Читать онлайн Скрытное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Скрытное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Сильвия так и не смогла вспомнить, как ей удалось так быстро унести Люси по коридору через дверь, ведущую в сад, на залитую солнцем лужайку. Она только знала, что какая-то внутренняя сила толкала ее вперед. Желание защитить ребенка было столь велико, что оно придало ей решимости действовать без размышлений. Когда Сильвия опустила девочку на ноги, та казалась совершенно обескураженной.
– Что ты делаешь, Уэйси? – спросила она. – Почему бабушка упала? Она больна?
– Тише! – сурово сказала Сильвия. – У нас нет времени на разговоры. Пошли, мы опаздываем. Она взяла Люси за руку и очень быстро, не давая ей опомниться, потащила через лужайку.
– Но Уэйси… Послушай, Уэйси…
– Не думай об этом. Давай поговорим о нашей прогулке, – предложила Сильвия. – Мы решили пойти к Черному камню. Как ты думаешь, сколько нам потребуется времени чтобы добраться туда? Хочешь, мы засечем время?
Вскоре девочка уже разговаривала с обычной детской непосредственностью и, казалось, забыла о случившемся. Сильвия усилием воли заставляла себя разговаривать, быть веселой, смеяться и смешить Люси. Но все это время ее сознание было охвачено чувством ужаса, поэтому она не осмеливалась остановиться и замолчать даже на секунду, ведь стоило наступить тишине, как воспоминания наваливались на нее с новой силой.
Только когда они, наконец, дошли до Черного камня и, обессилевшие, опустились у его подножия на сухой вереск, Сильвия посмела поднять глаза и посмотреть в сторону Шелдон-Холла. Огромный дом, окруженный террасами, садами и парками, казался не таким большим и не вызывал благоговейного трепета теперь, когда она смотрела на него сверху.
«Это просто дом», – подумала Сильвия. Но она знала, что это не совсем так. Шелдон-Холл был также символом ненависти, любви и чего-то еще более мощного, что, сделав ее пленницей, удерживало ее ум и ее сердце с невероятной силой. И ей уже никогда не убежать от этого… никогда.
– Шелдон-Холл, – тихо повторила она. А затем позволила себе подумать о леди Клементине, о Роберте и об их тайне, которая наконец-то раскрылась, о жестокой правде. То, что она никак не могла понять, теперь полностью разъяснилось: скрытность Роберта, его замкнутость, боль и страдания в его глазах, которые иногда поражали ее. Как, должно быть, он страдал. Сильвия вспомнила его лицо, когда с ним разговаривал начальник полиции, – бледное, но, в то же время, бесстрастное. Теперь-то она поняла, что он твердо решил взять на себя вину за преступление, совершенное матерью. Неожиданно Сильвия застыла. Ей в голову пришла мысль, вернее, вопрос, ответ на который показался совершенно очевидным. По-прежнему ли Роберт готов взять вину на себя? Да, и в этом нет никаких сомнений!
Кто слышал отчаянный крик леди Клементины на парадной лестнице? Только она и Бейтсон. И никто из них не скажет об этом ни слова, если прикажет сэр Роберт. Но на самом ли деле она сможет молчать? Если полиция обнаружит, что Эдвард Шелдон умер насильственной смертью, как они и подозревали, сможет ли она стоять рядом и смотреть, как любимый человек умрет за преступление, совершенное другим? Сильвия закрыла глаза рукой. Может быть, она все придумывает и только зря изводит себя. С чего она взяла, что сэр Роберт решит повести себя таким образом? Леди Клементина умерла. Ее сердце, в конце концов, не выдержало. Это было по-своему отважное сердце, хотя и поклонявшееся ложным ценностям и живущее по фальшивым стандартам. Ясное дело, что человек сильный и зрелый не должен жертвовать собой ради женщины, которая уже получила наказание. И все же, хотя Сильвия и пыталась успокоить себя, она знала правду.
Гордость Роберта никогда не позволит ему оскорбить память своей матери. Почему-то Сильвии казалось, что он будет даже рад тому, что ему предстоит принять на себя такие муки. Это будет означать, что после длительного бездействия он, наконец, сможет действовать. Это будет означать определенность, силу и отвагу после многих лет скрытности и сдерживания своих чувств и мыслей. Она вспомнила о частых стычках, которые происходили между матерью и сыном, и то, как порою непримиримо вел себя сэр Роберт по отношению к леди Клементине. Должно быть, мысль о том, что совершила мать, невыносимо мучила и унижала его. Но он испытал бы еще большее унижение, если бы преступление матери стало достоянием гласности. Лучше умереть, чем знать, что память о ней будет осквернена.
– Это сумасшествие! Просто сумасшествие! Но он это сделает, – вслух произнесла Сильвия.
– Что ты сказала, Уэйси?
Люси, подняв голову, смотрела на Сильвию доверчивыми, полными обожания глазами. Девушка обняла ее за худенькие плечики.
– Ничего, дорогая. Я просто говорила сама с собой.
– А я думала, что так делают только сумасшедшие.
– Возможно, все мы порой бываем сумасшедшими. Люси посмотрела на дом, который виднелся далеко внизу.
– Уэйси, – сказала она робким голосом. – Почему бабушка упала с лестницы?
– Думаю, что ей стало плохо с сердцем, – деликатно ответила Сильвия. – Понимаешь, у твоей бабушки уже давно болело сердце, поэтому она не вставала с постели. И неожиданно, как часы, которые перестали тикать, ее сердце перестало биться, и она… она ушла к Богу.
Люси удовлетворило такое объяснение. Она немного помолчала, а затем спросила:
– А кого она убила?
Сильвия ответила не сразу. Сначала она глубоко вздохнула, а затем, повернувшись к девочке, взяла ее руки в свои.
– Послушай, дорогая, – сказала она. – Ты ведь меня любишь, правда?
– Ты же знаешь, что люблю, Уэйси.
– А папу любишь?
– Да, конечно.
– Тогда я хочу, чтобы ты забыла то, что сказала твоя бабушка. Сделай это ради нас обеих. Ты никому никогда не должна говорить об этом. Ты меня понимаешь?
Люси кивнула.
– И даже Нэнни?
– Никому. Ты должна просто забыть об этом, и если кто-нибудь спросит у тебя, ты ничего не знаешь. Ты можешь это запомнить?
– Да, Уэйси, я запомню. Но она все-таки убила кого-то? Сильвия покачала головой.
– Я уверена, что нет. Ей просто приснился страшный сон, такой, какие иногда видишь ты. Вот она и напридумывала всякой всячины.
– Бедная бабушка. Как страшно видеть такие сны, правда, Уэйси?
– Конечно, милая, – ответила Сильвия.
Она отпустила руки девочки и, встав, отряхнула юбки.
– Ну, а сейчас пора идти назад.
Сильвия почувствовала, как при этих словах сердце ушло в пятки. Да, теперь они должны идти в Шелдон-Холл, чтобы выяснить, что произошло, чтобы увидеть страдания Роберта и узнать, что через несколько дней, а возможно, и часов, как только разразится скандал, его заберут от них далеко-далеко…
С того места, где они стояли, не было видно церковного дворика, его скрывали деревья. Над зелеными раскидистыми ветвями виднелся только шпиль маленькой серой церквушки. Сильвия подумала о том, что, наверное, уже доставили гроб и сейчас, возможно, копают могилу. Она вспомнила, как Нэнни со слезами на глазах стояла у простого могильного камня. Она принесла с собой маленький скромный букетик цветов. Знала ли она об этом тогда? И знала ли она, как все произошло? Сильвия вспомнила два маленьких меча, которые нашла Люси в детской комнате. Она снова задумалась о мальчике, который взрослел, но не умнел; о молодом мужчине, который продолжал играть с игрушками. Глубоко в душе она ощутила жалость к леди Клементине. Она, движимая своими амбициями, поглощенная страстной любовью к дому и ко всему тому, что он олицетворял, должно быть, тоже неимоверно страдала, видя, как владелец титула, глава семейства, был занят только игрушками. Сильвия подумала, что это было невыносимо тяжело…
Ее сердце сжалось от мысли о том, что произошло потом. Невозможно было представить, чтобы женщина, любая, могла убить своего родного сына, лишить жизни ребенка, которого она родила, только из-за своей безумной любви к дому, сделанному из кирпичей и извести. В этот момент Сильвии показалось, что над Шелдон-Холлом висит темная туча. Теперь наконец-то, ей стало, понятно, отчего порой ее так пугала атмосфера этого дома. Он сам по себе был вампиром, требовал слишком многого от тех, кто в нем жил. Служа кровом, дом забирал нечто более ценное – неприкосновенность тех, кого он защищал.
«Мое воображение опережает события», – подумала Сильвия и, взяв Люси за руку, повела ее за собой по узкой тропинке для овец, которая, извиваясь по вересковой пустоши, спускалась к Шелдон-Холлу, окруженному ухоженными садами и оранжереями. Назад они шли гораздо медленнее, чем вперед. Сильвия с трудом переставляла ноги, не потому что устала, а потому что страшилась того, что обнаружит, вернувшись назад. Она боялась увидеть лицо сэра Роберта, потому что знала, как он страдает.
«Что я могу ему сказать?» – спрашивала она себя, чувствуя, что сейчас любовь к нему стала еще сильнее, чем прежде. Наконец-то она поняла его. Он оказался не холодным бесчувственным роботом, с которым у нее не было ничего общего, а очень ранимым человеком. Он испытывал такие же неимоверные страдания, какие довелось испытать и ей самой.
А еще для нее стало откровением то, что даже в момент потрясения и ужаса, когда она наконец, поняла, о чем говорил начальник полиции, и когда даже поверила, что сэр Роберт виновен в смерти своего брата, она все так же любила его, любила всем сердцем, каждой своей клеточкой, любила всем умом, всей своей душой. И будь он хоть убийцей, хоть преступником, ее чувства к нему не угаснут. Что бы он ни совершил, каким бы тяжким ни было его преступление, ее любовь к нему останется такой же. Это она знала точно. Она может осуждать его поступки, может испытать потрясение, узнав о нем что-то плохое, но при этом будет любить его так сильно, что ее чувства останутся неподвластны ни критике, ни трезвой рассудительности. Это и есть настоящая любовь, любовь, которая не может перемениться или перестроиться, любовь, которая останется даже тогда, когда все дорогое, что есть в жизни, разрушится и сгинет. «Как я могла даже на несколько секунд поверить, что он был способен на такое преступление? – спрашивала себя Сильвия. – Роберт никогда бы не опустился до того, чтобы совершить такой неблаговидный поступок. Он бы даже никогда не ударил, не то, что убил ради какого-то имущества, будь оно хоть самым ценным во всем мире». Она ведь прекрасно знала, что ему не присуща жадность, но, тем не менее, тогда, в холле, поверила, что он убийца, и теперь не могла себе простить этого. Но она по-прежнему любила его и, кажется, любила еще сильнее. Роберт всегда казался таким же недосягаемым и могущественным, как сам Господь Бог. Но теперь наконец-то он стал человеком, со всеми человеческими чувствами и слабостями.
– Быстрее, Уэйси, не отставай! – раздался голос Люси.
Повинуясь настойчивому требованию ребенка, она ускорила шаг. Перед ними был Шелдон-Холл. Они вошли в сад, и Сильвия осознала, что через несколько минут предстанет перед Робертом, а заодно и перед своим будущим. Она со страхом подумала о том, что ее ждет и что будет с Люси. Но затем постаралась избавиться от подобных вопросов. О ком нужно сейчас думать, так это о Роберте! Только о нем.
Не успела Сильвия остановить Люси, как та уже обогнула угол дома и побежала вверх по широким каменным ступеням, ведущим к парадному входу. Сильвия вообще хотела зайти с черного хода. Она боялась входить в холл, помня о том, в каком ужасном состоянии лежала леди Клементина на его мраморном полу еще час назад. Но Люси уже обо всем забыла или, по крайней мере, то, что произошло, уже не казалось ей таким мрачным.
– Я первая, Уэйси, – весело сообщила она, добежав до парадной двери, и вошла в дом.
Сильвия последовала за ней. В холле было пусто.
– Давай поднимемся по другой лестнице, – предложила она, но было уже слишком поздно: девочка успела наполовину взбежать по главной лестнице, и Сильвии ничего не оставалось, как пойти за ней. На площадке тоже никого не оказалось. Сильвия поднялась на второй этаж, а затем на третий. Зайдя в детскую, она увидела, что Люси уже разговаривает с Этель.
– Мы так хорошо погуляли, Этель. Дошли до самого Черного камня. Мы добрались туда очень быстро. Как ты думаешь, сколько времени нам понадобилось?
Глаза служанки были красные и заплаканные. Она взглянула на Сильвию, и та инстинктивно почувствовала, что служанка собирается ей сказать. Незаметно для Люси Сильвия поднесла палец к губам.
– Иди, Люси. Тебе нужно побыстрее раздеться, иначе мы опоздаем на ужин.
Люси послушно выбежала из комнаты.
– Вы знаете, что случилось с ее милостью? – быстро прошептала Этель.
– Да, знаю, – ответила Сильвия.
– Невозможно поверить, что ее больше нет, – произнесла девушка и, сглотнув ком в горле, заплакала. – Она была благородная леди. Никто не может этого отрицать.
– Ни о чем не рассказывайте Люси, – приказала Сильвия.
– Хорошо, мисс Уэйс. Мы все так расстроились, вы не поверите. А мистер Бейтсон, мисс, он вообще рыдал как ребенок.
Сильвия, не дослушав Этель, вышла из комнаты. Из слов служанки она не узнала ничего о том, как умерла леди Клементина. Девушка поняла, что, должно быть, сэр Роберт и Бейтсон перенесли ее назад в комнату до того, как сообщили об этом Пурвис и послали за доктором. А затем, наверное, правду узнали самые верные слуги, потому что очень трудно хранить секреты даже в таком доме, как этот. Ну, а более молодым сочли благоразумным не говорить ничего, кроме того, что ее милость умерла. И они, полагая, что это произошло исключительно по причине преклонного возраста, плакали так же горько. Они, как и все остальные, почувствовали что-то трагическое в смерти той, которая была неотъемлемой частью этого дома, той, которую они так хорошо знали, хотя и не любили.
Сняв пальто, Сильвия причесала Люси и повела ее назад в детскую. Они уже почти заканчивали ужинать, когда Бейтсон открыл дверь.
– Сэр Роберт хотел бы видеть вас в библиотеке, мисс Уэйс.
Сильвия налила еще одну чашку молока для Люси.
– Выпей это, дорогая, а потом поиграй со своими игрушками. Я скоро вернусь. – Она встала из-за стола и увидела, что Бейтсон все еще здесь. Лицо старого дворецкого пошло пятнами и впервые с тех пор, как Сильвия приехала в Шелдон-Холл, он стал похож на простого человека. В глубине души девушка даже испытала что-то вроде жалости, к этому соглядатаю и доносчику. Она полагала, что со смертью леди Клементины он потерял единственного близкого человека. Хозяйка и слуга, они вместе строили планы, плели интриги и в этом нашли друг друга.
Бейтсон молча, шел впереди Сильвии сначала по коридору, а затем вниз по лестнице. Девушка вспомнила другой случай, когда он так же вел ее в библиотеку. Это было в тот день, когда за ней приехал дядя Октавиус. Тогда Бейтсон был рад и очень доволен, что ее ждут унижение и страх. А теперь, хотя он молчал, Сильвия ясно видела – по его ссутулившейся спине, по опущенной голове, – что он сам очень испуган. Когда Бейтсон открыл дверь в библиотеку, чтобы объявить о ее прибытии, в его голосе уже не было ни радости, ни злорадства.
– Мисс Уэйс, сэр Роберт, – произнес он негромко.
Сильвия медленно вошла. Теперь, когда наступил решающий момент, ее сердце билось, как пойманная в силки птичка. Она сделала пару шагов и, услышав, как за ней плотно закрылась дверь, подняла глаза на сэра Роберта. Он стоял у окна. Темные бархатные шторы оттеняли его яркую шевелюру. Он стоял, не шевелясь, и она не смогла понять, что выражает его взгляд. У нее затряслись руки. Но затем ей стало ясно, что он ждет. Ждет, что именно она первая начнет разговор, что произнесет какое-то утешительное слово. Перед ней стоял человек, которого она любила, и который тоже любил ее. В этом Сильвия теперь уже не сомневалась. Девушка прошла по комнате и медленно приблизилась к сэру Роберту. Их разделяло всего несколько футов. Она стояла и смотрела ему прямо в глаза. В этот момент она уже знала, что он собирается сказать, но ей казалось, что необходимости в словах нет. Сильвия также понимала, какую жертву он собирался принести – жертву во имя дома и в память о женщине, которая была его матерью. Она знала все это и, поскольку в этот момент они думали об одном и том же, опустила предисловие.
– Вы считаете, что должны поступить именно так? – Вопрос был задан тихим голосом. И так как он тоже понял, что между ними больше нет барьера, то ответил просто:
– Вы ведь не думаете, что я смог бы поступить по-другому?
Сильвия наклонила голову.
– Нет, – сказала она. – Это достойный поступок.
И тогда, как будто не в силах больше сдерживать себя, он сделал несколько шагов навстречу и упал перед ней на колени. Затем взял ее руку и приложил к своей щеке.
– О, моя дорогая.
Его голос дрогнул. Свободной рукой Сильвия дотронулась до его волос. Они были жесткие, но в то же время, шелковистые.
«Как у Люси», – подумала она, понимая, что во многих отношениях он всего лишь маленький мальчик, который запутался и потерялся в мире, полном теней и зловещих поступков.
Его губы дотронулись до ее руки, губы горячие, жаждущие.
–Я люблю тебя, – произнес он.
– Вы знаете, что я тоже люблю вас.
– Как ты можешь любить меня, если я ничего не могу дать тебе, даже свое имя?
– Мне достаточно одной вашей любви.
– Но ты должна стыдиться меня.
– Стыдиться?
Сильвия произнесла это таким искренне-удивленным голосом, что он поднял голову и, увидев выражение ее лица, моментально встал на ноги.
– О, моя дорогая, моя любимая.
Он с минуту стоял и смотрел на нее, а потом обнял и прижал к своей груди. Затем он поцеловал ее, и это не был поцелуй человека, охваченного страстью, это был совершенно иной, абсолютно целомудренный поцелуй. Их губы надолго слились, и Сильвия поняла, что они наконец действительно обрели друг друга и стали одним целым на все времена, навечно.
Через какое-то время, отпустив ее, наконец, он спросил:
– Дорогая, что будет с тобой?
Сильвия попыталась улыбнуться ему дрожащими от только что испытанного блаженства губами.
– Я хотела бы задать вам такой же вопрос.
– Со мной все ясно. То, что будет, неизбежно, – вздохнул он.
– Правда? Неужели нет никакой надежды?
– Боюсь, что нет.
– А вы не хотите рассказать мне, как это случилось?
Сэр Роберт посмотрел в сторону, и Сильвии показалось, что он собирается ответить ей отказом. Но неожиданно он развел руки в стороны и сказал:
– Почему нет? Это будет таким облегчением, наконец-то рассказать обо всем. Все эти годы я молчал и даже мысли свои должен был держать под контролем.
– Бедный Роберт, – тихо сказала Сильвия.
– О, моя дорогая. Ты меня жалеешь. Если бы ты не появилась в моей жизни, мне было бы все равно, но с той минуты, как я увидел тебя, я понял: ты – та женщина, которая значит для меня все; та, кого я искал всю свою жизнь. Но ты пришла ко мне слишком поздно…
– Вы действительно так считаете? – тихо спросила Сильвия.
Он перевел на нее пристальный взгляд, как будто стараясь понять скрытый смысл ее слов.
– Ты хочешь сказать…
– Я хочу сказать, что я ваша, Роберт, что бы ни случилось, что бы ни готовило нам будущее. Я всегда ваша, отныне и навсегда.
– Ты действительно так думаешь?
– Конечно.
– Но что я могу предложить тебе? – сказал он. – Очень скоро сюда прибудут полицейские, чтобы забрать меня. Других вариантов нет. И ничто на свете не в силах предотвратить то, что меня ждет. Единственное, что я могу предложить женщине, которую люблю, это запятнанное и опозоренное имя, которое отныне достойные люди будут произносить только с презрением.
– И, тем не менее, я буду с гордостью, да, Роберт, с гордостью носить его. – Ее голос дрогнул. – И что бы ни случилось с вами, я не оставлю Люси.
– Дорогая моя.
Он взял ее руки и с благоговением, как святыню, поднес к губам. Затем пристально посмотрел в ее глаза, и она снова ощутила его губы рядом со своими.
– Я люблю тебя, Сильвия. Ты мне скажешь сейчас, в это момент, что любишь меня?
– Я люблю вас, Роберт.
Это прозвучало так, как будто они обменялись клятвами.
– Ты хорошо подумала, на что себя обрекаешь?
Он на минуту задумался.
– Наш единственный шанс – это тайно пересечь границу Шотландии и обвенчаться в Гретна-Грин. Но если обнаружится, что я уехал, то меня заподозрят в побеге, поэтому, поженившись, мы должны будем вернуться назад. Ты готова на это?
– Я думаю, вы прекрасно знаете ответ на свой вопрос. Сильвия, прильнув к Роберту, обняла его обеими руками за шею.
Она сделала это с такой искренностью и любовью, что все его тело полыхнуло жаром. Он крепко обнял ее и стал целовать. Теперь это уже были поцелуи, полные огня и страсти.
– Наконец-то, – произнес он, – наконец-то ты будешь моей. Я желал тебя, я так безумно желал тебя с той самой минуты, когда держал вот так, как сейчас. Ты помнишь?
Она не могла ответить ему, потому что в этот момент ее переполняло волшебное чувство восторга. Все на свете казалось ей таким незначительным по сравнению с тем восторгом, с той красотой, которые, подобно пламени, охватили их и, объединив в одно целое, не отпускали в течение мгновения, показавшегося бесконечным. И все вокруг куда-то исчезло, оставив их одних на всем белом свете.
– Я люблю тебя, – снова услышала она его голос и ощутила его губы на своих губах, глазах, шее.
Чувствуя, что земля уходит у нее из-под ног, Сильвия прильнула к нему всем телом, положив свою голову на плечо, а он, бережно поддерживая ее, гладил золотые кудри.
– Моя! Моя!
Он забыл обо всем на свете в этот прекрасный момент торжества.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытное сердце - Картленд Барбара



Интригующая, сентиментальная история со счастливым концом.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЕлена
23.09.2010, 18.03





Сентиментальная история-детектив. Герои страдают, злодеи ухмыляются, но в итоге добро побеждает зло. Роман несколько затянут, но в целом хорош: 7/10.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 21.55





бред
Скрытное сердце - Картленд Барбараелена
2.09.2011, 22.30





что то очень похожее у Картленд читала.в общем интересно.
Скрытное сердце - Картленд Барбарадаша
19.02.2014, 17.34





Книга превосходная,в ней есть все лучшее ,что присуще творчеству Картленд.
Скрытное сердце - Картленд БарбараОльга М
18.05.2014, 14.32





Начало немного затянуто, но в общем, почти неплохо.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100