Читать онлайн Путь к любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путь к любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путь к любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путь к любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Путь к любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава первая

1818 год
– Надеюсь, ты веселилась вчера на балу? – спросила графиня Хасборн падчерицу.
Взглянув на мачеху, леди Имильда ответила:
– Да, там было довольно весело, но в общем этот бал ничем не отличался от всех прочих, на которых я побывала за эту неделю.
– А кто-нибудь сделал тебе предложение? – не отставала графиня.
Леди Имильда не могла скрыть изумления:
– Предложение? Ну что вы! Среди тех, с кем я танцевала, был только один знакомый молодой человек, и, откровенно говоря, он показался мне порядочным занудой.
Графиня нахмурилась.
– Не слишком ли ты привередлива, Имильда, – резко бросила она. – В конце концов, если говорить откровенно, чем скорее ты выйдешь замуж, тем лучше.
Леди Имильда широко раскрыла глаза от удивления.
– Но я вовсе не собираюсь выходить замуж, пока не встречу человека, которого полюблю. Я не хочу всю жизнь прожить с тем, с кем у меня не будет ничего общего.
Графиня раздраженно фыркнула:
Как писал Драйден,
Хорошо, что старый век канул в Лету,Время начинаться новому.
– Надеюсь, ты понимаешь, как тебе повезло, что у тебя, девушки на выданье, такой богатый и влиятельный отец. – Помолчав, она решительно продолжала:
– Мы уже дали два бала по случаю твоего дебюта в свете. И тебя стали приглашать на другие великосветские вечера. Однако это не будет продолжаться вечно.
– Но почему же? – возразила леди Имильда. – По-моему, слишком спешить с замужеством не стоит.
При этом Имильда подумала о двух своих школьных подругах, которые были немного старше ее. Обе они вышли замуж в первый же год их вступления в свет и были очень несчастливы в браке.
Имильда еще задолго до окончания привилегированной школы для юных леди и возвращения домой решила, что выйдет замуж только тогда, когда полюбит по-настоящему.
Ей и в голову не приходило, что у мачехи на этот счет другое мнение.
Девушка осторожно спросила:
– Неужели вы с отцом хотите поскорее избавиться от меня?
– Дело не в том, что мы хотим от тебя избавиться, – проговорила мачеха. – Но моя обязанность как женщины, заменившей тебе мать, – удачно выдать тебя замуж, как только тебе исполнится восемнадцать лет, а тебе сейчас как раз восемнадцать.
– Уверена, моя мама, будь она жива, так не думала бы, – спокойно проговорила леди Имильда.
– А я уверена, что она тоже считала бы так же, – решительно возразила графиня. – Я уже говорила об этом с твоим отцом, и он согласен со мной, что девушка должна выходить замуж совсем молоденькой, если она хочет сделать приличную партию, которую одобрят ее родители.
– Предположим, я захочу выйти замуж за человека, которого вы не одобрите? – дерзко спросила леди Имильда.
– Об этом не может быть и речи! Но если такое и случится, твой отец уладит это дело.
Леди Имильда вздохнула.
Когда умерла мама, она была безутешна. Мачеху свою она не слишком любила. Они с мамой были совершенно разные люди. Имильда поняла это уже давно, и чем дальше, тем больше убеждалась, что не ошиблась.
Мама всегда старалась отыскать во всех самое лучшее. Для нее весь мир был волшебной сказкой, вроде тех, что она читала Имильде, когда та была маленькой.
На смену сказкам пришли рассказы о рыцарях Круглого стола и баллады трубадуров.
А потом и пьесы Шекспира, которые Имильда слушала, затаив дыхание.
Когда всего через год после смерти мамы отец женился вновь, Имильда поверить в это не могла.
Ее мачеха была очень красивой женщиной, но, как говорила старая няня Имильды, «не все то золото, что блестит».
Женщина практичная и энергичная, новоиспеченная графиня обожала устраивать судьбы людей.
Ей удалось заставить мужа заниматься множеством таких дел, в каких ему никогда и в голову не приходило участвовать.
Однако это, вне всякого сомнения, способствовало укреплению его политического и социального статуса.
И теперь Имильда с ужасом поняла, что мачеха собралась руководить и ее жизнью.
Она не сомневалась, что если сама не позаботится о себе, то глазом моргнуть не успеет, как ее поведет к алтарю какой-нибудь юный пэр, с которым она едва знакома.
Достаточно, чтобы у него был титул и обширное поместье.
Однако Имильда уже по опыту знала, что с мачехой лучше не спорить, если этого можно избежать.
Поэтому сейчас она сказала примирительным тоном:
– Я не сомневаюсь, что вы желаете мне только добра. Но, прошу вас, поймите, мне хотелось бы встретить мужчину моей мечты, прекрасного принца, как я читала в книгах, и выйти замуж за него.
Графиня недовольно поджала губы.
От этого ее красивое лицо стало жестким и неприятным.
– Вчера вечером я разговаривала с некоторыми дамами на балу. Все они сошлись во мнении, что ты самая хорошенькая и привлекательная девушка в зале. Уверена, что молодые люди, с которыми ты танцевала, тоже говорили тебе что-нибудь в этом роде.
– Да, они делали мне комплименты.
– И лорд Сесил, сын герцога? Что он говорил тебе?
– Он говорил только о своих лошадях. Похоже, больше его ничего не интересует.
Графиня нахмурилась:
– А лорд Ренишан? Он очень красивый молодой человек.
– Насколько я помню, больше всего он озабочен сворой собак, с которой намерен поохотиться следующей зимой. Он расспрашивал меня, где охотится папа.
– По-моему, ты вовсе не пыталась привлечь к себе внимание молодых людей, – укоризненно проговорила графиня. – Я в первый же свой сезон получила три предложения, причем от молодых людей из знатных семей, хотя мне не так повезло, как тебе: мой отец не был графом.
Имильда прекрасно знала, как радовалась мачеха, когда ей удалось заполучить в мужья графа.
До того она была замужем за баронетом, страшным занудой гораздо старше ее.
Когда он умер от сердечного приступа, она была еще достаточно молода и красива, чтобы обращать на себя внимание мужчин.
Графа Хасборна она, несомненно, выбрала потому, что из ее поклонников он занимал самое высокое положение.
И, надо сказать, сумела занять в его жизни такое место, что вскоре он уже не мыслил без нее своего существования.
Имильда понимала, что после смерти матери отец чувствовал себя очень одиноким и беспомощным.
Он был рад встретить женщину, которая не только любила его, но и восхищалась всеми его поступками.
Кроме того, она постоянно льстила ему, пытаясь заставить поверить, что он мог бы занять в обществе более важное место.
И весьма в этом преуспела.
Однако Имильда решительно не желала, чтобы мачеха вторгалась и в ее собственную жизнь.
Девушку мало интересовало, голубой ли крови молодой человек, с которым она танцует, и унаследует ли он титул.
Как и ее мать, она ценила в людях их человеческие качества.
И, по правде говоря, светские молодые люди ее разочаровали.
Главное, все они были очень молоды.
А неженатые мужчины постарше шарахались от дебютанток и их честолюбивых мамаш, как от чумы.
Они предпочитали проводить время либо с красивыми замужними дамами, либо с обольстительными жрицами любви, которые пользовались популярностью у всех членов Сент-Джеймсского клуба.
Имильда не раз думала про себя, как нелегко, должно быть, соперничать с ними.
И она понимала, почему мужчины считают, что они гораздо интереснее, чем неуклюжие наивные дебютантки, которым встречаться с молодыми людьми до окончания школы категорически возбранялось.
Леди Имильда была необыкновенно умной девушкой.
Мама нередко говорила ей: «Нужно было тебе, моя дорогая, родиться мальчишкой. Папа был бы очень рад иметь второго сына».
Брат Имильды, виконт Борн, находился сейчас за границей.
Они росли вместе и вместе учились, а когда Уильям поступил в Итон, а потом в Оксфорд, Имильда изучала все предметы, которые там преподавались.
Когда брат приезжал домой на каникулы, они обсуждали интересовавшие его темы, и Уильям часто говорил ей: «Ты гораздо умнее меня, Имильда. Нужно было тебе родиться мальчиком, а мне девочкой».
Такое предположение очень смешило их обоих.
Тем не менее Имильде было приятно, что она отлично владеет латынью, греческим и французским языками.
Кроме того, она лучше Уильяма знала классическую литературу.
И теперь, будучи впервые представлена ко двору, девушка очень жалела, что Уильяма нет с ней рядом.
Он очень любил сестру и перед отъездом, словно извиняясь, говорил ей: «У меня никогда больше не будет такого шанса. Как же я могу отказаться?»
Этот шанс состоял в том, что сын нового губернатора Индии предложил ему поехать в эту страну поохотиться на диких зверей.
Естественно, Имильда прекрасно понимала брата.
Но сейчас ей ужасно хотелось, чтобы Уильям был с ней рядом.
Он бы наверняка придумал, как убедить мачеху не выдавать ее замуж столь поспешно.
Словно читая ее мысли, графиня сказала:
– Я знаю, ты думаешь об Уильяме и ждешь не дождешься, когда он вернется в Англию. Но ты должна понимать, что рано или поздно Уильям женится, а его жене вряд ли понравится, если ты будешь постоянно крутиться около него, как это было всегда.
– Но мне хорошо с Уильямом, – возразила Имильда. – Это так интересно – спорить с ним, обсуждая такие темы, о которых большинство молодых людей и никто из девиц не имеют ни малейшего представления.
– Это полная нелепость! – отрезала графиня. – Усвой, пожалуйста: ни одному нормальному молодому человеку не понравится, что жена умнее его, особенно если она постоянно ему об этом напоминает.
Помешкав секунду, она продолжала:
– Сегодня мы поедем еще на один бал. Надеюсь, тебе будет сопутствовать больший успех, чем до сих пор.
Графиня опять помолчала, после чего проговорила:
– А в пятницу мы отправляемся в поместье на стипл-чейз,
type="note" l:href="#n_1">[1]
которые твой отец организует ежегодно. Мне еще не подали списка участников, но я его обязательно просмотрю и постараюсь убедить твоего отца включить в него по крайней мере одного молодого человека, который мог бы предложить тебе руку и сердце.
И она вышла из комнаты, оставив Имильду одну.
Девушка вскочила и подошла к окну, которое выходило в небольшой сад, расположенный за домом на Парк-стрит, принадлежавший ее отцу.
Как же ей хотелось очутиться сейчас в деревне!
Тогда по крайней мере она могла бы сделать то, что делала всегда, когда у нее возникала какая-нибудь проблема, – вскочить на лошадь и помчаться верхом куда глаза глядят.
В городе, правда, тоже были лошади, на которых они с мачехой катались по Роттен-Роу.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Но разве можно было сравнить эту чинную езду с той бешеной скачкой, какую она устраивала в Хасборн-хаусе в Хартфордшире?
Там Имильда вихрем мчалась по всему поместью отца, перемахивая через изгороди и заборы.
«Что же мне делать? – спрашивала она себя. – И что это мачехе в голову пришло немедленно выдать меня замуж?»
Имильда и представить себе не могла, что для дебютантки ее первый лондонский сезон прошел более чем удачно.
Обдумывая разговор с мачехой, Имильда пришла к неутешительному выводу: мачеха твердо намерена сделать все от нее зависящее, чтобы притащить ее к алтарю.
– Придется сопротивляться всеми возможными способами, – решила Имильда.
И в очередной раз пожалела, что Уильяма нет с ней рядом.
В тот вечер, прежде чем они отправились наверх переодеваться к ужину, к ним подошел отец.
– Мы должны разместить в нашем доме восемь человек, которые будут принимать участие в стипл-чейзе, – сказал граф жене.
– Я как раз собиралась тебя спросить, кого ты пригласишь.
Граф назвал семь фамилий, а потом добавил:
– И наконец этим утром я уговорил маркиза Мелверли к нам присоединиться.
– Мелверли? – воскликнула графиня. – Я понятия не имела, что ты с ним знаком.
– Я хорошо знал его отца. Мелверли-холл расположен милях в двадцати от нашего загородного дома. Однако с тех пор, как маркиз унаследовал титул, по-моему, он никогда не приезжал в Мелверли, что, естественно, не нравилось жителям поместья.
– Почему же он не ездил в собственное поместье? – спросила Имильда.
– Точно не знаю, – ответил ее отец, – зато мне совершенно определенно известно, что в высшем свете он пользуется весьма дурной репутацией.
– Но почему?
Граф вопросительно взглянул на жену, словно раздумывая, стоит ли прямо отвечать на вопрос дочери.
– Если хочешь знать правду, – вмешалась графиня, – маркиз ведет себя отвратительно.
– Однако, когда маркиз служил под началом Веллингтона,
type="note" l:href="#n_3">[3]
он был награжден медалью за отвагу, – возразил ее муж.
– Очень может быть, – проговорила графиня, – но с тех пор, как он вернулся из оккупационной армии, он только и делает, что досаждает вполне достойным высокопоставленным людям, которым вовсе не хочется, чтобы их жен компрометировали и о них самих судачили, стоит им отвернуться.
– Вы хотите сказать, – проговорила Имильда, желая внести ясность, – что у маркиза было много любовных приключений?
– Слишком много, – решительно проговорила графиня. – Помяни мое слово, в один прекрасный день он попадет в большую беду.
– А жаль, – отозвался граф. – Он очень милый молодой человек и, как я слышал, необыкновенно умный.
– И какая из дам последней удостоилась его внимания? – ядовито спросила графиня.
– Полагаю, эта итальянская красотка, графиня ди Торрио. Я видел ее один или два раза. Необыкновенная красавица и, подозреваю, горячая, как огонь.
Граф рассмеялся собственной шутке, однако, заметив, что графиня показала глазами на Имильду, поспешно сменил тон:
– Ну, как бы там ни было, наездник он отличный, и я почти не сомневаюсь, что именно он выиграет стипл-чейз.
– Очень хорошо, что будет восемь мужчин, – заметила графиня. – Вместе с Имильдой дам тоже будет восемь. Значит, мужчин и женщин поровну. Будут еще судья с женой и твои друзья, герцог и герцогиня Кроукомб.
При упоминании последних в голосе графини прозвучал плохо скрытый восторг.
Она обожала приглашать гостей, носивших громкие титулы.
И впервые с тех пор, как она вышла замуж за графа, герцог и герцогиня Кроукомб, его давние друзья, намеревались остановиться в Хасборн-холле.
Весь остаток вечера графиня пребывала в отличном настроении.
Когда поздно вечером они вернулись с бала, мачеха, к облегчению Имильды, даже не стала расспрашивать ее, с кем она танцевала.
На сей раз графиня была занята предстоящим отъездом в поместье.
Подготовка к проведению стипл-чейза представлялась ей довольно сложным делом, учитывая, сколько участников должно было разместиться в доме.
– Полагаю, – заметила графиня, – что после путешествия и в ожидании стипл-чейза, который состоится на следующее утро, все захотят пораньше лечь спать. Как тебе известно, на вечере будут преимущественно мужчины среднего возраста. Единственной молоденькой и незамужней девушкой будешь ты.
Скачки с препятствиями проводились графом ежегодно.
Графиня была права: в них и в самом деле принимали участие мужчины среднего возраста, однако еще способные участвовать в подобных конных состязаниях.
«Болеть» за них приезжали либо вдовы, либо замужние женщины, у которых мужья не слишком интересовались скачками, а тем более такими сложными, как стипл-чейз.
В прошлом году в связи с кончиной жены графа скачки не проводились.
А в позапрошлом Имильда была еще слишком юна, чтобы принимать участие в торжественном ужине.
Правда, она украдкой наблюдала за гостями с галереи для музыкантов, которая располагалась над столовой.
Красота сидевших за обеденным столом дам потрясла.
Они и в самом деле выглядели великолепно.
Головы всех венчали тиары, которые имели право носить лишь замужние дамы, в ушах и на шеях сверкали бриллианты.
В столовой то и дело звучал смех.
Имильде казалось, что перед ней развертывается действие какой-то волшебной сказки, в которой однажды и она сама примет участие.
И вот теперь, когда она и в самом деле получила возможность участвовать в том, что казалось ей сказкой, Имильда испытывала разочарование.
Конечно, на балах и званых вечерах она видела много очаровательных женщин. Их сопровождали красивые и нарядно одетые мужчины.
Однако устраивать балы специально для дебютанток было не принято.
Их начинали «вывозить» в свет, где женщины постарше легко затмевали их.
Но даже если юные леди считали, что не получают достаточно внимания, им не полагалось роптать.
Они должны были быть благодарны за то, что могут наблюдать блестящее общество, которое являл собой лондонский бомонд.
Если бы Уильям принимал участие в стипл-чейзе, Имильда, конечно, получила бы огромное удовольствие от состязаний.
А так ей предстояло наблюдать за соревнованием совершенно незнакомых людей, нимало не переживая ни за кого из них.
Однако она видела, что ее мачеха пребывает в невероятном возбуждении.
Она была преисполнена решимости добиться, чтобы вечер имел грандиозный успех.
Для нее было крайне важно, чтобы все гости остались довольны оказанным им приемом и говорили бы о нем по возвращении в Лондон.
– А ты, папа, разве не будешь принимать участие в состязании? – спросила Имильда отца.
Она помнила, что, когда ей было двенадцать лет, отец выиграл скачки.
– Я собираюсь их судить, – ответил граф. – Я уже слишком стар, чтобы рисковать сломать себе шею. К тому же скачки – дело утомительное.
– Ах, как жаль, папа! – воскликнула Имильда. – Мне бы так хотелось, чтобы ты выиграл.
– Мне кажется, победителем будет молодой Мелверли, – заметил граф. – Ему всего двадцать семь лет, но он уже доказал, что во многих отношениях заслуживает уважения.
– Но его пороки губят его репутацию, – подала голос графиня.
– По-моему, ты к нему несправедлива, – укоризненно проговорил граф. – Веллингтон не наградил бы его медалью за отвагу, если бы он того не заслуживал. И как жаль, что его отец умер, когда сын был в оккупационной армии.
Помолчав секунду, он продолжил:
– А ведь Мелверли – один из самых богатых людей Великобритании и, кроме того, наследник одного из самых древних графских титулов. Род Мелверли восходит к самому Вильгельму Завоевателю.
Графиня промолчала, однако Имильда видела, что эти слова произвели на нее впечатление.
Вряд ли она теперь будет столь нетерпима к поведению маркиза.
На следующий день ранним утром они выехали в Хасборн.
Граф отправился в путь в своем фаэтоне, приспособленном для быстрой езды, и взял с собой графиню и Имильду.
Фаэтон был таким маленьким, что больше ни для кого места не осталось, лишь грум примостился на запятках.
Багаж, горничные, камердинер графа и прочие многочисленные слуги намного отстали.
Вообще-то в Хасборн-хаус всегда был большой штат прислуги.
Однако в особых случаях – а стипл-чейз, бесспорно, был одним из них – привозили с собой лакеев, горничных и кухарок из городского дома.
Это всегда сопровождалось страшной суматохой, однако Имильда с интересом наблюдала, как по возвращении домой все слуги тотчас же принимались выполнять свои обязанности.
Фаэтон ехал вдоль аллеи, по обеим сторонам которой поднимались старые липы.
Вдалеке показался дом, освещенный полуденным солнцем. Это было величественное зрелище.
Дом служил семье уже триста лет.
Отец графа устроил в нем картинную галерею, для чего к зданию было пристроено новое крыло.
В саду цвели весенние цветы, и все вокруг казалось Имильде удивительно красивым.
– Если бы только Уильям был здесь, – прошептала Имильда.
Как только они прибыли, девушка побежала к конюшням.
Лошади, которых ей когда-то так не хотелось оставлять, уезжая в школу, были на месте.
Здесь же стояли и лошади участников стипл-чейза, которых их владельцы прислали заранее.
Некоторых лошадей граф приобрел, пока Имильда еще училась в школе.
Девушка поздоровалась со старшим конюхом. Остальные грумы тоже обрадовались ее приезду.
– У нас для вас есть лошади с норовом, миледи, – рассказывали они ей. – Даже вам нелегко будет с ними справиться. – Все они прекрасно знали, что Имильда – отличная наездница.
Когда она сказала, что должна вернуться в дом, главный конюх заметил:
– Жаль, миледи, что виконт не приехал и что вы не можете участвовать в скачках.
– Я бы очень хотела, – призналась Имильда, – но вы знаете, все были бы шокированы, если бы я это сделала, и пришли бы в ярость, если бы я выиграла.
Старший конюх рассмеялся:
– Что верно, то верно. Какому мужчине понравилось бы, что его обскакала женщина!
– А на кого вы собираетесь ставить? – спросила Имильда.
Она знала, что конюхи всегда делали ставки на стипл-чейзе и на других соревнованиях, которые устраивал ее отец.
– Не поверите, на маркиза Мелверли, – ответил старший конюх. – Наездник он отличный, хоть домой и носа не кажет. Нехорошо это, все соседи давным-давно об этом говорят.
Имильда подумала, что со стороны этого молодого человека совершенно безответственно так пренебрежительно относиться к людям, которые зависят от него.
Ее отец всегда лично интересовался делами каждого жителя его поместья.
А мама всегда просила, чтобы ей сообщали, если кто-нибудь заболевал, и делала все, что могла, стараясь помочь.
«Если он так себя ведет, надеюсь, он проиграет стипл-чейз», – подумала девушка.
Они прибыли в Хасборн-хаус как раз к позднему ленчу.
Вторая половина дня прошла в бесполезных, как считала Имильда, хлопотах. Мачеха была недовольна тем, как подготовлены комнаты, хотя сама Имильда считала, что все в полном порядке.
Соревнования по стипл-чейзу проводились в поместье в течение многих лет, а большинство слуг девушка помнила с первых дней своей жизни.
Опытная экономка прекрасно знала, кого из гостей в какую спальню поселить.
Графиня, однако, старалась внести свои изменения, что, по мнению Имильды, делать не стоило.
Впрочем, это ее не касалось, и она отправилась в свою спальню, в которой спала с тех пор, как ее переселили туда из детской.
В ней ничего не изменилось.
Та же горничная, что прислуживала Имильде всегда, распаковывала ее вещи.
– А вот и я, Бетси, – проговорила Имильда. – Как я рада тебя видеть!
– Я тоже, миледи. Какая же вы красавица. Прямо на вас не налюбуюсь, – затараторила служанка. – Пора уж вам возвращаться домой, а то небось утомились в Лондоне на всяких балах и вечерах.
– Да, Бетси! Так приятно снова оказаться дома и увидеть в конюшне таких хороших лошадей.
– Их так много, – заметила служанка. – Теперь весь завтрашний день и пока гости не разъедутся только и разговоров будет, что о лошадях.
Имильда рассмеялась, поскольку Бетси была абсолютно права, и начала переодеваться.
Мачеха просила ее спуститься вниз еще до обеда, чтобы встречать прибывающих гостей.
– Большинство приедет издалека, – сказала она падчерице, – так что, вероятно, они предпочтут отправиться в свои комнаты. А перед обедом в гостиной им подадут шампанское.
Имильда молча слушала, и мачеха продолжала:
– Сегодня гости проведут вечер дома, а вот завтра, когда после стипл-чейза на обед придут соседи, твой отец организует для них бридж и другие игры.
Имильда все это уже слышала, поэтому снова промолчала.
Выбрав платье из множества нарядов, которые ей купили к выходу в свет, Имильда надела его.
Платье было, конечно, белое, по подолу и вокруг декольте украшенное маленькими розочками со сверкающими бриллиантиками.
– Вы выглядите просто очаровательно, миледи, – проговорила Бетси, – можете мне поверить. Никогда еще не видела такого нарядного платья.
– Оно модное и очень дорогое, – ответила Имильда. – Думаю, что большинство замужних дам будут с ног до головы увешаны драгоценностями.
– И накрашены, – добавила Бетси.
Имильда знала, что замужние женщины в Лондоне пудрятся, румянятся и слегка подкрашивают губы.
Однако сельские жительницы относились к этому неодобрительно, чтобы не сказать вообще приходили в ужас, как Бетси.
Сама Имильда считала, что накрашенные женщины могут выглядеть очень привлекательно, но несколько театрально.
«По крайней мере, пока я не выйду замуж, я могу об этом не думать», – решила она про себя.
Ее юное свеженькое личико и не нуждалось ни в какой косметике: кожа белая, почти прозрачная; красиво очерченные розовые губы не нуждались в помаде. Светлые волосы, скорее золотистые, при свете свечей неожиданно приобретали медный оттенок.
Имильда знала, что похожа на свою мать.
На портрете, написанном сэром Джошуа Рейнолдсом, мама была необыкновенно хороша собой и казалась несколько неземной, словно греческая богиня, сошедшая с Олимпа.
«Как бы мне хотелось быть такой же», – говорила себе Имильда всякий раз, когда смотрела на портрет.
Спускаясь вниз к обеду, она больше думала о матери, чем о тех людях, с которыми ей предстояло познакомиться.
Когда она вошла в гостиную, там уже были два или три человека, которым отец представил ее.
Двое из них оказались его старыми приятелями, с которыми Имильда встречалась раньше.
Они сказали ей, что она очень выросла и стала такой же красавицей, как ее мама.
– Мне очень приятно это слышать, – улыбаясь, проговорила Имильда, – но я знаю, что на самом деле никогда не стану такой красивой, как мама.
В гостиную вошли другие гости и графиня.
Она очень спешила, но не успела выйти к гостям пораньше, как намеревалась.
– Прошу меня простить, – проговорила она. – Столько дел. Очень хочется, чтобы вам у нас понравилось и чтобы завтрашний вечер прошел успешно.
– Он всегда проходит успешно, – заметил один из гостей. – Я каждый год с нетерпением его жду.
– Надеюсь, у вас будет для завтрашних состязаний хорошая лошадь, – обратился к нему граф. – В моей конюшне – самые лучшие животные, которых мне когда-либо доводилось видеть.
Разговор перешел на лошадей и продолжался до тех пор, пока дворецкий не провозгласил:
– Благородный маркиз Мелверли, милорд. Граф пошел навстречу вновь прибывшему.
– Простите за опоздание, – услышала Имильда голос маркиза. – По приезде я сразу же отправился наверх переодеться к обеду, чтобы не заставлять себя ждать, но… – смеясь, произнес он.
– Не надо извиняться, – прервал его граф. – Разрешите представить вам мою жену и дочь.
Графиня стояла с ним рядом, и граф огляделся, ища глазами Имильду.
Девушка поспешила присоединиться к ним.
– Я так рада, что вы смогли приехать, милорд, – проговорила графиня. – Здесь только и разговоров о том, что вы станете победителем стипл-чейза.
– Если я им не стану, я почувствую себя униженным, – ответил маркиз.
«Какое самомнение!» – раздраженно подумала Имильда.
– А это моя дочь Имильда, – услышала она голос отца. – В этом сезоне она впервые вступает в свет.
Маркиз протянул руку.
Взглянув на него, девушка увидела, что он необыкновенно красив и отлично это знает.
Руки их соприкоснулись, но уже в следующую секунду маркиз снова повернулся к ее отцу.
– Вы должны сказать мне, милорд, кто мои соперники. Я твердо намерен выиграть кубок, который, как я понимаю, вы всегда вручаете победителю стипл-чейза.
– Их девять человек, – ответил граф. – Вы десятый.
– Надеюсь, десять окажется моим счастливым числом, – заметил маркиз.
В этот момент к нему подошел лакей с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским, и маркиз, взяв один из них, поднес его к губам.
– За кубок в соревнованиях по стипл-чейзу графа Хасборна, – провозгласил он. – И за то, чтобы он стал моим.
– Такой тост в этом доме еще никогда никто не произносил, – улыбнулся граф. – Думаю, единственное, что я могу, – это пожелать вам успеха.
– Вы и не должны делать ничего другого! – произнес маркиз.
Гости направились в столовую, и Имильда оказалась за столом между двумя бывалыми участниками стипл-чейза.
Они вспоминали прошлое, из вежливости иногда обращаясь к Имильде, однако в основном переговариваясь друг с другом через ее голову.
Высказав несколько недоброжелательных замечаний в адрес своих соперников, они помолчали, после чего один из них сказал:
– Думаю, Мелверли будет завтра нашим самым сильным противником.
– Он и в самом деле такой отличный наездник, каким старается казаться? – спросил второй. – Я никогда не видел его верхом на лошади.
– Я тоже, – отозвался первый. – Но если он так же умело обращается с лошадьми, как и с женщинами, его следует опасаться.
– Если он все время проводит в Лондоне, кочуя из будуара в будуар, не думаю, чтобы он был в хорошей форме, – презрительно бросил второй.
– Видишь, вон там сидит Кроукомб? – добавил он, кивнув головой в противоположную сторону стола. – Вот он неделями тренировался в своем загородном поместье, и у него есть вполне реальный шанс получить кубок.
– А мне не удалось как следует потренироваться, – вздохнул первый собеседник. – К сожалению, пришлось вчера вечером выступать в палате лордов, а позавчера было важное заседание комитета, пропустить которое я никак не мог.
– Мне тоже не удалось как следует потренироваться, но мы постараемся сделать все, что от нас зависит.
Имильда молча слушала этот разговор, украдкой наблюдая за маркизом Мелверли, который вызывал такое беспокойство у ее соседей по столу.
Он флиртовал с очень хорошенькой женщиной, сидевшей рядом с ним.
Она приехала с богатым и важным баронетом, который сидел по другую руку от нее.
Имильда видела, как ему неприятно, что его спутница все свое внимание дарит маркизу, полностью игнорируя самого баронета.
Хотя Имильда не слышала, что маркиз говорил, по виду женщины нетрудно было догадаться, что он не скупится на комплименты.
Леди томно поводила глазами и то капризно надувала губки, то призывно улыбалась, явно поощряя маркиза.
«Наверное, он всегда так себя ведет, – подумала Имильда. – Поэтому у него такая дурная репутация».
К концу обеда глаза забытого так стремительно баронета метали молнии, а губы плотно сжались.
Наблюдая за ним, Имильда решила, что на ее глазах разворачивается драма: красавица явно была готова оставить своего кавалера и броситься в объятия злодея, в качестве которого, разумеется, выступал маркиз.
Наконец обед закончился, и мачеха Имильды провела дам в гостиную. Мужчины остались в столовой за послеобеденным портвейном.
В гостиной Имильда случайно оказалась рядом с дамой, которая была за столом соседкой маркиза.
Она разговаривала, видимо, со своей подругой.
– Ах, моя дорогая, он обворожителен! Просто обворожителен! Теперь я понимаю, почему Руби чуть не покончила с собой, когда он ее бросил.
– А Сесилия целый месяц была безутешна, – заметила подруга. – По-моему, он их просто околдовал.
– Вполне возможно, – согласилась красавица. – В нем есть что-то такое, чего нет в других мужчинах, что-то завораживающее. Бедный старый Джордж был в ярости, но ничего, я с ним помирюсь.
– Будь осторожна, Вера! Если ты влюбишься в Мелверли, не забывай, что это только вопрос времени, когда он пресытится и бросит тебя.
Вера засмеялась:
– Очень может быть! Но подумай только, сколько удовольствия я получу до того!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Путь к любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Путь к любви - Картленд Барбара



Роман читается на одном дыхании. 8баллов
Путь к любви - Картленд БарбараВалентина
19.08.2013, 16.26





ожидала большего. увиделись пару раз и тут любовь до гроба. бред. скучно. нет интриги. начиная с 3 главы читала через строчку((( конец сжат.
Путь к любви - Картленд Барбарамаруся
19.08.2013, 18.15





Скучно и слащаво, впрочем, как все романы Картленд: 3/10.
Путь к любви - Картленд Барбараязвочка
19.08.2013, 21.16





Ну и бредятина......Как можно такое "Г"читать на одном дыхании????????Зря потраченное время........
Путь к любви - Картленд БарбараNatali
20.08.2013, 19.56





язвочке не нравится но она читает это что мазохизм?найди что нравится и читай. а я отдыхаю.любовные романы всегда красивые сказки.мне нравится
Путь к любви - Картленд Барбаралола
17.02.2014, 12.44





Картленд всегда неудачно пишет
Путь к любви - Картленд Барбаралоло
17.02.2014, 13.49





Мне нравятся сказки Б.Картленд.rnПравда они часто почти повторяются, но все равно сказки про Золушку мы всегда обожаем. Читайте и наслаждайтесь.
Путь к любви - Картленд БарбараСофи
21.04.2016, 14.31





Не понравился.
Путь к любви - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.05.2016, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100