Читать онлайн Скрытное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Скрытное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Ромола вбежала в спальню Сильвии и захлопнула за собой дверь. Она сложила пальцы вместе, дурашливо изображая набожную фигуру.
– Смотри! – воскликнула она. – Вдова преподобного Теософилиуса Брента, миссионера в Черной Африке, почившего в бозе. Я хорошо перевоплотилась?
Сильвия, нервничая, вскочила со стула, на котором сидела.
– Тише, Ромола, – шикнула она на сестру. – Не кричи так громко. Кто-нибудь может услышать.
– Только не говори мне, что кто-то здесь мною интересуется, – насмешливо ответила Ромола, но, тем не менее, стала говорить тише.
– Что случилось? Что сказала леди Клементина? – спросила Сильвия.
– Дорогая, да она просто само очарование, – промолвила Ромола. – Она хочет, чтобы я осталась с моей младшей сестрой до тех пор, пока не оправлюсь от того горя, которое так потрясло меня! Жаль, что ты не слышала, как я описывала историю своей жизни. Это было мое лучшее в жизни представление.
– О Ромола! Я так рада, что ты здесь, со мной. Но ты должна быть осторожной. А вдруг ты что-нибудь перепутаешь?! Я очень боялась, когда рассказывала о тебе леди Клементине. Мне казалось, что она видит, что я говорю неправду. – А вот мне она очень даже поверила, – смеясь, сказала Ромола. Затем, оглядевшись вокруг, воскликнула: – Ого, должна заметить, что ты совсем неплохо устроилась. Очень даже милая комната!
– Да, мне она тоже нравится, – согласилась Сильвия. – Рядом комната Люси, а за ней – детская, где мы занимаемся.
– Детская? – спросила Ромола, слегка приподнимая брови. – А что бывает, когда грозный сэр Роберт дома?
– Иногда, если у него нет гостей, мы спускаемся в столовую на ленч; но в основном мы всегда бываем наверху, – ответила Сильвия.
Ромола насмешливо посмотрела на сестру.
– Только не говори мне, что ты за все это время не воспользовалась ситуацией.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Сильвия.
– Да не прикидывайся ты наивной, – иронически заметила Ромола. – Ты и сэр Роберт одни в таком большом доме; его матушка никогда не покидает своей спальни. Ну не тяни, расскажи правду.
– Мне нечего тебе рассказывать, – тихо сказала Сильвия, но ее щеки вспыхнули.
Ромола пристально посмотрела на нее.
– Ты или дура, или лгунья.
– Я говорю правду, Ромола! – почти выкрикнула Сильвия.
– Да ладно, я просто дразню тебя, – быстро проговорила Ромола. – Я должна была догадаться, что при любых обстоятельствах ты будешь вести себя очень правильно. А вот если бы я была в этом унылом доме одна все это время, то, думаю, все кончилось бы совсем иначе.
– О Ромола! Ты ведь будешь осторожной, не правда ли? – взмолилась Сильвия. – Если ты сделаешь что-нибудь такое, что вызовет, хоть малейшее недовольство леди Клементины, она выгонит нас обеих. Она ведет себя очень странно по отношению к своему сыну, она дала мне ясно понять, что тот, кто посмеет лишний раз взглянуть на него, будет сразу же уволен.
– Значит, ты держишься от него подальше, не так ли? – заметила Ромола. Она засмеялась неприятным смехом и опустилась в кресло, стоявшее у камина. – Сильвия, кажется, мне начинает тут нравиться. Любопытный получается сюжет. Значит, главные действующие лица – это: леди Клементина, которая, без всяких сомнений, исполняет роль злой феи; ты – героиня, совершенно погруженная в себя, и сэр Роберт, который – ясное дело – главный герой. А я, какую роль, по-твоему, буду играть я?
Не дождавшись от Сильвии ответа, Ромола продолжила:
– Я думаю, мне подойдет роль роковой женщины, как ты считаешь? Женщины с прошлым, которая соблазняет мужественного героя и сбивает его с пути истинного.
– Ромола! – В голосе Сильвии прозвучали грустные нотки. На какое-то мгновение это, казалось, подействовало на Ромолу.
– Дорогая, я веду себя по-свински по отношению к тебе? – спросила она. – Обещаю, что не сделаю ничего такого, что бы опозорило тебя. Ты не поверишь, как я счастлива, что у меня, наконец, есть еда и крыша над головой.
Услышав эти слова, Сильвия импульсивно бросилась к Ромоле и опустилась на колени рядом с креслом, где она сидела.
– Неужели тебе действительно было настолько тяжело? – с болью в голосе спросила она. – Отчего же ты не вернулась домой? Почему не написала мне? Я бы постаралась как-нибудь помочь тебе. Ты ведь знаешь, я бы сделала все возможное!
Ромола улыбнулась.
– Я верю, что ты бы это сделала, но я бы лучше умерла от голода, чем призналась бы, что потерпела поражение. Порой я действительно голодала. Но скажу тебе откровенно, что чаще я хорошо проводила время. Хотя слово «хорошо», возможно, не самое удачное, скорее подходит «весело».
– Бедняжка, – тихо промолвила Сильвия.
– Не смей меня жалеть, – резко сказала Ромола. – Я, по крайней мере, поняла одну вещь: люди расплачиваются за свою глупость, а не за свои грехи. Да, да, моя дорогая! Те, кто грешит, живут припеваючи, а глупцы все время страдают, потому что им то и дело разбивают сердца.
В голосе Ромолы было столько горечи, что Сильвия протянула руки, обняла ее, как будто пыталась защитить. Но Ромола оттолкнула сестру.
– Я ведь сказала тебе, нечего меня жалеть! А, кроме того, ты забыла, что у вдовы покойного Теософилиуса нет прошлого, только память о жизни, посвященной спасению заблудших язычников и прикрытию их наготы холщовыми рубахами, сотканными благонамеренными девственницами.
Она вскочила с кресла, прошлась по комнате и заглянула в зеркало, висевшее над туалетным столиком.
– О Господи! Ну и видок! Не удивляюсь, что леди Клементина поверила всем моим россказням. Меня бы и мать родная не узнала.
Женщина стянула серую шляпку, которую еще пару часов назад украшали ярко-красные перья. Лишенная этой детали, она теперь выглядела уныло и немодно.
– Мне еще предстоит увидеться с ее милостью сегодня вечером?
Сильвия покачала головой.
– Может быть, она и пришлет за тобой, но думаю, что этого не произойдет.
– В таком случае я собираюсь нанести румяна на щеки. Я и не представляла, что у меня такой болезненный вид, пока не встретила тебя.
– У тебя был такой хороший натуральный цвет лица! Ромола невесело рассмеялась.
– Плохая жизнь портит цвет лица, – не совсем точно процитировала она. – Ну, а теперь показывай, где моя комната.
– Я должна спросить у домоправительницы. Подожди меня здесь, я быстро сбегаю вниз и найду ее.
Оставшись одна, Ромола с любопытством обошла спальню Сильвии. Затем, открыв гардероб, осмотрела висевшую в нем одежду. При виде розово-лилового бального платья она невольно присвистнула. Сняв его с плечиков и приложив к себе, она подошла к зеркалу, затем, усмехнувшись, снова повесила его в шкаф и закрыла дверцу. Не успела она это сделать, как открылась дверь и на пороге появились Люси и Нэнни. По одежде было видно, что они только что пришли с прогулки.
– Уэйси! – начала Люси. Ромола обернулась, и какое-то мгновение они стояли, глядя друг на друга. Нэнни заговорила первая.
– Прошу прощения, – вежливо сказала она, – я думала, что здесь мисс Уэйс.
– Я ее сестра, – объяснила Ромола, направившись к ним и протягивая руку. – А вы, должно быть, Нэнни. Сильвия говорила мне о вас. Ну а ты, конечно же, Люси. О тебе она рассказывала, очень много.
– Я не знала, что у Уэйси есть сестра, – произнесла Люси, не сводя с Ромолы широко раскрытых глаз.
– Она у нее есть. И это – я, – сказала Ромола. – Но мы не виделись очень долгое время. Знаешь, я помню Уэйси, когда она была в таком же возрасте, как ты.
Она говорила заискивающе, стараясь понравиться ребенку, но Люси, пристально посмотрев на нее некоторое время, отступила назад и взяла Нэнни за руку.
– Нэнни, пойдем, переоденемся, пока не пришла Уэйси, – обратилась она к няне.
– Хорошая идея, – ответила Нэнни. – Не будете ли так добры, мадам, сказать мисс Уэйс, что мы в соседней комнате.
– Да, конечно, – поспешно сказала Ромола.
Когда Нэнни и Люси ушли, у нее появилось странное ощущение, что им что-то не понравилось. Но что именно? Она с хмурым видом подошла к зеркалу и увидела, что от досады у нее по обеим сторонам щек обозначились глубокие морщины, а губы вытянулись в тонкую линию.
Дверь открылась.
– Твоя комната рядом с моей! – радостно сообщила Сильвия. – Она очень красивая, и там очень солнечно по утрам. Пойдем, посмотришь.
Ромола взяла свою шляпку. Следуя за Сильвией, она обратила внимание на свое отражение в большом зеркале на дверце гардероба. Увиденное – повергло ее в уныние.
Комната оказалась именно такой, как описала ее Сильвия. Она была очень красивая. Расписные панели и обои из муарового шелка, гармонирующие с блестящими шторами из вощеного ситца, создавали впечатление весенней свежести, и это впечатление отнюдь не портила ни большая кровать с пологом, огороженная четырьмя опорами, ни полированная ореховая мебель.
– Я думаю, тебе здесь будет хорошо. О Ромола, знаешь, я так рада, что ты рядом!
Сильвия говорила так серьезно и искренне, что Ромола была тронута. Она посмотрела из окна на раскинувшуюся внизу зеленую лужайку.
– Не слишком радуйся, Сильвия.
– Почему?
– Не знаю, – ответила она. – Сама не знаю, почему я так сказала. Мне, конечно же, приятно видеть, как ты радуешься. Просто я несколько удивлена, что ты принимаешь меня так доверчиво. Откуда тебе известно, что за эти годы я не стала, совсем другой, не той Ромолой, которую ты знала?
– Ну, о чем ты говоришь! – в недоумении воскликнула Сильвия. – Да ты почти не изменилась, разве что слегка похудела и выглядишь немного болезненно. Но когда ты поправишься, и я снова услышу твой смех и увижу, как сияют твои глаза, то и вовсе забуду о том, что мы так долго были в разлуке. И тогда ты станешь такой, какой была, когда прибегала из школы и рассказывала мне обо всем интересном, что с тобой произошло. Ты не представляешь, как тихо бывало в доме, пока тебя не было.
– А когда я уехала?
– Тогда в доме стало совсем, совсем тихо, – ответила Сильвия.
Какое-то мгновение сестры смотрели друг на друга. Лицо Ромолы вдруг изменилось, казалось, сейчас она скажет что-то такое, отчего напряжение внутри нее исчезнет. Но старшая сестра опустила глаза и скользнула взглядом по комнате, словно только сейчас увидела шикарную мебель, мягкую удобную кровать и хрупкий фарфор в буфете, мягкий пушистый розовый ковер на полу.
– Зачем мы терзаем себя этими сентиментальными воспоминаниями? – спросила она резко. – Давай забудем, что было, насладимся жизнью. – Подняв руки над головой и сцепив их в замок на затылке, Ромола потянулась и сказала: – Господи! Если бы ты только знала, как я устала!
Сильвия немного помолчала. Она чувствовала, что между ней и сестрой стоит невидимая, необъяснимая преграда. Но, возможно, все дело в том, что Ромола больна, что у нее не в порядке нервы и что, так или иначе, нужно относиться к ней с терпением и любовью.
– Почему бы тебе не лечь в постель, дорогая? – предложила она. – Я попрошу, чтобы тебе принесли что-нибудь поужинать. Потом ты, как следует выспишься, а завтра будешь чувствовать себя намного лучше.
– Прекрасная идея, – согласилась Ромола.
– Кажется, несут твои вещи, – сказала Сильвия и подошла к двери. – Я сама их распакую, а ты можешь лечь. Если хочешь принять ванну, это как раз напротив. У нас с тобой одна на двоих.
Ромола села на стул у туалетного столика и стала смотреть, как два лакея вносят ее багаж. Когда чемоданы с черными округлыми боками были внесены и развязаны, в дверь постучалась Этель.
– Мадам, вам помочь распаковать багаж? Сильвия покачала головой. – Нет, Этель, спасибо. Я это сделаю сама, и нам еще надо поговорить. Скажи там, внизу, что миссис Брент будет ужинать в постели, и сообщи мне, когда вернется мисс Люси.
– Очень хорошо, мисс, – с готовностью сказала Этель.
– О Господи, – раздался вдруг возглас Ромолы. – Люси и Нэнни заходили сюда, пока ты была внизу.
– О Ромола! И ты мне не сказала? – Сильвия быстро встала. – Я ненадолго отлучусь. Мне нужно сейчас же сбегать и увидеть Люси.
Она подошла к двери, взялась за ручку, но затем обернулась и негромко сказала:
– Никому не позволяй распаковывать свои чемоданы. Я сама это сделаю. Если у тебя в гардеробе есть хоть какой-нибудь наряд, который не подходит жене священника, его нужно спрятать, иначе леди Клементина обязательно о нем узнает. – Сильвия говорила это очень серьезно, и Ромола хмыкнула.
– О Боже! Ну и дом!
Сильвия выскользнула из комнаты, закрыв за собой дверь, и быстро пошла по коридору. Чувство негодования вдруг охватило ее при мысли о том, с какой насмешкой и презрением относится Ромола ко всему в этом доме. Ей даже пришло в голову, что леди Клементина поступает правильно, стараясь вникнуть во все, что происходит в Шелдон-Холле. Если ей хочется знать больше о тех, кто живет с ней под одной крышей, то она имеет на это полное право. Но тут же, как будто опомнившись, Сильвия упрекнула себя за предательские мысли по отношению к сестре. Она ведь очень больной человек, а любой человек, когда он нездоров, ведет себя не совсем нормально.
Сильвия обнаружила Люси в детской. Девочка была уже раздета и перед сном ужинала молоком и печеньем.
– О Уэйси! Я думала, что ты уже не придешь, – с упреком проговорила девочка.
– Извини, дорогая, – сказала Сильвия. – Мне никто не сообщил, что ты здесь.
– Я просила твою сестру сказать тебе, что мы вернулись, – холодно заметила Нэнни. – Но, должно быть, она забыла.
– Боюсь, что так, – согласилась Сильвия. – Понимаете, она очень больна и вполне могла что-то забыть.
– Она уже уехала? – с надеждой в голосе спросила Люси.
– Нет, дорогая. Она собирается побыть здесь еще какое-то время. Твоя бабушка пригласила ее.
Люси никак не отреагировала, но когда Сильвия начала расспрашивать ее о дневной прогулке, неожиданно отчетливо и решительно произнесла:
– Она мне не нравится.
– Кто она? – спросила Сильвия, думая, что девочка имеет в виду кого-то, кого встретила на прогулке.
– Та леди, которая говорит, что она твоя сестра, – заявила Люси.
– Но Люси, так говорить нехорошо, – вмешалась Нэнни, – ведь мисс Уэйс рада, что ее сестра здесь. Нельзя говорить такие вещи о людях, которых ты видела всего лишь раз в жизни.
– Но она мне не нравится, – упрямо повторила Люси. Девочка никогда не была стеснительным ребенком, и Сильвия с некоторым опасением стала замечать, что в последнее время ее характер немного испортился. Она начала высказывать свое мнение в очень категоричной форме. А иногда становилась невероятно упрямой, и тогда очень напоминала своего отца и бабушку. Сильвия давно решила, в таких случаях лучше всего не обращать, на нее внимание, поэтому сейчас, поглядев поверх ее головы и улыбнувшись Нэнни, сказала:
– Думаю, что утром ты изменишь свое мнение. Ну, а сейчас пора спать, правда, Нэнни?
– Я сейчас почищу, Люси зубки, – поддержала разговор Нэнни, взяв зубную щетку и стакан. – Она уже помолилась на ночь.
Люси, взяв тряпичную куклу, послушно пошла за Сильвией в спальню. Уже забравшись в свою маленькую кроватку, она протянула руки к Сильвии и, когда та наклонилась, крепко обняла ее.
– Уэйси, дорогая, я сегодня очень скучала без тебя. Я хотела, чтобы ты пошла с нами. Там был такой хорошенький котенок! Я так хотела забрать его домой, но Нэнни сказала, что он еще очень маленький и его нельзя забирать от кошки-мамы.
– Может быть, ты сможешь забрать его, когда он немножко подрастет, – сказала Сильвия.
– О Уэйси! Я очень люблю тебя, но мне не нравится та женщина. Я надеюсь, она не останется здесь надолго.
Сильвия поцеловала девочку, а затем пошла в свою комнату. Неожиданно для себя она почувствовала, что в глубине души желает того же, что и Люси. Но, тут же с категоричностью отмела эту мысль, злясь на себя за то, что такое вообще могло прийти ей в голову. Надо радоваться, что Ромола здесь. Она за ней присмотрит, постарается сделать так, чтобы сестра ни в чем не нуждалась. Ромола перенесла столько горя, и нужно сделать так, чтобы она смогла поскорей забыть о нем. Хорошая пища, много свежего воздуха, и все поправится за несколько недель. А затем, когда ей это надоест, сестра сможет вернуться назад к своей жизни совершенно здоровая, ведь, в конце концов, это самое важное.
Немного времени спустя Сильвия прошла по коридору и постучалась в дверь Ромолы. Затем она взялась за дверную ручку и повернула ее, но, к своему удивлению, обнаружила, что дверь заперта.
– Кто там? – послышался резкий и неприветливый голос Ромолы.
– Это я, Сильвия.
– Ну, тогда все нормально.
Ключ повернулся, и дверь открылась. Сильвия вошла и застыла, открыв рот. Комната была завалена одеждой. Казалось, Ромола в спешке одно за другим вытащила все свои платья и разбросала их на стульях и на полу.
Они лежали повсюду, всех цветов и оттенков: переливчато-синего, ярко-красного, изумрудно-зеленого, а с ними рядом – пышные, в оборках, нижние юбки и белье. Сильвия смотрела на все это великолепие и не могла вымолвить ни слова.
– Да не пугайся ты, – засмеялась Ромола. – Я просто пытаюсь сообразить, что надеть, но ничего подходящего для гардероба вдовствующей миссис Брент у меня нет.
– Ромола! – воскликнула Сильвия. – Я никогда не видела такого количества вещей. Как ты смогла столько купить?
– Да, мне периодически доставалось то одно, то другое, – туманно ответила Ромола. – Что-то осталось после спектаклей, в которых я выступала, э-э… тех, кто пел в хоре, всегда обеспечивали одеждой.
– Понимаю, – закивала Сильвия, хотя все же ей было не совсем ясно: она слышала, что хористкам очень мало платили. – Ромола, какая красота! – Она взяла с кровати красное платье из тончайшего шелка. В нем был очень откровенный вырез, а юбка ниспадала великолепными мягкими волнистыми складками.
– Я его надевала в особенных случаях, – сказала Ромола. – Это подарок лорда Карстерза, очень милого молодого человека. Он… как бы это сказать… он был очень добр ко мне один раз.
– И ты купила это платье, чтобы пойти на вечер, который он устраивал? – спросила Сильвия. – Должно быть, оно стоило уйму денег!
– Ты себе не представляешь, какой я удачливый покупатель, – улыбнулась Ромола.
Сильвия положила красное платье и взяла другое, сшитое из изумрудно-зеленого шифона; на юбке были вышиты крохотные серебряные розочки, а на лифе – розовые ветви.
– И это тоже очень красивое, – сказала она. – Но Ромола! Это ведь вечерние наряды. А где же те, которые ты надевала днем?
– А у меня их почти нет, – ответила Ромола. – Они вон в тех коробках. Видишь ли, я выходила в основном по вечерам. А днем я всегда спала.
– Да, я понимаю, – промолвила Сильвия и затем, спохватившись, добавила: – Мы должны все это убрать под замок. Леди Клементина вряд ли поверит, что ты носила такие платья в Африке.
Ромола засмеялась.
– Хотелось бы мне увидеть выражение ее лица, если бы я пришла к ней в чем-нибудь из этого.
– Я ведь тебе рассказывала, как она узнала о моих нарядах, – заметила Сильвия. – Ты должна вести себя осторожно. Леди Клементине рано или поздно становится известно обо всем.
– Ну, тогда упакуй их снова, – приказала Ромола, – а заодно сложи и нижние юбки.
– Они такие же красивые! – восхитилась Сильвия, взяв одну из них, отороченную присборенным кружевом и украшенную тонкой черной бархатной лентой. – Какая тонкая работа, – промолвила она. – Просто жаль носить такую красоту под платьем, где ее никто не видит.
– Да, действительно, – сухо согласилась Ромола.
Сильвия аккуратно сложила юбки и убрала их в чемодан, затем проделала то же самое с другими вещами; с туфлями, подобранными к вечерним туалетам, с яркими вечерними накидками, украшенными блестками.
– А где ты пела в Лондоне?
– О, в разных местах, – ответила Ромола.
Она сняла платье, затем облачилась в тончайший атласный халат, украшенный кружевом, и стала смотреть, как Сильвия, склонившись над сундуками, бережно складывает в них наряды.
– Я думаю, – сказала Ромола, – было бы очень разумно, если бы мы заключили договор. Ты и я.
– Какой договор? – спросила Сильвия, подняв голову.
– Не говорить о моем прошлом.
– О Ромола, ты ведь не думаешь, что я любопытничаю и пытаюсь что-то выведать.
– Нет, конечно же, нет. Но, все же я бы не хотела ни о чем вспоминать. Давай забудем о том, что было, и представим, что я действительно жила за границей, и что у меня был муж, и я его потеряла, и что все эти шесть лет я вела праведную жизнь.
Сильвия ничего не ответила. У Ромолы было такое странное выражение лица, что она поняла, лучше ее ни о чем не расспрашивать.
– Да, давай забудем прошлое, – поспешно сказала она. – Отличный договор и очень даже разумный!
– А еще дай мне слово, – сказала Ромола, – что никогда не расскажешь правду обо мне; никогда, если только я не дам своего разрешения. Обещаешь?
– Ну конечно, обещаю, – сразу согласилась Сильвия. – С чего это я стану кому-то рассказывать о тебе.
– Кто знает, – задумчиво произнесла Ромола.
Она подошла к туалетному столику и вытянула ящик; затем с чуть заметной ироничной улыбкой посмотрела через плечо на сестру.
– Боюсь, сейчас ты испытаешь настоящий шок. Так что приготовься. Я собираюсь закурить сигарету.
Сильвия поднялась.
– Ты что, куришь? – спросила она в изумлении.
– Да, – ответила Ромола. – Курю. Ты потрясена?
– Нет, в общем-то, нет, – промолвила Сильвия, – но здесь нельзя курить, Ромола. Это небезопасно. Кто-нибудь почувствует запах дыма и донесет леди Клементине.
– Сигареты успокаивают мне нервы, – запротестовала Ромола.
– Ты лучше забирайся в постель, а я попрошу что-нибудь для тебя у Нэнни, – предложила Сильвия. – У нее полный буфет всяких лекарств. Она даст тебе немного брома или успокоительных капель. Поверь мне, это намного лучше, чем сигареты.
– Это не дом, а просто женская гимназия, – слегка раздраженно проговорила Ромола, но, все же положила пачку с сигаретами назад, в ящик, и согласилась с тем, чтобы Сильвия сходила к Нэнни за успокоительным.
Позднее вечером, после ужина, она зашла к Ромоле и увидела, что та тоже поела и лежит в постели, подоткнув под себя одеяло. Сильвия подбросила в огонь угля и села рядом с сестрой.
– Я ненадолго, – сказала она. – Тебе нужно пораньше уснуть, и тогда завтра ты будешь чувствовать себя совершенно иначе.
Она посмотрела на Ромолу и отметила, что сестра стала выглядеть гораздо лучше. Ее распущенные каштановые волосы мягко обрамляли лицо, и от этого казалось, что у нее уже не такой болезненный и изможденный вид, какой был еще совсем недавно.
– Мне так хорошо, – сказала Ромола. – Я даже хотела бы умереть.
– Что за чепуху ты городишь! – упрекнула ее Сильвия. – И вообще я тебя не узнаю. Ты всегда была такой живой, жизнерадостной. Во мне не было и половины той энергии, что в тебе.
– Тебе нужно пожить той жизнью, что жила я, – сказала Ромола, но тут же быстро добавила: – В Черной Африке, конечно.
Сильвия опасливо оглянулась на дверь.
– А ты знаешь что-нибудь об Африке?
– Совсем немного.
– Нам нужно завтра же сходить в библиотеку и посмотреть, есть ли там что-нибудь о ней. Нужно выучить все, что можно. Будет ужасно, если здесь появится действительно знающий человек и разоблачит нас.
Она отвернулась и, глядя на огонь, тихо продолжила:
– Как бы я хотела не лгать! Ты знаешь, что я боюсь леди Клементину. Но хотя она и ведет себя как тиран, все равно мне противно от мысли, что я буду ее обманывать. В конце концов, я нахожусь в этом доме для того, чтобы подавать хороший пример Люси.
– Что ты, без всяких сомнений, делаешь превосходно, – сказала Ромола. – Ну а как же сэр Роберт? Он тоже является образцом для подражания в этом доме?
– Уверена, что да, – ответила Сильвия.
– А свои пороки, полагаю, он придерживает для Лондона, – заметила Ромола.
– Что ты имеешь в виду?
– Ну, в столице его знают как очень веселого парня.
– В каком смысле?
Ромола посмотрела в глаза сестре.
– Тебе очень хочется знать?
– Ну конечно, – тихо промолвила Сильвия. – Он мой хозяин. А ты намекаешь, что в его характере есть какие-то черты, о которых я не знаю? Надеюсь, у тебя веские основания для того, чтобы это утверждать?
– Очень веские, – холодно сообщила Ромола. – Но, я все же, не буду разбивать твое маленькое трепетное сердечко. Я попридержу все, что знаю о нем, при себе.
Сильвия отвернулась. В ней боролись гордость и любопытство. Затем она тихо сказала:
– Может быть, ты и права.
– Я знаю, о чем говорю, – ответила Ромола. – А сейчас, думаю, мне пора спать. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе, откуда узнала, что ты находишься здесь.
– Расскажи сейчас, – умоляющим голосом попросила Сильвия, чувствуя, как учащенно забилось сердце.
Ромола покачала головой.
– Это слишком длинная история. А, кроме того, мы договорились не говорить о прошлом. – Она закрыла глаза. Минуту-другую Сильвия нерешительно стояла около кровати, а затем, предположив, что сестра уснула, на цыпочках направилась к выходу. Но Ромола снова открыла глаза.
– Есть старый афоризм, который гласит: никогда не выкладывай всю правду. Вот я и придерживаюсь этого правила на всякий случай. Кто знает, как дело обернется.
Она закрыла глаза, и Сильвии ничего не осталось, как выйти из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытное сердце - Картленд Барбара



Интригующая, сентиментальная история со счастливым концом.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЕлена
23.09.2010, 18.03





Сентиментальная история-детектив. Герои страдают, злодеи ухмыляются, но в итоге добро побеждает зло. Роман несколько затянут, но в целом хорош: 7/10.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 21.55





бред
Скрытное сердце - Картленд Барбараелена
2.09.2011, 22.30





что то очень похожее у Картленд читала.в общем интересно.
Скрытное сердце - Картленд Барбарадаша
19.02.2014, 17.34





Книга превосходная,в ней есть все лучшее ,что присуще творчеству Картленд.
Скрытное сердце - Картленд БарбараОльга М
18.05.2014, 14.32





Начало немного затянуто, но в общем, почти неплохо.
Скрытное сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.10.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100