Читать онлайн Стихия любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стихия любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стихия любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Стихия любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Через несколько минут он был уже на конюшне. Как он и ожидал, все работники и конюхи уже спали. Только лошади в стойлах, переступая с ноги на ногу, нарушали ночную тишину.
Главный конюх, вероятнее всего, имел собственный дом где-нибудь неподалеку и уже давно безмятежно спал.
Однако герцог знал, что мальчики-грумы, как правило, остаются ночевать на чердаках конюшни. Герцог поднялся на несколько ступенек по лестнице, которая вела на чердак, и негромко окликнул спящих. Через несколько мгновений появился один из его грумов, одеваясь на ходу.
— Оседлайте мне Самсона, и побыстрее, — распорядился герцог.
На это понадобилось не более пяти минут, однако герцог понимал, что каждая просроченная секунда отдаляет его от Альдоры.
Прежде чем выехать со двора, герцог как бы между прочим спросил:
— Ее светлость собиралась покататься верхом. Вы не заметили, как давно она уехала?
Мальчик поразмыслил несколько секунд:
— Я слышал, ваша светлость, как кто-то тихонько выводил лошадь во двор, но я не знаю, действительно ли это была леди Альдора.
— Когда это было? — снова спросил герцог.
— Наверное, минут двадцать — тридцать назад, ваша светлость.
Герцог вскочил в седло и тронул коня.
К счастью, в это утро он не стал тренировать Самсона, и теперь конь был хорошо отдохнувшим, так что хозяин мог рассчитывать на него.
Герцог так часто приезжал в Гудвуд и так много времени проводил, катаясь верхом по его окрестностям, что знал эти места почти так же хорошо, как свое собственное поместье в Бекингемшире.
Выехав из парка, он направился на юг, прямо через поля.
Это была кратчайшая дорога до пристани в Чичестере.
По дороге он думал, что Альдора скорее всего попытается сесть на первый же корабль, который будет отплывать во Францию. Но если ей что-то помешает, она наверняка поедет в Портсмут, откуда регулярно отправляются корабли через Ла-Манш.
Герцог довольно хорошо ориентировался на пристани, но он никогда не обращал внимания на пассажирские корабли. Его всегда интересовали частные яхты, такие, как его собственная.
Его яхту доставили в Чичестер прямо со строительных верфей, и она считалась одной из самых современных и респектабельных в Лондоне.
Покупая ее, герцог знал, что это судно, так же как И его великолепные лошади, станет предметом восхищения и зависти всех его друзей. После скачек он намеревался пригласить на борт самых близких из них. Но сначала ему хотелось самому разобраться в тех новшествах и новомодных изобретениях, которыми была оснащена его яхта.
Теперь же герцог с досадой и раздражением подумал, что вместо приятной морской прогулки ему предстоит гоняться на своей яхте за взбалмошной молодой леди.
Он определенно считал, что ее родители не позаботились вовремя о соответствующем воспитании дочери, а теперь, по мнению герцога, она была уже безнадежно испорчена.
Герцога приводило в ярость и то, что маркиза позволила себе говорить со своими друзьями о его личных делах.
Он понимал, что ее светлость считала брак с Альдорой делом решенным. Ведь речь шла о крестнице самой королевы и о сказочно выгодном предложении, которое вступало в силу сразу же после заключения брака.
» Вероятно, — рассуждал сам с собой герцог, — мне следовало бы попросить личной аудиенции у королевы и рассказать ей о невозможности брака с Альдорой. Быть может, ее величество согласилась бы найти мне более подходящую партию «.
Но ему тут же пришла в голову мысль, что королева вряд ли вняла бы его просьбам — хотя бы потому, что она и отдаленно не представляла себе, каков на самом деле характер Альдоры.
Ее величество, должно быть, наслышана о том, как эта девушка умна и образованна. Она бы ни за что не поверила, что при этом она еще несносна, взбалмошна и совершенно не умеет вести себя!
Однако он прекрасно понимал, какую благодатную пищу для слухов и сплетен может дать эта история, дойди она до ушей дворцовых сплетников. Подумать только: от первого жениха Лондона сбежала молоденькая девчонка, оскорбленная его донжуанскими похождениями!
Хотя скорее всего такому вздору при дворе никто бы не поверил, этот слух передавался бы от одного к другому со смехом и вздохами, обрастая небылицами, как снежный ком. И когда бы герцог ни появлялся в любом из клубов, он чувствовал бы, что здесь только что говорили о нем.
— Черт побери! — подумал он вслух. — Я сделаю ее своей женой, хотя бы для того, чтобы доказать: через меня нельзя перепрыгнуть, как через трухлявый забор!
Герцог тут же сам удивился этой мысли.
Неужели он, герцог Уидминстер, столь разборчивый во всем, что касается женщин, первый и убежденный холостяк в Лондоне, признанный покоритель сердец первых красавиц высшего света, неужели он собирается жениться на молоденькой хулиганке, которая заявила, что скорее умрет, чем выйдет за него замуж?
— Я, кажется, схожу с ума! — мрачно воскликнул герцог, пришпоривая Самсона.
К счастью, ночь была лунная, так что герцог легко выбирал дорогу. Дыхание моря чувствовалось все явственнее, и он был уверен, что совсем скоро выедет на берег.
Неожиданно погода стала ухудшаться, поднялся ветер, засверкали молнии, и пошел сильный дождь.
Герцог понял, что еще немного — и он вымокнет до нитки. К тому же гроза пугала Самсона, и при каждом раскате грома он начинал дрожать и замедлял свой бег.
Эта часть Суссекса всегда славилась своей непредсказуемой погодой с ливневыми дождями и грозами.
Как-то раз молния почти на треть разрушила часовню кафедрального собора. Несколько позже бурей была разрушена еще одна часовня. Высокое сооружение буквально на глазах рассыпалось под порывами сильного ветра. Герцог сам был свидетелем этих событий. Тогда, в 1865 году, он приехал из Оксфорда в Гудвуд погостить у своего друга, герцога Ричмонда. В том же году его светлость распорядился заложить камень под постройку новой церкви, средства на возведение которой он выделил сам.
Вот и теперь погода становилась все хуже и хуже.
Когда прямо над головами лошади и седока сверкнула очередная молния, за которой последовал оглушительный раскат грома, герцог понял, что заставить Самсона бежать дальше не удастся.
Невдалеке он увидел крыши домов и решил, что придется попросить там убежища.
С большим трудом ему удалось заставить Самсона дойти до ближайшего дома, который оказался придорожным постоялым двором.
При следующей вспышке молнии герцогу удалось рассмотреть небольшой двор и конюшню.
Герцог спешился, со скрипом отворил покосившуюся дверь и завел Самсона внутрь.
В маленькой конюшне было грязно и неприглядно. Одно стойло уже занимала чья-то лошадь. Другое было свободным. В яслях лежало сено, в корыто была налита вода.
Герцог разнуздал коня, но оставил его оседланным на случай, если ливень прекратится так же внезапно, как начался.
Он повесил узду на крюк, вбитый в стену, закрыл стойло и под дождем прошел к дверям постоялого двора.
Внутри горел свет. Видно, какой-то путник, застигнутый грозой, решил укрыться здесь от непогоды.
Герцог открыл дверь и снял шляпу, с которой полилась вода. В просторной комнате горел камин. Герцог шагнул к нему, спеша обсушиться и согреться, и заметил, что кто-то сидит в кресле лицом к камину.
В следующую минуту он разглядел в полутьме пышные золотистые волосы и понял, что, к счастью, ему удалось найти Альдору!
Она не оборачивалась, видимо, не очень интересуясь вошедшим.
Только когда герцог подошел поближе и встал так, что оказался к ней лицом, Альдора от неожиданности вздрогнула и крепко стиснула подлокотники кресла.
— Полагаю, — заявил герцог, отбрасывая со лба прядь мокрых волос, — ваш конь не любит грозы — так же как и мой Самсон? Мне с трудом удалось найти для него укрытие.
Он нарочно говорил таким тоном, словно они вели светскую беседу в Беркхэмптон-Хаусе.
— Почему вы здесь? — спросила Альдора.
Герцог положил шляпу и принялся расстегивать промокший плащ.
— Вы не будете возражать, если прежде, чем мы возобновим наше сражение, я сниму плащ и повешу его сушиться? — спросил он. — Мне бы не хотелось простудиться, А это, я боюсь, может грозить нам обоим.
Он заметил, что плащ Альдоры сушится по другую сторону камина, и от него уже идет пар. Значит, она промокла до нитки — так же как и он.
Не дождавшись ответа, герцог снял насквозь промокший плащ. Даже плечи и рукава белой рубашки из тонкого батиста были мокрыми.
Повесив плащ у огня, герцог спросил:
— Здесь можно раздобыть чего-нибудь выпить?
Он уже успел оглядеться и понять, что они оказались в таком месте, куда при обычных обстоятельствах им не пришло бы в голову заглянуть.
Потолок их неказистого пристанища был сделан из кусков старой корабельной обшивки, пол, вымощенный плитами, кое-где прикрывали грязные половицы.
В комнате стояли лишь несколько поломанных деревянных кресел да хромоногий стол.
Словно услышав его вопрос, из-под лестницы показался высокий широкоплечий человек, видимо, хозяин этого постоялого двора.
Вид у него был такой же убогий, как у его заведения.
К тому же в спешке он оделся кое-как: воротник был расстегнут и скособочен, а штанины подвернуты одна выше другой.
Несколько удивленный появлением столь важной персоны, хозяин с низким поклоном подобострастно спросил:
— Чем могу услужить вам, сэр?
Герцог собрался было ответить, как вдруг Альдора сказала по-французски, чтобы хозяин не понял, о чем шла речь:
— Берите бренди. Это единственное, чем нельзя отравиться в этой дыре. Уверена, хозяин не заплатил за него ни пенни таможенного сбора.
Герцог невольно улыбнулся:
— Бренди, пожалуйста. И не забудьте принести и саму бутылку.
Он был уверен, что иначе хозяин не преминет налить в стакан какого-нибудь сомнительного пойла.
— Одну минутку, сэр, — с поклоном отозвался хозяин и отправился исполнять распоряжение.
Герцог заметил, что перед Альдорой на небольшом табурете стоит стакан с бренди, и спросил:
— Вы тоже пьете бренди?
— Да, он здесь неплохой. Правда, я не догадалась попросить бутылку. Запомню на будущее.
Герцог, который успел уже согреться и обсушиться, тихо спросил:
— Полагаете, будет и следующий раз? Лично мне не нравится путешествовать в такую погоду.
— Не ждите, что я буду извиняться за бурю.
Помолчав, она добавила:
— Удивительно, что вы так быстро нашли меня.
— Ваша мать зашла к вам в спальню, чтобы побеседовать…
Альдора вскинула брови:
— Как странно! Раньше, если ей и нужно было что-то мне сказать, она всегда дожидалась утра.
— Это особый случай. Дело серьезное.
— Что же тут серьезного?
— Ваше исчезновение повлекло бы за собой настоящий скандал. А я выглядел бы посмешищем в глазах всего света.
На мгновение воцарилась тишина.
— Я не думала, что мое исчезновение будут как-то связывать с вами, — заметила Альдора. — О нашей… предполагаемой свадьбе никто ничего не знает.
Герцог не успел ответить. В комнату вошел хозяин. В руках он держал поднос со стаканом и открытой бутылкой бренди.
Едва взглянув на бутылку, герцог понял, что Альдора совершенно права: это был превосходный французский коньяк, ввезенный в Англию контрабандным путем.
Контрабандный ввоз товаров стал настоящим бедствием во время войны с Наполеоном, но и сейчас контрабандисты вольготно чувствовали себя на всем южном побережье Англии.
Береговая служба не могла досматривать все суда и суденышки, особенно при том, что побережье изобиловало маленькими бухтами, гаванями и дельтами рек.
Герцог взял бутылку и стакан.
— С вас, ваша милость, гинея, — нерешительно проговорил хозяин.
Цена была неслыханно высока, и герцог знал это, но, молча вынув из кармана гинею, он бросил ее на опустевший поднос.
Словно опасаясь, что у него отберут деньги, хозяин постоялого двора поспешно удалился.
Бутылка была уже откупорена, и герцог решил, что из этой же бутылки хозяин наливал Альдоре.
— Позвольте наполнить ваш стакан, — предложил он девушке.
— Мне не хочется много пить. Я должна быть готова продолжить свой путь, как только утихнет ливень, — вызывающе заявила Альдора.
— А я думаю, что чуть-чуть опьянеть все же лучше, чем заработать насморк и кашель.
Не ожидая услышать ничего подобного, Альдора не выдержала и улыбнулась.
Герцог наполнил оба стакана и сел в кресло у камина.
— Так все же лучше, чем мокнуть под дождем.
Альдора помрачнела и неуверенно сказала:
— Вы все равно… не сможете насильно… заставить меня вернуться!
— Да, это будет довольно сложно, — согласился герцог. — Разве что напоить вас до такой степени, чтобы вы не могли сопротивляться. Вы сами мне это подсказали.
Альдора рассмеялась. Смех ее звучал мелодично, словно серебряный колокольчик.
— Это же шокирует весь свет! Представьте только, какова пища для слухов и сплетен!» Герцог доставляет безутешной матери сбежавшую наследницу, привезя ее в бессознательном состоянии, привязанной поперек седла его лошади!«
Взглянув на герцога, чтобы понять, какое впечатление произвела ее реплика, она вдруг спросила:
— Ведь мама не плакала, не так ли?
— Нет, но она очень переживала, что скажет королева, если узнает о вашей безумной выходке.
— Королева? Какое отношение к этому имеет королева?
— Это была идея ее величества — поженить нас, — невозмутимо ответил герцог.
Альдора уставилась на него в немом изумлении.
— Не могу поверить! — воскликнула она»— Неужели мама обратилась к королеве с просьбой подыскать мне мужа?
— Это не так уж странно, раз ее величество — ваша крестная.
Несколько мгновений они оба молчали, потом герцог произнес:
— И, надо сказать, вы прекрасно подходили для выполнения той задачи, которую она поставила передо мной.
— Перед вами? — В голосе Альдоры послышалось любопытство.
— Ее величество предполагала направить меня в Индию вместо лорда Нортбрука.
— Но какое я имею отношение к вашему назначению?
— Вице-король должен быть женат.
— Так вы будете вице-королем Индии?
— Только в том случае, если вы согласитесь выйти за меня замуж. В противном случае ее величество королева подберет на этот пост кого-нибудь еще.
— Я не верю! Вы нарочно выдумали эту историю!
— Клянусь, это правда! По крайней мере так мне сказала ваша мать, и именно это я собирался сообщить вам, когда вы не соизволили меня выслушать.
Альдора перевела дыхание и воскликнула:
— Я и представить себе не могла, что мама выдумает для меня нечто подобное! Это просто ужасно! Неужели она не понимает, что это значит?
— Ваша мать очень умная женщина, это всем известно, — сказал герцог. — Поэтому меня не удивляет, что ее планы относительно вас весьма честолюбивы.
— Да, это правда, — вздохнула Альдора. — Ей удалось выдать Мэри за князя, а Фебу — за богатого графа.
Значит, для меня она решила выбрать наместника огромной страны!
— По-моему, эта идея целиком принадлежит ее величеству.
Герцог подлил себе еще немного бренди. Он согрелся, и почему-то исчезло раздражение от того, что его вытащили среди ночи из кровати и заставили разыскивать молоденькую строптивицу, да еще в такой ливень, который, кажется, и не думает прекращаться.
— Интересно, — задумчиво произнесла Альдора, — это заслуга моей изобретательной матери или судьба, что вам предложили место вице-короля как одно из условий сделки?
Герцогу этот вопрос показался неуместно прямолинейным.
— Я столько слышал о вашей пресловутой способности предугадывать события, что готов поклясться: разрешить этот вопрос не так уж трудно!
— Способность предугадывать события не распространяется на меня саму, — ответила Альдора. — Но что касается Индии, это совсем особенный случай.
— Почему?
— Это единственное место, куда мне очень хотелось бы поехать. Все, что связано с историей и культурой этой страны, так интересно, увлекательно, необычно!
Она говорила тихо и задумчиво, без всякой агрессии.
— Вы говорите о религиозных обычаях Индии? О буддизме, например? — так же тихо и проникновенно спросил он.
— Конечно, — ответила Альдора. — О буддизме, о тайных письменах, которые так надежно спрятаны во дворцах и храмах этих загадочных людей, которых их завоеватели даже не пытаются понять.
— Я не совсем с вами согласен, — сказал герцог. — Я думаю, многие люди стремились получше узнать коренных жителей Индии, и некоторые из них преуспели.
— Папа тоже так считал, — тихо откликнулась Альдора, — но наши политиканы, включая лорда Нортбрука, не имеют ни малейшего представления о том, что думают и во что верят индусы, что они чувствуют, каким богам поклоняются!
Альдора говорила так страстно и увлеченно, что герцог был удивлен до глубины души.
— Я всегда обещала себе, — продолжала Альдора, словно сама с собой, — что когда-нибудь побываю в Индии. Поэтому я и начала изучать урду и некоторые другие языки. Они просто восхитительны!
Теперь герцог понял, почему мог состояться тот, изумивший его разговор, между Альдорой и послом.
Однако он не мог до конца избавиться от подозрения, что она просто пытается произвести на него впечатление.
На несколько мгновений в комнате повисла тишина.
Первым ее нарушил герцог.
— Если то, что вы говорите, правда, сама судьба посылает вам возможность осуществить свою мечту. Вы могли бы увидеть Индию, а об этом вряд ли может мечтать девушка вашего возраста.
— Но при этом ваше общество неизбежно! — В голосе Альдоры зазвучал металл.
— Да, это так, — согласился герцог.
Он отпил немного бренди, прежде чем продолжить.
— Так сложились обстоятельства, что разгулявшаяся стихия отрезала нас от внешнего мира и между нами установилось нечто вроде перемирия. Я хочу воспользоваться этой возможностью и задать вам вопрос, который не перестает тревожить меня: за что вы так меня ненавидите, что решились бросить все, что вам близко и дорого, и бежать в неизвестность? Что заставило вас бросить надежное настоящее и ринуться навстречу неизвестному будущему?
— Я в состоянии сама о себе позаботиться, — твердо сказала Альдора.
— В этом я сомневаюсь, — отозвался герцог, — но сейчас мне не хотелось бы об этом спорить. Я просто хочу узнать, что заставило вас решиться выбрать жизнь, которую многие женщины назвали бы трудной и даже опасной?
— Я не хочу отвечать вам на этот вопрос.
— Я мог бы понять это, если бы мы с вами сидели сейчас в уютной гостиной в доме вашей матери, — настаивал герцог. — Но так случилось, что здесь никого нет, никто не может нас подслушать. Так почему бы вам не сделать мне одолжение и не удовлетворить мое любопытство?
— Вам вряд ли понравится то, что вы услышите!
— Я готов рискнуть.
— Ну хорошо, — согласилась Альдора.
Она сделала глоток, словно надеялась, что бренди придаст ей мужества.
— Сначала я расскажу вам о себе.
— Я очень хочу узнать о вас как можно больше, — сказал герцог. — Даже самое малоприятное.
Ему показалось, что Альдора едва заметно улыбнулась этому замечанию, сочтя его шуткой.
— Мама всегда лелеяла в отношении меня и сестер самые честолюбивые планы. Папа же был другим человеком.
По ее тону герцог понял, что отец играл в жизни этой девушки гораздо большую роль, чем мать.
Он осторожно заметил, боясь прервать ее рассказ:
— Я уверен, вы были очень привязаны к своему отцу.
— Я любила его, — просто ответила девушка. — Он очень ждал, что родится мальчик. Но когда родилась я, третья девочка, он научил меня главному в этой жизни: пониманию того, что знания — единственное, что не приносит разочарования.
Теперь герцогу стало ясно, почему все, кому случалось разговаривать с Альдорой, отмечали, как умна эта девушка.
— Но папа умер, — тем временем продолжала она. — А мама настаивала на том, что мне следует, по примеру своих сестер, занять блестящее положение в обществе.
Она вздохнула и продолжила уже более жестко:
— Мэри заставили выйти замуж за князя Фредерика Гуттенбергского, хотя он был отвратителен ей. Это человек напыщенный, глупый и к тому же убежденный в том, что женщины — низшие существа, которые должны подчиняться мужчинам.
Альдора вновь перевела дыхание.
— Мэри так несчастна! Этот брак для нее словно тюрьма, из которой нет выхода.
— Я не верю, — не мог не заметить герцог, который всегда восхищался маркизой, — что ваша мать заранее знала о том, что все так случится.
— Конечно, нет! — согласилась Альдора. — Но когда князь попросил руки Мэри, мама не смогла отказать. Ведь ее дочь при этом становилась супругой правителя! И не важно, что Гуттенберг — лишь маленькое заштатное прусское княжество.
Герцог молча ждал продолжения.
— Феба была влюблена в одного молодого человека, которого знала с детства. Он был простым землевладельцем, но мама считала, что этого недостаточно. Моей сестре было велено выйти замуж за безмерно богатого графа Фенуика, владельца огромных поместий и древнего титула, дарованного кому-то из его предков в тринадцатом столетии.
И вновь в голосе Альдоры зазвучали горечь и боль.
— Этот человек — безнадежный пьяница, к тому же позволяет себе самые низкие ругательства и даже рукоприкладство по отношению к своей жене.
Герцог молча смотрел на Альдору, не в силах поверить тому, что только что услышал.
Он вспомнил, что в прошлом году видел графиню Феиуик в Букингемском дворце и подумал, что она, должно быть, либо очень больна, либо очень несчастлива.
Герцогу также доводилось слышать рассказы о том, как ведет себя граф Фенуик. Многие уважаемые клубы закрыли перед ним свои двери.
Но все же герцогу было трудно представить, что такая разумная женщина, как маркиза, могла заставить дочерей принять предложения столь недостойных людей.
Впрочем, он тут же был вынужден признать, что в высшем свете мало кому из девушек выпадало счастье самостоятельно сделать выбор.
Как только девушки завершали образование, их родители начинали подыскивать им подходящие партии. Считалось, что чем скорее будет пристроена девушка, тем лучше, особенно если жених обладал достаточным состоянием.
— Я могу только сказать, что вашим сестрам очень не повезло в жизни. Понятно, что вам не хочется повторять их опыт.
Альдора слегка кивнула, подтверждая, что герцог правильно понял ее.
— А теперь, если вам все еще хочется услышать правду, я скажу вам, почему я не хочу выходить замуж именно за вас.
— Я слушаю вас, — серьезно отозвался герцог.
— Возможно, вы забыли ее, но три года назад к нам в Беркхэмптон-Хаус приезжала погостить леди Лоусон. Она только что оправилась после болезни.
На мгновение герцог оцепенел.
Конечно, он помнил ее!
Альдора могла бы и не делать такого ударения на слове «болезнь».
Элинор Лоусон впала в такое истерическое состояние после того, как герцог оставил ее, что докторам едва удалось ее спасти.
Разумеется, он не желал подобного исхода. Он понял, что ее намерения по отношению к нему весьма серьезны, сразу же, как только завязался их роман. С его стороны было большой ошибкой позволять этим отношениям продолжаться.
В свои двадцать пять лет Элинор была в самом расцвете красоты и очарования. Ее муж занимал весьма высокий пост, благодаря чему чета Лоусонов была вхожа в самые респектабельные дома Лондона, где Элинор блистала, как вечерняя звезда.
Лорд Лоусон, камергер самой королевы, был человеком достойным и уважаемым. В свое время он сделал блестящую карьеру военного.
Он женился, когда ему уже было за пятьдесят, на юной неопытной девушке. Как и многие мужчины в возрасте, он был пленен ее красотой, свежестью и молодостью.
Родители Элинор принадлежали к весьма знатному, но давно обедневшему роду. Они считали, что брак с лордом Лоусоном станет для их дочери весьма выгодной партией.
Юная девушка не имела ни малейшего представления о том, что значит быть женой человека, который годился ей в дедушки.
Сначала он делал все, чтобы превратить ее жизнь в сказку: дарил ей дорогие подарки, покупал самые модные туалеты. Элинор была в восторге.
Однако, когда лорд Лоусон, человек твердых принципов, стал требовать от жены неукоснительного подчинения его весьма старомодному образу жизни и выполнения всех его желаний, Элинор запротестовала.
Довольно скоро она поняла, что ее красота привлекает и подчиняет мужчин. Они влюблялись в нее, не подозревая, что девушка не обладает ни умом, ни здравым смыслом.
Герцог оказался далеко не первым любовником Элинор, но, к несчастью, единственным, в кого она влюбилась. Это была не та привязанность, которую питали к герцогу все его знакомые женщины. Не просто восхищение, преклонение и обожание.
Для Элинор ее любовь к герцогу стала первым настоящим чувством. Она захватила все ее мысли и чувства с такой силой, что девушка не могла более ни о чем думать.
Всепоглощающая страсть терзала ее.
Начиная очередной роман, герцог всегда рассчитывал лишь на мимолетную, недолгую связь. Он никогда не желал ничего серьезного. То, что с Элинор это невозможно, герцог понял довольно поздно. Она была человеком увлекающимся и эмоциональным до безрассудства.
Герцог умолял ее не афишировать их связь, не рвать отношений с мужем и, главное, не демонстрировать свои чувства публично.
С таким же успехом можно было обращаться к камню?
— Элинор продолжала донимать его своей страстью, буквально душила вниманием и заботой, пока наконец герцог не решил, что пора положить этому конец и исключить Элинор из своей жизни.
Он должен был пойти на разрыв, чтобы избежать скандала в обществе, который неминуемо погубил бы в первую очередь саму Элинор.
Герцог решил, что должен непременно положить конец этим отношениям, чтобы уберечь репутацию их обоих. Необходимость расставания Элинор переживала так же неистово, как весь их роман.
Позже герцог узнал, что на почве эмоционального истощения Элинор серьезно заболела.
Он очень переживал случившееся и даже подумывал, не послать ли ей цветы или записку, но решил, что не стоит продлевать агонию.
Он постарался навсегда исчезнуть из ее жизни и даже позаботился о том, чтобы никто из общих друзей не пытался снова свести их.
Герцог знал, что Элинор уезжала из города, но не предполагал, что это время она гостила в Беркхэмптон-Хаусе.
— Она рассказывала мне, — продолжала тем временем Альдора, — как сильно вас любила и как была оскорблена вашей жестокостью, когда вы бросили ее. Рыдания душили ее!
В голосе Альдоры слышалась неподдельная боль, а герцог думал, что только такая неуравновешенная женщина, как Элинор, могла доверить свои сердечные тайны девочке-подростку.
В столь юном возрасте Альдора не могла ничего знать о любви, поэтому столь горестный пример мог навсегда ранить ее и возбудить неприязнь к мужчинам.
— Я пыталась ее утешить, — рассказывала Альдора, — но она только плакала и говорила, что вы разбили ей сердце и что теперь ей хочется только одного… умереть!
Герцог промолчал.
Элинор не только не умерла, но даже восстановила отношения с мужем, для которого романы супруги давно не были секретом.
Он не стал излишне драматизировать события, зная, что она порвала со своими любовниками.
Последним из них, как слышал герцог, был некий французский маркиз, который одарил Элинор драгоценностями баснословной стоимости.
Герцог мог бы сейчас рассказать об этом, но решил, что Альдора вряд ли ему поверит, только возненавидит еще больше.
— Я слушала леди Лоусон, — говорила она, — и поклялась, что никогда не позволю, чтобы подобное произошло со мной! Однако я и предположить не могла, что мама именно вас… выберет мне… в мужья.
Герцог немного помолчал.
— Йоги непременно сказали бы вам, что это судьба.
Наши жизни тесно переплетены. Если мы совершаем зло, это долг, который висит на нас в последующем воплощении и который все равно должен быть оплачен.
Он говорил, глядя, как пляшут в камине языки пламени, но краем глаза видел, что Альдора повернулась и неотрывно смотрит на него, не в силах произнести ни слова от удивления.
— Почему… вы так… думаете? Почему вы мне это говорите? — выдавила она наконец.
— Потому что это единственное объяснение, которое я могу предложить, — ответил герцог.
Альдора резко встала с кресла, словно его слова напугали ее. Несколько минут она ходила по комнате в полном молчании.
Герцог даже подумал, что она ищет способ ускользнуть от него, как она сбежала из Беркхэмптон-Хауса.
Но Альдора остановилась и сказала:
— Дождь прекратился, и небо очистилось.
— Значит, мы можем продолжить наш путь?
Альдора не ответила и плотно притворила дверь.
Герцог молча стоял у камина и ждал. Альдора подошла к нему почти вплотную, словно не решаясь спросить.
— Ну хорошо, — выговорила она наконец. — Вы меня нашли, и это означает, что я должна вернуться с вами домой. Я так и сделаю, но знайте: я по-прежнему не желаю выходить за вас замуж. Я уверена, вы найдете способ стать наместником Индии и без меня.
— Сомневаюсь, — сухо отозвался герцог. — Ваша мать ясно дала мне понять, что наш брак — необходимое условие договора.
В комнате повисла тишина, которую нарушила Альдора:
— Вы думаете, мама может… заставить меня стать вашей женой?
— Только если она не откажется от мысли сделать меня вице-королем Индии!
— А вы будете очень огорчены, если не получите этого назначения?
— Речь просто не идет о моем отказе или согласии, — ответил герцог. — Ваша матушка и королева решили, что мне будет предложен пост только после того, как газеты сообщат о нашей помолвке.
Он усмехнулся и добавил:
— Я думаю, многие запрыгали бы от радости, если бы им предложили подобную сделку, так что у меня не так много времени.
Он улыбнулся, желая смягчить сказанное.
— На самом деле речь идет о вашем решении, а не о моем!
Неожиданно Альдора топнула ножкой.
— Это так похоже на маму! Это же непростительно! — воскликнула она. — Если бы папа был жив, он бы не позволил ей вести себя подобным образом.
Она продолжала потеплевшим голосом:
— Он так страдал от того, что Мэри и Феба несчастливы в браке. Как-то раз он сказал мне: «Я не допущу, дорогая, чтобы и тебя постигла подобная участь. Ты выйдешь замуж только по любви или останешься со мной!»
— Ваш отец был совершенно прав, — тихо сказал герцог.
— Да, но… я так никого и не полюбила. — Она сказала это так, что у герцога не осталось и тени сомнений относительно ее чувств к нему.
— Но если предположить?.. — начал было герцог.
— Нет! — тут же перебила его Альдора. — Нет, нет, нет! Я прекрасно знаю, что вы собираетесь сказать. Мой ответ остался прежним: нет! Какая мне разница, станете вы наместником Индии или султаном Занзибара? В моей жизни вы ничего не значите. И я надеюсь, что, как только закончатся скачки, вы тут же уедете, и мы никогда с вами больше не увидимся!
— Ну что ж, — промолвил герцог. — Раз вы окончательно все решили, значит, нет больше смысла возвращаться к этой теме. Уже светает. Надеюсь, мы успеем вернуться домой и немного поспать, прежде чем мой конь выиграет кубок Гудвуда!
Альдора слегка улыбнулась.
— Я бы на вашем месте не была столь уверена! — предупредила она. — Мое чутье в любой момент может найти на роль победителя какого-нибудь аутсайдера!
— Тогда я потребую, чтобы вас призвали к ответу как ведьму, наславшую на меня злые чары!
Альдора вновь рассмеялась и шутливо пригрозила:
— Я ведь могу это сделать!
Не дожидаясь его ответа, она вышла из дома и направилась к конюшне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Стихия любви - Картленд Барбара



Такой умный герой, такая умная героиня, но Индию они-таки потеряли:). Вера автора в бога и тайные знания у индусов переходит все мыслимые границы. После этого описания образованности и спортивности героини просто смешны: 3/10.
Стихия любви - Картленд БарбараЯзвочка
5.03.2011, 20.02





Я все удивляюсь: как можно за 4 дня понять, что любишь? Почти во многих книгах герои признаются в любви совсем не зная друг друга. Как возможно с гордою душой целоваться на 4 вечер, а в любви поклясться на 8.
Стихия любви - Картленд Барбаранадежда
18.12.2012, 0.12





Верю что можно полюбить человека за 4 дня, можно даже за 1 день.Просто если у двух людей, одинаково воспринимающих мир, много общего, то это сближает их очень быстро. А если есть духовная близость- это и есть любовь.
Стихия любви - Картленд БарбараСофи
9.12.2013, 21.29





девочки я знаю несколько пар которые сошлись на 3 день знакомства затем вышли за него замуж.и живут.а вот моя подруга встречалась 5 лет.затем отгрохала свадьбу.через 3 месяца разбежались.по моему зависит от человека.если он запальцован или псих или жмот так хоть 8 лет встречайся жизни не будет.наукой доказано обычно разбегаются сразу или через 3 года
Стихия любви - Картленд Барбаравика
23.02.2014, 17.57





Начало книги фееричное,но потом как водится появляются разбойники,избитый сюжет ,многократно применявшейся и набивший оскомину,в конце страстная любовь и перспектива большого семейного счастья.Начало хорошее ,а дальше полнейшая чушь.Увы 6.
Стихия любви - Картленд БарбараОЛЬГА М
17.06.2014, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100