямочками на ее щеках, золотистыми искорками, которые вспыхивали в серых глазах, ее стремлением познать мир.
Альдора была первой женщиной, за которую ему хотелось бороться и не было уверенности в успехе.
Он чувствовал, что ее ненависть к нему исчезла, но боялся сделать неосмотрительный шаг, чтобы не оттолкнуть, не напугать ее.
Он хотел завладеть ее сердцем, как бы трудно это ни казалось.
Когда он лежал ночью без сна, думая, какие слова сказать ей в день их расставания, герцог уже понимал, что влюблен в нее без памяти.
Он не верил сам себе.
Но теперь, целуя ее во второй раз, он чувствовал, как она желанна, как умна и обаятельна. Ему казалось, что они созданы друг для друга, что их отношения с годами станут только крепче и глубже.
Сейчас герцог был уверен, что способен убить любого, кто попытается отнять у него это сокровище.
Альдору поцелуй герцога привел в волшебный экстаз.
Ей казалось, что они приблизились к вратам рая.
Других мыслей просто не было.
Божественные огни вспыхивали вокруг. Это был огонь самой любви, которая влекла их друг к другу.
Когда Альдоре показалось, что она вот-вот растворится в волшебстве его поцелуя, герцог поднял голову и посмотрел ей в глаза.
Девушка только крепче прижалась к нему, опустив голову на его плечо.
Герцог чувствовал ее смущение, и оно казалось ему восхитительным, волнующим, завораживающим.
— Так скажи, что ты чувствуешь ко мне? — попросил он снова слегка охрипшим от волнения голосом.
— Я… я люблю тебя! — прошептала Альдора. — Я… люблю тебя, хотя не уверена, что ты отвечаешь мне тем же!
Герцог сильнее сжал ее в своих объятиях.
— Я люблю тебя, моя дорогая! — сказал герцог. — Я так боялся, что никогда не смогу преодолеть твою ненависть и потеряю тебя навсегда!
— Как я могла быть такой глупой?! Я люблю тебя! Я боялась, что ты никогда не полюбишь меня!
— У меня впереди вся жизнь, чтобы доказать, как сильно я тебя люблю!
Он вновь поцеловал ее, еще нежнее и требовательнее, чем раньше.
— Я никогда не испытывал подобного восторга! — прошептал герцог, когда они оба обрели способность говорить. — Как тебе удалось сделать со мной такое?
Прежде чем она успела ответить, он проговорил:
— Но мы же знаем ответ! Мы принадлежали друг другу в прошлой жизни и все эти годы, сами того не зная, искали новой встречи.
— Ты… правда в это веришь? Я уверена, что все так, но… мне так стыдно… что я не сразу узнала тебя.
Герцог рассмеялся:
— Я ведь тоже не сразу узнал тебя! Когда ты сидела здесь, на бревне, и корчила страшные рожицы, это было не так просто сделать!
Альдора уткнулась ему в плечо и прошептала:
— Как ты мог полюбить такую дурочку?
— Ты спасла мне жизнь! Теперь ты просто не имеешь права отправлять меня в Индию одного. Кто же там будет заботиться обо мне?
Альдора на мгновение задержала дыхание.
— Ты… уверен, что я нужна тебе? Я не надоем тебе, как все другие женщины?
Герцог понимал, что она имеет право на такие сомнения.
— Взгляни на меня, Альдора! — попросил он.
Она подчинилась, и герцог увидел в ее глазах затаившийся страх.
— Послушай меня, дорогая, — начал он. — Я хочу объясниться прямо сейчас, чтобы это никогда больше не вставало между нами.
Он посмотрел ей прямо в глаза.
— Ты знаешь, что в моей жизни было немало женщин.
Но все, что я испытывал к ним, было лишь физическим влечением. Для меня ты красивее и желаннее их всех вместе взятых, но это не главное. У тебя есть что-то очень важное, чего они лишены.
— И… что же это?
— Твой внутренний мир, твоя интуиция. Мы вдохновляем друг друга. Мы интересны друг другу. Но даже это еще не все. У тебя есть нечто большее.
— Большее? — переспросила Альдора.
— Я не могу объяснить это одним словом. Наверное, это то, что называют душой. Мы мыслим и чувствуем одинаково. Мы дополняем друг друга, как половины единого целого. Даже церемония бракосочетания не сделает нас ближе, чем мы уже есть. Это предначертание свыше, что мы наконец обрели друг друга.
— О, как прекрасно, что ты так думаешь! — воскликнула Альдора. — Я всегда мечтала, чтобы рядом со мной был человек, способный так возвышенно мыслить и чувствовать!
— Я хочу твоей любви! Хочу понять все, что понимаешь ты, и научиться всему, что знаешь ты!
— И я хочу того же!
Эти слова прозвучали как клятва.
Их губы вновь слились, как сливались воедино их души.
Номер для новобрачных на одном из самых мощных и современных лайнеров, направляющихся в Индию, был роскошно убран цветами.
В воздухе разливался тонкий аромат нежных лилий.
Хобсон вынес в коридор корзины с экзотическими фруктами, которые принесли стюарды.
— Столько им не съесть до золотой свадьбы? — услышала Альдора его ворчание.
Она рассмеялась и вошла в каюту, расстегивая дорожную пелерину, накинутую поверх небесно-голубого шелкового платья, в которое она переоделась сразу после свадьбы. Платье дополняла соломенная шляпка, украшенная страусовыми перьями.
Герцог предложил ей пользоваться услугами Хобсона и не брать с собой горничную из Англии.
В Калькутте к услугам Альдоры будет множество опытных людей, обученных женами предыдущих наместников.
— За границей слуги-англичане скорее обуза, чем помощь, — говорил герцог. — Хобсон — единственное исключение. Я бы не смог обойтись без его помощи.
— Разумеется! — согласилась Альдора. — Для меня тоже очень важно, что он будет с нами!
Ее тон показался герцогу каким-то загадочным. Заметив это, Альдора сказала:
— Это благодаря Хобсону я поняла, что мое впечатление о леди Лоусон было неверным.
Ей было неловко признаваться в этом, и поэтому она старалась не смотреть на герцога, но ей хотелось, чтобы он знал: она ни в чем его не винит.
Герцог положил руки ей на плечи и тихо произнес:
— Я давно выбросил из своей памяти других женщин, Альдора. Забудь про них и ты. Я люблю тебя! И мое чувство растет с каждой минутой.
Потом он нетерпеливо добавил:
— Ну почему надо так долго ждать официальной свадьбы? Это невыносимо!
Альдора счастливо рассмеялась.
— Всего три недели, дорогой! Я не знаю никого, кто бы так стремительно приближался к алтарю!
— Для меня эти три недели дольше трех столетий! — вздохнул герцог. — У меня такое ощущение, что мы живем на разных планетах, хотя и можем держать друг друга в объятиях!
— Что поделаешь! Это мама настаивает на том, чтобы подготовить приданое, хотя большая его часть все равно прибудет значительно позже.
— Ты знаешь, с твоей стороны было очень жестоко, когда ночью на яхте ты приблизилась ко мне в полупрозрачном пеньюаре. Я едва сдержался, чтобы не обнять тебя!
— А я-то верила, что ты страдал от болей! — улыбнулась Альдора.
— Я страдал от того, что не мог обнять тебя, не мог поцеловать, не мог сказать, как сильно тебя люблю! И это было действительно больно.
— Я… не понимала этого тогда!
— Мне казалось, что я смогу завоевать тебя, только если уверю в полном своем равнодушии! Правда, я боялся, что и это не поможет.
Альдора засмеялась:
— Уверена, дорогой, ты всегда будешь добиваться всего, чего захочешь. Ты так умен, что для тебя нет невозможного. Я бы не удивилась, если бы ты подарил мне звезду с неба.
— Так и будет, когда ты по-настоящему станешь моей! — заверил герцог.
***

Теперь Альдора вспоминала, что от его слов ощутила сладкую дрожь.
Дверь каюты распахнулась, и на пороге появился герцог.
И пропало все. Он был для нее все море, все небо, весь мир.
Ее глаза вспыхнули от счастья.
Притворив за собой дверь, герцог протянул ей руки.
Альдора бросилась в его объятия.
— Неужели мы наконец поженились и теперь можем остаться вместе?
— Я так этого ждала!
Они обвенчались в церкви Святого Георгия на Ганноверской площади, и, ощутив благословение Божье, они оба еще горячее поверили в то, что были предназначены друг другу и даже смерть не разлучит их.
— Ну вот мы и опять в море, моя любовь, — сказал герцог, глядя на жену с восхищением и любовью.
В этот момент глухо зашумели двигатели, лайнер стал отчаливать.
На море был легкий шторм, и корабль до самой темноты покачивался на волнах, ожидая удобного момента, чтобы отойти от берега.
— Я распорядился, чтобы с вещами подождали до завтра, — сказал герцог, и Альдора снова, в который уже раз, поразилась его способности предусматривать все до мелочей.
— Сейчас мы пойдем выпьем по бокалу вина. Хобсон пока приготовит все необходимое. А потом мы вернемся в нашу каюту.
— Я очень жду этого, — прошептала Альдора.
День был длинный, наполненный волнением, к тому же она почти не спала накануне. Но Альдора понимала, что не усталость заставляет герцога стремиться к уединению.
На свадьбе было так много гостей, так многие стремились поздравить их и пожать им руки, что жених с невестой не успели попробовать ни свадебный торт, ни шампанское.
За неделю были спешно разосланы приглашения всем, кто желал не только присутствовать на свадьбе герцога Уидминстера, но и пожелать удачи вице-королю Индии!
В качестве почетных гостей на свадьбе присутствовали принц Уэльский и премьер-министр Дизраэли.
Когда их засыпали поздравлениями, Альдора шепнула герцогу:
— Теперь я вижу, какая ты важная фигура! Боюсь, я просто потеряюсь в этой толпе!
Она говорила наполовину в шутку, наполовину всерьез.
— Ты же знаешь, я люблю все делать заранее, и я обещаю позаботиться, чтобы у нас всегда была возможность побыть наедине.
— Ты всегда выполняешь то, что задумал, — улыбнулась Альдора. — Правда, боюсь, это не всегда идет тебе на пользу!
— Теперь ты будешь вести себя так же, — отозвался герцог. — Боюсь, что, когда кончится мой срок пребывания на этом посту, ты превратишься в избалованную особу, которая считает, что мир принадлежит ей одной!
— Ты меня пугаешь! Единственное, чего я хочу, это сделать тебя счастливым!
— Я счастлив, — ответил герцог, — но никакие слова не способны выразить до конца те чувства, которые я сейчас испытываю.
— Я люблю тебя! Люблю! Но боюсь, что иногда ты сердишься на меня.
Герцог улыбнулся:
— Надеюсь, дорогая моя, у нас всегда будет возможность поспорить друг с другом. Мы ведь люди образованные!
— О нет! — запротестовала Альдора.
— Обещаю тебе, что это будет лишь мимолетная буря, подобная летней грозе. А после грозы всегда появляется радуга.
— Ты правда так думаешь?
— Разумеется, моя любовь.
Она нежно обвила руками его шею и прошептала:
— Научи меня, как доставить тебе наслаждение! Я совсем не опытна в делах любви!
— Это так прекрасно! — отозвался герцог. — Но если, кроме меня, в твоей жизни появится какой-нибудь другой учитель, клянусь, я убью его!
Он говорил так страстно, что Альдора была тронута до глубины души. Она начинала верить, что его любовь к ней действительно очень сильна, и эта вера крепла с каждой минутой.
Это было восхитительное чувство. Альдоре казалось, что все окружающие замечают волны любви, которые изливались из их сердец.
Вечером Альдора скользнула в приготовленную заботливым Хобсоном большую кровать.
На постельном белье красовались монограммы герцога.
На столике у кровати горели свечи, в их золотистом сиянии мягко блестели волосы Альдоры. От букетов белоснежных лилий ложились длинные тени.
Девушка думала о том, как чудесно герцог все устроил.
Не успела она об этом подумать, как он вошел в спальню и присел на край кровати, любуясь Альдорой, ее длинными, распущенными по плечам волосами и огромными, полными любви серыми глазами.
— Я люблю тебя, дорогая! Мне кажется, всю жизнь я искал только тебя!
— Я… твоя! — нежно ответила Альдора.
Он заглянул ей в глаза, пытаясь угадать, что творится в ее сердце, целуя ее руки, чувствуя, как по ее телу пробегает дрожь наслаждения, которая нарастала и в нем самом.
Он боялся, что никогда в своей жизни не найдет столь волшебного, идеального совершенства.
Еще крепче прижав ее к себе, герцог сказал:
— Я обожаю и боготворю тебя, дорогая. Мне нужно многому тебя научить. Но я не хочу, чтобы ты боялась этого.
— Я… не боюсь, с тобой я ничего не боюсь! — отозвалась Альдора.
— Я уверен, — улыбнулся герцог, — что наша любовь защитит нас от всех опасностей и поможет нам познать ту тайную мудрость, которая сокрыта в Индии.
— Я уверена, что любовь — это и есть ключ к разгадке самых мистических и таинственных явлений!
Альдора была так близко, что он слышал биение ее сердца. Он почувствовал, как волна страсти захлестывает его. Он прижал Альдору к себе и коснулся поцелуем ее губ.
Это было так чудесно — целовать ее глаза, щеки, губы!
Когда он коснулся губами ее шеи, она затрепетала в ответ. Страсть проснулась в ней.
Казалось, энергия звезд и солнца наполнила их тела.
Это была энергия жизни, энергия любви, и она возносила их на самую вершину блаженства.
И когда тела их слились в экстазе, Божье благословение снова осенило их.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Стихия любви - Картленд Барбара



Такой умный герой, такая умная героиня, но Индию они-таки потеряли:). Вера автора в бога и тайные знания у индусов переходит все мыслимые границы. После этого описания образованности и спортивности героини просто смешны: 3/10.
Стихия любви - Картленд БарбараЯзвочка
5.03.2011, 20.02





Я все удивляюсь: как можно за 4 дня понять, что любишь? Почти во многих книгах герои признаются в любви совсем не зная друг друга. Как возможно с гордою душой целоваться на 4 вечер, а в любви поклясться на 8.
Стихия любви - Картленд Барбаранадежда
18.12.2012, 0.12





Верю что можно полюбить человека за 4 дня, можно даже за 1 день.Просто если у двух людей, одинаково воспринимающих мир, много общего, то это сближает их очень быстро. А если есть духовная близость- это и есть любовь.
Стихия любви - Картленд БарбараСофи
9.12.2013, 21.29





девочки я знаю несколько пар которые сошлись на 3 день знакомства затем вышли за него замуж.и живут.а вот моя подруга встречалась 5 лет.затем отгрохала свадьбу.через 3 месяца разбежались.по моему зависит от человека.если он запальцован или псих или жмот так хоть 8 лет встречайся жизни не будет.наукой доказано обычно разбегаются сразу или через 3 года
Стихия любви - Картленд Барбаравика
23.02.2014, 17.57





Начало книги фееричное,но потом как водится появляются разбойники,избитый сюжет ,многократно применявшейся и набивший оскомину,в конце страстная любовь и перспектива большого семейного счастья.Начало хорошее ,а дальше полнейшая чушь.Увы 6.
Стихия любви - Картленд БарбараОЛЬГА М
17.06.2014, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100