Читать онлайн Слушай свою любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слушай свою любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слушай свою любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слушай свою любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Слушай свою любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Антея проснулась от яркого солнечного света, залившего ее комнату: нянюшка раздвинула шторы на окнах.
— Уже десять часов, милая, — сообщила она. — Пора вставать, а то опоздаешь в церковь.
— Десять часов! Неужели так поздно?
Антея села на кровати, вспоминая прекрасный сон, приснившийся ей.
Как там было хорошо и уютно!
Вдруг она ясно представила себе то, что произошло вчера ночью, и с легкой дрожью в голосе спросила:
— Нянюшка, все ли… в порядке? В особняке ничего… не случилось?
— А что там может случиться? — ехидно молвила нянюшка. — Разве что эти лондонские гурии проснутся еще позже тебя!
Антея промолчала, но чуть погодя осведомилась:
— Как Гарри?
— Как обычно, беспробудно спал всю ночь, — ответила няня. — А после завтрака помчался на свою работу и, уж конечно, даже «спасибо» не сказал!
— Ты не говорила ему, что мы… опоздали? — допытывалась Антея.
— Он не спрашивал, и мне не пришлось лгать.
Няня направилась к выходу и уже возле двери добавила:
— К тому времени, как ты спустишься, я приготовлю завтрак.
Антея испытала огромное облегчение: раз Гарри неизвестно, как поздно она вчера пришла, ей не придется ничего ему объяснять.
Она умылась холодной водой в новой ванной и надела платье, оставленное нянюшкой на стуле.
Если б не воскресенье, Антее бы его не дали.
Платье было новое, хоть и простенькое — няня не могла бы пошить что-либо изысканное, — зато из узорчатого муслина.
Раньше они не могли себе позволить таких дорогих тканей.
По всей видимости, няня специально заказала материал разносчику — у него на тележке слишком дорогих вещей не водилось.
Платье очень понравилось Антее.
Оно было украшено светло-голубыми, в тон рисунку ткани, лентами; они лежали крест-накрест и спускались сзади от талии.
Няня наверняка немало труда вложила в обнову, и Антея, сбежав по лестнице со шляпкой в руке, первым делом пошла на кухню благодарить ее.
— Смотри, нянюшка! Золушка превратилась в принцессу! Спасибо за это доброй фее!
Няня отошла от плиты полюбоваться на Антею и, сознавая, до чего хороша ее воспитанница в обновке, по обыкновению съехидничала в своем стиле:
— Как одежда красит человека! Теперь будь осторожнее и не подходи близко к викарию!
И они дружно рассмеялись, поскольку викарий был подслеповатым старичком лет восьмидесяти.
Гарри, между прочим, при первом же удобном случае собирался предложить маркизу отправить преподобного Феодосия на пенсию, а вместо него назначить в приход молодого священника.
Антея завтракала, но мыслями была в особняке, гадая, жив ли маркиз.
Однако она была уверена: случись что-то серьезное, Гарри уже вернулся бы, чтоб рассказать им об этом.
Надев соломенную шляпку, которую носила уже два года и к которой няня пришила новую ленту в тон платью, Антея пошла через парк в церковь, находившуюся совсем рядом с Дауэр-Хаусом.
Церковь была построена немного раньше Квинз Ху и представляла собой столь же великолепный образец архитектуры эпохи Тюдоров, отчаянно нуждавшийся в реставрации.
Гарри рассудил, что не стоит беспокоить маркиза церковными проблемами, пока до конца не приведен в порядок особняк.
Тем не менее, увидев накануне великолепие Квинз Ху, Антея не могла не обратить внимание на крошащиеся кирпичи и кое-где выбитые стекла.
Сквозь прохудившуюся до дыр крышу над алтарем проникали солнечные лучи.
Как и предполагала Антея, в церкви было лишь несколько пожилых женщин да стайка детей, направленных сюда воскресным учителем.
Большинство женщин сейчас занимались приготовлением обеда и собирались, так же как няня, затем прийти на вечернюю службу.
Антея направилась по боковому нефу к органу.
Некогда это был превосходный инструмент. Его подарил церкви дедушка Антеи вскоре после того, как унаследовал имение, но с тех пор орган многократно ремонтировали. Теперь, похоже, с ним ничего больше нельзя сделать, разве что заменить на новый.
— Как ты думаешь, маркиз даст денег на орган? — спросила как-то Антея у Гарри. Он пожал плечами.
— Я не могу себе представить, чтобы Иглзклиф ходил в церковь, и не думаю, что его заботит желание простых людей послушать музыку. Но со временем я постараюсь что-нибудь сделать.
— Постарайся, пожалуйста, — попросила Антея.
Как было бы замечательно, думала она, играть на новом, современном инструменте, не переживая, что давно рассохшиеся органные трубы могут исторгнуть в очередной раз дребезжащее звучание.
Сев за инструмент в ожидании, пока мальчик, обычно качавший воздух в трубы, начнет свою работу, Антея размышляла о своем открытии, о котором не знал Гарри: маркиз любит и ценит музыку.
Она явственно слышала вчерашние похвалы Иглзклифа, пораженного ее исполнением.
Он тогда даже оставил в покое свой обычный издевательски-саркастический тон и говорил совершенно серьезно, с неподдельным восхищением.
Но вспомнив о вероломном поцелуе, девушка зарделась от смущения и сосредоточилась на игре: пусть викарий знает, что она здесь, и выйдет, когда нужно, из ризницы вместе с мальчиками-хористами.
Поскольку викарий был уже стар, он старался делать службу как можно короче.
Для этого воскресенья он выбрал гимны, которые больше всего любила Антея.
Хор исполнял их с особым проникновением, потому что разучил лучше многих других.
Когда прихожане, как обычно, при выходе из церкви прощались за руку с викарием, Антея, ощущая себя по-настоящему счастливой, стала играть необычайно изысканную композицию.
Ей казалось, будто она слилась с музыкой в единое целое, но внезапно, чуть ли не на заключительных аккордах, раздался странный скрежет, после чего орган пару раз скрипнул и в конце концов смолк.
— Что случилось, Тимоти? — обернулась она к пареньку, качавшему мехи.
— Я тут ни при чем, мисс! Честно! — запротестовал мальчуган.
В таком случае, решила Антея, дело в самом органе.
Это означало, что его вновь надо чинить.
Последний раз его ремонтировали очень давно.
Она неохотно поднялась, понимая, что ничего уже здесь невозможно сделать, а Тимоти продолжал оправдываться:
— Я качал, мисс Антея! Правда, качал!
— Знаю, Тимоти, — успокоила его девушка. — Боюсь, орган опять сломался. Я узнаю, что можно будет предпринять.
— А я сегодня вечером буду нужен? Нет? — с надеждой спросил мальчик.
— Вряд ли, — ответила она, — но я дам знать.
Когда Гарри придет обедать, надо будет попросить его осмотреть орган, чтобы, как это уже не раз бывало, он попробовал сам починить его.
Если Гарри не справится, то придется вызывать мастера из ближайшего города и ждать, пока он отремонтирует инструмент.
Все это было довольно неприятно, к тому же Антея винила в случившемся и себя: незачем было выжимать из бедного старого органа больше того, на что он способен.
Вдруг он сломался именно из-за этого?
«Если б только мы могли временно поставить сюда какое-нибудь фортепьяно из Квинз Ху!»— подумала девушка.
Вот бы играть здесь, как вчера, на инструменте, отзывающемся на малейшее прикосновение волшебными звуками.
«Надо будет спросить Гарри, можем ли мы приобрести фортепьяно, — решила она, — но только после того, как маркиз уедет в Лондон».
Она вернулась в Дауэр-Хаус и заглянула на кухню, чтобы показаться нянюшке.
Потом неожиданно обнаружила в кабинете Гарри.
Антея затаила дыхание, испугавшись, что у брата дурные новости.
Вдруг с маркизом что-то случилось?
Однако брат произнес самым радостным голосом:
— С добрым утром, Антея! Я очень надеюсь, что и сегодня все пройдет так же гладко, как вчера.
— Вчера… ночью… все… было в порядке? — Девушка с трудом выговаривала каждое слово. Гарри усмехнулся.
— Жалоб не поступало. Но я пока не видел сегодня моего нанимателя. Думаю, он еще храпит, как и вся остальная компания!
Антея молчала.
Она испытала невыразимое облегчение, вспомнив, что слуга должен был разбудить маркиза в восемь утра.
Значит, если б он был мертв, это уже стало бы известно.
— А как твое выступление? — спросил Гарри. — Все прошло нормально?
— Да, — ответила Антея.
— Прекрасно! — Гарри вздохнул тоже с явным облегчением.
Затем нянюшка позвала их обедать, и они направились в небольшую столовую.
За ростбифом со свежими овощами, принесенными Джекобсом с огорода. Гарри с подъемом рассказывал о лошадях, стоящих в конюшне.
— Никогда не видел подобных коней! Некоторые друзья маркиза имеют просто великолепные упряжки! Там есть превосходно подобранная четверка вороных, там есть такие гнедые, что я за них без колебаний отдал бы правую руку, а сам лорд приехал на новой упряжке. Его лошади — само совершенство! Сказать иначе — погрешить против истины.
Антея слушала, а Гарри продолжал:
— Я твердо решил приобрести лошадей, на которых мог бы ездить. Не думаю, что маркиз станет возражать: имение велико, да и сам он наверняка захочет покататься, когда приедет сюда в очередной раз.
— То есть он намерен приезжать… часто? — немного волнуясь, спросила Антея. Гарри засмеялся.
— Это я и сам бы хотел знать.
Продолжая нахваливать лошадей маркиза, он доел фруктовый салат и попробовал приготовленный нянюшкой сливочный сыр.
Когда с обедом было покончено, он рывком встал из-за стола.
— Я должен вернуться — промолвил он. — Там еще много дел, к тому же вчера мне доставили письмо от Джонсона: у него на ферме крупные неприятности. Если смогу, поеду лично разбираться, в чем дело, так что не удивляйтесь, если вернусь поздно.
— Нянюшка разогреет тебе ужин, — сказала Антея.
Она проводила брата.
Он быстрым шагом направился к конюшне.
Гарри был слишком занят своими делами, чтобы расспрашивать Антею подробнее, и, совершенно очевидно, не сомневался, что все прошло по задуманному плану.
Антея помогла няне убрать со стола и, чтобы дать старушке возможность отдохнуть, ушла в гостиную полюбоваться на цветы.
Букет в одной вазе уже увядал, и девушка вышла в сад набрать сирени, жасмина и первых бутонов розовых рододендронов.
Когда они распускаются, от этой красоты невозможно отвести глаз.
Она принесла цветы в гостиную и стала перебирать букет на столе у окна..
При этом внутренним слухом ощущала мелодию, которую играла вчера, касаясь пальцами клавиш фортепьяно и превращая свои чувства в звуки.
Она поставила букет на столик рядом со спинетом.
Вдруг дверь гостиной открылась, что несказанно удивило девушку.
Обычно няня отдыхает гораздо дольше.
Она обернулась и, разглядев вошедшего, оцепенела.
Маркиз закрыл за собой дверь и медленно направился к ней, пронизывая взглядом черных глаз.
Когда он к ней приблизился, она была не способна ни двигаться, ни тем более говорить.
Она могла лишь смотреть на него.
Б голове билась одна-единственная мысль: он не должен узнать, кто она на самом деле.
Маркиз, однако, тоже молчал, и Антея с трудом выговорила:
— Ч-что… вы… хотели?
— Поблагодарить вас, Антея Брук, — ведь я обязан вам жизнью.
— К-как вы узнали… что это была… я… и почему вы… здесь?
Весьма непросто было смотреть маркизу в глаза.
Но Антее показалось, будто он подмигнул.
— Должен признаться, я был крайне заинтригован, навестив мистера Мелдозио и узнав, что у него нет дочерей.
— Вы… ездили к мистеру Мелдозио?
— Разумеется. А что я, по-вашему, должен был сделать?
— Я… мне… я и подумать не могла… — мямлила Антея. — Но вы… в порядке… я очень боялась, что вы… меня не послушаете…
— Да, вчерашний вечер закончился более чем таинственно. — заметил маркиз. — Сначала вы исчезли неизвестно куда, так что я было вообразил, будто вы мне приснились и на самом деле не существуете.
Антея пробормотала нечто невнятное, а Иглзклиф продолжал:
— Затем, вновь появившись из ниоткуда — как я теперь понимаю, из потайного хода, — вы заявили, что кто-то из гостей собирается меня убить.
Антея оперлась рукой на спинет, чтобы не упасть.
— Я… не могла не… предупредить вас… ведь если бы вас убили… это было бы на моей совести…
— Поверьте, я очень благодарен вам, — повторил маркиз, — и именно поэтому я здесь.
— Но… вам бы не следовало здесь быть! — вырвалось у Антеи. — И я не могу поверить, что мистер Мелдозио… сказал вам, кто я.
— Он и не сказал. Он врал столь же упорно, сколь неумело, — сухо изрек маркиз.
— Тогда… как…
— Когда я уходил от него, он уверял меня, что не имеет ни малейшего представления, кто мог его заменить. Я собирался поспать за управляющим и спросить у него, где он нашел такую прекрасную пианистку, и как раз ехал мимо церкви.
Антея посмотрела на маркиза широко распахнутыми глазами и мгновенно отвела взгляд.
— Мелодия, доносившаяся из старинного сооружения, была так похожа на слышанную мною вчера, что остальное не представляло никакого труда.
— Ч-что… вы хотите этим сказать?
— Я спросил у первого встречного, кто играет на органе в церкви, и мне ответили: «Мисс Антея Брук». Ваше христианское имя я уже знал. И не пытайтесь меня убедить, что в одной деревне есть две девушки с одним и тем же редким именем.
Антея тягостно вздохнула.
— Вот как… вы меня нашли…
— Вот так я вас и нашел, — подтвердил маркиз. — Мо мне кажется очень странным, что мой управляющий, подробнейшим образом описывая практически все происходящее в имении, ни словом не обмолвился о том, что бывший владелец с сестрой переехали в Дауэр-Хаус.
Антея чуть не вскрикнула от отчаяния.
— Но… — пролепетала она, — вам не обязательно… беспокоиться… Вы поблагодарили меня за то, что… я спасла вам жизнь… но теперь, прошу вас, возвращайтесь к своим гостям… и… забудьте обо мне… забудьте.
Слова путались в ее голове, не желая становиться внятной речью.
Когда она подняла на маркиза умоляющий взгляд, то обнаружила, что он приблизился к ней.
Он посмотрел в ее глаза, и она не нашла в себе сил отвести взгляд.
— Неужели вы думаете, что это возможно? — произнес Иглзклиф. — Антея, мне кажется, нам о многом нужно поговорить. Может, присядем?
Антея испуганно огляделась, словно забыла, где находится, и в замешательстве промолвила:
— Извините… это так неучтиво с моей стороны… Мне самой следовало предложить вам присесть… раньше… Мо я не думаю, что вам… стоит задерживаться…
— Я как раз собираюсь задержаться, — возразил маркиз, — так что по этому поводу не беспокойтесь.
Антея покорно отошла от окна, добрела до камина и присела на краешек софы.
Маркиз непринужденно устроился на ступе с высокой спинкой, положив ногу на ногу.
Его ботфорты сияли в солнечных лучах.
— Что ж, начнем с самого начала, — предложил он. — Вы Антея Брук. И, если я не ошибаюсь, мой управляющий, которого мне представили как Дальтона, на самом деле ваш брат, лорд Колнбрук.
— Как вы… могли такое подумать? — Антею охватила паника. — Прошу вас… не надо делать выводов… и выпытывать вещи… которые вас не касаются…
— Очень даже касаются, — шел напролом маркиз. — А если вы собираетесь спорить со мной. Антея, то могу сказать сразу, что видел портрет так называемого Дальтона внизу в холле.
— Это портрет моего отца. — пробормотала Антея, — когда ему было столько же, сколько сейчас Гарри.
— Ваш брат очень похож на него, и теперь я вижу, у вас с братом тоже большое сходство.
Антея обескураженно взглянула на маркиза, затем опустила глаза и долго молчала.
— Чарлз Торрингтон, — наконец проговорила она, — который продал вам Квинз Ху, решил, что Гарри было бы… неудобно просить вас… назначить его управляющим… Именно поэтому Чарли рассказал вам о… человеке по имени Дальтон, который… великолепно подходит на эту должность.
Она вновь надолго умолкла. Потом, набравшись смелости, умоляюще сказала:
— Пожалуйста… прошу вас… позвольте Гарри остаться. Он так счастлив… что может возродить дом… А если нам придется уехать… это разобьет его сердце.
— Должен признаться. — подхватил маркиз, — я давно подозревал, что мой управляющий не тот, за кого себя выдает, поскольку я не мог себе представить, чтобы посторонний человек был столь предан интересам дома и имения, с такой самоотдачей старался сделать даже больше, чем позволяют сипы, и столь бережно заботился о пенсионерах, фермерах и всех прочих местных работниках.
— Это наши люди, — кивнула Антея, — и было невыносимо сознавать, что… поскольку мы остались без денег… мы бросили их… обрекли на… нищету…
— Вы очень мило здесь обустроились. — Маркиз осмотрелся.
Антея поспешно произнесла, словно боясь, что он обвинит Гарри в мошенничестве:
— Мы смогли отремонтировать этот дом на деньги, полученные за Квинз Ху. Конечно, мебель перевезли из особняка, и картины тоже… но к вам это не имело отношения…
— И все же мне кажется, вы ненавидели меня за то, что я купил ваш дом практически без вашего ведома.
— Почему вы… так думаете?
— Да потому что я сам в подобных обстоятельствах чувствовал бы то же самое, — ответил маркиз.
— Я… сначала я ненавидела вас, — призналась Антея, — хотя… знала, что это неразумно. Потом, когда я вас увидела… и узнала, что вы любите музыку… все изменилось.
— Никогда в жизни я не встречал девушку, которая играла бы так же прекрасно, как вы. Вы словно разговариваете музыкой.
Голос маркиза обрел глубину и мягкость, саркастические нотки исчезли.
Антея мельком взглянула на него и вновь опустила глаза, спросив:
— Как вы… это чувствуете?..
— Сам хотел бы знать, — обронил Иглзклиф. — По есть еще одна причина, приведшая меня сюда. Я хотел спросить вас, кто замыслил убийство.
Антея сначала удивилась, а затем вспомнила, что действительно не говорила ему, кто собирался прийти в его комнату.
Злоумышленник может не остановиться на этом и попробовать еще раз, и если не предупредить маркиза.. — .
Девушка вскрикнула от ужаса.
— Будьте очень, очень осторожны! — промолвила она. — Он сказал, что вас нужно убить до среды, потому что тогда ваша лошадь не побежит на скачках дерби и выиграет его лошадь.
— Теперь я представляю, кто это может быть, — задумчиво произнес маркиз. — Имени его вы не слышали?
— Нет, но даму, которая должна была прийти к вам со стилетом, зовут Милли.
Маркиз сжал губы, и Антея взволнованно продолжала:
— Он попытается еще раз… наверняка попытается Сегодня воскресенье… у него есть сегодняшний день, завтрашний и послезавтрашний… иначе, по его словам, он попадет в долговую яму.
Брови маркиза изумленно поползли вверх.
— Я и не подозревал, что дела Темплтона настолько плохи, — сказал он. — Б то же время, Антея, если б вы не вернулись, появившись так же загадочно, как исчезли, я был бы уже мертв.
Антея содрогнулась.
— Я не хотела возвращаться… но если б вас убили… Нет… и подумать об этом не могу…
— А мне, к несчастью, подумать об этом придется, — заметил Иглзклиф. — Но теперь мне многое стало ясно, и я очень благодарен вам за то, что остался жив. Очень благодарен, Антея. Я хотел бы выразить свою признательность чем-нибудь более существенным, нежели слова.
— Прошу вас… — взмолилась девушка, — я прошу вас только об одном… уходите… и забудьте меня.
— Я уже сказал вам, это невозможно, — ответил маркиз. — Думаю, так же, как для вас невозможно будет забыть меня.
Антея посмотрела на него, веки ее дрогнули и опустились.
Длинные черные ресницы еще сильнее подчеркивали бледность ее лица.
— Пожалуйста… не говорите так… и не упоминайте при Гарри, что я… задержалась вчера… и играла в гостиной…
— Гарри не одобрил бы?
— Нет, конечно. Он бы рассердился, и очень сильно. Он велел мне… возвращаться домой с нянюшкой, как только я… закончу играть в банкетном зале.
— Я удивляюсь, как он вообще разрешил вам выступить, — сухо молвил маркиз.
— Ему ничего другого не оставалось, — поспешила ответить Антея. — Он только вчера утром узнал, что мистер Мелдозио повредил руку, и у него уже не было времени ехать в город и искать нового пианиста.
— Поэтому он послал вас, — подытожил Иглзклиф.
— Это была моя идея, и я… убедила его проявить благоразумие… Он боялся… что, если не выполнит всех ваших распоряжений, то… потеряет должность.
— Понятно. Тем не менее вам решительно не следовало аккомпанировать «пластическим позам».
— К сожалению, я их не видела из-за фортепьяно, — призналась девушка, — но, судя по аплодисментам, выступление было очень красивым, наверное, как те «позы», которыми леди Гамильтон очаровала короля и королеву Неаполя.
Маркиз испытующе смотрел на нее, похоже, удивленный ее словами.
— Гарри не должен узнать, — умоляюще повторила Антея, — что я пришла так поздно. Он спал, когда я вернулась, и я ушла в спальню, не разбудив его.
Словно вспомнив что-то, она промолвила еще настойчивее:
— Вы ему не скажете… не скажете… что… Закончить фразу было выше ее сил.
— ..что я поцеловал вас? — догадался маркиз.
— Д-да. Если Гарри узнает… он придет в ярость… и может… вызвать вас на дуэль.
— Не думаю, — спокойно произнес Иглзклиф. — Кроме того, уверяю вас, Антея, при всех моих недостатках я никогда не сплетничаю о девушке, за которой ухаживаю.
В его голосе проскользнула гневная нотка.
— Я… мне очень жаль… — продолжала Антея. — Я знаю, это было… не правильно… мне не следовало подниматься… наверх… когда вы мне сказали…
От волнения она теребила пальцы, краснела и бледнела.
— Если это вас терзает, — сочувственно сказал маркиз, — то забудьте обо всем. Помните только одно: моя, если можно так выразиться, дерзость стала орудием спасения моей жизни. Ведь если б я не привел вас тогда в свою спальню, то сейчас был бы уже Покойником.
— Никто… не будет знать об этом. — Антея словно успокаивала себя.
— Кроме вас и, разумеется, меня, — подтвердил маркиз. — Так что нам со всем этим делать?
— Ничего, — быстро ответила Антея. — Если Гарри ничего не узнает и останется на своей должности, все будет замечательно.
— С вашей точки зрения — да, но не с моей, — возразил Иглзклиф. — Я всегда отдаю долги, а перед вами, Антея, я в неоплатном долгу.
— Но эти двое… могут попытаться еще раз…
— Предупрежден — значит вооружен! — усмехнулся маркиз. — Уверяю вас, сегодня ночью дверь моей спальни будет заперта на ключ, и не думаю, чтобы кто-нибудь, кроме вас, мог проникнуть туда через потайной ход.
— Я буду молиться за вас.
— Я так и думал, и мне почему-то кажется, что ваши молитвы не остаются без ответа.
— Если бы… — молвила Антея и запнулась. — Мет, наверное, вы правы… Я раньше не задумывалась об этом… но ведь я постоянно молилась о том, чтобы у нас появились деньги на жизнь в Квинз Ху. Хоть все получилось не совсем так, как мне представлялось, я живу здесь, а Гарри счастлив от того, что заботится о своем бывшем имении и особняке. Квинз Ху стал даже прекраснее, чем прежде!
— Это очко в мою пользу, — заметил маркиз.
Он встал, и Антея последовала его примеру. Еще раз оглядев комнату, Иглзклиф сказал:
— Вижу, у вас есть спинет, но нет фортепьяно. Возможно, наилучшим способом выразить вам мою признательность будет подарить вам фортепьяно.
Ответ на свое предложение он увидел на лице девушки: оно словно озарилось светом, а в больших синих глазах появилось выражение неземного восторга.
Мо вдруг Антея произнесла дрожащим голосом:
— Гарри это покажется… весьма странным.
— Не думаю. Я сделаю так, что он примет инструмент, не заподозрив, что я дарю его лично вам.
— Правда? О, если б так получилось, было бы чудесно! — воскликнула Антея. — А если церковный орган действительно нуждается в ремонте, я смогу играть на фортепьяно там, и службы не останутся без музыки!
— Я правильно понял, — удивленно переспросил маркиз, — что орган, на котором вы так великолепно играли сегодня утром, неисправен?
— Он сломался, когда я играла, и я уже просила Гарри при случае упомянуть вам об этом.
Иглзклиф искренне рассмеялся.
— Похоже, приобретая это имение совершенно с иными целями, я получил настоящего тигра в мешке!
— По словам Чарли, вы купили Квинз Ху потому, что он расположен сравнительно близко от Лондона и вы могли бы устраивать здесь приемы для своих подруг, которых не повезли бы к себе домой.
Маркиз весь напрягся.
— Чарли не следовало говорить вам ничего подобного. — резко сказал он.
— Он мне и не говорил. Он разговаривал об этом с Гарри, а я случайно услышала, — призналась Антея. — Но я не думала, что в этой есть что-то предосудительное, до… до вчерашней ночи.
— Что же заставило вас изменить свое мнение?
Смутившись, девушка шагнула назад, отвернулась от маркиза и стала пристально разглядывать пустой камин.
— Так что заставило вас изменить свое мнение? — настойчиво повторил Иглзклиф. — Ответьте мне, Антея.
— Просто… — очень тихо произнесла девушка, — только тогда я узнала… и мне это показалось очень странным… что балерина или актриса… кто бы она ни была… она… была в постели… с джентльменом, замыслившим убийство… и… по-моему, они не… м-муж и жена… Маркиз долго молчал.
— Что-нибудь еще? — наконец спросил он. Антея не ответила.
— По-моему, вы были потрясены тем, что я привел вас в свою спальню и поцеловал.
— Я… очень удивилась… — кивнула Антея, — потому что я никогда не думала… я не представляла себе, как можно… ведь вы меня даже не знаете… мы разговаривали всего несколько минут…
В глазах маркиза появилось странное выражение.
— Надеюсь, меня может оправдать то, что я был слишком растроган вашей музыкой. Вы чудесно играете, Антея, и, как я уже говорил, ваши мелодии рассказали мне о вас многое. Теперь мне кажется, будто я знаю вас очень давно.
Антея обернулась к нему.
— Это… действительно так? — В ее голосе звенели детские нотки.
Иглзклиф пристально посмотрел в ее невинные глаза.
— Как-нибудь я о многом расскажу вам, — задумчиво произнес он. — Однако ваш брат наверняка будет не в восторге, увидев меня здесь, да и мне пора возвращаться к гостям. Так что я вас покину.
— Вы… будете осторожны?
— Я уже обещал вам это. К тому же я полагаюсь на ваши молитвы — не забывайте, благодаря им я вчера остался в живых.
— Может быть, сама судьба или ваш ангел-хранитель заставили меня побежать по потайному ходу, — предположила Антея.
— Об этом мы поговорим в другой раз, — прервал ее маркиз. — Сейчас я могу сказать только одно: я очень благодарен вам, и мы не будем беспокоить вашего брата историями о разоблачении «Антеи Меддозио»и о тайне «мистера Дальтона».
— Вы так добры, — сказала девушка, — и я вам… очень признательна.
Она протянула маркизу руку, но, к ее удивлению, он ее не пожал, а бережно поднес к губам.
Когда его губы коснулись нежной кожи, она вспомнила странное чувство, охватившее ее в ту минуту, когда он целовал ее в губы.
Антея была уверена, что и маркиз думал о том же, и густо покраснела.
Иглзкпиф энергично развернулся и поспешил к двери.
— До встречи, Антея, — бросил он на ходу. — А про фортепьяно я не забуду.
Не ожидая ответа, он вышел из комнаты.
Девушка прислушивалась к его удаляющимся шагам.
Конечно, и речи не могло быть о том, чтобы она его проводила.
И, вероятно, сейчас разумнее всего оставаться в комнате.
Антея была уверена: няня не заметила, как приехал маркиз, но она мота слышать голоса и поинтересоваться, с кем разговаривает ее воспитанница.
До нее долетел звук отъезжающего экипажа.
Все ее мысли были устремлены к маркизу.
Какой удивительный разговор произошел между ними!
Маркиз оказался совсем не таким, каким она его себе представляла.
Конечно, он повергал в трепет и ошеломлял своей монументальностью.
Он казался недосягаемым.
И в то же время еще ни один человек, кроме него, не смог понять, что она пыталась сказать своей музыкой.
А кто еще без всяких объяснений понял бы, что тайну Гарри следует сохранить и что Гарри ни в коем случае не должен узнать, что маркиз поцеловал ее?
Когда Антея подумала об этом поцелуе, странное чувство заполнило ее грудь.
Она вновь ощутила, как вспышка молнии пронзила ее тело.
«Надо прекратить эти воспоминания, — решила девушка. — Ведь если б он знал, что перец ним не мисс Меддозио, а дочь лорда Колнбрука, он вел бы себя совсем по-другому?
Маркиз прямо об этом не говорил, но Антея знала — это правда.
Так что вина за случившееся на самом деле целиком лежит на ней с Гарри, поскольку они пытались обмануть Иглзклифа.
Возможно, было бы лучше честно объявить, что мистер Мелдозио повредил руку и музыки не будет.
Но тогда Иглзклифа наверняка бы убили.
А кто бы стал новым владельцем Квинз Ху?
— Нам очень повезло… с покупателем. — пробормотала Антея.
Казалось, солнечные лучи, заливавшие комнату, стали ослепительно золотыми — такими они не были до прихода маркиза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Слушай свою любовь - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Слушай свою любовь - Картленд Барбара



Дурацкий роман!
Слушай свою любовь - Картленд БарбараЯзвочка
31.01.2011, 16.57





очень сентиментальный роман читается легко.спасибо писателю.отдохнула и забыла на время все свои заморочки
Слушай свою любовь - Картленд Барбараянка
22.02.2014, 20.51





Книга чудесная,прочитала буквально за вечер,а концовка просто ода любви да и только.Роман удался.Мои поздравления автору.
Слушай свою любовь - Картленд БарбараОльга М
8.06.2014, 18.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100