Читать онлайн Путь к любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путь к любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путь к любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путь к любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Путь к любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятая

Маркиз спешно покинул Хасборн-хаус и отправился в Лондон вне себя от ярости.
Как мог он, столь искушенный в светских интригах, попасться в ловушку! Как мог допустить, чтобы его вынудили жениться?
Он не собирался жениться еще очень долго и вообще предпочел бы оставаться холостяком, если бы не необходимость иметь наследника.
Маркиз отлично понимал, что представляет собой лакомый кусок и что тщеславные мамаши мечтают, чтобы именно их дочь стала маркизой Мелверли.
А посему маркиз не обращал на дебютанток никакого внимания и развлекался в обществе признанных красавиц бомонда.
В отличие от большинства своих друзей маркиз не содержал любовниц в скромном маленьком домике где-нибудь в Челси
type="note" l:href="#n_6">[6]
или Сент-Джонс-Вуде.
Ему не хотелось оплачивать оказываемые женщиной услуги, и не от жадности, а потому что это вызывало у него отвращение.
Ему вовсе не требовалось покупать любовные утехи.
Он был не только хорош собой, но и умен и слыл отличным собеседником.
Кроме того, он отличался завидной щедростью.
Он осыпал объект своей страсти цветами и подарками, и женские сердца отзывались на это восторгом и благодарностью.
Веера, зонтики от солнца, перчатки, дорогие французские духи почти ежедневно посылались красавице, которой маркиз в данный момент интересовался.
К несчастью, его любовные романы всегда были непродолжительными.
Маркиз и сам не мог понять почему.
Почему женщина, которую он так недавно и так страстно желал, ради благосклонности которой готов был пожертвовать очень многим, вдруг начинала его раздражать.
У него уже не хватало сил слушать ее бесконечную болтовню?
После долгих лет войны, которые маркиз провел на полях сражений под командованием Веллингтона, а потом в оккупационной армии, лондонская великосветская жизнь показалась ему необыкновенно привлекательной.
Маркиза абсолютно не трогало, что в Уайт-клубе заключались пари, сколько продлится его очередной любовный роман, как делались ставки на скачках в Ньюмаркете.
«Мне всегда было безразлично, что говорят за моей спиной, – заявил он как-то раз. – Лишь бы в глаза мне не говорили гадостей».
В свете это выказывание повторяли и обсуждали тысячи раз. Многие сочли его шуткой, однако маркиз говорил совершенно серьезно.
В Хасборн-хаус, на скачки, которые устраивал граф, он отправился, рассчитывая выиграть кубок.
Считалось, что это одни из самых сложных и престижных состязаний в Англии.
Как раз в то время маркиз размышлял о том, стоит или не стоит заводить интрижку с графиней ди Торрио.
Друзья предупреждали его, что это было бы ошибкой.
Однако сама графиня, красавица итальянка с темными волосами и огромными черными глазами, всякий раз при встрече с маркизом на балах и званых вечерах давала понять, что не будет возражать против его ухаживаний.
Он был уверен, что графиня – необыкновенно страстная особа, и склонялся к тому, чтобы пережить с ней незабываемые мгновения.
Близкие друзья маркиза отговаривали его.
«Не глупи, Вулкан, – говорили они. – Ее муж, известный дипломат, необычайно ревнив. Если он хоть что-то заподозрит, пощады не жди. Связываться с этой итальяночкой – все равно что класть голову в пасть льву».
Однако это лишь подогревало интерес маркиза.
И все-таки, выиграв стипл-чейз, он решил, что не стоит искушать судьбу дважды.
Кроме красавицы итальянки, немало женщин поглядывали на него с так хорошо знакомым ему выражением.
Взять хотя бы жену пожилого государственного служащего, которая перед самым отъездом маркиза из Лондона пригласила его поужинать с ним.
«Соберется лишь небольшой круг знакомых, – сказала она, – поскольку, к сожалению, мой муж в настоящее время пребывает на севере».
Маркиз прекрасно понимал, что это означает: когда он приедет в гости, то увидит лишь одну пожилую пару.
А сразу после ужина они наверняка заторопятся домой, и маркиз с хозяйкой останутся одни.
Так что все условности будут соблюдены. Никто не сможет сказать, что он ужинал наедине с замужней женщиной.
Маркиз уже почти решил сразу же по возвращении в Лондон отправиться к ней.
И вот графиня Хасборн спутала ему карты, обвинив в том, что он скомпрометировал леди Имильду.
А ведь друзья не раз предупреждали его, что с молоденькими девушками нужно держать ухо востро.
И основания для подобных предупреждений у них были, причем очень даже веские.
Например, один из друзей маркиза, молодой граф, был вынужден жениться на девушке, которая не могла похвастаться знатным происхождением.
Ее мать не остановилась перед тем, чтобы призвать на помощь принца Уэльского, доказывая, что молодой человек нанес непоправимый урон репутации ее дочери.
Вина молодого графа заключалась лишь в том, что как-то вечером после ужина он вышел с девицей в сад.
В тот вечер ожидалось лунное затмение, и ему показалось интересным его понаблюдать.
В действительности же никакого лунного затмения не произошло, зато принц Уэльский, сообщив графу о необыкновенных страданиях матери девушки, настоятельно посоветовал ему, учитывая сложившиеся обстоятельства, жениться на девице.
Маркиз был уверен, что с ним-то уж такого никогда не случится.
На леди Имильду он вообще не обращал внимания до тех пор, пока она не заговорила с ним за ужином о тех трудностях, которые выпали на долю фермеров после войны.
Маркиз действительно никогда об этом не задумывался, хотя иногда он испытывал легкое чувство вины за то, что решил никогда больше не появляться в Мелверли-холле.
Однако он успокаивал себя тем, что для такого решения у него есть веские причины, и никто не заставит его изменить это решение.
Мелверли-холл олицетворял собой все несчастья жизни маркиза после смерти матери.
Когда умер его отец, он с облегчением понял, что больше не обязан общаться с мачехой.
И маркиз распорядился, чтобы она навсегда покинула его родной дом, предоставив ей необходимое обеспечение.
Но и после ее смерти, случившейся два года назад, маркизу продолжало казаться, что Мелверли-холл навсегда пропитался атмосферой жестокости и что он никогда не сможет переступить порог своего дома, не ощутив мрачного присутствия женщины, чья ненависть отравила годы его юности.
Его секретарь и управляющий, мистер Ричардсон, ежемесячно присылал маркизу отчеты о расходах, однако хозяин даже не удосуживался их просматривать.
Он пересылал их своему секретарю в Лондон с просьбой разобраться в них.
Если же ему хотелось уехать из Лондона, он отправлялся в Ньюмаркет.
У него было пятнадцать отличных скаковых лошадей, и маркиз полагал, что со временем их число увеличится.
Он очень удачно приобрел дом, который продавался после смерти некоего пэра, проживавшего в нем последние двадцать лет.
Этот дом располагался неподалеку от ипподрома, и его окружали пятьсот акров отличной земли.
Маркиз как раз рассчитывал поохотиться в своих владениях на куропаток.
Когда его спрашивали, что он собирается сделать с Мелверли и так же ли красивы, как прежде, его сады, маркиз лишь пожимал плечами.
«Не знаю и не хочу знать, – отвечал он. – Даже если этот дом начнет рушиться, я и пальцем не пошевелю, чтобы его спасти».
После происшествия в Хасборн-хаусе маркиз отправился в Лондон в дорожном экипаже, запряженном четверкой лошадей, которых он приобрел два месяца назад.
Настроение у него было – хуже некуда.
Угораздило же его попасться в ловушку! Ну зачем ему жена? Только испортит его званые вечера в Ньюмаркете.
Да и в лондонском доме на Парк-Лейн
type="note" l:href="#n_7">[7]
она будет только мешать.
Он даже не помнил, как выглядит леди Имильда. Только смутно припоминал, что при первом знакомстве она не вызвала у него выраженного неприятия.
Но все равно она оставалась одной из этих чертовых дебютанток, которые в белых платьицах жмутся у стен танцевальных залов во время званых вечеров.
И как я мог так нелепо попасться? – раздраженно повторял себе маркиз.
При этом он прекрасно понимал, что при попытке выбраться ему не избежать громкого скандала.
Маркиз призывал все громы небесные на голову графини Хасборн!
Она ему с первого взгляда не понравилась. Уж очень напоминала его собственную мачеху. Не понравилось и то, как она пыталась флиртовать с ним.
Маркизу графиня показалась слишком старой, чтобы вызвать к себе хоть какой-то интерес, кроме того, граф всегда ему нравился.
Было бы подлостью вторгаться в личную жизнь человека, который так сердечно принимал его в своем доме.
У маркиза были собственные представления о том, как должен вести себя джентльмен, и он неукоснительно следовал своим правилам.
По его мнению, мужчинам следовало бы приглядывать за своими женами, а не проводить большую часть жизни за азартными играми, на охоте или на рыбалке.
Именно подобное поведение большинства из них открывало двери их домов посетителям, подобным ему самому.
Но маркизу и в голову не приходило, что пребывание в Хасборн-хаусе может сулить какие-либо неожиданности. Ну разве что вожделенный кубок достанется не ему.
И сейчас, возвращаясь в Лондон, он был вне себя от ярости: быть вынужденным жениться на девчонке, к которой он не испытывал ни малейшего интереса!
«И как я мог быть настолько глуп, чтобы войти в ее комнату, когда она завизжала?» – недоумевал он.
Интересно, знала ли она о той западне, которая была для него расставлена?
Поразмыслив, маркиз решил, что это маловероятно.
Уж слишком искренне девица утверждала, что в ее комнате крыса.
Кроме того, маркиз отлично помнил, что, когда он появился на пороге ее спальни, она тряслась от страха. Да и голос у нее дрожал. В общем, если эта дебютантка – не блестящая актриса, которая ломала перед ним комедию, значит, крысу она видела на самом деле.
«Это наверняка подстроила мерзавка графиня», – раздраженно думал маркиз.
Ему говорили, что эта особа весьма честолюбива и жаждет занять место в высшем свете.
Еще маркиз припомнил, как было удивлено все великосветское общество, когда граф, который был так счастлив со своей женой, решился жениться снова.
«Она поймала его, равно как и меня», – решил маркиз, и гнев вспыхнул в нем с новой силой.
Те, кто хорошо его знали, знали и о том, что маркиз внешне никогда не выказывал ни злобы, ни раздражения.
Когда во время службы в армии ему приходилось делать выговор подчиненному, совершившему неблаговидный поступок, маркиз говорил медленно и четко, не повышая голоса. На провинившегося это производило не меньшее впечатление, чем грубая брань и угрозы. Сейчас, когда маркиз вошел в свой лондонский дом, слуги, всегда восхищавшиеся его военными заслугами, тотчас же поняли, что их хозяин не в духе.
Не проронив ни слова, маркиз направился прямо в свой кабинет.
Это была просторная и уютная комната, окна которой выходили в сад за домом.
Секретарь маркиза разложил на письменном столе письма, полученные в его отсутствие.
С одной стороны лежали уже вскрытые письма, на которые надлежало дать ответ.
С другой – нераспечатанные, которые секретарь не счел возможным вскрывать.
Таких личных писем набралась целая стопка.
Маркиз, погруженный в свои мысли, рассеянно просмотрел их.
Два из них оказались от той красотки, которая приглашала его на ужин.
Внимание маркиза привлек бледно-голубой конверт, надписанный необыкновенно изящным почерком, который явно принадлежал не англичанке.
Впервые за сегодняшний день лицо маркиза стало чуть менее напряженным.
На губах заиграла легкая улыбка.
Письмо было от графини ди Торрио.
Красавица итальянка благодарила его за цветы, которые он ей послал, и выражала надежду вскоре вновь с ним встретиться.
«Мужа вызвали в Италию на совещание, – писала она, – и мне сейчас в Лондоне так одиноко».
Улыбнувшись, маркиз вложил письмо обратно в конверт. Он знал, где проведет сегодняшний вечер.
И надеялся, что его ожидания оправдаются.
Маркиз намеревался вернуться в Лондон только к вечеру и не предполагал ужинать с кем-нибудь раньше вечера следующего дня.
Получив красноречивое послание графини, он решил, что ждать нет никакого смысла.
Он быстро набросал несколько строк, прося разрешения графини быть у нее сегодня в половине восьмого, если ей это будет удобно, и попросил секретаря отправить записку с конюхом, который должен был дождаться ответа.
Собственно, в согласии графини маркиз не сомневался, и не ошибся.
Дом графини, расположенный к югу от Гайд-парка, ничем не выделялся среди остальных домов.
Однако его внутреннее убранство отличалось изысканностью и неповторимостью.
Дипломаты из разных независимых королевств, герцогств и других государств, сохранившихся в Италии после окончания войны с Наполеоном, прибыли в Лондон.
Как всем европейским странам, побывавшим под игом императора, Италии пришлось несладко.
Англичане же под предводительством принца-регента отнеслись к недавним противникам дружественно и даже тепло.
Графиня и другие итальянцы с изумлением обнаружили, что двери самых фешенебельных лондонских домов открыты для них.
Графиню, которая отличалась редкой красотой, великосветское общество – особенно его мужская половина – приняло восторженно.
Самые известные светские щеголи осыпали ее комплиментами, что не могло не нравиться графине.
Однако перед маркизом она устоять не смогла. Впрочем, здесь она не отличалась от других женщин, которых было не так уж мало.
Нашлись доброжелатели, которые предостерегали ее от связи с маркизом, поскольку его репутация оставляла желать лучшего. Но это лишь подогрело ее интерес.
Когда графиня получила записку маркиза, она тотчас же занялась приготовлениями, которые должны были обеспечить гостю самый лучший прием.
В дом поспешно доставили букеты цветов.
Повару было приказано приготовить самые изысканные блюда.
Сама графиня целых два часа провела в своей комнате, тщательно выбирая наряд и украшения, прежде чем спуститься в гостиную в ожидании приезда маркиза.
Когда он вошел, графине показалось, что маркиз еще более красив и эффектен, чем ей запомнилось с их последней встречи.
Она протянула ему руку, он поднес ее к губам и поцеловал.
– Вы очаровательны, – проговорил маркиз, оторвавшись наконец от ее руки. – Вы прекраснее всех, кого я когда-либо видел.
Это было началом страстного романа, и пламя, которое пожирало любовников, ночь от ночи разгоралось все сильнее.
Этому роману ничуть не помешала заметка в «Лондон-газетт», сообщавшая о помолвке маркиза с леди Имильдой Борн.
Однако великосветских щеголей с Мейфэр
type="note" l:href="#n_8">[8]
это сообщение повергло в шок.
Большинство из них отказывались верить, что такой закоренелый холостяк, как маркиз, решил жениться.
В Мелверли-хаус, как из рога изобилия, посыпались письма. Всех интересовало, что это вдруг маркизу вздумалось жениться, когда состоится венчание и собирается ли он утраивать пышную свадьбу.
Маркиз оставлял письма без ответа.
Красавица графиня заставила его забыть обо всем на свете.
Правда, из предосторожности они никогда не появлялись вместе в свете.
Однако проводили почти целые дни наедине.
Либо маркиз приезжал к графине, либо она являлась на Парк-Лейн.
Гора писем в кабинете маркиза все росла, однако он и не думал их читать.
Единственное, что его немного удивляло, так это то, что граф с семьей не приехал в Лондон.
Однако маркизу это было только на руку, поскольку неприятный момент встречи с девицей, на которой его вынуждали жениться, откладывался на неопределенное время.
Он допускал, что она ждет свадьбы с нетерпением, но для него самого подобная участь представлялась смерти подобной.
«О чем мы с ней будем говорить? – не раз задавал он себе вопрос. – Чем станем заниматься? Что, черт побери, у меня общего с молодой наивной девицей, которая ничего на свете не видела и ничего не умеет?»
Маркиз вспоминал о женщинах, с которыми он так весело проводил время в Париже, пока они ему не наскучивали.
Потом о лондонских красотках, доставивших ему не меньше удовольствия.
Однако, когда он попробовал подсчитать, скольких женщин он успел завоевать, ему стало немного стыдно.
Но как бы то ни было, женитьба на невинной робкой молоденькой девушке ничего, кроме скуки, ему не сулила.
Ни думать об этом, ни строить планы маркизу не хотелось. Не хотелось даже вспоминать о том, что он собирается жениться.
Он целиком отдался бурному и страстному роману с итальянской графиней.
– Никогда еще у меня не было такого красивого, такого замечательного и такого страстного любовника, как ты, – пылко шептала она ему.
То же самое мог бы сказать и маркиз.
Стоило ему поцеловать ее, как пламя страсти вспыхивало, увлекая их обоих за собою.
Они совсем потеряли голову, и произошло непоправимое.
Маркиз так и не понял потом, то ли графиня забыла о возвращении мужа, то ли он приехал внезапно, желая сделать ей сюрприз.
Только-только наступил рассвет, и маркиз собрался уходить.
Быстро одевшись – годы войны не прошли для него бесследно, – он направился к стоявшему на камине зеркалу.
Аккуратно завязав галстук и убедившись, что воротник рубашки высоко поднят и почти упирается в скулы, как требовала мода, маркиз направился к двери.
В этот момент она отворилась, и в спальню вошел граф.
Графиня, лежа в постели обнаженная, вскрикнула от ужаса.
Граф застыл на месте как вкопанный. Казалось, вся кровь отхлынула от его лица.
Когда маркиз обернулся, граф бросил ему:
– Я убью вас!
Маркиз попытался придумать какое-нибудь объяснение или оправдание тому, что оказался в спальне графини, однако, видя, с какой ненавистью смотрит на него итальянец, он коротко ответил:
– Завтра вечером в Грин-парке,
type="note" l:href="#n_9">[9]
в обычный час.
С достоинством поклонившись графине, маркиз прошел мимо графа и, не оглядываясь, спустился по лестнице.
Сев в карету, которая дожидалась его у дома графини, маркиз отправился домой, размышляя про себя, что сделал огромную ошибку.
Принц-регент своим указом запретил дуэли, особенно с иностранцами, поскольку они доставляли много хлопот не только министру иностранных дел, но и премьер-министру.
Однако теперь уже поздно было раскаиваться.
Оставалось лишь надеяться, что граф не такой искусный дуэлянт, каким его расписывала людская молва.
Однако два друга маркиза, которых он просил быть его секундантами, уверили его в обратном. По их словам, граф был очень опасен.
– Я слышал, что в Италии он сумел расправиться со своими противниками во всех дуэлях, в которых участвовал, – сказал один из них. – А в Париже как-то разразился грандиозный скандал, когда он ранил одного из приближенных самого Наполеона.
– Не пугай меня, Чарли, – заметил маркиз.
– У тебя есть все основания опасаться, – ответил Чарли. – Эти итальянцы – шустрые ребята, и я подозреваю, что он выстрелит раньше, чем досчитают до десяти.
– Да быть этого не может! – не поверил маркиз.
– Я, конечно, точно не знаю, но ходят слухи, что он ведет себя именно так. Прошу тебя, Вулкан, будь начеку. У нас нет никакого желания тебя потерять.
– У меня у самого нет желания себя потерять, – усмехнулся маркиз.
Ему дважды приходилось драться на дуэли: первый раз в ранней юности, а второй – год назад.
И оба раза он, хоть и незаслуженно, оказался победителем, а мужьям-рогоносцам пришлось целых два месяца щеголять в гипсе.
Однако драться на дуэли с итальянцами, которые, как граф, завоевали себе репутацию метких стрелков, маркизу не приходилось.
На следующее утро, поскольку ехать к графине он теперь не мог, маркиз взялся за письма.
Одно из них оказалось от графа, будущего тестя. В нем он приносил свои извинения за то, что не смог приехать в Лондон, как обещал, поскольку его дочь, Имильда, сильно простудилась и им пришлось остаться в деревне.
Письмо было коротким. Маркиз отложил его в сторону, присовокупив к тем, которые посчитал не слишком важными.
Однако у него мелькнула мысль о том, как хорошо, что граф не смог приехать в Лондон. А то пришлось бы посещать с невестой многочисленные вечера, которые устраивались бы в их честь.
Ничего более тоскливого и вызывающего ярость маркиз и придумать не мог.
Разыгрывать из себя счастливого возлюбленного? Ну уж нет! На это он не способен.
Какой же он идиот, что позволил перехитрить себя, в который раз подумал маркиз. Словно сопливый юнец, понятия не имеющий о том, на какое коварство способны великосветские дамы.
В груди его вновь взметнулась ненависть к графине, однако он понимал, что его ненависть ничего не изменит: его, как овцу, поведут на заклание, и никогда больше не обрести ему свободы.
Чувствуя, что читать письма ему надоело, маркиз отшвырнул те, что остались непрочитанными, в сторону и решил съездить в палату лордов.
Он и сам не знал, что заставило его принять такое решение.
Наверное, ехать в клуб не хотелось.
Там пришлось бы разговаривать о своей помолвке или, что еще неприятнее, – о дуэли.
Правда, маркиз заставил своих секундантов поклясться в том, что они будут молчать, однако его не оставляло ощущение, что слухи все равно просочатся, в клубах, да и в великосветских салонах будут судачить о предстоящей дуэли.
В палате лордов, как обычно, клевали носами старые пэры.
К удивлению маркиза, встретили они его весьма приветливо.
– Мы все рады видеть вас, – заявил один из них. – И примите наши поздравления по случаю присуждения вам награды. Я не видел вас с тех пор, как вы вернулись домой, иначе непременно сообщил бы вам о ней.
А час спустя маркиз, сам того от себя не ожидая, поднялся с места и произнес пламенную речь.
Для начала он задал лордам вопрос, что было сделано ими для тридцати тысяч солдат и офицеров оккупационной армии, вместе с которыми он вернулся домой, в Англию, в прошлом году.
– Была ли оказана этим людям, которые храбро сражались за родину, хоть какая-нибудь помощь в устройстве на работу? – вопрошал маркиз.
Далее он заметил, что в самое ближайшее время, когда вернутся последние солдаты оккупационной армии, следует позаботиться о том, чтобы для всех них нашлось дело в их родной стране.
Он слышал вселяющие тревогу разговоры о пренебрежительном отношении к демобилизованным воинам, особенно к тем, кто был ранен на полях сражений.
Неужели таким образом страна решила отблагодарить тех, кто храбро сражался с Наполеоном?
Если, как он подозревает, ничего не сделано, прямая обязанность сидящих в этом зале – проследить за тем, чтобы будущее ста двадцати тысяч военных, которые вернутся домой в начале следующего года, было обеспечено.
После того как маркиз сел на свое место, многие пэры подошли к нему с поздравлениями.
– Прекрасная речь, мой мальчик, – похвалил его один из них. – Мы надеемся, что вы вскоре вновь выступите перед нами. Именно так должен думать и рассуждать мужчина вашего возраста. Пора пробудить нас от спячки, в которой мы все пребываем!
Маркиз вернулся в Мелверли-хаус, чувствуя себя умиротворенным и почти счастливым.
Однако дальше время стало тянуться невыносимо медленно.
Сидя со своими секундантами в столовой, он ощущал себя так, словно над ним сгущаются грозовые тучи.
– Взбодрись, Вулкан, – сказал ему Чарли. – Тебе всегда везло, и я уверен, повезет и на сей раз.
Однако маркиз никак не мог отделаться от мысли, что судьба сыграла с ним злую шутку. Вернись граф домой пятнадцатью минутами позднее, он бы уже не застал его в спальне своей жены.
Да и графиня, не будь она столь безалаберной, вспомнила бы, что ее муж должен вернуться в этот день.
Впрочем, маркиз не оправдывал себя. Война должна была бы научить его постоянно быть настороже, а он, как мальчишка, позволил себе забыть обо всем на свете в объятиях женщины.
После ужина друзья достали дуэльные пистолеты: их необходимо было тщательно осмотреть и зарядить.
Когда они приехали в Грин-парк, маркиз заметил:
– Это моя последняя дуэль.
И по смущенным лицам друзей понял, что сморозил глупость.
Неужели он предрекает собственную смерть?
Ночь стояла теплая, ни ветерка. Высоко в небе висела полная луна.
Маркиз выслал секундантов вперед.
Пока они разговаривали с пожилым судьей, подъехал граф.
С ним были два итальянца, и маркизу показалось, что вид у них мрачный и зловещий.
Может быть, виной тому была их смуглая кожа, однако маркизу они показались предвестниками несчастья.
– Будь начеку, Вулкан, – снова предупредил его Чарли. – Помни, что граф на редкость проворен. Мне об этом еще раз сказали не далее как сегодня утром.
Дуэлянты подошли к судье, и тот усталым голосом повторил им давно знакомые правила дуэли, после чего противники разошлись.
– Восемь, девять, десять… – начал отсчет судья.
Не дожидаясь конца счета, граф резко повернулся.
Однако маркиз, предвидя нечто подобное, успел отскочить в сторону.
Прогремел выстрел. Граф, как и предупреждали маркиза, выстрелил первым, но благодаря тому, что маркиз успел отскочить, пуля прошла мимо. В свою очередь выстрелил маркиз, и граф рухнул на землю как подкошенный. Он был ранен в грудь.
Маркиз направился к поверженному противнику.
Над ним уже хлопотал врач, пытаясь остановить хлещущую из раны кровь.
Схватив маркиза за руку, Чарли оттащил его в сторону.
– Если он умрет, Вулкан, – сказал он, – тебе придется скрываться за границей как минимум год. А если он ранен не смертельно, я дам тебе знать.
И, помолчав секунду, продолжал:
– Самое лучшее для тебя сейчас – исчезнуть. Поезжай куда-нибудь, где никто не станет задавать тебе неприятных вопросов, куда-нибудь подальше от сплетен.
– Спасибо тебе, Чарли! – Маркиз похлопал друга по плечу. – Я знал, что ты не бросишь меня в беде.
– Дай мне знать, где ты будешь скрываться. И не тяни, уезжай побыстрее! Уже сегодня утром весь Лондон будет судачить о том, что произошло в Грин-парке.
Маркиз поехал к себе в Мелверли-хаус.
Войдя в дом, он сразу же поднялся в свою спальню.
Как он и ожидал, его камердинер Бейтс, который прошел с ним войну, ждал его.
– Как прошла дуэль, милорд? – спросил он.
Маркиз рассказал ему.
– Плохо дело, – констатировал Бейтс. – Я всегда говорил: этим иностранцам нельзя доверять. Вам еще повезло, что он вас не застрелил.
Маркиз и сам думал о том же.
– Мне нужно где-то укрыться, Бейтс, где бы никому в голову не пришло меня искать.
– Это уж точно, милорд, – отозвался Бейтс. – Значит, в Ньюмаркет мы не едем?
– Естественно, нет, – ответил маркиз.
Поразмыслив несколько секунд, Бейтс проговорил:
– А почему бы вам не поехать в Мелверли, милорд? Всем известно, что вы терпеть не можете этот дом. Там вас искать не станут.
– А ведь верно! – прошептал маркиз.
Подойдя к окну, он откинул шторы и взглянул на освещенный луной сад. Удача определенно покинула его. Еще никогда ему не случалось оказаться в таком щекотливом положении.
Меньше всего ему сейчас хотелось снова отправляться за границу.
После долгих лет войны ему так хотелось пожить в Англии!
Еще меньше ему хотелось ехать в Мелверли. Наверняка на него там нахлынут тяжелые воспоминания.
Стоит ему войти в дом, как ему будет чудиться пронзительный ненавистный голос мачехи.
Но маркиз сказал себе, что в этом мире за все приходится платить.
И за удовольствия тоже.
Если платой должно стать возвращение в Мелверли, это только справедливо.
– Хорошо, Бейтс, – сказал он. – Рано утром отправляемся в Мелверли. Собери все необходимое.
И маркиз отошел от окна, размышляя о том, что в его случае наказание за его вину все-таки слишком сурово.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Путь к любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Путь к любви - Картленд Барбара



Роман читается на одном дыхании. 8баллов
Путь к любви - Картленд БарбараВалентина
19.08.2013, 16.26





ожидала большего. увиделись пару раз и тут любовь до гроба. бред. скучно. нет интриги. начиная с 3 главы читала через строчку((( конец сжат.
Путь к любви - Картленд Барбарамаруся
19.08.2013, 18.15





Скучно и слащаво, впрочем, как все романы Картленд: 3/10.
Путь к любви - Картленд Барбараязвочка
19.08.2013, 21.16





Ну и бредятина......Как можно такое "Г"читать на одном дыхании????????Зря потраченное время........
Путь к любви - Картленд БарбараNatali
20.08.2013, 19.56





язвочке не нравится но она читает это что мазохизм?найди что нравится и читай. а я отдыхаю.любовные романы всегда красивые сказки.мне нравится
Путь к любви - Картленд Барбаралола
17.02.2014, 12.44





Картленд всегда неудачно пишет
Путь к любви - Картленд Барбаралоло
17.02.2014, 13.49





Мне нравятся сказки Б.Картленд.rnПравда они часто почти повторяются, но все равно сказки про Золушку мы всегда обожаем. Читайте и наслаждайтесь.
Путь к любви - Картленд БарбараСофи
21.04.2016, 14.31





Не понравился.
Путь к любви - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.05.2016, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100