Читать онлайн Радуга до небес, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга до небес - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга до небес - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Радуга до небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В холле дома Шнайберов по Гросвенор-сквер Диану ждали очередные посылки.
В двух она обнаружила почти одинаковые наборы кухонных ножей, а в третьей — необыкновенно уродливую фарфоровую чернильницу.
Тяжело вздохнув, Диана отнесла все в танцевальную комнату, где стояли длинные столы специально для свадебных подарков.
А таковых, надо признать, набралось уже порядочно: с дюжину хрустальных ваз, пять шейкеров для приготовления коктейлей, несколько чайных сервизов и целая куча альбомов всевозможных размеров в разных кожаных переплетах.
Поставив три новых подарка туда, где им положено стоять, Диана взяла книгу, в которую записывала поступления, и отметила в нужной графе: «Следует поблагодарить».
В этот момент в комнату вошла секретарша, Джин.
— Привет, Диана, — проговорила она. — А я тебя повсюду ищу. Звонили из газеты. Хотят знать, могут ли сфотографировать тебя и лорда Долка на фоне свадебных подарков. Может быть, назначить им на пять часов? Лорд Долк как раз в это время приходит.
— Как хочешь, — проговорила Диана. В голосе ее не чувствовалось абсолютно никакого интереса.
— Устала? — спросила Джин. Диана кивнула:
— Немного. Только что примеряла свадебное платье.
— Ну и как оно? Наверное, шикарное? — поинтересовалась Джин.
— Ничего, — безразлично отозвалась Диана. — Ты права, что посоветовала мне бархат. Смотрится гораздо красивее, чем атлас.
— А венок? — спросила Джин.
— Я не стала его надевать. Достаточно того, что на манекене он выглядел нормально.
Джин немного помолчала, рассеянно двигая перед собой стаканы.
— В чем дело, Диана? — наконец спросила она, видимо, предварительно хорошенько обдумав свой вопрос.
— Что ты имеешь в виду? — поспешно отозвалась Диана.
— То, что спрашиваю, — ответила Джин. — Что с тобой происходит? Ты совершенно не в себе весь этот месяц.
— Почему, скажи? — продолжала она, видя, что Диана по-прежнему словно в рот воды набрала. — Ведь ты должна быть самой счастливой в мире! У тебя теперь все есть: и твое прежнее положение, и человек, которого ты любишь.
Хрупкая кофейная чашечка, которую Диана бесцельно вертела в руках, упала на пол и разбилась вдребезги, усеяв осколками весь пол. Диана не обратила на это никакого внимания. Она во все глаза смотрела на Джин.
— Ты когда-нибудь была влюблена? — лишь спросила она ее.
— Ты хочешь сказать, что не любишь Хьюго? — быстро спросила Джин.
Диана печально взглянула на нее.
— Ну и глупая же ты, Диана! — вдруг воскликнула Джин. — Зачем же ты тогда выходишь за него замуж?
Диана не ответила. Нагнувшись, она принялась подбирать с пола осколки.
— Не волнуйся, Джин, — покончив с разбитой чашкой, проговорила она. — Теперь уже ничего не изменишь, слишком поздно. Впрочем, это и не важно.
Не сказав больше ни слова, она вышла из комнаты, а Джин, оставшаяся стоять среди подарков, еще долго смотрела ей вслед.
Поднявшись наверх, Диана вспомнила про Лоэлию: та должна была приехать на свадьбу вместе с Джеком. Лоэлия обещала ей помочь с приготовлениями.
Сняв телефонную трубку, Диана набрала номер отеля «Риц», где всегда останавливались ее друзья.
— Скажите, пожалуйста, миссис Стэндиш приехала? — спросила она, когда на другом конце послышался ответ.
— Сейчас соединю, — раздался голос администратора, и через секунду она уже разговаривала с Лоэлией.
— Приезжай немедленно! — весело кричала подруга в трубку. — Мне просто не терпится увидеть невесту. Только побыстрее! У нас для тебя целая куча новостей. А кроме того, мы привезли подарок, который, надеюсь, тебе придется по душе.
— Как это мило с твоей стороны, — сказала Диана.
— Ах да, пока не забыла, — поспешно добавила Лоэлия, — знаю, что тебе это будет очень интересно. Мы только что получили письмо от Барри. Он возвращается домой.
— Домой? — срывающимся голосом переспросила потрясенная Диана. — Как же так, Лоэлия? Я думала, он в монастыре…
— Он и был там. Знаешь, это ужасно захватывающая история. Ему нужно было раздобыть одну ценную рукопись, и он целых три месяца пробыл монахом, чтобы доказать свою приверженность. Ты же знаешь, что буддийские монахи не связывают себя никакими обетами, они могут приходить и уходить когда и куда им вздумается. Барри должен был просто стать таким же, как и все остальные. Джек прочтет тебе письмо. История и в самом деле невероятно занимательная. Он ждет не дождется, когда получит рукопись. Говорит, ей цены нет.
— Значит… значит, он свободен? — услышала Диана свой слабый голос.
— Ну конечно! — ответила Лоэлия. — Приезжай быстрее, мы тебе прочтем письмо.
Диана уронила трубку на рычаг и, закрыв лицо руками, прошептала:
— Что же я наделала!..
Прошло минут десять. Она по-прежнему сидела рядом с телефоном. Потом поднялась и набрала номер дворецкого:
— Прошу вас, позвоните миссис Стэндиш в отель «Риц» и скажите, что у меня внезапно изменились планы и я не смогу к ней заехать.
Потом Диана поднялась в спальню и заперла за собой дверь. Взяв небольшой чемодан, принялась лихорадочно бросать в него свои вещи — все, что попадало ей под руку.
Поезд прибыл на станцию Дьюсбери ровно в девять семнадцать.
На перроне этой маленькой провинциальной станции в тот момент находились лишь двое: угрюмый контролер и толстая матрона с корзинкой в руке, которая собиралась проехаться в Ворчестер на рынок.
Диана, взяв свой чемодан, вышла из купе третьего класса, в котором последние три часа ехала в полном одиночестве. Ослепительное утреннее солнышко било прямо в лицо, она зажмурилась.
Двери поезда закрылись, и, оглушительно свистнув и выпустив клубы пара, он медленно потащился вдоль перрона.
Вручив свой билет контролеру, Диана нерешительно вышла со станции — так обычно движется человек, который совсем не знает, куда ему идти.
Дьюсбери, расположенный по обе стороны реки Северн, был одним из тех старинных, живописных городков, которые летом обожают посещать туристы.
Выйдя на улицу, Диана присела на краешек чемодана и, взглянув на раскинувшийся перед ней пейзаж, задумалась.
Она вспомнила все, что случилось вчера…
Собрав чемодан, Диана принялась за письма и составляла их несколько часов подряд: никогда еще это занятие не казалось ей таким тягостным.
Когда ночную мглу рассеяли первые солнечные лучи, девушка, надев пальто и шляпу и прихватив свой чемодан, тихонько и незаметно выскользнула из дома на Гросвенор-сквер.
Этой ночью у нее было достаточно времени все хорошенько обдумать: куда ехать и как жить дальше. Первым ее порывом было обратиться за помощью к Лоэлии, однако Диана тут же отказалась от этой мысли, справедливо полагая, что Хьюго сразу же направится к ней.
Он будет искать свою невесту именно там, у ее самой близкой подруги.
Кроме того, Диана осознавала, что пока не в состоянии ответить Лоэлии, почему ей вдруг стукнуло в голову, что она не хочет выходить замуж за Хьюго.
Сидя в своей спальне рядом с уложенным чемоданом, Диана поняла, что ей остается только одно — бесследно исчезнуть, чтобы ни один человек не знал, где ее искать.
Сама заварила кашу — сама и должна ее расхлебывать.
Диана знала, что проявляет малодушие, сбегая вот так, тайком, но иначе поступить она не могла.
Девушка отдавала себе отчет в том, что никогда не получит прощения за то, что собирается сделать. Но в глубине души нисколько не сомневалась в своей правоте, поскольку при теперешнем положении вещей брак с Хьюго совершенно невозможен.
Сейчас она и представить себе не могла, что когда-то, всего несколько часов назад, всерьез собиралась за него замуж. Теперь-то Диана понимала, что проявила слабость, решив, что, выйдя замуж, забудет Барри. Впрочем, оправданием может служить то, что она несчастна и ей было абсолютно все равно, как сложится дальнейшая жизнь.
Сидя в спальне на Гросвенор-сквер, Диана снова подумала о Хьюго. Бесспорно, он ей нравился, но Барри она любит всем сердцем.
Когда Диана услышала, что ее любимый ушел в монастырь, ей поначалу казалось, что он умер. И если бы это было в самом деле так, она смогла бы выйти замуж за Хьюго. Пусть была бы несчастна, зато жила бы спокойно и в достатке.
Теперь Диана презирала себя за то, что согласилась на это.
Она прекрасно понимала, что бросилась в объятия Хьюго, только чтобы убежать от самой себя, своих жутких мыслей, ужасной жизни, из которой исчезло все, что когда-то представляло для нее интерес и имело значение.
И вот теперь ей приходится спасаться бегством и только потом думать о будущем.
Диана оставила миссис Шнайбер письмо, где прямо написала, что не может и не хочет выходить замуж за Хьюго и по этой причине покидает их дом.
Она извинялась за причиненное беспокойство, однако в глубине души чувствовала, что миссис Шнайбер не станет на нее обижаться.
Благодаря предстоящему замужеству Дианы Шнайберы оказались в самом центре внимания общественности, а теперь, когда свадьба расстроится, их фамилия вообще не будет сходить с газетных полос. Так что злиться на Диану им особенно нечего.
Труднее всего оказалось объясниться с Хьюго.
Что же ему сказать? Что вообще она может сказать в свое оправдание? Она предала его, растоптала его любовь, доброту и участие, но что того хуже — выставила его на посмешище перед всем светом.
Как доверить бумаге то, что она чувствует, как излить ему свою душу, как написать, что она ужасно раскаивается в том, что все так произошло?
В конце концов ей удалось выжать из себя:
«Прошу тебя, прости! Я не могу сделать тебя счастливым и, поверь, очень не хотела причинять тебе боль. Заклинаю, пойми…»
Выйдя из дома, Диана зашагала по Гросвенор-сквер. Внезапно ее как громом поразило — да ведь это начало новой жизни!
Когда умер отец, она тоже считала, что впереди ее ждет новая жизнь, однако впоследствии поняла, что в целом ничего не изменилось, хотя Диана и оказалась на задворках.
Сейчас все было совершенно по-другому. Назад пути нет, более того, даже если бы у нее и была возможность вернуться, она не воспользовалась бы ею.
Диана знала, что единственный, кто понял и по достоинству оценил бы ее поступок, — это Джимми.
«Куда же идти?» — размышляла Диана, покинув дом. Она решила отправиться на вокзал Паддингтон, просто потому, что он располагался поблизости от Гросвенор-сквер, а у нее было слишком мало денег, чтобы добраться до другого.
Чувствуя себя героиней какого-то дешевого романа, она спросила носильщика, куда идет следующий поезд.
— До Ворчестера. Первая остановка Оксфорд, далее со всеми остановками, — последовал ответ.
Эту дорогу Диана прекрасно знала — она вела в Малверн. Девушка подошла к кассе и, постояв несколько секунд, внезапно подумала о Дьюсбери.
Как часто проносясь мимо этой маленькой станции по дороге к Стэндишам, восхищалась она тщательно ухоженными клумбами небольшого провинциального городка на берегу реки, впитывая в себя его размеренность и покой.
Диана не раздумывая взяла билет до Дьюсбери, понимая, что жребий брошен и отступать некуда, что денег после покупки билета осталось не так много, как хотелось бы.
И вот Диана прибыла к новому месту своего обитания в гордом одиночестве, без гроша в кармане, совершенно не представляя, что будет делать дальше. Единственное, что согревало ей душу, это сознание того, что всего в нескольких милях отсюда находится Охотничий дом, окруженный высокими горами Малверн.
«Если уж будет совсем невмоготу, — подбадривала себя Диана, — всегда можно, поправ гордость, поехать к Лоэлии и лишь благодарить судьбу за то, что та дала мне друзей, готовых в любую минуту броситься на помощь».
Немного отдохнув, Диана встала и, подхватив свой чемоданчик, решительно пошла вперед к своей новой жизни.
Внезапно она почувствовала, что проголодалась.
Завернув за угол, девушка увидела перед собой уходящее в разные стороны шоссе. На противоположной стороне, на перекрестке двух дорог, стояла небольшая автозаправочная станция, а рядом с ней — крошечное кафе.
Молодой мужчина тщательно протирал окна, насвистывая при этом мотив популярной песенки. За ярким полотняным навесом Диана заметила молоденькую женщину, развешивающую только что выстиранное белье.
Диана перешла дорогу, толкнула расписанную веселыми красками дверь и оказалась в помещении с низким неровным потолком, где рядками стояли маленькие столики, накрытые ярко-желтыми скатертями.
Человек, обустроивший это кафе, похоже, очень старался создать уютное, радующее глаз заведение.
На каждом столике в маленьких зеленых вазочках стояли цветы. Простые стулья были выкрашены зеленоватой краской, а посуда хоть и была дешевой, но, сделанная из фарфора, выглядела нарядной и привлекательной.
На окнах висели зеленые шторы, отлично сочетающиеся с солнечно-желтыми стенами.
Все сияло чистотой. Даже пол из грубых досок был, очевидно, только что отполирован: в помещении еще витал свежий запах мастики.
Диана оставила свой чемодан у порога.
Мужчина, мывший стекла, увидел, как она вошла, и крикнул женщине, которая настолько увлеклась стиркой, что ничего не замечала.
— Роуз! К нам посетитель!
Через секунду молодая женщина уже вбежала в кафе. Невооруженным глазом было видно, что она ждет ребенка.
— Простите, пожалуйста, — извинилась она. — Я не слышала, как вы вошли. Что угодно?
— Не могли бы вы принести мне чашку кофе и пару кусков хлеба с маслом? — попросила Диана.
— Может быть, сварить вам яйцо? — предложила хозяйка.
Диана задумалась.
— А сколько это будет стоить? — поинтересовалась она.
— Яйцо-пашот на тосте стоит восемь пенсов, — последовал ответ.
Диана отрицательно покачала головой.
— Пожалуй, только кофе, два куска хлеба с маслом… и немного мармелада. Роуз улыбнулась:
— Я мигом. Не хотите ли присесть?
Она исчезла, а Диана устало опустилась на стул, стоявший за угловым столиком, подальше от сквозняка.
От нечего делать бросила взгляд на окно: мужчина уже наводил лоск. В этот момент к автозаправочной станции подъехала машина, и он, бросив тряпку, помчался обслуживать ее.
Должно быть, семейная пара, решила про себя Диана и от всей души пожелала этим милым трудолюбивым людям благополучия и процветания.
Ждать ей и в самом деле пришлось недолго — вскоре женщина вернулась, неся на подносе дымящийся кофейник и тарелку с булочкой и кусочком желтого масла.
— Я подумала, что вы сами захотите разрезать булочку и намазать ее маслом, — проговорила она. — Самой это сделать гораздо приятнее, ведь правда?
Диана улыбнулась ей. Роуз ей очень понравилась. На первый взгляд еще совсем девчонка, едва ли старше двадцати. Светлые, цвета спелой пшеницы волосы, выгоревшие на затылке, широко распахнутые серые глаза с веселыми искорками.
— Это ваши гараж и кафе? — спросила Диана. Девушка кивнула:
— Да. Правда, здорово? Наконец-то все это наше! Сначала Тед работал на хозяина в гараже по дороге в Челтенхем. И нам столько времени пришлось копить на свадьбу, просто ужас! Теперь наконец-то мы смогли не только пожениться, но и все это купить. Вы знаете, Тед такой умный, он почти все здесь сделал сам.
— Вот уж никогда бы не подумала, что вам пришлось так уж долго копить. Вы еще такая молоденькая.
Роуз, зардевшись, улыбнулась.
— Мне уже двадцать один год, — призналась она. — А в Теда я влюблена с семнадцати. Мы давно хотели пожениться, но когда нет денег, это трудновато.
Теперь все у нас пойдет хорошо. Мы здесь живем скоро месяц и заработали уже довольно много денег. Место очень хорошее, недалеко от станции, да и автозаправка приносит неплохой доход.
— От всей души желаю, чтобы вам и впредь сопутствовала удача, — произнесла Диана.
— Так оно и будет, — просто ответила собеседница. — Видите ли, Теду не может не везти. Он такой хороший.
Диану тронуло ее простодушие.
Роуз ей очень понравилась, да и парень, которого она, очевидно, любила без памяти, тоже пришелся ей по душе.
Неожиданно для самой себя Диана спросила:
— Может быть, вам нужна в кафе официантка? Девушка, удивленно взглянув на Диану, уселась за столик напротив.
— А вы что, ищете работу? — спросила она.
— Да, — ответила Диана. — И что самое главное, мне непременно нужно найти ее как можно скорее, потому что я совсем без денег.
— Но вы вовсе не похожи… — Она на секунду замялась и, покраснев, продолжила: — То есть… не сочтите за грубость… но вы совсем не похожи на официантку.
— Что ж делать, — улыбнулась Диана. — Зато я хочу ею стать.
— Правда? — удивилась Роуз. — Знаете что, давайте позовем Теда. Может, он что-нибудь придумает. Мне кажется, мы еще не можем позволить себе официантку.
Она крикнула мужу, и через секунду он вошел, вытирая руки о какую-то тряпку.
— Это мой муж, — с гордостью представила его Роуз, — мистер Элкок.
— Меня зовут Марлоу, — проговорила Диана, еще в поезде решив назваться той же фамилией, что и Джимми: легче будет ее запомнить, поскольку она уже к ней привыкла.
— Мисс Марлоу, — уточнила девушка. Тед сердечно пожал Диане руку. — Послушай, Тед, мисс Марлоу нужна работа. Она хотела спросить, возьмем ли мы ее к нам официанткой. Тед серьезно взглянул на нее.
— По-моему, мы пока никого не можем себе нанять, да нам и не нужен никто. Вот если чуть позже, да и то ненадолго, — добавил он, многозначительно взглянув на жену. — Пока она не поправится. Но сейчас брать кого-то еще, мне кажется, рановато.
— Вот как? — грустно обронила Диана.
Ей почему-то очень хотелось остаться с этими милыми и простыми ребятами.
Только сейчас перед ней со всей остротой встал ужасный вопрос: как она будет искать работу в чужом городе, где ее никто не знает? Если эта юная супружеская чета ей откажет, что же с ней будет?
— Послушайте, — принялась уговаривать их Диана. — А что если я буду у вас работать только за чаевые? Мне ведь их вполне хватит, чтобы прожить, правда?
Тед задумчиво погладил затылок.
— Не очень-то их у нас и дают, — признался он. — Правда, может, это нам ничего не перепадает, а если узнают, что вы служите официанткой, может, вам и будут давать… Только уж очень вы похожи на леди…
— Постараюсь исправиться, — рассмеялась Диана.
— И я только что сказала то же самое, — подхватила миссис Элкок. — Она совсем не похожа на официантку.
— Вот надену наколку и передник, еще как стану похожа! — пообещала Диана. — Видите ли, если бы я смогла найти дешевенькую комнату и платить только за нее, я была бы вполне довольна. Много денег мне не нужно, просто я хочу немного пожить в вашем городе.
— Ну, я не знаю, — проговорил Тед. — Все это так неожиданно. Если вы и в самом деле хотите остаться и не гонитесь за большой зарплатой, я вас найму. Роуз уже и так приходится несладко. Когда к нам наезжают на автомобилях всякие там любители загородных прогулок, она одна еле управляется… в ее состоянии.
— А помнишь маленькую комнатку позади гаража? — живо спросила Роуз. — Может, поселить мисс Марлоу в ней, дорогой? Она могла бы там неплохо устроиться.
— Ну, я не знаю, — отозвался Тед. — Пойдемте, мисс Марлоу, вы на нее сами посмотрите и скажете нам, что вы думаете по этому поводу.
Им потребовалось почти два часа, чтобы все обсудить, посмотреть комнатку за гаражом — Диана сразу же поняла, что из нее легко можно сделать маленькую уютную спаленку — и наконец договориться, что она может остаться здесь на некоторое время, чтобы помогать Роуз, получая за свою работу чаевые. За это супруги обещали предоставить ей кров и стол.
Том и Роуз были молоды, импульсивны и настолько добры, что Диана даже чувствовала себя неловко оттого, что навязала им свое общество, добившись у них разрешения остаться.
И тем не менее для нее это был самый идеальный вариант: никому из знакомых и в голову не придет искать ее здесь. Наверняка решат, что она остановилась где-нибудь в городе в каком-то отеле или меблированных комнатах.
Никто и не догадается, что невеста хорошо известного в стране лорда Долка, сбежавшая из-под венца, нацепит на себя наколку и передник и наймется официанткой в кафе при крохотной автозаправочной станции!
В четверг утром, в день своей свадьбы, Диана проснулась в продуваемой насквозь спаленке позади гаража с мыслью о том, что ей невероятно повезло, что она не направляется сейчас в Вестминстер, разряженная в пух и прах, в церковь Сент-Маргарет.
Как ни странно, новая жизнь приносила Диане радость. Чем ближе она узнавала Теда и Роуз, тем больше они ей нравились.
Это были простые, бесхитростные люди, ничего не требовавшие от жизни. Они нежно любили друг друга и единственное, чего желали, это иметь достаточно денег и никогда не расставаться друг с другом.
Мало-помалу Диана привыкла к своей новой работе. Как правило, только велосипедисты никогда не давали чаевых, зато старые девы и любители загородных автомобильных прогулок неизменно оставляли под блюдечком несколько монеток, которые Диана с благодарностью брала и прятала у себя в спальне.
Поскольку ей не нужно было платить за еду и жилье, Диана знала, что, как ни ничтожны ее сбережения за неделю, они все-таки имеются и она может хоть что-то отложить на черный день.
В последующие несколько недель она открыла для себя много нового в человеческой природе.
Каких только людей не довелось ей увидеть в кафе!
И ворчливых, вечно всем недовольных посетителей, которые постоянно придирались, а при виде счета вообще приходили в неистовство.
И тех, что скатились на грань нищеты. Их Диане было особенно жаль. Сердце разрывалось от боли, когда она видела, как они, прежде чем сделать заказ, пересчитывают каждую монету, а получив еду, с жадностью съедают все до последней крошки, будто до этого сто лет ничего не ели.
Встречались и такие, что воровали кусочки сахара, когда она отворачивалась, и прятали их в карман или сумку. Этих Диана терпеть не могла.
Дни шли за днями, похожие друг на друга как близнецы. Обычно Диана вставала в семь утра, прибирала свою комнату, а потом вытирала пыль и мыла полы в кафе.
В половине девятого они завтракали, а к девяти все уже было готово к приему посетителей.
Если таковых не было, то частенько по утрам Диана помогала Роуз со стиркой или готовила обед, пока та убиралась в своем домике, где жила вместе с мужем.
К своему удивлению, Диана вскоре обнаружила, что неплохо готовит.
Правда, сначала она обожгла пальцы и плеснула себе на ногу кипятком, после чего дело пошло на лад.
Погода, к счастью, стояла дивная. Кафе, где она служила, было летним, не предназначенным для посещений в плохую погоду. И если лил дождь, крыша безжалостно протекала.
Естественно, когда такое случалось, посетители отправлялись в городской паб, где весело трещали дрова в камине и не было ни малейшего намека на сквозняки.
Уже к концу первого месяца у Дианы было такое ощущение, что она работает у Элкоков уже много-много лет. Жизнь в Лондоне и помолвка с Хьюго, казалось, остались далеко позади.
Она понятия не имела, что произошло после ее бегства, поскольку в Дьюсбери, чтобы купить газету, ехать боялась, а Тед с Роуз не могли себе позволить регулярное чтение прессы.
Сколько раз, лежа ночью без сна на своей неудобной железной кровати, Диана задавалась вопросом, беспокоятся ли о ней, ищут ли, и размышляла, когда лучше дать о себе знать Лоэлии.
То, что она это сделает, Диана не сомневалась. Она твердо решила увидеться с подругой, поговорить, посоветоваться насчет работы за границей.
Безусловно, истинной причиной, из-за которой ей хотелось встретиться с Лоэлией, был Барри. Может быть, у подруги есть о нем хоть какие-то известия.
Диана чувствовала, что ей просто необходимо знать о нем все: что с ним, где он сейчас, чем занимается.
Она много думала в эти дни и пришла к убеждению, что ей чрезвычайно повезло и вообще жизнь прекрасна и удивительна. Странно, почему она не замечала этого раньше?
Вот сейчас она осталась практически без денег, но ей так хорошо и спокойно рядом с Тедом и Роуз, этими милыми, добрыми людьми, что она безмятежна и счастлива.
Теперешняя жизнь оказалась для Дианы чем-то совершенно новым и неизведанным, но она понимала, что еще должна к ней привыкнуть. Тед и Роуз были очень добры к ней, и Диана изо всех сил старалась отплатить им тем же.
К. концу месяца старания ее были вознаграждены: Роуз по-настоящему к ней привязалась. Однако Диана понимала, что всю жизнь она здесь оставаться не может по той простой причине, что чаевые приносили очень маленький доход. На эти деньги она не в состоянии была купить себе даже пару приличных туфель, взамен своих, которые уже совсем развалились.
И тем не менее Диана решила пока остаться здесь, хотя бы до того времени, пока Роуз не родит ребенка.
Не проходило дня, чтобы Диана не вспоминала о Барри, однако огромным усилием воли она старалась сосредоточиться на работе и не давать волю своим горьким мыслям.
Как-то раз ночью, часа в два, когда Диана никак не могла заснуть и все ле?кала, слушая бушующий ветер и грохот дождя, барабанящего в окно, ей послышались во дворе чьи-то торопливые шаги.
— Диана! — донесся до нее мужской голос. Это Тед!
— Что случилось? — крикнула она, поспешно садясь в постели.
В дверь громко постучали. Диана, быстро накинув на себя халат, открыла.
Она всегда запирала на ночь дверь, боясь, что к ней могут забраться любители набегов на чужие сады, чтобы переночевать в тепле.
— Что случилось? — взволнованно переспросила Диана.
— У Роуз начались схватки, — ответил Тед. — Я еду за доктором. Может, вы пока побудете с ней?
— Ну конечно, — поспешно проговорила Диана.
Пока она натягивала на себя одежду, послышался шум мотора: Тед завел свой старенький мотоцикл, который держал в гараже. Пользовался он им крайне редко, лишь в тех случаях, когда нужно было съездить за чем-то в город.
Через несколько минут Диана выскочила из своей каморки. Ветер чуть не сбил ее с ног, капли дождя с силой застучали по непокрытой голове.
«Ну и ночь», — тоскливо подумала Диана. И натворит еще этот дождь дел: в кафе, естественно, протекла крыша, и придется завтра здорово потрудиться, выгребая и подтирая налившуюся воду.
С трудом преодолевая ветер, она наконец добралась до двери дома. Роуз лежала, зарывшись лицом в подушку, и тихонько стонала.
— О Господи! — еле-еле проговорила она. — Как же больно! Просто сил нет!
— Все будет хорошо, — успокоила Диана. — Скоро приедет врач. Может, тебе дать попить? Воды или чая?
Роуз секунду помолчала. Похоже, ей стало легче, видимо, боль отпустила.
— Чашку чая, — слегка задыхаясь, проговорила она. — И не могла бы ты, если не трудно, немного прибраться в комнате?
Диана пошла в соседнюю комнату, поставила чайник, а потом начала прибираться.
Роуз была очень аккуратной, так что нельзя сказать, чтобы Диане пришлось потрудиться. Она всего лишь убрала в шкаф одежду Теда да расправила смятую постель.
Внезапно ее как громом поразило — до чего же здесь убого! ,
Старенькая мебель, купленная по дешевке в местной лавочке, на полу кусок линолеума, не закрывавший и половины досок, разломанный туалетный столик с крошечным зеркальцем.
Только подоспел чайник, как у Роуз опять начались схватки, на этот раз более сильные и частые.
Вскоре она не только стонала, но и вскрикивала от боли, изо всех сил стискивала руки, стараясь сдержаться и не закричать во весь голос.
Диана имела лишь общеизвестные представления о том, как дети появляются на свет, однако ей удалось вспомнить, что зачем-то необходимо много горячей воды.
И она решила поставить на огонь всю имевшуюся в доме посуду, чтобы к приезду врача не было недостатка в кипятке.
Непогода за окном разыгралась не на шутку. Дождь барабанил в окно с такой силой, что, казалось, сейчас вылетят стекла, а завывающий ветер вот-вот снесет крышу.
— Бедняжка Тед, — проговорила Роуз. Какая ужасная ночь!
Она выпила чаю и, громко вскрикнув, снова откинулась на подушки: похоже, опять начались схватки. Диана взглянула в окно, моля Бога, чтобы Тед побыстрее приехал.
Если бы она только могла что-то сделать для Роуз! Ей показалось невыносимым видеть, что человек так страдает, и быть не в силах хоть чем-то помочь!
В доме не нашлось даже грелки, а Роуз вся дрожала от холода и боли. Пришлось Диане под проливным дождем бежать к себе за лишними одеялами.
Когда она вошла в комнату Роуз, с волос ручьями стекала вода, а туфли промокли насквозь. Пришлось поставить их перед камином в кухне.
Диана проскользнула в столовую и прислушалась — мотоцикла Теда по-прежнему не было слышно. Куда это он мог запропаститься, — недоумевала она.
Казалось, с тех пор как он уехал, прошел уже не один час. Она взглянула на часы — половина четвертого.
Теперь Роуз кричала во весь голос. Боль была настолько сильная, что она уже не могла сдерживаться.
«Ну почему он не едет?» — с тревогой думала Диана.
Она еще раз выглянула в окно и подошла к Роуз. Та уже не отдавала себе отчета ни в том, где находится, ни в том, что с ней происходит. Жестокая боль терзала се тело.
«Что я буду делать, если роды начнутся без доктора?» — с ужасом думала Диана.
Вода уже весело закипала во всех кастрюлях и чайниках, а врача так и не было. Наконец Диана с облегчением услышала шум мотора. Потом в дверь столовой постучали.
«Это не Тед, — машинально решила Диана. — Он бы не стал стучаться».
Со всех ног бросившись к двери, она распахнула ее. На пороге стоял какой-то незнакомец.
— Вы миссис Элкок? — спросил он.
— Миссис Элкок больна, — ответила Диана. — А мистер Элкок поехал за доктором… Я думала, это он…
— Он попал в аварию, — проговорил незнакомец. — Я приехал сказать об этом его жене.
— Кто попал в аварию? — переспросила Диана, еще не понимая, что произошло.
— Да Тед Элкок, кто же еще! Он разбился на перекрестке, и его отвезли в больницу. А меня просили привезти его жену. Он очень плох.
Диана тупо уставилась на мужчину. Ей казалось, что он несет какую-то чушь, но мало-помалу страшный смысл его слов дошел до нее.
— Миссис Элкок рожает! — порывисто воскликнула она. — Бегите за врачом, да побыстрее! Вы поняли? Летите пулей!
— Вот черт! — оторопел мужчина. — Ну и дела! Не беспокойтесь, мисс, я мигом. Одна нога здесь, другая там.
Он повернулся и в ту же секунду исчез в темноте. Диана захлопнула дверь и бросилась к Роуз. Крики ее становились все громче.
— Ой, не могу я больше! Господи, что же это? Когда это кончится? — вопила она, молотя руками обо что попало.
Диана крепко схватила ее за руки.
— Терпи, Роуз, — твердо проговорила она. — Прижмись ко мне покрепче. Сейчас приедет» доктор, и все будет хорошо.
А про себя взмолилась, чтобы врач не заставил себя долго ждать.
Врач приехал как раз вовремя, чтобы Помочь Роуз произвести на свет чудесного здоровенького мальчишку, а вот Тед скончался рано утром в больнице, так и не придя в сознание.
К тому времени, как об этом стало известно, Диана уже не воспринимала окружавшую ее действительность.
После того как ребенок огласил комнату громким криком, возвещая всех о своем появлении на свет, она сделала все, что могла, чтобы помочь врачу и медицинской сестре, а потом и сама больная свалилась, к явному неудовольствию медиков. Еще бы, теперь работы прибавилось.
Событий для истощенных нервов Дианы оказалось более чем достаточно. Да еще мокрая одежда, в которой она провела всю ночь.
Все это привело к тому, что спустя сутки у Дианы поднялась температура, начался бред, в котором она вновь и вновь переживала события этой страшной ночи, когда, вне себя от волнения, стояла у постели Роуз, молясь лишь о том, чтобы врач не опоздал.
Медицинская сестра возилась с Дианой не покладая рук, однако сразу же согласилась с доктором, когда тот предложил перевезти свою новую пациентку в больницу, прекрасно понимая: единственное, что ей сейчас требуется, — это правильное лечение.
Доктор, человек умный и опытный, с первого взгляда понял, что Диана не простая официантка или подружка Роуз.
Последней он задал несколько вопросов, быстренько выудив все, что она знала. Впрочем, информация оказалась довольно скудной.
И тем не менее кое-какие выводы можно было сделать. В результате врач пришел к заключению: таинственная незнакомка, появившаяся неизвестно откуда без средств к существованию, которая вопреки всему носит невероятно дорогое белье, отделанное настоящим кружевом, должна иметь каких-то близких родственников или знакомых. В том состоянии, в котором она сейчас находится, без их помощи ей не обойтись.
Желая узнать о своей пациентке побольше, врач отправился в спаленку за гаражом и без всякого зазрения совести самым внимательным образом осмотрел Дианины вещи.
— Сейчас перевозить ее в больницу опасно, — сказал он сестре, — и тем не менее это единственное, что нам остается сделать. На вид она крепкая, но, похоже, сильно ослабла вследствие недоедания. Посмотри, эта вещичка как-то не вяжется с ее вопиющей бедностью.
И он протянул медсестре халат Дианы — прелестный атласный халат персикового цвета, щедро отделанный кружевной тесьмой. Широченные рукава его были оторочены страусовыми перьями такого же нежно-розового оттенка.
Этот роскошный халат, хранившийся у Дианы как напоминание о днях беспечной и богатой жизни, казался совершенно неуместным на дешевой железной кровати, застланной грубой простыней и тоненькими шерстяными одеялами.
Медсестра лишь усмехнулась в ответ.
У нее было свое мнение, основанное, видимо, на долгом жизненном опыте, о том, каким образом молоденьким и хорошеньким девушкам, у которых нет денег даже на пропитание, достается шикарное нижнее белье.
Выдвинув верхний ящик высокого комода, выкрашенного желтой краской, доктор увидел там черепаховые гребни, которые, несомненно, стоили приличных денег.
Помимо гребней, была кое-какая косметика, которой сейчас пользуется каждая девушка. Однако все это было куплено в дорогих магазинах, что свидетельствовало о том, что девушка, которая ею пользуется, привыкла к роскоши.
Никаких писем, бумаг, чековых книжек и визиток с указанием фамилий обнаружено не было. Лишь дамская сумочка, в которой лежала смехотворная сумма денег.
Наконец приподняв стопку кружевных носовых платочков, доктор увидел небольшую тоненькую книжечку с незатейливым названием: «Путь».
Ни фамилии владельца, ни его имени на титульном листе не оказалось, лишь внизу на первой странице было обозначено: Охотничий дом.
Это название показалось врачу очень знакомым. Несколько секунд он мучительно вспоминал.
Да это же в Малверне! Он отлично знал это место — не раз проезжал мимо ворот дома, а однажды даже встречался с его хозяином Джеком Стэндишем, вот только по какому поводу, так и не припомнилось.
Может, это совпадение, но так или иначе разузнать стоило. Доктор готов был на все, лишь бы помочь несчастной девушке, которая больная лежала в бреду, невнятно бормоча:
— Неужели доктор не приедет… вовремя? О Господи! Только бы он… успел!
Позже доктор Лоренсон был бесконечно рад, что решился тогда позвонить Стэндишам и осторожно выведать у них, не знают ли они чего-нибудь о его пациентке.
Благодарности Лоэлии не было предела. Она приехала спустя час после телефонного звонка вместе со своим мужем. Ее голос дрожал от волнения, а в глазах стояли слезы.
С величайшим удовольствием в течение многих лет ездил потом доктор в Охотничий дом в гости к этим милым людям. Сколько счастливых часов провел он в их компании за обедами, ужинами и своей любимой игрой в бридж!
Лоэлия и Джек никогда не забывали оказанных им услуг.
Так уж вышло, что им очень полюбился этот грубовато-добродушный доктор, жизнь которого, не отмеченная особенными событиями, скромно протекала в тихом захолустном городке.
После того как Диану перевезли в Охотничий дом, доктор Лоренсон в течение нескольких недель навещал ее каждый день. Из Лондона была приглашена самая квалифицированная сиделка, которую только удалось найти, строго выполнявшая все его предписания.
Диана поправлялась медленно. Сказывалась нелегкая жизнь последнего месяца.
Она слишком много работала, недоедала и в результате настолько ослабла, что и без того серьезная болезнь — двустороннее воспаление легких — протекала крайне тяжело.
Ей был вызван специалист, который, однако, не смог предложить лучшего лечения, чем то, которое уже проводилось, хотя и запросил за свой визит немыслимую сумму по сравнению с той, что платили доктору Лоренсону.
Наконец, благополучно перенеся кризис, Диана пошла на поправку.
Когда она поняла, что рядом находится любимая подруга Лоэлия, ей и в голову не пришло спрашивать, как все это случилось. Она лишь слабо улыбалась, чувствуя себя безмерно счастливой уже оттого, что о ней кто-то заботится.
Первый вопрос, который она смогла задать, был о Роуз и ее ребенке.
Некоторое время она ничего не знала о смерти Теда. Наконец когда Диана немного поправилась после тяжелой болезни, ей рассказали всю правду. Жестокий удар, постигший несчастную Роуз, сильно взволновал Диану. Но ей стало намного легче, когда Лоэлия заверила подругу, что не оставила женщину с младенцем в беде. Добрая и отзывчивая, она дала Роуз денег, чтобы та смогла вернуться к своим родным, пока не найдется покупатель на ее гараж и кафе.
Как ни велико было горе молодой вдовы, она могла утешиться хотя бы тем, что на первое время у нее есть хоть какая-то сумма денег.
Лоэлия, однако, на этом не успокоилась. Она постоянно навещала Роуз, помогая ей тем самым преодолеть острую боль утраты и одиночества.
От Роуз Лоэлия многое узнала о том времени, когда Диана работала в кафе официанткой.
Она во всех подробностях рассказала об этом Джеку, подчеркивая мужество Дианы, ее доброту и решительность.
— Знаешь, я с самого первого дня нашего знакомства почувствовала, что она не такая, как остальные, — заметила она. — Теперь-то, дорогой, ты не можешь со мной не согласиться.
Джеку и вправду нечего было возразить. Он и сам с каждым днем все больше привязывался к Диане. Часами просиживая у ее постели, делился своими планами.
Он с удивлением обнаружил, что Диану чрезвычайно интересует их совместная с Барри работа — так горячо она просила показать книги, рассказать об экспедициях.
Джек был бы крайне удивлен, если бы узнал, что в его рассказах Диану интересует только Барри. От проницательной Лоэлии трудно было скрыть истинную причину такого интереса подруги.
Она оставила двух самых дорогих ей людей вместе, предоставляя им возможность лучше узнать друг друга и стать хорошими друзьями.
Пребывание Дианы в Охотничьем доме Лоэлия держала в строжайшем секрете. Единственный, кому она сообщила, был Джимми. Лоэлия написала ему письмо, где рассказала о том, что произошло, и попросила, как только он сможет вырваться, приехать к сестре.
Джимми прислал ответ, тепло поблагодарив Лоэлию за помощь Диане и заботу о ней.
— Брат так рад, что я не вышла замуж за Хьюго, — сказала Диана Лоэлии.
— Я тоже, — ответила та.
Имя Хьюго было произнесено впервые, и Диана даже зарделась от смущения.
— Ты считаешь, я поступила ужасно? — спросила она подругу.
Лоэлия молча улыбнулась, а Диана добавила:
— Знаешь, на то были причины.
— Конечно, были, — согласилась Лоэлия. — Не терзай себя, дорогая. Все мы иногда делаем ошибки, но самая худшая из всех — выйти замуж за нелюбимого человека.
Лицо ее помрачнело. Это случалось всегда, когда она вспоминала долгие годы своего несчастного замужества с Малкольмом Фентоном. Но уже через секунду, отогнав невеселые мысли, Аоэлия живо проговорила:
— Не будем о грустном. У меня есть отличные новости, надеюсь, не только для нас с Джеком, но и для тебя. Не возражаешь, если к нам приедет один человек?
— А кто? — поспешно спросила Диана, пристально вглядываясь в подругу.
— Барри, — ответила Лоэлия. — Он уже вернулся и теперь хочет приехать к нам. Ты не возражаешь?
Не нужно было обладать особой проницательностью, чтобы заметить, как смутилась Диана: она то краснела, то бледнела, пытаясь взять себя в руки.
— Конечно, нет. Это было бы замечательно, — наконец тихо ответила она.
Большего Лоэлии не было нужно.
Оставшись в своей комнате одна, Диана вдруг почувствовала, что ей не по себе при одной только мысли о том, что она скоро увидит Барри.
Прошел почти год с тех пор, как они виделись последний раз, и ей казалось, что за это время она изменилась до неузнаваемости.
Теперь она уже не та Диана, что с холодным равнодушием взирала на жизнь, а потом, убитая горем и отчаянием, мужественно боролась за свое существование.
Какой же странной она тогда казалась Барри! Теперь Диана прекрасно это понимала.
Как же он был прав, когда говорил, что в жизни человека лишь немногие люди по-настоящему что-то значат, будь то друзья или враги.
И не важно, что о тебе думают другие, важно только то, какого мнения ты о себе сам.
Если ты сам себя не ценишь и не уважаешь, как бы ни расхваливали тебя другие, не будешь ты испытывать от этих похвал никакого удовлетворения.
«Почему я была такой глупой, когда только познакомилась с Барри?» — печально думала Диана.
А теперь ей было даже страшно встречаться с ним, так дорожила Диана его мнением и им самим.
Она чувствовала, что, кроме Барри, ей никто в жизни не нужен. Если бы только знать, что он рядом, Диана была бы уже счастлива.
Сейчас для нее не было ничего важнее любви. Наконец-то она дождалась настоящего, прекрасного чувства. Она любит замечательного человека и готова идти за ним на край света.
Раньше такое ей было неведомо. Легкий флирт, влюбленность, быстро возникающее желание — вот и все, на что она была способна.
Она чувствовала, что отныне ее сердце принадлежит только ему.
Это было странное чувство, не похожее ни на что другое.
Диана поднялась с софы и, подойдя к зеркалу, взглянула на свое отражение.
За время болезни она очень похудела, золотистые волосы потускнели.
Глаза на исхудавшем лице казались огромными и очень блестящими, а темное платье подчеркивало неестественную белизну кожи.
Глядя на себя, она вдруг вспомнила, что два года назад Барри отнюдь не был восхищен ее красотой.
Пришли на память и слова, сказанные им тогда в саду, и слезы выступили у нее на глазах.
«Ах, Барри…» — горестно прошептала она и закрыла лицо руками.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Конец радуги

Ваши комментарии
к роману Радуга до небес - Картленд Барбара



Такую чушь в первые читаю.
Радуга до небес - Картленд БарбараНИКА
23.11.2011, 19.45





Не сказала бы что чушь поэтому говорю что книга хорошая! Сегодня еле нашла названия этого романа так как читала я его давно и он мне запомнился сегодня буду перечитывать снова не люблю забывать, а если уж забываю то перечитываю!!! Мне очень понравилось!
Радуга до небес - Картленд БарбараНаталья
9.06.2015, 20.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100