Читать онлайн Радуга до небес, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга до небес - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга до небес - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Радуга до небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

По поручению миссис Шнайбер Диана отправилась в магазин «Фортнум и Мейсон».
Она шла мимо прилавков, сплошь заставленных самыми разнообразными деликатесами: словно кулинары всего мира боролись друг с другом за право заслужить одобрение своих покупателей.
Прошло уже три месяца с тех пор, как она ездила на выходные в Малверн. Рождественские праздники закончились, а с ними и оживленная предпраздничная торговля. Теперь в магазинах практически не было покупателей.
Диана покинула Охотничий дом, еще не вполне осознавая, что с ней произошло.
Ощущение безграничной любви, которую она испытывала к Барри, сменилось глубокой тоской разлуки, не заглушившей, впрочем, надежды на счастливое будущее для них.
Прощаясь с Барри ранним утром перед отъездом в Лондон, Диана сказала:
— Надеюсь, скоро мы с вами снова увидимся. Она решила согласиться на все, что бы он ни
предложил, лишь бы быть с ним рядом, пожертвовать всем, что у нее осталось, даже работой.
Однако ответ Барри прозвучал настолько неожиданно, что несколько секунд Диана недоверчиво смотрела на него не в силах поверить услышанному.
— Боюсь, теперь мы увидимся не скоро. В конце следующей недели я уезжаю в Индию.
— И сколько вы там пробудете? — после долгого молчания спросила Диана, и ей показалось, что голос ее, лишенный каких-либо чувств, прозвучал несколько неестественно.
— Не знаю, — пожал плечами Барри. — Я никогда не могу сказать, сколько Индия продержит меня.
Диану охватило отчаянное желание крикнуть, что она любит его, а потом умолять остаться или взять ее с собой, но огромным усилием воли она сдержалась.
Спокойно попрощавшись, девушка уехала, не ведая о том, что совершает один из самых смелых поступков в своей жизни.
«Если бы он только написал мне…» — тоскливо думала она.
Позже Диана узнала, что Барри благополучно добрался до Индии. Об этом она прочитала в газете — всего несколько сухих, равнодушных строк, и тишина…
Каждую ночь она засыпала, шепча его имя, а утром просыпалась с единственной мыслью о нем. Вскоре он начал ей даже сниться.
С каждым прожитым днем любовь к Барри и тоска по нему становились все сильнее и сильнее.
Она так страстно желала его видеть, что казалось, будто стремление это способно найти его, где бы он в этот момент ни находился.
Иногда она стояла у окна, думая о своем возлюбленном и отчаянно моля его поскорее вернуться.
Диана часто читала о возможности передавать мысли на расстоянии, слышала удивительные истории о том, как человек, находящийся на одном конце земного шара, знает, что думает о нем в этот момент человек, находящийся на противоположном.
«Барри! Барри!» — взывала к нему ее душа.
Но Барри молчал, и Диана ничего не знала о нем.
А тем временем Хьюго становился все более и более настойчивым. Как и обещал Диане в Монте-Карло, он бесцеремонно заявился на Гросвенор-сквер, где был радушно встречен Шнайберами.
Диана постоянно сталкивалась с ним, поскольку Хьюго взял привычку заходить когда ему вздумается.
Сначала миссис Шнайбер усердно обхаживала его в надежде, что он женится на Рут, однако, будучи особой проницательной, она, к величайшему своему огорчению, увидела, что Хьюго не проявляет к ее дочурке никаких нежных чувств, а все свое, внимание сосредоточил па Диане.
Когда наконец миссис Шнайбер окончательно поняла, в чем тут дело, ее природная доброта возобладала над материнскими чувствами, и она принялась обхаживать Хьюго уже ради Дианы, как совсем недавно делала это для своей дочери.
Однако предлагать Диане руку и сердце Хьюго не спешил. Он лишь ни на секунду не отпускал ее от себя, ходил за ней как привязанный и изыскивал любую возможность побыть наедине и поухаживать за ней.
Диане с каждым днем все труднее и труднее было сосредоточить свое внимание на его пылких речах.
Нельзя, правда, сказать, что Хьюго ей не нравился. Она чувствовала, что этот человек — последняя ниточка, которая связывает ее с прошлой жизнью.
Хьюго обладал одним несомненным достоинством — блестящим умением льстить. И временами, чувствуя себя особенно несчастной, Диана благосклонно выслушивала его.
Надо признать, что больше всего в ее теперешней жизни Диане не хватало комплиментов, которых не так давно ей доводилось выслушивать в избытке.
В этом отношении Хьюго, с его потрясающей способностью дать возможность любой женщине почувствовать себя богиней, а дурнушке — красавицей, был для Дианы манной небесной.
Он единственный из всех относился к ней точно так же, как и раньше, в отличие от других друзей, которые после краха сэра Роберта Хедли старались держаться от нее подальше.
Теперь, когда общественный интерес к Диане поутих, она смело могла войти в ресторан, не опасаясь, что посетители будут шептаться за ее спиной либо, как это принято в высшем обществе, нагло смотреть на нее в упор.
Впрочем, она уже приучила себя относиться к таким вещам спокойно, не боясь насмешек и оскорблений.
И все же до безмятежной жизни было еще далеко.
Внезапная смерть отца способствовала резкому понижению стоимости акций на фондовой бирже. И многие, даже не знакомые с сэром Робертом Хедли лично, проклинали его за то, что он устроил такой переполох на рынке ценных бумаг и хорошенько потряс их кошельки.
Самоубийство сэра Хедли все еще считалось самым крупным событием года, и Диана, как ни старалась, каждый раз испуганно вздрагивала, когда слышала свое имя, и мечтала в эти минуты только об одном: скрыться как можно быстрее.
Джимми в этом отношении повезло больше: сменив фамилию, он получил возможность избегать нежелательных случайных встреч. Одно пугало — над ним витал постоянный страх разоблачения.
Дела в его гараже шли хорошо, он получил повышение в должности и прибавку к жалованью. Диана не сомневалась, что благодаря трудолюбию и природной смекалке Джимми рано или поздно добьется в жизни всего.
Миссис Шнайбер попросила ее подобрать подарок в пределах небольшой суммы, и теперь Диана никак не могла решить, что ей купить — веселенькое фарфоровое украшение или стеклянную статуэтку. И то, и другое ей очень понравилось.
Оглянувшись в поисках продавщицы, она вдруг заметила Лоэлию, спускающуюся по лестнице.
— Лоэлия! — радостно крикнула Диана и, бросившись навстречу подруге, обняла ее и горячо расцеловала.
— Как я рада тебя видеть! — в свою очередь обрадовалась Лоэлия. — Но я ужасно сердита. Почему ты столько времени ничего не писала?
— Не о чем было, — объяснила Диана. — Очень мило с твоей стороны было пригласить меня на Рождество, но я никак не могла вырваться. Шнайберы наприглашали кучу родственников и попросили меня их развлекать.
— Бедняжка, — вздохнула Лоэлия. — А я так хотела, чтобы ты к нам приехала. Мы чудесно провели время. А какой детский праздник устроили! По-моему, нам с Джеком он понравился даже больше, чем Робину.
Сделав свои покупки, подруги, взявшись под руки, стали подниматься по лестнице, весело болтая о разных пустяках.
Дойдя до верхнего пролета лестницы, Лоэлия взглянула на часы и испуганно вскрикнула:
— Боже мой! Я и не думала, что уже столько времени! Мы встречаемся с Джеком на станции и собираемся уехать ранним поездом.
Подруги бросились к выходу и, попросив посыльного вызвать для Лоэлии такси, вышли на улицу.
И только тогда Диана задала вопрос, который так и вертелся у нее на языке с тех самых пор, как только она увидела Лоэлию:
— А что слышно о Барри? Как он?
— Барри? — переспросила Лоэлия. — У него все отлично. Совсем недавно Джек получил от него письмо. Он ушел в монастырь.
Диана замерла, пытаясь понять смысл услышанного. В этот момент подкатило такси, и посыльный распахнул для Лоэлии дверцу. Та поспешно села в машину.
— Как в монастырь?! Ничего не понимаю! Да скажи ты толком! — опомнилась наконец Диана.
— Он стал буддистским монахом, а больше я и сама ничего не знаю, — ответила Аоэлия. — Извини, дорогая, мне пора. До свидания.
Такси тронулось с места, и она помахала из окошка рукой. А Диана так и осталась стоять на тротуаре, тупо глядя ей вслед, не обращая внимания на идущих мимо прохожих, которые толкали ее, поспешно извинялись и шли своей дорогой.
— Может быть, вызвать для вас такси, мисс? — спросил посыльный.
И, не получив ответа, повторил вопрос. Смысл его слов наконец-то дошел до Дианы.
— Нет, спасибо, — ответила она и, повернувшись к нему спиной, зашагала по Дьюк-стрит.
Она бесцельно шла вперед, понятия не имея, куда и зачем направляется, не отдавая себе отчета в том, что с ней происходит.
«Это неправда, — твердила она. — Такого не может быть. Чтобы Барри ушел в монастырь?! А если это так, значит, он станет для меня вообще недоступным. Вдруг ч его больше никогда не увижу?»
Внезапно Диана почувствовала, что теряет сознание. Идти дальше не было сил. Она остановилась, беспомощно оглядываясь по сторонам. На другой стороне улицы ей бросилось в глаза знакомое маленькое кафе — она не раз здесь бывала раньше.
Яркими пурпурными буквами светилось его название. Диана поспешно перешла улицу и вошла сквозь вращающиеся двери. Обеденное время уже закончилось, и посетителей в кафе почти не было.
Лишь в самом дальнем углу сидели две парочки. Они тихонько разговаривали, занятые только друг другом.
Метрдотель, узнав Диану, поспешил ей навстречу.
— Добрый день, мисс Хедли, — проговорил он. — Что вам угодно?
— Мне что-то нехорошо, — прошептала Диана. — Не могли бы вы принести мне рюмку коньяку?
И опустилась в красное кожаное кресло, стоявшее рядом с дверью.
На лице метрдотеля отразилось полное смятение. Он помчался выполнять заказ. Не прошло и секунды, как рюмка с коньяком уже стояла на столе. Однако Диане показалось, что он отсутствовал целую вечность. Перед глазами плыли темные круги. Было ощущение, что она вот-вот потеряет сознание.
Коньяк обжег горло, однако стало немного легче.
— С вами все в порядке? — послышался взволнованный голос метрдотеля. — Может быть, вам еще что-нибудь нужно?
Диана поблагодарила его слабой улыбкой.
— Теперь все в порядке, — ответила она. — Я только что пережила сильное потрясение.
Внезапно она услышала, как кто-то окликнул ее, и, обернувшись, заметила Хьюго.
Он взял ее за руку и, склонившись, озабоченно заглянул ей в лицо. Диана вдруг, к ужасу своему, почувствовала, что тело ее сотрясается от рыданий.
— Хьюго, пожалуйста, отвези меня домой! — всхлипывая, попросила она.
И слезы потоком хлынули у нее из глаз.
На письменном столе Дианы лежало письмо от Лоэлии. Прошло уже около недели с тех пор, как она его получила, но убрать конверт как-то рука не поднималась. Снова и снова она перечитывала каждое слово.
Письмо было короткое, в основном новости незамысловатой жизни обитателей Охотничьего дома. Последний же абзац гласил:
«Барри написал Джеку, что поступил в буддистский монастырь в Балтаре. Он теперь безмерно счастлив и считает, что просто создан для монашеской жизни. Он прислал нам совершенно потрясающую рукопись. Жду не дождусь, когда ее переведут».
И больше ничего. Впрочем, чего, собственно, она еще ждет?
Барри сделался монахом! Веселый, озорной Барри, который обожал возиться с Робином, с удовольствием поддразнивал ее, наслаждался вместе с ней бешеным галопом по горам, вдруг зачем-то напялил желтую рясу монаха, бросил все, чем владел до сих пор!
Нет, этого не может быть! Он исповедует философию, а эта наука не имеет отношения ни к какой религии.
А что если ему просто захотелось побыть одному, чтобы никто не смог его побеспокоить? Ведь для этого ничего лучше монашеской кельи не придумаешь. А вдруг Барри настолько уверовал в Будду, что решил посвятить ему всю дальнейшую жизнь? Ведь недаром столько лет изучал он буддистскую религию.
Диана неустанно задавала себе вопросы и никак не могла найти ответа. Ей казалось, что этот удар судьбы свел на нет все ее надежды и стремления.
У нее не осталось в жизни никакой цели и было абсолютно все равно, что теперь сулит будущее. Да и может ли что-нибудь заменить потерю любимого человека, желаннее которого у нее не было на всем белом свете?
Диана точно знала, что Барри вызвал в ее душе это страстное чувство, равного которому ей еще не доводилось испытывать. Она даже не ожидала от себя способности любить.
Как часто в своей прежней жизни Диана приходила в негодование, когда слышала истории о разбитых сердцах. У нее на все случаи был готов один ответ: нужно уметь держать себя в руках, что бы ни случилось, даже если вдруг твоя любовь осталась без взаимности.
Девушек, страдающих от неразделенной любви, она называла не иначе как истеричками.
Теперь ей самой пришлось испытать, что такое, когда тебя не любят. Она не плакала и не рыдала, у нее пропал всякий интерес к жизни.
Диана стала чахнуть не по дням, а по часам. Что ей жизнь, когда рядом нет любимого человека? Одна сплошная пытка. Смерть стала для нее единственным избавлением.
Диана словно пребывала во сне, и Шнайберы были всерьез обеспокоены ее здоровьем.
Они никак не могли понять причину такой внезапной перемены. Только что Диана была здоровой, жизнерадостной девушкой, и вдруг… Бледное изможденное лицо, полная апатия ко всему.
Если бы подобное случилось с ней после смерти отца, это еще можно было бы понять, но такая перемена всего за одну ночь, когда и намека не было на трагедию! Никто не мог ничего понять.
Миссис Шнайбер решила с пристрастием расспросить Диану, однако вразумительного ответа так и не получила. Даже Рут поднялась с постели, чтобы поинтересоваться, что же такое произошло.
Шли дни. Но Диане они казались годами. Страдания, поначалу такие тяжелые, что казалось, их невозможно вынести, сменились глубочайшей депрессией. Она бродила по дому как тень, безразличная ко всему.
И тогда миссис Шнайбер решила, что она обязана поговорить с Хьюго.
В том, что это он довел бедняжку до такого состояния, она ни капельки не сомневалась. Ну, теперь держитесь, лорд Долк! Уж она-то ему все выскажет!
Для начала почтенная дама заручилась поддержкой мужа.
— Мне очень нравится Диана, — заявила она ему. — Как хорошо, что мы ее наняли! Общение с ней идет нашей Рут только на пользу. Посмотри, какая она в последнее время бодрая и веселая! А все почему? Потому, что есть с кем пошептаться о своих девичьих секретах. И я не позволю, чтобы бедная девочка так переживала из-за кого-то, будь он хоть трижды лордом! Права я или нет?
— Ну конечно, права, — рассеянно ответил мистер Шнайбер.
Придя в очередной раз к Шнайберам с визитом, Хьюго был чрезвычайно удивлен, когда ему передали, что миссис Шнайбер желает с ним поговорить.
Он послушно поднялся по широкой лестнице, устланной ковром пурпурного цвета, и вошел в гостиную — комнату, сплошь уставленную золочеными безделушками. Гостиной этой пользовались в тех редчайших случаях, когда миссис Шнайбер ругала прислугу. В остальное время она пустовала.
Миссис Шнайбер, облаченная в черное бархатное платье, отделанное белыми полосками из горностая, сидевшее на ней, словно на барабане, бросилась навстречу Хьюго, не успел дворецкий произнести его имя.
Она заметно нервничала, и Хьюго долго не мог взять в толк, что же произошло, пока наконец миссис Шнайбер не добралась до сути дела.
— Может быть, вам это покажется странным, лорд Долк, — поспешно проговорила она, — но мне непременно нужно было поговорить с вами наедине. Конечно, вы можете сказать, что я лезу не в свое дело, но я так полюбила бедную девочку. У меня прямо сердце разрывается смотреть, как она страдает!
— Кто? Диана? — уточнил Хьюго. Миссис Шнайбер усердно закивала:
— Да, Диана. Вы и сами, наверное, видите, лорд Долк, что она не в себе. Не ест, не пьет, вся исхудала и почернела. А по ночам рыдает в подушку, уж поверьте мне.
— Боже правый! — воскликнул Хьюго. — В чем же причина, как вы думаете?
Миссис Шнайбер многозначительно посмотрела на него своими черными маленькими глазками. Потом доверительно коснулась руки Хьюго своей пухлой, унизанной кольцами рукой.
— Влюбилась, — уверенно заявила она.
— Влюбилась? — опешил Хьюго. — В кого?
— Да бросьте вы, лорд Долк, — хитровато улыбнулась миссис Шнайбер. — Вам ли этого не знать!
— Неужели в меня? — поразился Хьюго, порывисто вскакивая. — Дорогая моя миссис Шнайбер, боюсь, вы ошибаетесь.
Миссис Шнайбер упрямо покачала головой.
— Нисколько, — проговорила она. — Я знаю, что совершенно права.
— Вы и в самом деле полагаете, — недоверчиво продолжал Хьюго, — что эта перемена в Диане, которой не было и в помине еще на прошлой неделе, вызвана любовью ко мне?
Миссис Шнайбер кивнула. Некоторое время Хьюго по-прежнему с сомнением смотрел на нее.
— Неужели вы и в самом деле правы? — задумчиво произнес он наконец.
— Я в этом уверена. И считаю, настало самое время с ней поговорить.
— Поговорить? — переспросил Хьюго, не понимая. — Вы хотите сказать, сделать ей предложение?
— Естественно, — ответила довольная миссис Шнайбер. — Не обижайтесь, уже давно пора. Насколько я помню, вы скоро почти год как ухаживаете за Дианой. Приходите к нам чуть ли не каждый. день, чтобы с ней повидаться, а предложения все никак не делаете. Немудрено, что девочка страдает.
— Помнится, когда мистер Шнайбер ухаживал за мной, — продолжала она, — я долго не была уверена, что он собирается на мне жениться. Как же я была несчастна! То и дело лила слезы.
А Саймон и не думал торопиться, ну точь-в-точь, как вы. А когда наконец он мне сделал предложение, я чуть не бросилась ему на шею от радости. Знаете, я ведь так любила его. Более того, я ни разу в жизни не жалела, что вышла за него замуж.
Хьюго смотрел на миссис Шнайбер и искренне восхищался ею. Она боролась за счастье Дианы так отчаянно, словно та была ее родной дочерью.
Под маской светской дамы, которую миссис Шнайбер усердно натягивала на себя последние годы, скрывалась, оказывается, простая, добрая женщина.
Хьюго порывисто протянул ей руку.
— Я попрошу Диану выйти за меня замуж, — просто сказал он.
Миссис Шнайбер так и просияла.
— Подождите здесь, подождите! — радостно воскликнула она. — Я сейчас ее позову. О Господи! Я себя чувствую такой молодой!
Она чуть ли не бегом бросилась к двери, но на пороге обернулась.
— Вы сможете сделать ее счастливой, — проговорила она. — Вы хороший человек, я в этом уверена.
Она промокнула слезинку, собравшуюся в уголке глаза, и вышла, тихонько прикрыв за собой дверь.
Оставшись один, Хьюго беспокойно заходил по комнате. Хотелось собраться с мыслями и все хорошенько обдумать.
Он любил Диану, страстно желал ее и в последнее время чувствовал, что не может жить без нее и что рано или поздно неизбежно попросит ее руки.
Но он все откладывал этот день, не решаясь сделать такой серьезный шаг, уговаривая себя, что со временем история самоубийства ее отца забудется и никто больше не обратит на них особого внимания. А время все шло и шло…
Когда стало известно о финансовом крахе сэра Хедли, Хьюго пришел в ужас. Первой его мыслью было то, что он еще легко отделался.
Жениться на бесприданнице ему и в голову никогда не приходило, а уж тем более после такого скандала. Подобное ему и в страшном сне привидиться не могло.
С ранних лет ему внушали, что он должен найти себе богатую невесту, и то, что он по уши влюбился в Диану, оказалось просто удачным стечением обстоятельств.
На его жизненном пути встречалось множество богатых наследниц, но, будучи привередливым, он предъявлял к ним очень высокие требования: избранница его должна быть не только состоятельна — это было неоспоримым условием, но молода и хороша собой.
Холодная красота Дианы просто ошеломила Хьюго, и он влюбился в нее без памяти.
Ему повезло, что она к тому же оказалась и сказочно богатой. Незадолго до самоубийства сэра Роберта Хедли Хьюго частенько спрашивал себя, любил бы он Диану, будь она бедна, и никогда не мог ответить на этот вопрос. Теперь он твердо знал, что любил бы.
Однако тогда его чувство не выдержало такого серьезного испытания, как финансовый крах семьи Хедли.
Если бы дело было только в потере денег, это еще полбеды, — пытался убедить себя Хьюго, когда чувствовал, что ведет себя по-свински, не подтверждая несчастной Диане своего намерения жениться на ней.
Но покрыть себя позором, опорочить свое доброе имя женитьбой на дочери обманщика… Нет, на такое Хьюго не мог решиться.
Он приложил максимум усилий, чтобы держаться подальше от Дианы, но, случайно встретив ее в Монте-Карло, влюбился еще сильнее, чем прежде.
Раньше это была хладнокровная, сдержанная девушка. Теперь во всем ее облике сквозила печаль, но такой романтичной Диана нравилась ему еще больше.
Хьюго привык, что женщины к нему так и льнут, однако Диана, как и раньше, держалась от него на расстоянии. Восхищаясь ее силой духа и мужеством, с которыми она переносила свалившиеся на ее голову несчастья, он не мог не заметить, как она сейчас одинока.
И все же он по-прежнему не решался сделать ей предложение.
Женитьба очень ответственный шаг. Взять в жены женщину без денег означало отказаться от роскошного образа жизни, к которому он так привык.
Рядом с Дианой другие женщины казались бесцветными и безжизненными. Отличительной чертой его возлюбленной была бурная энергия и жизнерадостность.
Теперь, думая о разговоре с миссис Шнайбер, Хьюго едва сдержался от смеха. Еще бы, его заставляют жениться! Убеждают, что он должен поступить по отношению к Диане честно!
Внезапно перед глазами Хьюго возникла другая картина: Диана, вне себя от горя, сидит в ресторане.
Кажется, это было совсем недавно. Он тогда взял такси и повез ее домой. Она сидела рядом с ним, держа его за руку, уставясь перед собой невидящим взглядом, а щеки были мокрыми от слез.
Ему еще тогда очень хотелось спросить, что случилось, однако врожденное чувство такта помешало задать этот вопрос.
Так в полном молчании и доехали они до Гросвенор-сквер. Потом он помог ей выйти из машины и на прощание поднес к губам руку.
— Спасибо, — прошептала Диана. Значит, она несчастна и одинока…
Хьюго заметался взад-вперед по будуару. Дверь распахнулась. На пороге стояла Диана. Как же она похудела!
Под глазами темные круги, лицо бледное… Она недоуменно смотрела на него.
— Что случилось, Хьюго? — наконец спросила она. — Миссис Шнайбер сказала, что ты хотел меня видеть.
Она казалась такой трогательной, юной и одинокой, что Хьюго не стал себя сдерживать. Подойдя к Диане, он крепко обнял ее.
— Диана, дорогая, — проговорил он, — мы поженимся. Я всегда буду с тобой рядом, стану заботиться о тебе. Ты выйдешь за меня замуж, моя любимая?
Диана не пошевелилась, только уронила голову ему на плечо, словно ее было слишком тяжело держать.
Лица девушки Хьюго не видел, лишь краешком глаза заметил золотисто-каштановые завитки волос на белоснежной шее.
С замиранием сердца ждал он ответа.
— Если ты этого так хочешь, Хьюго, — наконец едва слышно произнесла Диана, — я выйду за тебя замуж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Конец радуги

Ваши комментарии
к роману Радуга до небес - Картленд Барбара



Такую чушь в первые читаю.
Радуга до небес - Картленд БарбараНИКА
23.11.2011, 19.45





Не сказала бы что чушь поэтому говорю что книга хорошая! Сегодня еле нашла названия этого романа так как читала я его давно и он мне запомнился сегодня буду перечитывать снова не люблю забывать, а если уж забываю то перечитываю!!! Мне очень понравилось!
Радуга до небес - Картленд БарбараНаталья
9.06.2015, 20.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100