Читать онлайн Радуга до небес, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга до небес - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга до небес - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Радуга до небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Около трех часов утра шумное сборище завалилось наконец в «Клетку для попугая» — темный, душный и странноватый клуб, расположенный в одном из подвалов на окраине города.
Все, кто сюда попадал, отпускали неизменную шутку типа: «Если это и впрямь клетка для попугая, то неплохо было бы ее почистить». Однако приятелям Дианы было не до критических замечаний. Они старались выпить как можно больше, если уж есть кому за это удовольствие платить.
Вышло так, что ужинать на Парк-лейн они не стали: дворецкий доложил Диане, что звонил отец и сообщил, что вернется в десятом часу с гостями.
Тогда Диана решила отправиться с друзьями в ресторан, так как за одним столом с деловыми людьми — приятелями сэра Роберта — их компания чувствовала бы себя неуютно. Тем более что дома они и так уже изрядно выпили и повеселились.
Диана связалась по телефону с Бебе, чтобы та предупредила всех об изменении планов. Однако сама так долго копалась, собираясь в ресторан, что друзья-приятели успели уже заскучать, дожидаясь ее.
Наконец она появилась в зале, сопровождаемая любезно кланяющимся метрдотелем. Выглядела Диана ослепительно: ярко-красное шифоновое платье и накидка из темных соболей.
Хьюго тут же распорядился подать коктейль и уже ни на шаг не отходил от нее.
Сделав всего несколько глотков, Диана внезапно, словно вспомнив о чем-то, тихонько вскрикнула.
— Что такое? — забеспокоился Хьюго.
— Надо же, забыла… — пробормотала она. — Понимаешь, отец оставил мне записку, чтобы я, уходя из дома, зашла к нему. Очень хотел меня видеть.
Она взглянула на часы.
— Без четверти десять… Теперь уже слишком поздно. Ну да ладно, завтра утром увидимся.
— Я искренне восхищаюсь твоим отцом, — заметил Хьюго.
— Да, иногда жаль, что мы так редко встречаемся, — сказала Диана.
— Таких независимых отношений в семье мне еще никогда не доводилось видеть, — проговорил Хьюго. — Ни разу не слышал, кстати, чтобы ты рассказывала о своем брате.
— У нас большая разница в возрасте, — объяснила Диана. — Джимми не любит бывать в моих компаниях. Всегда избегает их, когда приезжает домой. По-моему, он просто хочет казаться серьезным молодым человеком. Это особенность всех новоиспеченных студентов университета. Ну, хватит об этом. Пошли ужинать. Умираю, хочу есть.
Громко болтая и смеясь, компания вскоре заполнила небольшой зал ресторана. Девушки, гордо расправив плечи и покачивая бедрами, всем своим видом призывали посетителей обратить на них внимание.
Изрядно подвыпившая молодежь была уже не в состоянии оценить вкуса тонких вин многолетней выдержки и изысканности подаваемых им закусок. Пили джин и шампанское. В зале стоял разноголосый шум. Все говорили одновременно, и никто никого не слушал.
Диана решила во что бы то ни стало развеять хандру — именно так она охарактеризовала свое состояние после возвращения от Стэндишей. Она все подставляла и подставляла свой бокал, пока ей наконец не показалось, что Хьюго мил и рассказывает невероятно забавные вещи, Сесл умен и интересен, а Бебе — вообще замечательная девушка, хоть и обожает нести всякую чепуху.
— Пошли отсюда! — загудело сборище, как только с ужином было покончено.
Подвыпившая компания шумно влезла в машину, девушки разместились на коленях у мужчин, и, болтая и хохоча, «золотая» молодежь отправилась веселиться дальше.
Они так же шумно и весело посмотрели выступление кабаре, немного потанцевали под громыхающий оркестр, прежде чем опять поехать в широко известный клуб под названием «Клетка для попугая».
Оглушительно гремел оркестр. Вокруг небольшой танцевальной площадки стояли столики, за которыми разместилась самая разношерстная публика.
Толстые матроны преклонного возраста унизанными кольцами руками страстно обнимали расфранченных молодых людей, недовольные жизнью девицы с обесцвеченными перекисью волосами хмуро взирали на полупустые бутылки виски.
Женщины в домашних платьицах и их кавалеры в толстых твидовых костюмах толкались в одном танце с дамами в атласе и бриллиантах, которых сопровождали облаченные во фраки мужчины.
Отвратительное освещение еще больше подчеркивало недостатки даже самых привлекательных лиц, каких, впрочем, оказалось совсем немного.
Компания Дианы быстро отыскала свободный столик: здесь их всех уже знали в лицо. Управляющий, молодой человек, бросился к ним навстречу.
Все шумно приветствовали его.
— Бобби, душка! — вопили они. — Давай быстренько шампанского! Ты же знаешь, мы еще по телефону заказали целый ящик!
— Верно, — отозвался Бобби. — И оно вас уже ждет.
Подмигнув, он пошел в подсобку распорядиться подать на их столик полдюжины бутылок сладкого, невероятно дорогого шампанского.
— Диана, дорогая, поехали домой, я хочу с тобой поговорить, — сказал Хьюго, взяв ее за руку.
Она никак не отреагировала.
— Ну послушай же меня! — взмолился он, властно завладев другой ее рукой и теперь уже крепко сжимая их обе.
— Не хочу! — отрезала Диана.
Выдернув руки, она сурово взглянула на него, делая вид, что страшно сердится.
— Сейчас я пойду и потанцую с кем-нибудь. Тони! — крикнула она сидевшему напротив красивому молодому человеку. — Ты пойдешь со мной танцевать?
— Конечно, — живо отозвался тот.
— Я тебя не пущу, — вмешался Хьюго, обнимая Диану за талию, но она, смеясь, освободилась и выпорхнула на танцплощадку.
Там она кокетливо взглянула из-за плеча Тони и скорчила Хьюго рожицу.
— Ты просто обворожительна! — прошептал ей на ухо Тони.
Диана улыбнулась в ответ, отлично зная, что этот Тони не пропустит мимо себя ни одной юбки.
Однако было достаточно много выпито для того, чтобы оценить страстный шепот, и Диана с удовольствием внимала его словам. Всякий раз, кружась в танце мимо Хьюго, она с удовольствием замечала его искаженное яростью лицо.
Бебе, танцевавшая с Сеслом, толкнула ее плечом.
— Хьюго вне себя от ревности! — визгливым голосом прокричала она. — Ты с ним ужасно поступаешь, Диана. Он мне сейчас чуть голову не откусил, а Сесла наверняка собирается зарезать.
— Да кто его боится, этого лордишку? — заметил Сесл и так отчаянно закрутил Бебе в танце, что они, наткнувшись на чей-то столик, чуть не опрокинули его.
Диана, которой в данный момент больше всего на свете хотелось позлить Хьюго, продолжала танцевать с Тони до тех пор, пока наконец окончательно взбешенный Хьюго не подошел к ним.
— По-моему, пора потанцевать и со мной, — сердито заявил он и, оттолкнув Тони, занял его место.
— Что ты себе позволяешь, Хьюго! — возмутилась Диана.
— Ты что, думаешь, я разрешу тебе всю ночь скакать с этим козлом! — рявкнул он.
Диана расхохоталась.
— Ну и дикарь же ты! Куда только подевались наши хорошие манеры? — поддразнила она его.
— Идем домой! — заявил Хьюго и, схватив ее за руку, потащил к двери.
— Подожди, — взмолилась Диана. — Не хочу я домой! Да, и мне нужно еще оплатить счет.
— Я уже дал денег Бебе, она оплатит. А ты пойдешь со мной. Я хочу с тобой поговорить.
Диана, которую эта перебранка забавляла, сделала вид, что страшно сердится.
— Нечего мне приказывать! — заявила она. — Ты ведешь себя возмутительно!
Хьюго крепко сжал ее руку.
— Пошли!
— А накидка? Мне нужно взять меховую накидку, Хьюго. Она лежит на диване.
— Я сам принесу, — ответил он. — Сейчас приду. А ты стой и жди меня!
Хьюго направился к столику, по пути расталкивая самозабвенно танцующих румбу, а Диана пошла в выходу.
Свежий воздух заставил ее поежиться, но уже через секунду она с наслаждением вдыхала его: после душного помещения оказаться на улице было чрезвычайно приятно.
Стояла дивная ночь. Запрокинув голову, Диана увидела в небе луну, и внезапно ей припомнилось, как в последний раз она смотрела на нее в прошлую пятницу, когда гуляла по саду Охотничьего дома и спорила с Барри Данбаром.
Повинуясь безотчетному порыву, Диана вскочила в свободное такси и назвала водителю свой адрес на Парк-лейн.
Когда такси тронулось, она обернулась: в дверях клуба стоял недоумевающий Хьюго с ее соболями в руках.
Диана поспешно отпрянула от окна и, забившись в угол, улыбнулась: «Поделом тебе, Хьюго! Впредь не будешь говорить со мной в таком приказном тоне!» И ее вдруг охватила радость оттого, что она возвращается домой одна.
Ей нисколько не хотелось целоваться с Хьюго. Во-первых, она устала, во-вторых, было слишком поздно, вернее рано, а в-третьих, не исключено, что он снова обрушится на нее с упреками из-за того, что она позволила себе потанцевать с Тони.
На Парк-лейн Диана раплатилась с таксистом и, вытащив из позолоченной сумочки ключ, открыла входную дверь. В холле царила тишина.
Горел лишь ночничок, оставленный явно для нее, а сквозь незашторенное окно светила луна, отбрасывая причудливые тени на ступеньки лестницы и освещая висевший на стене портрет матери.
Одетая в платье с плотно облегающим лифом — мода 1900 года совсем не нравилась Диане, — она тем не менее выглядела красавицей.
Несколько секунд Диана рассеянно смотрела на написанный маслом портрет. Он висел здесь так давно, что она почти перестала его замечать. Странное чувство внезапно охватило ее.
В доме стояла гробовая тишина, и все-таки что-то было не так.
Диана прислушалась.
Ни шороха, ни звука. Лишь в дальнем конце холла тикали напольные часы.
«Что же это такое?» — размышляла Диана. Она понимала, что ничего особенного не происходит, просто у нее не в меру разыгралось воображение, но все равно стояла и настороженно прислушивалась.
Пока она вот так стояла, к входной двери подъехало такси. Кто-то взбежал по ступенькам, раздался резкий стук в стекло.
«Кому же это быть, как не Хьюго?» — И, подойдя к двери, Диана открыла ее.
— Не дури, Хьюго, — приказала она. — Будешь шуметь, всю прислугу перебудишь.
— Пусти меня, я хочу с тобой поговорить, — взмолился он.
Диана покачала головой.
— Я хочу спать. Ужасно устала, правда. Прошу тебя, не устраивай сегодня сцен.
— Позволь мне войти. Только на минуточку! — не отставал Хьюго, но Диана встала в дверях, загораживая ему дорогу.
— Утром поговорим о чем угодно, — решительно сказала она. — А сейчас я слишком устала, серьезно.
Хьюго взял ее за руку.
— Почему ты от меня все время убегаешь? — спросил он.
— Не знаю, — пожала плечами Диана. Он поцеловал ей руку.
— Любой бы на моем месте здорово на тебя разозлился, а я почему-то не могу.
Хьюго улыбнулся.
— Я тебе за это очень признательна, — сказала Диана. — А теперь я пойду спать. Очень устала. Позвони мне завтра утром, может быть, поужинаем вдвоем.
Он повернул ее руку ладонью вверх и несколько раз поцеловал.
— Доброй ночи, любовь моя, — сказал он. — Спи спокойно. Желаю, чтобы ты увидела меня во сне.
И, повернувшись, ушел.
Закрыв за ним дверь, Диана вернулась в холл.
«Милый Хьюго, — растроганно подумала она. — Какой он добрый и все понимает!»
Диана уже поставила ногу на ступеньку лестницы, собираясь подняться к себе, как внезапно ее опять охватило нехорошее чувство.
«Совсем нервы сдали!» — раздраженно подумала она.
Обернувшись, заметила, что из-под двери, ведущей в кабинет отца, пробивается тоненькая полоска света.
«Папа еще не спит, — догадалась Диана. — Зайду к нему».
Подойдя к двери, они тихонько приоткрыла ее.
Сэр Роберт частенько спал в своем кабинете. Зная об этом, его никто не тревожил.
Он страдал бессонницей, и если ему удавалось подремать несколько часов, не важно днем или ночью, кое-как примостившись в кресле, то это было лучше, чем без сна находиться в постели.
Однако сейчас сэр Роберт расположился не в своем любимом кресле у камина, а почему-то сидел за столом. Секунду постояв и посмотрев на отца повнимательнее, Диана удивленно вскрикнула.
Голова его лежала на столе, на блокноте, руки были вытянуты вперед.
Сначала Диане показалось, что он заснул в такой неудобной позе. Внезапно она увидела нечто, отчего сердце ее сначала ухнуло в груди, а потом забилось со страшной силой.
В правой руке сэр Роберт держал пистолет.
Несколько секунд Диана стояла, словно окаменев, не в силах пошевелиться, потом с громким криком бросилась к отцу, понимая, что он мертв и ему уже ничем не поможешь.
Диана сидела в своей комнате, уставившись невидящим взглядом в открытое окно.
Не было ни мыслей, ни чувств — ничего. Полная пустота. Хотелось как-то встряхнуться, подумать о том, что случилось, но не тут-то было.
События прошедших часов вихрем проносились в голове, и тем не менее она была не в состоянии ни понять, ни оценить их ужасающих последствий.
Обрывки разговоров, быстрая смена событий, люди, которые то приходили, то уходили, отец, страшный в своем безмолвии, — все это вспомнилось Диане, пока она сидела, глядя на льющийся сквозь окно в комнату яркий солнечный свет.
В ушах все звенел собственный голос, когда она разговаривала по телефону с сэром Леверсоном Паркером, их домашним врачом, которого знала и любила с детства. Она позвонила ему домой. Казалось, трубку никогда не снимут: так долго никто не подходил к телефону.
Наконец раздался его спокойный и уверенный голос, голос человека, привыкшего к тому, что ему могут позвонить ночью.
— Алло! Слушаю вас. Ее ответ:
— Это Диана… Диана Хедли. Сэр Леверсон, прошу вас… приезжайте побыстрее… Папа… папа умер.
Ровный голос сэра Леверсона:
— Буду через несколько минут.
Диана положила трубку, и сразу же в комнате воцарилась страшная тишина. Она осталась одна с безжизненным телом отца. Вытянутые вперед руки, спрятанное лицо…
Диана впервые заметила, что волосы на затылке отца немного поредели. Почему-то осталось в памяти, что к рукаву пиджака прилип белый комочек ваты, а палец измазан чернилами. И только сейчас Диане бросилось в глаза письмо, лежащее на столе на блокноте.
Оно было сложено. С того места, где она стояла, Диана могла лишь прочесть перевернутые вверх ногами слова: «Моим детям».
И только прочитав это, Диана подумала о своем брате Джимми. Нужно сообщить ему. Он сейчас в Кембридже. «Можно ли звонить ему в такой ранний час?» — размышляла Диана.
Внезапно она вспомнила, что вот-вот должен приехать сэр Леверсон. Нужно встретить его в холле, иначе он перебудит всех слуг.
Диану вдруг охватил ужас при мысли о том, что прислуга в любой момент может спуститься вниз и узнать о случившемся.
Она была уверена, что все тотчас же начнут судачить о самоубийстве хозяина, втайне радуясь тому, что в их доме произошло такое выдающееся событие.
Диана поспешно вышла из библиотеки в холл. Ей казалось, что целый год прошел с тех пор, как она совсем недавно стояла здесь, держась рукой за перила, собираясь идти спать.
В этот момент к подъезду подъехала машина. Диана поспешно распахнула для сэра Леверсона входную дверь.
Врач зашел в кабинет, оставив Диану в холле. Несколько секунд спустя он вернулся. Закрыв за собой дверь, подошел к Диане и ласково взял ее за руку.
— Мне очень жаль, девочка, — проговорил он, — но я должен позвонить в полицию.
Услышав эти слова, Диана испуганно вскрикнула. Сэр Леверсон провел ее через библиотеку в маленькую гостиную.
— Посиди здесь. Я не могу пока разрешить тебе лечь в постель, потому что, боюсь, тебе придется ответить на кое-какие вопросы. Крепись, девочка моя, обещаю, что сделаю все возможное, чтобы тебе не слишком докучали.
Он подошел к столику, где обычно стояли бутылки со спиртным и лежало несколько бутербродов: сэр Роберт строго следил за тем, чтобы для того, кто возвращался домой поздно, проголодавшись, нашлось что-нибудь выпить и перекусить.
Сэр Леверсон протянул Диане полный бокал. Она механически выпила, чувствуя, как крепкий напиток обжег горло.
— А как же Джимми? — спросила она, отдавая ему пустой бокал.
— Я сейчас же ему позвоню, — пообещал сэр Леверсон. — А ты посиди пока здесь, моя дорогая, я постараюсь вернуться как можно скорее.
И, потрепав Диану по руке, он вышел из комнаты.
Вопросы, люди, снующие взад-вперед, голоса, тяжелый топот ног, рыдание поднятой с постели прислуги — измученной Диане показалось, что последующий час пролетел как один миг.
Однако она мужественно выполнила все, что от нее требовалось: машинально отвечала на вопросы полицейских до тех пор, пока сэр Леверсон не отвел ее наверх и, заставив принять снотворное, уложил в постель.
Диана, не сказав ни слова, послушно выпила его — возражать у нее не было сил.
Проспав три часа тяжелым сном без сновидений, она проснулась и увидела у своей кровати Джимми.
Секунду она смотрела на него, совершенно позабыв о том, что произошло. Внезапно события прошлой ночи яростным потоком нахлынули на нее, и Диана, ошеломленная и подавленная, молча в отчаянии протянула к брату руки.
Он нежно взял их, улыбаясь сестре.
— Бедняжка, — проговорил он, присаживаясь рядом с ней на кровать. — Я никак не мог раньше приехать. Сэр Леверсон сказал, что ты держалась молодцом.
Несколько секунд Диана молча смотрела на него, потом очень тихо спросила:
— Почему он это сделал, Джимми? Джимми, не отвечая, поднялся, подошел к окну
и принялся смотреть в сад. Так продолжалось довольно долго. Наконец он обернулся к сестре и, не спеша, словно взвешивая каждое слово, слегка хрипловатым голосом проговорил:
— Потому что он был обманщик. Диана поспешно села в постели:
— Что ты хочешь этим сказать?
Джимми вытащил из кармана листок бумаги и молча протянул сестре. Диана узнала письмо, которое видела прошлой ночью: оно лежало на письменном столе, придавленное тяжелой рукой отца.
В нем своим четким округлым почерком со слегка утолщающимися книзу буквами отец сообщал детям о своем решении. Это было короткое письмо, написанное человеком, всю жизнь презирающим сантименты и не снизошедшим до них даже в свой самый последний час.
Он даже не счел нужным попросить у своих детей прощения за то, что им придется расхлебывать все последствия его поступка. Просто сообщил им голую правду и подписался под ней.
Диана не все поняла из того, что написал отец, однако даже самому несведущему в финансовых делах человеку была ясна основная идея: сэр Роберт, не сумев выполнить своих обязательств, предпочел грозившей ему тюрьме другой, более простой, по его мнению, выход.
Прочитав письмо, Диана положила его рядом с собой на кровать и взглянула на Джимми, который стоял, сунув руки в карманы и не сводя с нее внимательного взгляда.
— Мы можем что-нибудь сделать? — спросила Диана.
— Нет, — покачал головой брат.
— В газетах уже есть сообщение о случившемся?
— Пока нет, но в дневном выпуске непременно появится, — ответил Джимми. — Внизу уже. полным-полно репортеров.
— Что будем делать? Джимми пожал плечами:
— Наверное, пожинать плоды, что же еще!
В комнате наступила тишина. Брат и сестра думали об одном и том же: недавнем самоубийстве знаменитого на весь мир финансиста. Как негодовала по этому поводу общественность, какой ущерб нанесла эта смерть целому ряду бизнесменов и как жестоко пострадали многие знакомые семейства Хедли!
Даже незадачливые друзья Дианы понесли ущерб, а нескольким приятелям Джимми пришлось оставить учебу в колледже, поскольку они теперь не в состоянии были оплачивать ее. Пересудам и кривотолкам не было конца.
Имя несчастного самоубийцы склонялось на все лады. Ну уж на них, его детях, люди отыграются с лихвой…
Все произошедшее казалось им сейчас самым настоящим кошмаром, чем-то совершенно нереальным и фантастическим.
Они ничего не знали о делах сэра Роберта, поскольку у него никогда не было привычки обсуждать их со своими детьми, да, впрочем, и ни с кем другим тоже.
В последующие дни Диана и Джимми узнали, что самоубийство отца было таким же откровением для его близких друзей, как и для них самих. Даже его секретари понятия не имели, что их шефу грозит финансовый крах.
С какой бы компанией отец ни имел дела — а их было великое множество, — он всегда настаивал на своей главенствующей роли, потом вообще брал все под личный контроль, и никто понятия не имел о тех финансовых затруднениях, которые он испытывал уже долгое время.
Как только на фондовой бирже стало известно о смерти сэра Роберта, среди держателей акций возникла настоящая паника, вполне, впрочем, объяснимая.
В прессе каждый день появлялись все новые и новые трагические подробности самоубийства. Каждая газета считала своим долгом так или иначе упомянуть фамилию сэра Роберта.
Следствие и последующие за ним похороны стали для Дианы и Джимми настоящим испытанием, и тем не менее они сумели не поддаться отчаянию и держать себя в руках.
Оба они старались не показывать, как им тяжело, однако произошедшие события позволили Диане по-новому взглянуть на своего брата. Двадцатилетний Джимми казался ей умудренным опытом взрослым мужчиной.
Он ни на шаг не отпускал ее от себя и делал все возможное, чтобы оградить сестру от особенно неприятных обязанностей, с которыми вполне мог справиться либо он сам, либо сэр Леверсон.
И только когда все закончилось и брат с сестрой встретились со своим адвокатом, перед ними со всей остротой встал вопрос: что им теперь делать?
Адвокат без обиняков поведал Диане и Джимми о невеселых перспективах, которые их ожидают. Кредиторы заберут все. Единственное, что им не удастся присвоить, так это деньги их матери, которые после ее смерти были поровну разделены между детьми.
Сумма эта всегда казалась Диане и Джимми такой незначительной, что они даже забыли о ее существовании. Дивиденды с нее просто незаметно перечислялись в банк на их имя, и все.
Теперь же брат с сестрой с облегчением вспомнили о ней и немедленно пожелали узнать, надежен ли этот единственный якорь, за который им надлежало ухватиться в бушующем урагане, обещающем смести все на своем пути.
Оказалось, что вся сумма, на которую они могли рассчитывать, — всего лишь сто двадцать пять фунтов в год на каждого.
Диана тупо смотрела на цифры, стараясь понять их практический смысл.
Сто фунтов она раньше и за деньги-то не считала. Ну что можно купить на такую смехотворную сумму? Два-три новых платья, наручные часы в модном магазине, новую лошадь. Можно съездить ненадолго за границу. И все, пожалуй…
А теперь на эту сумму ей предстояло прожить — то есть одеваться, питаться и все остальное — в течение целого года!
— Мы не проживем па эти деньги, — сказала она Джимми, и в голосе ее прозвучало отчаяние.
— Ничего не поделаешь, придется, — ответил тот.
И впервые Диана заметила, что брат поразительно похож на отца.
Тот же гордо вздернутый подбородок, решительно сжатый рот. Черты лица, правда, еще по-юношески расплывчаты, но со временем, когда Джимми станет старше, он будет вылитый отец.
И в этот момент Диана искренне восхитилась своим братом. Она понимала, какие последствия имеет для него финансовый крах отца — мальчик не сможет учиться в Кембридже. А ведь ему там так нравилось! Он наслаждался каждым прожитым в университете днем. В Кембридже его все знали и уважали, а самой заветной мечтой Джимми было выиграть университетские соревнования по гребле.
Когда прошлым вечером он писал письмо в ректорат, где сообщал, что не сможет продолжить учебу в университете, Диана заметила, как, на секунду оторвавшись от своего занятия, брат в отчаянии сжал руки в кулаки и отвернулся от письменного стола, словно боясь, что не выдержит и разорвет письмо.
Но когда он заговорил с ней, голос его был настолько спокоен, что Диана даже решила, что ей все это показалось.
— Что же мне делать? — спросила она в тот вечер Джимми.
Днем они получили уведомление о том, что должны как можно скорее покинуть свой дом, поскольку он подлежит продаже.
— У тебя есть какие-нибудь знакомые, где ты могла бы пожить какое-то время? — спросил он.
Диана покачала головой, а потом вспомнила про письмо, которое получила от Лоэлии. Прошло несколько недель после смерти отца, пока Диана наконец поняла, что лишь немногие из числа ее знакомых выразили ей свои соболезнования по поводу произошедшей трагедии.
Из великого множества людей, охотно посещавших веселые пирушки на Парк-лейн и в Мортонзе, лишь немногие написали осиротевшим Хедли, которых незадачливая судьба вовлекла в трагический хаос.
Их бывшие друзья продолжали беззаботно веселиться, стараясь не удручать себя всякими неприятностями. Люди постарше ругали на все лады того, перед кем совсем недавно готовы были пресмыкаться и заискивать.
Нечего было и рассчитывать, что кто-то из них, кого не мог не коснуться финансовый крах сэра Роберта, протянет руку помощи или скажет хоть одно доброе слово его детям.
Позже Диана и Джимми будут с ужасом вспоминать последние дни, проведенные ими в родном доме па Парк-лейн.
Они чувствовали, будто стоят среди обломков того, что всегда было неотъемлемой частью их существования и казалось незыблемым.
Посторонним молодые Хедли могли показаться абсолютно равнодушными: они не рыдали, не плакали, не впадали в истерику и внешне не были убиты горем. И люди решили, что они просто бесчувственные.
Однако безразличие Дианы и Джимми было обманчивым. На самом деле они ощущали себя покинутыми всеми, одиноко стоящими на голом утесе, вокруг которого яростно бушует море общественного осуждения.
Единственное, чего они боялись, — это потерять мужество и угодить с утеса прямо в волны, вздымавшиеся вокруг них все выше и выше.
Даже если бы они и хотели хоть на минутку забыть о том, что произошло, им бы не позволили этого сделать: у дома постоянно дежурила неиссякающая толпа любопытных; репортеры не оставляли их в покое, гоняясь за несчастными братом и сестрой, словно охотники за редкой добычей; в самом доме сновали слуги, заражая хозяев своей нервозностью.
Письмо Лоэлии к Диане оказалось самым душевным и теплым из всех, что она получила, и единственным приглашением приехать.
«Обязательно приезжай в Охотничий дом, — писала Лоэлия. — Мы сейчас одни, никаких гостей нет, но если у тебя пока нет желания встречаться и с нами, можешь поселиться в замке, там никто тебя не побеспокоит. Я очень хочу, чтобы ты приехала, дорогая Диана. И помни, мы с Джеком всегда будем рады помочь тебе».
Диана показала Джимми письмо.
— Я бы поехал, — сказал он, прочитав его. — Это то, что тебе сейчас нужно. Будет время отдохнуть, все спокойно обдумать.
— А ты? — спросила Диана. Брат покачал головой.
— Я должен найти работу, — ответил он.
— Какую работу? — удивилась Диана.
— Бог его знает. Но что-то необходимо подыскан). Да и тебе, старушка, придется либо выйти замуж, либо тоже что-то искать.
И впервые со дня смерти отца Диана подумала о Хьюго.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Радуга до небес - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Конец радуги

Ваши комментарии
к роману Радуга до небес - Картленд Барбара



Такую чушь в первые читаю.
Радуга до небес - Картленд БарбараНИКА
23.11.2011, 19.45





Не сказала бы что чушь поэтому говорю что книга хорошая! Сегодня еле нашла названия этого романа так как читала я его давно и он мне запомнился сегодня буду перечитывать снова не люблю забывать, а если уж забываю то перечитываю!!! Мне очень понравилось!
Радуга до небес - Картленд БарбараНаталья
9.06.2015, 20.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100