Читать онлайн Стихия любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стихия любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стихия любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Стихия любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Второй день скачек прошел по той же программе, что и первый. Однако всех участников скачек — и лошадей, и жокеев, и их помощников, казалось, воодушевил успех первого дня, и теперь состязания стали еще более азартными и захватывающими.
То же можно было сказать и о дамских туалетах: декольте стали глубже, шляпки украшены пышнее и ярче, а личики дам казались еще красивее.
Герцога интересовали только скачки. Он часто уходил с трибуны и спускался вниз, чтобы побеседовать с участниками очередного заезда, осматривал лошадей. Фенелле это явно не нравилось. Каждый раз она недовольно и обиженно поджимала губки.
Когда в очередной раз герцог вернулся и сел с ней рядом, она бросила на него жадный взгляд и так откровенно сжала его руку, что ему стало несколько неловко. Он считал подобную демонстрацию их отношений вызывающе неуместной.
Герцог всегда заботился о репутации своей дамы сердца, но был не склонен забывать и о своей собственной.
Конечно, он не мог помешать светским сплетникам судачить о своей персоне, но не собирался подливать масла в огонь и будить воображение людей, склонных интересоваться чужими делами больше, чем своими.
Он поднялся и отошел, чтобы поговорить с двумя джентльменами, которые сидели сзади них.
Когда заезд начался, герцог увидел, как Альдора проскользнула к тому месту, откуда ей было удобнее всего наблюдать за происходящим. Как и накануне, она собиралась взобраться на скамейку, чтобы головы сидевших впереди не мешали ей следить за соревнованием.
Герцог не удержался, подошел к ней и спросил:
— Надеюсь, ваш «внутренний голос» подсказал вам, что большой королевский кубок достанется Фокс-Хантеру?
Фокс-Хантер принадлежал ему, и эта лошадь по праву считалась фаворитом сезона. Сейчас она шла с большим преимуществом.
Герцог, невольно раздражаясь, отметил, что ждет ответа Альдоры с каким-то волнением. Ему хотелось, чтобы она ответила утвердительно.
Однако медленно и неохотно девушка проговорила:
— Лично я поставила на Терьера!
Герцог ушам своим не поверил.
Он неплохо изучил всех участников этого заезда. Терьер, так же как и его никому не известный владелец, был безоговорочно признан аутсайдером.
Все остальные лошади, которые участвовали в соревнованиях, были известны герцогу либо по конному заводу, либо по отзывам знатоков.
Он почувствовал себя наивным простаком. Ведь ясно, что претензии Альдоры на умение безошибочно определять победителя по меньшей мере несостоятельны. Юной леди просто очень хочется поиграть в мужские игры.
Губы герцога тронула снисходительная улыбка, и он с легкой иронией в голосе произнес:
— Что ж, желаю удачи!
С этими словами он вернулся на свое место рядом с Фенеллой. Через мгновение был дан старт.
Все зрители подались вперед, чтобы лучше видеть бегущих лошадей.
Единственным серьезным соперником Фокс-Хантера герцог считал скакуна герцога Ричмонда. Он уже принес своему владельцу немалую прибыль, так как всегда выступал успешно.
Но в данной ситуации победа была для его светлости делом чести, а не только денег.
Ипподром принадлежал именно герцогу Ричмонду, на скачки собралось много его друзей, и его светлости хотелось победить на своей территории.
Герцог прекрасно это понимал, но жаждал доказать, что Фокс-Хантер действительно так хорош, как он считал сам.
Этого мнения придерживались и все гости Беркхэмптон-Хауса, которые поставили на его лошадь.
— Не разочаруй нас, Инграм! — говорили они ему накануне вечером. — Надеемся, ты дашь нам возможность заработать достаточно, чтобы возместить все траты за наше пребывание здесь.
Герцог понимал, что они надеются на то, что ему достанутся оба приза: и большой королевский кубок, и кубок Гудвуда.
Он не вспоминал о предсказании Альдоры до тех пор, пока лошади не вышли на финишную прямую.
Тогда он заметил, что рядом с жокеями герцога Ричмонда и его собственным несется еще один, одетый в зеленую форму с желтыми нашивками и зеленый шлем. Герцог не знал, о принадлежности к какой конюшне свидетельствуют эти цвета.
Он поднес к глазам бинокль, чтобы разглядеть номер лошади.
Это был Терьер!
Лошадь уверенно догоняла лидеров гонки, идя по внутреннему кругу.
Через мгновение, когда жокей герцога прилагал все усилия, чтобы опередить жокея герцога Ричмонда, седок Терьера с легкостью обошел обоих лидеров на корпус.
Зрители буквально онемели от изумления. Такого никто не ожидал. Когда победитель достиг финиша, раздался всеобщий возглас удивления.
Через некоторое время к герцогу стали подходить люди, чтобы выразить сожаление — вполне искренне, так как все они потеряли свои деньги. Герцог невольно поискал глазами Альдору, уверенный, что она не упустит повода позлорадствовать.
Однако ее место опустело. Видимо, девушка спустилась вниз, чтобы посмотреть на лошадь-победителя.
Герцог направился к маркизе, которая заговорила сразу же, как только он подошел ближе:
— Мне очень жаль, Инграм, но я уверена, завтра вам повезет больше!
— Мне жаль тех, кто доверился мне, — сдержанно проговорил герцог и присоединился к тем, кто спускался вниз, к скаковым дорожкам.
Альдоры нигде не было видно. Герцог пошел в весовую, где висели большие табло, из которых зрители могли узнать, что Фокс-Хантер и лошадь герцога Ричмонда пришли ноздря в ноздрю, поделив второе место. Это, однако, было слабым утешением.
Когда наконец герцог увидел Альдору, она оживленно что-то обсуждала с каким-то господином средних лет.
Герцог всегда гордился своими манерами, не собирался он изменять себе и в этот раз. Он подошел поздравить победителя.
— А вы, должно быть, мистер Барнард! Позвольте поздравить вас с победой. Это было для всех нас необычайным сюрпризом!
— Благодарю, ваша светлость! Я был изумлен так же, как все остальные, кроме леди Альдоры, разумеется!
Герцог взглянул на девушку: он готов был поклясться, что она с трудом сдерживала ироническую улыбку.
Через несколько минут мистера Барнарда окружила толпа людей. Все хотели поздравить его, а герцог воспользовался этим, чтобы задать Альдоре вопрос, который давно вертелся у него на языке:
— Как вы догадались, что первым придет Терьер? Ведь об этой лошади никому ничего не было известно?
Она не отвечала, и герцог не смог удержаться, чтобы не добавить:
— Только не говорите мне о вашем «внутреннем голосе»Я уверен, что вы знаете какие-то приемы, которые неизвестны простым зрителям.
Она снова промолчала. В это время мимо них проехали оба жокея, занявших второе место. Было видно, насколько оба разочарованы и растерянны.
— Они сделали все что могли! — сказала вдруг Альдора, словно герцог собирался в чем-то их обвинять.
— Это я знаю, — резко бросил он и добавил, обращаясь к своему жокею:
— Вам просто не повезло, Дэвид. Но на таких соревнованиях никто не застрахован от неожиданностей.
Жокей хмуро улыбнулся:
— Мне очень жаль, ваша светлость. Я сделал все что мог. Знаю, что вы разочарованы.
— У нас еще будет шанс, — отозвался герцог.
С этими словами он ласково потрепал коня по шее и подумал, что, возможно, и завтрашний день тоже принесет ему разочарование. Он вдруг спросил себя: а что, если Альдора уверена в том, что и большой кубок Гудвуда достанется не ему?
Герцог постарался выбросить из головы и свои страхи относительно завтрашнего большого заезда, и мысль об Альдоре. Но, как ни странно, весь вечер он только и думал об этой странной юной леди.
Как же она угадала в безоговорочных аутсайдерах потенциальных лидеров, когда любой из знатоков жокей-клуба не стал бы даже обсуждать, есть ли у этих лошадей шансы на победу?
Герцог решил непременно поговорить с Альдорой и постараться выяснить, как ей это удается. А что, если это и вправду какая-то цыганская интуиция или, как называет это сама Альдора, чутье? Герцог никогда еще не сталкивался ни с чем подобным.
Ему не очень хотелось проявлять к девушке внимание какого бы то ни было рода, учитывая ее строптивый характер и настойчивые заверения относительно матримониальных планов герцогини.
Но тем не менее герцог не мог не заметить, как выгодно Альдора отличается от всех других женщин, даже самых хорошеньких. Ее привлекательность была не только в ее внешности.
Многие, с кем она танцевала в тот вечер, находили ее очаровательной.
А позже герцог, войдя в столовую, чтобы выпить бокал шампанского, увидел там Альдору, которая беседовала с каким-то господином почтенного возраста. Ее собеседником был посол, давний друг маркизы.
Они беседовали очень оживленно. До герцога долетел обрывок разговора:
— Намерения русских вполне очевидны нашей администрации в Индии. Премьер-министр этим чрезвычайно озабочен. Проблема усугубляется тем, что лорд Нортбрук не сделал ничего, чтобы наладить отношения с Шер-Али. Напротив, по его милости они даже ухудшились.
Герцогу показался в высшей степени странным этот разговор между почтенным сотрудником министерства иностранных дел и неопытной молоденькой девушкой.
Он намеренно замедлил шаг, чтобы услышать ответ Альдоры.
— Я слышала, — заговорила она своим чистым, мелодичным голосом, — что лорд Нортбрук по каким-то обстоятельствам уходит в отставку.
— Если это правда, — отозвался посол, — это лучшее, что он мог сделать в подобной ситуации.
— Это правда, — откликнулась Альдора. — Газеты сообщат эту новость дня через два.
Герцог понимал, что подслушивать далее не позволяют приличия, но он просто замер на месте, не в силах прийти в себя от изумления.
Альдора, которой едва исполнилось восемнадцать, разговаривала на равных с человеком преклонного возраста, которого сам герцог глубоко уважал как знающего и опытного политического деятеля!
Наливая себе шампанского, герцог подумал, что, если бы этот разговор он не слышал собственными ушами, он бы не поверил, что такое возможно на самом деле.
Затем он отправился в гостиную, где джентльмены играли в карты. Краем глаза он заметил, что Альдора тоже встала с дивана, простилась с послом и направилась к выходу, видимо, собираясь подняться к себе.
Герцог не мог уйти, не удовлетворив своего любопытства. Подойдя к послу, он спросил:
— Могу ли я предложить вам бокал шампанского, ваше превосходительство?
— Благодарю вас, — отозвался тот, — но, по правде говоря, я уже не в том возрасте, когда легко провести на ногах весь день. Я собираюсь найти ее светлость и извиниться за то, что вынужден покинуть общество.
— Я слышал, вы беседовали с младшей дочерью ей светлости?
— Замечательная девушка! — улыбнулся посол. — Просто замечательная! Жаль, что она не родилась мальчиком!
С этими словами он удалился, оставив герцога в немом изумлении.
Правда, он тут же сказал себе, что, видимо, старик просто неравнодушен к хорошеньким девушкам.


На следующее утро герцог опять отправился на верховую прогулку.
Он был почти уверен, что встретит Альдору, однако ее нигде не было видно, и герцог разозлился сам на себя за то, что как будто искал встречи с ней и теперь разочарован.
Он не собирался унижаться и расспрашивать, где она может быть.
В это утро герцог выбрал для прогулки холмистую равнину, которая простиралась к югу от Беркхэмптон-парка.
Он катался верхом почти два часа, но Альдора так и не появилась.
Однако, когда герцог вернулся в конюшню, он видел, как ее коня отводили в стойло. Было видно, что его только что заставили неплохо потрудиться.
Герцог подумал, что Альдора сознательно избегала встречи с ним, и напомнил себе, что именно этого он и хотел. Но в то же время, со смешанным чувством разочарования и досады, он констатировал про себя, что хотел бы вновь остаться с ней наедине и спросить о том, что его интересовало.
День выдался необыкновенно жарким — даже для конца июля. Может быть, из-за жары все участники скачек казались более раздраженными, чем накануне.
Во время разминки лошадей герцог взглянул на своего Метеора и отметил про себя, что никогда еще эта лошадь не была в такой отличной форме. Он был уверен, что она могла претендовать на большой гудвудский кубок.
Его жокей был настроен так же решительно.
Когда жокеи уже готовились к старту, герцог увидел Альдору. Она как раз отошла от группы своих странных приятелей.
Не видя герцога, она сосредоточенно читала программку скачек, слегка хмуря брови.
Герцог пошел ей навстречу.
— Ну и какие же сюрпризы нас сегодня ожидают — плохие или хорошие? — осведомился он тоном, каким обычно говорят с маленькими детьми.
Альдора лукаво взглянула на него и ответила с рассеянной улыбкой:
— Боюсь, ваша светлость, вам будет неинтересно смотреть скачку, если я отвечу на ваш вопрос.
— Иными словами, — несколько раздраженно произнес герцог, — вы ничего не можете предсказать и предпочитаете не сплетничать!
Девушка посмотрела на него, явно забавляясь его раздражением, но и понимая, однако, что неудачи предыдущих заездов не могли не расстроить его.
Так и не ответив, она отошла.
«В который раз убеждаюсь, что девчонка — просто невежа», — подумал герцог, глядя ей вслед.
Однако он никак не мог избавиться от неприятного ощущения, что Альдора знала или чувствовала, что накануне весь вечер он провел в любовных утехах с Фенеллой.
Герцог почти боялся, что это шокирует ее.
«И что меня понесло в Беркхэмптон-Хаус? — подумал герцог, направляясь на трибуну. — В следующий раз остановлюсь у Ричмондов, как обычно!»
Он сел рядом с Фенеллой, и та поспешила сказать:
— Я уверена, дорогой, что первым придет Метеор.
Надеюсь, вы сделали за меня ставку?
— Да, разумеется.
На самом деле он совершенно забыл об этом, так как вообще довольно редко ставил на собственных лошадей.
— Спасибо, — прошептала Фенелла. — Надеюсь, вы выберете для меня что-нибудь необыкновенное на память о том, как мы были счастливы в Беркхэмптон-Хаусе!
— Герцог был достаточно богат, чтобы, зная женскую сентиментальность, всегда доставлять своим подругам подобные удовольствия.
Он бывал искренне рад вознаградить их за те минуты наслаждения, которые они ему дарили, и потому не скупился на подарки — как правило, драгоценности, Правда, бывало, что некоторые дамы его сердца на деле оказывались буквально ненасытными и широко пользовались его щедростью.
Сейчас герцог с грустью подумал, что, несмотря на свою красоту, Фенелла скоро наскучит ему и их отношения станут тяготить его.
И вдруг ему опять стало неловко от того, что Альдора, сидя где-то позади, может прочитать его мысли. Ведь он собирался сделать именно то, за что она так ненавидела его, — насладиться женщиной и бросить ее.
Вскоре после того, как все гости вернулись в Беркхэмптон-Хаус, Фенелла получила печальное известие: лорд Ньюбери телеграфировал своей супруге о том, что у его матери был тяжелый сердечный приступ и теперь она при смерти.
Его светлость просил Фенеллу немедленно вернуться в Лондон.
Маркиза предложила заложить самых надежных лошадей, чтобы доставить Фенеллу в Чичестер, откуда следовал экспресс до Лондона. Это был самый быстрый способ добраться до города.
— Я провожу вас, — сказал герцог, понимая, что это единственное, что он может для нее сделать.
Она благодарно кивнула. Ее глаза были полны слез, губы дрожали.
Через час, взяв самое необходимое из вещей, Фенелла была готова к отъезду. Остальной багаж должны были выслать позже.
Фенелла и герцог отправились на станцию в одном из лучших экипажей маркизы. Все четыре мили пути до Чичестера Фенелла снова и снова повторяла герцогу, как она любит его.
Было очевидно, что она в отчаянии от того, что пришлось расстаться с любовником на два дня раньше, чем она рассчитывала, но герцогу нечего было сказать ей в утешение.
В экипаже он поцеловал ее на прощание, а на платформе перед поездом галантно поднес ее руку к губам.
Фенелла устроилась в удобном купе, специально заказанном для нее, начальник станции махнул сигнальным флажком, из трубы вырвались клубы серого дыма, застучали колеса, поезд тронулся.
В окне в последний раз мелькнуло прелестное личико Фенеллы, она улыбнулась ему на прощание.
Герцог надел шляпу и направился туда, где его ожидал экипаж. Место напротив него, где несколько минут назад сидела Фенелла, теперь было пусто, но герцог поймал себя на мысли о том, что ее отъезд отнюдь не расстроил его.
Пожалуй, он был даже рад, что теперь может в полной мере насладиться скачками, к которым Фенелла была абсолютно равнодушна.
Нельзя сказать, что герцог удивился подобным мыслям.
Их с Фенеллой роман напоминал прекрасный десерт: достаточно небольшой порции, а потом надо вовремя остановиться.
Когда герцог вернулся в Беркхэмптон-Хаус, пора было переодеваться к обеду. Все гости уже собрались в столовой.
У него не было возможности заранее узнать у маркизы, как разместятся гости за столом после неожиданного отъезда Фенеллы.
Он только заметил, что в столовой появилось несколько новых лиц.
Пока он размышлял, какую из дам должен сопровождать к столу, над его ухом неожиданно раздался голос маркизы:
— Мне очень жаль, Инграм, что Фенелла нас покинула. Полагаю, вы не будете возражать, если в этот вечер моя дочь Альдора займет ее место? Так же как и вы, она просто обожает лошадей. Я уверена, вам будет о чем поговорить.
Герцог удивленно приподнял брови: его внимание уже привлекла прелестная жена губернатора, миниатюрная брюнетка с темными глазами, в которых угадывался скрытый огонь.
Но ему ничего не оставалось, как предложить руку Альдоре и пройти с ней в столовую вслед за ее матерью, которую сопровождал посол.
— Это ужасно! — одними губами прошептала Альдора, и герцогу опять показалось, что девушке известны его мысли.
Однако он не собирался опускаться до невежливости, что бы ни говорила Альдора.
За столом он постарался разговаривать главным образом с маркизой. Однако когда герцог повернулся к Альдоре, он обнаружил, что девушка поглощена беседой с молодым человеком, который сидел слева от нее. Это был известный в округе знаток английских гончих.
Герцогу показалось, что между ними разгорелся спор о достоинствах верховых лошадей.
Заметив взгляд герцога, сосед Альдоры взмолился:
— Вы должны меня спасти! Леди Альдора разбила мои доводы в пух и прах! Как это ни постыдно, я должен признать, что она знает о лошадях гораздо больше, чем я.
И у нее просто масса совершенно новых идей по поводу их тренировки и содержания.
Лошади были главной страстью герцога, поэтому он не мог остаться в стороне.
Он принялся горячо возражать Альдоре, хотя в глубине души не мог не признать ее правоту.
После обеда маркиза обратилась к герцогу:
— Инграм, прошу вас, не садитесь за карты. Я хотела бы поговорить с вами.
Маркиза, взяв герцога под руку, проследовала с ним через гостиную в свой личный кабинет, предназначенный для конфиденциальных разговоров и встреч.
Роскошные букеты стояли в нем повсюду, даже на камине, который в это время года не зажигали.
Кабинет выходил окнами на большую каменную террасу, с которой открывался вид на сад. Герцог вдруг почувствовал, что устал и даже рад уединению. Сейчас ему не хотелось ни играть в бридж, ни вести светские разговоры, Маркиза показала ему на удобное кожаное кресло, и герцог с удовольствием опустился в него.
— Здесь у вас просто чудесно! И прием получился замечательный! — сказал он, принимая из рук маркизы стаканчик бренди.
— Благодарю вас, — отозвалась маркиза. — Мне жаль, что Фенелла уехала от нас так рано, но благодаря ее — отъезду я могу поговорить с вами именно сейчас. Завтра я должна быть на обеде у губернатора, так что у меня не будет времени.
Помолчав, маркиза сказала:
— Я хочу поговорить с вами об Альдоре!
Герцог словно окаменел. Это было словно внезапный взрыв над самым ухом.
Он вспомнил предостережение Альдоры и подумал, что до этой самой минуты у него не было ни малейшего повода поверить словам девушки. Пока Фенелла гостила в доме маркизы, ее светлость никак не проявляла намерения сблизить его со своей дочерью.
— Полагаю, вы не знаете, — продолжала тем временем маркиза, — что Альдора — крестница самой королевы.
Герцог пробормотал что-то, соответствующее случаю.
— , — Когда ей исполнится двадцать один год, она вступит в права владения огромным наследством, которое оставил ей крестный отец. Сам он умер пять лет назад.
Она бросила взгляд на герцога, стремясь убедиться «, что он слушает внимательно.
— Альдора совсем не похожа на своих старших сестер.
Это невероятно, но для столь юного возраста она потрясающе умна! Это, впрочем, создает нам дополнительные трудности: никогда не знаешь, чего от нее ожидать.
Герцог смотрел на маркизу, не зная, верить или нет ее словам. Машинально переспросил:
— Потрясающе умна?
— Она уже говорит на шести языках, а теперь еще пытается читать по-русски. К тому же она прекрасно разбирается и в мировой, и во внутренней политике. Я даже пыталась убедить ее, что для молодой девушки так интересоваться подобными вопросами почти неприлично!
Ее светлость усмехнулась и добавила:
— Нередко сотрудники министерства иностранных дел и дипломатического корпуса попадают в неловкие ситуации, разговаривая с ней. Она лучше владеет некоторыми вопросами, чем они!
Герцог было подумал, что маркиза, как и ее младшая дочь, несколько не в себе, но на самом деле он прекрасно знал, что никто никогда не смог бы усомниться в здравом смысле ее светлости. При дворе маркиза слыла женщиной весьма неглупой. Не случайно она пользовалась таким влиянием.
Чувствуя, что надо что-то сказать, герцог пробормотал:
— Вы действительно удивили меня!
Понимая, что последует дальше, он мучительно пытался найти нужные слова, чтобы ответить маркизе.
Однако раньше, чем он сумел это сделать, маркиза добавила:
— Недавно я беседовала с королевой об Альдоре. Она сказала, что уже нашла решение моих проблем, и это непосредственно касается вас.
— Меня? — Герцог постарался, чтобы нотка удивления прозвучала как можно искреннее.
— Пока это известно только в департаменте по делам Индии, но лорд Нортбрук собирается оставить свою должность. Как вам известно, очень осложнились отношения между Индией и Афганистаном. Ее величество королева озабочена тем, чтобы подобрать на пост вице-короля Индии подходящего человека, способного урегулировать внешнеполитический конфликт. Никто лучше вас не справится с подобной задачей!
Герцог в полном изумлении смотрел на маркизу, не в силах выговорить ни слова. Она ждала. Наконец он собрался с духом и переспросил:
— Вы действительно предполагаете, что ее величество намерена предложить мне эту должность?
— Да, она думает об этом, — отозвалась маркиза. — Но вам должно быть известно, что человек, занимающий столь высокий пост, должен быть женат. Ее величество считает, что Альдора, с ее умом и способностями, может составить вам подходящую партию. Она прекрасно справится с обязанностями супруги первого лица индийского правительства.
Впервые в жизни герцог не мог найти подходящих слов.
Он словно лишился дара речи.
Даже в самых смелых своих планах он не заходил так далеко.
Ему было прекрасно известно, что это один из самых значимых постов, занять который можно было только мечтать.
По сути, вице-король Индии был равен, если не сказать больше, любому из европейских королей, но его власть была еще более значительна. Он управлял сотнями миллионов людей и, хотя был обязан советоваться с комитетом по делам Индии в Лондоне, в конечном счете ему принадлежало последнее слово во всем, что касалось этой огромной страны.
Герцог понимал, что подобным предложением ему оказывают огромную честь.
Зная свои, организаторские способности, герцог был уверен, что сумеет справиться с этой задачей лучше, чем кто бы то ни было. Это была бы замечательная возможность на деле доказать всему двору, что как политик он намного сильнее и лорда Нортбрука, и всех его предшественников.
Однако мысль о том, что его вынудят жениться на Альдоре, словно окатила его холодной водой. Восторг, только что охвативший его, несколько поубавился при воспоминании о ней.
В конце концов, дело было не столько в том, что вице-король должен был быть женатым человеком, согласно правилам международной дипломатии. Все, кто занимал эту должность ранее, сами выбирали себе жен. Правда заключалась в том, что королева и маркиза договорились заставить его проглотить горькую пилюлю, обильно покрыв ее сладким джемом.
Он мог стать вице-королем, получив в жены Альдору, либо остаться холостяком и навсегда лишиться возможности занять место лорда Нортбрука.
Герцог был слишком умен, чтобы не понять бесполезность каких бы то ни было споров. Он мог или принять предложение так, как оно было сделано, или отказаться.
Герцог поставил на маленький столик пустой бокал, который так и держал в руках, поднялся и подошел к открытому окну. Лунный свет серебрил гладь озера, в которое гляделись огромные звезды, а воздух благоухал упоительным ароматом цветов и трав.
Индия была далеко, на другом конце света, а Англия — здесь, и в ее правительстве он уже занимал немаловажный пост, можно сказать, сразу после членов королевской семьи.
Но то, что ему предлагали, было необыкновенно захватывающим. Он не сомневался, что способен решать самые трудные задачи успешнее, чем кто бы то ни было.
Второго такого поста на свете не существовало. Занять его было так же почетно, как выиграть все классические скачки, которые когда-либо имели место.
Вице-король Индии!
Герцог чувствовал себя так, словно маркиза рассыпала перед ним горсть огромных бриллиантов: их волшебное мерцание и красота могли заворожить кого угодно.
И тут он снова вспомнил Альдору такой, какой увидел ее впервые, — с лицом, обезображенным уродливой гримасой, готовой на все, лишь бы избежать участи стать его женой, так ненавистен был ей герцог.
— Вы уже говорили об этом со своей дочерью? Она готова выйти за меня замуж? — спросил он, от волнения с трудом выговаривая слова.
В глазах ее светлости мелькнула затаенная тревога, и герцог понял, что она догадывается о чувствах дочери.
Маркиза ответила не сразу:
— Альдора еще очень молода. Несмотря на весь ее ум, она еще очень наивна. Безусловно, моя дочь выйдет замуж за того человека, которого я выберу для нее!
Герцогу показалось, что последнюю фразу она произнесла скорее быстро, чем убежденно.
— Полагаю, прежде, чем дать вам и ее величеству королеве окончательный ответ, — торжественно начал герцог, — мне следует поговорить с леди Альдорой, чтобы узнать, согласна ли она. Не сомневаюсь, вы понимаете, насколько осложнится деятельность вице-короля, если между ним и его женой не будет необходимого согласия.
Маркиза некоторое время разглядывала кольца на своих руках, словно видела их впервые, и молчала.
— Хорошо, — промолвила она наконец. — Я сейчас пошлю к вам Альдору. Но хочу предупредить вас, что она довольно странная девушка, я не всегда понимаю ее. Однако не сомневаюсь, дорогой Инграм, что ваше непревзойденное обаяние поможет вам. Не могу себе представить, что на свете найдется хоть одна женщина, будь то молодая или старая, способная вам отказать!
Герцог понимал, что маркиза хочет завоевать его расположение, но тем не менее она говорила искренне.
У него появилось неприятное ощущение, что ее светлость совсем не знает свою дочь, а не просто не всегда понимает.
Маркиза поднялась.
— Не стоит и говорить, как счастлива я буду иметь вас своим зятем, а также видеть, что вы занимаете то положение, на которое имеете больше прав, чем кто бы то ни было.
Она улыбнулась и добавила:
— Столь значимое для Индии приобретение станет для нас огромной потерей. Мы все будем очень по вам скучать. Но я уверена, что через пять лет вы сумеете сделать для нашей империи больше, чем это удавалось кому-либо до вас.
Полный признательности ее светлости за подобный комплимент, герцог подошел к маркизе и поднес ее руку к губам.
— Вы всегда были чрезвычайно благосклонны ко мне, — сказал он. — Для меня самым главным утешением за потерю холостяцкой свободы будет возможность породниться с вами!
Маркиза улыбнулась.
— Благодарю вас, Инграм, — отозвалась она. — Для меня это будет большой радостью.
С этими словами она вышла из комнаты, а герцог снова отошел к окну, вглядываясь в темноту.
Перспектива стать вице-королем Индии была сказочно заманчива.
Однако герцог был человеком умным и прекрасно ориентировался в политической обстановке. Поэтому он понимал, что на этом посту ему придется столкнуться с тысячей проблем.
И самой важной из них была та, с которой не смог справиться лорд Нортбрук, доведя дело до международного конфликта.
Дело в том, что Шер-Али, один из многочисленных сыновей предыдущего правителя, без поддержки Британии сумел добыть себе трон эмира Кабула, столицы Афганистана.
Афганцы, люди гордые и независимые, отвергали покровительство как Британии, так и России, заинтересованных в распространении своего влияния на территории Афганистана.
Когда давление со стороны русских усилилось, Шер-Али счел необходимым вступить в союз с какой-нибудь из более мощных держав.
Он доверял Британии больше, чем правительству России, и дипломатический представитель лидера Афганистана был отправлен к лорду Нортбруку с предложением вступить в союз с Британией, если английское правительство пообещает ежегодные кредиты стране, а также признает младшего сына Шер-Али законным наследником трона.
Шер-Али настаивал и на том, чтобы Британия взяла на себя защиту Афганистана от вмешательства русских в его внешнюю и внутреннюю политику.
Однако правительство Гладстона распорядилось, чтобы лорд Нортбрук отверг предложение Шер-Али и обвинил его в попытке лишить старшего сына законного права на престол.
Оскорбленный Шер-Али немедленно обратился к русским с предложением заключить союз.
Герцог знал, что Дизраэли, который недавно занял пост премьер-министра, возмущен и встревожен подобной дипломатической ошибкой, которая могла стоить жизни тысячам британских солдат, дислоцированных на северо-запад — . ной границе Индии.
Вспоминая все, что он слышал и читал о сложившейся Ситуации, герцог несколько минут стоял у окна, пытаясь найти возможное решение проблемы, как если бы он и вправду был вице-королем Индии.
Он так глубоко погрузился в свои размышления, что, когда перед ним неожиданно появилась Альдора, он слегка вздрогнул.
По выражению ее лица, горящим от гнева Глазам герцог понял, что она собирается ему сказать.
Плотно закрыв за собой дверь, она заговорила первой:
— Почему меня послали к вам? Разве вы» не сказали маме, что не намерены жениться на мне?
— Я хотел бы поговорить с вами, Альдора, — начал было герцог.
— Здесь не о чем говорить. Я уже говорила, что ненавижу и презираю вас! Мне отвратительно ваше отношение к женщинам. Я скорее умру, чем соглашусь на брак с вами!
— Прошу вас, не надо так драматизировать! — резко бросил герцог. — Я хочу рассказать вам о том, что мне предложила ваша мать. Полагаю, это заинтересует вас.
— Меня не может заинтересовать все то, что касается вас. Я и так уже поняла, что вы согласились на предложение моей матери и теперь намереваетесь разъяснить мне все преимущества моего положения в качестве вашей жены.
Но поймите: я ни за что не выйду за вас замуж, даже если вы потащите меня к алтарю силой!
— Ради Бога! — воскликнул герцог. — Дайте мне возможность рассказать вам о предложении вашей матери.
— Мы сможем все обсудить спокойно и трезво.
— Здесь нечего обсуждать! Не о чем говорить! Я ненавижу вас, и чем скорее вы это поймете, тем лучше!
С этими словами она выбежала в сад.
Несколько мгновений он видел, как ее платье мелькало среди деревьев, затем она исчезла.
Герцог никак не мог собраться с мыслями и решить, что же можно предпринять.
Он чувствовал — и это приводило его в ярость, — что он не властен изменить что-либо.
«Пусть ее светлость сама пытается найти общий язык со своей дочерью! — решил он про себя. — Эта девчонка даже выслушать меня не желает».
Он допил бренди и медленно прошел в гостиную, где по-прежнему шла карточная игра.
Маркиза беседовала с кем-то из гостей, но вид у нее был встревоженный.
Когда появился герцог, она взглянула на него вопросительно. Он понял и отрицательно покачал головой.
Слегка нахмурив брови, но не изменяя своей обычной гостеприимности, маркиза усадила герцога за столик, где освободилось место.
Примерно через час гости начали расходиться. Они подходили к хозяйке, чтобы поблагодарить ее за прекрасно проведенное время.
Герцог подошел к ней последним. Маркиза тихо спросила:
— Что случилось?
— Ваша дочь не пожелала слушать меня! — ответил герцог. — Мне кажется, вы давно подозревали, что она питает ко мне антипатию, причина которой, по правде говоря, мне не совсем ясна.
Маркиза вздохнула:
— Да, я действительно этого боялась.
— Ну что ж, я ничего не могу с этим поделать, — безнадежно произнес герцог. — Может, вы сами поговорите с ней и попытаетесь воззвать к ее здравому смыслу?
— Конечно, я попытаюсь, — ответила маркиза, — но с дочерьми мне всегда было труднее находить общий язык, чем с сыном.
Она вышла из гостиной и поднялась по лестнице в спальню, а герцог отправился в библиотеку, чтобы почитать газеты.


Взяв газеты, он поднялся к себе и лег, продолжая размышлять о ситуации в Индии, когда в дверь постучали.
Несколько раздосадованный тем, что его потревожили как раз тогда, когда он собирался отдохнуть после двух ночей, проведенных с Фенеллой, и долгих часов волнений на ипподроме, герцог сказал:
— Войдите!
Дверь отворилась, и на пороге, к удивлению герцога, появилась сама маркиза.
Она вошла в спальню и притворила за собой дверь.
Герцог молча смотрел на нее, понимая, что лишь чрезвычайное происшествие могло привести ее светлость к нему в комнату в ночном пеньюаре «и кружевном чепце.
— Альдора убежала из дома, и я не знаю, что же мне теперь делать!
Герцог сел в кровати.
— Убежала из дома? — переспросил он. — Что вы хотите этим сказать?
Маркиза устало опустилась в кресло возле кровати.
— Я уже легла, — сказала она, — но сон не шел ко мне. Я думала об Альдоре и решила, что мне следует поговорить с ней немедленно. Поднявшись к ней в спальню, я обнаружила, что комната пуста. Ее вечернее платье лежало на кровати. Мне кажется, она переоделась в свой любимый костюм для верховой езды.
Маркиза перевела дыхание и продолжила:
— Я размышляла, как следует поступить, когда заметила на туалетном столике записку. Ее-то я вам и принесла.
Она развернула листок бумаги и прочитала вслух:
Я ни за что на свете не выйду замуж за этого отвратительного человека, о чем я ему неоднократно говорила. Я уехала, не пытайтесь меня отыскать.
Альдора.
На последних словах голос маркизы дрогнул. Она в отчаянии посмотрела на герцога и спросила:
— Что же мне теперь делать? Куда она могла убежать?
В этот момент герцог вспомнил свой первый разговор с Альдорой в тот день, когда он приехал в Беркхэмптон-Хаус.
— Вполне вероятно, — предположил он, — что она попытается уехать во Францию.
— Во Францию? — воскликнула маркиза. — Но она никого там не знает. С ней может случиться все что угодно! Мы должны немедленно ее остановить!
Герцог подумал про себя, что это будет не так-то легко сделать, а маркиза в это время продолжала говорить вслух, но словно обращаясь только к себе:
— Если газетчики узнают о том, что произошло, они раздуют целый скандал, особенно если им удастся узнать настоящую причину ее бегства!
Герцог понимал, что ее светлость волнует и то, что в этот скандал окажется втянут и он.
Придумать что-либо более унизительное было просто невозможно: восемнадцатилетняя девушка сбежала в другую страну, боясь, что ее вынудят выйти за него замуж!
— Кто-нибудь знает о нашем сегодняшнем разговоре? — спросил он.
Маркиза растерянно ответила:
— Я, конечно, ничего не говорила о вашем возможном назначении, поскольку королева приказала держать это в тайне…
— Но вы сказали кому-то, что, возможно, я женюсь на Альдоре!
— Я только намекнула на это в разговоре кое с кем из близких друзей.
Герцог мрачно подумал про себя, что через некоторое время досужие языки в высшем свете будут так и эдак судачить о нем.
Он размышлял несколько секунд, а затем сказал:
— Единственное, что я могу сделать, это поторопиться, чтобы попытаться помешать Альдоре сесть на корабль, отплывающий во Францию. Полагаю, самый близкий от вас порт — Чичестер?
— Да, — подтвердила маркиза, — и оттуда регулярно отходят корабли, которые пересекают Ла-Манш.
— По счастью, моя собственная яхта стоит там же, — сказал герцог. — Я думал, что проведу на ней несколько дней после того, как закончатся скачки.
— Если Альдора успеет пересечь Ла-Манш, вы никогда ее не найдете!
— Мы в любом случае попытаемся, — ответил герцог, — но Франция — большая страна!
— Тогда торопитесь! Умоляю вас, торопитесь! — взмолилась маркиза. — Моя девочка и не подозревает, какие опасности грозят женщине, которая путешествует в полном одиночестве!
Она помедлила и добавила:
— Я виню себя за то, что не разъяснила ей этого.
Прошу вас, сделайте это за меня, когда найдете ее!
Герцог подумал, что Альдора вообще не желает ни слышать, ни видеть его, но говорить об этом маркизе сейчас не имело смысла.
— Если понадобится, я отправлюсь во Францию незамедлительно.
— Да, конечно. Умоляю, найдите ее и привезите домой так, чтобы никто ничего не узнал.
— Я сделаю все возможное!
Маркиза вышла из комнаты, а герцог позвонил своему камердинеру и торопливо начал одеваться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стихия любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Стихия любви - Картленд Барбара



Такой умный герой, такая умная героиня, но Индию они-таки потеряли:). Вера автора в бога и тайные знания у индусов переходит все мыслимые границы. После этого описания образованности и спортивности героини просто смешны: 3/10.
Стихия любви - Картленд БарбараЯзвочка
5.03.2011, 20.02





Я все удивляюсь: как можно за 4 дня понять, что любишь? Почти во многих книгах герои признаются в любви совсем не зная друг друга. Как возможно с гордою душой целоваться на 4 вечер, а в любви поклясться на 8.
Стихия любви - Картленд Барбаранадежда
18.12.2012, 0.12





Верю что можно полюбить человека за 4 дня, можно даже за 1 день.Просто если у двух людей, одинаково воспринимающих мир, много общего, то это сближает их очень быстро. А если есть духовная близость- это и есть любовь.
Стихия любви - Картленд БарбараСофи
9.12.2013, 21.29





девочки я знаю несколько пар которые сошлись на 3 день знакомства затем вышли за него замуж.и живут.а вот моя подруга встречалась 5 лет.затем отгрохала свадьбу.через 3 месяца разбежались.по моему зависит от человека.если он запальцован или псих или жмот так хоть 8 лет встречайся жизни не будет.наукой доказано обычно разбегаются сразу или через 3 года
Стихия любви - Картленд Барбаравика
23.02.2014, 17.57





Начало книги фееричное,но потом как водится появляются разбойники,избитый сюжет ,многократно применявшейся и набивший оскомину,в конце страстная любовь и перспектива большого семейного счастья.Начало хорошее ,а дальше полнейшая чушь.Увы 6.
Стихия любви - Картленд БарбараОЛЬГА М
17.06.2014, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100