Читать онлайн Путь к любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путь к любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путь к любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путь к любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Путь к любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава седьмая

Маркиз скрылся за кустами, а Имильда пошла к конюшне.
Все восемь лошадей находились в стойлах.
Аполлон радостно встретил хозяйку.
Только-только начинало светать, но оседлать лошадь можно было и в предрассветных сумерках.
Имильда вывела Аполлона во двор, вскочила в седло и поскакала по паддоку.
На конном дворе не было ни души, а старый Эббот был глуховат и наверняка не услышал бы топота копыт.
А если бы и услышал, подумал, что это Имильда встала так рано.
Впрочем, ни Эббота, ни других конюхов Имильда не боялась. Беспокоило ее, что разбойники могли продолжить искать маркиза.
Однако, когда они с маркизом с величайшими предосторожностями вышли через панель в холл и подошли к двери черного хода, Имильда услышала из комнаты прислуги оглушительный храп.
Значит, по крайней мере некоторые из разбойников заснули.
А уж миссис Гиббоне наверняка устроилась наверху, в удобной мягкой постели, вместе с Риггом.
Тем не менее Имильда, пока ехала к дальнему краю паддока, не переставала беспокоиться за маркиза.
Добравшись наконец до того места, где они договорились встретиться, она остановила Аполлона.
Почти сразу маркиз вышел из-за кустов.
– Все в порядке? – спросил он.
– Да. Никто меня не видел.
Имильда спешилась и похлопала Аполлона по шее.
Маркиз взял у нее из рук поводья.
– Будьте… осторожны, – проговорила Имильда. – И помните… что у каждого из них… есть пистолет… и он заряжен.
Улыбнувшись, маркиз ответил:
– Вы тоже будьте осторожны и оставайтесь наверху с няней, пока все не кончится.
Имильде казалось, что маркиз недооценивает опасность, и она снова повторила:
– Пожалуйста… будьте… очень… очень осторожны.
Не отвечая, маркиз внезапно быстро наклонился и коснулся губами ее губ.
От неожиданности Имильда замерла.
Поцелуй становился все более страстным, и девушке казалось, будто ее поразил удар молнии.
Не успела она опомниться, как маркиз вскочил в седло и почти мгновенно исчез из виду.
Имильда проводила его взглядом, он ни разу не оглянулся. Потом она прижала руку к губам, словно не веря в то, что только что произошло.
Ее целовали впервые, но именно таким представлялся ей в мечтах первый поцелуй.
Внезапно Имильду как громом поразило: ведь ее поцеловал не кто-нибудь, а тот самый мужчина, от которого она скрывалась!
Несколько минут она никак не могла прийти в себя, наконец, опомнившись, сообразила, что стоит в паддоке, и, если кто-то увидит ее, могут возникнуть ненужные подозрения.
Имильда поспешила укрыться за кустами и медленно пошла к дому.
Утро было теплое, и Имильда надела лишь юбку, в которой ездила верхом, и тонкую муслиновую блузку.
Если сейчас ее встретил бы кто-нибудь из разбойников, она могла сказать, что возвращается после работы в саду.
Но сейчас ей было не до разбойников. Она могла думать только о маркизе и его необыкновенном поцелуе.
Что же это она делает? Да ведь она, как другие женщины, готова потерять голову, прельстившись красотой этого известного обольстителя, опомнилась вдруг Имильда.
Наверняка он поцеловал ее просто из благодарности за то, что она предоставила ему Аполлона.
Глупо с ее стороны видеть в этом поцелуе нечто большее.
«Будь же благоразумна, – уговаривала себя Имильда, – забудь про этот поцелуй. Маркиз-то уж наверняка забыл и никогда не вспомнит».
Подойдя к дому, Имильда заколебалась: войти ли ей через парадные двери или через черный ход?
Было еще очень рано, и она решила, что будет лучше воспользоваться черным ходом.
Она добралась до детской, никем не замеченная. Няня уже ждала ее с чаем.
– Он уехал? – спросила она Имильду, как только та вошла.
– Уехал, и никто нас не видел.
Няня облегченно вздохнула.
– Теперь остается лишь надеяться, что он успеет привести солдат и схватить этих негодяев, прежде чем они вновь отправятся грабить честных беззащитных людей.
Имильда выпила приготовленный для нее чай, отправилась в свою комнату и легла в постель.
Она понимала, что до возвращения маркиза с солдатами каждая минута покажется ей часом.
Она понятия не имела, как они будут действовать, но почти не сомневалась, что маркиз сумеет разработать стратегический план, который позволит избежать кровопролития.
Интересно, что он будет делать после того, как очистит дом от незваных гостей? Вернется в Лондон?
Незаметно для себя она заснула.
Разбудил ее голос няни. Войдя в спальню, старушка взволнованно проговорила:
– Мне кажется, что-то происходит.
Имильда вскочила с постели.
– Что вы хотите сказать? Вы что-то слышали? – забеспокоилась она.
– По-моему, кто-то кричал, – ответила няня. – Господи, помоги моему мальчику, не дай приключиться беде! – взмолилась она.
Имильда мысленно попросила Бога о том же.
Открыв дверь детской, она вышла в коридор и прислушалась.
Сначала ей показалось, что в доме стоит тишина, и няня, должно быть, ошиблась.
Но потом она услышала один за другим два выстрела!
Потом еще и еще. Их звук эхом отдавался от стен холла.
Ужас охватил Имильду.
Что, если маркиз недооценил разбойников? Если они станут сопротивляться с упорством обреченных?
Вдруг его план их захвата не настолько хорош, как ей представлялось.
Оставалось лишь надеяться на счастливый конец.
Прискакав в казармы, маркиз рассказал дежурному офицеру о том, что происходит в его доме. Узнав, кто он такой, тот тотчас же распорядился ему помочь.
Солдаты, которых маркиз привел с собой, оставили лошадей и повозку в лесу, расположенном за домом, и начали неслышно подкрадываться, прячась за кустарником и деревьями, к задней двери. Маркиз показал по дороге три окна комнаты для слуг.
Поскольку утро выдалось теплое, все окна, как он и предполагал, были открыты.
Несколько солдат притаились снаружи, остальных маркиз провел через кладовку к комнате прислуги.
По команде маркиза солдаты ворвались в комнату и нацелили ружья на пятерых разбойников, которые со сна плохо понимали, что происходит, и поспешили сдаться.
Хотя двое и выхватили пистолеты, но воспользоваться ими не успели.
На свободе оставались еще трое.
Выбрав шестерых солдат, которые показались ему смышленее остальных, маркиз повел их вверх по лестнице, предположив, что миссис Гиббоне и Ригг, которого Имильда точно описала, спят на втором этаже.
Они и еще двое приближенных к главарю разбойников предположительно спали в лучших комнатах в дальнем конце коридора.
Маркиз не ошибся.
Ригг проснулся первым. Быть может, его разбудили доносившиеся снизу голоса, а может быть – чувство опасности.
Едва дверь в комнату приоткрылась, он выхватил пистолет и выстрелил.
Пуля слегка зацепила одного из солдат.
Тот выстрелил в ответ, и Ригг ничком повалился на кровать.
Завизжав, миссис Гиббоне схватила упавший пистолет и, не целясь, выстрелила в ворвавшихся в комнату солдат.
Один из солдат, не разобрав, что стреляет в женщину, ранил ее, и миссис Гиббоне упала на пол.
Пока шла эта перестрелка, Билл и другой разбойник опомнились и открыли огонь по солдатам.
Один из солдат был легко ранен, а Биллу пуля попала в руку.
Не прошло и нескольких секунд, как солдаты взяли верх над двумя разбойниками и разоружили их.
Приказав капитану убрать тело Ригга и посмотреть, насколько тяжело ранена миссис Гиббоне, маркиз поспешил наверх.
Няню и Имильду он нашел на третьем этаже: они так и не осмелились спуститься вниз.
Увидев маркиза, няня облегченно вздохнула.
– Вы целы, мастер Вулкан, какое счастье! – воскликнула она, и слезы заструились у нее по щекам.
Имильда, заметив на руке маркиза кровь, пришла в ужас:
– Вы ранены! Как это случилось?
– Пустяки, всего лишь царапина, – успокоил ее маркиз. – Все разбойники схвачены. Один погиб, а экономка ранена.
– Так ей и надо! – сурово проговорила няня, ставя на стол тазик и чайник на огонь.
Имильда помогла маркизу снять сюртук, потому что няня настояла на том, что его рану необходимо промыть и перевязать.
– А как Аполлон? – спросила она.
– Он вмиг домчал меня до казармы, – рассказал маркиз. – После того, как я вернулся, я оставил его в паддоке, зная, что там он будет в полной безопасности, а сам вместе с солдатами отправился наводить порядок в доме.
Имильда облегченно вздохнула.
– Теперь и ваши лошади находятся в безопасности, – заметила она.
– И вы с няней, – добавил маркиз.
Когда няня забинтовала ему руку, он сказал:
– Я должен спуститься вниз и посмотреть, что происходит, но сначала я хочу убедиться, что с вами обеими все в порядке.
Говоря это, он пристально взглянул на Имильду.
Та непроизвольно вспыхнула и тотчас же выругала себя за это.
Но как она могла не смущаться, если не могла не думать о том поцелуе?
– Я скоро вернусь и расскажу вам обо всем, – пообещал маркиз и вышел из комнаты.
Взяв тазик с окровавленной водой, няня направилась в ванную комнату, бормоча про себя:
– Могло быть и хуже.
Но Имильда ее не слышала, она уже вышла из комнаты, чувствуя, что должна сама увидеть, что происходит.
Спустившись на площадку между вторым и третьим этажами, она заглянула в холл.
В этот момент открылась входная дверь.
Имильда увидела повозку, в которую солдаты поместили семерых разбойников, предварительно связав им руки за спиной. Тело Ригга тоже положили туда.
Солдаты, выведя из укрытия лошадей, оседлали их и теперь ждали, когда маркиз кончит разговаривать с капитаном, чтобы отправиться в обратный путь.
Маркиз, по всей вероятности, благодарил офицера за блестяще проведенную операцию, завершившуюся лишь незначительными потерями.
Солдат, которому пуля задела руку, тоже сидел в повозке.
Рука его была забинтована.
Имильда поняла, что капитан решил доставить его в казарму, а не оставлять для лечения в доме.
Миссис Гиббоне нигде не было видно.
Позже Имильда узнала, что маркиз приказал Эбботу немедленно доставить ее к деревенскому доктору и попросить его, чтобы, оказав ей необходимую помощь, он не отправлял ее обратно в Мелверли-холл, а нашел в деревне кого-нибудь, кто бы мог за ней ухаживать.
Закончив разговор с капитаном, маркиз попрощался с ним за руку, после чего обратился к солдатам:
– Спасибо вам большое за то, что так быстро прибыли сюда и отлично справились с заданием.
Помолчав немного, он продолжал:
– Я сегодня же заеду к генералу и доложу ему о том, что я вами очень доволен.
– Рады были помочь вам, милорд, – ответил капитан.
Солдаты прокричали «ура».
Похоже, они не возражали против того, что неожиданно им пришлось участвовать в настоящем сражении.
Повозка покатила по подъездной дорожке. По обеим сторонам от нее ехали конные солдаты.
Когда они скрылись из виду, маркиз вошел в дом.
Имильда не стала окликать его, но, подняв голову, он заметил ее и сказал:
– Я хочу с вами поговорить.
Имильда спустилась вниз.
В этот момент в холле, дрожа от страха, появился старый Хаттон. Вероятно, он ожидал, что именно ему придется отвечать за все, что произошло в доме.
Однако маркиз лишь сказал:
– Я проголодался, Хаттон. Приготовьте поскорее завтрак. Мисс Грейем, полагаю, составит мне компанию.
– Слушаюсь, милорд, – отозвался Хаттон с явным облегчением и бросился исполнять приказание.
Маркиз направился к кабинету и, когда они с Имильдой вошли, закрыл за ними дверь.
– Думаю, вы понимаете, что предстоит много работать, чтобы сделать дом таким, каким он был раньше. И для начала требуется нанять достаточно слуг для того, чтобы они вели хозяйство.
– Вы хотите сказать… что собираетесь… здесь остаться? – спросила Имильда. – Я думала… вы намерены… вернуться в Лондон.
– В настоящий момент я не могу вернуться в Лондон, – заметил маркиз. – Но это к делу не относится. Я хочу вас спросить, готовы ли вы мне помочь?
Имильда почувствовала, как у нее перехватило дыхание.
Мелькнула мысль о том, что она не может остаться в доме и помогать маркизу, если только он официально не предложит ей занять должность экономки вместо миссис Гиббоне.
Если бы маркиз знал, кто она такая, он бы не стал просить ее остаться и помогать ему.
Не зная, что ответить, Имильда молчала. Маркиз заметил:
– Так хорошо все организовав с момента моего приезда, вы не можете бросить меня сейчас.
– Но… – пролепетала Имильда, – я уверена… что, если вы… действительно собираетесь… остаться дома… вы и сами… сможете… все прекрасно организовать.
– Мне бы это быстро наскучило, – возразил маркиз. – Но если вы не хотите помогать мне в доме, может быть, вы согласитесь помочь расширить мне конюшню?
Имильда почувствовала, как трудно отказаться от такого заманчивого предложения. А маркиз между тем продолжал:
– Но может быть, у вас вовсе нет желания помогать мне? Может, у вас другие планы на будущее?
Имильда вновь промолчала.
Машинально она подошла к открытому окну и выглянула в сад.
Высоко в небо била тугая струя воды из фонтана, и каждая капелька переливалась на солнце всеми цветами радуги.
– Какая красота, – прошептала Имильда.
Маркиз подошел к ней и, когда она вопросительно взглянула на него, тихонько проговорил:
– Когда я поцеловал вас сегодня утром, мне показалось, что ничего подобного я никогда не испытывал. И теперь я хочу убедиться, что не ошибся.
Прежде чем Имильда успела понять, что происходит, он обнял ее и прильнул губами к ее губам.
И вновь ей показалось, что ее пронзила молния, а над ней засияла радуга.
Сначала его поцелуй был нежным, но через несколько секунд, почувствовав, как трепещет Имильда, маркиз прижал ее к себе еще крепче, и поцелуй стал более страстным.
Имильда стояла, не в силах пошевелиться. Все мысли, казалось, оставили ее.
Чувства, которых она никогда прежде не испытывала, лавиной нахлынули на нее, сладостные и чарующие.
А дивный поцелуй все длился и длился.
Наконец маркиз оторвался от ее губ, поднял голову и нетвердым голосом проговорил:
– Как мы можем противиться тому, что между нами происходит?
Имильда взглянула на него сияющими глазами.
– Ты любишь меня? – тихо спросил он.
– Я люблю… вас… люблю, – прошептала Имильда. – Но ведь… столько женщин… до меня… говорили вам… эти слова.
– Я хочу тебе кое-что сказать, и, клянусь Богом, я не говорил таких слов еще никому, – сказал маркиз и, помолчав, очень тихо продолжал:
– И я люблю тебя. Люблю всем сердцем, всей душой. Ты выйдешь за меня замуж, моя радость?
Имильда вздрогнула от изумления.
Она совсем забыла, что убежала из дома, и почему, собственно, это сделала.
От поцелуя кружилась голова, ей казалось, словно она вдруг очутилась в раю.
Уткнувшись маркизу в плечо, она едва слышно прошептала:
– Я должна вам… кое-что… сказать.
– Что же? – спросил он.
– Я не та… за кого вы… меня принимаете. Я… прячусь… в вашем… доме.
– Прячешься? От кого?
После паузы, которая показалась Имильде бесконечной, она шепотом ответила:
– От… вас.
Притянув Имильду к себе еще ближе, маркиз заглянул ей в глаза и спросил:
– Неужели ты, моя любимая, и в самом деле думала, что я не знаю, кто ты такая?
– Так вы знали, что я Имильда Борн?
– Когда ты вошла ко мне в спальню, чтобы предостеречь от смертельной опасности, ты говорила шепотом. Я был уверен, что уже слышал этот тихий голосок, который так же настойчиво говорил мне, что я должен делать.
– Так вы… помнили… меня? – удивленно спросила Имильда.
– Я сделал то, о чем ты говорила, – продолжал маркиз. – Я произнес речь в палате лордов, призывая собравшихся помочь людям, вернувшимся с войны.
– Вы и в самом деле… это сделали… потому что… я вас… об этом… просила? – прошептала Имильда.
– Я выполнил твой приказ, – сказал маркиз, улыбнувшись, – как выполнял все приказы, моя радость, которые ты мне отдавала с того момента, как я приехал в этот дом.
– И вы так… блестяще… это сделали… – прошептала Имильда, – что я боялась… что я вам больше… не буду нужна.
– С каждой минутой ты становишься нужна мне все больше и больше, – проговорил маркиз. – И я не собираюсь тебя терять. Теперь я знаю, чего хочу от будущего.
– Чего… же? – с беспокойством спросила Имильда.
– Я хочу, чтобы этот дом, который я ненавидел и в который поклялся никогда не возвращаться, снова стал моим родным домом. Я хочу, чтобы у меня была жена, которая любила бы меня и наших детей.
Тихонько ахнув, Имильда вновь спрятала лицо у него на плече.
– Я не верю… своим ушам, – прошептала она. – Я полюбила… этот дом… с первого… взгляда, и мне… было так тяжело думать, что в детстве… вы были здесь… несчастны. Няня… рассказывала мне… о бедном… маленьком мальчике, и с тех пор… я не могла не думать о нем…
– И ты хотела сделать его счастливым? Именно этого, моя бесценная, я и жду от тебя.
Имильда взглянула на него полными слез глазами:
– Вы и в самом деле… считаете… что могли бы… быть здесь счастливы… и помочь… тем людям… которые на вас… работают?
– Ты была абсолютно права в том, что говорила мне в Хасборне. В палате лордов я понял, что некоторые землевладельцы вели себя гораздо достойнее, чем я.
Помолчав секунду, маркиз продолжал:
– После моей речи герцог Бекклу сказал мне, что с самого конца войны не взимает со своих фермеров ренту и не ездит в Лондон, чтобы самому платить им жалованье.
– Как это благородно с его стороны! – воскликнула Имильда.
– А лорд Бриджуотер увеличил число работников в поместье и в доме с пяти до восьми тысяч человек.
– И вы тоже… собираетесь… это сделать? – спросила Имильда.
– И это, и многое другое, если ты мне поможешь.
– Вы же знаете… что мне… очень хотелось бы… это сделать, – прошептала Имильда. – Но что, если… когда мы… поженимся… я вам… надоем?
Маркиз расхохотался:
– Этого никогда не случится. Ты удивительная, потрясающая, ни на кого не похожая девушка. Когда я целую тебя, я испытываю такие чувства, какие никогда в жизни не испытывал ни к одной женщине.
И, помолчав несколько секунд, глядя на Имильду блестящими глазами, прибавил:
– Я объясню тебе, чем ты отличаешься от них, но только после того, как мы поженимся.
– Но как… мы сможем… это сделать… не возвращаясь в Лондон? – спросила Имильда.
– Очень просто, – ответил маркиз. – Здесь есть домашняя церковь, которую закрыли по приказу мачехи. Я немедленно отдам распоряжение, чтобы ее открыли. Викарий, когда я пил у него чай, намекнул, что с удовольствием стал бы моим личным священником.
Помолчав, он продолжал:
– Мы могли бы пожениться сегодня вечером или завтра, если ты согласна, а потом начать приводить в порядок дом и поместье. Это был бы такой необычный медовый месяц!
Подняв голову, Имильда взглянула на маркиза и сказала:
– Значит… вы абсолютно уверены… что… хотите жениться на мне… и что не совершаете… ошибки?
– Абсолютно уверен. И теперь я женюсь на тебе не потому, что меня хитростью вынудили это сделать, а потому, что хочу этого больше всего на свете.
Голос его звучал так искренне, что Имильда не могла усомниться в его словах.
А когда маркиз прильнул губами к ее губам, все мысли вылетели у нее из головы.
* * *
На следующее утро Имильда с маркизом отправились кататься верхом.
По возвращении он сообщил ей, что вечером будет очень занят: предстояла подготовка к свадьбе.
Торжественное событие должно состояться вечером, а перед этим Имильда должна как следует отдохнуть.
– Хорошо, – согласилась она, – но сначала я немного поработаю на грядках с лекарственными растениями. Только, прошу тебя, выдели мне в помощь двух садовников. Тогда я смогу вырастить специально для тебя такие травы, которые помогут тебе всегда хорошо себя чувствовать.
Маркиз порывисто притянул ее к себе.
– Я тебя обожаю! – воскликнул он. – Если хочешь, я дам тебе сотню садовников. Но сначала мы должны постараться привести в полный порядок наш дом.
– Я слышала, ты приказал Хаттону нанять шестерых лакеев, – заметила Имильда, – и непременно из тех людей, которые раньше служили в армии.
– И многие из них – жители деревень, расположенных в моем поместье.
Он не стал говорить ей, как был тронут готовностью этих людей немедленно приняться за работу.
Мистер Ричардсон, который, как догадывалась Имильда, не был болен, а лишь напуган, вновь занял свой пост.
И первым делом он занялся перерасчетом жалованья, которое выплачивалось работникам поместья каждую пятницу. Маркиз распорядился его увеличить.
Кухарка, миссис Хаттон, от радости даже расплакалась, когда ей сообщили, что у нее будет четверо или пятеро помощниц и еще две судомойки.
А няня была занята тем, что нанимала в горничные деревенских девушек и старалась подыскать на место миссис Гиббоне опытную экономку.
В общем, в доме происходили радостные перемены, и он гудел, как потревоженный улей.
Когда Имильда вернулась из сада к себе в спальню, чтобы отдохнуть, она почувствовала, как изменилась атмосфера в доме, и подумала, что теперь мать маркиза с одобрением смотрит с небес на все, что происходит в Мелверли-холле, потому что ее сын старается вернуть счастье в тот дом, хозяйкой которого она была.
Имильда решила, что, как только они с маркизом поженятся, она напишет отцу, чтобы успокоить его.
Но где она находится, она сообщать не станет.
У нее не было никакого желания, чтобы мачеха заявилась в Мелверли-холл и омрачила то счастье, которое, казалось, расцветало в ее душе с каждым часом.
«Спешить некуда», – думала она.
И, словно прочитав ее мысли, маркиз предложил:
– Давай пока не будем ни с кем встречаться и не станем никому сообщать о том, что мы поженились. Пройдет какое-то время, и мы дадим сообщение в газете.
При этом маркиз с горечью подумал, что этого может никогда не случиться, если граф умрет и придется бежать за границу.
Но он знал, что, если с ним будет Имильда, беда для него – не беда.
Всякий раз, когда он был с ней рядом, он чувствовал, что любит ее все сильнее и сильнее. Ради нее ему хотелось восстановить в доме идеальный порядок.
И он чувствовал, как рассеивается постепенно атмосфера зла, так долго царившая в доме, и как сам он становится добрее и мягче.
Счастье, которое он познал, когда жил со своими родителями, возвращалось в Мелверли-холл. Маркиз даже ощущал присутствие матери в комнатах, которые когда-то она занимала.
После ее смерти отец распорядился закрыть ее спальню.
Даже у мачехи не хватило духу нарушить это распоряжение. Теперь прислуга приводила эту комнату в порядок, вытирала пыль, мыла полы.
Садовники по приказу маркиза принесли цветы, чтобы украсить ими спальню и церковь.
Лежа наверху и зная, что маркиз думает о ней, Имильда пожалела, что у нее нет красивого подвенечного платья.
Среди тех, которые она захватила из дому, было только одно белое муслиновое платье.
Имильде оно казалось чересчур простеньким.
Она понятия не имела, как великолепно оно на ней сидит, как изумительно облегает фигуру. В нем она действительно казалась неземным существом, как недавно предположил полушутя маркиз.
Наконец няня сказала, что пора принимать ванну и одеваться.
Она не успела еще раз пожалеть о том, что ее белое платье слишком скромно, как в комнату вошла няня. Она несла фату из роскошных брюссельских кружев.
Няня рассказала Имильде, что эту фату надевала на свадьбу мать маркиза, а до нее – еще несколько графинь из рода Мелверли.
Кроме фаты, няня принесла дивной красоты бриллиантовую тиару, а к ней – ожерелье и бриллиантовые серьги.
Надев украшения, Имильда взглянула на себя в зеркало и поняла, что так и должна выглядеть невеста маркиза.
Ей захотелось, чтобы такой он и запомнил ее..
Один из новых лакеев, облаченный в ливрею, в которой он чувствовал себя еще довольно неловко, постучал в дверь, чтобы сообщить, что его светлость уже ждет и что няня должна спуститься в церковь раньше жениха и невесты.
Няня, уже успевшая надеть одну из своих самых нарядных шляпок, поспешила вниз.
Подождав несколько секунд, Имильда взяла букет, который лакей оставил на столе, и тоже стала спускаться по лестнице.
С каждым шагом ее все сильнее охватывало чувство, будто она вступает в новый, незнакомый мир.
Однако она знала, что маркиз научит ее всему тому, чего она не знает, и ей нечего бояться.
«Я люблю… его. Я люблю… его», – вновь и вновь повторяла она.
Не важно, что говорили люди за его спиной.
Имильда чувствовала, что они с маркизом – единое целое, что так было, есть и будет впредь.
Спускаясь по парадной лестнице, Имильда увидела в холле маркиза, красивого, представительного, при орденах и медалях, и сердце ее исступленно забилось в груди.
Она была уверена, что даже если бы их свадьба была гвоздем лондонского сезона, ни она сама, ни маркиз не выглядели бы лучше.
Имильда еще не знала – и узнала очень нескоро, – что маркиз получил свадебный подарок, важнее которого не мог бы получить.
Это было письмо от Чарли.


Граф выздоровел настолько, чтобы вернуться в Италию, – писал друг. – Его жизни больше не угрожает опасность, и принц-регент намерен замять произошедший инцидент. Так что нет никаких причин, препятствующих твоему возвращению в Лондон. Постарайся приехать поскорее. Я так по тебе соскучился.
Чарлз.


Однако пока у маркиза не было желания возвращаться в Лондон и, ему казалось, еще долго не будет.
Но все-таки письмо означало для него свободу.
«Однако, если бы мне не пришлось скрываться, – думал маркиз, – я бы не нашел Имильду и не узнал, что она для меня значит».
Когда Имильда спустилась по лестнице, он взял ее руки в свои и поднес поочередно к губам.
– Я люблю тебя, – сказал он. – Красивее тебя я в жизни никого не видел.
Он говорил искренне, он знал, что в Имильде есть то, чего не было ни в одной из женщин, с которыми он занимался любовью.
Казалось, она так и светится счастьем, и маркиз не мог налюбоваться ею.
Имильда с маркизом направились в церковь. Там их уже ждали викарий и домочадцы. Тихо играл орган. Аромат цветов, украшавших алтарь, заполнял все вокруг.
Едва войдя, Имильда поняла: именно такую церковь она ожидала увидеть в Мелверли-холле.
Они с маркизом и детьми, которые у них родятся, будут приходить сюда со всеми своими радостями и горестями.
Сейчас она пришла сюда, переполненная счастьем.
Она взглянула на будущего мужа. Глаза его светились любовью, и Имильда почувствовала, что Господь благословляет их обоих. Их любовь была послана им самим Богом.
Викарий совершил обряд венчания с трогающей душу искренностью.
Когда они опустились на колени для благословения, Имильда вложила свою руку в руку маркиза.
Как и Имильда, он чувствовал, что этот обряд навсегда останется в его памяти.
Потом все направились в гостиную, где домочадцы поздравили новобрачных и выпили в их честь шампанского.
Хаттон произнес короткую речь, няня прослезилась, и вообще все было необыкновенно трогательно.
Затем маркиз повел Имильду в комнату, которую она еще не видела: в спальню своей покойной матери.
Она была украшена лилиями, и маркиз прошептал жене:
– Они похожи на тебя, моя драгоценная.
Они прошли в будуар, расположенный рядом, тоже изысканно украшенный.
Там их ждал праздничный обед.
В ведерке со льдом стыло шампанское.
Повсюду стояли цветы. Маркиз обнял Имильду за талию и притянул к себе.
– Ты моя жена, – проговорил он. – Мне выпало счастье заставить тебя полюбить меня, и теперь никто, моя радость, никогда тебя у меня не отнимет.
Поцеловав Имильду в щеку, он добавил:
– Я буду необыкновенно ревнивым мужем. Если какой-нибудь негодяй типа маркиза Мелверли осмелится подойти к тебе, я его убью, а я отличный стрелок, можешь не сомневаться.
Имильда рассмеялась:
– Ну что ты, мой дорогой, этого никогда не случится. Мне никто не нужен, кроме тебя. Ты самый красивый, самый добрый, самый замечательный человек, которого я когда-либо знала.
Маркиз привлек ее к себе, и вскоре Имильда позабыла обо всем на свете.
* * *
Уже глубокой ночью маркиз почувствовал, как Имильда слегка пошевелилась в его объятиях.
– Ты не спишь, моя драгоценная? – спросил он.
– Как я могу спать, когда я так счастлива? Ну почему, Вулкан, никто не сказал мне раньше, какое это чудо – любовь?
Маркиз улыбнулся:
– Это для нас она чудо, потому что мы с тобой две половинки, которые нашли друг друга. И знаешь, моя милая, я хочу тебе еще кое-что сказать.
Имильда молча слушала, и маркиз продолжал:
– Тебе известно, скольких женщин я знал, но, клянусь тебе, я, как и ты, тоже понятия не имел, насколько прекрасна любовь.
– Ты хочешь сказать… что я… непохожа на тех… женщин… которые у тебя были?
– Совсем непохожа, – подтвердил маркиз.
За пологом, ниспадавшим с короны, расположенной на спинке кровати, стояла лишь одна свеча, освещавшая влюбленных зыбким светом.
Ласково проведя рукой по лицу Имильды, маркиз проговорил:
– Я знал красивых женщин, но ты не уступаешь им по красоте, моя хорошая, только твоя красота исходит изнутри, ты вся светишься.
Помолчав, не отрывая от Имильды глаз, маркиз продолжал:
– Я тебя обожаю, любовь моя, за то, что ты не только бесконечно желанная, но еще такая добрая и чистая. Ты одарила меня любовью, которой я не знал со смерти мамы.
– О мой милый, как я рада, что ты так считаешь! – воскликнула Имильда. – Когда у нас будут… дети, а я надеюсь… у нас будет много детей, пусть наш дом будет для них самым прекрасным и самым счастливым местом в мире, где тебя любят и всегда встретят с радостью.
Маркиз понимал, что, говоря так, Имильда думала о нем, о тех страданиях, которые выпали на его долю по вине мачехи.
– И именно поэтому, моя прелесть, я больше никогда не взгляну ни на одну женщину, кроме тебя. Клянусь тебе! – прошептал маркиз.
– Я люблю… тебя, – тихо проговорила Имильда. – Люби меня..: пожалуйста… люби… меня.
И когда маркиз сделал ее своею, она знала, что Господь никогда не оставит их и будет с ними всю жизнь.
Это Он позволил им обрести любовь, которая будет длиться вечно.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Путь к любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Путь к любви - Картленд Барбара



Роман читается на одном дыхании. 8баллов
Путь к любви - Картленд БарбараВалентина
19.08.2013, 16.26





ожидала большего. увиделись пару раз и тут любовь до гроба. бред. скучно. нет интриги. начиная с 3 главы читала через строчку((( конец сжат.
Путь к любви - Картленд Барбарамаруся
19.08.2013, 18.15





Скучно и слащаво, впрочем, как все романы Картленд: 3/10.
Путь к любви - Картленд Барбараязвочка
19.08.2013, 21.16





Ну и бредятина......Как можно такое "Г"читать на одном дыхании????????Зря потраченное время........
Путь к любви - Картленд БарбараNatali
20.08.2013, 19.56





язвочке не нравится но она читает это что мазохизм?найди что нравится и читай. а я отдыхаю.любовные романы всегда красивые сказки.мне нравится
Путь к любви - Картленд Барбаралола
17.02.2014, 12.44





Картленд всегда неудачно пишет
Путь к любви - Картленд Барбаралоло
17.02.2014, 13.49





Мне нравятся сказки Б.Картленд.rnПравда они часто почти повторяются, но все равно сказки про Золушку мы всегда обожаем. Читайте и наслаждайтесь.
Путь к любви - Картленд БарбараСофи
21.04.2016, 14.31





Не понравился.
Путь к любви - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.05.2016, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100