Читать онлайн Путешествие в Монте-Карло, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Путешествие в Монте-Карло

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Часом позже Крейг вернулся в отель и подошел к стойке портье, чтобы узнать не приходила ли на его имя почта.
Пока портье просматривал письма, Крейг быстро пробежал глазами по списку гостей, чьи имена были занесены в регистрационную книгу, лежавшую на стойке открытой. н давно научился с легкостью читать перевернутый текст, и это умение часто ему помогало. Теперь среди множества знакомых имен, он отыскал те, которые интересовали его больше всего.
Графиня остановилась в этом же отеле, что значительно упрощало дальнейшие действия Крейга.
Через мгновение портье повернулся и передал Крейгу несколько писем с американскими марками, Взяв письма, Крейг как бы между прочим заметил:
— Я доволен своими апартаментами, и, надеюсь, вы так же позаботились о том, чтобы соседи по этажу не досаждали мне шумом?
— Уверяю, вас, мсье, ваш покой никем не будет потревожен, — ответил портье.
— Надеюсь, что так, — отозвался Крейг, придав своему голосу нотку сомнения.
Портье взглянул на доску, где висели ключи от номеров, и сказал:
— Рядом с вами зарезервирован номер для герцога Норфолка, который, насколько мне известно, предпочитает рано ложиться спать, ну а напротив ваших апартаментов остановился герцог Лихтенштейн.
Крейг кивнул, давая понять, что такое объяснение его более или менее удовлетворило. Портье же, желая окончательно развеять сомнения высокого гостя, доверительно добавил:
— В нашем отеле остановилась также графиня Алоя Зладомир.
— Это имя мне ни о чем не говорит, — равнодушно отозвался Крейг и удалился.
Благодаря этому разговору, он выяснил главное из того, что его интересовало. С помощью наводящих вопросов, которые он задал официанту, принесшему в его номер свежей воды, выяснилось, что апартаменты графини примыкают к одной из комнат Крейга. Это означало, что балкон ее гостиной выходил на ту же сторону, что и балкон Крейга, с которого открывался потрясающий вид на море, залив и величественный дворец, расположенный на высоком уступе.
Подошло время обеда, на который Крейгу пришло приглашение. Он спустился вниз в ресторан, где сразу же встретил нескольких своих знакомых, потягивающих аперитив.
Хотя Крейг не знал графиню в лицо, он был уверен, что сможет ее узнать. Среди его знакомых было немало русских красавиц. Крейг находил, что от них исходит какой-то особый свет, окружающий их неким романтическим ореолом, который привлекает мужчин и сводит их с ума. Правда, по мнению Крейга, это было свойственно только аристократии.
Он помнил, что из себя представляли русские солдаты, устраивавшие бесчинства в Афганистане.
Зал ресторана, стены которого украшал золотой орнамент, а потолок — росписи и хрустальные люстры, был заполнен до отказа. Крейг встретил здесь множество знакомых, приветствующих его неизменно радостными возгласами или рукопожатиями.
Среди посетителей он заметил и лорда Нисдона, обедавшего в компании двух джентльменов примерно его возраста.
Когда обед подходил к концу, Крейгу с трудом удалось расстаться со своими знакомыми, которые никак не хотели его отпускать, и, сообщив, что ему необходим вечерний моцион, пешком направился к пристани.
Он знал, что яхта уже ждет его у причала, но он шел не к своему судну. Крейг отправился к маленькой церквушке, располагавшейся под железнодорожным мостом. Это место никогда не посещалось теми, кто приезжал в Монте-Карло ради развлечений и игры за карточным столом.
Собор св. Девоты был построен в небольшой лощине.
Слабый свет, пробивающийся сквозь витражные стекла, не смешивался с мерцанием свечей, зажженных перед статуей Христа.
Крейг вошел в полупустую залу, где коленопреклоненно молились две пожилые женщины.
Крейг прошел к кабинке, где проводилась исповедь. Священник, лицо которого частично скрывала решетка окна, скорее почувствовал, чем увидел вошедшего Крейга.
— Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь, — произнес он по-латыни.
Крейг преклонил колена и очень тихо, так, чтобы его никто не мог услышать, спросил:
— Отец Августин, это вы?
Священник несколько мгновений изумленно смотрел на посетителя, а затем так же тихо спросил:
— Это ты Крейг? Я не знал, сын мой, что ты приехал.
— Я приехал в Монте-Карло лишь два часа назад.
— Рад, что ты снова посетил наши края.
— И я рад, святой отец. И мне очень нужна ваша помощь.
Священник вновь выдержал паузу, а затем сказал:
— Я мог бы догадаться, что для столь скорого визита, имеется весьма веская причина.
— Я разыскиваю человека, которому угрожает большая опасность.
— Думаешь, я его знаю? — спросил священник.
— Однажды, святой отец, вы помогли мне спасти человеку жизнь, — отозвался Крейг. — Уверен, вы и в этот раз сможете оказать мне огромную услугу.
— Как зовут человека, которого ты разыскиваешь?
— Рэндал Cap.
— Ты уверен, что мне доводилось с ним встречаться?
— Вполне возможно. Его отец, Конрад Cap, был выдающимся ученым-филологом. Он занимался восточной литературой и написал много книг по восточной философии. Его книги о буддизме имеются во многих монастырских библиотеках.
— Да-да, теперь я понял, о ком ты говоришь, — воскликнул священник. — Ты ищешь сына Конрада Сара?
— Да. Несколько недель назад его видели здесь, в Монте-Карло. Но, по всей видимости, за ним кто-то следил, и ему пришлось скрыться.
— Откуда он приехал?
Крейг несколько помедлил, прежде чем ответить, но он был уверен, что может доверять своему собеседнику полностью, и потому ответил:
— Из Тибета.
Крейг знал, что этой информации вполне достаточно. Отец Августин был человеком весьма образованным и прекрасно осведомленным обо всем происходящем в мире.
— Попробую сделать все, что в моих силах, — пообещал священник.
— Это все, чего я прошу, — кивнул Крейг. — Спасибо, святой отец. Уверен, бедным людям, ищущим утешения в церкви, помогут несколько американских долларов.
— Подожди благодарить меня, пока я еще ничего не сделал, — отозвался священник. — Приходи завтра, если сможешь.
— Обязательно, святой отец. Я хочу также сообщить вам, что человек, которому вы в прошлый раз оказали помощь, живет теперь в Нью-Йорке и стал настоящим американцем.
— Я воздам хвалу Господу, за то, что он дал мне возможность помочь человеку, — тихо отозвался священник.
Крейг поднялся с колен и сказал:
— Всего доброго, святой отец. Не знаю, как и благодарить вас.
Он услышал, как отец Августин произнес по-латыни:
— Да обратит Господь Всемогущий свою благодать на тебя, и да простит все прегрешения, вольные и невольные!
Крейг вышел из исповедальни, куда тут же прошла женщина, закутанная в шаль.
Для того, чтобы создать впечатление, что он приходил сюда лишь для исповеди, Крейг подошел к статуе Жанны Д'Арк, зажег свечу и нарочито шумно бросил несколько монет в коробку для сбора пожертвований.
Через несколько мгновений он был уже на улице. Крейг вдохнул свежий воздух, чувствуя, что он переложил огромный груз задачи на плечи более сильные, чем его собственные.
Никому из его знакомых и в голову не могло бы прийти, что Крейг Вандервельт водит дружбу с католическим священником, поэтому направляясь по дороге, ведущей к пристани, Крейг надеялся, что его визит в церковь останется никем незамеченным.
Однако в это время дня, гости Монте-Карло либо уже отдыхали в своих роскошных номерах после обильного обеда, либо развлекались игрой в карты в одном из самых дорогих казино города, Салле Тусе.
Крейг дошел пешком до пристани, где, как он и ожидал, уже была пришвартована его яхта, а трап спущен к самому причалу.
Он поднялся на борт, где его тут же поспешили поприветствовать капитан и первый помощник. Было видно, что после долгой зимы, проведенной в Марселе, им не терпится вновь выйти в море.
— Куда желаете направиться, мистер Вандервельт? — спросил капитан, и в его голосе Крейг уловил нотки надежды на то, что им не долго придется скучать в Монте-Карло.
— Пока не знаю, — ответил Крейг, — но хочу попросить вас быть готовыми выйти в море по первому моему сигналу. Вы же знаете, я сам не люблю долго находиться на одном месте.
— Я был уверен, что вы именно так и скажете, сэр, — отозвался капитан. — В это время года особенно чудесны греческие острова.
— Я не забыл, — кивнул Крейг и тут же добавил:
— Ну а как насчет моих новых приспособлений?
— Мы сделали все, как вы сказали, сэр. Желаете посмотреть?
Крейг кивнул и прошел сначала на капитанский мостик, оборудованный спроектированными им новыми приборами, а затем отправился посмотреть на изменения в интерьере яхты, На стенах появились новые картины, в гостиной — стол, закрепленный так, чтобы во время качки за ним было удобно сидеть, а в его собственной каюте появилась кровать намного большая по размеру, чем прежняя, на которой он всегда чувствовал себя стесненно.
После осмотра нововведений Крейг вновь поднялся на палубу и спросил у капитана:
— В гавани стоят две русские яхты. Узнайте, кому они могут принадлежать.
— Я уже спрашивал, сэр, — отозвался капитан, — однако никто не смог дать мне ответа. Я лишь узнал, что здесь также находятся яхты герцога Вестминстерского и мистера Моргана. Обе они восхитительны.
Крейг заметил, что между одной из интересующих его яхт, принадлежащих русскому владельцу, и судном герцога Вестминстерского есть свободное место.
Поразмыслив несколько секунд, Крейг сказал:
— Мне бы хотелось посмотреть на яхту с российским флагом поближе. Поэтому мы выйдем в море на час, а когда вернемся, встанем рядом с ней.
— Думаю, это вполне возможно, сэр, — отозвался капитан. — Я поговорю с распорядителем причала.
После этого капитан сошел на берег, а Крейг тем временем продолжил осмотр своего судна.
Яхта носила романтическое название «Русалка». Крейг лично следил за ее строительством и отделочными работами.
Он был уверен, что ни одно другое судно, пришвартованное у причала, не могло сравниться по красоте, комфорту и техническому оснащению с его детищем.
Крейгу не пришлось долго ждать возвращения капитана.
Он уже заранее знал ответ распорядителя.
— Мне очень жаль, мистер Вандервельт, — сообщил капитан, — но мне сказали, что, стоянка зарезервирована русским судном, и оплачена вперед.
Крейг удивленно приподнял бровь но ничего не сказал, а капитан добавил:
— Все это довольно странно, но распорядитель сообщил мне, что все лучшие места у причала заняты. За сегодняшний день он получил несколько запросов на стоянку, но вынужден был отказать и перенаправить суда в дальнюю часть гавани. то означало, что владельцам яхт, которым не достались места у причала, чтобы сойти на берег или, наоборот, подняться на борт, придется каждый раз пользоваться лодкой.
— Какое счастье, что вы предвидели все заранее, и зарезервировали это место, — с улыбкой сказал Крейг капитану. — Ну, а теперь покажите мне на что способен новый двигатель «Русалки».
Два часа спустя, после приятной морской прогулки, Крейг уже поднимался по улице, ведущей вверх к зданию казино.
В Монте-Карло Крейг держал собственный автомобиль, которым он пока еще ни разу не пользовался здесь. Он знал, что его личный шофер ждет встречи с ним и горит желанием провезти хозяина по роскошным местам, а также принять участие в выставке лимузинов, которую здесь проводили два последних года, и которая пользовалась огромным успехом.
Мысль о выставке натолкнула его на соображение о том, что такие мероприятия, как правило, посещаются великосветскими дамами, для которых выставка — это еще и повод покрасоваться в модных туалетах и новых драгоценностях.
Автомобили выставлялись на открытой площадке перед казино. В три часа дня, члены жюри начинали их осматривать, а затем собирались у небольшого стенда, где объявлялись победители и вручались призы. В каждой машине, как правило, сидела дама, демонстрируя свой ультрамодный наряд. Так что выставка еще служила и для своеобразного парада мод.
В прошлом году, главный приз достался Крейгу и его даме.
Устроители конкурса объявляли имена владельцев автомобилей, выигравших первые три приза, имена и титулы дам, сидевших в автомобилях, а также имена модисток и портних, трудившихся над нарядами победительниц.
Таким образом, подобные конкурсы служили не только развлечением для богатой публики, но и выставкой работ лучших модельеров.
Крейг улыбнулся, вспомнив, как дама, победившая с ним в прошлый раз, поведала о том, что ее парижский портной пообещал, в случае победы, поставлять ей самые модные платья за полцены или же вовсе бесплатно.
Теперь же он решил первым делом зайти в казино, где в ожидании начала конкурса могли проводить время самые неотразимые красавицы высшего света. Крейг вошел в Салле Туесе и прямиком направился в зал с игральными столами.
Зал казино был заполнен до отказа. Здесь можно было встретить множество прелестных женщин, одетых в элегантные туалеты. Все их внимание целиком и полностью было поглощено картами или рулеткой. Их кавалеры зачастую сидели рядом со скучающим видом, или, напротив, пытались отвлечь на себя внимание своей спутницы.
Там же Крейг увидел великого князя Бориса, докуривающего очередную сигару в ожидании Зи-Зи — та в этот момент была поглощена выбором «счастливого числа», на которое ей хотелось поставить несколько фишек, весьма внушительного достоинства.
Крейг знал, что каждый, кто садится за игровой стол, мечтает увидеть особый знак или уловить некую подсказку, которая принесет удачу. Зи-Зи верила в приметы, как никто другой. Многие игроки, особенно женщины, верили в силу талисманов. Крейгу было известно, что некоторые представительницы прекрасного пола носили с собой в качестве талисмана кусочек змеиной кожи, другие коготь орла, третьи кроличью лапку, а иные — кусок веревки, на которой повесился человек.
Мужчины также верили в силу ритуалов. Некоторые даже насыпали в карманы своих смокингов соль, которая, по их глубокому убеждению притягивала счастливые карты.
Крейгу все эти уловки казались смехотворными. Сам он считал, что игроку должны помогать интуиция, уберегающая от опрометчивых поступков, и проницательность, которая подскажет, как может сложиться игра.
Однако, были и такие, как великий князь Борис, которые считали, что удача — это капризная женщина, чьей благосклонности можно добиться лишь изысканными ухаживаниями.
— Крейг, как дела? — искренне обрадовался князь, завидев молодого человека.
— Благодарю, все хорошо. Рад вас видеть, сэр, — отозвался Крейг. — Развлекаетесь?
— Да не особенно, — ответил князь. — Но в честь твоего приезда я устрою прием, и это будет действительно весело.
Как насчет завтрашнего вечера?
— Это большая честь для меня.
— Я попрошу Зи-Зи пригласить всех твоих друзей, и проследить, чтобы к нам не попал никто из твоих врагов, если таковые имеются.
— Надеюсь, что они немногочисленны и редко встречаются, — улыбнулся Крейг.
— И правильно, — сказал князь. — Послушай, Крейг. Ты так хорош собой, а приехал на отдых один. Зи-Зи обязательно познакомит тебя с какой-нибудь очаровательной леди, которая хоть ненадолго удержит тебя с нами.
Он подумал мгновение и добавил:
— Я видел у причала твою яхту. Так что, в случае надобности, сможешь сбежать незаметно.
Крейг рассмеялся.
— Вообще-то я и сам хотел задержаться здесь подольше.
Нью-Йорк мне изрядно надоел, а Лондон в это время скучен и непривлекателен.
— Да, там сейчас должны идти дожди.
— Так и есть, — вновь рассмеялся Крейг.
Беседуя таким образом, Крейг и великий князь прошли через зал и сели у распахнутого окна, из которого открывался вид на террасу.
К ним тут же подошел официант, и князь Борис заказал бутылку шампанского. Через мгновение, словно в ответ на мысли Крейга, он вдруг сказал:
— Здесь есть только одна действительно привлекательная женщина, с которой я еще не знаком. Однако, насколько мне известно, она приехала сюда не одна, а в сопровождении одного из твоих земляков — лорда Нисдона.
— Я никогда с ним не встречался, — отозвался Крейг. — А что он за человек?
— Зануда. Удивительно, что такая женщина, как Алоя Зладомир, находит его привлекательным.
— Судя по имени, она ваша землячка? — спросил Крейг, выдержав паузу.
— Думаю, да, — ответил князь. — Правда, ни с кем из Зладомиров я никогда не был знаком, но ведь это не значит, что они не существуют.
Крейг рассмеялся.
— В такой огромной стране, как ваша, очень трудно быть знакомым со всеми, — заметил он.
— Она очень молода, — продолжал размышлять вслух князь, — и я никак не могу понять принадлежит она высшему свету или же полусвету.
— Ну, с этой задачей вашей светлости не составит труда справиться, — улыбнулся Крейг.
— Я знаю, ты дразнишь меня, — отозвался великий князь, — но должен признать, эта женщина меня поразила. Нас представили друг другу, но, хочешь — верь, хочешь нет, она дала ясно понять, что моя персона ее нисколько не интересует!
Он изъяснялся так артистично, что Крейг вновь не удержался от смеха.
Всем было прекрасно известно, что великий князь Борис, привлекательный, богатый, потрясающе щедрый человек, являлся не только одной из самых заметных и влиятельных фигур высшего света, но и предметом мечтаний любой женщины.
Если то, что князь рассказал об Алое Зладомир правда, это означало, что его ухаживания впервые не были приняты благосклонно.
Однако было очевидно, что князя весьма увлекла эта история, так как он вновь заговорил о ней:
— Я думал, что молодая привлекательная девушка, впервые попавшая в Монте-Карло, непременно захочет расширить круг знакомых. Но нет! Она общается только с лордом Нисдоном, или совершает прогулки одна.
— Возможно, она влюблена в него.
— В это верится с трудом! — воскликнул князь. — Я допускаю, что он талантливый дипломат. Но я также твердо уверен в том, что в постели он такой же зануда, как и за обеденным столом Крейг вновь рассмеялся.
— Характеристика убийственная, особенно, когда она дана таким экспертом, как вы, сэр.
Князь лукаво взглянул на Крейга и тоже рассмеялся.
— Возможно, вся эта история не заслуживает внимания, но должен признаться тебе, Крейг, я действительно заинтригован. Только прошу тебя, не проговорись Зи-Зи о том, что я приближался к этой девушке.
— Этот разговор останется только между нами.
— Я думаю пригласить ее на завтрашний прием, так что ты сможешь лично с ней познакомиться, — несколько неуверенно сообщил князь, потягивая шампанское, которое им только что подал официант. — Но почему-то мне кажется, что она не примет приглашения.
— Может, стоит пригласить ее вместе с лордом Нисдоном?
Великий князь тихонько рассмеялся.
— Я всегда подозревал, что ты найдешь выход из любой ситуации! И вот, пожалуйста! Полагаю, Нисдон будет на седьмом небе от счастья, когда получит от меня приглашение.
Прежде он не входил в круг моих друзей.
— Он будет польщен, сэр. Но главное, не забудьте прислать приглашение на двоих — Так и сделаю, — твердо пообещал герцог.
Они поговорили еще немного о выставке автомобилей, и о «Русалке», которую Крейг пригласил князя Бориса посетить. Вскоре Крейг откланялся и направился к себе в отель.
По пути он еще раз проанализировал все, что услышал за день. Несмотря на то, что он еще не встретился лично с двумя интересовавшими его персонами, начало дела было удачным.
С этими мыслями Крейг поднялся к себе на этаж и, подходя к двери номера, заметил неподалеку фигуру элегантно одетой женщины.
Первое, что отметил про себя Крейг, было то, насколько грациозны ее движения, второе — ее потрясающе тонкий стан.
Открывая дверь номера, он продолжал краем глаза наблюдать за незнакомкой. Его первая догадка оказалась верной — его соседкой оказалась графиня Алоя Зладомир.
Обстоятельства складывались как нельзя более удачно.
«Фортуна по-прежнему мне верна, — отметил про себя Крейг. — И никакие талисманы мне не нужны!»
До ужина оставалось еще более получаса, и Крейг решил просмотреть местные газеты. Затем он переоделся в элегантный фрак, узкого покроя, который, как и весь остальной его гардероб, заказывался в Лондоне, у самого известного модельера, и спустился вниз.
Он знал, что сегодня за ужином, встретит множество своих знакомых. С некоторыми он на время потерял связь, и теперь был рад возобновить знакомство.
Место для Крейга было зарезервировано одно из лучших, отсюда открывался вид на прекрасный сад перед казино.
Компанию Крейгу должны были составить принц и принцесса Браганза, милейшие, очаровательные люди.
Зал, в котором устраивался ужин был украшен крошечными фонариками, напоминавшими звезды на темном небосклоне. Пробивавшийся в окна слабый лунный свет лишь усиливал атмосферу волшебства и очарования. Гости также соответствовали сказочному убранству гостиной. Казалось, самые красивые женщины и самые неотразимые мужчины, цвет аристократии всего мира, присутствовали здесь в этот вечер.
Завязавшаяся меж гостями отеля, беседа с первой же минуты приняла игривый, остроумный характер. Крейг наслаждался искрометным юмором вопросов и неожиданностью ответов. Самому ему приходилось общаться сразу на нескольких языках, и на любом из них Крейгу удавалось производить на собеседников превосходное впечатление.
Гости смеялись и наслаждались беседой, которая достигла высшей степени изысканности и оживленности.
И вдруг, как по мановению волшебной палочки, наступила тишина, и все взоры обратились ко входной двери. Крейг оглянулся и понял причину немого восторга.
В гостиную в сопровождении элегантно одетого мужчины вошла женщина, красота которой завораживала.
Кто-то из мужчин прошептал:
— Боже правый! Что за сказочное видение!
Крейг готов был вторить его словам, словно эхо.
Он вновь убедился, что девушка необыкновенно стройна и высока ростом, и, одета так, что спутать ее с кем-либо еще просто невозможно.
На всех присутствующих женщинах были туалеты нежных весенних тонов: зеленых, розовых, голубых, желтых. Их наряды пестрели оборками и кружевами.
Графиня Алоя Зладомир была одета в черное. Платье выглядело очень простым, без каких-либо украшений. Узкий покрой его подчеркивал осиную талию девушки и высокую грудь.
В отличие от всех прочих женщин, присутствующих на ужине, Алоя не надела никаких драгоценностей.
По мнению Крейга, эта девушка и не нуждалась ни в каких украшениях, так как кожа ее была столь нежна и бела, что сама являлась лучшим украшением, а роскошные светлые волосы отливали богатым блеском без всяких бриллиантов.
Когда она подошла ближе к тому месту, где сидел Крейг, ему удалось разглядеть, что к лифу ее платья приколота брошь с крупным камнем, соответствующим по цвету ее волосам.
Это был желтый бриллиант.
От девушки не возможно было отвести взгляда: она действительно казалась неотразимой.
Крейг не мог разобрать цвета ее огромных глаз, опушенных густыми черными ресницами, но предположил, что они темно-зеленые — этот цвет присущ многим русским.
Через мгновение навстречу графине поспешил метрдотель и проводил ее к столику, накрытому на двоих, совсем рядом с тем местом, где сидел Крейг.
Теперь он мог легко разглядеть необыкновенно привлекательные черты ее лица: маленький прямой нос, полные мягкие губы, выдававшие, как показалось Крейгу, некоторую неуверенность их обладательницы.
Однако такое предположение не было подкреплено ничем, и поэтому Крейг посчитал это игрой своего воображения. Черты лица графини были столь потрясающе совершенны, что подобрать подходящие слова для его описания было крайне сложно.
Молчание, воцарившееся за столом, где сидел Крейг, нарушила принцесса.
— Должна признать, — начала она, — что она необыкновенная! Накануне за ужином она была одета в ослепительно белое платье, напоминавшее греческую тунику, а единственным украшением ей служило кольцо с жемчугом, размером с яйцо голубя!
— Вы уже познакомились с ней? — спросил Крейг.
Принцесса улыбнулась и покачала головой:
— Мой муж никак не может решить один вопрос: достаточно ли это «комильфо» для меня!
Крейг рассмеялся.
— Да, здесь есть над чем подумать, тем более, что в Монте-Карло подобная дилемма делается намного острее!
— Вот именно, — согласилась принцесса. — Уверяю вас, каждый мужчина в этом городе пытается разрешить загадку этой девушки, и каждая женщина, включая меня, надеется, что это не произойдет слишком быстро.
Крейг вновь рассмеялся.
Разговор за столом вошел в привычное русло, однако Крейг постоянно ловил себя на том, что отвести взгляд от этой прелестной девушки, сидящей прямо напротив его, удается лишь с большим трудом.
Она внимательно слушала какой-то длинный монолог лорда Нисдона, который, как думалось Крейгу, был невероятно скучен.
Однако в ее манере держаться не было ни кокетства, ни жеманства, ни попытки выглядеть соблазнительно. В отличие от всех прочих женщин, она не старалась привлечь к себе внимание мужчин, сидевших в зале.
Крейг оглянулся по сторонам. В зале находилось множество привлекательных женщин. Одна из них, Бель Отеро, известная всему Парижу куртизанка, очаровывала мужчин с Первого взгляда. Они неоднократно поднимали бокалы с вином за ее здоровье и обещали осыпать ее драгоценностями.
Она и правда располагала одной из самых крупных и бесценных коллекций ювелирных украшений.
Она была потрясающе соблазнительна. Крейг не удивился, когда узнал, что куполообразные башенки нового здания отеля «Карлтон» созданы архитектором, вдохновленным видом изумительной груди Бель.
За соседним столиком сидела красавица Ла Джуниор. В ее спальне стояла огромная кровать в виде морской раковины, выполненная по специальному заказу. Ее подруга, Габи Дэлис, та самая с которой Крейг беседовал утром, слыла душой Парижа. Сегодня она украсила себя жемчужным ожерельем из нескольких нитей, каждая из которых была длиннее и дороже предыдущей.
Однако красота этих женщин блекла перед красотой графини Алой, и Крейг пытался отгадать, что же именно делало эту женщину столь уникальной.
У него сложилось впечатление, что дело не только в необычных чертах ее лица, чудесных миндалевидных глазах или волосах, уложенных просто, но элегантно.
Крейг чувствовал, что разгадка ее тайны кроется совсем в другом: она была окутана аурой яркой индивидуальности. Казалось, ее окружает некое неведомое, незримое глазу сияние.
В том, что она притягивала взгляды, как магнит, не было ничего удивительного. Крейг и сам поймал себя на мысли, что не сводит с нее глаз весь вечер.
Ему очень хотелось познакомиться с графиней, но ждать до следующего вечера, чтобы узнать принял ли лорд Нисдон приглашение великого князя или нет, он не намеревался.
Ужин тем временем подошел к концу, и гости отправились в казино, так что в зале не осталось никого, кто мог бы представить Крейга графине.
Он подумал о том, чтобы самому вступить в разговор с лордом Нисдоном и сообщить о своей встрече с маркизом Лэнсдауном. Таким образом, он мог бы быть представлен графине. Однако, что-то все же удерживало Крейга от подобного шага.
Иного же способа начать разговор с лордом и его спутницей, которые к тому времени тоже перешли в Сале Туесе, Крейг не видел.
Лорд Нисдон и графиня Алоя сидели за столиком, пили шампанское и беседовали, правда, как показалось Крейгу весьма сдержанно, без намека на пылкость или воодушевление.
Крейг прогуливался по залу казино, беседовал с друзьями, притворялся, будто его интересует баккара, в которую играли за карточными столами, или выигрыши тех, кто пытал счастья в рулетку. Никогда прежде Крейг не чувствовал себя столь беспомощным.
Прежде социальные барьеры никогда его не останавливали. К тому же он не мог припомнить ни одного случая, чтобы попытка познакомиться с женщиной оказалась тщетной.
Чаще всего Крейг едва успевал об этом подумать, как тут же выбранная им особа сама инициировала знакомство.
Несколько раз он, проходя мимо, приближался почти вплотную к столику, за которым сидела графиня Алоя, но она ни разу не подняла на него глаз.
Она внимательно слушала лорда Нисдона, лишь изредка произнося отдельные фразы или же просто кивая головой.
«Ну, и что же мне теперь делать?» — спросил себя Крейг почти с отчаянием.
Он чуть не выругался в слух, когда в половине первого ночи графиня встала, чтобы уйти.
Было очевидно, что лорд Нисдон просил ее не уходить так рано, однако, она без колебаний направилась к двери.
Крейг незаметно пошел следом.
В гардеробной графиня надела черную бархатную пелерину и вскоре вышла на улицу.
Крейг не мог объяснить себе, почему он последовал за графиней. Однако, это было единственное возможное решение в данной ситуации.
Выйдя на улицу, графиня Алоя подняла глаза к звездному небу, и взору Крейга открылась безупречная линия ее нежной шейки. Ему показалось, что она что-то прошептала звездам, хотя разобрать слов он не смог.
Все еще продолжая что-то бормотать, лорд Нисдон поспешил вслед за графиней, чтобы проводить ее до дверей отеля «Париж».
Крейг забыл, что так и не попрощался ни с кем из своих знакомых, с которыми провел этот вечер. Его мысли были поглощены графиней. Он все также незаметно продолжал следовать за ней по пятам, а затем поднялся на свой этаж, зная уже, что графиня пройдет немного дальше, к двери собственного номера.
Крейг отпер свои апартаменты и услышал, как захлопнулась соседняя дверь.
Он не знал, какие именно отношения связывают лорда Нисдона и графиню Алою, но был твердо уверен, что отнюдь не любовные.
Еще утром Крейг отправил своего слугу разузнать, где остановился сам лорд Нисдон. Оказалось, что его светлость проживает в отеле «Эрмитаж», который располагался несколько выше по центральной улице города и считался одним из самых презентабельных отелей после «Парижа».
Крейг стоял в своем номере, раздумывая, как ему следует вести себя дальше.
Словно повинуясь инстинкту, он прошел сначала в гостиную, а потом в просторный холл, который соединял его апартаменты с комнатами графини. Так же инстинктивно, он отпер ставни на окнах, а затем дверь ведущую на маленький балкончик.
Прохладный весенний воздух был свеж и прозрачен. Вид на залив, расцвеченный огоньками покачивающихся на волнах яхт, очаровывал почти волшебной красотой.
Звезды отражались в воде, а бледный свет луны окрашивал все вокруг в серебристый цвет. Крейг невольно сравнил поток лунного света с чудесными волосами графини.
Едва он успел подумать об Алое Зладомир, как стук открывающейся двери известил его о том, что графиня выходит на балкон, который располагался совсем рядом с его собственным.
Графиня глубоко вдохнула свежий морской воздух и улыбнулась. Затем она сняла пелерину и взору Крейга, остававшегося в тени, открылся вид ее чудесных рук, серебристых волос и изящной шейки.
Она стояла, положив руки на каменную балюстраду, и смотрела на звезды. Крейгу показалось, что она посылает небесам молитву.
Прошло несколько минут, прежде чем Крейг нарушил тишину.
— По-моему, это самый чудесный вид, который когда-либо доводилось видеть человеческому глазу, — как можно мягче промолвил он.
При звуке его голоса, графиня вздрогнула и быстро обернулась. Несколько секунд она растеряно смотрела на незнакомца и наконец, чуть дрожащим, как показалось Крейгу, голосом, сказала:
— Я и… не знала, что… вы… здесь!
— Я прибыл лишь сегодня утром.
Повисла пауза, которую нарушил Крейг:
— Мне всегда казалось, что яхты, пришвартованные к причалу, страдают от невозможности вырваться и отправиться на поиски приключений, которые ожидают их где-то далеко, за линией горизонта.
Он специально старался говорить мягко. Именно таким тоном малому ребенку рассказывают сказку.
— Я бы очень хотела уплыть на одной из этих яхт… и никогда не возвращаться! — чуть печально промолвила графиня.
— Хотите расстаться с этим миром вообще, или только с Монте-Карло?
— С… Монте-Карло…
Крейгу показалось, что она ответила искренне.
— Мне пора идти, — промолвила графиня несколько изменившимся голосом, словно сожалея о своем порыве. — Говорят, ночи здесь переменчивые.
— Это так, — отозвался Крейг. — Но сегодня температура держится довольно стабильно, так что, если вы не продрогли, вреда не бойтесь.
— Надеюсь, что так.
Крейгу показалось, что она говорит и переживает не о себе.
— Правда, с пожилыми людьми дело обстоит иначе. О них следует позаботиться особо. Ночной ветер, дующий С Альп, довольно опасен для их здоровья.
Говоря это, Крейг не отрывал глаз от лица графини. Теперь он был абсолютно уверен, что она задержала дыхание, .
Словно стараясь скрыть свои эмоции. Через мгновение она промолвила:
— Если то, что вы говорите — правда, то, человек приехавший сюда из жарких стран, должен быть осторожен вдвойне.
— Именно так, — кивнул Крейг. — Как-то раз, я приехал в Монте-Карло из Индии. Должен вам сказать, я пролежал с простудой несколько дней, и все это по собственной вине.
— Вы бывали в Индии?
— Неоднократно, — ответил Крейг. — Эта страна чрезвычайно близка мне по духу.
— Наверняка, если вы побывали в этой стране хоть однажды, вы полюбили ее на всю жизнь.
— Именно, — согласился Крейг. — Каждый раз, когда я бываю в Индии, меня не покидает ощущение, что мы, люди Запада упускаем в своей жизни нечто важное.
Графиня пристально, и, как показалось Крейгу, изумленно смотрела на него несколько секунд, а затем промолвила:
— Да, на Западе, все иначе…
— Верно, но это не значит, что мы лучше разбираемся в человеческой сути.
Графиня первой нарушила повисшую паузу:
— В какой части Индии вы бывали?
Крейг коротко рассмеялся.
— Будет легче ответить, где я не бывал. Я влюблен в эту страну. Вы наверняка знаете, что каждый ступивший на ее землю начинает узнавать что-то совершенно новое о жизни, и эта учеба продолжается всю жизнь.
— О, как чудесно вы об этом говорите.
— Вы наверняка думаете также, — заметил Крейг. — Мне кажется, что эта тема близка нам обоим, и могли бы многое друг другу рассказать.
Как показалось Крейгу, графиня хотела было согласиться, но вдруг замерла, посмотрела в сторону залива и слегка дрожащим голосом промолвила:
— Мне… пора спать… доброй ночи, сэр.
Не дожидаясь ответа она повернулась и ушла с балкона, плотно притворив за собой дверь.
Крейг стоял не шевелясь и размышляя, что же могло заставить графиню прервать разговор с такой поспешностью.
Через мгновение Крейг услышал в соседней комнате чей-то голос, как ему показалось, мужской.
Он прислушался, но в этот момент кто-то подошел к окну и плотно захлопнул ставни.
Теперь Крейг был уверен, что слышал низкий голос горничной, которая говорила по-русски.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Путешествие в Монте-Карло - Картленд Барбара



Примитивно. Особенно насмешила грузинка-блондинка и такое исконно русское имя героини Алоя Зладомир
Путешествие в Монте-Карло - Картленд БарбараЯзвочка
31.12.2010, 23.10





Княжна может иметь и не такое имя. Может, она из какого-нибудь черкесского рода, вспомните Асайю Шотокалунгину у Майринка.
Путешествие в Монте-Карло - Картленд БарбараИола
6.04.2014, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100