Читать онлайн Стихия любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стихия любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стихия любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Стихия любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Пока Альдора и герцог седлали лошадей, начался рассвет.
В первых лучах солнца растаяли остатки ночной мглы.
Воздух после дождя был свеж и душист.
Герцог помог Альдоре сесть на лошадь, затем вскочил в седло сам.
Хозяина нигде не было видно, и герцог, решив, что тот, по всей видимости, еще спит, оставил гинею на столе в уплату за их с Альдорой пребывание на его постоялом дворе.
Это были немалые деньги, если учесть, в какой убогой обстановке они провели ночь, но герцог был рад, что нашел девушку и ему не придется продолжать свое путешествие.
По дороге мысли герцога все время возвращались к Индии. Он сожалел, что не сможет осуществить свою мечту и что впервые в жизни препятствием на пути к воплощению его желания оказалась женщина.
Впервые в жизни ему довелось испытать женскую ненависть, да еще столь яростную, что она мешала разглядеть его положительные качества.
После ночного дождя дорога превратилась в сплошное месиво.
— Мне кажется, нам лучше возвращаться полями, — обратился герцог к Альдоре. — Путешествие по такой дороге будет очень утомительным.
— Да, пожалуй, — согласилась она.
Они проехали еще немного в поисках пролома в изгороди, через который можно было бы проехать на поля, и, заметив его, свернули на узкую проселочную дорогу.
Альдора сначала ехала впереди, потом остановилась, пропуская герцога.
Некоторое время они так и ехали друг за другом, потому что дорога была слишком узка, чтобы лошади шли бок о бок.
Впереди темнел густой лес — без единого намека на просеку или хотя бы узкую тропинку. Герцог на мгновение остановился, размышляя, стоит ли пробираться сквозь чащу, или лучше объехать лесной массив справа.
Только он собрался посоветоваться с Альдорой, как услышал громкий хрипловатый окрик:
— Руки вверх! Вы на мушке!
Альдора и герцог замерли, изумленно глядя на верхового с мушкетом, который выехал из леса.
Мушкет он направлял то на Альдору, то на герцога.
Лицо разбойника скрывали темная маска и фетровая шляпа, надвинутая на глаза. Оборванный и грязный, он сидел на своей старой лошади без седла, узду заменяли обрывки старых вожжей.
— Если вы собираетесь нас ограбить, — холодно проговорил герцог, — вам не повезло. Мы не при деньгах.
— Я заберу все, что у вас есть: и монеты, и лошадей, — злобно прорычал грабитель.
Герцог видел, что он не остановится ни перед чем.
Слишком поздно герцог сообразил, что ехать этой дорогой с Альдорой было большой ошибкой. В неделю Гудвудских скачек на дорогах появлялось много воров и разбойников всех мастей, которые ждали случая поживиться за счет съехавшейся на скачки знати.
Помня об этом, герцог всегда на всякий случай имел в карете, в которой путешествовал, пистолет и ружье. Но так как, по счастью, с ним давно ничего подобного не случалось, он на этот раз забыл о такой необходимой мере предосторожности.
Теперь он оказался в весьма затруднительном положении, хотя и понимал, что этот оборванец не собирается их убивать.
Расставаться с Самсоном герцогу было жалко. Ничего более унизительного, чем потеря его лучшего скакуна, нельзя было и придумать. Да Самсон и не выжил бы в руках этого проходимца.
Герцог слишком любил лошадей, чтобы позволить какому-то явному злодею завладеть своим любимцем.
— Может, мы все обсудим спокойно? — холодно предложил он.
— Нам нечего обсуждать, мистер. Слезайте с лошадей я отойдите подальше. Не пытайтесь помешать мне, не то узнаете, как трудно мертвецам ездить верхом!
Разбойник загоготал в восторге от собственной шутки.
Он не снимал палец со спускового крючка и мог выстрелить в любой момент, разозлившись или испугавшись чего-нибудь.
Не успел герцог подумать об этом, как раздался выстрел, разбойник захрипел, медленно склонился на правый бок и упал с лошади.
Однако, падая, он успел спустить курок. К счастью, пуля лишь слегка задела левую руку герцога.
Герцог понял, что пуля из пистолета Альдоры попала разбойнику прямо в сердце, пройдя навылет.
Самсон нервно заплясал на месте, напуганный двумя выстрелами. Лошадь же грабителя, слишком старая и усталая, чтобы лишний раз шевелиться, стояла спокойно, пощипывая траву.
Все произошло так быстро, что казалось нереальным.
Герцог медленно повернул голову и взглянул на Альдору.
— Он… мертв? — дрожащим голосом спросила она.
— Вы спасли мне жизнь, — отозвался герцог. — А теперь будет лучше уехать отсюда, и как можно скорее.
Никто не должен знать, кто его убил.
— Да… конечно, — кивнула Альдора, убирая пистолет в седельную сумку. — Он ранил вас! — вдруг воскликнула она, заметив пятно крови на рукаве герцога.
— Нужно удалить пулю, — спокойно произнес тот. — Моя яхта стоит в двух милях езды отсюда. На борту есть врач.
— Вы уверены, что сможете проделать такой длинный путь?
— Да, все в порядке.
Держа поводья в правой руке, герцог направил Самсона обратно по тропинке.
Выехав на дорогу, они поехали мелкой рысью. Герцог чувствовал, как каждое движение отдается в простреленной руке острой болью.
Однако он старался сохранять терпение, понимая, что надо добраться до яхты как можно быстрее.
Альдора молчала, лишь время от времени взволнованно поглядывая в сторону герцога.
Она боялась, что пуля застряла глубоко и раненый потеряет много крови.
Они проехали около мили, и на горизонте появилась прибрежная полоса.
Альдора, взглянув на герцога, увидела, что рука у него побагровела, а кровь тонкой струйкой сочится из раны.
Когда они почти подъехали к причалу, Альдора пропустила герцога вперед, чтобы тот показал, где стоит его яхта.
Судно возвышалось над всеми другими, величественно покачиваясь на волнах у самого трапа.
Солнце уже садилось, его последние лучи золотили все вокруг: море, берег и небо.


Всадники остановили лошадей у трапа, и Альдора спешилась первой.
— Не двигайтесь. Я позову кого-нибудь нам на помощь.
Герцог сильно побледнел, казалось, он вот-вот потеряет сознание.
К счастью, в этот момент на палубе появился матрос, и Альдора тут же окликнула его:
— Здесь его светлость, он нуждается в помощи! Позовите кого-нибудь на помощь, срочно!
Мгновение матрос смотрел на девушку в немом изумлении, затем, узнав герцога, поспешил выполнить распоряжение Альдоры.
Через несколько секунд по трапу уже бежали несколько человек.
Когда один из них взял Самсона под уздцы, герцог произнес тихим, слабым голосом:
— Скажите Хансону, чтобы отвел коня в мою конюшню. Пусть потом расскажет, все ли там в порядке.
— Да, ваша светлость, — отозвался Хансон.
Альдора подошла к герцогу, который с трудом держался в седле, и распорядилась:
— Его светлость был ранен. Помогите ему спешиться, но будьте очень осторожны.
Матросы немедленно подчинились ее властному тону.
Когда ноги герцога коснулись земли, он невероятным усилием воли заставил себя подняться по трапу.
В это время на палубе появился капитан яхты и помог хозяину взойти на борт.
— Капитан Баррет, — с трудом проговорил герцог, — вам придется помочь мне извлечь пулю.
— Прежде всего вам надо спуститься в каюту, — отозвался капитан.
Видя, что герцог едва держится на ногах, он поддержал его светлость за плечи и позвал на помощь матроса.
Альдора сочла за лучшее не мешать капитану и осталась наверху.
У нее только сейчас появилась возможность оглядеться.
Да, такой человек, как герцог, должен был владеть самым роскошным судном во всей Англии. Его яхта была большая, современная, комфортабельная.
Отец Альдоры считал яхты единственным убежищем от бесконечной череды великосветских приемов, которые устраивала его супруга. Он обожал младшую дочь и часто брал ее с собой на морские прогулки. Это было лучшее время в жизни Альдоры: долгие беседы с отцом на палубе, где соленый морской воздух приятно освежал их лица.
Альдора прошла в роскошный салон на верхней палубе и остановилась полюбоваться чудесными полотнами лучших художников-маринистов.
В этот момент к нем подошел стюард:
— Доброе утро, миледи!
Альдора обернулась и увидела худощавого человека средних лет с добрым, открытым лицом.
— Доброе утро, — отозвалась она. — Как его светлость?
— Мы устроили его самым удобным образом, миледи, и теперь капитан готовится удалить пулю.
Не дожидаясь вопроса Альдоры, он добавил:
— По счастью, пуля застряла в мышце, и извлечь ее будет нетрудно. Но его светлость потерял очень много крови, и я опасаюсь, что эта может вызвать лихорадку.
— Наверное, нужно найти кого-нибудь, кто позаботился бы о нем.
— Но я был уверен, ваша светлость, что вы возьмете это на себя. — При этом глаза стюарда хитро блеснули.
Альдора, не ожидавшая подобной просьбы, не сразу нашлась, что ответить. Она полагала, что после того, как герцогу будет оказана необходимая помощь, ей следует вернуться домой.
Однако теперь она подумала, что покидать яхту, пожалуй, не стоило. Во-первых, герцогу действительно могла понадобиться ее помощь, а во-вторых, никто не должен был догадаться, что смерть разбойника как-то связана с ней и с герцогом.
Если бы эта история стала достоянием света, слухов и досужих вымыслов было бы не избежать. К тому же пришлось бы объяснять, почему его светлость ночью покинул дом маркизы. А узнав, что он провел эту ночь в обществе молодой леди, светские сплетники сделали бы свои выводы и поспешили донести их до сведения всех, кого это могло заинтересовать.
Не раздумывая больше, Альдора ответила:
— Конечно, я помогу вам ухаживать за его светлостью.
И я думаю, будет лучше, если капитан прикажет выйти в море.
Собеседник Альдоры улыбнулся:
— Такое же распоряжение отдал милорд. И он приказал никому не говорить, что находится на борту. Хансон, грум его светлости, отправился в Беркхэмптон-Хаус, чтобы сообщить, что в дороге хозяин заболел и ему придется задержаться на несколько дней.
Альдора была поражена предусмотрительностью герцога, который, даже страдая от сильной боли и потери крови, сумел распорядиться наилучшим для них обоих образом.
Она подумала о том, чтобы послать матери записку, но решила сначала посоветоваться с герцогом.
Стюард отвлек ее от размышлений:
— Меня зовут Хобсон, миледи, Я служу у его светлости уже более десяти лет и всегда ухаживаю за ним, когда он болеет, хотя это, по счастью, и случается довольно редко. Сейчас у него лихорадка, и нежные женские руки могут помочь ему гораздо лучше, чем мои.
— Конечно, я сделаю все возможное, — отозвалась Альдора и добавила:
— Прежде чем мы выйдем в море, пошлите кого-нибудь принести на борт мою седельную сумку и все, что найдется в карманах.
— Слушаюсь, миледи!
Хобсон отправился исполнять распоряжение, а Альдора подумала, что герцог сделал все, чтобы не дать ей возможности опять убежать.
«Это моя вина, что его светлость ранили, — напомнила она себе, — и я приложу все усилия, чтобы помочь ему выздороветь как можно быстрее».
Несколько позже она спустилась в каюту капитана, где лежал герцог.
Капитан уже удалил пулю, наложил повязку, и теперь герцог лежал с закрытыми глазами.
— Я дал ему снотворного, чтобы он немного отдохнул, — сказал капитан. — К тому же это средство немного успокоит боль.
Он помедлил и с гордостью добавил:
— Его светлость держался очень мужественно, хотя процедура была весьма болезненная, скажу я вам. Теперь он должен много отдыхать, дня два он будет слаб, как котенок.
Такое определение позабавило Альдору, поскольку она имела возможность убедиться, как силен и вынослив может быть герцог.
Но пока он был бледнее подушки, на которой лежал, и показался Альдоре похожим на поваленный дуб, который и упав сохранял свое величие.
— Пуля задела кость? — спросила она у капитана.
— Нет, только мягкие ткани. Правда, останется довольно глубокий шрам, и ближайшие недели две рука будет Сильно уставать.
— К счастью, это еще не самое страшное, — прошептала Альдора.
— Как же это случилось? — спросил Хобсон. — Не было прежде случая, чтобы его светлость позволил ранить себя на дуэли.
— Это была не дуэль.
— Вот как?! — В глазах Хобсона светилось явное любопытство.
Альдора, видя, что этот человек очень любит своего хозяина, решилась рассказать ему правду.
— Его светлость был ранен разбойником, который пытался нас ограбить.
— Разбойником! — воскликнул Хобсон. — Да! В этих местах всегда полно проходимцев, особенно во время скачек. Но я не понимаю, зачем его светлости понадобилось ехать ночью этой дорогой?
Альдора не хотела вдаваться в дальнейшие объяснения.
Она быстро сказала:
— Думаю, будет лучше оставить его светлость одного.
Вы не проводите меня в мою каюту?
Хобсон показал Альдоре каюту рядом с той, где лежал герцог. Она была уютная и со вкусом обставленная. На окнах нежно-розовые занавески, такого же тона покрывало на огромной кровати.
Вся остальная мебель — письменный стол, шкаф, полки для книг — была прикреплена к стенам.
Передвигать можно было только большое кожаное кресло и маленький пуфик возле туалетного столика.
Хобсон, видя, что девушка с интересом оглядывается вокруг, предложил показать ей всю яхту.
На судне были еще четыре каюты для гостей и два помещения поменьше.
— Это для горничных и лакеев, — пояснил Хобсон.
— Уверяю вас, — отозвалась Альдора, — я-то сама в состоянии о себе позаботиться.
— Я так и подумал, миледи, — улыбнулся Хобсон. — Раз вы согласились ухаживать за его светлостью, значит, о себе вы тем более сможете позаботиться.
Девушка рассмеялась.
Яхта уже отчалила от пристани, и Альдора поднялась на палубу, чтобы полюбоваться морем. Было довольно жарко, и она сняла шляпку и жакет для верховой езды.
Полуденное солнце золотило легкую дымку на горизонте. Альдора подумала, что этот чудесный пейзаж по достоинству оценил бы ее отец.
К своему удивлению, она поймала себя на мысли, что и герцогу этот морской вид тоже пришелся бы по душе. И еще она подумала, не рано ли собирается его светлость подняться на ноги, не мало ли будет двух дней для его полного выздоровления?
— Интересно, как мама объяснит мое отсутствие? — прошептала Альдора.
Впрочем, ее отсутствия скорее всего никто и не заметил бы, однако тот факт, что лошади герцога не будут участвовать в главном заезде, непременно вызовет всеобщее недоумение.
И все-таки Альдора не сомневалась в дипломатических талантах матери. Уж она-то обязательно найдет способ уладить неловкую ситуацию и как-нибудь объяснит, почему его светлость так неожиданно исчез. К тому же никто не осмелится предположить, что герцог и Альдора находятся вместе.
«Скоро мы вернемся домой, — думала девушка, — герцог скажет маме, что наш брак невозможен, а затем уедет в Лондон. Так что скорее всего мы больше никогда не увидимся».
Она постояла на палубе еще около получаса, вдыхая свежий морской воздух, а затем решила навестить герцога.
Увидев его, она снова почувствовала себя виноватой в том, что он распростерт здесь, на кровати, вместо того чтобы с трибуны гудвудского ипподрома наблюдать за быстрым бегом своего скакуна-победителя.
«Надеюсь, его лошадь все же одержит победу!»— подумала Альдора.
Ей захотелось, чтобы герцог проснулся и она смогла бы извиниться за свое бегство, которое лишило его возможности насладиться финалом скачек.
Она и вправду собиралась пересечь Ла-Манш и скрыться .во Франции, но и представить себе не могла, что герцог бросится следом за ней.
Во Франции она собиралась остаться до тех пор, пока ее мать не откажется от безумной идеи устроить ее брак с герцогом.
Альдора захватила с собой значительную сумму денег и некоторые драгоценности.
Впрочем, теперь она понимала, что даже пистолет не помог бы ей, окажись она один на один с разбойником.
Прежде ей никогда не приходилось путешествовать одной. Ее всегда сопровождал отец или слуги. Она и не представляла, сколько опасностей для девушки таит путешествие в одиночку.
Правда, отец научил ее неплохо стрелять, и она была уверена, что не растеряется в нужный момент. Но, вспоминая пережитое происшествие, Альдора вынуждена была признаться, что страшно перепугалась.
Сейчас она была далеко не так уверена в том, что в состоянии сама о себе позаботиться, как уверяла недавно герцога.
Альдора слишком плохо знала жизнь. Только теперь, присев на краешек кровати герцога, она подумала, что все у нее могло сложиться далеко не так гладко, как она себе представляла.
Если бы ей удалось продолжить путешествие в полном одиночестве, не только ее кошелек, но и она сама могла бы вскоре стать добычей каких-нибудь мошенников.
«Наверное, я сошла с ума, когда решила, что смогу обойтись без всякой помощи!»— подумала Альдора, устыдившись своей наивности и дерзости.


Почти весь день Альдора провела у постели герцога, который становился все беспокойнее.
Хобсон установил очередность их дежурств. Сперва он заставил ее пообедать, а потом уговорил пойти к себе. На, ее протесты он ответил:
— У вас не было возможности отдохнуть. Лучше это сделать сейчас, а потом вы посидите с ним, пока я буду занят своей обычной работой. Ночью я вас сменю.
— Но это нечестно! — возразила Альдора. — Вы; будете на ногах гораздо дольше, чем я!
Хобсон усмехнулся:
— Я привык много работать, миледи! Лучше вы посидите с ним днем, а я ночью.
— А если его светлость будет плохо спать? — не сдавалась Альдора. — Вам тоже необходим отдых.
— Ну хорошо, миледи, — согласился Хобсон. — Оставайтесь с его светлостью, а в два часа я вас сменю.
Так будет справедливо?
— Да, так будет лучше, — согласилась девушка.
Хобсон предложил поставить для нее кровать в каюте герцога, чтобы она могла прилечь, если будет возможно.
— Вдруг я засну и не услышу, когда его светлость проснется? — забеспокоилась Альдора.
— Вы будете спать чутко. Так всегда бывает, когда дежуришь у постели больного.
Альдоре показалось, что нечто подобное она уже слышала от самого герцога.
Никто, кроме отца, никогда не говорил с Альдорой о серьезных вещах. Знакомые ее матери вполне удовлетворялись обсуждением нарядов и драгоценностей или светских сплетен.
Через некоторое время после ухода Хобсона герцог стал Проявлять признаки беспокойства. Он что-то бормотал и метался на постели. Девушка подошла поближе и положила руку на его лоб.
Температура явно стала повышаться. Хобсон не ошибся, у герцога начинались жар и лихорадка.
Однако до полуночи состояние герцога особенно не менялось, и Альдора рискнула прилечь.
Через некоторое время она услышала, что герцог мечется и что-то возбужденно говорит.
Альдора вскочила с кровати и подбежала к больному.
Его лоб был сухим и горячим. Он весь пылал. Температура, видимо, поднялась еще выше.
Герцог снова забормотал что-то неразборчивое, а затем стал бредить почти в полный голос.
— Русские!.. Их… срочно нужно… остановить! Напишите… Шер-Али! Обсудить… надо это обсудить!
Он замолк, потом заговорил еще громче и беспокойнее:
— Не пускать русских в Афганистан!.. Это важно!
Выполнять!..
Альдора понимала, что все мысли герцога заняты ситуацией в Индии.
Жар все не спадал, и Альдора решилась позвать Хобсона, который прилег отдохнуть в маленькой каюте напротив.
Как только девушка постучала в дверь, он немедленно отозвался:
— Миледи, я буду готов через секунду.
Стоя у постели больного, они прислушивались к его бессвязному бормотанию. Чаще всего повторялись слова «Россия»и «Афганистан».
— Не переживайте, миледи, — сказал Хобсон, — я оботру его светлость уксусом. Это лучшее средство от высокой температуры.
Альдора помогла Хобсону снять с герцога рубашку и подложить подушки ему под спину.
Моряк смочил губку в уксусе и стал обтирать герцога.
Альдора с удивлением обнаружила, что ее совсем не смущает, что она находится рядом с полуобнаженным мужчиной. Герцог казался ей больным ребенком, которому нужно помочь, и Альдора всем сердцем хотела, чтобы лихорадка и жар отпустили больного.
Прошло около получаса, прежде чем Хобсон решил, что обтирание можно прекратить. Лоб герцога действительно стал прохладнее, кожа уже не была такой, сухой и воспаленной. Он еще что-то говорил, но уже тише и спокойнее.
— Теперь его светлость быстро пойдет на поправку, — сказал Хобсон.
Он накрыл хозяина чистым сухим полотенцем, а сверху — свежей простыней. Затем он приоткрыл иллюминатор, чтобы проветрить каюту.
Альдора только сейчас заметила, что яхта сбавила скорость, а потом и вовсе встала на якорь.
Так всегда поступал ее отец, чтобы дать команде отдохнуть.
Хобсон взглянул на хозяина и удовлетворенно улыбнулся:
— Сегодня его светлость будет спать спокойно, миледи. Сейчас вам тоже надо поспать. Я разбужу вас, когда солнце будет уже высоко.
— А вы уверены, что не хотите немного передохнуть?
— Я уже хорошо отдохнул, — отозвался Хобсон. — К тому же мне в отличие от вашей светлости не требуется заботиться о своей красоте!
Он улыбнулся Альдоре, и девушка в ответ рассмеялась.
— Хорошо, Хобсон. Но не стесняйтесь, будите меня, если вам понадобится помощь.
— Не волнуйтесь, миледи, я уверен, что его светлость доспит до утра.
— Тогда спокойной ночи! — улыбнулась Альдора. — И спасибо… за все.
Она отправилась к себе в каюту, разделась и легла.
Только теперь девушка почувствовала, как вымоталась за последние сутки.
Альдора боялась, что не сможет уснуть после всего, что с ней приключилось, однако стоило ей лечь под теплое одеяло, как она тут же погрузилась в сладкий крепкий сон.


Герцог сидел в кровати, обложенный мягкими подушками, и смотрел на Альдору.
Солнечный свет пробивался сквозь иллюминатор, золотил ее шелковистые волосы, создавая вокруг головы нечто вроде нимба. Герцог вновь подумал, что эта девушка красива какой-то необычной, неземной красотой.
На нее хотелось смотреть снова и снова.
Сейчас Альдора читала герцогу какие-то стихи, которые нашла в библиотеке. Ее голос звучал мягко и мелодично. Слушать ее было приятно и легко.
Девушка кончила читать и взглянула на герцога.
— Мне кажется, никто не смог бы лучше описать море в штормовую погоду! — сказала она. — Папа всегда читал мне что-нибудь вслух, чтобы отвлечь от морской болезни.
Музыка этих стихов так прекрасна, что забываешь о любых неприятностях.
Герцог все это время скорее любовался Альдорой, чем слушал то, что она читала, но тем не менее ответил:
— Сегодня погода просто чудесная, а море спокойно.
Даже не верится, что на свете существует морская болезнь.
— Да! — откликнулась Альдора. — Сегодня просто чудесно! Мне бы хотелось, чтобы вы тоже могли подняться на палубу и полюбоваться морем.
— Я встану завтра, — ответил герцог.
Альдора всплеснула руками.
— Вы уверены, что уже можно? А вдруг лихорадка и жар опять вернутся?
Решив, что ее слова не убедили герцога, она добавила:
— Будьте благоразумны! Мы с Хобсоном так старались, обтирая вас уксусом. Наверное, теперь этот запах всегда будет напоминать мне, как мы боялись за вас.
— Думаете, мне стоит извиниться?
— Я не прошу вас извиняться, но обещайте беречь себя и больше не пугать нас. Хобсон надеется, что вы будете благоразумны и побудете на яхте еще хотя бы дней пять-шесть.
— Вечно Хобсон кудахчет надо мной, как старая наседка! — недовольно проворчал герцог. — А вы…
Он замолк в нерешительности.
— Что — я?.. — спросила Альдора.
— Вы вдруг превратились в ангела-хранителя! Я-то считал, что вам больше по душе костюм воинственной амазонки!
Альдора рассмеялась:
— Неужели я произвожу такое впечатление?
Герцог ответил не сразу.
— Я хотел бы, чтобы наша вражда была забыта, — тихо произнес он. — Вы спасли мне жизнь, я не только ваш должник: я чувствую, что отныне обязан оберегать вас и заботиться о вас.
Он говорил вполне непринужденно, но от его взгляда не ускользнуло то, что на щеках девушки выступил нежный румянец, а в глазах промелькнуло смущенное выражение.
— Нам надо решить, — продолжал герцог, не давая заговорить Альдоре, — как я могу вас отблагодарить. Деньги вам не нужны, и драгоценностей, полагаю, у вас предостаточно. Могу я предложить вам в подарок прекрасного жеребца?
Альдора засмеялась:
— Вы так предусмотрительны! Такому подарку я не только буду очень рада, но он единственный, который мне позволительно от вас принять.
Герцог ответил не сразу.
— Альдора, мы не должны сбрасывать со счетов светские условности. Когда я смогу мыслить яснее, чем сейчас, когда перестанет действовать лекарство, которое наверняка мне дал Хобсон, чтобы успокоить боль, мы подумаем о вас.
— Обо мне? — растерянно переспросила Альдора.
— Полагаю, вы понимали, что, уступив просьбам Хобсона, чтобы остаться и заботиться обо мне, вы подвергли опасности свою репутацию. Если кто-нибудь узнает, что ночь вы провели на моей яхте…
— Не понимаю, как это может стать известно…
— Надеюсь, никто не узнает, но я подумал, что будет разумнее высадить вас на берег, чтобы вы могли добраться до дома как можно быстрее. Или у вас есть другой план?
Альдора несколько секунд молчала, стараясь собраться с мыслями.
— Вы предлагаете… мне… отправиться в обратный путь… одной?
— Я подберу вам прекрасного надежного скакуна. Такого можно найти в Плимуте. Мой капитан прекрасно разбирается в лошадях. Я всегда доверял ему представлять мои интересы на аукционах, на которых почему-либо не мог присутствовать сам.
Альдора не отвечала, вспоминая, как испугалась при виде разбойника с мушкетом.
Путешествие по незнакомой местности до Беркхэмптон-Хауса займет не менее трех дней. Перспектива провести эти дни в одиночестве пугала ее.
Герцог первым нарушил молчание:
— Я не смогу послать с вами кого-либо из команды.
Несмотря на самые строгие указания, неосторожно брошенная фраза может навести на мысль, что это мой человек, а там уж связать все факты воедино не составит труда.
Как раз этого мы и должны избежать.
— Да… конечно, — тихо проговорила Альдора.
— Есть еще один вариант, — продолжал размышлять герцог. — Полагаю, в Плимуте или Фалмуте нам удастся найти корабль, направляющийся в Саутгемптон. Рыболовецкие суда часто совершают этот путь.
Герцог нахмурился, продолжая, видимо, обдумывать что-то про себя.
— Но, боюсь, компания, в которую вы можете попасть, окажется не из приятных. Как бы вам не пришлось услышать какие-нибудь грубые высказывания, которые оскорбят вас.
При этих словах Альдора вздрогнула, снова вспомнив грубое и злое лицо грабителя.
Понимая, что герцог ждет от нее ответа, она неуверенно спросила:
— Обязательно… принимать решение… прямо сейчас?
Я бы предпочла подождать, пока вы окончательно поправитесь.
Герцог улыбнулся:
— Я бы тоже этого хотел. Мне нравится, когда вы рядом. Нравится беседовать с вами, Альдора. Но я не могу не думать о том, что, удерживая вас здесь, я подвергаю опасности вашу репутацию. Вы спасли меня от пули разбойника, я должен спасти вас от злых языков и беспардонных слухов, которые так легко распространяются в высшем свете.
Альдора улыбнулась:
— Это правда! Каждый раз, когда я слышу, как подруги моей матери, не останавливаясь, болтают о том, кто и что сделал или сказал, я не могу не поражаться, как бездарно они привыкли тратить время!
— Да, верно, — согласился герцог. — Но мне кажется, все женщины любят поболтать, так же как все мужчины любят испытывать свое мужество: воевать, взбираться на горные вершины, искать сокровища, спрятанные сотни лет назад!
Альдора внимательно слушала.
— Но вы, Альдора, совершенно не похожи на других женщин. Вас интересуют тайные знания, эзотерические послания, написанные тысячи лет назад и подвластные только избранным.
— Вы когда-нибудь встречали таких людей?
Герцог почувствовал в ее вопросе нескрываемое любопытство.
— Я знал людей, которые, несомненно, владели тайными знаниями.
— А когда и где это было?
— Когда я был в Индии.
— Вы не говорили мне, что уже бывали в Индии!
— Вы же не спрашивали! Несколько лет назад я служил адъютантом у губернатора Мадраса. Это было интереснейшее время, которое я никогда не забуду. Я бы остался на службе и дольше, но, к несчастью, умер мой отец, и мне пришлось вернуться домой.
— И с тех пор вы там больше не бывали?
— Не представлялось возможности. До сегодняшнего дня по крайней мере.
Оба замолчали. Герцог видел, что Альдора напряженно обдумывает его слова.
Затем, все таким же индифферентным тоном, он сказал:
— Пожалуй, нам стоит вернуться к тому, как устроить ваше безопасное возвращение домой.
Альдора поднялась.
— Не беспокойтесь обо мне. Вам надо отдохнуть. Хотите, я вам почитаю? Или просто закройте глаза и немного полежите спокойно.
— Вы так же строги, как моя няня. Она всегда отрывала меня от любого важного дела, потому что боялась за мое здоровье.
— А для вас важно устраивать мои дела?
— Разумеется. Разве вы не заметили: я люблю наводить порядок там, где царит хаос, и предпочитаю добиваться совершенства во всем, что мне дорого.
— Это вы о Самсоне? — улыбнулась Альдора.
— Вот именно! О Самсоне, о других моих лошадях, о моих поместьях.
Он помедлил и добавил:
— Мне бы хотелось, чтобы вы побывали у меня в поместье в Бекингемшире. Уверен, вы не найдете в моем доме ни одного изъяна, как бы ни старались.
— Уж я бы постаралась что-нибудь отыскать! Вы так самоуверенны! Это было бы для вас хорошей проверкой, хотя и очень легкой.
— Можете предложить что-нибудь более сложное?
Они смотрели друг на друга. Оба понимали, о чем шла речь. Более сложного и ответственного испытания, чем пост вице-короля Индии, нельзя было и придумать. Тут от человека требовались все душевные, нравственные и физические силы.
На мгновение Альдоре показалось, что взгляд герцога гипнотизирует ее. Она не могла ни пошевелиться, ни отвести глаза.
Однако она пересилила себя и сказала:
— Не вижу другого способа заставить вас отдыхать, как почитать вам что-нибудь самое занудное! Видимо, это единственная возможность усыпить вас!
— Только попробуйте, и я запущу в вас подушкой! — улыбнулся герцог. — А как вам известно, моей руке нельзя делать никаких резких движений!
— Ну ладно, — сдалась Альдора, — почитаю вам что-нибудь лирическое.
— На нижней полке шкафа, который стоит в углу, вы найдете подходящую книгу.
Альдора повернулась к книжному шкафу, встроенному в стену. Ей не хотелось спорить с герцогом, она боялась вновь испытать на себе его магнетический взгляд.
Нижняя полка была уставлена книгами о лошадях. Но там же были три издания, которые, как была уверена Альдора, имел в виду герцог.
Одна книга рассказывала о буддизме, другая называлась «Индия вчера и сегодня», третья — «Тайны древней Индии».
Альдора почти машинально протянула руку к последней книге и сняла ее с полки.
Вернувшись к постели герцога, девушка увидела, что он лежит, закрыв глаза. На его губах была удовлетворенная улыбка, которая явно говорила о том, что он добился своей цели.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Стихия любви - Картленд Барбара



Такой умный герой, такая умная героиня, но Индию они-таки потеряли:). Вера автора в бога и тайные знания у индусов переходит все мыслимые границы. После этого описания образованности и спортивности героини просто смешны: 3/10.
Стихия любви - Картленд БарбараЯзвочка
5.03.2011, 20.02





Я все удивляюсь: как можно за 4 дня понять, что любишь? Почти во многих книгах герои признаются в любви совсем не зная друг друга. Как возможно с гордою душой целоваться на 4 вечер, а в любви поклясться на 8.
Стихия любви - Картленд Барбаранадежда
18.12.2012, 0.12





Верю что можно полюбить человека за 4 дня, можно даже за 1 день.Просто если у двух людей, одинаково воспринимающих мир, много общего, то это сближает их очень быстро. А если есть духовная близость- это и есть любовь.
Стихия любви - Картленд БарбараСофи
9.12.2013, 21.29





девочки я знаю несколько пар которые сошлись на 3 день знакомства затем вышли за него замуж.и живут.а вот моя подруга встречалась 5 лет.затем отгрохала свадьбу.через 3 месяца разбежались.по моему зависит от человека.если он запальцован или псих или жмот так хоть 8 лет встречайся жизни не будет.наукой доказано обычно разбегаются сразу или через 3 года
Стихия любви - Картленд Барбаравика
23.02.2014, 17.57





Начало книги фееричное,но потом как водится появляются разбойники,избитый сюжет ,многократно применявшейся и набивший оскомину,в конце страстная любовь и перспектива большого семейного счастья.Начало хорошее ,а дальше полнейшая чушь.Увы 6.
Стихия любви - Картленд БарбараОЛЬГА М
17.06.2014, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100