Читать онлайн Сложности любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сложности любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сложности любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сложности любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Сложности любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Маркиз закончил завтракать, взял со стола «Тайме» и пробежал глазами заголовки статей. Яркие солнечные лучи освещали комнату. Через открытые окна врывались шелест травы и радостное пение птиц.
Дверь отворилась, и вошел мистер Дадждейл с пачкой писем в руках. Маркиз опустил газету.
— Доброе утро, Дадждейл, — приветливо поздоровался он. — Надеюсь, вы хорошо отдохнули? Вечер выдался весьма беспокойным.
— Вчера я в очередной раз убедился, насколько вы, ваша светлость, быстро ориентируетесь в самой сложной ситуации, — восхищенно заговорил управляющий. — Вы всегда очень точно улавливаете суть проблемы. Как это я сам не догадался поискать мальчика в конюшнях?
— До сих пор не могу поверить в случившееся, — задумчиво произнес маркиз, — ведь я всегда любил лошадей, но никогда не был таким бесстрашным, как Питер.
— Говорят, среди садовников бывают такие мастера, у которых растет все и везде, про них говорят «легкая рука», — с улыбкой произнес мистер Дадждейл. — Наверное, есть и такие люди, что знают заветное словечко и могут усмирить любое животное.
— Ну да, укротители львов, к примеру, — засмеялся маркиз. Он протянул руку и взял письма, что принес мистер Дадждейл. — Есть что-нибудь важное?
— Ничего такого, с чем я не смогу справиться сам, кроме вот этого, милорд. — И он протянул маркизу конверт, подписанный рукой леди Харлоу.
— Разорвите это и выбросьте, — отрывисто приказал маркиз. — Ив дальнейшем даже не трудитесь приносить мне что-либо подобное.
— Слушаюсь, милорд. — Мистер Дадждейл помедлил минуту, потом все-таки спросил: — Я слышал, ваша светлость вчера были на Ройял-авеню. Надеюсь, вы остались довольны поездкой?
— Совершенно верно!
Маркиз уже собрался сменить тему разговора, когда что-то в словах и тоне управляющего показалось ему необычным. Он слишком давно знал Дадждейла, доверял ему, их связывало множество дел. И как управляющий мог угадать каждое желание маркиза, так и маркиз частенько отгадывал, что за мысли прячет Дадждейл под вежливой и бесстрастной маской.
— В чем дело? Что случилось, Дадждейл? — насторожился маркиз.
— Ничего особенного, милорд, просто я немного беспокоился, что мадемуазель Дюваль не будет дома, ведь вы не поручали мне предупредить ее о вашем приезде. Вот я и подумал, плохо будет: вы придете, а ее нет. — Последние слова он произнес как-то неуверенно, так что маркиз даже немного рассердился и довольно резко приказал:
— Бросьте темнить, Дадждейл. Говорите наконец, в чем дело. Какие у вас сомнения?
Мистер Дадждейл молчал, потупив взор, и маркиз еще более сердито добавил:
— Вы знаете, Дадждейл, не хуже меня, что больше всего на свете меня раздражают глупые намеки и разговоры вокруг да около. Лучше сразу скажите мне правду, какой бы неприятной она ни была.
— Просто я кое-что прочитал, милорд…
— Что именно?
Дадждейл снова заколебался, потом решился и сказал:
— Наверняка это неправда, ведь эти бульварные газетенки только и делают, что распространяют всякую ложь. Они там намекали, будто у мадемуазель Дюваль роман с одним актером. Тем, что играет главную роль в «Простушке».
Маркиз задумался, а потом вспомнил довольно красивого молодого актера, его недавно взяли на эту роль вместо более опытного, но уже довольно пожилого. Да, все закулисные сплетни еще более смешны и неправдоподобны, чем те, что рассказывают в высшем свете, подумал маркиз.
И он готов был уже весело посмеяться над очередной нелепицей, как вдруг в памяти его всплыли некоторые подробности. Раньше они не казались ему странными, но теперь над ними стоило задуматься.
Вчера вечером перед ужином на Ройял-авеню он решил принять ванну. Это чудесное устройство вызывало неизменный восторг у каждой из прелестных обитательниц домика в Челси. Попасть в ванную комнату можно было прямо из спальни Рене. Маркиз лежал в ароматной воде и думал, как, впрочем, всегда, что удобства и комфорт, если уж быть честным, всегда стоят затраченных денег.
Он вышел из воды и вытерся пушистым полотенцем. На столике он заметил бритвенный прибор в кожаном футляре. Бритва была с рукояткой из слоновой кости, точно такая, какой он обычно пользовался. До чего внимательны и предусмотрительны француженки, подумал он тогда, обо всем позаботятся. Как мило, что Рене подумала о нем, приобрела для него вещицу, которая может понадобиться. Ну, коли так все сложилось, маркиз побрился. Он обычно делал это сам, как и Наполеон Бонапарт, хотя большинство аристократов пользовались услугами камердинеров или цирюльников.
Сейчас же он вспомнил, что, когда снова зашел в ванную комнату, бритва исчезла. Но тогда он не обратил на это внимания. Так же, как не придал сначала никакого значения тому, что сказала провожавшая его служанка:
— У нас осталось совсем мало шампанского и кларета, милорд.
— Хорошо, я прослежу, — рассеянно ответил маркиз и подумал, что утром надо будет дать указания управляющему.
Сейчас он припомнил также, что совсем недавно отослал в Челси достаточное количество напитков. Рене же в отличие от многих других актрис пила очень мало. Во время ужина с маркизом она едва выпила два бокала шампанского, как всегда повторяя при этом, что предпочитает экзотические ликеры.
В душе маркиза бушевала гроза. Нет, он не винил Рене за ее новое увлечение, ведь он сам не вспоминал о подруге больше месяца. Но теперь стало понятно, отчего она была так любезна, так предупредительна и мила, так громко радовалась его приходу и много раз повторяла, что несказанно счастлива видеть его. И все лишь из-за того, что совесть ее была нечиста! Ведь считалось так: раз женщина стала признанной любовницей, то мужчина, который дает ей дом, оплачивает все расходы и, кроме того, предоставил в распоряжение экипаж, вправе рассчитывать, что все свои прелести и умения она прибережет для него одного.
Маркиз был слишком уверен в себе и никогда раньше не думал о том, что его могут обманывать. По крайней мере поводов для подозрений у него не было. Но теперь его надули, превратили в дурака. Наверное, многие мужчины оказывались в подобном положении, но для маркиза это ощущение было внове и, надо сказать, не доставило ему никакого удовольствия.
— Думаю, Дадждейл, — произнес он наконец после долгого молчания, — надо отправить мадемуазель Дюваль обычный чек с просьбой освободить дом в течение месяца.
Голос маркиза прозвучал ровно и невыразительно.
— Я прослежу, милорд, — кратко ответил мистер Дадждейл.
— Мне хотелось бы еще раз перечитать письмо из Ньюмаркета, — уже деловым тоном произнес маркиз, — вчера я не слишком внимательно изучил его. И еще есть несколько вопросов, которые я хочу решить вместе с вами.
— Сейчас я принесу письмо, — с готовностью сказал мистер Дадждейл.
Летти проснулась довольно поздно. Она сидела в кровати и завтракала.
До чего прекрасна жизнь в Осминтон-Хаусе, думала она. И одна из безусловных приятностей — эти роскошные подносы с изысканной едой. Все блюда были настолько вкусны, что каждый день начинался для Летти с небольшого праздника.
Мистер Дадждейл сразу предупредил обеих сестер, что маркиз не любит женское общество по утрам, и они с превеликой радостью согласились завтракать в своих комнатах.
Сейчас перед Летти стоял серебряный поднос с кистью крупного черного винограда из садов маркиза и персиком, который был больше, чем мячики, которыми играл Питер. Она приподнялась с подушек, чтобы налить себе чашечку ароматного кофе. Прекрасные белокурые волосы подчеркивали прозрачность и белизну ее кожи. Алексия вошла в комнату к сестре и снова порадовалась, какая же та красавица.
— Как ты спала, дорогая? — заботливо спросила она.
— Так крепко, что даже снов никаких не видела, — радостно защебетала Летти. — Вчера я думала, что вовсе не засну, — так была взволнована. Но, представляешь, едва успела донести голову до подушки — и все. Больше ничего не помню. Пришла в себя — г — уже утро!
Голос Летти звучал так радостно, так необычно, и Алексия поняла: случилось нечто необычное.
— Что же могло тебя так взволновать, милая? Летти ответила не сразу, потому что рот ее был занят виноградом. Алексия присела на краешек кровати.
— Мне кажется, ты что-то скрываешь от меня, — мягко, но настойчиво переспросила она.
— Мне и в самом деле надо кое-что рассказать тебе, — будто нехотя согласилась Летти, — только давай я сначала закончу завтрак.
Алексия терпеливо ждала. Она с любовью смотрела на сестру и думала, что день ото дня та становится все краше и краше. Это все потому, решила Алексия, что она правильно питается и у нее все время отличное настроение. Потом она вдруг с ужасом представила, что сезон балов подходит к концу, а Летти так и не удалось найти достойного жениха, и ей придется вместе со всеми возвращаться в убогий и скучный Бедфордшир… Нет, такого допустить нельзя! Ни в коем случае! Надо приложить все усилия и сделать все возможное, чтобы такого не произошло. Да, все же, несмотря на радости новой жизни и открывшиеся возможности, на душе у Алексии было очень тревожно.
Наконец Летти отложила в сторону вилку и нож.
— Какая вкуснота! — с удовольствием воскликнула она. — Ну а теперь я займусь персиком. Хочешь половинку?
— Нет, спасибо, я уже съела такой, — улыбнулась Алексия. — Я просто сгораю от нетерпения, что за историю ты собираешься мне рассказать.
Летти взяла персик с блюда и принялась очищать с него кожицу.
— Обещай мне, что никому не расскажешь о нашем разговоре.
— Конечно, не расскажу, раз ты меня об этом просишь.
— Особенно маркизу!
— К чему все эти предосторожности? — удивилась Алексия. — Ты же прекрасно знаешь, что я никогда и никому не выдам твою тайну, тем более если ты так настойчиво просишь меня об этом.
Летти тихонько вздохнула и вымолвила:
— Мне кажется, я влюбилась!
— Влюбилась? — повторила Алексия. — В кого?
Она припомнила все знакомства, все прежние разговоры с сестрой, и у нее мелькнула мысль: наверное, это маркиз. Но не успела она задать этот вопрос вслух, как Летти снова заговорила:
— Вчера вечером он сказал, что любит меня, что в жизни не встречал таких девушек, как я! Ах, Алексия, слышала бы ты, какие чудесные слова он говорил мне!
— Да кто же он? О ком ты говоришь?
— Герцог Глениглс.
— Герцог Глениглс?! — переспросила Алексия. — Я его не помню. А где мы с ним встречались?
— Ты его не знаешь, — объяснила Летти, — я познакомилась с ним неделю назад на балу у герцогини Бедфорд. Он подошел ко мне и представился.
— Он сам подошел к тебе и представился? — недоумевала Алексия. — Но ведь так не принято!
— Он позже все мне объяснил, — начала оправдываться Летти, — он поссорился с маркизом, а его мать не ладит с маркизой.
— И он хочет на тебе жениться?
— Конечно, я уверена! Правда, он еще не говорил со мной об этом, но он так смотрит на меня, такие слова говорит, что в этом нет никакого сомнения! Ах, Алексия, он обожает меня!
— Если он и в самом деле так тебя любит, то должен спросить согласия маркиза, чтобы жениться на тебе, — быстро заговорила Алексия. — В конце концов, мы здесь всего лишь гости, а он как-никак — глава семьи, так что такое поведение было бы правильным.
— Не думаю, что Иен станет вести себя как пай-мальчик, — с улыбкой заметила Летти, — он изобретателен, очень уверен в себе и предпочитает все делать по-своему.
— А если маркиз не согласится?
— Почему, с чего ему быть против? По-моему, для этого нет никаких причин, — запальчиво проговорила Летти. — Ведь это блестящая партия!
— Я всегда желала тебе достойного и любимого мужа, — согласилась сестра.
— Иен говорит мне такие слова, прямо сердце замирает, — мечтательно произнесла Летти и вздохнула. — Например, что я похожа на богиню и он готов расцеловать меня всю, начиная с моей хорошенькой головки до кончиков пальцев.
— Летти! — Алексия была испугана и возмущена. — Ты не должна позволять мужчине говорить подобные вещи, если с ним не помолвлена.
— Да ведь на самом деле мы с ним почти что помолвлены, — ответила Летти — Иен говорит, что не может жить без меня. Правда, есть некоторые препятствия, в том числе и связанные с маркизом. Но Иен обещал рассказать мне обо всем подробно во время нашей следующей встречи. — Алексия ничего не сказала, и Летти продолжала рассказывать: — Представляешь, из-за этой глупой вражды — я даже не знаю, в чем причина, — мы не можем открыто танцевать на вечерах, чтобы нас не увидели Осминтоны. Нам приходится скрываться в саду. — Она мечтательно улыбнулась. — Ты знаешь, это совсем нетрудно. Например, вчера вечером мы обнаружили беседку, увитую зеленью. Вот уж место, где никто и не подумал бы нас искать.
— Летти, это же неблагоразумно, да и просто неприлично! Ты сама прекрасно это знаешь! Если ее светлость узнает, она очень рассердится.
— Ну почему меня должно волновать то, что произошло когда-то между ними? Какая мне разница, что она думает про Иена? — Голосок Летти звучал раздраженно. — Ты же знаешь, каковы эти знатные семейки! С их невозможными ссорами и враждой, что длятся веками! Какая глупость! И Иен так думает.
— Но он не может жениться на тебе без согласия маркиза, — твердо сказала Алексия. — Хочешь, я сама с ним поговорю?
Летти вскрикнула и чуть не опрокинула поднос:
— Нет, нет, Алексия, что ты! Ты же обещала мне, помнишь, обещала ничего ему не рассказывать!
— Можешь не сомневаться, я свое слово сдержу, — успокоила сестру Алексия, — просто я хочу помочь тебе.
— Я сама могу разобраться, что для меня хорошо, а что плохо!
Алексия внимательно посмотрела на Летти. За всю жизнь эта девушка никогда ничего не делала даже для себя. Она была из тех сговорчивых и послушных людей, которые всегда рады, если за них думают другие и решают все проблемы. Раньше Алексия, бывало, обижалась на сестру за это, хоть и всегда нежно любила ее. Поэтому сейчас подобные слова Летти и тон, каким они были сказаны, показались ей просто верхом самостоятельности.
— Послушай меня, дорогая, — ласково заговорила Алексия, — ты же у меня умница и прекрасно понимаешь, что надо вести себя разумно. Мы всем обязаны маркизу, и обманывать его нельзя. Это недостойно и некрасиво.
Летти, подумав недолго, сказала:
— Наверное, ты права, Алексия. Я как-то не задумывалась об этом.
— Вспомни, ведь он дал нам все! Сколько мы получили благодаря ему, его деньгам и положению в обществе, — продолжала Алексия. — Его матушка опекает нас, у нас такие наряды, о каких большинство девушек могут только мечтать, мы живем здесь, в его роскошном доме, и только благодаря ему нас стали называть самыми прекрасными дебютантками нынешнего сезона.
— Да, теперь-то я понимаю, что будет просто нечестно и неблагодарно совершить неприятный для него поступок, — согласилась Летти. — Но вдруг он скажет, что мы с Иеном не пара?
— Да с чего бы ему такое говорить? — с жаром возразила Алексия. — В конце концов, не он же собирается выходить замуж!
— А может быть, он даже будет рад, коли у него поубавится забот, — с надеждой в голосе произнесла Летти.
— Наверняка, — согласилась Алексия и вспомнила минувшую беспокойную ночь.
— Послушай, вот что я собираюсь сделать. — Летти придвинулась поближе. — Сегодня вечером я увижу Иена. Мы договорились, что встретимся на балу, только вот не помню, кто его устраивает, и там я расскажу ему о нашем разговоре.
— Пожалуйста, дорогая, обязательно все ему объясни. Ты умница, Летти, все поняла.
— Но ведь действительно маркиз и его матушка так добры, — еще раз повторила Летти, — и если бы у меня не было таких красивых платьев, то ни Иен, и никто другой даже не заметил бы меня.
— Что ты, твое лицо всегда прекрасно! — возразила Алексия. — Правда, мы бы с тобой были похожи на Золушек среди этих элегантно одетых и ухоженных женщин.
— Поверь, Алексия, я очень признательна нашим родственникам, но ведь так ужасно и несправедливо, что из всех моих поклонников имен-но Иен в ссоре с маркизом! А он самый лучший из всех!
— А что, это и в самом деле какая-то серьезная размолвка? — поинтересовалась Алексия.
— Не знаю, он просто сказал, что маркиз и его мать будут препятствовать нашим встречам, — ответила младшая сестра. — Подробностей он мне не рассказывал — не было времени.
— Но ведь вы встречаетесь каждый вечер!
— Нет, не каждый. В прошлый четверг мы не встречались, потому что его не пригласили на тот бал. Представляешь, какая досада! Но, впрочем, я и не надеялась его увидеть: он предупредил меня обо всем заранее.
— Каким образом? — не поняла Алексия. Летти как-то испуганно и смущенно посмотрела на нее:
— Ты, наверное, рассердишься, когда узнаешь…
— Нет, обещаю тебе, — успокоила ее Алексия.
— Ну, он дал мне денег, и я заплатила одному из слуг.
— Что же ты наделала, Летти! — укоризненно воскликнула Алексия.
— Вот, а говорила, что не рассердишься, — проворчала Летти. — Но мы с Иеном опасались мистера Дадждейла. Ведь он сам просматривает всю почту и непременно доложил бы маркизу, что я получаю письма от Иена.
— Не думаю, чтобы мистер Дадждейл стал распечатывать и читать их.
— Кто знает, чего можно ожидать от другого человека, — многозначительно проговорила Летти. — А еще Иен очень просил меня, просто настаивал, чтобы я никому ни о чем не рассказывала, даже тебе.
— Он и в самом деле не хотел, чтобы ты мне рассказала про него? — удивилась Алексия.
— Ну, я вообще-то не помню точно, — замялась Летти, — кажется, не хотел. Во всяком случае, он взял с меня слово, что наши чувства и все, что с нами было, я сохраню в тайне. — Она счастливо улыбнулась и добавила: — Но ты же знаешь, у меня нет от тебя секретов. Мне так не терпелось поделиться с тобой, я каждый вечер собиралась рассказать тебе обо всем. Но я не была уверена. А вот вчера мне стало совершенно ясно, что Иен на самом деле любит меня.
— И что ты намерена делать? — спросила Алексия. Она разволновалась, даже испугалась, услышав эту историю. В самом деле, мало хорошего в том, что Летти влюбилась в человека, который вызывает неприязнь у маркиза. Но вряд ли он станет препятствовать этому во всех отношениях блестящему браку.
С другой стороны, она понимала, что враждебное отношение маркиза к любому человеку, будь он герцог или кто другой, может быть вызвано только очень серьезной причиной. Но для любимой сестры она готова на все. Надо немедленно выяснить все подробно: какие именно претензии имеются у маркиза Осминтона к герцогу Глениглсу. И если причины для неприязни действительно серьезные, то Летти должна выбросить его из головы. Однако вместо этого Алексия сказала:
— Ты же знаешь, дорогая, больше всего на свете я хочу, чтобы ты была счастлива. Я очень рада, что тебя полюбил такой знатный человек и ты отвечаешь ему тем же. Но, согласись, мы не имеем права огорчать нашего покровителя, не можем и не должны делать что-либо против его воли. — Летти ничего не ответила, и Алексия заговорила снова: — Меня только удивляет… почему ты не полюбила… маркиза?
— А я была в него влюблена. Когда увидела его в первый раз, — заявила Летти. — Он был так красив, так великолепен! Но, скажи на милость, что за радость быть женой человека, который считает, что делает тебе неслыханное одолжение, просто снисходит, когда снимает перед тобой шляпу?!
Алексия рассмеялась. Ее ужасно позабавил тот серьезный тон, каким беспечная Летти произнесла последнюю фразу. Но смысл ее был хорошо понятен Алексии. Действительно, даже повинуясь матери и сопровождая их всех на очередной званый вечер, маркиз держался с достоинством монарха, оказывающего великую честь своим подданным.
— Так не забудь поговорить сегодня вечером с герцогом, Летти, — напомнила Алексия, — объясни ему, что не можешь больше встречаться с ним тайно, тем более что не знаешь, чем вызвана подобная предосторожность.
— Хорошо, я все ему скажу.
Наконец Летти управилась с персиком и откинулась на подушки.
— Как приятно, когда мужчины восхищенно смотрят на меня и едва находят слова, чтобы сказать, как я хороша. — Алексия молча слушала. — Они целуют мою руку, — продолжала Летти, — но я-то знаю, что они мечтают о другом — они хотят целовать мои губы. Правда, они почти никогда не решаются попросить об этом,
Алексия насторожилась:
— Ты хочешь сказать, что тебя целовали мужчины?
— Конечно! — небрежно усмехнулась Летти. — Но только если этот человек мне очень нравился.
— Это же неприлично, Летти! — воскликнула Алексия. — Нельзя так себя вести! Нельзя позволять мужчине целовать себя, если ты с ним не помолвлена!
— Раньше ты мне этого не говорила, — отмахнулась Летти.
— Я была уверена, что ты сама это знаешь!
— Да откуда? Мне совсем не показалось неприличным, а наоборот, очень приятным. Они начинают так волноваться и бормотать всякие слова, вроде «Боже, какое чудо! Как это прекрасно!».
— Они должны говорить «Будьте моей женой!» — сердито перебила Алексия.
— От двоих я уже такое слышала, — беспощадно сообщила Летти.
— Почему же ты мне об этом ничего не говорила?
— Мне они не нравятся, — объяснила юная красавица, — один из них совсем старый и очень похож на того ужасного человека, который тебя преследовал, помнишь? А другой — просто глупый мальчишка. Знаешь, у него такой маленький подбородок, что его просто не видно за воротничком! Так смешно!
— Но послушай… Летти… — начала Алексия и тут только поняла: все, о чем она размышляла, на что рассчитывала, что планировала сделать по приезде в Лондон, — все рухнуло. Этим надеждам никогда не сбыться. «Да, — думала Алексия, — я решила, что Летти должна найти себе мужа, и не подумала о том, что у нее может быть собственное мнение на этот счет. Ведь она раньше всегда делала то, чего от нее хотели. А теперь, похоже, она выросла, повзрослела и не отказывается от предложений руки и сердца, и даже не считает нужным сообщить об этом. Я сама виновата, — решила Алексия, — строила планы на будущее, словно Летти — бессловесное, неразумное существо, неспособное думать. А ведь сестра оказалась гораздо разумнее, чем я ожидала, — внезапно осенило Алексию, — она сама познакомилась с герцогом, и если он и в самом деле собирается жениться на ней, то это будет самым чудесным, самым красивым завершением их волшебной сказки!»
— Обещай мне, дорогая, — снова заговорила Алексия, — что обязательно поговоришь сегодня с герцогом и выяснишь правду. И, пожалуйста, познакомь меня с ним.
— Хорошо, но только сегодня не получится, — ответила Летти.
— Почему?
— Потому что мы с тобой идем на разные приемы.
— Не понимаю…
— Маркиза сказала мне вчера, что ее подруга леди Блессингтон устраивает небольшую вечеринку для молодежи и что у них уже слишком много девушек, а кавалеров — мало. Поэтому я поеду на этот вечер, а ты вместе с маркизой отправишься на прием в Карлтон-Хаус.
— В Карлтон-Хаус? А почему мне никто про это не сказал? Бедняжка Летти, ты, наверное, расстроилась?
— Ни чуточки! Я уже видела этого старого толстого регента раньше и была представлена ему.
Никак не пойму, из-за чего все устраивают такую суету вокруг него?
Алексия промолчала. Понятно, что сорокавосьмилетний мужчина кажется Летти неинтересным стариком. Однако сама она считала его приятным и обаятельным господином и понимала, почему маркиз называет этого человека своим другом.
— Хорошо, тогда я надеюсь встретиться с герцогом завтра вечером.
— Я скажу ему, что ты хочешь с ним поговорить, — пообещала Летти. — А вдруг он рассердится на меня, я ведь не сдержала слова и все тебе рассказала.
— Подобные вещи не должны быть секретом, — уверенно сказала Алексия, — никогда и ни от кого.
Она разговаривала с сестрой, а сама думала: как неумолимо быстро бежит время! Правда, сезон в этом году продлится до девятнадцатого июня — дня официального вступления регента в должность. Все приглашения на этот грандиозный праздник уже разосланы. Но минуты, часы, дни казались ей песчинками в часах, они ускользают так быстро и скоро уже закончатся. Она собралась еще раз напомнить сестре, что надо вести себя благоразумно и осмотрительно, но та откинула покрывало и спрыгнула с кровати.
— Какой прекрасный день! Я счастлива, счастлива, счастлива! — запела она и закружилась по комнате. Потом подбежала к сестре, обняла ее и расцеловала. — Я даже представить себе не могла, что мир полон таких восхитительных, необыкновенных, потрясающих событий и что со мной может произойти такое чудо! — Увидев обеспокоенное лицо старшей сестры, добавила: — Пожалуйста, Алексия, не сердись на меня, я больше не буду вести себя легкомысленно, обещаю тебе. Я просто хочу выйти замуж за Иена и жить с ним счастливо.
— Я тоже этого хочу, дорогая, и надеюсь, что так и будет.
Но в голосе ее не было уверенности.
«Все, что происходит со мной, — сказка, удивительные и чудесные события возможны только в этом сверкающем мире». Эта мысль не оставляла Алексию весь вечер.
Приехав в Карлтон-Хаус и немного осмотревшись, она признала, что этот дом гораздо роскошнее, чем ей представлялось. Потом она вспомнила про Летти и мысленно пожелала ей быть настойчивой и решительной в разговоре с герцогом.
Алексия ступила в роскошный холл с мраморными колоннами, поднялась по нарядной лестнице вместе с маркизом и его матерью. «Этот день, — думала она, — я буду помнить до конца своей жизни». Еще в карете, пока они ехали с Парк-лейн, маркиз пообещал, что это будет один из вечеров, на который собираются лишь самые близкие друзья принца. Тут он вспомнил, как упрашивала его Имоджин Харлоу добыть для нее приглашение, и от души порадовался, что сегодня его сопровождают матушка и Алексия. Он был уверен в них и знал, что и младшая из спутниц тоже не подведет, будет держаться с достоинством и сможет выслушать и поддержать разговор с любым собеседником.
Алексия рассматривала гостей, уже собравшихся в гостиной, убранной в китайском стиле. Она с удивлением отметила, что оказалась здесь самой молодой гостьей и единственной незамужней девушкой.
Среди приглашенных была, разумеется, леди Хартфорд, в роскошном наряде и великолепных украшениях, и еще несколько женщин, которые показались Алексии довольно старыми или по крайней мере средних лет.
Правда, ее пока больше интересовал сам дом, чем собравшиеся в нем люди. От мистера Дадждейла она узнала, что непременно должна посмотреть на прекрасного Ван Дейка. Новая картина — одно из последних приобретений регента, и она, безусловно, займет достойное место в его коллекции среди работ английских и голландских живописцев. А кроме того, значительно увеличит и без того астрономические долги принца.
Здесь были не только изумительные картины. Обстановка дома поражала своим великолепием: роскошная мебель, гобелены, горки с севрским фарфором, мраморные статуи… Все это Алексии хотелось рассмотреть основательно, чтобы никто не мешал. Но раз уж ее удостоили такой чести и пригласили на ужин, надо постараться понравиться и гостям и хозяину.
За столом она внимательно, широко открыв глаза, слушала своих соседей слева и справа. Оба джентльмена были приятно удивлены тем, насколько легко протекала их беседа, и еще до окончания вечера рассыпались перед маркизом в поздравлениях, какая у него красивая и умная подопечная.
Регент был уже немолод и не устраивал празднеств на всю ночь, как бывало раньше, потому они покинули Карлтон-Хаус еще до полуночи и приехали домой, на Парк-лейн, рано, во всяком случае, задолго до того, как должна была вернуться Летти.
Маркиз проводил их только до Уайтс-клуба. Он вышел на Сент-Джеймс-стрит, и мать ласково обратилась к нему:
— Постарайся не слишком сорить деньгами, Хилтон. Ведь им всегда можно найти гораздо лучшее применение.
— Не волнуйся, мне обычно везет в картах, и это, несомненно, значит, мама, что в любви я полный неудачник, — шутливо отозвался маркиз.
Маркиза невесело улыбнулась и, когда за сыном закрылась дверца кареты, сказала Алексии:
— Никак не пойму, что люди, как мужчины, так и женщины, находят интересного в карточной игре? Вот, например, герцогиня Девонширская, такая душечка, я очень ее люблю, но ведь она все здоровье и красоту потеряла из-за своего пристрастия!
— Если бы у меня были деньги, — серьезно заявила Алексия, — я никогда не стала бы пускать их на ветер таким глупым образом.
— Я тоже так считаю, — согласилась маркиза, — но вот мужчины не могут устоять перед соблазном бросить вызов судьбе. Я все ломала голову, чего же не хватает моему сыну, а потом поняла: препятствий, которые надо преодолеть, вершин, на которые надо подняться.
— Понятно, — с улыбкой сказала Алексия, — вся беда его светлости в том, что он слишком хорош. У него есть все, чего может желать человек, он прирожденный победитель — в скачках, за карточным столом. Все его любят, все им восхищаются. К чему еще ему стремиться? Чего искать?
— Могу ответить на этот вопрос одним словом — любви! — Алексия посмотрела на нее недоуменно, и маркиза пояснила: — Я точно знаю, что мой сын никогда в жизни не был влюблен. Конечно, у него было много всяких женщин. Это понятно: он слишком привлекательный мужчина во всех смыслах этого слова, так что они просто не в силах оставить его в покое. — Она вздохнула и заговорила снова: — Единственное, чего я хочу, о чем мечтаю, о чем молюсь каждый вечер, — чтобы он полюбил от души и узнал наконец, что же такое настоящее счастье. Такое, что было у нас с его отцом…
При этих словах в груди Алексии все как-то сжалось, сердце ее почему-то затрепетало. В любви она была совершенно неискушенным человеком, так что ей оставалось лишь пробормотать какие-то общие слова в знак согласия.
Так, дружески беседуя, они добрались до Осминтон-Хауса. Там Алексия пожелала маркизе спокойной ночи и, поблагодарив за незабываемый вечер, пошла к себе в комнату.
Сначала она рассчитывала дождаться возвращения Летти и хотела сразу же пойти к ней и расспросить, как прошел разговор с герцогом. Но, оказалось, она так сильно устала, что не заметила, как заснула, и крепко проспала до девяти часов утра. В комнату вошла служанка, раздвинула шторы и принесла завтрак.
— Мисс Летти уже проснулась? — спросила Алексия, заранее предполагая отрицательный ответ.
— Нет, мисс. На двери ее комнаты висит записка с просьбой не будить ее. Она написала, что сама позвонит, когда проснется.
«Значит, она вернулась очень поздно», — подумала Алексия. А ей так не терпелось поговорить с сестрой! Но надо чем-нибудь занять себя. Она умылась, оделась и отправилась в детскую — навестить Питера. Он собрался на верховую прогулку и, как обычно, был возбужден и взволнован.
— Сэм говорит, что я управляюсь с Геркулесом как настоящий мужчина, — радостно сообщил он Алексии. — А сегодня мы будем скакать галопом еще быстрее, чем вчера.
— Вот и замечательно, — улыбнулась Алексия, — не забудь, когда встретишь маркиза, поблагодарить его. Ведь он так добр, что позволил тебе ездить на таком великолепном коне.
— А я уже говорил ему это, — ответил Питер.
— Не забывай повторять эти слова всякий раз, как видишь его, — терпеливо внушала брату Алексия. — Далеко не каждый человек, Питер, позволил бы тебе кататься на своих лошадях, даже если у него их очень много!
— У маркиза их столько! — Восхищению Питера не было предела. — И Сэм говорит, что он все время покупает новых. И почему у нас нет денег? Мы бы тоже накупили себе лошадей!
— Может быть, когда ты вырастешь, то сможешь себе позволить такую роскошь, но для этого тебе надо быть умницей и заработать много денег.
— Значит, я обязательно научусь всему, и у меня будет много денег, и я смогу покупать себе лошадей! — Он нетерпеливо повернулся к мисс Грэхем: — Ну давай же скорее, Гра-Гра! Что ты так долго? Сэм уже ждет меня.
— Я сама отведу Питера, — предложила Алексия.
— Вы так добры, мисс Алексия, — ответила пожилая женщина, — у меня со вчерашнего вечера ужасно болит голова, да к тому же ноги отекли.
— Вам надо прилечь и хорошенько отдохнуть, — посоветовала Алексия, — а когда Питер вернется с прогулки, я сама накормлю его и вообще побуду с ним весь день.
— Вы так добры, — прослезилась мисс Грэхем, — я надеюсь, что скоро у меня все пройдет. Просто я встала сегодня не с той ноги, как говаривала моя матушка.
Такая добрая женщина, подумала Алексия, но она уже слишком стара. Правда, маркиз обещал подыскать для мальчика подходящего учителя, но, наверное, забыл. Ведь у него и своих забот хватает… Ей стало стыдно за недостойные мысли: ведь они и так уже получили незаслуженно много…
Вместе с Питером они отправились к конюшням через сад.
Сэм уже ждал их. Питер уселся на красавца Геркулеса и, хотя казался еще меньше на спине этого крупного благородного животного, держался уверенно и смело. Мужчины отправились на прогулку, а Алексия вернулась в дом.
Она поднялась наверх, подумав, что Летти наверняка уже проснулась. Но записка все еще висела на двери ее спальни, и Алексия отправилась навестить маркизу.
Больше всего на свете та любила обсуждать предыдущий вечер. И делала это с необыкновенным остроумием и блеском. Она рассказала Алексии обо всех, кто присутствовал на приеме у регента, и заставила ее смеяться чуть не до слез над некоторыми забавными историями. Когда маркиза уже собралась вставать, Алексия спросила, немного робея, но стараясь говорить непринужденно, чтобы не выдать своего интереса:
— Вчера вечером кто-то упоминал имя герцога Глениглса, мадам. По-моему, мы никогда с ним не встречались на балах или приемах, потому что я никак не могла вспомнить, кто это такой.
— Герцог Глениглс? — переспросила маркиза. — Кажется, он сейчас в Лондоне. По-моему, я видела его пару раз издалека. — Она улыбнулась и сказала: — Но он не представляет никакого интереса ни для вас, ни для вашей сестры, моя дорогая. Потому я и не приглашала его ни разу к нам на ужин.
— А почему он не представляет интереса? — спросила как бы между прочим Алексия, стараясь не выдать чрезмерного любопытства.
— Через месяц он женится на дочери графа Бервика. Это будет очень выгодный брак: породнятся два самых влиятельных семейства на севере страны. К тому же герцог и его будущая жена знают друг друга чуть ли не с рождения. — Алексии показалось, что у нее останавливается сердце, а маркиза продолжала как ни в чем не бывало: — Скажу вам по секрету одну вещь, очень забавную. Леди Бервик рассказала мне, что ее непослушная дочь и молодой герцог так хотели поскорее пожениться, им так надоели бесконечные обсуждения всех условий этого брака, что сами отправились на старинную церемонию в Шотландию и стали мужем и женой.
— Как это? — Губы у Алексии пересохли от волнения.
— Знаете, в Шотландии существует старый обычай, — объяснила маркиза, — двое людей должны объявить перед свидетелями, что они муж и жена, и они становятся законными супругами! — Она рассмеялась: — Ну конечно, в старинных благородных семействах подобное поведение считают предосудительным и такую возможность используют крайне редко, только если невеста ждет ребенка. — Она снова засмеялась и добавила: — Не думаю, что у Элспет возникла подобная проблема. Скорее это была шутка, вызов, чтобы родственники перестали понапрасну говорить всякие бессмысленные слова и перешли наконец к делу. Так что, по закону, герцог теперь женатый человек, и поэтому, вы же понимаете меня, милая моя, я не вижу никакого смысла представлять его вам или Летти.
— Д-да… мадам, — пробормотала Алексия, чувствуя, что вот-вот лишится сознания от услышанного.
Она вышла от маркизы и бросилась в комнату Летти. Надо разбудить ее поскорее и все рассказать! Теперь понятно, почему герцог просил не оповещать маркиза об их связи, сердито думала Алексия. Как он мог так поступить?! Это же подло и жестоко! А что, если он разбил сердце бедняжки Летти? Да и вообще это же пятно на репутации! Но самое главное, чтобы милая Летти не слишком огорчилась: ведь еще вчера она была так счастлива!
Записка все еще висела на двери, но Алексия вошла в комнату. В ней царил полумрак. Девушка подошла к окну и раздвинула шторы. Солнце осветило спальню, и Алексия обернулась.
Постель была смята, но Летти там не было. Она решила, что сестра проснулась и сама пошла ее разыскивать, и уже собралась пойти к себе в комнату, как вдруг заметила конверт, лежавший на туалетном столике. «Для Алексии» было написано на нем.
Неверной рукой она взяла конверт. Страх сковал ее тело, она никак не могла решиться и распечатать его, а тем более прочитать письмо. Наконец она собралась с духом.
Строчки, написанные круглым, еще детским почерком, плясали в ее глазах, буквы расплывались.
«Милая Алексия! Иен говорит, что родные никогда не согласятся на наш брак, потому я решила бежать с ним. Мы собираемся пожениться
в Дувре и потом отправимся в путешествие на его яхте вдоль южного берега до мыса Лендс-Энд. Это абсолютно безопасно, потому что английский флот полностью контролирует пролив. Не беспокойся обо мне, я очень счастлива. Попроси за меня прощения у маркиза и его матушки, и пусть они не сердятся на меня.
Твоя любящая и преданная Летти».
Алексия дважды прочитала письмо и в отчаянии закрыла глаза.
«Что же делать? Господи, помоги мне!..»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сложности любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Сложности любви - Картленд Барбара



Ужасно!
Сложности любви - Картленд БарбараЯзвочка
31.12.2010, 19.40





Ужасно, такое впечатление, что автор устал писать этот роман, начал вроде интересно, но потом быстро решил закончить. Я разочарована!!!!!!!!
Сложности любви - Картленд БарбараВиктория
1.05.2012, 21.19





ничего ужасного не вижу.все как всегда у Картленд.читается легко сюжет как в индийских фильмах.спасибо автору за хороший вечер
Сложности любви - Картленд Барбарататьяна
23.02.2014, 13.47





Хороший сюжет. Очень интересно читать, только портит внезапный конец.
Сложности любви - Картленд БарбараЮлия...
24.02.2014, 0.21





5/10. Конец смазанный
Сложности любви - Картленд БарбараРита
16.07.2014, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100