Читать онлайн Скрытное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Скрытное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– О мисс Уэйс, как красиво! – Это воскликнула Этель, совсем молоденькая служанка, убиравшая в детских покоях.
– Да, оно мне, безусловно, идет, – согласилась с ней Сильвия, критически разглядывая в большом зеркале свое отражение в розовато-лиловом платье, открывавшем ослепительно белые плечи и руки.
– Я никогда не видела ничего более красивого! – всплеснув руками, снова воскликнула Этель. – Вы выглядите как фея. Правда, мисс Уэйс!
– Спасибо, Этель.
Было приятно услышать эти слова, произнесенные с неподдельной искренностью. Сильвия еще некоторое время повертелась перед зеркалом и подумала, что в ее наряде чего-то не хватает.
– Вот если бы у меня еще было ожерелье, – вздохнув, произнесла она, наконец, поняв, чего именно.
– Да и без него очень красиво, – успокоила ее Этель. Но Сильвия, впервые в жизни обнажившая свои плечи и шею, чувствовала себя неловко, ей казалось, что она наполовину голая. И все же она бы слукавила, если бы сказала, что ей не идет это платье. В нем она просто преобразилась. Гадкий утенок вдруг стал лебедем!
Но ее восторг разом угас, когда она вспомнила о леди Клементине. Да, она выглядела хорошо, но совсем не так, как гувернантка. После того, что сказала леди Клементина, было бесполезно надеяться, что старуха разрешит ей появиться на вечере в таком наряде.
Сильвия взглянула на часы, стоявшие на камине. Они показывали четверть девятого. В любой момент могли появиться гости, потому что ужин начинался в половине девятого. Но нет, ей не суждено их увидеть. Она была так уверена в этом, как будто уже знала решение леди Клементины. Неожиданно в ней проснулась злость. Ясное дело, что еще тогда, впервые увидев это платье, хозяйка Шелдон-Холла решила, что не позволит гувернантке его надеть. А сейчас она сказала ей нарядиться в него только для того, чтобы сначала обнадежить, затем, в последнюю минуту, одним махом лишить всех надежд. Такая изощренная жестокость вызвала в Сильвии желание взбунтоваться. Ведь она молода, и ей хочется наслаждаться жизнью, хочется впервые попасть на званый вечер. И почему кто-то, пусть даже сама леди Клементина, определяет, что имеет право носить гувернантка.
Впервые в жизни Сильвия решила поступить по-своему. Несколько лет она покорно ухаживала за матерью, взвалив на себя неимоверно трудную задачу по уходу за больной, у которой был сложный, невыносимый характер. Она смиренно приносила в жертву свои личные интересы и, будучи терпимой к недостаткам других, никогда не возмущалась, даже в душе. Но сейчас Сильвия всем сердцем ощутила, что так долго продолжаться не может, что нужно взять немного счастья и удовольствий, прежде чем пройдет молодость. В конце концов, ее пригласил сэр Роберт, так почему его мать вмешивается? Сильвия подняла голову. Леди Клементина уже старая женщина, которая прожила свою жизнь. И то, что она лишает другую женщину, которая намного моложе ее, возможности испытать несколько счастливых мгновений, подобных крохам, упавшим со стола богача, несправедливо.
В этот момент в дверь постучали. В голове у девушки мгновенно созрело решение. Не успела Этель направиться к двери, как Сильвия схватила ее за руку.
– Если это за мной, – прошептала она, – скажи, что я спустилась вниз. Поняла?
Этель кивнула. Затем, приложив палец к губам, Сильвия на цыпочках перебежала на другую сторону комнаты и, открыв дверь большого гардероба из красного дерева, юркнула внутрь и замерла, чувствуя, как колотится сердце. Этель открыла дверь.
– О мисс Пурвис! – донесся до Сильвии голос Этель. – Вы что-то хотели?
– Скажи мисс Уэйс, что ее милость ждет ее.
– Но она ушла вниз.
– Ушла? Уже? Но ведь ей было велено прежде показаться ее милости?
– Наверное, забыла! – высказала предположение Этель. – Она так волновалась, подойдет ли наряд. А еще очень боялась опоздать. Вы бы сами чувствовали себя так же, мисс Пурвис, если бы шли на первый званый вечер в своей жизни.
– Это мисс Уэйс так сказала?
Сильвия догадалась, что Пурвис выясняет это для того, чтобы доложить леди Клементине.
– Да, она именно так и сказала, – подтвердила Этель. – Мисс Сильвия много лет ухаживала за своей больной матушкой, не могла оставить ее больше чем на час. Да что только некоторым людям не приходится терпеть, мисс Пурвис.
– Когда тебе будет столько лет, сколько мне, тогда и будешь рассуждать о тяготах жизни, – довольно резко сказала Пурвис. – А сейчас давай-ка будь умницей, займись делом и не трать попусту время. Тебя, кажется, не просили прислуживать лично мисс Уэйс. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду?
Пурвис была старшей среди служанок, и Этель знала, что ей ни в коем случае нельзя перечить.
– Да, мисс Пурвис, – произнесла она односложно, покорно опустив голову.
– Не знаю, что ее милость скажет на это. Что ж, пойду сообщу, что птичка выпорхнула из клетки.
Пурвис вышла из комнаты. Этель закрыла за ней дверь и побежала к гардеробу.
– Она ушла, мисс Уэйс!
– Спасибо, Этель, я тебе очень благодарна. Сильвия вышла из шкафа, поправила прическу и, взяв перчатки и носовой платок, пошла к выходу.
– Только бы мне никого не встретить! – взмолилась она. – Тогда бы все было хорошо.
Выйдя в коридор, девушка уверенно направилась вперед, ощущая нежное шуршание шелковых нижних юбок. Она сбежала по широкой парадной лестнице, но внизу на какое-то мгновение задержалась, услышав звуки голосов, доносившихся из гостиной.
У входа в холл стоял Бейтсон в ожидании прибывающих гостей. Рядом с ним было несколько лакеев. Увидев Сильвию, он с важным и высокомерным видом направился к ней через холл, всем своим обликом напоминая самого епископа.
– Не желаете, ли войти, мисс Уэйс, – спросил он. – Или желаете, чтобы я прежде объявил ваше имя?
Сильвия вздрогнула от ужаса, представив, как Бейтсон громко выкрикнет ее имя своим зычным голосом.
– Нет-нет, я войду без объявления, – сказала она поспешно. – И так как ей хотелось поскорее исчезнуть, чтобы не видеть Бейтсона, то она стремительно вошла в гостиную.
Там уже было около дюжины гостей. Они стояли у камина, сосредоточившись вокруг сэра Роберта, на лице которого было традиционное выражение отчужденности и скуки. Он поднял голову и увидел в дверях Сильвию. На какое-то мгновение девушке показалось, что хозяин не узнал ее, но он, тут же направился к ней с едва заметной улыбкой на губах.
– Входите, мисс Уэйс.
Он провел ее в зал и подвел к самой пожилой и самой представительной женщине среди присутствующих.
– Герцогиня, – произнес он, – позвольте представить вам мисс Уэйс. Она сейчас живет в Шелдон-Холле в качестве гувернантки моей дочери Люси, которую вы, как я полагаю, еще не видели. Мисс Уэйс, знакомьтесь, герцогиня Мелчестерская.
Неожиданно среди гостей воцарилась тишина. Сильвия заметила удивление на лице герцогини и догадалась, что точно такое выражение появилось и на лицах людей, окружавших ее. Она вконец растерялась, почувствовав, что сэр Роберт воспользовался ею для того, чтобы испугать или, возможно, шокировать приглашенных.
– Вот уж не знала, что у вас есть дочь, Роберт, – сказала герцогиня, в удивлении поднимая брови.
Сэр Роберт рассмеялся.
– Представьте себе, есть, прекраснейшее существо и как две капли воды похожа на меня. Я правду говорю, мисс Уэйс?
Сильвия согласно поддакнула, чуть погромче шепота. Для него это был шутливый разговор, а для нее – крайнее унижение. Она была слишком тонкой натурой, чтобы не представить, о чем могли подумать все эти люди. А кто его дочь? Почему они ничего раньше о ней не слышали? Была ли она законнорожденной? А эта мисс Уэйс – не слишком ли молода и не слишком ли хорошо одета для гувернантки? Сильвия в отчаянии попыталась сделать вид, что все в порядке. Теперь уже герцогиня обратилась к ней с вопросом:
– Сколько лет вашей воспитаннице, мисс Уэйс?
– Скоро будет семь, ваша светлость.
Сильвия поняла, что все сразу стали мысленно подсчитывать. Получалось, что все сходится. Ведь было хорошо известно, когда именно Алиса сбежала, так что ребенок вполне мог быть ее.
– А где же она жила раньше?
Но сэр Роберт не имел намерения так быстро заканчивать ту игру, в которую он играл с гостями.
– Простите, герцогиня, – произнес он до того, как Сильвия успела ответить, – но я хотел бы представить мисс Уэйс другим гостям.
Он прикоснулся к руке девушки, направляя ее к другой даме, выглядевшей так же величественно, но еще более строго. Сильвия повиновалась. Имена, которые сэр Роберт произносил, ни о чем ей не говорили. В голове у нее все перемешалось, но, тем не менее, краешком глаза девушка успевала замечать, какое удивление и любопытство застыли на породистых лицах присутствующих.
Прибывали все новые гости. Сильвия увидела, что рядом с ней стоит джентльмен, светловолосый и довольно привлекательный.
– Послушайте, мисс Уэйс. Я уверен, что вам сегодня не придется скучать.
– Надеюсь, – ответила Сильвия. – Но почему вы так решили?
– Да вы просто находка в наших краях, где так мало хорошеньких девушек.
Сильвия почувствовала, как кровь прилила к лицу, и ей стало очень досадно оттого, что она такая неопытная. Это был первый в ее жизни комплимент, полученный от мужчины, и она расстроилась, что не нашлась, как достойно ответить на него.
Она была рада, что после того, как Бейтсон объявил о начале ужина, сэр Роберт предложил свою руку герцогине, и они повели всю процессию в столовую. Рядом с Сильвией оказался светловолосый мужчина, звали которого, как выяснилось, капитан Дэвидсон.
– Мое имение находится по соседству с владениями сэра Роберта, – сказал он вскоре после того, как они сели за стол. – Вы как-нибудь должны навестить нас в Хартли-Тауэр. До нас всего, лишь час езды.
– У вас есть дети, капитан Дэвидсон? – спросила Сильвия. Капитана Дэвидсона очень рассмешил этот вопрос.
– Я из тех, кого называют закоренелыми холостяками, мисс Уэйс. Но поверьте, у меня все еще нет жены лишь потому, что я – идеалист. Я до сих пор ищу ту единственную и пока не найду, не видать мне счастья в жизни. Может быть, вы облегчите мои страдания?
Сильвия не знала, что ей сказать.
Подобные разговоры сбивали ее с толку. Ей очень хотелось просто сидеть и молчать, наблюдая за тем, что происходит вокруг. Она взглянула на сэра Роберта, который, откинувшись назад, сидел во главе стола и с внимательным видом слушал длинную историю, которую вкладывала в его уши герцогиня. Она перевела взгляд на других женщин, на их обнаженные плечи, сверкающие бриллиантами, подрагивающие эгретки в их высоких прическах, пальцы, украшенные дорогими кольцами. Они казались нереальными, похожими на оживших кукол, которые сошли со страниц иллюстрированной книжки. Джентльмены, сидящие рядом с ними, в белоснежных манишках с высокими воротниками, были такими элегантными и представительными, что Сильвия ничего подобного, и представить себе не могла. Они совершенно отличались от тех немногих мужчин, которых она знала до сих пор: от дяди Октавиуса, доктора Доусона, торговцев, встречающихся на улицах Пулбрука. На нее произвело впечатление то, как изысканно они изъяснялись, как неспешно журчали их голоса. Она чувствовала стеснение и в то же время возбуждение, когда время от времени кто-то из них бросал на нее пристальный взгляд, в котором нельзя было не прочесть восхищения. Стол сам по себе тоже был достоин внимания. Безупречно белая скатерть и салфетки из дамаста, тяжелые серебряные канделябры со свечами, огромное блюдо с фруктами из теплицы и живописный, искусно составленный букет из живых цветов – все это являло собой образец совершенства, за этим чувствовалась рука настоящего знатока своего дела. И угощения тоже состояли из блюд, неизвестных Сильвии. Здесь были такие деликатесы, которых она не только раньше не пробовала, но о которых даже и не знала: перепела, гусиная печенка, трюфели, каштаны в сахарной глазури. Кругом было так много всего, что хотелось попробовать и рассмотреть, но все время приходилось помнить, что рядом соседи, что их нужно слушать, отвечать на их вопросы, стараясь делать это как можно достойнее.
Справа от нее сидел пожилой мужчина, оказавшийся большим любителем охоты и одновременно страшным занудой. Как только Сильвия оборачивалась к нему, он начинал какую-нибудь длинную, нескончаемую историю из своего охотничьего опыта, что для нее, человека очень далекого от подобного рода утех, было совершеннейшей пыткой.
– Вы должны попросить сэра Роберта, чтобы он взял вас на охоту, – в конце концов, сказал он. – Наши места, конечно, не самые лучшие, но обещаю, вы сможете понаблюдать за настоящей травлей зверя. Такого вы нигде больше не увидите. Вот уж истинное удовольствие! Запомните, что я вам сказал!
Сильвия почувствовала, что больше не в силах все это слушать, поспешно поблагодарила пожилого джентльмена и, прежде чем он успел набрать в легкие воздуха, чтобы с новым энтузиазмом взяться за следующую тему, девушка уже отвечала на вопрос капитана Дэвидсона.
– Послушайте, а у вас есть хоть один выходной? – спросил он.
– Что вы имеете в виду? – поинтересовалась Сильвия простодушно.
– Ну, вы же не можете быть все время рядом с ребенком, – ответил капитан Дэвидсон, понижая голос. – Как насчет того, чтобы как-нибудь встретиться? Я знаю в этой местности все вокруг. Я бы мог подъехать на двуколке и покатать вас. Более того, через неделю или где-то около этого я смогу предложить вам кое-что еще более интересное. Я покупаю машину.
– Ой, как интересно. Я никогда даже не сидела внутри. На ней, наверное, так страшно ездить!
– Готов держать пари, вы так не будете говорить уже через пару месяцев, – сказал капитан Дэвидсон. – Предоставьте это мне. Я готов придумать план. Только это, конечно, между нами.
– Я… я не знаю. Я имею в виду… я ничего не обещаю, – проговорила Сильвия довольно растерянно.
В этот момент герцогиня встала из-за стола, намереваясь увести всех присутствующих дам из-за стола.
– Но только это между нами. Ни одна живая душа не должна знать, – тихо произнес капитан Дэвидсон, отходя в сторону и выпуская Сильвию из-за стола.
Герцогиня объявила, что она собирается сходить наверх и навестить леди Клементину.
– Скажите ей, что я тоже хотела бы ее видеть, – заявила еще одна величественная пожилая дама.
– Я передам Клементине вашу просьбу, – церемонно ответила герцогиня. – А уж, какое количество посетителей она сможет принять, будет зависеть от ее самочувствия. – Остальных дам препроводили на верхний этаж в одну из огромных спален, которая была предоставлена в их распоряжение. Тем временем Сильвия, воспользовавшись тем, что на нее никто не обращает внимания, проскользнула в свою комнату. Она взглянула на себя в зеркало и увидела, что ее глаза сияют, а на щеках горит румянец. Ей захотелось переменить прическу, но она не осмелилась задерживаться, так как боялась, что об этом, тут же станет известно леди Клементине.
Она незаметно прошла в комнату Люси. Девочка спала, сжимая слегка потертую куклу, которую она нашла за день до того. Сильвия подоткнула одеяло и прошла через всю детскую к камину, где сидела Нэнни, готовая в любой момент подойти к девочке, если та проснется.
– Ну что, нравится тебе? – спросила Нэнни, но тут же, не дождавшись ответа, воскликнула: – О Боже, мне на мгновение показалось, что передо мной ее покойная светлость. Это все из-за платья, я думаю. Это, то самое, о котором ты мне рассказывала?
– Да, это оно, – ответила Сильвия. – Вам нравится?
– Очень красивое, – сказала Нэнни. – У ее светлости всегда был отменный вкус. Тебе повезло, что оно тебе досталось.
– Да, мне очень повезло, – промолвила Сильвия, испытывая чувство облегчения оттого, что Нэнни не знает, как оно к ней попало.
– Ну, а как тебе на вечере? – спросила Нэнни.
– Страшновато, – призналась Сильвия. – Видите ли, я никогда раньше не бывала на таких мероприятиях.
– Ты снова пойдешь вниз?
– Леди Клементина сказала, что я могу там побыть, пока не начнутся танцы, а затем должна вернуться к себе. О Нэнни, как ты думаешь, могу я остаться хоть на один танец в том случае, если кто-нибудь меня пригласит?
– Ну, я думаю, что тебя уж обязательно пригласят, – сухо заметила Нэнни. – Ты можешь развлекаться, но помни, леди Клементина очень страшна в гневе.
– Я чувствую себя Золушкой, – с тоской в голосе произнесла Сильвия. – Но ей, по крайней мере, было разрешено пробыть на балу до двенадцати часов ночи.
– Не думаю, что ты придешь намного раньше, – с едва заметным укором произнесла Нэнни. – Но я останусь здесь, пока ты не вернешься. Мне не нравится оставлять Люси одну на этом этаже.
– Да, вы правы, ей не нужно оставаться одной, – поспешно согласилась Сильвия. Она чувствовала, что мягко, но настойчиво Нэнни пыталась пробудить в ней чувство долга. – Я совсем ненадолго, – сказала Сильвия, направляясь к двери. – Спасибо, Нэнни!
Когда она спустилась на нижний этаж, то увидела, что дамы уже покинули спальню и поднялись наверх. Сильвия еще раньше, вместе с Люси, осматривала комнату для балов, но тогда в ней не было света, а стулья и диваны были закрыты пыльными чехлами. Сейчас, с хрустальными люстрами, в которых сияли сотни свечей, с большим количеством украшений из цветов и папоротника, с расчехленной мягкой мебелью, обитой золоченой парчой, она была великолепна. Когда Сильвия вошла и посмотрела на танцующие пары, то в очередной раз подумала, что очарование Шелдон-Холла в большой степени достигалось благодаря тому, что в нем, по указанию леди Клементины, вместо современного газового освещения использовались свечи. Так было во всех комнатах, кроме спален и коридоров на верхних этажах. Сейчас при свете свечей каждая женщина казалась даже лучше, чем была на самом деле. За свой внешний вид Сильвия тоже не опасалась. Занятая своими мыслями, она и ахнуть не успела, как ее подхватил и закружил в стремительном танце капитан Дэвидсон.
– Я даже не спросил у вас позволения, – сказал он. – Увидел, что юная леди в розово-лиловом платье одна, и мне так захотелось потанцевать с ней.
– Но я не должна танцевать, – быстро заговорила Сильвия. – Пожалуйста, пустите меня. Понимаете, леди Клементина велела…
– Да забудьте вы о ней. Насколько я знаю, она постоянно раздает какие-то указания, но почему это вас должно волновать? Она старая и безобразная, а вы самая красивая девушка, которую я видел в последнее время.
– Нет, пожалуйста, капитан Дэвидсон, прошу вас, отпустите меня, – умоляюще произнесла Сильвия, но тут, к ее счастью, музыка оборвалась.
Молодой человек взял девушку за локоток и повел из зала в оранжерею.
– Заходите сюда, – сказал он. – И расскажите мне, в чем дело? Почему вам не разрешают танцевать? Разве в этом невинном развлечении есть что-то предосудительное?
Сладкий нежный аромат цветов в оранжерее пьянил. Капитан Дэвидсон подвел ее к уютной скамейке, находящейся в укромном уголке под сенью больших пальмовых листьев. Сильвия села, затем перевела дыхание и, с улыбкой взглянув на своего спутника, сказала:
– Я гувернантка. Вы, должно быть, забыли об этом.
– Я помню все, что касается вас, – страстно произнес капитан Дэвидсон. – А что, гувернанткам запрещается танцевать? Разве издан такой закон?
– В этом доме – да. – Сильвия произнесла эти слова со смехом, без единой нотки горечи в голосе. – Ну, а теперь, после того как я нарушила правила, мне пора исчезнуть. Благодарю вас, вы были очень добры.
– Но послушайте, это же, смешно, – запротестовал капитан Дэвидсон, но Сильвия уже поднялась.
– Спокойной ночи, капитан.
– Я отказываюсь отпускать вас, – воскликнул тот. – Я настаиваю на том, чтобы вы еще раз станцевали со мной.
Сильвия рассмеялась.
– Боюсь, что вы в большей степени, чем я, вольны поступать так, как вам хочется, – сказала она и протянула ему руку.
Капитан Дэвидсон взял ее, но в этот момент послышались голоса, и в оранжерею вошел сэр Роберт вместе с дамой, с которой он танцевал. Она держала его под руку.
– Послушай, Роберт, – воскликнул капитан Дэвидсон, обращаясь к хозяину и, к большому смущению Сильвии, продолжая удерживать ее руку. – Можно тебя на минутку?
– В чем дело, Тим? – спросил сэр Роберт, подходя ближе.
Сильвия заметила, что сопровождавшая его женщина была не очень привлекательной и несколько полноватой. Она обмахивалась веером, украшенным блестками, держа его в руке, обтянутой перчаткой.
– Я хочу официально пожаловаться тебе как хозяину, – начал капитан. – Мисс Уэйс единственная женщина, с которой я хочу потанцевать, собирается уйти спать. Так вот, оказывается, каково щедрое гостеприимство Шелдон-Холла, о котором я так наслышан.
Он говорил добродушно-дурашливо, но, все же в его голосе ощущалось некоторое напряжение. Когда Дэвидсон закончил фразу, Сильвии удалось вырвать свою руку. Она почувствовала себя совершенно глупо, особенно после того, как сэр Роберт хмуро взглянул на нее, а женщина, державшая его под руку, открыто захихикала.
– Но если мисс Уэйс желает уйти… – произнес он с некоторой паузой, не спуская с нее глаз. Сильвия знала, что ей стоило всего лишь сказать, что это был приказ леди Клементины, чтобы он тут же сделал все наоборот. Она уже поняла, что не стоило особого труда в каких-то мелочах подтолкнуть сэра Роберта на открытое неповиновение своей матери, но сейчас, совершенно неожиданно, почувствовала, что этого делать не следует. Кроме того, ей стало стыдно, что он застал ее в такой ситуации. Во взгляде сэра Роберта было что-то такое, что, казалось, говорило, о его разочаровании в ней. Все, то ощущение восторга, которое переполняло ее до этого момента, неожиданно угасло. Ей хотелось только поскорее исчезнуть и оказаться одной в своей комнате.
Между тем сэр Роберт ожидал ответа. Неожиданно для себя Сильвия, гордо вскинув голову, посмотрела ему в глаза и спокойно сказала:
– Люси осталась одна, сэр Роберт. Я полагаю, мне следует быть рядом на тот случай, если она проснется.
Сильвия скорее почувствовала, чем увидела, как изменилось выражение его глаз. Должно быть, она поступила правильно, затронув нужную струнку его души.
– Твои жалобы не принимаются, Тим, – сказал он. В этот момент стоявшая рядом дама снова захихикала и заметила:
– Капитану Дэвидсону пойдет только на пользу, если он хоть раз не получит то, что хочет. Мы, слабые женщины, даем ему это так часто, что он скоро совсем испортится.
Капитан Дэвидсон явно не ожидал такого исхода, а Сильвия, пользуясь его замешательством, быстро и почтительно попрощалась и выскользнула из оранжереи. Ей не было необходимости снова идти через зал, потому что существовал коридор, ведущий прямо в большой холл. Она быстро пошла по нему и, дойдя до холла, увидела там Бейтсона, который надзирал за лакеями, убиравшими со стола. Увидев Сильвию, он направился к ней и догнал перед тем, как она успела свернуть на парадную лестницу.
– Вам понравился вечер, мисс Уэйс?
– Да, очень. Благодарю вас.
– Ее милость просила меня напомнить вам, когда будет половина двенадцатого, так как она считает, что именно в это время вам надлежит уйти. До положенного часа остается еще несколько минут, вы уходите раньше времени, мисс Уэйс.
Сильвия высоко подняла голову.
– Я сама в состоянии выполнять распоряжения ее милости и не нуждаюсь в том, чтобы мне о них напоминали, – холодно произнесла она. – Надеюсь, вы запомните это на будущее.
Она быстрым шагом пошла вверх по лестнице, оставляя позади Бейтсона, глядевшего ей вслед с явным удивлением. Ей было радостно от сознания собственной смелости.
Нэнни ожидала ее в детской. Сильвия поблагодарила пожилую женщину за помощь и сказала, чтобы та отправлялась спать.
Когда служанка ушла, Сильвия села на коврик у камина, поближе к огню. Какая все-таки странная штука жизнь! Она с таким нетерпением ожидала этого вечера. Так страстно мечтала о нем. Однако сейчас чувствовала не радость, а скорее легкую печаль, как будто ничего из того, о чем грезилось, не сбылось, а все то, что она испытала, оставило лишь привкус горечи.
А чего, собственно, она ожидала? Сильвия и сама этого не знала. Может быть, ей хотелось быть такой же, как те дамы, весело кружившиеся в танцевальном зале, не обремененные никакими заботами из-за принадлежности к совсем другому обществу. Несколько недель назад она думала, что пределом ее мечтаний была возможность остаться в Шелдон-Холле, но сегодня утром ей уже казалось, что нет большего счастья, чем попасть на званый ужин. Что же с ней происходит, почему ее не оставляет чувство неудовлетворенности и хочется все большего и большего. Она прекрасно выглядела: розово-лиловое платье превратило ее из тихой незаметной девушки в неотразимую даму, от которой не могли оторвать глаз мужчины и которой завидовали женщины. Она должна благодарить за это миссис Бутл. Подумав об этом, Сильвия вспомнила, что обещала написать ей, и решила сделать это на следующий день, намереваясь сообщить, какой успех имел ее наряд. Казалось бы, чего еще ей не хватает?
Девушка положила голову на спинку стула. Как все же сложна жизнь! Одной рукой дает, а другой – отбирает. Она неотрывно смотрела на пылающие угольки. Некоторые люди могут предсказывать по ним будущее. Как бы ей хотелось знать о том, что ее ждет впереди? Только вот неизвестно, стала бы она от этого счастливее.
Как сложится ее жизнь? Может, она будет воспитывать детей, и переходить с места на место, работая гувернанткой и находясь в неопределенном положении, при котором тебя не считают равной ни хозяева, ни их слуги.
Сильвия закрыла глаза и вспомнила, как капитан Дэвидсон держал ее за талию, как смотрел в ее глаза, как предлагал встретиться. Ей совсем не хотелось с ним больше видеться, не хотелось, чтобы он или кто-либо другой делал ей такие предложения. Было очевидно, что он не станет предпринимать попыток увидеться с ней открыто и будет ухаживать тайком, а все из-за того, что она гувернантка. Но что ей сулили такие встречи? Они виделись бы урывками, прячась от всех, и их связь с каждым годом становилась бы все более грязной и порочной. А есть ли этому какая-нибудь альтернатива? Жизнь в полном одиночестве, которое постепенно превратит ее в увядшую, ожесточенную и никому не нужную старую служанку?
Сильвия подложила под голову руку. Неужели каждой девушке, зарабатывающей себе на жизнь, как она, приходится преодолевать такие же препятствия и испытывать такое унижение? Ей очень хотелось быть самостоятельной, и вот что получилось в результате. Неужели по-другому не бывает? Если так, то, может быть, не стоило так стремиться к независимости?
Вопросы один за другим приходили ей в голову, но ответов на них она не находила. Единственное, что было ясно, так это то, что она молода и что в ней что-то просто разрывается от неудовлетворенности, а то, что она хочет, недостижимо… ей нужна луна с неба. Мало-помалу душевное смятение, бушевавшее в ней, стало стихать, и Сильвия уснула, совсем как усталый ребенок.
Она проснулась, вздрогнув от испуга, подняла голову с руки и непонимающе заморгала заспанными глазами. В свете догорающего камина, рядом на коврике, склонившись над ней, стоял сэр Роберт.
– Ах, это вы!
В ее голосе не было удивления. На какое-то мгновение ей показалось, что это не явь, а продолжение сна. Он только что снился ей.
– Вы уснули.
– В самом деле? Да, наверное.
– Сейчас три часа ночи, – сказал сэр Роберт. – Я как раз шел спать и подумал, что надо зайти и посмотреть, все ли в порядке с Люси.
Сильвия попыталась собраться с мыслями и встать. Все ее тело затекло, оттого что она спала в таком неудобном положении, и сэр Роберт протянул руку, чтобы помочь ей. Ей показалось, что его сильная и надежная рука похожа на скалу, на которую можно опереться.
– Благодарю вас, – пробормотала она. – Просите, что вы застали меня в таком состоянии.
– Ну, о чем вы говорите. Все в порядке.
– Но я должна была лечь в постель… А вместо этого села и хотела подумать…
– О вечере?
– Да.
– Он вам понравился?
– Конечно, и большое вам спасибо. Вы были так добры, пригласив меня.
– Добр? – Он коротко рассмеялся. – Навязав вам то, что сам нахожу невероятно скучным. Я завидую Люси, которая еще слишком мала и не должна терпеть все эти условности и притворство светской жизни. Думаю, что одна из причин того, что я сейчас пришел сюда, заключается в желании сравнить ее времяпрепровождение с моим, и еще раз порадоваться за нее.
– Вы очень любите детей? – спросила Сильвия, подумав о том, что он посещает дочь даже тогда, когда она спит.
Он посмотрел в сторону спящей Люси, и Сильвии показалось, что в его глазах появилось выражение печали.
– Очень.
Она удивилась тому, как мягко и человечно он это произнес.
– В этом доме вполне могла бы жить целая дюжина детей, – сказала Сильвия. Эта мысль только что пришла ей в голову, и она, не задумываясь, высказала ее, тут же представив, как оживилось бы все вокруг в доме, который напоминает скорее пристанище мертвых, чем обитель живых.
– Я знаю это, – ответил сэр Роберт. – Но я никогда в жизни больше не женюсь.
Он произнес это с каким-то неистовством, как будто старался сам себя в этом убедить.
– Но почему? – спросила Сильвия и запнулась оттого, что ей было неловко говорить с сэром Робертом о том, что касалось его лично. Он перевел на нее пристальный взгляд, но девушке показалось, что он смотрит не в лицо, а прямо в душу, пытаясь рассмотреть там что-то важное, только ему известное.
– А вы знаете, какой красивой вы были, когда вошли сегодня в гостиную? – Неожиданно произнес он отрывисто и на удивление резким голосом.
Сильвия подняла удивленные глаза. Вот уж чего она меньше всего ожидала услышать от сэра Роберта. Выражение его лица изменилось, а в глазах, устремленных на нее, бушевало пламя страсти. Внезапно она ощутила, как какая-то мощная, полная накала волна нахлынула и объединила их. Ее воздействие было таким сильным, что Сильвия не смогла оторвать глаз от сэра Роберта, а он от нее. У нее задрожали губы, а по телу пробежала дрожь. А он обнял ее и крепко прижал к себе.
– Почему ты дразнишь меня? – спросил он голосом, полным боли.
Затем он прижался губами к ее губам и, все так же крепко держа в объятиях, стал целовать страстно, яростно и властно. Сильвия почувствовала, что земля уплывает у нее из-под ног.
Но вдруг, издав какой-то звук, похожий на стон, он оттолкнул ее от себя. Не удержавшись, она упала в кресло, а он, не произнеся ни слова и даже не взглянув на нее, стремительно покинул комнату. Сильвия услышала, как хлопнула дверь. Она осталась у догорающего камина наедине с совершенно перепутавшимися мыслями и чувствами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытное сердце - Картленд Барбара



Интригующая, сентиментальная история со счастливым концом.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЕлена
23.09.2010, 18.03





Сентиментальная история-детектив. Герои страдают, злодеи ухмыляются, но в итоге добро побеждает зло. Роман несколько затянут, но в целом хорош: 7/10.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 21.55





бред
Скрытное сердце - Картленд Барбараелена
2.09.2011, 22.30





что то очень похожее у Картленд читала.в общем интересно.
Скрытное сердце - Картленд Барбарадаша
19.02.2014, 17.34





Книга превосходная,в ней есть все лучшее ,что присуще творчеству Картленд.
Скрытное сердце - Картленд БарбараОльга М
18.05.2014, 14.32





Начало немного затянуто, но в общем, почти неплохо.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100