Читать онлайн Скрытное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Скрытное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Люси уснула, и Сильвия смогла, наконец, пошевелиться. Она бережно высвободила руку из-под детской теплой и тяжелой головки и укрыла девочку одеялом. Затем попыталась встать с колен. Резкая боль пронзила ее ноги. Но физическая боль была ничем по сравнению с тем, что творилось в ее душе.
Она отвернулась от кроватки Люси и увидела, что дверь в детскую приоткрыта и оттуда сквозь образовавшуюся щель проникает золотистый лучик света. Здравый смысл подсказал ей, что нужно просто пойти туда и выключить свет, но ее нервы были настолько напряжены, что она не могла заставить себя сделать это. Она боялась заходить в эту комнату, хотя знала, что та пуста. Ей стало ясно, что никогда больше детская не будет означать для нее спокойствие, уют, защищенность, никогда не станет ее убежищем. Тихо прикрыв дверь, Сильвия прошла по теперь уже полностью темной спальне и, нащупав дверь в свою комнату, открыла ее.
Здесь она зажгла газовую лампу и, увидев свое отражение в зеркале, на мгновение застыла возле него. На нее смотрело белое вытянутое лицо женщины, испытавшей что-то невероятно ужасное, потрясшее ее до глубины души.
И тут она наконец осознала, что же с ней произошло. Отвернувшись, девушка, как слепая, подошла к своей кровати и ничком упала на атласное пуховое одеяло. Она не плакала. Слезы не могли принести ей облегчения. Она страдала, молча, страдала так сильно, что, казалось, дошла до самых глубин всех страданий и от этого просто растворилась как личность, превратившись в одну агонизирующую боль; в боль, которая полностью поглотила ее и в которой всеми оставленная, она, как беззащитная, никому не нужная щепка, плыла без цели и направления.
Сильвия не знала, долго ли она пролежала на кровати, но когда, наконец, подняла голову, то ощутила сильный холод. Огонь в камине уже давно погас. Она прислушалась, но услышала только звенящую тишину спящего дома.
Ей вдруг стало ясно, что надо делать. Встав с постели, она начала переодеваться. В гардеробе вместе с другими вещами висели черное платье и пальто, которые миссис Бутл дала ей, казалось, сто лет назад. Но, увидев их, девушка отвернулась. Никогда, никогда больше она не желает видеть ничего, что бы хоть в какой-то степени связывало ее с Шелдон-Холлом или напоминало о его обитателях. Вместо этого наряда она выбрала свое поношенное синее платье, которое служило ей столько лет, машинально надела его, наскоро причесала волосы и натянула на заколотые вверх кудри старую фетровую шляпку, отороченную перьями сойки. Сильвия вспомнила, что она служила ей отнюдь не для украшения, а для того, чтобы хоть чем-то прикрывать голову, длинными зимами в Пулбруке. Затем с верхней полки гардероба она взяла маленький саквояж и начала паковать в него вещи, беря только самое необходимое: щетку для одежды и расческу, зубную щетку, ночную рубашку, смену белья. Когда с этим было покончено, она набросила на себя безобразное серое, вышедшее из моды пальто, которое когда-то принадлежало ее кузине.
И только когда все это было сделано, она испытала сомнения. Ее остановила мысль о Люси. Девочка мирно спала в соседней комнате и не имела ни малейшего понятия о том, что происходит. Что она почувствует, когда проснется завтра утром? Неожиданно Сильвия закрыла лицо рукой. Сможет ли она сделать это? Сможет ли навсегда выбросить Люси из своего сердца? Ей вспомнилось, как детские ручонки обхватывали ее за шею, вспомнилась нежная, любящая, доверительная улыбку на ее личике, голос, зовущий: «Уэйси! Уэйси!» Она любила Люси, но как можно здесь оставаться? Сильвия вспомнила выражение глаз сэра Роберта, слова, которые он ей говорил, сначала с неуважением и презрением, а затем с все нарастающей страстью, которая оказалась еще более ужасной, безжалостной. Нет, другого выхода у нее не было.
Она вошла в спальню Люси и, оставив дверь открытой, направилась к кроватке. В комнату проникал свет, и Сильвия могла видеть милые черты ребенка: маленький овал лица, вздернутый носик, темные длинные ресницы и разметавшиеся по подушке ярко-рыжие волосы. Сильвия глубоко вздохнула. Ей захотелось нагнуться, взять девочку на руки, ощутить тяжесть ее головки, прильнувшей к груди, почувствовать маленькие ручонки, обхватившие шею, получить подтверждение щедрой любви и привязанности.
Но нет! Она не могла сделать этого и не могла попрощаться.
– Благослови тебя Господь! – тихо прошептала она.
Ее глаза заволокло слезами, и девушка, ничего не видя перед собой, на ощупь вышла из спальни.
Вернувшись в свою комнату, Сильвия взяла уже упакованный саквояж, стоявший на полу, и открыла дверь в коридор. Он был освещен очень слабо, как всегда по ночам, но света хватало, чтобы видеть дорогу, и Сильвия пошла к лестнице. И там ей снова стало не по себе. Казалось, в ней боролись противоречивые чувства. Наконец она решилась и, как будто отказавшись от мысли выбрать трусливый способ бегства, быстро повернулась и пошла назад по коридору к спальне Нэнни. Постучавшись в дверь, девушка очень тихо повернула ручку. Не успела она войти, как Нэнни уже проснулась с той мгновенной готовностью, выработанной у людей, которые всю жизнь прислушиваются к зову ребенка.
– Что такое? Что-нибудь случилось?
– Это я, Нэнни, мисс Уэйс.
– Что, Люси заболела?
– Нет, нет, с Люси все в порядке. Я хотела вам кое-что сказать.
– Конечно, дорогая, конечно. Входите. Подождите минутку, пока я зажгу свечу. – Нэнни стала на ощупь искать спички на столике рядом с кроватью.
– Нет, пожалуйста, не надо. Лучше пусть будет темно.
– Как скажете.
Нэнни села в кровати, а Сильвия прислонилась к спинке в изножье.
– Послушайте, случилось нечто такое, что делает невозможным мое дальнейшее пребывание здесь. Я ухожу. Должна уйти. Я говорю вам это только из-за Люси.
– Уйти? В это время, мисс? Но как? И куда вы уходите?
– Не беспокойтесь об этом. Я справлюсь. Я пришла к вам из-за Люси. Она недавно просыпалась, ей приснился плохой сон. Девочка испугалась. Сейчас она уснула, но может проснуться снова, и я не хотела бы, чтобы она оказалась в этот момент одна.
– Не беспокойтесь, я немедленно пойду к ней. Но, мисс Уэйс, вы хорошо подумали?
– Да, Нэнни.
– Вы уверены? Действительно уверены? Если вы покинете дом, таким образом, то останетесь без рекомендации.
– Я знаю. Нэнни вздохнула:
– Мне жаль, мисс Уэйс. Вы мне так нравитесь, и Люси любит вас.
– Ничего, она забудет меня. Может быть. Будем надеяться… ради ее же блага.
На мгновение наступила тишина. Затем Сильвия сказала:
– Спасибо, Нэнни, что были так добры ко мне все то время, пока я здесь жила.
– Не за что, милая. А вы действительно уверены в том, что нужно уйти?
– Мне больше ничего не остается.
Нэнни снова вздохнула. Каким-то образом Сильвия почувствовала, что старая женщина не только поняла ее, но и знает намного больше того, что только что услышала.
– Покойной ночи, Нэнни.
– Покойной ночи, мисс Уэйс. Я надеюсь, что когда-нибудь вы найдете свое счастье.
Сильвии нечего было сказать в ответ. Она повернулась к выходу.
– Не оставляйте Люси. Даже если она забудет меня, я всегда буду любить ее.
На последних словах ее голос дрогнул, и, боясь потерять контроль над своими чувствами, она быстро проскользнула в коридор и закрыла за собой дверь. Затем подняла свой саквояж и пошла вниз по парадной лестнице. Оказавшись в холле, девушка направилась к черному выходу и вдруг услышала, что навстречу кто-то идет.
Ее сердце сжалось от страха. Первая мысль была побежать назад, но сообразив, что ее защитят, она прижалась к стене – там, где от двери гостиной падала черная тень. Шаги приближались. Ее сердце билось так сильно, что, казалось, тот, кто шел, кто бы он ни был, не мог этого не услышать. Сильвия увидела свет и поняла, что это всего лишь ночной сторож, который делает обычный обход дома, проверяя, все ли в порядке. Она стояла очень тихо, пока он не прошел в холл, а затем в библиотеку. Воспользовавшись удобным моментом, девушка, крадучись, на цыпочках, двинулась вдоль коридора, по которому только что прошел сторож. В самом конце был второй пролет лестницы, а еще дальше дверь, ведущая в сад. Это была дверь, которой они с Люси часто пользовались, и хотя она была заперта, Сильвии потребовалось всего мгновение, чтобы повернуть ключ.
Хорошо смазанные петли издали совсем немного шума, по крайней мере, сторож, который все еще осматривал большие комнаты для приема гостей, ничего не услышал.
Она вышла в сад и тихо закрыла за собой дверь. Ее охватила ледяная свежесть ночного воздуха, а неожиданный порыв ветра чуть не сорвал с головы шляпку. На мгновение девушка отпрянула назад, ощутив каждой своей клеточкой непреодолимое желание вернуться в тепло и уют дома, который оставила. Но затем, подняв выше голову и крепко сжав в руке саквояж, она быстро пошла по тропинке, которая вела к дороге. Хорошо, что погода такая холодная, решила беглянка. Думая о физическом дискомфорте, она смогла отвлечься от мыслей о душевных ранах. Ночь не была темной. Полная луна и звездное небо освещали все вокруг, и только дубы отбрасывали большие и черные тени. Сильвия подошла к массивным стальным воротам и, открыв маленькую калитку рядом с ними, выскользнула наружу.
Она шла уже почти два часа, когда, наконец, появились первые признаки рассвета. Ветер стал резче, и рука, в которой она несла саквояж, онемела от холода. Сильвия спрятала ее в карман. В дальнейшем ей пришлось менять руку через каждые несколько минут, чтобы хоть как-то согреть окоченевшие пальцы. Звезды постепенно бледнели, и на востоке забрезжил и стал разливаться по вересковой пустоши слабый отблеск рассвета.
Сильвия все шла и шла. Не отрывая взгляда от дороги и лишь изредка поглядывая то в одну, то в другую сторону, она двигалась с той решимостью, которая не допускала даже малейшей мысли об усталости. Вперед, вперед, вперед. Дорога казалась бесконечной. Еще, казалось, совсем недавно бледный свет стал золотистым, а затем последняя звезда блеснула и исчезла. Зазвучали первые птичьи голоса. Было красиво и тихо. Солнце коснулось лучами необъятных просторов пустоши, и силуэты верхушек вереска засияли на фоне радужного неба.
Но Сильвия видела только дорогу впереди себя. Шесть миль… семь миль… восемь… Наконец, впереди, показались крыши домов Миклдона. Теперь ей уже казалось, что саквояж, который она несла, сделан из свинца и нагружен камнями. Она уже шла около четырех часов и ни разу не позволила себе отдохнуть или хотя бы расслабиться даже на минуту. Девушка знала, что теперь, когда решение принято, ей нельзя останавливаться, нужно идти вперед и только вперед. Очень скоро обнаружится, что гувернантка покинула Шелдон-Холл. Этель узнает первой, когда придет за Нэнни в ее комнату и обнаружит, что ее там нет. Затем она поднимется в детскую… Что ей скажет Нэнни? Да ничего, кроме того, что мисс Уэйс ушла. А Этель разболтает всем в доме. Вот уж будет, о чем посплетничать! А потом о ее отсутствии донесут леди Клементине. Но это будет не раньше девяти часов, так что ей это только на руку. Сейчас, наверное, около семи, и в запасе еще есть два часа. Но станут ли ее искать? Сильвия была уверена, что леди Клементина не станет себя утруждать поисками какой-то гувернантки. Думая о вероятности того, что ее все же будут искать, Сильвия имела в виду другого человека. Человека, имя которого она поклялась больше не произносить и не допускать даже в мысли.
Но такую клятву было легче дать, чем выполнить. Как она могла запретить себе думать о нем? Как могла истребить в себе воспоминания о том, что он когда-то сделал, или сказал. Ведь от них ее душа горела так же, как щека от пощечины. Она не станет думать об этом. Не должна думать! Она должна заставить себя забыть его, забыть злые слова, которые срывались с его губ, забыть… огонь в его глазах.
Наконец-то Миклдон! Осталось всего четверть мили. Но эти последние ярды дались ей тяжелее, чем предшествовавшие восемь миль. Теперь, когда Сильвия уже дошла до окраины городка, она почувствовала, что у нее не осталось ни капли сил, чтобы двигаться вперед. Все ее тело невыносимо болело, одну ногу она истерла в кровь, и ей казалось, что если поставить саквояж на землю, то сил поднять его уже не хватит.
Вперед, вперед, подгоняла она себя, пока наконец не оказалась перед дверью гостиницы «Грин Мэн». Громко стукнув висящим на двери молоточком, Сильвия ощутила невероятную слабость и опустила на землю саквояж, который несла так стоически долго. Затем, закрыв глаза, прислонилась к двери и почувствовала, что все вокруг нее плывет, как в тумане. Неожиданно на нее навалилась темнота и охватила такая слабость, что захотелось забыться и ничего не чувствовать.
– Вы больны, мисс?
Голос, прозвучавший рядом, вернул ее к действительности. Она открыла глаза и увидела мальчика-слугу, уставившегося на нее во все глаза. Сильвия хотела что-то сказать, но смогла только пошевелить губами.
– Ой, да вам совсем плохо.
Мальчик повернулся и исчез за дверью. Было слышно, как он, стуча башмаками, побежал по коридору.
– Мистер Робб, мистер Робб! – услышала Сильвия его голос.
Словно сквозь сон Сильвия услышала, как подошел мистер Робб, и ощутила его крепкую руку на своем локте. А затем прозвучал его утешающий голос:
– Все в порядке, мадам. Входите сюда и садитесь. Еще очень ранний час для леди, вот вам и стало плохо. Но сейчас все пройдет.
Опершись на руку мистера Робба и едва передвигая ноги, Сильвия пошла за ним. Затем она почувствовала, как ее опустили в мягкое кресло.
– Вот так, мадам. Малыш, разведи-ка здесь огонь, и поживее!
Облегчение, испытанное от того, что она села и освободилась от тяжести своего чемодана, казалось, придало Сильвии сил. Темнота наконец-то отступила, и девушка смогла взглянуть на мистера Робба и услышать свой голос.
– Огромное вам спасибо. У меня просто немного закружилась голова. Но сейчас уже все прошло.
– Не хотите ли чашечку кофе? – спросил мистер Робб. – Или, может быть, чего-нибудь покрепче?
– Спасибо, если можно, кофе.
– Слышал, дружок? – обратился хозяин к мальчику-слуге. – Найди повара и скажи ему, чтобы поторопился. Скажи, что это я распорядился.
– Ага! Сейчас скажу. Мальчик ушел.
Огонь уже разгорелся, и через несколько минут Сильвия почувствовала, что ее окоченевшее тело начинает согреваться.
– Надеюсь, вы не очень долго ждали под дверью? – спросил мистер Робб. – Странно, что никто из нас не слышал, как подъехал экипаж.
Сильвия слабо улыбнулась.
– Экипажа не было, мистер Робб.
– Не было? – Он уставился на нее в недоумении. – Но как, же вы добрались сюда?
– Я пришла.
– Из Шелдон-Холла? – недоверчиво спросил хозяин.
– Да, мистер Робб.
В глазах хозяина гостиницы застыл немой вопрос, но он не стал, ни о чем расспрашивать, и за это Сильвия была ему очень благодарна. Собравшись с духом, она произнесла фразу, которую прокручивала сотни раз в голове за то долгое время, что шла сюда.
– Мистер Робб, вы мне поможете?
В его ответе не прозвучало ни малейшего колебания.
– Сделаю все, что в моих силах, мадам.
– Я хочу попасть на первый же поезд, идущий в Пулбрук. Это в графстве Оксфордшир, откуда я приехала.
– Это будет несложно, мадам.
Сжав руки так, что побелели костяшки пальцев, Сильвия тихо добавила:
– Мистер Робб, у меня нет с собой денег. Совсем нет. Я прошу вас одолжить мне сумму, которой хватило бы на обратную дорогу. Я обязательно верну вам этот долг. Обещаю. К сожалению, я ничего не могу предложить вам в залог, кроме своего слова.
Мистер Робб посмотрел прямо в глаза девушке.
– Я, конечно, человек простой, но, поверьте мне, разбираюсь в людях и всегда вижу, когда передо мной настоящая леди. Для меня будет честью помочь вам по мере своих возможностей.
– О, мистер Робб! – с облегчением воскликнула Сильвия.
– Не надо больше беспокоиться, мадам. Скоро будет готов ваш кофе. А пока, если пожелаете, можете умыться в свободной ванной наверху. Я позову горничную, и она проводит вас.
Мистер Робб уже собирался идти, но Сильвия остановила его легким прикосновением.
– Позвольте мне поблагодарить вас, – сказала она и протянула ему руку. Он ответил крепким рукопожатием, а затем повернулся и вышел.
«Почему некоторые люди так добры», – подумала Сильвия.
Девушка сидела в мягком кресле, ощущая, как ее переполняет чувство глубочайшего облегчения. А ведь она вспомнила, что у нее нет ни гроша, только после того, как отошла две мили от Шелдон-Холла. Вместе с саквояжем она захватила свою сумочку, в которой обычно носила деньги.
В тот момент Сильвия совсем не думала о них. Но по пути в Миклдон неожиданно вспомнила, что Ромола забрала все, что у нее было. Сильвия потратила деньги, заработанные в прошлом месяце, купив материал на платье и куклу для Люси. Это был очень дорогой подарок, но Люси так сильно хотела эту куклу, увидев ее в специальном журнале, рекламирующем игрушки, что девушка не смогла отказать ей. Правда, сначала у нее была мысль пойти к леди Клементине, но потом желание доставить это удовольствие себе превысило благоразумие, подсказывающее, что неплохо было бы припрятать деньги на черный день. Она выписала куклу, послав деньги, и успокоила себя мыслью о том, что постарается сэкономить немного денег в следующем месяце. Но вместо этого отдала их Ромоле. Когда Сильвия поняла, в каком положении она оказалась, ей стало ясно, что надо возвращаться назад. Но как вернуться туда? Если бы она вспомнила об этих деньгах раньше, можно было бы одолжить несколько фунтов у Нэнни. Но теперь пути назад не было. Она по инерции продолжала идти вперед, лихорадочно соображая, как же ей быть, пока неожиданно не подумала о мистере Роббе из гостиницы «Грин Мэн». Сильвия вспомнила, как он помог ей избавиться от грубого молодого человека, как был добр, отправляя их с Люси в Шелдон-Холл. Почему-то она была уверена, что ему можно доверять, что он окажется другом и не откажет ей в помощи. И она не ошиблась. Теперь ей не нужно было волноваться, и ее сердце переполняла благодарность к этому доброму человеку.
Спустя пару минут пришла горничная, чтобы проводить Сильвию наверх. В ванной была горячая вода, чистое полотенце и ароматно пахнущий кусок мыла. Девушка помыла руки и лицо и почувствовала себя намного лучше. Внизу ее уже ждал кофе и яичница с беконом. Только сейчас она почувствовала, как голодна, ведь накануне вечером ей было совсем не до еды. Да и сейчас при мысли о пище ее начало мутить. Но когда Сильвия увидела перед собой аппетитные блюда, ее молодой изголодавшийся организм взял свое. Она позавтракала, и ей стало намного лучше. Слабость, которая, как черная тень, нависла над ее сознанием, исчезла, и девушка почувствовала себя значительно увереннее. Ей больше всего на свете захотелось уехать подальше от Миклдона, от его пустынных окрестностей и от дороги, которая вела в Шелдон-Холл.
– Я навел справки, – сообщил мистер Робб, появившийся через некоторое время. – Поезд, отправляющийся в 8.35, довезет вас до Кру, мадам, а там вам нужно будет пересесть.
– Спасибо, – сказала Сильвия. – А еще благодарю вас за завтрак. Я пойду на платформу и подожду поезд там.
– Зачем спешить? – удивился мистер Робб. – У вас есть еще полчаса в запасе.
– Ничего, – возразила Сильвия. – Мне кажется, что лучше подождать его на станции.
Мистер Роб догадывался о причине ее волнения.
– Мадам, можете не беспокоиться. Здесь вы в полной безопасности. Если кто-нибудь спросит, я скажу, что не видел вас.
Он увидел благодарность в глазах девушки и теперь точно знал, чего она боялась.
– Вы можете доверять мне.
– Я это знаю, – промолвила Сильвия. – И очень прошу, мистер Робб, если кто-нибудь действительно спросит обо мне, не говорите, куда я уехала. Могу я надеяться на то, что вы сохраните мой секрет?
– Можете, мадам. Мою гостиницу каждый день посещает много людей, и почему я должен запомнить какую-то леди?
На его губах появилась легкая улыбка, но он продолжал смотреть на Сильвию с тем же, почтением. Она же ответила ему очень выразительным взглядом, более красноречивым, чем слова.
Несколько минут спустя мистер Робб принес ей билет и конверт с некоторой суммой денег.
– Этого должно хватить на ваше путешествие, мадам. Он протянул все это на подносе, и Сильвия сначала не поняла, что было в конверте, но когда заглянула в него и увидела несколько соверенов, воскликнула от неожиданности:
– Но это, очень много! Пожалуйста, мистер Робб, я не могу столько взять.
– Они могут вам понадобиться, мадам. Я советую вам взять лишние деньги на всякий случай. Никто не знает, что может ждать вас в дороге или там, куда вы едете. Вы можете вернуть мне их, когда вам будет удобно. Поверьте, я буду чувствовать себя спокойнее, если буду знать, что вы застрахованы от всяких случайностей.
– О, благодарю вас.
Сильвия не нашлась, что еще сказать, и на глазах у нее выступили слезы. Только через минуту-другую, справившись с нахлынувшими чувствами, она смогла говорить.
– У вас есть кто-нибудь, у кого можно остановиться? Какой-нибудь родственник?
– Друг, – ответила Сильвия. – Думаю, что она будет рада меня видеть.
Предположения Сильвии оправдались. Было уже поздно, когда она добралась до Пилбрука, но, выйдя на станции, не обнаружила никого, кто бы мог ее подвезти. Поэтому ей пришлось пешком спуститься с холма, перейти по мосту через реку и наконец войти в город. Было туманно, но улицы освещали фонари, и Сильвии вспомнилась та, другая, ночь, когда она шла с миссис Бутл, и снег хлестал им в лицо. Это был тот миг, когда ее жизнь совершенно изменилась. Теперь вспоминать все это, было уже ни к чему, как, впрочем, и размышлять о том, что, может быть, не стоило брать инициативу в свои руки, а просто дождаться приезда дядюшки Октавиуса. Если бы она поступила так, то сейчас сидела бы в доме священника в Гастингсе и никогда бы не узнала леди Клементину и не увидела великолепный Шелдон-Холл. И не было бы тех страданий, горя и унижения, которые она испытала, когда человек, которого она боготворила, так унизил ее.
Сильвия быстро шла по дороге. Скоро должен был показаться поворот, ведущий к их старому дому. Как мрачна ее жизнь! И как далеко, то время, когда она ухаживала за матерью, убирала в доме, делала покупки и постоянно исполняла капризы вечно недовольной больной. Так много всего произошло с тех пор! Она знала, что теперь в ней проснулось что-то, до сих пор дремавшее. К добру или не к добру, но Шелдон-Холл пробудил ее к жизни. И если быть честной до конца, то это был не Шелдон-Холл, а Роберт Шелдон. Да, именно он сначала дал ей почувствовать прелесть настоящей жизни, а потом, сам же, и убил в ней эту жизнь или постарался убить. Полюбив его, она расцвела, как цветок, который повернул свою головку навстречу солнцу, но был иссушен и выдернут с корнем безжалостным штормовым ветром.
Сильвия вернулась в Пулбрук, но на самом деле, то была уже не она. Той девушки, которая когда-то покинула этот маленький город, больше не существовало. Теперь это была женщина. Женщина, которая познала любовь и страдания, которая все еще любила и знала, что эта любовь навсегда.
Она свернула с главной улицы и пошла вдоль длинного, плохо освещенного переулка. У некоторых домов, прислонясь к дверям, стояли мужчины. Один из них заговорил с ней, неприлично захохотав при этом. Кровь ударила ей в лицо, и она почти бегом продолжила свой путь. Наконец показалось несколько домов, стоящих в ряд в стороне от дороги. Сильвия подошла к тому, который искала – под номером семь, – и с нетерпением, подхлестываемым страхом, забарабанила в дверь.
– Отец, посмотри, кто это, – услышала она хорошо знакомый голос. Дверь открылась. На пороге, всматриваясь в темноту, стоял мужчина.
– Кто это?
– Это мисс Уэйс. Сильвия Уэйс. Пожалуйста, впустите меня.
Из комнаты раздался радушный возглас:
– Вот так новость!
Миссис Бутл поднялась. Ее огромная фигура, казалось, заполнила всю комнату.
– Какой сюрприз! Ну, входи же, входи, дорогая. А я как раз вспоминала о тебе сегодня утром. Входи и расскажи, как ты здесь оказалась.
Сильвия вошла в дом и поставила на пол свой багаж. Перед ней стояла миссис Бутл, такая чудовищно громадная, но в то же время, улыбающаяся и каждой морщинкой на лице источающая благодушие и дружелюбие. Девушка ощутила, что весь ужас и страдания, которые она перенесла, вся смертельная усталость от изнурительного путешествия как будто бы вдруг исчезли. Она снова почувствовала себя слабой и незащищенной, потому что ей уже не надо было принимать волевые решения. В этот момент Сильвия забыла, что она женщина, что она взрослая, и как будто бы снова стала маленькой девочкой. Девочкой, вернувшейся домой, убежавшей от бед, опасностей и несчастий к своему единственному другу, к человеку, который всегда был добр и нежен. Она так обрадовалась миссис Бутл, что крепко обхватила ее шею руками и зарыдала у нее на плече.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытное сердце - Картленд Барбара



Интригующая, сентиментальная история со счастливым концом.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЕлена
23.09.2010, 18.03





Сентиментальная история-детектив. Герои страдают, злодеи ухмыляются, но в итоге добро побеждает зло. Роман несколько затянут, но в целом хорош: 7/10.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 21.55





бред
Скрытное сердце - Картленд Барбараелена
2.09.2011, 22.30





что то очень похожее у Картленд читала.в общем интересно.
Скрытное сердце - Картленд Барбарадаша
19.02.2014, 17.34





Книга превосходная,в ней есть все лучшее ,что присуще творчеству Картленд.
Скрытное сердце - Картленд БарбараОльга М
18.05.2014, 14.32





Начало немного затянуто, но в общем, почти неплохо.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100