Читать онлайн Смех, свет и леди, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смех, свет и леди - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смех, свет и леди - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смех, свет и леди - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Смех, свет и леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Минелла как раз вынимала из сундука вечернее платье и другие вещи, которые могли понадобиться ей сегодня, когда в комнату вошла Конни.
Минелла вопросительно посмотрела на нее. Ей показалось, что Конни собирается сказать что-то не очень приятное, но почему она так подумала, Минелла и сама не знала.
Конни присела на диван и сказала серьезным тоном:
— Выслушай меня, Минелла. Минелла, стоявшая на коленях перед сундуком, села на корточки.
— Что случилось, Конни? — спросила она. — Я тебе мешаю? Ты хочешь, чтобы я уехала?
— Нет, дело не в этом, — сказала Конни. — Просто у меня появилась идея, но она может тебе не понравиться. Если она тебе не понравится, скажи об этом прямо.
— Разумеется, — кивнула Минелла. — В конце концов, мы всегда были откровенны друг с другом, по крайней мере в прошлом.
— Да, конечно, — торопливо сказала Конни. — Но сейчас совсем другое дело.
— Как это? — насторожилась Минелла. Она чувствовала, что что-то не так, и, нервно сплетя пальцы, с тревогой заглянула Конни в глаза.
В этот миг она казалась такой юной, хрупкой и беззащитной, что Конни сказала:
— Конечно, я не должна предлагать тебе это, но девушки меня уговорили, и к тому же мне не хочется оставлять тебя одну на время моего отъезда.
— Ты уезжаешь? — спросила Минелла.
— Да, сегодня вечером. Вернусь только в понедельник днем, а ты останешься одна в Лондоне, где ты ничего не знаешь.
— Не волнуйся, со мной ничего не случится, Но про себя Минелла подумала, что будет страшновато сидеть здесь в одиночестве, не зная, куда пойти и чем заняться.
— Сегодня вечером после шоу, — начала Конни, — мы все собираемся поехать за город с графом Винтерборном.
— После шоу? — в изумлении переспросила Минелла.
— Оно заканчивается приблизительно в пол-одиннадцатого, и в Паддингтоне нас будет ждать специальный поезд.
Глаза Минеллы стали круглыми, но она ничего не сказала, и Конни продолжала:
— Мы приедем в его замок еще до полуночи, а это для нас раннее время!
Она улыбнулась, хотя и слегка натянуто, и добавила:
— Я организовала этот прием по просьбе графа. Девушки, которых ты только что видела, тоже поедут, и, кроме того, Берил, которая очень красива. Но все это делалось в основном ради Кэти.
Эти имена были непривычны для слуха Минеллы, но все равно она слушала очень внимательно.
— Кэти для графа — «особая девушка», если можно так выразиться, но, как ты слышала, в последний момент она заболела.
— Это, должно быть, большое несчастье не только для нее, но и для вас.
— Еще бы, — согласилась Конни. — И я должна это как-то исправить. Поэтому я предлагаю, Минелла, тебе занять ее место!
— Мне?
— Да, тебе. Конечно, для графа это будет не то же самое, что Кэти, но мужчин и женщин должно быть равное число, без этого нельзя, ты же знаешь.
Минелла на миг растерялась.
— Но ведь он может пригласить кого-то из своих друзей? Да и из твоих подруг кто-нибудь, наверное, с радостью согласится поехать.
— Не в последнюю минуту, — возразила Конни. — У меня просто нет времени бегать по городу и кого-то искать. Помоги мне, Минелла, как я стараюсь помочь тебе.
— Конечно, я сделаю все, о чем ты попросишь, но ведь граф ни разу меня не видел. Возможно, ему не захочется, чтобы я была в числе его гостей.
— Я не сомневаюсь, что он будет в восторге, — поспешно сказала Конни.
Минелла опустила взгляд на сундук.
— Боюсь, мои платья, несмотря на то что я взяла мамины, не слишком подходят для такого приема.
— Как раз об этом я хотела с тобой поговорить, — сказала Конни. — И, надеюсь, ты не почувствуешь себя оскорбленной.
— А почему я должна чувствовать себя оскорбленной?
— Потому, — ответила Конни, — что если ты согласишься, за что я тебе буду очень благодарна, тебе придется поехать туда под другим именем.
Минелла непонимающе уставилась на подругу.
— Понимаешь, — продолжала Конни, — Минелла Клинтон-Вуд не должна находиться в обществе «гейети герлз».
— Почему?
— Потому что твоя мать этого бы не одобрила, — ответила Конни.
Минелла понимала, что это правда. Она сама только что об этом подумала.
Ей даже пришло в голову, что, поскольку Конни была хористкой из «Гейети», мать Минеллы не хотела бы, чтобы дочь обращалась за помощью к ней.
Но откуда ей было знать заранее, что Конни играет на сцене?
И почему теперь она должна относиться к Конни иначе, чем как к подруге детства, с которой вместе учила уроки?
Словно угадав ее мысли, Конни сказала:
— Это не предмет для споров, Минелла, и так же, как нельзя говорить моей матери и отцу, чем я занимаюсь, точно так же нельзя, чтобы граф Винтерборн узнал, что ты дочь лорда Хейвуда.
— Он был знаком с папенькой? — спросила Минелла. После недолгого молчания Конни ответила;
— Я думаю, да. В свете каждый знал твоего отца и любил его, а кроме того, я уверена, что они были членами одного и того же клуба.
Потом, словно не желая больше говорить об этом, она вновь вернулась к насущным вопросам:
— Итак, если ты поедешь в замок, то в качестве моей подруги, скажем, молодой актрисы, которая надеется получить работу в «Гейети». Они все об этом мечтают.
— Я ничего не смыслю в театре.
— Я знаю, — кивнула Конни. — Но он вряд ли станет расспрашивать тебя о таких вещах, вам и без того будет о чем поговорить. И вообще, больше всего мужчины любят говорить о себе.
Минеппа рассмеялась.
— Маменька всегда так говорила.
— Она была совершенно права, но графу есть о чем порассказать. Я слышала, что его замок великолепен, а графские лошади берут призы на самых престижных скачках. — Помолчав, Конни добавила:
— Он безумно богат, и мы дорожим им, потому что он вкладывает много денег в выдумки Джорджа Эдвардса.
Это имя было незнакомо Минелле, и она озадаченно переспросила:
— Джорджа Эдвардса?
— Это наш «хозяин», как мы его называем, и для нас его слово — закон. А «хозяин» во всем слушает графа. Так обстоит дело, если говорить в двух словах.
— Я понимаю, — сказала Минелла. — Ио я не думаю, Конни, что хочу поступить на сцену.
— Тебе бы очень повезло, если бы ты получила такую возможность! — заметила Конни. — Но я прошу лишь о том, чтобы ты приняла участие в этом приеме, и все. Через два дня ты вернешься назад, и больше тебе не придется встречаться с графом.
— Я боюсь что-нибудь напутать. И тогда вы будете на меня сердиться.
— Ты ничего не напутаешь, если будешь делать то, что я говорю, — твердо сказала Конни. — И прежде всего мы должны немедленно поехать в театр.
— И я тоже?
— Конечно, — ответила Конни. — Мы должны тебя нарядить. Нельзя же ехать в замок в таком виде.
Минелла не стала спрашивать почему, ибо заранее знала ответ.
Она медленно поднялась и сказала:
— Наверное, Конни, мне лучше остаться здесь. Все будет хорошо. Если хочешь, я даже не буду никуда выходить, пока ты не вернешься.
— Даже и не думай об этом! — воскликнула Конни. — Кроме того, ты разве забыла? Ты должна мне помочь! Нам обязательно нужно привезти графу кого-то, кто бы его развлек!
— Но если я не сумею его развлечь?
— Ты должна постараться, — очень серьезно ответила Конни. — Может, ты и не относишься к его типу женщин, но любой мужчина не против разнообразия, и граф вряд ли будет излишне настойчив, учитывая, что сейчас он увлечен Кэти.
— Настойчив? — непонимающе переспросила Минелла.
— Нет времени отвечать на все вопросы, — резко сказала Конни. — Однако нам надо прежде всего решить, как ты себя назовешь.
— У меня должно быть другое имя?
— А как же! Мои подруги понятия не имеют, кто ты такая, но граф наверняка знает, что Клинтон-Вуд — это фамилия твоего отца.
— Тогда как же мне назваться? — беспомощно спросила Минелла.
— Дай-ка подумать, — сказала Конни. — Минелла. Минелла. Минелла Myр! Как раз то, что нужно. Звучит по-актерски, и к тому же легко запоминается. Мы любим псевдонимы, которые врезаются в память.
Увидев в глазах Минеллы вопросительное выражение, Конни быстро добавила:
— Итак, запомни: ты — Минелла Мур, которая только что приехала в Лондон. О себе ты не должна говорить ничего — или, во всяком случае, рассказывать как можно меньше. Ты поняла?
— Я постараюсь об этом не забывать. — пообещала Минелла.
— Я дам тебе небольшой чемодан, — сказала Конни, вставая. — Положи в него только самое необходимое. Все остальное найдется в театре.
Конни вышла из комнаты. Минелла проводила ее изумленным взглядом, на мгновение потеряв дар речи.
Однако все это было так необычно и неожиданно, что потом она внезапно рассмеялась.
По крайней мере это настоящее приключение, и, конечно, это куда интереснее, чем покорно ехать в Бат под крылышко тетушки Эстер!
«Папенька на моем месте веселился бы от души, — сказала она себе, — а о том, что маменька этого не одобрила бы, лучше не думать».
Она вновь торопливо опустилась на колени и вынула из сундука вечернее платье — лучшее из всех, что были у ее матери.
Леди Хейвуд берета его для особых случаев, например, для поездок в Лондон — как и очень красивый синий халатик с тонким пояском.
«По крайней мере Конни не будет за меня стыдно, если я их надену!»— подумала Минелла.
К платью и халатику она добавила еще пару Мягких тапочек. Минелла как раз успела аккуратно сложить все это на кресло, когда вернулась Конни.
— У меня не нашлось маленького чемодана, — огорченно сказала она. — Но все равно, нам еще много чего надо будет забрать из театра, так что я принесла тебе большой чемодан, чтобы все уместилось. И, кстати, не забудь захватить шляпки.
Она снова ушла, прежде чем Минелла успела что-то сказать. Потом Минелла услышала, как она говорит с девушками в гостиной, и веселый смех всех троих.
«Я помогаю Конни, потому что она меня попросила, — подумала про себя Минелла, — и я уверена, что в этом нет ничего плохого, потому что папенька тоже всем всегда помогал», К тому времени, когда они собрались ехать в театр, изумление Минеллы возросло еще больше, так же, как и ее опасения.
Она сложила свои вещи в большой чемодан, который принесла ей Конни, а потом ей было сказано, что все должны поторопиться, потому что еще многое нужно сделать.
— Давайте скорее! — то и дело повторяла Конни. — Бы же знаете, если мы застанем Нэтти в плохом настроении, она не даст нам лучших платьев, а без них Минелла не произведет нужного впечатления на приеме.
— Не произведет! — согласилась Нелли. Потом, словно стремясь успокоить Минеллу, она добавила, обращаясь к ней:
— Все будет хорошо. С таким личиком, как у тебя, любое платье будет выглядеть замечательно.
— Не верь этому, — вставила Герти. — Хорошее платье — половина успеха, и бесполезно притворяться, что это не так!
Пока она прихорашивалась перед зеркалом и надевала шляпку, Конни сказала Минелле:
— Тебе тоже нужно надеть шляпку. У тебя есть что-нибудь получше, чем та, в которой ты приехала?
— Боюсь, что придется сказать «нет», — ответила Минелла. — Они все принадлежали маменьке.
— Твоя мать оставалась красавицей в любом наряде, — улыбнулась Конни. — Ладно, надевай, какая есть, никто тебя не заметит, если мы приедем пораньше.
Торопливо собравшись и велев Тэду снести вниз чемодан, они наконец спустились к парадному входу, возле которого ждал наемный экипаж.
Тэд положил чемодан на козлы рядом с кучером, и когда все уселись, Минелла почувствовала себя сереньким воробьем, очутившимся в одной клетке стремя экзотическими яркими птицами.
Поскольку все это было затеяно для графа, хористки всю дорогу говорили только о нем.
— Что до меня, то он меня просто пугает, — сказала Нелли.
— Это тебе так кажется, потому что он не любит брюнеток! — хихикнула Герти. Мелли вскинула голову.
— Мне все равно, что он любит! Я счастлива с Чарли. Я говорила вам, что он собирается подарить мне соболье манто!
— Нет! — вскрикнула Герти. — Не верю!
— Так он говорит, — пожала плечами Медли. — И будьте уверены, увильнуть ему не удастся. Прошлой зимой я все время мерзла, и теперь мне нужно что-нибудь потеплее.
— Мы говорили о графе, — напомнила Конни, словно не хотела, чтобы Минелла слушала такие вещи.
— Ну да, — кивнула Герти. — Прежде всего, Минелла, ты убедишься, что это один из самых красивых мужчин, которых ты когда-либо видела. Но вместе с тем он циничный, разочарованный в жизни и всем пресыщенный.
— Очень точное описание, — Конни рассмеялась. — Только мне не верится, что ты и впрямь так думаешь.
— Так сказал о нем Арчи на днях, — ответила Герти. — Правда, не знаю, с чего ему быть пресыщенным.
— Будь у меня столько денег, сколько у него, я тоже всем бы пресытилась! — вставила Нелли. — Даже Чарли ему завидует, особенно после того, как граф победил его на скачках.
Она вздохнула, словно вспоминать об этом ей было неприятно, а потом сказала Минелле:
— Чарли был бы очень раздосадован, если бы пришлось отменить вечер, так что мы очень, очень тебе благодарны, Минелла!
— Сущая правда, — кивнула Герти. — И Берип тоже скажет тебе спасибо, когда узнает, что ты так любезно согласилась нас выручить.
Экипаж подъехал к служебному входу, и Минелла была немного разочарована.
По рассказам отца «служебный вход в театр» представлялся ей великолепными вратами в иной, блистающий мир.
Но это оказалась обычная дверь со стороны переулка. Усатый мужчина среднего возраста, сидящий у входа в чем-то, напоминающем большую коробку, прорычал басом «добрый вечер!», явно удивленный тем, что они приехали так рано.
— Где Нэтти? — спросила его Конни.
— Откуда мне знать? — ответил он. — Наверное, в гримерной.
— Скажи ей, что мы привезли с собой доброго ангела и хотим ее видеть, — сказала Конни. — Это срочно, очень срочно!
Судя по его виду, мужчина уже собрался заявить, что он слишком занят или что это не его работа, но Герти наклонилась вперед и требовательно произнесла;
— Это касается графа Винтерборна!
— О, в таком случае…
Он выбрался из своей коробки и повел их в глубь здания.
Как будто считая, что она должна объяснить Минелле, в чем дело, Конни сказала ей:
— Это Джеймс Джупп. Приходится с ним ладить, иначе он не пропустит к нам даже цветочка, не говоря уж о поклонниках. Он был старшим сержантом в Королевской гвардии и до сих пор не забыл об этом.
Герти хихикнула.
— Сущая правда! Берил однажды поссорилась с ним и целую неделю не видела ни одного букета!
Хористки весело рассмеялись и сразу стали похожи на школьниц, у которых суровый учитель.
Они поднялись по железной лестнице с обшарпанными стенами, и Минелла снова подумала, что «Гейети» совсем не такой красивый театр, как ей представлялось.
В конце длинного темного коридора Конни открыла дверь, на которой висела табличка с ее именем, а также с именами Герти и Нелли.
— Это наша гримерная, — сказала она. — Очень удачно, что, кроме нас, сюда больше никто не заходит. Ни к чему, чтобы кто-то совал нос в наши дела.
Девушки сняли шляпки, а Минелла тем временем осмотрелась. В дальнем углу стояла большая ширма и вешалка, на которой в огромном количестве висели самые разные платья. Минелла даже не могла вообразить, что бывают такие красивые платья.
Вдоль стены шла длинная полка, уставленная баночками с гримом и прочей косметикой. Рядом Минелла увидела большое зеркало, освещенное лампами, установленными по обе стороны от него и над ним. За зеркало были заткнуты поздравительные телеграммы и визитные карточки, а у дальней стены, рядом с ширмой, стояли корзины с цветами, наполняя всю комнату чудесным ароматом.
Здесь были орхидеи, лилии, гвоздики и пылающие георгины, которых всегда много в это время года.
Минелла никогда в жизни не видела столько прекрасных цветов. Она была не в силах оторвать от них глаз, но тут дверь открылась и в гримерную торопливо вошла невысокая, но очень стройная женщина лет двадцати пяти, одетая в серое платье.
— Что не так на сей раз? — спросила она прежде, чем кто-то успел раскрыть рот. — Если вы порвали одно из новых платьев, я вас удушу!
— С платьями все в порядке, Нэтти, — сказала Конни. — Просто у нас срочное дело, и нам нужна твоя помощь.
— У меня слишком много дел, чтобы заниматься чем-то еще.
— Но ты должна нам помочь, Нэтти, потому что Кэти больна!
— Больна? Ты хочешь сказать, что она не будет сегодня выступать?
— У нее температура сорок!
— Что ж, надеюсь, у кого-нибудь хватит смелости предупредить режиссера, — сказала Нэтти.
— Меня волнует не режиссер, — ответила Конни, — а замена, которую я нашла для Кэти на сегодняшний прием в замке Вин.
— Замена? — переспросила Нэтти.
— Я же говорила тебе, что сразу после шоу мы уезжаем, и его сиятельство будет недоволен отсутствием Кэти.
— И недовольство его обратится на нас, — заметила Нэтти.
— Поэтому нам и нужна замена, — вразумительно произнесла Конни.
Проницательные темные глаза Нэтти обратились к Минелле.
— Это Минелла Мур, — сказала Конни, — и, как ты видишь, ей просто нечего надеть.
— И вы хотите, чтобы я ее нарядила.
— Конечно, хотим, и ты сама понимаешь, как это важно! — Конни принялась загибать пальцы:
— Ей нужно два вечерних платья, что-нибудь симпатичненькое, чтобы надеть с утра, платье, которое она будет носить днем и по крайней мере еще одно, в котором она вернется.
— А вам не нужна еще яхта и половина алмазных россыпей Кимберли в придачу? — саркастически поинтересовалась Нэтти.
— Мы возьмем все, что ты нам предложишь, — отпарировала Конни. — И, кстати, у нее нет подходящей шляпки.
Нэтти улыбнулась.
— Ли пальцем не пошевелила бы ни для кого на свете, кроме нашего графа, — сказала она. — Но раз уж Кэти больна…
Она подошла к Минелле и принялась внимательно ее рассматривать. В другой ситуации Минелла бы засмущалась, но сейчас она понимала, что Нэтти интересует не ее лицо, а фигура и рост.
— Все наши платья будут ей длинны, — сказала она наконец.
— Я знаю! — ответила Конни.
— Ладно, — вздохнула Нэтти. — Я постараюсь что-нибудь подобрать, но не ждите от меня чуда!
С этими словами она вышла из комнаты и со стуком закрыла за собой дверь.
Конни захлопала в ладоши.
— Мы победили! — воскликнула она. — Я думала, ее будет куда труднее уговорить.
— С Нэтти никогда не знаешь, как будет, — проворчала Нелли.
Конни повернулась к Минелле.
— Ты давай раздевайся, — сказала она. — Нэтти скоро вернется, и, вероятно, платья придется подгонять, а у нас и так мало времени.
— Сущая правда. — поддакнула Герти, а Конни, заметив, что Минелла колеблется; добавила:
— Зайди за ширму. Свою одежду ты можешь повесить прямо там, а в понедельник, когда мы вернемся, ты ее заберешь.
Минелла зашла за ширму и, обнаружив там ступ и вешалку, принялась снимать с себя платье.
Она как раз собиралась его повесить, когда Конни сунула голову за ширму и сказала;
— Нэтти принесет тебе белье, и оно гораздо красивее, чем то, которое сейчас на тебе.
Минелла была несказанно удивлена.
Она не знала, что, когда речь идет о его мюзик-холле, Джордж Эдварде не скупится.
У его хористок были, разумеется, самые элегантные и сногсшибательные платья в Лондоне, но белье и нижние юбки, которые они носили, тоже были весьма дорогие и украшены кружевами.
Он всегда стремился достичь высот, и «гейети герлз»в его мюзиклах демонстрировали такие высоты, каких еще не бывало на сцене.
Минелла сама убедилась в этом, надев шелковые чулки и шелковую сорочку с настоящими кружевами.
Ей также подыскали корсет, который сделал ее талию такой тонкой, что Нэтти проворчала, что все платья придется ушивать.
А платья, разумеется, были просто бесподобны! Нэтти и помощник принесли шесть штук, и каждое, казалось, было сшито специально для Минеллы.
— И никакой краски для волос! — решительно сказала Нэтти. — Она еще слишком юна, и не нужно портить ее волосы. Их цвет изумителен, а, главное, он естественный!
При этих словах она бросила недовольный взгляд на золотые волосы Конни, рыжие кудряшки Герти, и черные пряди Нелли.
— Я всегда говорила, Нэтти, что ты просто волшебница, — медовым голоском произнесла Конни.
— Стараюсь, — буркнула Нэтти. — Но нельзя из свиного уха сшить шелковый кошелек.
— Я сейчас в тебя чем-нибудь брошу! — угрожающе сказала Герти.
— Только попробуй, — парировала Нэтти, — и уж я позабочусь, чтобы ты получала новые платья в последнюю очередь!
Минелла понимала, что это шутливая пикировка, но видела, как изумительно выглядят девушки, и поражалась, как Нэтти, на вид обычной старшей служащей, удается делать из них таких красавиц.
Перемерив все платья, Минелла почувствовала себя очень усталой, тем более что она весь день была в дороге.
Закончив примерку, она надела очень изящное вечернее платье, в котором ей предстояло поехать в замок.
Посмотревшись в зеркало, Минелла обеспокоенно подумала, что у платья слишком глубокое декольте, хотя вырез был отчасти прикрыт белым шифоном, который образовывал маленькие крылышки на плечах.
Само платье тоже было белое, расшито стразами и облегало ее тело словно вторая кожа. Только от колен оно расширялось и оборки, тоже вышитые стразами, мягкими шифоновыми волнами ниспадали до самого пола.
— Боюсь, — проговорила она нерешительно, — если я в таком платье поеду в поезде, это будет выглядеть как-то странно.
— Ничего страшного, — успокоила ее Мэтти. — На тебе будет черный бархатный плащ, отороченный белой лисой, а перья к волосам прикрепишь уже в замке.
— Перья! — воскликнула Минелла.
— Я дам тебе шифоновый шарф, и ты повяжешь им голову, — сказала Мэтти. — А перья положи в шляпную картонку.
— У нее должно быть две шляпки на завтрашний день, и еще две на понедельник, — напомнила Конни.
— И Кохинор на счастье! — фыркнула Нэтти, и все засмеялись. Дело в том, что в прошлом году, когда королева Виктория отмечала свой юбилей, самым необычным из подарков, которые она получила, был алмаз Кохинор. Об этом писалось во всех газетах, и было известно, что королева велела добавить его в корону.
Приближалось время спектакля, и шум за дверями гримерной с каждой минутой усиливался. То и дело кто-нибудь просовывал голову в дверь, что-то быстро произносил и тут же исчезал снова.
Хористки начали переодеваться в сценические костюмы, когда пришла гримерша, которую все называли «Эмилия», и ее попросили накрасить Минеллу.
— А что, разве она сама не может? — удивилась Эмилия.
— Нет, как и слетать на Пуну, — ответила Конни. — Ты накрась ее сейчас, а в замке о ее косметике буду заботиться я.
— Почему вечно я! — проворчала Эмилия, и Минелла торопливо сказала:
— Мне очень жаль, что я причиняю вам неудобства.
— Ничего, — добродушно сказала Эмилия. — Если не пользуешься косметикой, то с непривычки это дело довольно хитрое.
— Только смотри не переусердствуй, — предупредила Конни. — Мэтти подобрала ей платье, чтобы подчеркнуть ее юность, и она должна появиться как бутон розы, а не как уже распустившийся цветок!
— Я свое дело знаю! — фыркнула Эмилия. — И в одном будьте уверены: она не будет похожа на вас, девушки!
— Вот и отлично! — парировала Нелли. — Нам не нужно соперниц. Их и так хватает.
Все рассмеялись, но тут раздался стук в дверь, потом она приотворилась и в щель просунулась мужская голова.
— Можно войти?
— О, Арчи! — воскликнула Конни. — Как я рада, что ты пришел! Ты должен нам помочь.
— Всегда готов к услугам!
Мужчина вошел в гримерную, и Минелла подумала, что он выглядит весьма респектабельно.
Он был высок, темноволос, на вид ему было лет тридцать пять. У него были гардения в петлице и большие жемчужные запонки на манжетах накрахмаленной белой сорочки.
Минелла подумала, что ее отец выглядел так же представительно, когда бывал в обществе, и на глаза ее невольно навернулись слезы.
— Эй, осторожнее! — прикрикнула на нее Эмилия. — Тушь потечет!
Минелла забыла, что гримерша слегка подкрасила ей ресницы, отчего ее большие глаза стали казаться еще огромнее.
Посмотрев на себя в зеркало, Минелла была вынуждена признать, что Эмилия мастерица своего дела.
Кожа Минеллы, казалось, стала еще белее, на щеках появился слабый намек на румяна, но в целом ее лицо не производило впечатления аляповато раскрашенной картинки, как лица Конни и других хористок.
— Так вот. Арчи, — сказала Конни. — Кэти заболела и не сможет приехать.
— Ты хочешь сказать, что все отменяется? — спросил Арчи.
— Нет, и никаких неудобств тоже не будет. Я уговорила свою подругу поехать с нами, и она, я уверена, будет хорошей дублершей.
— Козмо это не понравится! — заметил Арчи.
— А что он может сказать? — возразила Конни. — Если мужчин и женщин не будет поровну, это еще хуже, сам знаешь.
— Да, наверное, — согласился Арчи.
— Ну так заходи, познакомься с моей подругой и скажи ей, как мы все благодарны за «спасение приема», — сказала Конни.
Она взяла Арчи за руку и потащила туда, где сидела перед зеркалом Минелла и, увидев ее улыбающееся отражение, улыбнулась в ответ.
— Дайте-ка я представлю вас, как полагается, — сказала Конни. — Лорд Арчибальд Коннингтон — мисс Минелла Мур!
— Как поживаете, лорд? — сказала Минелла.
— Я не имел чести быть знакомым с вами прежде, — ответил Арчи, — но я восхищен тем, что вы столь любезно согласились, как выразилась Конни, «спасти прием». Нет ничего хуже, чем вечер, на котором не хватает одной женщины.
— Кроме приема, на котором не хватает мужчины! — вставила Нелли. Лорд не успел ей ответить, потому что в этот момент вошли еще двое мужчин, и все наперебой принялись рассказывать им грустную историю о болезни Кэти и о том, как Минелле пришлось занять ее место.
В этой суете их забыли представить Минелле, и ей потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что Гарри, кавалер Герти, был на самом деле сэр Гарольд Паркер, а Чарли, кавалер Нелли, в обществе зовется лордом Скелтоном. Потом в дверь постучали, и послышался мальчишеский голос:
— Дамы, пять минут!
— Нам пора, — сказала Конни. — Арчи, а ты с остальными возьми Минеллу в ложу. Она никогда не видела нашего шоу, и сейчас ей самое время посмотреть.
— Да, конечно, — кивнул Арчи. — Мы о ней позаботимся. Не волнуйся, Конни.
— И не вздумай ее пугать! Она первый раз в Лондоне, и ей все кажется изумительным!
— Первый раз в Лондоне? О Боже! — воскликнул Арчи.
Прошуршав юбками и оставив за собой облако экзотических духов, которое смешивалось с ароматом цветов, Конни, Нелли и Герти покинули гримерную и заторопились вниз по железной лестнице на, сцену.
— Нам лучше подняться в ложу, — сказал Арчи. Гарри и Чарли, которые задумчиво разглядывали Минеллу, словно гадали, кто она такая и откуда здесь появилась, присоединились к его мнению.
Поднявшись в ложу, Минелла почувствовала себя так, словно попала в сказку.
Сам театр оказался гораздо более впечатляющим, гораздо более ослепительным и прекрасным, чем она могла вообразить, а как только поднялся занавес, она поняла, что никогда в жизни не представляла себе, что в мире существует такая красота и такое очарование!
Она где-то читала, а может быть, ей говорил об этом отец, что мюзик-холл «Гейети» не просто стал отождествляться с успехом, но и подарил Лондону музыку, смех и красивейших девушек.
Именно это она сейчас видела, и с трудом могла поверить, что сама каким-то образом оказалась причастна к этой красоте и великолепию.
Только гораздо позже Минелла узнала, что представление, которое она смотрела, называлось «Беглянка»и было поставлено всего четыре месяца назад.
Этому шоу предстояло стать одним из самых ярких достижений «Гейети», но Минелла не разбиралась в театре и ее не занимало ничего, кроме действия, происходящего где-то на Корсике или в Венеции.
Минелла почувствовала, что музыка становится воздухом, которым она дышит, а танец, который танцевали герой и героиня и который Арчи назвал гвоздем программы, был так прекрасен, что Минелле казалось, будто она сама танцует.
У нее захватывало дух от каждого движения, каждого слова и каждой песни, спетой на сцене.
И когда наконец после десятиминутной овации весь зал поднялся, чтобы спеть «Боже, храни королеву», Минелла почувствовала себя так, словно вернулась на землю с другой планеты.
«Теперь я понимаю, почему папенька так любил» Гейети «! — подумала она.
Впрочем, у нее не осталось времени поразмышлять об этом, потому что, едва представление кончилось. Арчи повлек ее и двух джентльменов назад к служебному входу, и когда Минелла взбежала по лестнице, у гримерной ее уже ждала Нэтти с обещанным плащом.
Плащ был шикарный и дорогой, и, надев его, Минелла почувствовала себя одной из тех красавиц, которых она только что видела на сцене.
Пока другие хористки тоже закутывались в длинные плащи и прикрывали свои замысловатые прически шарфами, Нэтти тихонько сказала Минелле:
— Веселись, только не наделай глупостей. Увидев, что Минелла не понимает, она добавила:
— Я имею в виду — не делай ничего такого, чего бы не одобрили твои родители.
— Мои родители оба в могиле, — сказала Минелла.
— Не сомневайся, что они смотрят на тебя с небес, — сказала Нэтти, — и хотят, чтобы ты оставалась такой же хорошей девочкой, как сейчас.
Минелла посмотрела на нее с удивлением, но прежде, чем она успела что-то спросить, Нэтти вышла из гримерной.
Конни сказала:
— Шевелитесь, шевелитесь! Если вы не проголодались, то я мечтаю об ужине!
— Еще бы! — хихикнула Герти. — И, держу пари, когда мы приедем, там знатно накормят!
— Разве у нашего графа бывает что-нибудь незнатное? — подхватила Нелли.
— Только самое лучшее! — кивнула Конни. — И Бог с ней, с Кэти, мы везем ему подарок не хуже, и пусть скажет спасибо.
Без лишних слов девушки всей толпой двинулись вниз, где их ждали три джентльмена.
На улице стояли два экипажа, каждый запряженный парой породистых лошадей, которые должны были отвезти всех к вокзалу.
Минелла уселась вместе с Конни и Арчи, а напротив них сели Нелли и лорд Скелтон.
Герти, Гарри и Берил забрались в другой экипаж, вместе с еще одним приятным молодым человеком, который назвался Сэмом. Когда экипаж тронулся. Арчи сказал Конни;
— Ты сегодня была великолепна, дорогая. Я тобой гордился!
— Спасибо.
Минелла заметила, что Конни ничуть не смутило обращение» дорогая»и подумала, уже не собирается ли она выйти за него замуж.
Для дочери сельского пастора это, несомненно, была бы блестящая партия.
В то же время ей показалось, что Конни было бы не совсем удобно привезти Арчи в маленький и не очень красивый домик ее отца, где все выглядело ветхим и неухоженным. Потом, когда они уже подъезжали к вокзалу, она услышала, как Конни вполголоса сказала Арчи:
— Надеюсь, не было никаких сложностей с твоим отъездом на уик-энд?
— Ей это не понравилось, — ответил Арчи, — но я сказал, что еду проведать мать.
— А если она узнает?
Минелла сидела так близко, что почувствовала, как Арчи пожал плечами.
Потом она услышала, как Конни сказала:
— Будь осторожнее! Ревнивые жены способны доставить много неприятностей, а есть ли женщина, которая не стала бы тебя ревновать, мой Арчи?
Па мгновение Минелле показалось, что она ослышалась.
Потом она решила, что это не ее дело и она не имеет права никого судить.
Но, конечно, было очень странно, что, Конни, дочь викария, позволила себе так близко сойтись с женатым мужчиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Смех, свет и леди - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Смех, свет и леди - Картленд Барбара



Типичный роман Картленд: герой благородно спасает от бедности героиню,сделав ее графиней, сам из циника превращается в романтика и все это, конечно, благодаря молитвам юной красавицы.5/10
Смех, свет и леди - Картленд БарбараЯзвочка
31.01.2011, 23.12





Много уважаемая Язвочка, ответьте зачем Вы читаете романы столь прекрасной писательницы если вам не нравится? И не мало того Вы ещё и ее оскорбляете бутто это Ваша подруга! Я прошу меня извинеть за стол не лестное обращение к вам, но правда есть правда!
Смех, свет и леди - Картленд БарбараЛейла
11.08.2014, 18.22





Много уважаемая Язвочка, ответьте зачем Вы читаете романы столь прекрасной писательницы если вам не нравится? И не мало того Вы ещё и ее оскорбляете бутто это Ваша подруга! Я прошу меня извинеть за стол не лестное обращение к вам, но правда есть правда!
Смех, свет и леди - Картленд БарбараЛейла
11.08.2014, 18.22





Очень красивый роман....
Смех, свет и леди - Картленд БарбараИрина
12.02.2015, 8.06





не понравилось
Смех, свет и леди - Картленд Барбаратанюшка
23.02.2015, 18.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100