Читать онлайн Скрытное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Скрытное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Леди Клементина, совершенно обессилевшая после разговора с мисс Уэйс, откинулась на спину и закрыла глаза. Через какое-то время она подняла руку и дернула за изящный шнурок звонка, висящий в складках полога. Разговор с Сильвией не доставил ей удовольствия. Надо было с самого начала, быть пожестче, и ничего подобного в ее доме не произошло бы.
– Вы звонили, миледи?
На ее звонок явилась служанка по имени Пурвис, худенькая остроносая женщина среднего возраста. Ее жеманство и манерность временами приводили леди Клементину в ярость. Она держала ее при себе отчасти потому, что Пурвис была хорошей служанкой, а еще потому, что Пурвис по-своему любила ее, если, конечно, можно было назвать любовью чувство человека, обожавшего только себя.
– Скажи Бейтсону, чтобы принес мне бутылку шампанского, – велела леди Клементина. – Я устала.
Пурвис подошла к самой кровати и разгладила какую-то невидимую неровность на покрывале.
– Очень хорошо, миледи, – сказала она жеманно. – Но лучше бы вы обошлись без него.
Леди Клементина посмотрела на нее с нетерпением. Ее всегда раздражало, когда Пурвис заводила разговоры о ее здоровье, и начинала раздавать советы. Любопытно, что сама она подобных советов совершенно не придерживалась, а скорее все делала наоборот.
– Скажи Бейтсону, чтобы он немедленно принес мне шампанского, – резким голосом велела леди Клементина.
– Очень хорошо, миледи.
Пурвис отправилась выполнять приказание с мученическим выражением человека, который сделал все, что мог.
Когда за ней закрылась дверь, леди Клементина снова мысленно вернулась к Сильвии Уэйс.
«Мне следовало заставить ее упаковать вещи в ту самую ночь, когда она приехала», – подумала она. Сильвия была очень красива, а леди Клементина хорошо знала, что от красивых женщин одни неприятности. Как случилось с Алисой, от которой можно было ожидать чего угодно. То она учиняла скандал, то увольняла человека только за то, что он ее ослушался. Правда, Алиса вряд ли делала все это преднамеренно. У жены ее сына не хватило бы ума и сообразительности додуматься до чего-нибудь подобного. Должно быть, все происходило случайно. Алиса была слишком бесхитростна, слишком занята собой, чтобы придумать такой простой способ вывести свою свекровь из себя.
Так или иначе, но Алисе все же, удалось преподнести сюрприз в виде Люси. Леди Клементина помнила, в какой ярости она была, когда Роберт привез в дом свою невесту. Стоило ей всего лишь взглянуть на стройную фигурку и ничего не выражающее лицо своей невестки, как она сразу же поняла, что сын совершил ошибку.
Она не могла себе простить, что позволила Роберту так долго оставаться в Лондоне. С его внешностью и деньгами он был просто обречен. Любая честолюбивая мать, имеющая дочь на выданье, постарается заманить в свои сети столь завидного жениха. Но кто же, мог предположить, что вполне надежный роман с замужней женщиной закончится так резко и сын попадет прямо в руки Алисы. А она воспользовалась его слабостью, соблазнила его своей дурацкой легкомысленностью и кокетством, кошачьей игривостью и глупыми разговорами. Но кто мог предвидеть и ожидать, что Алиса и ее мать окажутся такими хитрыми и станут настаивать на срочном и тайном бракосочетании по причине семейного траура.
Леди Клементина до сих пор отчетливо помнила то чувство ужаса, которое она испытала, прочитав письмо сына. В нем сообщалось о его женитьбе и о том, что он должен приехать в Шелдон-Холл с молодой женой в тот самый день вечером. В первый момент она просто онемела от потрясения, затем попыталась успокоить себя надеждой на то, что Роберт все же подумал, что делает, и выбрал себе жену, достойную того положения, которое ей предстояло занять.
Ведь леди Клементина так любила Роберта! Как много она всегда делала для него. Возможно, даже намного больше, чем следовало, но для нее никогда не было пределов.
Но как, ни любила она своего красивого сына, еще более дорогим для нее был Шелдон-Холл. Это была самая сильная любовь в ее жизни.
Раздался стук в дверь. Бейтсон принес бутылку шампанского. Леди Клементина наблюдала за тем, с каким важным видом он аккуратно наполнил тонкий высокий бокал небольшим количеством золотистой жидкости. Взяв бокал с подноса, она поблагодарила его.
Бейтсон поставил бутылку так, чтобы леди Клементина могла легко до нее дотянуться.
– Что-нибудь еще, миледи?
– Нет, спасибо, Бейтсон. А где сэр Роберт?
– Пошел в конюшню, миледи. Он оставил записку мистеру Джеймсону. Думаю, что в ней сообщается о сумме денег, которые будут платить мисс Уэйс в качестве жалованья.
– Хм, он рискует нажить себе крупные неприятности из-за этого.
– Это немыслимая сумма, моя леди.
Леди Клементина отхлебнула шампанского. Какой все-таки хороший человек этот Бейтсон! Трудно представить, что бы она без него делала. Он держал ее в курсе всего того, что происходило в доме. У нее не было от него никаких секретов. Он тоже ничего от нее не утаивал, в этом она была совершенно уверена. Жаль, что его не было рядом с Робертом в Лондоне. Окажись он там – ни до какой женитьбы не дошло бы. По крайней мере, она хотя бы узнала обо всем заранее. Но Бейтсон находился здесь, в Шелдон-Холле, рядом с ней. Он был нужен ей именно в то время. Ей даже трудно было представить сейчас, что бы она делала без него тогда. Но об этом думать не хотелось. Это было то, о чем не знал никто. Только она и Бейтсон. Тайна, как заноза, сидела в ее сознании. О ней не позволялось говорить. О ней нужно было постараться забыть.
Она должна думать о Роберте! Всегда только о нем и ни о ком другом! Он – продолжение Шелдон-Холла. Он и его наследник, которому еще предстоит родиться. Когда леди Клементина впервые увидела Алису, то сразу поняла, что эта женщина не сможет произвести на свет внука, о котором она мечтала, мальчика, достойного стать продолжателем их рода, уходящего корнями в двенадцатый век. Она как сейчас видела стоящую в холле элегантную Алису, красивую какой-то безжизненной красотой, счастливую и смеющуюся над тем, что ей только что сказал Роберт. Она выглядела довольно привлекательно, но в ней отсутствовала жизненная сила. Леди Клементина это сразу поняла. Невестка была хрупкой, и ее игривость была просто лихорадочной энергией человека, активного до тех пор, пока его чем-то развлекают, но теряющегося и падающего духом при столкновении с малейшей трудностью или скукой. Таких людей леди Клементина видела сразу. Ведь в ней, в этой маленькой с виду женщине, было столько несгибаемой воли, что она могла сделать больше, чем обычный мужчина, и при этом почти не устать! Алиса была не той невесткой, о которой она молила Всевышнего, вот почему ужас и отчаяние охватили ее при известии о том, что без ее совета и одобрения сделал Роберт.
А затем прошло четыре долгих года, в течение которых Алиса так и не родила сына. На протяжении всей своей жизни в Шелдон-Холле она то хихикала, то дулась. И все время страстно мечтала о возвращении в Лондон, к той полной развлечений жизни, которую когда-то вела, которой наслаждалась и которой ей теперь так не хватало. Ей было скучно в сельской местности, и это она поняла вскоре после того, как прошла эйфория от медового месяца. Она ненавидела резкий, пронизывающий ветер, дующий с вересковой пустоши, который бодрил леди Клементину лучше любого шампанского. Все в этом доме, начиная с огромного количества слуг и кончая феодальными устоями, казалось невестке досадным и неудобным. Возможно, со временем леди Клементина и простила бы ей многое, если бы Алиса полюбила Шелдон-Холл. Но все получилось наоборот, и это было расценено, как непростительное преступление. Сначала леди Клементина презирала невестку за ее слабость, но когда узнала, что та терпеть не может Шелдон-Холл, начала просто ненавидеть ее.
Леди Клементина помнила, что испытала сама, когда впервые увидела дом, впоследствии ставший всепоглощающей любовью всей ее жизни. Она была двенадцатилетним ребенком, когда вместе с отцом и матерью приехала сюда в гости. Девичья фамилия ее матери была Шелдон. Она вышла замуж за графа Глендэйла. Клементина всегда очень хотела встретиться со своим молодым кузеном Хьюго Шелдоном. Невозможно передать словами, что почувствовала маленькая Клементина, когда оказалась перед огромным каменным домом с прекрасными архитектурными линиями, с террасами, окружающими его, как ожерелье, и суровой красотой уходящей к горизонту вересковой пустоши.
Хьюго в то время был школьником, старше нее на четыре года. Она думала, что подружится с ним, но вместо этого стала смотреть на него с благоговейным страхом. Ведь ему предстояло стать хозяином этого дома. Хьюго был красивым мальчиком с хорошими манерами, и если ему и было скучно со своей кузиной, то он старался этого не показывать. С того самого момента, как Клементина впервые увидела Хьюго, он перестал быть для нее отдельной личностью и стал частью Шелдон-Холла, причем очень важной частью. Внутренний голос подсказывал ей это очень твердо и расчетливо.
Она была странным ребенком, испорченным, своевольным, но уже в детстве все понимали, что из нее вырастет очень красивая женщина. Когда Клементина вернулась домой, она стала мечтать, но не о Хьюго, улыбавшемся ей, когда они гладили лошадей и плавали в лодке по озеру. Она мечтала о доме с длинными галереями и потолками, украшенными искусной лепкой, о витражных стеклах с геральдическими знаками, о полированных полах и роскошных гобеленах, об огромных комнатах. Некоторые из них снизу доверху были заставлены книгами, в других красовался нежного рисунка веджвудский фарфор, а в третьих висела изысканная вышивка и парча. Парк Шелдон-Холла стал для нее тем волшебным местом, куда она часто возвращалась в мечтах. Когда она была чем-то озабочена или расстроена, злилась или чувствовала себя подавленной, то просто закрывала глаза и представляла, как стоит под сверкающей люстрой в бальной зале наверху парадной лестницы и глядит вниз, или воображала, что прячется на какой-нибудь кровати с пологом, закрывшись там вместе с призраками прошлого. Шелдон-Холл! Все-то время, пока она росла, он занимал самое сокровенное место в ее сердце.
Клементина имела грандиозный успех, когда появилась на балу дебютанток. За ней ухаживали, ее чествовали. Ни одна из дебютанток того сезона не имела такого успеха, как она. Это был год веселья и побед. Мужчины из самых благородных семей страны просили ее руки, но она только кокетливо флиртовала со всеми, как будто чего-то ожидая, хотя и сама не знала чего.
Но однажды, стоя рядом с матерью в переполненной бальной зале в Девоншир-Холле, она увидела направлявшегося к ней рыжеволосого юношу. Хьюго Шелдон! Она сразу его узнала. Он очень мало изменился с того времени, как был школьником. Просто вырос и стал красивее.
И вот тогда она поняла, что ей надо. Она поняла это четко и безошибочно и всю свою неуемную силу и волю направила на то, чтобы добиться желаемого. Это было совсем нетрудно, потому, что Хьюго тут же влюбился в нее. Он с таким же жаром, как и она стал бороться со своими близкими, которые и слышать не хотели о браке между кузенами.
Клементина всегда все делала по-своему. Родители испортили ее, и теперь, когда она выросла, они, вряд ли могли чего-то добиться, запретив ей сделать то, что она задумала. Они пробовали заговорить с ней о том, что, может быть, стоило подождать и обдумать все как следует, но она и слышать не хотела о таких предложениях.
И только когда, опираясь на руку отца, Клементина приблизилась к ступенькам алтаря храма Святого Георгия и увидела ожидавшего ее Хьюго, она честно призналась себе, что выходит замуж не за сэра Хьюго Шелл она, а за Шелдон-Холл.
Обосновавшись в нем в качестве хозяйки, она ощутила, как в ней проснулось какое-то первобытное, яростное чувство, которое больше всего напоминало примитивную любовь зверя к своему детенышу.
«Он мой, – повторяла она снова и снова. – Мой!»
Это был дом, о котором Клементина мечтала так долго, и который наяву оказался еще прекраснее и блистательнее, чем в мечтах. Первые годы супружеской жизни она даже испытывала к Хьюго что-то похожее на любовь. Ведь он дал ей то, что она хотела. По крайней мере, Клементина благосклонно принимала его пылкие и ненасытные ласки, потому что в душе испытывала к нему глубокую благодарность.
Затем она поставила перед собой цель довести дом до совершенства. Хьюго был богат, даже очень богат. Она наняла экспертов, которые рады были дать совет, как убрать весь хлам, накопленный предыдущими поколениями, и представить в лучшем свете то, что было по-настоящему ценным. К счастью, советы оказались полезными, и под руководством леди Клементины Шелдон-Холл довольно скоро стал сиять как драгоценный камень, прекрасный в своем совершенстве.
И вот тогда-то ее природа вновь заявила о себе. После нескольких лет, которые она провела, полностью отдавшись наведению домашнего уюта, Клементина поняла, что выполнила задуманное. А так как она слишком долго была оторвана от жизни, то вернулась к ней с еще большим жаром. Сейчас смешно вспомнить, как сильно все удивились. Кругом только и говорили о прекрасной леди Клементине. Как дочь своего отца, она естественно попала в высшее общество приближенных ко двору людей, которые строго придерживались правил, продиктованных им теми, кто стоял у власти. Вновь вернувшейся к светской жизни леди Клементине потребовалось всего несколько месяцев, чтобы понять, насколько были скучны те, кто ее окружал, как ограничены их интересы. Она огляделась и, зная, что ее услужливый муж всегда встанет на ее сторону, пустилась во все тяжкие.
Сначала поползли сплетни, затем поднялся страшный скандал. И почти сразу все разговоры, о ее похождениях дошли до королевы. Леди Клементину предупредили, сначала в мягкой форме, а затем более жестко. Три раза ей удалось избежать позора благодаря вмешательству родственников и друзей отца. Но так как она была слишком своевольной и упрямой, чтобы прислушиваться ко всяким предупреждениям, то вскоре грянул гром. От «этой безнравственной леди Клементины» отвернулся весь королевский двор.
Сначала она смеялась. Какое это имело значение для нее? У ее ног была половина мужчин Лондона, готовых ради ее красоты и ума в любую минуту встать на ее сторону. Но потом ей пришлось признать, что женщина, какой бы бесподобной, она ни была, не может жить, довольствуясь только дружбой с мужчинами. Королева последовала примеру двора, а те немногие женщины – подруги, которые остались у леди Клементины, навещали ее тайно, страшась того, что их заметят. Мужчины тоже внезапно изменились. Они оставались друзьями, любовниками, но их отношение к ней изменилось: они стали слишком фамильярными, слишком требовательными.
Человек с более слабым характером, вероятно, отступил бы, стал бы искать возможность восстановить свое доброе имя. Клементина же, несмотря на свои проступки, будучи человеком волевым, не стала так делать. Одним махом она порвала все связи с той жизнью, которую вела, и уехала в сельскую местность, оповестив всех и вся, что собирается посвятить себя мужу и дому.
Хьюго не совсем понимал, счастлив он от этого или нет. Несмотря на свою привлекательность, он оказался человеком не очень умным, и хотя порой поведение леди Клементины приводило его в ярость, он все же восхищался тем, что характер у нее более твердый и решительный, чем у него. Сначала его угнетала необходимость почти круглый год жить в Шелдон-Холле, а еще то, что все решения принимались за него, как будто, он не в состоянии решить что-либо сам.
Зато им не пришлось скучать в одиночестве. Леди Клементина заполнила дом друзьями и знакомыми. Вот уж в ком не было недостатка. Ведь одно дело появиться рядом со скандально известной леди Клементиной в Лондоне, где полно людей, которые только и ждут, чтобы тут же донести королеве, и совсем другое – поехать на север и остановиться в Шелдон-Холле. А кроме того, в сельской местности жили люди не столь щепетильные, которые не слишком заботились о мнении двора и никогда не искали его поддержки. В Шелдон-Холле можно было посоревноваться в стрельбе, а летом получить удовольствие от других видов спорта. И еще все знали о том, что угощения там просто бесподобны, а такого гостеприимства не найти в других местах. Из человека, лишенного всякого уважения в Лондоне, леди Клементина превратилась в королеву Шелдон-Холла. Ее балы, ее расточительство, ее выходки приводили в восторг тех, кто ее окружал. О них только и говорили. Но постепенно она стала все больше и больше уделять внимания дому, который стал для нее ее крепостью. В то время, как другим женщинам ее поколения становилось плохо при мысли о том, что надо пройти пешком милю, она могла весь день разъезжать верхом или гулять по вересковой пустоши, могла танцевать всю ночь напролет и одновременно с мужской практичностью и проницательностью справляться с огромным домом и его бюджетом.
Хьюго оставил все попытки управлять своим имением и вообще перестал вмешиваться во что-либо. Он превратился в человека, который постоянно ворчит, и откровенно завидовал своей жене, отодвинувшей его слишком далеко на задний план. Но бедняга ничего не мог поделать – жена была намного сильнее его, как, впрочем, и всех тех, кто хоть когда-то пытался перейти ей дорогу. Пятый баронет умер озлобленным, раздраженным человеком, в ярости от своей бесполезности и неспособности противостоять авторитету своей супруги. Для леди Клементины одиночество стало большим облегчением. Она вышла замуж за Шелдон-Холл и была счастлива от сознания того, что он от нее никуда не денется. Всю свою жизнь она прибегала к различным уловкам, чтобы получить то, что ей надо, иногда делая это, открыто, иногда втайне, но всегда знала, что все равно добьется своего благодаря собственной силе воли.
Шелдон-Холл, который предстояло унаследовать ее сыну, был доведен до совершенства, и она совсем не ожидала, что он женится, даже не спросив ее согласия. Едва увидев Алису, Клементина поняла, что это совсем не та жена, которая ему нужна, и, поставив перед собой цель, избавиться от нее, добилась этого с такой хитростью, что Роберт так и не понял, что она имела к этому какое-то отношение. Роберт не был чрезмерно ревнив, но вскоре после женитьбы стал каким-то озабоченным и задумчивым, а леди Клементина хорошо понимала, что мужчина, у которого что-то на уме, не очень хороший муж. Она замечала, что Алисе становилось все более и более скучно и, что ее любовь к Роберту стала ослабевать, потому, что не подкреплялась с его стороны никакими комплиментами и уверениями в своих чувствах. Невестка была недалеким человеком, пустышкой, и даже если бы ей пришлось прожить обычную, небогатую событиями жизнь, она вряд ли бы поумнела и стала хорошей женой.
Алиса совершенно не догадывалась о махинациях и проделках своей свекрови. А та, улучив момент, когда молодая женщина готова была удавиться от скуки, пригласила целую компанию молодых людей, многие из которых жили неподалеку. Среди них оказался молодой Бертран Кэнингэм. Не понадобилось много времени, чтобы он влюбился в Алису.
Леди Клементина наблюдала за тем, как развивались события, и прекрасно знала, что теперь у нее в руках есть козырь, которого так не хватало. Она просто забросала молодого Кэнингэма приглашениями.
– Какой милый мальчик, – говорила она сыну. – Мы должны быть добры к нему ради его родителей.
Роберт был вынужден приглашать его, то пострелять, то отобедать, то принять участие в летнем пикнике, то поиграть в качестве партнера в теннис с Алисой, которая выглядела потрясающе красиво в своих пышных белых юбках, перетянутых ремешком на тонкой талии.
Леди Клементина первой узнала, что Бертран Кэнингэм поцеловал Алису. О том, что она не видела сама, ей обычно доносил Бейтсон, который, казалось, был вездесущ и успевал все увидеть и услышать. Однажды, как бы случайно она завела разговор со своей невесткой.
– Ты такая молодая, – сказала она. – Тебе надо брать от жизни все, пока можно.
– Это что, мудрая философская мысль? – спросила Алиса.
Леди Клементина передернула плечами.
– Единственное, о чем я сожалею, прожив такую длинную жизнь, – продолжила она, – это о тех минутах, когда я сказала «нет». В пожилом возрасте очень мало утешений, так что пользуйся сполна своей красотой, дитя мое!
Она заметила, как Алиса посмотрела на себя в большое зеркало, и ей сразу же стало ясно, какие мысли появились в пустой голове ее невестки: «Неужели она и вправду стареет? Неужели красота может пройти? А Роберт? Любит ли он ее по-прежнему? Ведь уже прошел месяц, как они не были вместе. Он какой-то молчаливый и угрюмый. Он вообще ведет себя так с тех пор, как женился на ней».
Ну, а с сыном леди Клементина поговорила совсем по-другому.
– Дай Алисе время, и я думаю, что она успокоится, – сказала она. – Нам сейчас нужен наследник. Будущий хозяин Шелдон-Холла. До сих пор род Шелдонов не прерывался. Похоже, что у нее не очень крепкое здоровье, и поэтому мы очень правильно поступим, если позволим ей, немного расслабиться и повеселиться, не обременяя заботами замужней женщины. Ну, конечно, ненадолго, потому что твой сын уже ждет того дня, когда ему предстоит родиться.
Роберт был далеко не таким глупцом, как его отец. Он знал свою мать и, невольно восхищаясь ее способностями и сильным характером, все же видел ее насквозь.
Когда Алиса сбежала, а на одной из подушек обнаружили жалкую детскую записку, приколотую булавкой, он обозлился на леди Клементину.
– Это ваша работа! Вы довольны?
Она не стала отнекиваться, а вместо этого смело посмотрела на него сияющими глазами.
– Советую тебе немедленно начать бракоразводный процесс.
– Это зачем?
– Затем, чтобы заняться поисками жены, которая была бы достойна, носить твою фамилию.
– А если я не стану этого делать? Леди Клементина засмеялась над ним.
– Станешь! Ты молодой и очень красивый. Найдется множество женщин, которые захотят, чтобы ты на них женился, вот увидишь!
Но он не стал никого искать и не дал согласие Алисе на развод, как она этого хотела. Он остался один, несмотря на все аргументы и непрестанные мольбы своей матери. «Он еще молод, и у него еще есть время», – думала леди Клементина, но все же, где-то в подсознании у нее постоянно жил страх перед тем, что их род прервется и дом попадет в чужие руки. Она верила, что рано или поздно уговорит своего сына, заставит его повиноваться ей, но слово «женитьба» стояло между ними как преграда. Почти каждый раз, когда они оставались вдвоем, мать заговаривала о ней и со временем поняла, что ему доставляет удовольствие потешаться над ней и высмеивать ее честолюбивые планы в отношении него.
Она старела, и та необыкновенная энергия, которая была в ней раньше, постепенно покидала ее, но, все же ее воля по-прежнему оставалась твердой, как сталь. Доктора сказали, что у нее слабое сердце. Та бурная жизнь, которую она всегда вела, давала о себе знать. И именно тогда леди Клементина приняла еще одно решение. У нее было твердое намерение дожить до того момента, когда Роберт определится с выбором жены, чтобы знать, что род не прервался, поэтому она предпочла не рисковать. Она решила, что Шелдон-Холл – дом, который она всегда любила, который был для нее смыслом жизни – все еще нуждается в ней. А раз эта нужда существует, она должна выполнить перед ним свой долг.
Она перестала вставать с кровати и лежала там, сохраняя силы. Ее комната превратилась в своеобразный эпицентр, вокруг которого вращалось все в доме. Старая женщина оставалась такой же властной, как и в те времена, когда ежедневно заглядывала во все уголки огромного здания. Все в доме по-прежнему боялись и уважали ее. Бейтсон был не единственный, кто шпионил для нее. У леди Клементины было много других разнообразных способов узнавать обо всем. Повара не могли оставить грязным ни единого блюдечка, лакеи разбить стакан, горничные не заштопать порвавшуюся простыню, не опасаясь того, что об этом тут же узнает ее милость.
Кто-то постоянно доносил ей обо всех прегрешениях слуг, и их вызывали к хозяйке для того, чтобы получить от нее причитающееся возмездие. Шелдон-Холл был личным королевством леди Клементины. Королевством, где правил деспот. Единственным бунтарем в нем был сэр Роберт.
Леди Клементина вылила в фужер остатки шампанского и, медленно потягивая его, задумалась о новой проблеме. Снова и снова ее мысли возвращались к Сильвии Уэйс. Она вполне могла понять, как случилось, что Роберт взял ее под свою защиту. Все это время он, как правило, избегал женщин, доводя ее буквально до бешенства в те моменты, когда она приглашала в дом вполне достойных девушек. Обычно, когда те приходили, сын вел себя отчужденно и безразлично, обращаясь к ним с холодной вежливостью, что было даже более оскорбительным, чем если бы он вообще не замечал их. Ей следовало избавиться от мисс Уэйс в то же день, когда та приехала. Очень опасно оставлять такую красивую девушку, как Сильвия, имеющую безупречное прошлое, наедине с сэром Робертом, хотя все говорило о том, что он не собирается глядеть в ее сторону. То, что он защитил девушку, по соображениям леди Клементины, было исключительно из-за неприязни, которую вызвал в нем ее дядя Октавиус. Она достаточно хорошо знала своего сына, чтобы понять, что ему доставила удовольствие победа над напыщенным святошей. Его задело не отчаянное положение мисс Уэйс, а то, как властно и надменно вел себя ее дядя. Роберт был в некоторых отношениях ленив, по крайней мере, так считала леди Клементина, но когда хотел, мог одержать верх над любым, кто брал на себя слишком много. Он мог разделаться с наглецом одним махом с таким же совершенством, как это делала она сама.
Бейтсон представил детальнейший отчет о том, что произошло в библиотеке. Ей даже стало смешно от мысли о том, как, должно быть, изумился священник. Она представила, какую злость и досаду испытал тот, узнав, что поездка оказалась напрасной, что он ничего не добился и даже не смог унизить свою упрямую племянницу.
До сих пор все складывалось не так уж и плохо. Но теперь девушка становилась угрозой. Леди Клементина всегда считала одним из недостатков сына его сентиментальность. Ему нравились женщины мягкие и нежные, а сейчас, когда он выступил в роли святого Георгия, вырвавшего из когтей дракона прекрасную девушку, логично было ожидать, что он станет проявлять к ней почти собственнический интерес. Сильвия из тех девушек, которым нужно только замужество. Вот если бы это был просто любовный роман, леди Клементина бы только приветствовала это. Она знала, что такая любовница сделала бы Роберта более чутким и более подготовленным к женитьбе, которую мать планировала для него. Но как человек, хорошо разбиравшийся в людях, она понимала, что Сильвия могла быть согласна только на замужество и ни на что иное.
Леди Клементина допила шампанское и поставила пустой фужер рядом с собой. На мгновение она почувствовала, что над ее планами нависла угроза, но уже в следующий момент то, что произошло, представилось ей всего лишь незначительной помехой, но ни в коем случае не поражением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытное сердце - Картленд Барбара



Интригующая, сентиментальная история со счастливым концом.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЕлена
23.09.2010, 18.03





Сентиментальная история-детектив. Герои страдают, злодеи ухмыляются, но в итоге добро побеждает зло. Роман несколько затянут, но в целом хорош: 7/10.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 21.55





бред
Скрытное сердце - Картленд Барбараелена
2.09.2011, 22.30





что то очень похожее у Картленд читала.в общем интересно.
Скрытное сердце - Картленд Барбарадаша
19.02.2014, 17.34





Книга превосходная,в ней есть все лучшее ,что присуще творчеству Картленд.
Скрытное сердце - Картленд БарбараОльга М
18.05.2014, 14.32





Начало немного затянуто, но в общем, почти неплохо.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100