Читать онлайн Радуга до небес, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга до небес - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга до небес - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Радуга до небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В замке Диане спалось на удивление спокойно. Свежий воздух, прохладный и бодрящий даже в самый жаркий день, очень этому способствовал.
Старенький сторож суетился вокруг нее и все старался угодить. Он умолял попробовать то одно, то другое незамысловатое кушанье и так огорчался, когда Диана, даже не притронувшись к ним, возвращала тарелку с едой обратно, что она не выдерживала и съедала все, только чтобы доставить ему удовольствие.
Еда была восхитительна, и Диана подозревала, что в основном поступала она из Охотничьего дома, однако пару блюд сторож все-таки готовил в своей кухоньке, и ей не хотелось обижать старика отказом.
Впервые в жизни она была одна. Сначала она никак не могла заснуть: все смотрела сквозь незашторенное окно на звезды и прислушивалась к тихому шороху листьев.
Диана долго стояла у окна, всматриваясь в необозримую равнину. Вокруг царила благословенная тишина, наполняя ее душу спокойствием и умиротворением.
Она чувствовала себя гораздо спокойнее, ее будущее теперь казалось не таким уж страшным. Диана даже почувствовала, что в скором времени сможет решить для себя, что ей делать дальше.
На следующее утро она проснулась очень рано. Солнце уже встало, а из сада доносился разноголосый птичий хор. Диана отправилась бродить по холмам и бродила до тех пор, пока не выбилась из сил, и, вернувшись домой, легла спать. Спала крепко, без сновидений, а когда проснулась, почувствовала, как к ней возвращаются утраченные силы.
На столе ее ждала полная живого участия записка Лоэлии, в которой говорилось, что они с Джеком очень хотят ее видеть, как только она почувствует себя лучше. Друзья предлагали ей оставаться в замке столько, сколько она пожелает
Незаметно пролетели еще два или три дня. Ни каких событий за это время не произошло. К Диане вернулась былая сила и энергия, от длительною пребывания на свежем воздухе щеки порозовели, однако еще острее встал вопрос, что будет дальше
Она понимала, что образование, которое она получила, абсолютно непригодно для зарабатывания денег.
Диана знала несколько иностранных языков, настолько, чтобы путешествовать и общаться с иностранцами, но отнюдь не так хорошо, чтобы стать преподавателем.
Диана умела водить машину, но не знала, из чего она собрана. Она отлично ездила верхом, но ни разу в жизни самостоятельно не оседлала ни одну лошадь.
Прекрасно танцевала с любым партнером, но не сумела бы показать ни одного сложного па.
Даже продавщицей она вряд ли смогла бы работать, хотя и ходила по магазинам всю свою жизнь.
Теперь Диане смешно было даже вспоминать, как часто пресса называла ее «высокообразованной», «талантливой», «выдающейся» — в общем, лучшей из лучших. А на самом деле всех ее талантов не хватает даже на то, чтобы найти самую малооплачиваемую работу!
Пробыв в замке около пяти дней, Диана получила письмо от Джимми.
«Я нашел работу, — писал он, — в гараже в Челси. Это большая удача, потому что его владелец учился со мной в Итоне и кое-чем мне обязан. Он хороший парень и взял меня на работу с одним условием — я должен сменить фамилию. Итак, дорогая сестренка, бакалавр математических наук сэр Джеймс Хедли уходит со сцены. Появляется Джимми Марлоу, гаражный механик.
P. S. Видела бы ты меня в рабочем комбинезоне!»
Диана позавидовала хорошему настроению и оптимизму Джимми. Она написала ему ответ с пожеланием удачи и обещаниями приложить максимум усилий, чтобы и самой как-то устроиться в жизни.
А потом попыталась подсчитать, как лучше использовать свои сто двадцать пять фунтов в год. Просидев так около часа, Диана пришла к неутешительному выводу: она понятия не имела, где будет жить, как ей найти дешевую комнату и каков примерный прожиточный минимум в месяц. Так что все ее подсчеты не стоили ломаного гроша.
Ей казалось, что на такую крохотную сумму, даже если бы она стала зарабатывать два или три фунта в неделю, вообще невозможно прожить.
Схватив злосчастный листок, Диана разорвала его на мелкие кусочки и разрыдалась. Она чувствовала себя абсолютно беспомощной и бессильной. Выхода из создавшегося положения, как ей казалось, не было.
Диана сидела на стуле, закрыв лицо руками, и слезы текли у нее из глаз. Она не сделала ни малейшей попытки их остановить, всецело предаваясь своему горю.
Она пребывала в отчаянии и впервые в течение многих лет могла позволить себе быть самой собой. Жизнь, которую она вела прежде — на виду всего общества, — научила ее постоянно держать себя в руках и скрывать истинные чувства.
Диана никогда не оставалась одна. Даже в своей спальне на -Парк-лейн или за городом рядом с ней всегда находилась горничная, готовая появиться в любой момент, если ей вдруг покажется, что хозяйке требуются ее услуги.
Даже просто поплакать ей никогда не удавалось: всегда на виду, всегда убранная и накрашенная.
Люди, всюду люди… Беззастенчиво пользовавшиеся ее деньгами, обожавшие роскошь, которая всем хороша, за исключением одного — она не позволяет побыть в одиночестве.
Прошел почти час, прежде чем Диана наконец успокоилась. Рыдания стихли.
Она вытерла распухшие глаза, устало вздохнула и внезапно почувствовала, что с души словно камень свалился: тоска и уныние, будто зловещая грозовая туча, нависшая над головой, куда-то исчезли.
Диана умылась, с наслаждением ощущая прохладу воды своей разгоряченной кожей, и, сбежав по каменным ступенькам крыльца, взобралась на холм. Время приближалось к полудню. Солнце стояло уже высоко, и было очень жарко.
Отойдя от замка, Диана примостилась на поваленном дереве и огляделась по сторонам. Внезапно за спиной послышался звук шагов, заставивший ее вздрогнуть.
Она обернулась — по дорожке, ведущей от Охотничьего дома, приближался Барри Данбар.
Диана вскочила, не зная, что делать: то ли убегать, то ли остаться. Пока она раздумывала, Барри уже успел подойти и, улыбаясь, протянул ей руку.
— Мисс Хедли! — воскликнул он. — Вот уж не ожидал вас здесь увидеть.
— Я остановилась в замке, — сказала Диана.
— Простите, если помешал вам, — проговорил Барри. — Я понятия не имел, что здесь кто-то есть. Я зашел к Лоэлии и Джеку, но их не оказалось дома. Мне очень нужны кое-какие бумаги, которые я оставил в кабинете на столе. Что ж, придется самому взять их.
— Думаю, ничего страшного не будет, — заметила Диана. — Возьмите, если они вам так нужны. А Лоэлию я еще не видела.
Диана снова уселась на бревно, а Барри, не проронив ни слова и не дожидаясь приглашения, сел рядом. Несколько секунд они молчали, наконец Барри протянул ей руку.
— Не сочтите меня назойливым, но мне ужасно жаль, — заметил он.
Диана подала ему руку и внезапно, к своему ужасу, почувствовала, что слезы снова вот-вот хлынут у нее из глаз. Она уставилась прямо перед собой, делая невероятные усилия, чтобы сдержать их.
Крепко сжав ее руку, Барри сказал:
— Не печальтесь. У вас осталось единственное, что имеет значение в этой жизни.
— Что же это? — спросила Диана.
— Мужество, — последовал ответ.
И так же неожиданно, как и появился, Барри поднялся и ушел.
Несколько минут Диана сидела не шевелясь, ей стало гораздо легче. Она знала, что Барри не покривил душой. Он действительно сказал то, что думал.
Как ни странно, его простые слова придали ей сил. Почему-то ей было небезразлично его мнение.
Несколько минут спустя Барри вернулся с бумагами под мышкой. Он подошел к Диане и взглянул на нее.
— Спасибо вам, — просто сказала она. Барри взял ее за руку.
— Я понимаю, то, что произошло, кажется вам сейчас ужасным и непоправимым, — проговорил он. — Но поверьте, рано или поздно это ощущение пройдет. На самом деле жизнь — это потрясающая штука. Все плохое и хорошее, что происходит с человеком, как бы остается на ее обочине. Настоящей же жизни это никак не касается. И помните, вот этого у вас никто не отнимет.
Барри обвел глазами окрестности, и Диана, проследив за его взглядом, увидела безбрежное синее небо с белыми барашками облаков, поля, покрытые золотистыми колосьями пшеницы, зеленые долины, серебристые реки и темно-зеленые леса. Она вдруг почувствовала себя так, словно впервые в жизни созерцает подобную красоту.
Они находились на холме, и прямо под ногами, внизу, виднелись деревья. Их листья блестели на солнце, стволы казались золотисто-красными от прильнувшего к ним плюща. «Совсем как живые», — подумала Диана.
Земля была покрыта сочной травой, и каждая былиночка, каждый крохотный зеленый кустик изумрудного мха казались ей наполненными жизненной силой. И Диана, глядя вокруг, ощущала себя частью всей этой красоты.
Барри коснулся ее руки. Он словно открыл ей глаза на раскинувшийся у их ног прекрасный мир, показал красоту настоящей жизни, не тронутой цивилизацией.
Он ушел, а Диана все продолжала сидеть, чувствуя в себе уверенность и безбрежный покой.
Она поняла, что Барри — один из немногих оставшихся у нее друзей, более настоящий, чем все, вместе взятые.
На следующее утро Диана получила письмо, чрезвычайно ее удивившее. Подписано оно было миссис Шнайбер.
«Уважаемая мисс Хедли, — писала та. — Мы с мужем были бы чрезвычайно рады вашему согласию стать компаньонкой нашей дочери Рут. Я посоветовалась с мисс Картер, и та сочла подобное предложение замечательным. Она, да и мы все, не сомневаемся, что вы великолепно поладите с Рут. Со своей стороны готовы предложить вам двести фунтов в год и стол. В ближайшем будущем мы собираемся за границу и хотели бы заранее получить ваш ответ, с тем чтобы знать, можем ли на вас рассчитывать. Искренне ваша, Эсфирь Шнайбер».
Стать компаньонкой Рут Шнайбер! Сама идея привела Диану в негодование. И в то же время она не могла не понимать, что со стороны Мэри Картер было чрезвычайно любезным найти ей такое место.
Первой реакцией Дианы было отказаться. Однако немного поразмыслив, она решила, что находится не в том положении, чтобы так бросаться подобными предложениями.
Сопровождать Рут Шнайбер, быть на задворках того самого общества, в котором она привыкла блистать, выполнять каждое пожелание Шнайберов, этих добродушных, хотя и несколько вульгарных людей — такое Диана не в состоянии была себе даже представить.
И в то же время она прекрасно отдавала себе отчет в том, что ни на какую другую работу она просто не способна.
Немаловажным являлось и то обстоятельство, что у нее будет крыша над головой, да и обещанное жалованье, признаться, было более чем щедрым.
Она по-прежнему сможет жить в роскоши, вращаться в том обществе, которое так хорошо знает… Но с какой разницей!
Если раньше она слыла его королевой, то теперь появится в качестве прислуги, полностью зависящей от воли своей хозяйки.
«Нет, я не смогу этого сделать!» — в отчаянии подумала Диана, но тут взгляд ее упал на письмо Джимми, которое по-прежнему лежало на столе.
Брат бросил университет и работает в гараже простым механиком. Это ведь тоже потребовало от него немалого мужества.
«Ему хватило сил даже сменить фамилию», — с горечью подумала Диана.
Так что же ей делать? Весь день Диана размышляла над этим, складывая в уме все «за» и «против». Обстоятельства вынуждали ее с благодарностью принять предложение, однако все ее естество восставало против него.
«Я этого не вынесу!» — неустанно повторяла она.
На следующий день пришло письмо от Мэри Картер, очень доброе и полное сочувствия, в котором она прямо говорила, что Диане крупно повезло получить такое заманчивое предложение.
«Шнайберы ненадолго уезжают за границу, — писала она, — это тебе только на руку, дорогая. К тому времени, как ты вернешься, все уже про вас забудут. Я уверена, что ты благоразумно примешь их предложение. Шнайберы очень милые люди, с ними легко ладить».
В том, что все скоро забудут, что произошло, Диана ни капельки не сомневалась, она отлично знала высшее общество. Не пройдет и нескольких месяцев, как при виде ее скажут:
«Это какая такая Диана? А, Хедли, у которой отец обанкротился, а потом застрелился».
И, равнодушно пожав плечами, будут с нетерпением ждать очередного скандала.
«И почему я не родилась мужчиной!» — горестно размышляла она. Можно было бы сменить имя, уехать за границу, где ее никто не знает, самой зарабатывать себе на жизнь чем угодно, хоть улицу мести, лишь бы не видеть больше людей, которых знала прежде.
Но, как говорится, если бы да кабы… И Диана написала Шнайберам, что она согласна стать компаньонкой их дочери.
Две недели спустя она приступила к первой в своей жизни работе.
Вскоре обнаружилось, что труднее всего в этой семье ладить с миссис Шнайбер.
Рут оказалась веселой, ленивой, немного завистливой, но, в общем, доброй девушкой, которую невозможно было не полюбить.
Мистер Шнайбер весь день работал и возвращался домой лишь поздно вечером, усталый и раздраженный. Он относился к Диане с уважением и бывал с ней неизменно вежлив, чего она не могла не оценить по достоинству, поскольку остальные домочадцы избытком вежливости явно не страдали.
Миссис Шнайбер разговаривала с ней то фамильярно, то придиралась ко всяким пустякам и ворчала по поводу и без повода, видимо, считая, что за деньги, которые ей платят, можно и потерпеть.
Вскоре Диана поняла, почему миссис Шнайбер наняла ее: она близко знала многих из высшего общества, с кем не прочь благодаря ей были подружиться и Шнайберы.
Потому-то, когда Диана отказалась встречаться со своими бывшими друзьями, хозяева были сильно разочарованы.
Сначала работа показалась Диане нетрудной.
В ее обязанности входило сопровождать Рут по магазинам. Диане стоило невероятного терпения уговорить свою компаньонку не покупать ярких безвкусных нарядов. Она всегда советовала приобретать простые изысканные платья, которые необыкновенно шли этой крупной девушке, скрывая ее явную тенденцию к полноте.
Сделав нужные покупки, они обедали в каком-нибудь модном ресторанчике, где, по мнению Рут, можно было встретить представителей высшего общества. Потом катались в автомобиле, ходили в кино или возвращались домой, где Рут до вечера валялась в постели.
Шнайберы вообще были людьми оригинальными — в своем новом роскошном доме они проводили совсем мало времени. Если уж кто-то и оставался дома, то непременно валяясь в постели. Им и в голову не приходило, что у себя дома можно по-другому провести время.
И миссис Шнайбер, и ее дочь вставали очень поздно. Напяливали свои самые лучшие наряды и отправлялись кто куда.
По возвращении тут же эти наряды снимали, движимые непреодолимым желанием сберечь хорошие вещи, чтобы они прослужили дольше, переодевались в домашнее и ложились в постель.
Диане такой распорядок дня был только на руку — она могла находиться в своей комнате и делать там все, что ей захочется.
Самым трудным для нее оказалось найти общий язык с прислугой.
Раньше она и представить себе не могла, каким снобизмом отличается эта категория работающего люда.
Ее поразили надменность и скрытое хамство многочисленной прислуги Шнайберов.
Все брали пример с дворецкого, даже не скрывавшего своего презрения к хозяевам. Диану неприятно поразило, что горничная миссис Шнайбер в свое время тоже пострадала от банкротства Роберта Хедли.
Как только Диана появилась в доме, она никогда не упускала случая показать Шнайберам, что не доверяет этому «изгою общества».
Стоило Диане по какой-то причине задержаться в комнате миссис Шнайбер, как служанка бросалась запирать шкатулку с драгоценностями, причем делала это настолько демонстративно, что Диане становилось не так обидно, как смешно.
В целом Шнайберы были добры к ней. И не их вина, что, когда Диану просили что-то принести, сбегать за чем-то наверх, она, не привычная к подобным поручениям, очень терялась. Не любила она также и откровенничать.
Чересчур темпераментная миссис Шнайбер вела себя непредсказуемо, если хоть что-то было не по ней. Сколько раз, бурля от негодования, она склоняла на все лады ту или иную великосветскую даму, которая, как ей казалось, была с ней недостаточно вежлива. Рут и Диане оставалось только молча внимать ее гневным речам.
Поначалу Диана едва сдерживалась, чтобы не броситься на защиту бывших подруг, которых так несправедливо обвиняют.
Однако вскоре она поняла бесполезность своих порывов. Лучше было не пытаться возражать миссис Шнайбер, которая, чуть не лопаясь от ярости и бренча бесчисленными украшениями, бегала взад-вперед по комнате, стуча своими коротенькими ножками, и вопила:
— Нет, вы мне только ответьте, почему это она не желает со мной разговаривать? Не я ли дала ей сто фунтов на благотворительность, а? А сейчас она, задрав свой дурацкий нос, делает вид, что со мной не знакома! Нахалка! Думает, что ей все дозволено только потому, что отец был герцогом!
Да ведь все знают, что она собой представляет! Крутит шуры-муры со своим смазливым агентом! Нет, как вам это нравится? И еще смеет делать вид, что меня не замечает, меня, которая всю свою жизнь была образцом добродетели!
Хоть она и леди, а по мне — так самая непристойная баба! Теперь-то я вижу, правильно о ней говорят! Ну так вот! Больше она от меня ничего не получит! Ни пенса!
И это могло продолжаться еще довольно долго, иногда даже из-за пустяка.
Люди, расположения которых миссис Шнайбер так отчаянно добивалась, без зазрения совести выуживали у нее на благотворительность крупные суммы, добытые ее мужем тяжким трудом, а потом при встрече, когда она радостно кидалась приветствовать их, делали вид, что впервые ее видят.
Иногда Диана сама не понимала, кого презирает больше: то ли миссис Шнайбер за ее болезненное тщеславие, то ли знать, выкачивающую из этой глупой женщины деньги, не отплатив ей хотя бы простой учтивостью.
То, что Диана в Лондоне, знали лишь немногие из ее друзей. В доме Шнайберов на Гросвенор-сквер она прожила всего одну неделю — семейство надумало отправиться в Монте-Карло.
Если Диана и надеялась, что лето проведет тихо и спокойно, то ее ждало разочарование. В конце июля женская половина Шнайберов вдруг бросилась бегать по магазинам, скупая все, что, по их мнению, требуется для отдыха на юге — летние платья, купальники, одежду с морской символикой, которую положено носить на яхте.
Тщетно Диана уговаривала миссис Шнайбер не покупать столько для яхты, которая скорее походила на моторную лодку.
Все было напрасно. Миссис Шнайбер настояла на своем. Но ни бескозырка, ни стильный бушлат с медными пуговицами не спасли женщин от морской болезни, которой миссис Шнайбер и Рут страдали даже при полном штиле.
В Монте-Карло все было, как и везде: та же толпа представительниц прекрасного пола всевозможных размеров осуществляла свою заветную мечту — загореть до черноты; тот же неизменный набор сладкоречивых проходимцев с вихляющей походкой, словно стервятники, выискивающих богатую добычу.
Те же старики, с восторгом наблюдающие, как плещутся в море молоденькие девицы.
Те же холеные великосветские особы, единственное занятие которых — демонстрация парижских моделей нового сезона.
Те же игроки в карты двух типов: профессионалы и новички-неудачники.
Неженатых и более или менее приличных молодых людей можно было пересчитать по пальцам.
Миссис Шнайбер, очень скоро это обнаружив, долго негодовала на цивилизованное общество, которое не в состоянии предложить ее дочери своих красивых и богатых молодых людей.
— Никогда не видела такой убогой публики! — возмущалась она, сидя у бассейна. Ее просторное тело, втиснутое в испещренную синими пятнами пижаму с оранжевым поясом, выглядело довольно забавно.
Приставив к носу усыпанный бриллиантами лорнет, она окинула прохожих презрительным взглядом.
— Скажи мне, Диана, — проговорила она, — нет ли среди них кого-нибудь из твоих знакомых? Может, ты хоть что-то знаешь? А! Вот идет эта леди Дэшли. За душой ни пенса, а пролезет всюду, куда только пожелает. Вот уж чего не понимаю! Вроде не красавица, а поди ж ты, все из кожи вон лезут, чтобы только оплатить ее счета. А это что за молодой человек спускается по лестнице? Где-то я его прежде видела…
Диана взглянула, куда указывал жирный, унизанный кольцами палец — по ступенькам под руку с какой-то высокой блондинкой спускался не кто иной, как Хьюго.
Кровь бросилась Диане в лицо, она почувствовала, что краснеет. Поспешно раскрыв сумочку, она опустила голову, сделав вид, будто что-то ищет, а когда подняла ее, то уже целиком и полностью владела собой.
Хьюго с блондинкой направлялись прямо к ним. Когда они проходили мимо, он наконец за^ метил Диану.
— Диана! — воскликнул он, протягивая к ней обе руки.
— Привет, Хьюго, — удалось небрежно бросить Диане, после чего она, не теряя ни секунды, представила своего бывшего жениха миссис Шнайбер.
Та пришла в полный восторг.
— Ну конечно, мы с вами уже встречались, лорд Долк! — защебетала она. — Я прекрасно вас помню. Вот и Диана только что, когда увидела, что вы спускаетесь по ступенькам, сказала: «Смотрите-ка, вот идет лорд Долк». Мы приехали сюда совсем недавно. А вы тоже здесь остановились? Вы должны непременно встретиться с моей дочерью и прокатиться на нашей яхте. Знаете, у нас такая маленькая яхточка. Я сказала мужу, когда мы собирались ее покупать: «Зачем нам какая-то громадина! Купим что-нибудь изящное и уютненькое, чтобы можно было устраивать прямо на борту веселые пикники». Ведь так приятно иногда уплыть куда-нибудь подальше от всего этого сборища. Правда, лорд Долк?
Хьюго вежливо ответил, а потом повернулся к Диане:
— Где ты остановилась?
— С нами, — вмешалась миссис Шнайбер, прежде чем Диана успела раскрыть рот. — Почему бы вам сегодня не поужинать у нас? Вы с Дианой могли бы вспомнить старые добрые времена. И потом, мне так хочется, чтобы вы встретились с моей дочерью Рут. Она наверняка будет в восторге, когда узнает, что и вы приехали в Монте-Карло.
Хьюго слегка опешил от такого бурного натиска, однако быстро пришел в себя и, извинившись, отказался от приглашения на ужин.
— К сожалению, я уже принял другое приглашение, — пояснил он. — Может быть, мы увидимся после ужина в казино? Вы ведь будете играть?
— Ну конечно! — просияла миссис Шнайбер.
— Тогда до вечера, Диана, — проговорил Хьюго, заметив, что блондинка уже отыскала укромное местечко подальше от бассейна и теперь призывно машет ему рукой.
— Тебя мне особенно хочется увидеть, — тихонько добавил он и поспешил на зов.
— Какой приятный молодой человек, — заметила миссис Шнайбер. — Помнится, я видела его на нашем вечере. Я еще подумала тогда: какой красавчик, а Мэри Картер потом сказала мне, что он выгодный жених. Как ты думаешь, он подходит нашей Рути?
— Несомненно, — ответила Диана.
— Ладно, увидимся с ним вечером, — продолжала миссис Шнайбер. — Во что бы только одеть Рут? Наряды, что ты ей накупила в Лондоне, мне совсем не нравятся. Рут всегда шел вишневый цвет. Когда она была маленькая, я одевала ее только в вишневое. Зимой — вишневый бархат, летом — вишневый шелк. Она была чудо как хороша, просто куколка! Знакомые мне то и дело говорили: «Миссис Шнайбер, вы разорите своего мужа. И зачем только так наряжать ребенка?» А я всегда отвечала, что Рут окупит все потраченные на нее деньги. А вот, кстати, и она.
Миссис Шнайбер умолкла — к ним приближалась Рут.
Глядя на нее, Диана заметила, что выглядит та великолепно: простое, отлично сшитое летнее платье и огромная белая полотняная панама, закрывающая лицо от солнца, шли ей необыкновенно.
Диана рекомендовала ей не надевать на пляж своих массивных жемчужных серег и многочисленных браслетов, которые Рут просто обожала. Рут, к счастью, не пренебрегла ее советами.
В это утро на ней не было ни единого украшения. Все просто и со вкусом, а потому красиво и изящно Чуть застенчиво, но не спеша, шла она мимо многочисленных любителей позагорать, направляясь к своей матери.
— Рути! — тут же затараторила миссис Шнайбер, когда дочь уселась рядом с ней. — Ты не представляешь, с кем я только что разговаривала! С самим лордом Долком! И он просто мечтает встретиться с тобой сегодня в казино. Ты ведь помнишь его, правда?
— Ну конечно, помню, — отозвалась Рут. — Но насчет того, что он так уж хочет меня видеть, по-моему, ты, мама, ошибаешься. Ведь он ухаживает за Дианой.
— Вовсе нет, — поспешно вмешалась Диана.
— За Дианой? — удивленно переспросила миссис Шнайбер. — Ах да, теперь припоминаю… Ты ведь приводила его на вечер, который мы устраивали, правда, Диана? Но он сказал, Рути, что хочет видеть сегодня вечером именно тебя и совсем не ожидал увидеть здесь Диану. Я думала…
Она запнулась, однако Диана отлично поняла; что хотела сказать ее хозяйка. Она думала, что после финансового краха сэра Хедли его дочь уже не будет представлять никакого интереса для такого блестящего человека, как Хьюго.
Самое лучшее — это смотреть правде в глаза, решила Диана.
Слава Богу, ей теперь не нужно притворяться. Она поднялась.
— Вы не возражаете, если я вернусь в отель? — спросила она. — Я кое-что забыла.
И добавила:
— А что касается меня и лорда Долка, миссис Шнайбер, то я — не в счет, так как уже вышла из игры. Не сомневаюсь, что он будет рад снова встретиться с Рут. Может быть, мне заказать в казино столик?
Миссис Шнайбер кивнула.
— Неплохая мысль, — согласилась она. — Так и сделай.
Диана не торопясь отправилась обратно в отель. Спешить было нельзя — слишком жарко. Горы, кольцом опоясавшие Монте-Карло, делали жару совершенно невыносимой. Впечатление было такое, будто сидишь в раскаленной печи.
Она стояла у окна своей спальни и глядела на безмятежное море.
Встреча с Хьюго застала Диану врасплох: вот уж чего она никак не ожидала, так это наткнуться на него в Монте-Карло. Казалось, сто лет прошло с тех пор, когда она видела его последний раз, ощущала на своих губах его прощальный поцелуй, слушала, как он умоляет впустить его на минутку.
Как же она рада, что не уступила тогда его домогательствам! Страшно было даже подумать, что она могла бы кокетничать с ним, весело хохотать и даже поощрять его ухаживания в доме, где лежало бездыханное тело отца, в ту ночь, которая до неузнаваемости изменила всю ее жизнь, все ее существование.
Интересно, что он собирается ей сказать. Диана считала, что говорить им в общем-то не о чем. И вес же была рада, что они наконец встретились.
Только теперь она поняла, что все время уклонялась от этой встречи. В Лондоне, когда они с Рут бывали в ресторане, Диана, не отдавая себе отчета в том, что делает, то и дело оглядывалась на дверь.
Стоило войти мужчине, как ей казалось, что это Хьюго, и тут же сердце ее начинало биться с удвоенной силой. Кого она только не принимала за него! У одного было похоже лицо, у другого фигура…
И вот наконец встреча, одна мысль о которой наводила на нее такой ужас, состоялась. Она увидела его, и это оказалось вовсе не так страшно.
У Дианы отлегло от сердца, и, схватив сумочку, она почти вприпрыжку выбежала из комнаты.
Направляясь к лифту, она стремительно завернула за угол и со всего размаху налетела на молодого высокого блондина с голубыми глазами. Тот, смеясь, успел схватить ее за руки, иначе бы Диане ни за что не удержаться на ногах.
— Ой, простите, ради Бога, — извинилась Диана.
— Ну что вы, я очень даже рад. Есть повод для знакомства, вы не находите?
Он так добродушно ей улыбался, что она с трудом сдержалась, чтобы не расхохотаться.
— Естественно, не нахожу! — заявила Диана суровым тоном, но тут же не выдержала и улыбнулась ему в ответ: таким он ей показался молодым и полным жизненных сил.
Она припомнила, что прошлым вечером видела его издалека в казино и, будучи настоящей женщиной, сразу же заметила, что он не спускает с нее восторженных глаз.
— Ну, пожалуйста, скажите, как вас зовут, — взмолился между тем незнакомец.
И, нагнувшись, поднял ее сумочку, которая упала на пол.
Это была белая холщовая сумка, одна из тех простых, но очень дорогих вещей, которая теперь обошлась бы Диане почти в месячное жалованье. В уголке на табличке было выгравировано ее имя.
Молодой человек с легким поклоном протянул ей сумку.
— Теперь ваше имя запечатлено в моем сердце, — напыщенно проговорил он.
Диана снова рассмеялась: он был такой симпатичный, да к тому же она так давно не хохотала.
— Я должна идти, — сказала она, направляясь к лифту.
— Разрешите сегодня пригласить вас на танец, — попросил молодой человек.
— Нет, не разрешу, — последовал ответ.
— Ну, пожалуйста, Диана, очень вас прошу! — взмолился он.
Диана, покачав головой, вошла в лифт.
— До свидания, — сдержанно проговорила она.
— До вечера, — упрямо сказал молодой человек, и лифт понес ее вниз.
— Диана, мне нужно поговорить с тобой наедине. Хьюго взял ее за руку и решительно вывел через
дверь казино на тускло освещенную террасу с видом на море. Там поспешно отвел ее в сторонку, подальше от ужинавших посетителей.
— Я битый час пытался тебя поймать, — сердито начал он, — но все время натыкался на эту дурацкую тетку. Кто она, черт бы ее побрал?
— Моя хозяйка, — ответила Диана.
— Твоя кто?!
— Я компаньонка ее дочери Рут.
— Боже милостивый! — воскликнул Хьюго. — Диана, этого не может быть! Как же?.. Ведь они совершенно немыслимые люди!
— Мой дорогой Хьюго, — решительно проговорила Диана. — А чего ты, собственно, ожидал? В конце концов, знаешь, не каждый возьмет меня на работу.
— Не говори так! — воскликнул Хьюго и взял ее за руку. — Диана, дорогая, как же я по тебе скучал! Ты так и не ответила на мое последнее письмо. Почему?
— Мне нечего было тебе сказать, — ответила она просто.
— Мне очень хотелось тебя найти, — продолжал Хьюго, — но я чувствовал, что тебе хочется немного побыть одной. Как-то я позвонил на Парк-лейн, но там понятия не имели, куда ты отправилась, а может, это ты попросила ничего мне не говорить?
— Видишь ли, моя жизнь в последнее время сильно изменилась, — пояснила Диана. — Теперь, Хьюго, мне нужно самой зарабатывать себе на хлеб, хотя стать компаньонкой, быть может, и не самый удачный для этого способ. Но ничего другого я делать не умею.
— Да, но работать на них… Диана, эта женщина просто невозможна! Я никак не мог избавиться от нее. Присосалась ко мне как пиявка! Неужели ты не могла подыскать себе какую-нибудь работу получше?
— Эти люди вовсе не так уж плохи, — возразила Диана.
Ей почему-то было неприятно, что Хьюго с таким высокомерием говорит о Шнайберах. В конце концов, подумала она, они единственные, кто предложил ей работу.
— Ты должна уехать, Диана, — уговаривал ее Хьюго. — Я найду тебе другое место, лучше, чем это. Где мы по крайней мере сможем видеться.
— Мне и здесь неплохо, — возразила Диана. «Надо же! Хьюго предлагает мне работу», — горько усмехнулась она. Месяц назад он заставлял ее принять совсем другое предложение.
Впрочем, Диана с самого начала знала, что ее прежние отношения с Хьюго не выдержат испытания временем, и тем не менее горько было сознавать, насколько изменилось положение вещей.
Она облокотилась о перила и отвернулась от Хьюго. Ее головка четко вырисовывалась на фоне темного неба, и в этот момент Диана была необыкновенно хороша.
До них доносились приглушенные звуки музыки и тихий плеск волн внизу, под ногами.
Внезапно Хьюго рывком притянул Диану к себе.
— Диана, — хрипло зашептал он, — дорогая, я так тебя хочу!
Он страстно поцеловал ее. Диана безвольно лежала в его объятиях, а когда он выпустил ее, отвернулась. Что-то в ней изменилось — поцелуи Хьюго больше не волновали ее.
Прежняя нега, которая возникала в Диане всякий раз, когда он до нее дотрагивался, исчезла. Все было кончено. Куда только подевалась та сила, которая заставляла ее сладко трепетать под его поцелуями!
И в этот момент, чувствуя, что руки ее совершенно не дрожат, а спокойно лежат на мраморном парапете, Диана испытала огромное облегчение.
Она боялась Хьюго, боялась, что он может причинить ей боль, боялась, что он подчинит ее своей воле. Но ничего не произошло. И Диана чувствовала себя как человек, который, пробудившись посреди ночи от кошмара, с облегчением понимает, что все это ему только снится.
Хьюго целовал ее плечо и, невнятно бормоча какие-то ласковые слова, пытался снова заключить ее в свои объятия.
Диана чувствовала себя так, будто ее домогается какой-то едва знакомый мужчина, который ничего не значит в ее жизни, и непонятно, как это она его боялась и вообще думала о нем.
— Диана, я хочу тебя, — все повторял Хьюго. — Я хочу тебя, Диана.
Внезапно Диана громко расхохоталась и, повернувшись к нему лицом, уперлась руками ему в грудь и легонько оттолкнула.
— Дорогой мой Хьюго, — весело проговорила она. — Как же тебе повезло! Так вовремя спастись!
Хьюго даже покоробило от такой откровенности.
— Диана, выслушай меня, — взмолился он. Но она, и не подумав это сделать, взяла его под
руку, намереваясь вернуться обратно в казино.
— Ну хоть раз в жизни, Хьюго, не притворяйся. Ведь ты и сам видишь, как все вышло смешно.
И она снова рассмеялась.
— Я тебя не понимаю, — пробурчал Хьюго. Видно было, что ее выходка выбила его из колеи.
— Я и сама только-только начинаю понимать себя, — призналась Диана и, первой войдя в дверь, поспешила к саду, расположенному на крыше казино.
Оглядевшись, она с облегчением увидела, что Рут танцует, а миссис Шнайбер всецело поглощена игрой в карты. На секунду замешкавшись в дверях, Диана внезапно почувствовала, как кто-то взял ее за руку.
— Как я рад, что вы не отказали мне в танце, — послышался голос, и в следующую секунду Диана совершенно неожиданно для себя уже кружилась в танце с молодым человеком, с которым недавно познакомилась в фойе гостиницы.
— Добрый вечер, — проговорил он, глядя на нее сверху вниз смеющимися глазами. — Вы выглядите потрясающе, Диана. А для кого, если не секрет?
— Секрет, — улыбнулась она. — Вам же хочу сказать, что вовсе не собиралась сегодня с вами танцевать.
— А вот и собирались, — шутливо проговорил незнакомец. — Когда я одевался, то решил это проверить. И несколько раз подкинул монетку, повторяя про себя: «Орел — она придет, решка — нет». И три раза выпал орел.
— Наверняка мошенничали, — заметила Диана.
— Кстати, меня зовут Терри, — представился — незнакомец.
— Вы ирландец?
— Не чистокровный, — ответил Терри.
Танцором он был великолепным, и Диана, чувствуя себя с этим юношей удивительно легко и непринужденно, самозабвенно отдалась танцу.
Никогда еще не доводилось ей встречать человека, который бы так наслаждался жизнью. А то, что он обожал жизнь, видно было невооруженным глазом. И не только по его манере постоянно шутить, но и по тому, что энергия и жизненная сила, казалось, били ключом. На вид ему было не больше двадцати пяти.
— Пойдемте поужинаем, — предложил он, когда музыка стихла.
— Не могу, — ответила Диана. — Я присматриваю вон за той девушкой с темными волосами. Видите?
И, взглянув в сторону Рут, к своему изумлению, увидела, как та встала и подошла к Хьюго. В этот момент снова заиграл оркестр, и они начали танцевать.
— Похоже, ваши услуги ей пока не понадобятся, — решительным тоном проговорил Терри, и Диана послушно стала спускаться за ним.
«Надо же, Хьюго танцует с Рут! — растерянно думала она. — Вот это новости!»
Стало быть, миссис Шнайбер добилась своего. И проходя мимо комнаты, где играли в карты, Диана не смогла удержаться, чтобы не заглянуть туда. Она знала, где обычно сидит ее хозяйка, являвшая собой незабываемую картину азартной игры: кучка жетонов, глаза не мигая смотрят в карты, руки судорожно подергиваются в зависимости от того, выигрывает она или проигрывает.
Миссис Шнайбер играла плохо, но очень осторожно. Если ей удавалось выиграть несколько франков, она, в глубине души полагая, что вечер удался на славу, делала вид, что ей страшно не везет. Подобную манеру поведения она считала особым шиком.
Даже если ей и удавалось выиграть крупную сумму, она никогда в этом не признавалась, и Диана то и дело слышала, как она сетует своим подружкам! на то, что ей ужасно не везет в картах, хотя на самом! деле благодаря своей чрезмерной осторожности! почти никогда не проигрывала.
И сейчас Диана поспешила к ней и, наклонившись, тихонько проговорила:
— Я собираюсь пойти перекусить, миссис! Шнайбер. Рут танцует с лордом Долком, так что о ней не беспокойтесь.
Миссис Шнайбер так и просияла:
— Это хорошо. Очень хорошо!
— А как у вас дела? — поинтересовалась Диана.
— Карта идет ужасная, — пожаловалась миссис Шнайбер. — Не везет, да и только!
Но проговорила она это таким веселым тоном, что Диана поняла: у нее все хорошо. Оставив свою хозяйку наслаждаться игрой, она поспешила обратно к Терри. Тот уже нашел свободный столик и заказал бутылку шампанского.
Диана уселась напротив. Столик был освещен лишь крохотной настольной лампочкой, отбрасывающей бледно-розовый свет, над головой мерцали звезды, тихо плескались о плавучую палубу волны, оркестр наигрывал чудесный вальс, официанты сновали взад-вперед, и Диане вдруг на мгновение показалось, что она вернулась назад, в старую жизнь.
Как часто в последние годы сидела она вот так за столиком — не исключено, что за этим же, — весело смеясь и оживленно болтая, счастливая и уверенная в том, что завтрашний день не принесет ей никаких неприятностей, разве что самых малых, о которых уже через несколько минут трудно вспомнить.
«И почему это люди так часто раздражаются по пустякам, время от времени нарушающим их размеренное существование?» — размышляла сейчас Диана.
Опоздал человек на поезд, недоволен плохо сшитым платьем, нанял нерасторопного лакея — как часто подобные мелочи отравляют людям жизнь!
Но странное дело. Когда приходит настоящая беда, многие их тех, кто выходил из себя по самому ничтожному поводу, моментально берут себя в руки.
Что греха таить! Год назад она и сама считала свое положение незыблемым.
Но теперь… Теперь она научилась ценить каждую прожитую минуту. Выпало на ее долю невинное приключение с Терри? Что ж, она насладится им в полной мере.
Впервые в жизни Диана почувствовала, какое это счастье — пусть даже на самое короткое время освободиться от своих непосредственных обязанностей.
Терри был на высоте. Он так заразительно хохотал, так остроумно подшучивал над посетителями, так поддразнивал ее, что Диана не могла удержаться от смеха и веселилась вместе с ним от всей души. Давно не была она так беспечна и счастлива, как сегодня.
— У вас божественный смех, — заметил Терри. Диана улыбнулась ему в ответ.
— В какую же неприличную историю я попала, — игриво проговорила она. — Знакомлюсь в фойе с первым попавшимся мужчиной, тут же отправляюсь с ним ужинать… Очень пикантно!
— А потом этот незнакомец где-нибудь в темном уголке отбирает у вас драгоценности, — подхватил Терри. — Или это вы снимете с меня часы?
— Грабьте на здоровье, — смеясь, проговорила Диана, протягивая к нему руку, единственным украшением которой служил стеклянный браслет: изящная вещица, приобретенная всего за несколько франков.
Она еще не избавилась от своих драгоценностей, однако ей было не на что оформить страховку на их вывоз за границу, срок действия которой уже истек, и она оставила их в Англии.
Терри расхохотался.
— А вот мои часы вы не увидите, — заметил он.
— Это почему? — спросила Диана.
— Потому что я их заложил, как и все мои вещи, — пояснил он. — Это мой последний праздный день.
— Почему? — удивилась Диана.
— С понедельника я начинаю усердно трудиться, — ответил Терри. — Перед вами тот, кто в поте лица своего собирается добывать хлеб насущный, один из тех затюканных жизнью молодых людей, которые каждый день ровно в восемь пятнадцать выходят из дома, нахлобучив на голову цилиндр, и бредут к месту своей службы. Но прежде чем забраться на свой табурет в банке, я решил в последний раз отдохнуть на всю катушку.
— А почему вы раньше не работали? — спросила Диана.
— Потому что считался одним из тех счастливчиков, которых обзывают «богатыми бездельниками». Я купался в роскоши, в общем, был этаким миллионером — буржуа.
Диана расхохоталась, но, тут же посерьезнев, спросила:
— И что же произошло?
— В один злосчастный день исчезло все: и мое огромное состояние, и права, полученные мною при рождении, и мои надежды и чаяния, — ответил Терри. — Другими словами, все вылетело в трубу. Банкротство, моя дорогая, да еще какое! О котором совсем недавно трубили на каждом углу!
Диана уже поняла, что за банкротство он имеет в виду. Знала, что Терри ей ответит, и все-таки едва слышным голосом задала этот вопрос:
— Чье банкротство?
— Хедли, — как и ожидала, услышала она. — Просыпаюсь я однажды утром и узнаю, что я из богача превратился в нищего. Грустная история, правда? И вот теперь я вынужден покинуть свое родовое гнездо и отправиться зарабатывать себе на жизнь в какой-то дурацкий банк. Как вам это нравится!
В притворной скорби Терри склонил голову на грудь. Диана опять рассмеялась, но на сей раз смех ее прозвучал несколько нарочито.
«Еще одна жертва», — печально подумала она.
Поспешно закончила она ужин. Ей было страшно при одной мысли, что Терри узнает, кто она такая.
А что, если сейчас кто-то подойдет к их столику и заговорит с ней? Она оглянулась, моля Бога, чтобы поблизости не оказалось никого из знакомых и чтобы Рут именно сейчас не вздумалось ее разыскивать.
— Когда вы уезжаете? — спросила она Терри.
— Послезавтра, — ответил тот. — Ужасно не хочется, но ничего не поделаешь. Мы с вами обязательно должны встретиться в Лондоне. А сейчас давайте договоримся на завтра.
Диана поспешно согласилась, прекрасно зная, что сделает все возможное, чтобы держаться от него подальше.
А жаль. Терри ей понравился. Юноша, несмотря ни на что, готов смело вступить в новую жизнь, а все произошедшее с ним считает забавным приключением.
«Неужели последствия папиного банкротства будут преследовать меня всю жизнь? Неужели я никогда от них не избавлюсь?» — мелькнуло в голове у Дианы, и, поблагодарив Терри за ужин, она отправилась искать Рут.
Грехи отцов падут на головы детей — Библия, как всегда, оказалась права. Интересно, что сказал бы Терри, если бы узнал, кто она такая. Диана едва удержалась, чтобы не вернуться и спросить.
Возникло странное желание, чтобы окружающие узнали, что она дочь того самого Роберта Хедли, который покончил жизнь самоубийством. Пускай ей будет больно и стыдно! Чем больнее, тем даже лучше.
Рут сидела, насупившись, в полном одиночестве.
— Где тебя носило, Диана? — накинулась она на нее. — Я уже сама собиралась тебя искать.
— Извини, — проговорила Диана. — Я видела, что ты пошла танцевать с лордом Долком и решила, что пока тебе не нужна.
— Это было сто лет назад! — отрезала Рут. — Чтобы такого больше не повторялось! Не хватало еще, чтобы я скучала в одиночестве или, того хуже, бегала и повсюду тебя разыскивала.
Диана смиренно выслушала упрек в свой адрес.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Конец радуги

Ваши комментарии
к роману Радуга до небес - Картленд Барбара



Такую чушь в первые читаю.
Радуга до небес - Картленд БарбараНИКА
23.11.2011, 19.45





Не сказала бы что чушь поэтому говорю что книга хорошая! Сегодня еле нашла названия этого романа так как читала я его давно и он мне запомнился сегодня буду перечитывать снова не люблю забывать, а если уж забываю то перечитываю!!! Мне очень понравилось!
Радуга до небес - Картленд БарбараНаталья
9.06.2015, 20.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100