Читать онлайн Путешествие в Монте-Карло, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Путешествие в Монте-Карло

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Выйдя из театра, Крейг с друзьями отправился в казино, где в это время, обычно бывало много посетителей.
Крейг прошел в основной зал Салле Туесе, где рассчитывал найти графиню.
Почти все карточные столы были заняты, и Крейг, приветствуя знакомых, переходил от одного стола к другому, наблюдая за игрой.
Он перебросился парой слов с великим князем Борисом, и лишь некоторое время спустя, увидел графиню.
Она, как всегда, была одета необычайно эффектно: темно-синее платье, отделанное по краю подола натуральными павлиньими перьями, подчеркивало все достоинства фигуры и красиво оттеняло белокурые волосы.
Единственным украшением графине служило ожерелье из огромного аквамарина квадратной формы, зафиксированного на цепочке из крупных звеньев.
Несмотря на то, что в зале было много красивых женщин, взгляды присутствующих притягивались как магнитом именно графиней. Ее можно было сравнить со звездой на темном небосклоне.
Она сидела за столиком в обществе лорда Нисдона, ««, как обычно, слушала его пространный монолог.
Крейг решил пока не подходить и понаблюдать, как они будут себя вести. Он сделал вид, будто интересуется, как игроки делают ставки в рулетку, а для большей убедительности и сам сделал несколько ставок.
Все это время Крейг прокручивал в голове все то, что ему удалось узнать за последнее время. Он все больше и больше убеждался в том, что графиня каким-то образом связана с бароном. Видимо, именно этим объяснялась ее странная реакция при упоминании о русских яхтах и страх.
Однако она выглядела столь хрупкой, столь уязвимой, что было трудно предположить, что ее связь с таким страшным человеком, как барон, была добровольной. И все же Крейг не сомневался, что она шпионит в пользу русских.
Если Рэндал Cap был захвачен бароном и его людьми, то задача Крейга в Монте-Карло сводилась к нейтрализации этого человека.
Сделать это было не так-то просто. Барон напоминал огромного паука, сплетавшего липкую сеть для своих жертв.
Крейг настолько глубоко погрузился в собственные размышления, что не заметил, как его ставка на девятку выиграла два раза подряд. крупье смотрел на него вопросительно, ожидая, как решит поступить игрок: заберет выигрыш или сделает еще одну ставку.
Крейг машинальным жестом велел повторить ставку.
Подсознательно он ожидал от судьбы знака, улыбнется ли ему удача в более крупном и важном деле.
Крупье взял маленький шарик, бросил на рулетку, ловко закрутив его, и возвестил голосом, лишенным всяких эмоций:
— Дамы и господа. Делайте ваши ставки!
Несколько дрожащих рук потянулись к столу, в очередной отчаянной попытке поймать удачу.
Когда через мгновение раздался сухой стук и шарик замер на одной из отметок, крупье все тем же бесцветным голосом произнес:
— Сыграла ставка девять на черное.
Теперь Крейг не сомневался, что его миссия будет не менее успешной, чем сегодняшняя игра.
Под завистливые взгляды других игроков, он взял причитающиеся ему фишки, и прошел к столику, где производились расчеты, чтобы обменять золотые кругляши на банкноты.
Спрятав деньги во внутренний карман фрака, он медленно двинулся обратно, размышляя на ходу, стоит ли сейчас подходить к графине, и о чем повести разговор.
Крейг остановился недалеко от столика, где сидели лорд Нисдон и графиня и бросил мимолетный взгляд в их сторону.
Лорд почти вплотную подсел к графине и что-то объяснял ей, интенсивно жестикулируя, что было довольно необычно для его всегда сдержанной манеры изъясняться.
Одним из важных умений, которое Крейг приобрел, выполняя задания, поручаемые ему маркизом, было чтение по губам.
В свое время Крейг брал уроки у одного из лучших Нью-Йоркских мастеров этого дела. Он был уверен, что когда-нибудь подобное умение обязательно поможет ему в работе.
Однако несколько лет Крейг даже и не вспоминал, что по окончании обучения, он мог читать по губам не хуже, чем его учитель.
Он встал так, чтобы можно было полностью видеть лицо лорда Нисдона и сосредоточился на движениях его губ.
Почти без особых усилий, Крейг стал понимать все, что говорилось за столиком.
— Перестаньте дурачить меня, Алоя! Мое терпение на исходе. Больше вам не удастся водить меня за нос. Каждый раз вы говорите мне «завтра», но это завтра никак не наступит!
Губы графини задвигались, и Крейг понял, что говорит она очень тихо, так что даже лорд Нисдон едва может разобрать слова, но для самого Крейга все было предельно ясно.
— Я… я… не знаю, что сказать. Пожалуйста… не настаивайте на приходе… в мой номер. Ведь… мы можем беседовать в любом другом месте…
— Беседовать? А кто собирается беседовать? — агрессивно спросил лорд Нисдон. — Я хочу, чтобы вы были моей, Алоя. Вы сводите меня с ума! Вы же сами говорили, что мы подходим друг другу, так что вам придется стать моей!
— Я… я надеялась, — губы графини задрожали, — что… вы будете… добры ко мне…
— Добр? — переспросил лорд Нисдон. — Разумеется, я буду с вами добр, но я хочу, чтобы вы принадлежали мне целиком и полностью. Однако вы пытаетесь дурачить меня.
Больше я терпеть не намерен: если сегодня вечером вы не позволите мне придти к вам в спальню, я буду думать, что вы разыгрываете меня. Что ж, раз так, то завтра же утром я уеду из Монте-Карло.
— О нет! Прошу вас! — В дрожащем голосе графини слышались страх и отчаяние. — Вы… должны остаться!
На лице лорда Нисдона возникла самодовольная улыбка.
— Тогда о чем мы спорим? — промолвил он. — Обещаю, что со мной вы будете счастливы! Завтра же мы отправимся к Картье и я выберу вам что-нибудь совершенно особенное, в знак начала наших отношений, которые, как я уверен будут долгими и восхитительными!
Манеры лорда Нисдона, его улыбка, плотоядное выражение глаз вызвали в Крейге волну ярости и раздражения, он едва сдерживал эмоции.
Его так и подмывало подойти к столу и без лишних слов ударом кулака сбить спесь с лорда Нисдона.
И вдруг Крейг с предельной ясностью и с немым изумлением понял, чем была вызвана столь бурная волна эмоций: он был влюблен, влюблен как никогда прежде!
Столь неожиданное открытие на мгновение лишило Крейга способности рассуждать здраво, он никак не мог сообразить правда ли это, или он как-то сам себе внушил подобную мысль.
Но одно он понимал точно: во что бы то ни стало, он хочет защитить графиню, и не только от лорда Нисдона, но и от всего, что заставляет ее дрожать и чувствовать себя несчастной.
Крейг имел богатый опыт общения с женщинами, которые всегда считали его непревзойденным любовником и блестящим собеседником. Однако ни с одной из них он не испытывал тех чувств, что обуревали его сейчас.
Самым поразительным было то, что он влюбился в женщину, замешанную в шпионаже в пользу русских, которые несли угрозу всему тому, что защищал Крейг.
«Я люблю ее!» — с изумлением подумал он про себя, осознавая, что это и в самом деле так.
Однако Крейг понимал, что до тех пор, пока его миссия не доведена до конца, он не может открыться графине и должен оставить все как есть.
Сейчас самое главное было помешать лорду Нисдону выболтать сведения, которые у него имелись.
Теперь Крейг знал, как ему следует поступить: он двинулся к столику, где сидели лорд Нисдон и графиня Алоя и намеренно беззаботным тоном сказал:
— Я так и думал, что увижу вас здесь. Жаль, что вы не видели, меня за игрой в рулетку! Только что я выиграл подряд три ставки на одно и то же число!
От его взора не укрылась реакция графини — при виде Крейга в ее необыкновенных глазах явно промелькнули радость и облегчение. Что же касается лорда Нисдона, то он с трудом смог скрыть раздражение от неожиданного вмешательства Крейга.
— А теперь, — продолжал Крейг тем же веселым тоном, — я бы хотел пригласить вас отметить со мной это маленькое радостное событие. Не желаете ли по бокалу шампанского?
— Благодарю, мы уже пьем шампанское, — сухо отозвался лорд Нисдон.
— Ах вот как! — воскликнул Крейг, сделав вид, будто не сразу заметил, что на столе в ведерке со льдом стоит бутылка шампанского. — Что ж, тогда пойду, поделюсь радостью со своим другом, великим князем Борисом, а заодно поблагодарю его за вчерашний прием!
— Я уже имел честь выразить благодарность его сиятельству, — процедил лорд Нисдон.
Крейг развернулся, чтобы уйти, но неожиданно остановился и обратился к графине:
— Кстати, — сказал он, — надеюсь, вас не очень потревожат сегодня вечером?
— Потревожат? — еле слышно пробормотала графиня, не зная что еще добавить.
— Мне только что сказали, что сегодня вечером раджа Пудакота дает прием у себя в номере в отеле «Париж». Не знаю, на каком этаже ваш номер, графиня, но имейте в виду, что его приемы всегда очень шумные, и длятся до утра!
— Мой… номер… на третьем этаже.
— Я, конечно, могу ошибаться, — отозвался Крейг, — но по-моему, апартаменты раджи на том же этаже!
Он помедлил и затем добавил с притворным гневом:
— И почему многие считают себя вправе устраивать приемы в номерах отелей! Им бы следовало хоть немного позаботиться о покое своих соседей! Если сегодня мой покой будет потревожен — я обязательно пожалуюсь управляющему отеля, и вам, графиня, рекомендую сделать то же самое.
— Да… я так и поступлю, если… это будет слишком… меня беспокоить.
— Не думаю, что его высочество пригласит настоящий оркестр, — не унимался Крейг, — но его гости наверняка будут до утра бродить по коридору, хлопать дверьми и разговаривать в полный голос, словно кроме них в отеле никого нет!
— Звучит… неутешительно, — пробормотала графиня.
— Так все и будет, — убежденно проговорил Крейг. — Но, боюсь, мы с вами ничего поделать не сможем.
— Нет… конечно, нет.
Крейг повернулся к лорду Нисдону, молча сидевшему с мрачнейшим выражением лица, и добавил:
— Вам повезло, Нисдон, что вы остановились в «Эрмитаже». В следующий раз, я обязательно сниму апартаменты именно там. Беда отеля «Париж» в том, что он чрезмерно популярен.
Не дожидаясь реакции лорда Нисдона, Крейг повернулся к графине и с улыбкой сказал:
— Спокойной ночи, графиня. Хотя, боюсь, у нас нет шансов провести эту ночь спокойно!
Он рассмеялся собственной шутке, повернулся и пошел на другой конец зала, где великий князь Борис курил большую сигару и беседовал с Зи-Зи.
Крейг разыграл весь спектакль в надежде заставить нервничать лорда Нисдона, который теперь, наверняка, не рискнет показаться в апартаментах графини.
Крейг немного побеседовал с великим князем и Зи-Зи, намерено избегая смотреть в ту сторону, где сидели лорд Нисдон и графиня.
Через некоторое время, сославшись на то, что ему необходимо подышать свежим воздухом, Крейг вышел на открытую террасу и прошел несколько шагов вдоль каменной балюстрады к тому месту, откуда открывался красивый вид на залив.
Палубы обеих российских яхт были ярко освещены, а неподалеку покачивалась на волнах яхта самого Крейга, «Русалка».
Лунный свет серебрил морскую гладь, а легкий ветер гнал водную рябь далеко за линию горизонта. Едва слышный шепот волн был подобен музыке, наполняющей сердце покоем и тихой радостью.
В ночном воздухе был разлит тонкий аромат цветущей мимозы, а загадочно мерцающие на темном небосклоне яркие звезды, напоминали Крейгу глаза графини Алой.
Крейг в сотый раз спрашивал себя, истинны ли его чувства по отношению к этой незнакомке, и в который уже раз отвечал себе утвердительно.
Ничего подобного ему не приходилось испытывать прежде, и именно потому, что это было нечто новое и восхитительное, он знал наверняка, что влюбился по-настоящему.
«Она красивая и желанная женщина, именно это меня к ней и манит», — пытался убедить себя Крейг, но тщетно, так как это была ложь.
Захлестнувшее его чувство было искренним и глубоким, оно придавало сил и желания жить и действовать. Крейг был уверен, что именно об этом чувстве говорили великие учителя Востока.
Именно в такое чувство верил Рэндал Cap, хотя сам никогда его не испытывал.
Автоматически мысли Крейга переключились на Сара, который должен был быть где-то совсем неподалеку, на одной из яхт русского барона.
Крейг верил в то, что люди способны улавливать мысли друг друга, этому учили и все гуру Индии.
В этот момент Крейг нисколько не сомневался, что сможет найти своего друга, поддержать, дать надежду и помочь выбраться из ловушки.
«Помоги же мне, — прошептал Крейг. — У тебя намного больше опыта в таких делах, чем у меня. Скажи, что мне делать!»
Эти слова, неожиданно возникшие в его мозгу, были посланы Крейгом в глубокую ночь без малейших сомнений в том, что рано или поздно он получит ответ.
Прошло не больше нескольких секунд, и как показалось Крейгу, голос самого всевышнего вложил в его душу и разум понимание того, как следует поступить. Теперь нужно было как можно быстрее приступить к выполнению наставления.
На мгновение Крейг почувствовал возле себя легкую вибрацию воздуха, словно пространство вокруг него обрело крылья. И хотя их нельзя было ни увидеть, ни услышать, Крейг был уверен, что они реально существуют.
Он попытался сосредоточиться на своих чувствах, однако все ощущения в тот же миг исчезли, осталось лишь знание того, что нужно делать дальше, и это было самое главное.
Крейгу и прежде приходилось отыскивать выход из самых затруднительных ситуаций, и каждый раз, когда, казалось, он был зажат в углу, какая-то сила свыше оказывала ему помощь и поддержку.
Крейг довольно долго простоял на террасе, обдумывая свои дальнейшие действия, прежде чем прохладный ночной ветерок напомнил ему о том, что пора возвращаться в душный зал казино.
Войдя в зал, он сразу же заметил, что столик, где до этого сидели лорд Нисдон и графиня, опустел. При мысли о том, что лорд может грубо обойтись с девушкой и взять ее силой, против воли, Крейг едва не сжал кулаки и не бросился за ними следом.
Усилием воли он заставил себя действовать хладнокровно. Оставаться в казино больше не имело смысла, поэтому он, не выказывая лишней спешки, стал продвигаться к выходу, по пути останавливаясь то у одного игрального стола, то у другого, и беседуя со знакомыми.
Через некоторое время он вышел из здания казино, никем не замеченный.
Он прошел через площадь, освещенную мерцающими фонарями, к парадному входу отеля «Париж».
Крейг поднялся к себе на этаж, где в этот час было тихо и безлюдно.
Ему оставалось только надеяться, что графиня не позволила лорду Нисдону сопровождать ее до дверей своих апартаментов, иначе тот был бы сильно удивлен тем, что никакого приема в этот час нигде не было.
Крейг вошел к себе в номер, где его уже ждал камердинер, снял фрак и переоделся в длинный домашний халат темно-зеленого цвета.
Затем он расположился в одном из удобных глубоких кресел и принялся читать свежий выпуск «Монте-Карло Ньюс».
Эта газета начала издаваться в 1897 году, и помещалась в то время всего на двух листах. Теперь же она превратилась в толстое многостраничное издание, которое служило основным источником информации о светской жизни, спорте и развлечениях высшего света.
В ней также содержались сведения о приезде в Монте-Карло знатных гостей, которые останавливались в лучших отелях или снимали роскошные виллы.
Когда Крейг просматривал эту страницу, камердинер Спросил:
— Опять сообщение о прибытии важных персон?
Крейг слегка нахмурился и ответил:
— Да, хотя здесь и так слишком людно. Думаю, пора перебираться на «Русалку». Там намного спокойнее.
При этих словах камердинер несколько помрачнел. Крейг знал, что оба слуги, которые прибыли с ним в Монте-Карло, предпочитали надежный берег нестабильной глади моря.
Видимо, они оба считали, что в море слишком часто возникают непредсказуемые ситуации, которые мешают им выполнять их обязанности.
— Упакуй мои вещи, на случай, если завтра утром я надумаю пройти на яхте вдоль побережья, — сказал он слуге, занятому уборкой гостиной.
— Слушаюсь, сэр, — отозвался слуга тоном, в котором не слышалось воодушевления от подобной перспективы.
Дождавшись момента, когда слуга ушел и оставил его одного, Крейг запер дверь своей спальни, и через одну из комнат прошел в гостиную, которая соединяла его апартаменты с номером графини.
Крейг протянул руку, чтобы отпереть дверь, ведущую в покои девушки, и вдруг почувствовал учащенность своего дыхания, так как боялся услышать в соседней комнате голос лорда Нисдона. Однако в тот же момент, он отбросил всяческие сомнения и упрекнул себя в чрезмерной мягкости.
Прежде ему не только никогда не доводилось испытывать ревность из-за женщины, но к тому же он всегда в душе смеялся над теми, кто терзался душевными муками из-за прекрасного пола.
И все же он был уверен в том, что готов на все, чтобы защитить графиню от тех, кто наполняет ее сердце страхом.
Крейг не сомневался в том, что она не только нуждается в помощи и защите, но и ждет их именно от него.
Он тихонько приоткрыл дверь, и с замиранием сердца вслушался в полную тишину.
В этот момент он заметил у порога белый листок бумаги.
Крейг развернул записку, и прочел слова, выведенные четким женским почерком:
«Умоляю, мне необходимо с вами поговорить».
Прочитав это, Крейг почувствовал, как внутри него поднимется теплая волна облегчения и счастья оттого, что графиня поверила ему и обращается теперь за помощью.
Очень осторожно, чтобы не напугать ее неожиданным шумом, Крейг переступил через порог, и хотел было отодвинуть занавес, закрывающий проход, как вдруг кто-то сделал это за него.
Перед ним стояла графиня — казалось, что она ждала именно его.
В ее спальне горел один лишь ночник, и его неясный свет, окружал силуэт девушки неземным свечением, словно она была не реальным существом, а бесплотным призраком.
Она была одета в белый легкий ночной пеньюар, деликатно обнимающий ее тонкий стан, длинные волосы, свободно распущенные по плечам доставали до самой талии, и казались продолжением лунного света, пробивающегося в окно спальни.
Несколько мгновений они молча стояли друг против друга и смотрели глаза в глаза, словно для этой встречи им пришлось проделать долгий путь через вечность.
Впоследствии Крейг не мог вспомнить, кто сделал шаг первым, все произошло как во сне: их руки потянулись навстречу друг другу, уже через мгновение, девушка оказалась в его объятиях, укрыв личико на его плече, и Крейг почувствовал, как она дрожит.
Он готов был поклясться, что это самое прекрасное мгновение в его жизни, именно такое неземное ощущение он всегда искал, но не мог найти.
Им не требовалось слов, чтобы сказать о том, что они предназначены друг другу.
— Прошу… вас, помогите… мне, — прошептала графиня. — Мне… так страшно!
Крейг чувствовал, что она никак не может совладать с дрожью, и оправиться от страха.
Он сжал ее руки, словно старался этим жестом передать ей свою уверенность и сказал:
— Я здесь, и теперь ничто не заставит вас страдать!
Он слышал, как она перевела дыхание.
— Вам будет спокойнее, если мы пройдем ко мне в гостиную. Там никто не сможет нам помешать, — добавил он.
Она подняла голову и бросила по сторонам тревожный взгляд. Крейг подумал, что никогда прежде ему не доводилось видеть столько страха в глазах женщины. В этот миг он поклялся, что спасет ее, даже если это будет стоить ему жизни.
Графиня Алоя промолчала, и Крейг мягко подтолкнул ее к двери, ведущей в смежную гостиную, а затем через нее повел в большую гостиную его апартаментов, где было вдоволь букетов цветов, тусклого света ночников и личных вещей самого Крейга. Все это создавало уют и внушало чувство безопасности.
Крейг, продолжая держать графиню за руку, подвел ее к удобной софе и помог устроиться на мягких подушках. Несколько мгновений он смотрел на нее сверху вниз и не мог наглядеться: с распущенными по плечам волосами она казалась совсем юной и беззащитной.
Она взглянула на него вопросительно, словно пыталась найти ответ на вопрос, правильно ли она поступила, придя сюда.
— Я говорил вам, что вы можете мне доверять, — сказал он безо всяких предисловий. — Теперь для этого появилась еще одна причина.
Он не стал дожидаться ее вопроса, о том, что это за причина, и быстро добавил:
— Я люблю вас! Это чувство я открыл в себе совсем недавно, после того, как увидел вас в казино с лордом Нисдоном. Обещаю, что больше никому не позволю обижать вас, и защищу, чего бы мне это ни стоило.
Графиня перевела дыхание и хотела было что-то сказать, но промолчала, едва сдерживая слезы.
Крейг медленно нагнулся к ее лицу и нежно прикоснулся губами к ее устам.
Он продолжал целовать ее, не будучи в силах совладать со своими чувствами.
Никогда прежде Крейг ничего подобного не испытывал.
Он был безумно влюблен, но тем не менее это была не просто жгучая страсть, а нечто большее, неподдающееся описанию словами. Казалось, Алоя стала частью его души, его сердца, его помыслов.
Ее губы были, чисты и неопытны. Крейг чувствовал, как она дрожит, и в порыве нежности еще сильнее прижал ee к себе, продолжая осыпать поцелуями, которые прежде не доставляли ему столь блаженного чувства.
Крейг не мог объяснить свои ощущения даже самому себе, в один миг девушка стала словно частицей его души и сердца.
В едином порыве любви и нежности, они, казалось, слились с сиянием звезд, лунной ночью и дыханием буйной природы. Какой-то неземной, божественный свет, окутывал их обоих словно защищая от всего не правого и темного.
И в это мгновение, Крейг услышал слова девушки, прозвучавшие тихо, как вздох;
— Я люблю… тебя! Я и не догадывалась, как сильно… я тебя люблю! Я думаю о тебе, с той самой минуты, когда мы впервые встретились.
— Расскажи мне, о чем ты думала? — чуть глухо попросил Крейг.
— Я знала, что ты единственный человек, которому я могу довериться. Весь остальной мир превратился в одно сплошное зло и темноту.
— Ты уверена, что чувство, которое ты ко мне испытываешь, действительно любовь?
— О да! Я люблю тебя! И потому никогда не позволю тебе оказаться замешанным в той мрачной ситуации, в которую попала сама!
— Дорогая, ты должна рассказать мне все, что знаешь, — мягко сказал Крейг. — Главное, что мы любим друг друга, и теперь будем вместе искать выход. Я уверен, что мы справимся!
Он улыбнулся, вновь привлек ее к себе и припал к ее мягким устам. Он целовал ее до тех пор, пока не убедился, что развеял своей нежностью все ее страхи и волнения.
Крейг почувствовал, как по телу девушки, заключенной в его объятия, пробежала волна радости и наслаждения, которых, как он был уверен, ей не приходилось испытывать прежде.
Через некоторое время он вновь усадил девушки на софу и слегка изменившимся голосом спросил:
— Я должен задать тебе вопрос, Алоя. Прошу, ответь мне честно — ты замужем?
— Нет, нет! — поспешно воскликнула она. — Эта ложь была частью сделки.
Крейг с облегчением перевел дыхание и в глазах его вновь засветилась радость.
— И тебя никогда не целовал мужчина? — спросил он, желая убедиться наверняка.
— Нет… никто до тебя.
— Милая моя, я был уверен в этом, когда коснулся твоих губ. Теперь я понимаю, какой ужас должны были вызвать у тебя домогательства лорда Нисдона.
Графиня вскрикнула, не в силах сдержать эмоции.
— Ты спас меня от него сегодня вечером. Он не решился подняться наверх, так как думал, что здесь и в правду соберется слишком много народу, но… они будут в ярости, ведь они предупреждали меня…
Она замолчала и прижалась к плечу Крейга, словно старалась укрыться от невидимой опасности.
— Предупреждали о чем? — спросил Крейг. — Полагаю, что ты говоришь о русских?
Дрожь, пробежавшая по ее телу, подтвердила догадку Крейга.
— Они грозили, что, если я… не позволю лорду Нисдону… стать моим любовником, они увезут моего отца в Россию, и, мы никогда с ним больше не увидимся!
У Крейга на мгновение перехватило дыхание.
— Твоего отца? — переспросил он. — Неужели ты — дочь Рэндала Сара? Как я не догадался об этом раньше!
Алоя подняла голову:
— Ты знаешь… моего отца?
— Разумеется! Правда, о том, что его захватили русские и держат на одной из яхт барона, я узнал совсем недавно.
Алоя вскинула на него удивленный взгляд и через некоторое время спросила:
— Откуда… тебе все известно? Ты… знаешь то, о чем не подозревает ни один человек в Монте-Карло!
Крейг обнял девушку за плечи и сказал:
— Нам действительно нужно многое друг другу объяснить. Но сначала, я бы хотел услышать о том, что произошло с тобой, и как ты попала в эту историю. А потом я расскажу тебе, для чего сюда приехал.
— Ты приехал… из-за моего отца?
— Да.
Она негромко вскрикнула и сказала:
— Теперь я понимаю, откуда у меня возникла такая уверенность, что ты мне поможешь. Понимаешь, я чувствовала, что ты особенный, ты ни на кого не похож!
В ее глазах засветилась нежность.
— Отец всегда учил меня доверять внутреннему голосу.
Он оказался абсолютно прав!
— Конечно, прав! — кивнул Крейг. — Именно внутренний голос, подсказывал мне, что ты совсем не та, за кого себя выдаешь.
Она молча слушала.
— Ты, и не представляешь, как я рад узнать, что ты не графиня Алоя Зладомир! — добавил Крейг.
— Это они дали мне такое имя, — сказала Алоя. — Оно хорошо звучит, к тому же, они были уверены, что лорд Нисдон скорее предпочтет проводить время с замужней женщиной, чем с юной неопытной девушкой. Тем более, что юной леди полагается иметь гувернантку, а это сильно осложнило бы дело.
— Понятно. Полагаю, за всем этим стоит не кто иной, как барон Строголофф?
— Да… да, это… барон! Он — само зло! Если бы Люцифер надумал явиться в образе человека, он бы выбрал именно барона! — с усилием сказала Алоя.
— Ты была вместе с отцом, когда эти люди захватили его?
Алоя тяжело вздохнула, ближе придвинулась к Крейгу и положила голову ему на плечо, словно старалась найти убежище и защититься от невидимых врагов.
Крейг не удержался, чтобы не поцеловать ее в лоб, и крепче обнял за плечи.
— Начни рассказывать с самого начала, — ласково попросил он, зная, как тяжело будет для девушки пережить все заново. — Я не знал, что Рэндал был женат, и что у него есть Дочь. По-моему, этого не знает никто в Англии.
— Он никогда никому не рассказывал об этом, опасаясь, что люди, на которых он работает, и которые ему доверяют, перестанут иметь с ним дело, если узнают, что он женат на женщине, имеющей отношение к России.
Крейг попросил Алою объяснить все подробнее.
— Моя мама — грузинка. Ее отец, мой дедушка, князь Вольверши, был весьма знатным человеком в Грузии, до тех пор, пока она не вошла в состав России.
Крейг хорошо знал о том, как произошло это событие, но решил не перебивать девушку.
— Отец и мать познакомились во время одного из его приездов в Грузию и полюбили друг друга. Отец намеревался попасть через Грузию в Афганистан, чтобы выяснить планы России относительно этой страны. — Она улыбнулась и продолжила:
— Он влюбился в маму с первого взгляда. Они оба с первой же секунды поняли, что нашли свои вторые половинки.
— Я чувствую тоже самое по отношению к тебе.
— И я испытываю те же чувства, — отозвалась Алоя. — Моя мама рассказывала мне о том, что отец был именно тем мужчиной, который виделся ей в мечтах, и которому она хотела принадлежать душой и телом. Для себя я хотела бы того же.
Крейг вновь поцеловал девушку в лоб, но не стал ничего говорить, желая дослушать историю до конца.
— Через некоторое время они поженились, но так, чтобы никто об этом не узнал. Мой дедушка возражал, желая для своей единственной дочери пышной, веселой свадьбы, но отец считал, что департамент иностранных дел Англии может не верно истолковать этот брак из-за национальности моей матери.
Алоя всплеснула руками и с грустью добавила:
— Ни один выходец из Грузии не считает себя русским, однако их это ни сколько не интересует.
— Это мне известно.
— Мама не хотела портить жизнь папе, тем более, что она понимала, какую важную работу он выполняет. Ведь от его действий иногда зависели десятки жизней! Так что она никогда не вмешивалась в его дела.
Она перевела дыхание и продолжила свой рассказ:
— Я родилась в Грузии. Мы с мамой старались использовать любую возможность, чтобы побыть с отцом, который по долгу службы часто оказывался за сотни километров от нас.
Однажды мы встретились с ним на индийских равнинах, в другой раз у подножия Гималайских гор, в темных крестьянских лачугах, до которых приходилось проделывать путь, длиной в несколько дней.
Теперь Крейгу стало ясно, где и почему пропадал временами Cap — он ездил встречаться со своей семьей.
— Потом департамент давал папе другое задание, — продолжала свой рассказ Алоя, — и он отправлял нас домой, или в один из крупных индийских городов, например, Бомбей или Калькутту. Мы жили там скромно и тихо, чтобы никто не обратил на нас внимания и ничего не заподозрил.
— Весьма необычная жизнь! — заметил Крейг.
— По счастью, у нас не было проблем с деньгами. Папа хотел, чтобы я получила блестящее образование и нанимал мне лучших учителей. Когда выпадала возможность, он делился со мной своими собственными размышлениями о жизни. С течением времени моя любовь к нему становится все сильнее и сильнее, особенно теперь, когда мы остались одни!
— В каком смысле? — спросил Крейг.
— Ты единственный, кто может меня понять, — отозвалась Алоя. — Когда русские захватили нас здесь, в Монте-Карло…
— Подожди! — прервал ее Крейг. — Не торопись. Прежде всего, почему он вернулся в Европу? Он говорил мне, что ни за что не вернется в Англию.
— Да… да. Я ведь не рассказала тебе, — продолжала Алоя. — Мама… умерла! Некоторое время ей нездоровилось. С большим трудом мне удалось разыскать отца, чтобы он приехал, и попрощался с ней.
Ее голос дрожал, выдавая весь сонм чувств, бушевавших в ее душе.
— Мама знала, что он едет к ней, и держалась изо всех сил. Она не могла уйти не попрощавшись с ним.
Алоя уткнулась лицом в плечо Крейга, не в силах сдержать душившие ее рыдания.
Через мгновение она совладала с собой и сказала, прерывающимся голосом:
— Она… дождалась… его, и успела сказать, как сильно его любит. И сразу ушла в мир иной.
Крейг погладил девушку по голове и сказал:
— Она все равно любит тебя, и продолжает помогать несмотря ни на что. Она и подсказала тебе, что ты можешь доверять мне.
— Конечно, я в этом уверена. Она помогает и папе. О, Крейг, я знаю, что он не боится смерти, но я не могу потерять и его!
— Это была бы невосполнимая потеря для всего мира, — убежденно сказал Крейг. — Но почему он все-таки решил вернуться в Англию?
— Он не мог оставить меня в Индии одну. Я умоляла его ничего не предпринимать, ко он решил увезти меня к своей сестре, моей тетушке, с которой он всегда поддерживал теплые отношения Он надеялся, что она не только будет заботиться обо мне, но и представит ко двору.
Алоя помолчала некоторое время, собираясь с мыслями, и тихо добавила:
— Он был уверен, что все это будет достаточно просто сделать, пока однажды не обнаружил, что за ним следят русские, готовые в любой момент схватить его или убить. Ведь он только что вернулся из Тибета, и мог владеть нужной им информацией.
— Ты когда-нибудь была с ним в Тибете? — с любопытством спросил Крейг.
— В Гангдзе у нас был дом. Мы жили там с мамой, пока папа отсутствовал и собирал сведения в окрестных монастырях и, разумеется, в самой Лхасе.
Она снова замолчала, чтобы перевести дыхание.
— После маминой смерти ему ничего не оставалось делать, как вернуться домой.
— Он сделал это, ради тебя.
— Я не знала, как быть, и была готова слушаться его во всем.
— Но, почему тогда ты решила сойти с корабля в Ницце и приехала сюда? — спросил Крейг.
— Нам пришлось замаскироваться, чтобы никто не смог нас узнать, — заговорила Алоя. — Папа переоделся в костюм турка, причем так здорово, что никто бы не усомнился в нем.
— А ты?
— Я была его женой! На мне были надеты широкие шальвары и плотная чадра, которые скрывали мою внешность, как нельзя лучше. Такой наряд прячет и полноту, и худобу, и красоту, и уродство. Так что догадаться о том, как выглядит женщина под чадрой — невозможно!
— И хорошо, что никто не догадался, красавица моя!
Алоя на секунду затаила дыхание.
— Ты правда считаешь меня красивой? — робко спросила она.
— Когда ты закончишь свой рассказ, я скажу тебе, насколько ты прекрасна. А теперь, объясни, почему ты сошла с корабля на юге Франции?
— Мы были уверены, что никто из пассажиров не догадывается о том, что папа на самом деле никакой не турок.
Однако, когда мы добрались до Неаполя на борт поднялись несколько новых пассажиров, среди которых папа узнал двоих мужчин, которые давно за ним охотились.
Крейг услышал в голосе девушки нотку страха.
— По счастью они не сразу узнали нас. Когда корабль причалил в Ницце, мы с отцом незаметно сошли, оставив на борту почти все наши вещи. Отец надеялся, что так нас не заподозрят в бегстве.
Крейг понимал, что поступить им необходимо было именно так.
— Отец не знал никого в Ницце, у кого можно было бы укрыться, — продолжала девушка свой рассказ. — Поэтому мы приехали сюда, в Монте-Карло. Он был уверен, что здесь безопаснее.
Она с грустью вздохнула и добавила:
— Место, где нам пришлось скрываться, было грязным и неуютным. Периодически я выходила в город, чтобы купить продукты, старалась быть осторожной и быстро возвращалась. Хотя я не видела никого, кто вызвал бы подозрение, папа был уверен, что опасность где-то рядом.
Крейг уже знал, что представляло собой то место, где прятались Рэндал Cap с дочерью — именно об этом месте рассказывал ему отец Августин.
— Почему вы уехали оттуда? — спросил он.
— Нам не повезло, — ответила Алоя. — Там объявился какой-то странный человек, который, как позже узнал папа, оказался информатором. Он был готов достать нужные сведения для любого, кто оплачивает такого рода услуги. Так что оставаться там дольше стало невозможно.
— Итак, вы решили перебраться в другое место, — промолвил Крейг, — и в этот момент вас обнаружили?
— Откуда тебе известно? — спросила Алоя. — Действительно, мы покинули то место, где скрывались. Папа пошел по одной стороне улицы, а мне велел держаться противоположной стороны.
Теперь Крейг понял, что именно тогда один из агентов департамента и заметил Сара.
— Потом он завернул за угол, — продолжала Алоя, — где его уже поджидали двое мужчин, которые тут же схватили папу. Все произошло быстро и неожиданно, так что скрыться от них не было никакой возможности.
— А что сделала ты?
— А что я могла поделать? — с горечью сказала девушка. — У меня не было времени, чтобы что-либо обдумывать. Инстинктивно, я бросалась к отцу, потому что хотела быть с ним вместе, что бы с нами ни случилось дальше.
Крейг слушал внимательно, чтобы не упустить ни одной детали.
— Теперь все понятно. Они схватили вас и повезли к барону.
— Да… это было… ужасно, — кивнула Алоя. — Они принялись допрашивать папу, но он отказался отвечать на любые вопросы. Тогда она пригрозили, что увезут его в Россию… и там применят пытки, которых он не сможет выдержать, и выдаст им все сведения.
Крейг понимал, как тяжело ей переживать все это заново и потому не торопил с продолжением рассказа.
— Потом папа согласился дать им кое-какую информацию, но только если они пообещают отпустить меня.
Она глубоко и печально вздохнула.
— Это было большой ошибкой. Барон взглянул на меня так, словно впервые увидел. По его взгляду я поняла, что он решил использовать меня как средство воздействия на отца.
— Значит это была идея барона, заставить тебя соблазнить лорда Нисдона, чтобы выпытать у него информацию о Тибете?
— Они сказали, что он весьма влиятельный человек в департаменте иностранных дел, и что ему известно, какие действия предпримет Англия, в случае вторжения русских на территорию Тибета.
— И для выполнения этого плана они подобрали тебе весьма неординарный гардероб!
— Они контролировали каждый мой шаг и каждое слово, — передернув плечами сказала Алоя.
— И даже твою манеру одеваться?
— Они привезли на яхту какого-то французского модельера, на которого имели влияние, и велели ему подобрать мне такой гардероб, чтобы лорд Нисдон не мог не заметить меня.
— Но как они могли рассчитывать на то, что лорд Нисдон предложит тебе дружбу при первой же встрече? — спросил Крейг, зная, что лорд Нисдон весьма дорожил своей репутацией и положением в обществе, чтобы совершать опрометчивые поступки и давать пищу слухам.
— О, они оказались весьма изобретательны! — воскликнула Алоя. — Они разузнали все о его матери, к которой он очень привязан, и написали от ее имени письмо, подделав почерк.
Она помедлила, прежде чем продолжить:
— В письме говорилось о некой юной леди, дочери друзей леди Нисдон, о которой она просила позаботиться своего сына.
— Речь, как я понимаю, шла о тебе?
— Конечно. К тому же письмо было намеренно написано в спешке, словно дело не терпело отлагательства, и потому лорд Нисдон поспешил разыскать меня, едва приехал в Монте-Карло.
— И конечно же, он был очарован твоей красотой! — с ноткой цинизма в голосе пробормотал Крейг.
— Мне пришлось сказать ему, что нахожу его интересным собеседником и привлекательным мужчиной, — тихо продолжала свой рассказ Алоя. — Моя горничная следила за каждым моим шагом — разумеется, она шпионка барона, — Алоя печально вздохнула и добавила:
— Как я могла ослушаться или не подчиниться, ведь они грозили убить моего отца!
— Им удалось вырвать у него хоть какую-то информацию? — спросил Крейг.
— Нет, отец слишком умен, чтобы его можно было просто испугать или обмануть, — ответила Алоя. — Сначала он намеренно тянул время, особенно пока люди барона подбирали мне гардероб и драгоценности. Затем, когда я была уже на берегу, они попытались вновь допросить его, но он вошел в состояние транса.
— Транса? — с восхищением воскликнул Крейг.
— Да, он научился этому в Индии. Он умеет погружаться в бессознательное состояние, из которого его практически невозможно вывести насильно. Конечно, находиться в трансе можно не так уж долго.
— И все же, сколько? — спросил Крейг, понимая, что это вопрос жизни и смерти его друга.
— Если его тело… еще не истощено… голодом и жаждой, — дрожащим голосом произнесла Алоя, — то крайний срок выхода из транса… завтра!
Крейг и сам прекрасно понимал, что у него слишком мало времени и действовать надо наверняка. Он был уверен, что сама душа Рэндала Сара поможет ему принять верное решение и даст подсказку, как действовать.
— Полагаю, русские об этом не подозревают, — сказал он в раздумье, — но тогда почему они заставляли тебя принять у себя лорда Нисдона именно сегодня вечером?
— Им нужны хоть какие-то сведения как можно быстрее.
После этого они, видимо, собираются увезти нас отсюда в какое-то безлюдное место и там применить пытки. Они думают, что папа не выдержит и выйдет из транса, если они будут пытать меня у него на глазах…
В душе Крейга все закипело от возмущения.
— Клянусь тебе, дорогая, — с нажимом проговорил он, — 'что пока я жив, тебя никто не посмеет и пальцем тронуть.
— Ты можешь нас спасти?
— Клянусь тебе в этом, — пообещал он. — Сегодня, когда я стоял один на террасе, мне показалось, что я слышал голос твоего отца, который подсказывал, как следует поступить.
Теперь я уверен, что мы обязательно справимся.
Крейг взглянул девушке в глаза и увидел там безмерное доверие и уверенность в том, что все пройдет успешно.
Ему не хотелось говорить более ни о чем, поэтому он обнял ее и нежно коснулся губами ее уст, с каждым поцелуем чувствуя, как в нем растет волна блаженства и восторга оттого, что он держит в объятиях женщину, дороже которой У него нет никого и ничего в жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара



Примитивно. Особенно насмешила грузинка-блондинка и такое исконно русское имя героини Алоя Зладомир
Путешествие в Монте-Карло - Картленд БарбараЯзвочка
31.12.2010, 23.10





Княжна может иметь и не такое имя. Может, она из какого-нибудь черкесского рода, вспомните Асайю Шотокалунгину у Майринка.
Путешествие в Монте-Карло - Картленд БарбараИола
6.04.2014, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100