Читать онлайн Скрытное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Скрытное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Спустя неделю после приезда в Шелдон-Холл Сильвии сообщили, что ей и Люси надлежит переехать в бывшие детские покои, которые располагались на более высоком этаже, чем те комнаты, в которых они жили до сих пор. Когда девочка впервые увидела детскую, предназначенную для игр, она вскрикнула от восхищения. Это была большая солнечная комната, окна которой выходили на юг, с традиционной ширмой, сделанной из лоскутков, разноцветных картинок, с изображением детей и животных, заполненная огромным количеством игрушек, от которых любой ребенок пришел бы в полный восторг. Здесь были конь-качалка, большой клоун и огромный плюшевый медведь, а еще игрушечные солдатики и пушка, которая стреляла большими свинцовыми дробинками, Ноев ковчег со всеми животными, сделанными из настоящего меха. Сильвия почувствовала, что, подобно Люси, тоже испытывает восторг от всего увиденного, и они вместе с девочкой стали исследовать горки и комоды, обнаруживая все новые и новые необычные игрушки и вещи, с которыми когда-то с любовью играли дети иного поколения.
Сильвии было трудно представить себе сэра Роберта ребенком. Был ли он обычным непосредственным и нежным маленьким мальчиком? Она часто об этом думала, ведь после месячного знакомства с ним по-прежнему считала его одним из самых холодных людей, которых когда-либо встречала в своей жизни.
Но, как это было ни странно, он вызывал к себе любовь. Леди Клементина обожала его, и это было очевидно, хотя временами мать и сын производили впечатление людей, которые казались совершенными врагами, и иногда они старались побольнее уколоть друг друга словом, ведя нескончаемые ожесточенные споры. Когда леди Клементина говорила о своем сыне, морщины на ее лице разглаживались, а когда он был в ее комнате, не сводила с него глаз.
Иногда Сильвии казалось, что сэр Роберт намеренно ведет себя так бессердечно по отношению к матери, что он, зная, как нужна ей его любовь, старается не проявлять ни единого знака внимания, ни единого чувства в ответ на все ее попытки привлечь его внимание. Казалось, что между ним и леди Клементиной существует какой-то барьер, на который мать иногда пробовала не обращать внимания, о котором пыталась забыть. Но о нем всегда, каждую минуту, помнил ее сын.
Иногда, когда Сильвия была одна, она раздумывала о том, что могло стать причиной такого конфликта. Она чувствовала, что скорее всего, это не была женитьба сэра Роберта: никаких следов покойной Алисы в Шелдон-Холле не осталось. Если когда-то она и имела какое-то влияние, то это давно уже забылось. Даже Нэнни, такая лояльная и преданная всем членам этого семейства, вспоминала о ней с совершенным безразличием. И если ее бледное привидение и преследовало кого-нибудь в этом доме, то делало это очень ненавязчиво. Нет, думала Сильвия, это должно быть что-то более серьезное и весомое, чем Алиса. Это должно быть нечто, о чем знали только мать и сын, и это нечто разделяло их и в то же время связывало. От таких мыслей Сильвия чувствовала угрызения совести. Скорее всего, она все это напридумала в силу своей излишней сентиментальности. Ей следует просто принимать вещи такими, какие они есть, и оставаться благодарной за тот комфорт, который ей предоставили в Шелдон-Холле, и за то, что здесь она хоть в какой-то степени сама себе хозяйка, хотя могла бы уже быть прислугой дяди Октавиуса и тети.
Я счастлива, упорно повторяла она, но вот только мысли ее все время возвращались к одному вопросу. Она думала о том, что сэра Роберта многие любили: и его мать, хотя ее любовь была довольно странной, покровительственной, и Нэнни, которая делала это искренне, всем сердцем, как женщина, вынянчившая его. К ней он когда-то прижимался, ища защиты, и для нее он навсегда останется ребенком. Что могло быть прекрасней такой любви, которую, скорее всего можно было бы назвать истинно материнской из-за ее самоотверженности и бескорыстности.
Затем была Люси. Было очевидно, что девочка уже полюбила своего отца, и хотя на глазах у посторонних он часто был холоден и немногословен, Сильвия знала, что наедине с дочерью он ведет себя совершенно иначе. Взявшись за руки, они бродили по имению, и когда возвращались, то щеки девочки горели, а глаза сияли, и она всегда столько всего хотела сообщить о том, что они видели и делали. Она была уже достаточно умной, чтобы общаться с сэром Робертом, и в своем нежном возрасте уже могла кокетничать и даже льстить ему в благодарность за компанию. Она громко и радостно приветствовала отца, когда он входил к ней в комнату. Иногда она совершенно очаровательно терлась щекой о его руку.
Сильвия была достаточно умна, чтобы сразу понять, что сэр Роберт любит оставаться с Люси без посторонних, поэтому стоило ему показаться в детских покоях, как она тут же тихо и незаметно уходила. Это повторялось несколько раз, и сэр Роберт не оставил ее тактичное поведение без внимания. Однажды, когда она вернулась, чтобы сказать, что Люси пора готовиться к чаепитию, он, перед тем как уйти, сказал:
– Спасибо, мисс Уэйс. – Она поняла, за что он благодарил ее, и едва удержалась от того, чтобы не повторить слова, сорвавшиеся с ее губ в тот день, когда он спас ее от дяди Октавиуса. «Я сделаю для вас все что угодно, сэр Роберт». Но она теперь стала мудрее. Шелдон-Холл научил ее одной важной вещи: нужно хорошенько подумать, прежде чем что-то сказать. По натуре она была человеком очень внимательным и поэтому пришла к выводу, что каждый, кто живет в этом огромном доме, скрывает от других свои чувства под какой-то маской. Даже Нэнни говорила с опаской, что было совершенно несвойственно ей, как человеку с характером открытым и непосредственным. Как-то раз Сильвия, придя в комнату для прислуги, чтобы взять чистящее средство, обнаружила у огня служанку хозяйки, Пурвис, которая сидела, обхватив голову руками.
– Что-то случилось? – участливо спросила она. Пурвис подняла голову, и Сильвия увидела, что она плачет.
Ее нос, который и так всегда был красноватым на кончике, сейчас был краснее, чем обычно, а бегающие глазки с белесыми ресницами опухли.
– Все нормально, мисс Уэйс, – сказала она тихим голосом. – Я просто немного расстроилась, вот и все.
– Вы получили какое-то плохое известие? – сочувственным тоном спросила Сильвия.
Пурвис покачала головой.
– Просто я веду себя как дура, – сказала она. – Иногда, кажется, что я больше не выдержу этих постоянных замечаний и придирок. Я стараюсь делать все как можно лучше, никто столько не делает, как я, но, ни от кого нет никакой благодарности. Наверное, если бы сам ангел Гавриил спустился с неба, чтобы прислуживать здесь, то его бы тоже осыпали упреками.
Сильвия прекрасно догадывалась, о ком говорила Пурвис. Она слышала, как резко и раздраженно леди Клементина обычно разговаривает со своей служанкой, и совсем не удивилась, что та расстроилась. Странным было то, что она так долго все это терпит и мирится с таким положением дел.
– Я очень сожалею, – пробормотала она, не зная, что еще сказать.
– Мне надо постараться не быть такой дурочкой и поменьше обращать на все внимание. Но последнее время я как-то плохо себя чувствую. Между нами говоря, я думаю, что это от такой жизни у меня так шумит в голове, что иногда кажется, что я сойду с ума. Я иногда не понимаю, что говорю и что делаю. Сама не знаю, как мне еще удается не сказать, или не сделать чего-нибудь лишнего, когда она начинает обращаться со мной таким образом.
– У меня в комнате есть кое-какие лекарства от головной боли, которые моей покойной матушке выписывал доктор. Может быть, они вам помогут? – предложила свою помощь Сильвия.
– Нет-нет, все и так пройдет, – поспешно сказала Пурвис, решительно вставая и вытирая глаза. – Но иногда я просто ненавижу это место, дом и всех, кто в нем живет. Они тут все какие-то бесчеловечные, я так и написала своей сестре. Да, именно бесчеловечные.
Сильвия обратила внимание на то, что Пурвис несколько раз повторила эти слова, но сама она благоразумно сдержалась и не стала делиться своим мнением о леди Клементине с ее служанкой. Ей не нравилась Пурвис: в ней было что-то неприятное. И хотя в тот момент она вызывала сочувствие, Сильвия прекрасно знала, что на следующий день она могла быть злой и угрюмой, готовой сорвать свое плохое настроение на любом, с кем ей придется столкнуться. Более того, она не любила детей. Даже Люси, от которой все в доме были без ума, не могла найти с ней контакт.
Получив чистящее средство, за которым она пришла, девушка пошла назад в детскую. Люси продолжала находить в огромном комоде все новые и новые вещи, которые ее восхищали. Это были кубики и мозаики, множество маленьких разнообразных штучек, которые дети так любят собирать.
– Смотрите, мисс Уэйс, – сказала Люси, подбегая к своему столу. – Я нашла два деревянных меча. Как вы думаете, папа играл с ними, когда был маленьким? Наверное, он представлял себя солдатом.
– Думаю, что так и было, – ответила Сильвия. – Спроси его об этом, когда он придет.
– Интересно, зачем ему было два меча? – спросила девочка. – На каждом из них что-то написано. Мисс Уэйс, прочитайте!
Сильвия отложила шитье и взяла у Люси мечи.
– На одном из них написано имя твоего папы, – произнесла она. – Видишь, ты можешь назвать его имя по буквам Р-О-Б-Е-Р-Т. Получится Роберт – имя твоего папы.
– А, что на другом? – спросила Люси, подавая Сильвии еще один меч.
– На этом написано «Эдвард», – ответила Сильвия. – Думаю, что какой-то маленький мальчик, который, наверное, приходил и играл с твоим папой.
– А они дрались как настоящие солдаты?
– Думаю, да. Но ты лучше спроси у Нэнни, она должна помнить, как это было.
Минут через десять в детскую пришла Нэнни. Она принесла для Люси горячее молоко и фрукты.
– Я только что встретила на лестнице служанку, которая все это несла сюда. У нее еще был стакан чаю для вас, мисс Уэйс. Совершенно остывшего! Я послала ее обратно. Вы не должны закрывать глаза на подобное безобразие. Если она снова принесет вам такой чай, тут же отсылайте ее на кухню.
Сильвия улыбнулась. Конечно, приятно видеть, как Нэнни ее опекает, но она прекрасно понимала, что прислуга считает гувернантку человеком маленьким, и поэтому была готова к тому, что придется мириться с невниманием и плохо скрываемой наглостью тех, кто был уверен, что Сильвия слишком робкая и неопытная, чтобы жаловаться на них.
– Спасибо, Нэнни, – сказала она. – Люси, иди, попей молока, пока оно не остыло. А потом мы сходим погулять перед ленчем.
Не выпуская из рук свою драгоценную находку – два меча, – Люси неохотно подошла к Сильвии.
– Люси обнаружила новые сокровища сегодня утром, – сказала девушка, обращаясь к Нэнни. – Два меча! На одном написано «Роберт», а на другом – «Эдвард». Нам обеим хотелось бы знать, кто такой «Эдвард»? Нэнни ответила не сразу. Она немного помолчала, а затем, как-то странно изменившись в лице, тихим голосом сказала:
– Этот меч принадлежал старшему брату сэра Роберта.
– Старшему брату! – удивленно воскликнула Сильвия. – Не знаю почему, но я всегда была уверена, что он был единственным ребенком. А Эдвард что, умер?
Нэнни кивнула в ответ.
– Да, он умер. Каждый раз, когда я прихожу сюда, у меня перед глазами стоят две маленькие рыжие головки, склонившиеся над игрушками в углу. Я представляю, как они переставляют солдатиков, как бьются вот на этих самых мечах.
Люси внимательно слушала.
– А мой папа расстроился, когда Эдвард умер, и он не смог больше играть с ним?
– Да, дорогая, – ответила Нэнни. Но тут же, как будто спохватившись, быстро добавила: – Но только ты не говори со своим отцом о твоем дяде Эдварде. Лучше не упоминать о нем в этом доме.
– Но почему? – удивленно спросила Люси. Сильвии захотелось задать такой же вопрос, но она не стала этого делать, просто вопросительно посмотрела на Нэнни.
– Тому, кто не задает никаких вопросов, никогда не говорят неправды, – сказала Нэнни. – Вот так. Запомните, что я вам говорю: ни с кем и никогда не заговаривайте о сэре Эдварде. Вы меня поняли?
– Да, Нэнни, – ответила Люси, но тут же, ощутив острую необходимость хоть что-то прояснить, спросила: – А что, папочка и все остальные расстроятся, если мы с ними об этом заговорим?
– Да, милая, очень расстроятся, – подтвердила Нэнни. – А ты ведь не хочешь, чтобы такое случилось, не так ли?
Люси покачала головой. Она допила молоко и вернулась к своим игрушкам.
Сильвия не произнесла ни слова. Ей о многом хотелось спросить, но она постеснялась, видя, как неприятны Нэнни эти воспоминания.
– А когда он умер? – все же спросила, она не сдержавшись.
– Почти одиннадцать лет назад, – ответила Нэнни.
– Всего лишь? – удивилась Сильвия. – Но ведь вы на днях говорили, что сэр Хьюго умер пятнадцать лет назад. Значит, его сын Эдвард стал шестым баронетом?
– Да, это так. А сэр Роберт – седьмым.
Сильвия поняла по голосу Нэнни, что та не хочет продолжать этот разговор, но, несмотря на это, девушка не могла остановиться и продолжала задавать вопросы. Ей было так интересно узнать о брате сэра Роберта, что она просто забыла о приличиях.
– Он умер из-за несчастного случая?
Нэнни поднялась. Сильвия никогда не видела ее такой мрачной.
– Послушайте, мисс Уэйс, – сказала она. – Будет намного лучше, если мы не станем говорить об этом. Я любила мастера Эдварда. Я ухаживала за ним с того самого момента, как он родился. Но когда мальчик стал подрастать, оказалось, что он не такой, как все, не совсем нормальный. Это очень расстроило ее милость. И она не хотела думать о нем и даже видеть его.
– Он был урод? – в ужасе спросила Сильвия. Неожиданно на глаза Нэнни навернулись слезы.
– Он… он… так и не вырос. И всегда оставался нежным, как ребенок. Да, он всегда был ребенком. Он не переставал играть с игрушками, в то время, как его брат вырос и стал мужчиной. А он так и остался ребенком, моим ребенком.
Последние слова были произнесены с надрывом, и Нэнни, приложив носовой платок к глазам, вышла из комнаты.
На мгновение Сильвия застыла, глядя на то, как Люси размахивает мечом в свете солнечного луча. Так вот, оказывается, какая тайна есть в этом доме. Старший сын, который навсегда остался ребенком, и которого растила и нянчила Нэнни даже тогда, когда он уже вырос и стал совсем взрослым. Какое горе! Девушка даже почувствовала жалость к леди Клементине. Ведь нет на свете большей душевной боли, чем та, которую испытывает мать, родившая ненормального ребенка. Теперь ясно, почему в большом холле рядом с портретом Хьюго нет портрета шестого баронета.
– Собирайся, Люси, – произнесла, Сильвия неожиданно вставая. – Пойдем на свежий воздух.
Ей захотелось увести девочку из детской, подальше от игрушек, которые, казалось, хранили на себе отпечаток чего-то жуткого. Сильвия представила молодого человека, склонившегося над ними и перебиравшего их мягкими белыми, ни к чему не приспособленными руками.
Когда Люси была одета, они отправились в спальню к леди Клементине, чтобы пожелать ей доброго утра.
– Давай не будем там долго! – прошептала девочка, когда Сильвия постучала в дверь.
На сей раз леди Клементина поприветствовала девочку без особого энтузиазма и даже как-то рассеянно. У нее был сэр Роберт, и Люси побежала к нему через всю спальню и взяла за руку.
– Ну, так как же нам поступить? – спросила леди Клементина, не обращая никакого внимания на Сильвию. – Без Мэри Эрскин, которая выпадает, ты остаешься без пары. Это никуда не годится, но я не представляю, кого еще можно пригласить.
Сэр Роберт выглядел утомленным, и казалось, что ему мало дела до забот матери. В доме уже несколько дней только и говорили о званом ужине, который должен был состояться как раз в этот день. После него планировались танцы. Сильвия поняла, что речь шла не о каком-нибудь выдающемся событии, а о приятном времяпрепровождении в кругу нескольких семей, живших по соседству.
– Ты должен кого-нибудь пригласить, – настаивала леди Клементина. – Кто-нибудь из слуг мог бы съездить и завезти приглашение, если бы ты решил, кто это будет!
Сэр Роберт не слушал. Он наклонился к Люси, которая стояла на цыпочках и что-то шептала ему на ухо.
– Роберт, – раздраженно произнесла леди Клементина. – Я, наконец, дождусь от тебя ответа или нет? Ведь этот вечер исключительно в твоих интересах.
Сэр Роберт выпрямился.
– Напротив, моя дорогая матушка, с моими интересами никогда не считаются. Меня не интересуют деревенские дамы, которые строят мне глазки в надежде, что я преподнесу подарок их невзрачным дочерям в виде бесплатной аренды Шелдон-Холла, но еще меньше меня интересуют их мужья. Я так понимаю, что мои близкие друзья сегодня не приглашены.
– Безусловно, нет, – резко отреагировала леди Клементина. – Толпа пьяных бездельников, единственная цель которых – промотать деньги!
– Пьянство и игра в карты – лучший способ забыться и не замечать, как проходит жизнь для тех, кто хочет, чтобы она прошла поскорей.
Сэр Роберт произнес это таким усталым голосом, как будто нес на своих плечах непосильную ношу, и у Сильвии от жалости к нему сжалось сердце.
– Просто тебе и твоим друзьям не хватает женщин. Всем давно известно, что они лучшее лекарство от скуки.
Сэр Роберт вздохнул.
– Неужели мы опять начнем все сначала? – спросил он заметно, раздражаясь. – Я ведь согласился с вашими требованиями в отношении этого мероприятия и готов терпеть за ужином этих деревенских девиц. Слушать, как они хихикают над всякими пошлостями, а после ужина даже готов прогуляться с ними по паркетным полам и посмотреть, как они сначала потеряют дар речи от великолепия зала для балов, а затем начнут безудержно трещать о том, что я именно тот, о ком они всегда мечтали. Я ведь обещал все это терпеть; прошу вас не требовать от меня большего, иначе я просто не появлюсь на этом вечере!
– Но это вздор! Как у хозяина Шелдон-Холла у тебя есть определенные обязательства перед соседями. И это одно из них. Единственная сложность сейчас – это найти одну-единственную женщину, чтобы ты не был без пары. Может, мне позвать одну из дочерей Шиптона или вдову бедного Фредди Филдинга?
Сэр Роберт уже готов был заявить, что ему безразлично, кто это будет, как вдруг его взгляд упал на Сильвию, терпеливо ожидавшую Люси у двери. Бледный луч зимнего солнца, пробившийся сквозь оконное стекло, осветил на мгновение ее волосы, показавшиеся от этого золотыми, ее нежную, почти прозрачную кожу и на удивление ярко-синие глаза. Легкая улыбка тенью пробежала по губам сэра Роберта. На его лице появилось такое выражение, какое, должно быть, появлялось в детстве, когда он собирался сделать что-то особенно непозволительное.
– А зачем зря ломать голову, – спросил он, – когда под рукой есть прекрасная замена леди Эрскин?
– Кого ты имеешь в виду? – поинтересовалась леди Клементина, но вдруг поняла, о ком он говорит. Несколько мгновений она, не отводя взгляда, смотрела в глаза сына. Создалось впечатление, что они сражаются друг с другом, не произнося ни слова.
– Я буду рад видеть мисс Уэйс на ужине, – наконец произнес сэр Роберт. – А сейчас я думаю, что нам с Люси пора кормить лошадей, они нас ждут.
И вместе с Люси, пританцовывавшей рядом, он направился к выходу, оставив в спальне двух молчаливо стоящих женщин.
Леди Клементина взглянула на Сильвию.
– Надеюсь, вы не забыли о том предупреждении, которое я сделала вам в день вашего приезда, мисс Уэйс?
– Нет, леди Клементина.
– Мне будет, очень жаль, если вы вдруг решите воспользоваться случаем и изменить свое положение.
– Думаю, что я не стану этого делать.
Сильвия говорила спокойно, но ее сердце билось очень сильно. Разрешит леди Клементина или нет? Несмотря на застенчивость, девушке вдруг очень захотелось присутствовать на этом вечере. Она еще ни разу не была, ни на вечере, ни на балу с тех пор, как стала взрослой. Инстинктивно девушка чувствовала, что леди Клементина соображает, как лучше поступить: позволить ей пойти на вечер или запретить, но тем самым подтолкнуть сэра Роберта к тому, что он будет еще больше опекать ее. Ведь если она не согласится на предложение сэра Роберта, это может еще больше возвысить Сильвию в его глазах. А леди Клементина страстно желала, чтобы Сильвия оставалась серой неприметной мышкой, одной из несметного количества слуг, которые сновали туда-сюда по дому и которых не замечал и не запоминал никто из тех, кого они обслуживали.
Нахмурившись, леди Клементина задумчиво барабанила пальцами по книге, лежавшей рядом с ней. У Роберта бойцовский характер. В конце концов, он сын своей матери.
Наконец она решилась.
– Ну что ж, хорошо, мисс Уэйс, – произнесла она. – Вы можете присутствовать на ужине. Но вам придется дать знать тем джентльменам, которые окажутся сидящими по обе стороны от вас, какое положение вы занимаете в этом доме, потому что не должно быть никакого недопонимания и попыток каким-либо образом возвеличить себя, чтобы оказаться на равных с гостями моего сына. А как только начнутся танцы, вы тут же вернетесь в свою комнату.
– Понимаю, – произнесла Сильвия.
– Я полагаю, что в вашем гардеробе есть вечернее платье, – продолжала леди Клементина.
– Да, – пробормотала девушка.
– Я слышала об этом. Оно, конечно, оттуда же, откуда и черное, которое было на вас, когда вы приехали?
– Да, это так.
– Я хочу посмотреть на вас, когда вы оденетесь.
Если я сочту наряд неподходящим для того, кому доверили уход за маленькой девочкой, вы не сможете присутствовать на вечере.
– Я понимаю.
– На этом все, мисс Уэйс.
Леди Клементина была очень зла. Сильвия это поняла и как можно быстрее выскользнула из комнаты, но не испытала, как обычно, страха, так как уже предвкушала, что ее ждет вечером.
Спустившись по лестнице в свою комнату, она вынула из шкафа розово-лиловое платье. Оно было, конечно, очень красивым, но Сильвия почему-то не сомневалась, что как бы прекрасно оно на ней, ни сидело, леди Клементина его не одобрит. Может быть, это был очередной ход в ее игре в кошки-мышки: сначала приказать Сильвии нарядиться, а в последний момент отменить свое решение?
Но, однако, у нее не было ничего другого, что подходило бы случаю. Пытаясь преодолеть соблазн, девушка даже отвернулась от платья и стала смотреть в окно.
Она чувствовала себя совершенно беспомощной и неопытной, зависимой от чужих прихотей и капризов. А еще очень одинокой. Ей так хотелось, чтобы рядом был хотя бы один близкий человек, с которым она могла бы поговорить, поделиться своими чувствами и переживаниями и который всегда дал бы ей хороший совет. Но, тут же в голову пришла мысль о том, что все не так уж плохо и что нужно быть благодарной за то, что у нее есть, и не просить от жизни слишком много. И все же хоть Сильвия попыталась успокоить себя, таким образом, у нее осталось чувство, как будто что-то или кто-то удерживает ее в плену и не дает жить полной жизнью и получать те радости, о которых можно только мечтать.
На улице таял снег. В парке уже появились первые зеленые прогалины. Только сугробы по-прежнему были такими же белоснежными, как первые подснежники, появившиеся вдоль террас. Скоро придет весна. Сильвии показалось, что воздух стал мягче. Он как будто бы сулил скорое приближение тепла. Не было ли все это знаком того, что полный несчастий этап ее жизни наконец-то закончился и, может быть, что-то хорошее ждет ее впереди? Если так, то, что именно готовило ей будущее?
Девушка прижалась щекой к холодному оконному стеклу. Ей в голову пришла мысль, вернее, мечта о том, чего бы ей больше всего хотелось, но она никогда бы не осмелилась произнести это вслух.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытное сердце - Картленд Барбара



Интригующая, сентиментальная история со счастливым концом.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЕлена
23.09.2010, 18.03





Сентиментальная история-детектив. Герои страдают, злодеи ухмыляются, но в итоге добро побеждает зло. Роман несколько затянут, но в целом хорош: 7/10.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 21.55





бред
Скрытное сердце - Картленд Барбараелена
2.09.2011, 22.30





что то очень похожее у Картленд читала.в общем интересно.
Скрытное сердце - Картленд Барбарадаша
19.02.2014, 17.34





Книга превосходная,в ней есть все лучшее ,что присуще творчеству Картленд.
Скрытное сердце - Картленд БарбараОльга М
18.05.2014, 14.32





Начало немного затянуто, но в общем, почти неплохо.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100