Читать онлайн Проклятие клана, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проклятие клана - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проклятие клана - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проклятие клана - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Проклятие клана

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Нет в живых?!
Слова эти эхом пронеслись по залу.
Килдонноны во все глаза смотрели на герцога.
Повисла томительная тишина. Наконец вождь Килдоннонов медленно проговорил:
– Почему мне об этом не сообщили?
– Я вам сообщаю.
– Где она похоронена?
– Во Франции, рядом со своим любовником.
Присутствующие, затаив дыхание, ждали, что герцог скажет дальше.
– Я вызвал вас, чтобы рассказать о том, что произошло. – Голос герцога прозвучал резко.
Вождь клана Килдоннонов хмуро смотрел на него. Брови его почти сошлись у переносицы.
Напряженно выпрямившись, Килдонноны застыли на своих стульях. Поза герцога была почти оскорбительно небрежна.
Однако лицо его было столь мрачным, что казалось, перед ними стоял не молодой человек, а глубокий старец.
Обращаясь к старшему Килдоннону, он начал свой рассказ:
– Когда мы с вами обсуждали возможность соглашения о том, что наши кланы впредь станут жить в мире, вы поставили мне несколько условий.
Килдоннон согласно кивнул.
– Первое из них, – напомнил герцог, – гласило, что я должен предоставить вам заем в десять тысяч фунтов для оказания помощи беднейшим представителям клана и тем, кто, по вашему мнению, пострадал по моей вине.
– И это было более чем справедливо! – вмешался Элистер Килдоннон. – Ведь не кто иной, как Маккрейги, опустошали наши поля, угоняли наши стада и воровали наших овец!
В голосе его прозвучали злоба и вызов, однако герцог не удостоил его ответом. Глядя на старшего Килдоннона, он продолжал рассуждать вслух, будто его и не прерывали:
– А второе – что во имя установления прочного мира между нашими кланами я должен жениться на вашей дочери Маргарет.
Наступила гробовая тишина: шестеро мужчин, затаив дыхание, во все глаза смотрели на герцога.
– Вы тогда особо подчеркнули, – продолжал герцог, – что, если ваша дочь станет герцогиней Аркрейджской, она сможет многое сделать, чтобы помочь женщинам клана Килдоннонов. Все свои усилия она сосредоточит на том, чтобы заставить их понять, что время распрей миновало, детей нужно воспитывать так, чтобы они считали мирную жизнь единственно правильной и никогда не стремились воевать.
Поскольку старший Килдоннон никак на это высказывание не отреагировал, герцог спросил:
– Так это или нет?
– Так, – коротко ответил Килдоннон.
– Я полагал, что все это принесет огромную пользу не только вашему клану, но и моему, – признался герцог. – Я одолжил вам денег и женился на вашей дочери.
Сказав это, он обвел взглядом всех членов клана, причем взглядом столь презрительным, что они почувствовали себя оплеванными.
– Я тогда понятия не имел, – ледяным тоном заметил герцог, – что ваша дочь отнюдь не разделяет наших радужных взглядов относительно будущего мира между нашими кланами и их процветания.
И, снова окинув представителей Килдоннонов пренебрежительным взглядом, продолжал:
– Она обманула меня, как из поколения в поколение Килдонноны обманывали Маккрейгов!
– Как вы смеете нас оскорблять! – возмутился Элистер Килдоннон.
– Это не оскорбление, а правда! – отрезал герцог. – В первую брачную ночь Маргарет Килдоннон заявила мне, что презирает меня и всех представителей моего клана. Более того, она никогда не станет моей настоящей женой!
Снова наступила гнетущая тишина. Наконец старший Килдоннон уже совершенно другим тоном произнес:
– Поверьте, я понятия не имел, что моя дочь испытывает подобные чувства.
– Я думал, со временем ее взгляды изменятся, – заметил герцог, – но я не знал того, что, без сомнения, было известно членам вашей семьи: у Маргарет был любовник, которого она и не думала бросать после замужества.
Вождь клана Килдоннонов застыл как громом пораженный. Сыновья его, украдкой переглянувшись, смущенно потупили взор.
– Как говорится, об измене жены муж всегда узнает последним.
В голосе герцога слышалась брезгливость.
– Честью клянусь вам, – проговорил пораженный Килдоннон, – что я об этом понятия не имел.
– Значит, вас обманывали так же, как и меня! – бросил герцог. – И не только ваша дочь, но и сыновья, племянники и, без сомнения, ваш брат!
Старший Килдоннон, медленно, обернувшись, взглянул на своих родственников, однако те, боясь встретиться с ним взглядом, поспешно опустили глаза.
Герцог невесело рассмеялся.
– Неужели вы допускаете, что они не знали, что их кузен Неил при каждом удобном случае тайком встречается с моей женой?
И, не получив ответа, продолжал:
– В моем клане нашлось немало людей, горевших желанием донести мне, куда направляла свою лошадь герцогиня, когда я не мог ее сопровождать во время прогулки; кто поджидал ее то в зарослях вереска, то в лесу; через кого доставлялись в замок любовные записки и как их переправляли через границу доверенные люди.
Темные глаза герцога сверкали гневом.
– Неизвестно, как долго длилась бы эта бесчестная связь, – продолжал он, – если бы ваша дочь не поняла, что я неминуемо узнаю о ее измене, поскольку она забеременела.
Для старшего Килдоннрна это, без сомнения, было сильнейшим ударом.
Он вцепился в сиденье стула с такой силой, что костяшки пальцев побелели. И лицо его брата стало белым как мел: вся кровь отхлынула от него.
– Значит, у нее должен был родиться ребенок, – едва слышно проговорил он. – А как вы узнали об этом?
– Ваша дочь снизошла до того, чтобы оставить мне письмо, в котором объясняла, что обстоятельства вынуждают ее уехать во Францию вместе с кузеном Неилом Килдонноном, ее любовником.
И снова двое братьев Килдоннонов переглянулись, и стало ясно, что для них это не новость.
Однако герцог не удостоил их взглядом. Не сводя глаз с вождя клана Килдоннонов, он продолжал:
– Как только я узнал, куда отправилась та женщина, что носит мое имя, а под сердцем – чужого ребенка, я последовал за ней.
– Вы поехали во Францию? – изумился старший Килдоннон.
– Да. А поскольку я плыл по морю, а они ехали сушей, я добрался до Кале раньше их, – ответил герцог.
– И что произошло потом? Этот вопрос задал Элистер Килдоннон. Ему не терпелось узнать, что же случилось дальше.
– Я вызвал Неила Килдоннона на дуэль и убил его! – ответил герцог.
– Так вы убили его! – воскликнул старший Килдоннон, и в голосе его послышалось негодование.
– Это была честная дуэль, – пояснил герцог. – У нас обоих были секунданты, а судил человек, заслуживающий всяческого доверия.
– И он вас не ранил? – спросил Роуря, старший сын вождя клана Килдоннонов.
– Неил Килдоннон никогда не был хорошим стрелком, – усмехнулся герцог.
– Но… убить его!
Теперь уже Элистер Килдоннон обвинял герцога.
– К вашему сведению, – заявил герцог ледяным тоном, – он получил медицинскую помощь, и, насколько мне известно, было сделано все возможное, чтобы спасти его жизнь.
– И все же он умер, – заметил старший Килдоннон. – А что случилось с Маргарет?
– Когда вашей дочери сказали, что ее любовник умер, она схватила кинжал и вонзила себе его прямо в сердце.
– Как вы могли это допустить! Не помешать! – воскликнул Роури Килдоннои, вскакивая со стула.
Герцог окинул его презрительным взглядом:
– Мою жену отвезли в монастырь, где за ней ухаживали монахини. К несчастью, ее мучили сильные боли, и врач прописал настойку опия. Монахиня, дав ей предписанную дозу, оставила пузырек на столе.
Герцог отвернулся от молодого человека, с ненавистью глядевшего на него, и обратился к старшему Килдоннону.
– Каким-то непостижимым образом, – тихо проговорил он, – видимо, ей пришлось приложить для этого сверхчеловеческие усилия, Маргарет выбралась из постели, добрела до того места, где стоял пузырек, и, схватив его, выпила все, что в нем было.
Килдоннон прикрыл глаза рукой: первое выражение слабости, которое он позволил себе за время разговора.
– Она потеряла сознание, – продолжал герцог, – и так и не пришла в себя.
– Полагаю, вам это было на руку? – зло бросил Роури Килдоннон. – Разом избавились от обоих, и от Неила, и от моей сестры!
Он шагнул к герцогу, гордо вскинув подбородок и сжав кулаки. Видно было, что шутить он не намерен.
– Ну-ка сядьте! – приказал герцог. – Я вам еще не все сказал!
На миг ему показалось, что молодой человек и не подумает подчиниться. Но тут на выручку пришел старший Килдоннон. Отняв руки от лица, он проговорил:
– Сядь, Роури. Ничего поделать мы уже не можем. Маргарет не вернешь.
– И Неила тоже! – процедил Роури Килдоннон, но отца все же послушался.
Оглядев сидевших перед ним мужчин, герцог сказал:
– Теперь у вас есть выбор. Либо вы сделаете так, чтобы правдивая история о смерти моей жены не вышла за стены этой комнаты, либо, наоборот, разнесете ее по белу свету, и тогда наши кланы снова вцепятся друг другу в глотку.
И, взглянув на Роури Килдоннона и его родственников, понял, что они были бы просто счастливы вцепиться ему в глотку прямо сейчас.
Но это было невозможно…
А посему от имени представителей клана заговорил его вождь, Килдоннон-старший:
– То, что вы рассказали нам, Аркрейдж, останется между нами. У меня нет ни малейшего желания порочить память моей дочери. Кроме того, я не хочу, чтобы междоусобная вражда, до сих пор приносившая моему народу лишь смерть и разрушения, вспыхнула вновь.
– Отдаю должное вашему здравому смыслу, – заметил герцог. – Однако, принимая во внимание то унижение, которое я испытал, и то пренебрежение, с которым ко мне относились, теперь я выдвигаю условие.
Шестеро представителей клана вопросительно смотрели на него. И ледяной тон герцога, я весь его величественный облик свидетельствовали о том, что он бросает им вызов.
– И что же это за условие? – спросил старший Килдоннон.
– Оно очень простое, – ответил герцог. – Год назад я взял в жены женщину, которую выбрали мне вы. А теперь я сам выбрал себе жену и настаиваю на том, чтобы вы одобрили мой выбор.
– Жену? – недоверчиво переспросил Элистер Килдоннон.
Вместо ответа герцог взял большой серебряный колокольчик, стоявший на столике у его кресла, позвонил в него, и в ту же секунду дверь в зал распахнулась.


Дорога, по которой ехали мистер Фалкирк с Тарой, то карабкалась в гору, то вилась среди полей, поросших пурпурным вереском.
Время от времени из-под копыт испуганно взлетали куропатки. И Тара следила, с какой неописуемой грацией поднимались они в воздух и кружили над долиной.
Весь день, с того самого момента, когда они выехали утром с очередного постоялого двора, она находилась под впечатлением красот северной природы.
Места, по которым они проезжали, были и в самом деле восхитительно красивы.
Таинственные хвойные леса с темными могучими соснами; высокие горы, с вершин которых сбегали, исчезая в глубине скалистых утесов, серебристые водопады.
Озера, краше которых она ничего никогда не видела, золотом сверкавшие на солнце. В общем, с каждой милей, уносившей ее дальше и дальше от Лондона, Таре казалось, что она попала в волшебную страну, о существовании которой даже не подозревала.
– Ничего прекрасней и быть не может! – воскликнула она, и мистер Фалкирк, сидевший рядом, рассмеялся.
– То же самое вы говорили вчера.
– И то же самое скажу завтра, – заявила Тара. – Ах, если бы я могла ехать вот так всю жизнь!
Мистер Фалкирк понимал, что ее беспокоит: скоро они приедут в замок. И разделял ее опасения.
Он тоже весьма сожалел, что их путешествие подходит к концу и он уже не сможет учить эту способную девушку.
– Скоро мы увидим замок, – проговорил он, когда лошади, взобравшись на вершину холма, стали спускаться вниз, в долину.
Тара, тут же отодвинувшись от окна, обернулась к своему попутчику.
–Я… боюсь, – тихонько прошептала она.
– Уверяю вас, все будет не так плохо, как вам кажется, – ответил мистер Фалкирк.
– А может… еще хуже.
Она тяжело вздохнула, но, поспешно взяв себя в руки, деланно веселым тоном добавила:
– Но ведь… и вы там будете?
– Да, конечно, – подтвердил мистер Фалкирк. – Однако вы должны понимать, Тара, что я, будучи управляющим его светлости, не могу выделять кого-то из слуг, не рискуя вызвать зависти и кривотолков у остальных.
– Я это понимаю, – подтвердила Тара. – Но вы обещали давать мне читать ваши книги. И… может быть… вы разрешите мне… хоть иногда разговаривать с вами… если уж мне будет совсем невмоготу.
– Обещаю вам, что подобного не случится, – подвел черту под разговором мистер Фалкирк.
Накануне ночью он долго размышлял о дальнейшей судьбе Тары и пришел к выводу, что непременно доложит герцогу о замечательных способностях девушки и попытается уговорить его поручить заботу о ней экономке, доброй старой женщине, которая служила в замке уже тридцать лет.
– Чуть не забыл кое-что вам отдать, Тара, – спохватился он. – У меня такое чувство, что эта вещица придаст вам мужества.
Он вытащил из кармана жилета маленький золотей медальон, принадлежавший ее матери, и протянул Таре.
Она тихонько вскрикнула от восторга, глядя на прелестную вещицу с такой любовью, что он понял, насколько та ей дорога.
– Вы часто думаете о маме? – спросил он.
– Я придумываю о ней всякие истории и сама их себе рассказываю, – ответила Тара. – И об отце тоже.
При упоминании об отце в голосе ее прозвучал вызов, словно она предупреждала мистера Фалкирка, чтобы он не смел напоминать о том, что ее отец, кем бы он ни был, не стал жениться на ее матери.
– Я этому очень рад, – сказал мистер Фалкирк. – Мне кажется, Тара, если бы не ваше живое воображение, жизнь в приюте была бы для вас гораздо тяжелее.
– А еще мне хорошую службу сослужило то, что я умею читать, – объяснила Тара. – Принимаясь за чтение, я забывала обо всем. И о миссис Бэрроуфилд, и о нехватке денег, и о том, что дети сидят вечно голодные, в общем, обо всех напастях.
– Уверяю вас, больше дети в приюте не будут голодать, – пообещал мистер Фалкирк.
– Я не устаю себе повторять, что все, что вы пообещали мне, сбудется, – заметила Тара. – И по-моему, если дети будут сыты, они не станут хулиганить и с ними легко будет найти общий язык.
– Я в этом абсолютно уверен, – подтвердил мистер Фалкирк. – Но, Тара, постарайтесь для разнообразия подумать о себе. Вы начинаете новую жизнь, и мне очень хочется, чтобы она была счастливой.
– И все равно… мне страшно, – едва слышно пробормотала Тара.
Но внезапно она улыбнулась, и мистеру Фалкирку показалось, будто глаза ее засветились, словно солнышко.
– Я скажу вам, сэр, что собираюсь сделать. Я надену на шею мамин медальон и, всякий раз ощущая кожей его прикосновение, буду чувствовать, как он придает мне мужества. Того самого мужества, которое шотландцы выказывали в битвах с англичанами.
– Значит, вот о чем вы читали сейчас, – улыбнулся мистер Фалкирк.
– Вчера вечером я читала о битве при Каллодене, – проговорила Тара. – Ну почему, почему шотландцы тогда не победили? Как это несправедливо! Конечно, у англичан уже были пушки, а шотландские войска почти безоружные, голодные, усталые…
Голос ее сорвался, и она, отвернувшись от своего попутчика, стала смотреть в окно.
Но не заросли вереска видела она, а воинов-шотландцев, потерпевших жестокое поражение – кто-то ранен, а кто-то умирает на поле боя. И ненавистные англичане, празднуя победу, ходят по полю, добивая раненых…
– С войной покончено, – вывел ее из задумчивости голос мистера Фалкирка. – Теперь мы должны трудиться, Тара, во имя процветания Шотландии. Многие из наших соотечественников невероятно бедны, и, если у них есть какие-то способности, помимо способности к выживанию, они не умеют ими пользоваться.
– Как бы мне хотелось им помочь! – порывисто воскликнула Тара.
И, горько рассмеявшись, добавила:
– Впрочем, вы, вероятно, сочтете, сэр, подобное высказывание какой-то англичанки самонадеянным.
– Ну, в том, что вы англичанка, я вовсе не уверен, – заметил мистер Фалкирк. – Ведь у вас шотландское имя.
– Разве Тара шотландское имя? – удивилась она. – Мне всегда было интересно это узнать.
– Ну конечно, шотландское, – ответил мистер Фалкирк. – Я думал, ваш священник говорил вам об этом.
– Мы обычно обсуждали вопросы, касающиеся Библии, или разговаривали о книгах, которые он мне дал почитать, – пояснила Тара. – Но мне никогда и в голову не приходило расспрашивать его о себе самой.
И с сияющими глазами продолжала:
– Но как же мне приятно то, что вы сказали! Теперь, когда я знаю, что у меня шотландское имя, я буду думать о том, что родилась в этой чудесной стране, и постараюсь быть такой же храброй, как шотландцы.
Мистера Фалкирка до глубины души тронул ее искренний порыв, но прежде чем он успел сказать хоть слово, коляска остановилась.
– Что там такое случилось? – удивился он, высовываясь из окна.
Еще больше он удивился, когда увидел, что коляску остановил конюх его светлости.
Спешившись и взяв свою лошадь под уздцы, тот направился к мистеру Фалкирку:
– Добрый день, мистер Фалкирк.
– Добрый день, Эндрю.
– У меня для вас поручение от его светлости, сэр.
– Что же это за поручение? – поинтересовался мистер Фалкирк.
– Его светлость просит вас, сэр, прибыть в замок ровно без десяти пять. Вы должны пройти на лестничную площадку перед главным залом и ждать там до тех пор, пока его светлость не позвонит в колокольчик. Тогда вам следует войти в зал.
Мистер Фалкирк удивился:
– А до того я разве не увижусь с его светлостью?
– Нет, сэр. Но когда его светлость позвонит, вы должны войти в зал вместе с тем человеком, которого везете с собой, – зачастил конюх.
Создавалось впечатление, что он вызубрил это сообщение наизусть, не задумываясь над его смыслом.
– И это все? – выслушав его, спросил мистер Фалкирк.
– Да, сэр.
– Спасибо, Эндрю.
Конюх откланялся, забрался в седло и, ухмыльнувшись лакеям, поскакал назад в замок, откуда только что приехал.
Мистер Фалкирк вытащил из кармана часы и обратился к лакею, который, спешившись, стоял возле кареты в ожидании дальнейших указаний.
– Если мы поедем в замок прямо сейчас, то прибудем слишком рано. Так что остановимся в ближайшей гостинице.
– Слушаюсь, сэр.
Лошади тронулись, и, когда мистер Фалкирк уселся рядом с Тарой, девушка взволнованно спросила:
– А почему его светлость приказал мне сопровождать вас в главный зал?
– Понятия не имею, – раздраженно бросил мистер Фалкирк.
Он никак не мог понять, что замыслил герцог, а потому страшно злился.
К чему вся эта таинственность, недоумевал он. И вообще, зачем везти в Шотландию эту девчонку из приюта?
Однако, решив пощадить чувства Тары, он сдержался и завел разговор на посторонние темы. Так проехали они две мили и наконец добрались до гостиницы.
Это было убогое заведение, но, когда по приказу мистера Фалкирка принесли чай, а к нему самую разнообразную снедь, оно показалось Таре роскошным.
Здесь были и свежеиспеченный горячий хлеб, и пирожные, и домашнее масло, и овсяные лепешки, на которые следовало это масло намазывать и которые Таре еще никогда не доводилось пробовать.
– А в Шотландии всегда подают к чаю столько всякой всячины? – спросила она.
– Шотландские хозяйки очень гордятся своим умением печь, – ответил мистер Фалкирк, – и я рекомендовал бы вам, Тара, отведать всех этих вкусностей: хотя вы уже не настолько худы, как в начале нашего путешествия, еще немного поправиться вам не помешает.
Тара робко улыбнулась ему, и мистер Фалкирк отметил, что у нее немного округлились щеки и синяки под глазами исчезли.
И все же девушка была чересчур тоненькой, мистер Фалкирк боялся, что она будет мерзнуть промозглыми зимними ночами, когда вокруг замка свищут холодные ветры, прилетая с заснеженных горных вершин, и жаркие камины, которые топят в каждой комнате, не спасают от холода.
«Ей понадобится теплая одежда», – подумал он и решил, что с герцогом следует поговорить еще и об этом.
Но тут же горько усмехнулся: он квохчет над Тарой, как наседка над цыпленком.
Герцог решит, что его управляющий спятил, если он начнет обсуждать то, как одета прислуга в замке.
Конечно, управляющий волен вести себя так, как считает нужным, лишь бы дела в замке шли своим чередом, однако мистер Фалкирк понимал, что, начни он относиться к Таре иначе, чем к обычной прислуге, сразу восстановит против нее всю челядь.
– Вас что-то беспокоит, сэр? – вывел его из задумчивости голос Тары.
Подобная чуткость вовсе не удивила мистера Фалкирка. Еще в самом начале путешествия он заметил, что Тара отлично чувствует его настроение, а иногда даже читает его мысли.
– Полагаю, вам польстит то, что я вам сейчас скажу: я беспокоился о вас.
– Это для меня… огромная честь, – тихо проговорила Тара. – Вы были так добры ко мне. Я никогда не думала, что человек может быть настолько добрым. Вот почему я так боюсь остаться в замке одна, без вас.
– Но я буду в замке, – возразил мистер Фалкирк.
Хотя он и сам понимал, что это не одно и то же и что не это Тара сейчас хотела услышать.
Помолчав немного, она спросила:
– А его светлость… очень страшный?
Снова короткая пауза.
– Я знаю, что, естественно, не буду с ним сталкиваться, но, поскольку он послал за мной, я наверняка увижу его по прибытии.
– По-моему, это как раз тот случай, когда вы должны вспомнить о своих шотландских корнях и сказать себе, что не боитесь никого и ничего на свете,– проговорил мистер Фалкирк.
И заметил, как Тара инстинктивно дотронулась рукой до медальона на груди.
– Обещаю, что я об этом не забуду, – сказала она, – а еще я буду повторять себе, что мой клан, каким бы он ни был, такой же могущественный, как и клан Маккрейгов.
– Я в этом не сомневаюсь, – заметил мистер Фалкирк.
Наградой за эти слова были сияющие глаза Тары и улыбка, преобразившая ее лицо.
И тем не менее, стоило им снова двинуться в путь, улыбка исчезла с ее лица, оно посерьезнело, и, когда лошади, миновав железные ворота, направились по подъездной аллее к замку, Тара заметно занервничала.
Однако при виде замка – величественного сооружения, построенного на вершине холма, с башнями и зубчатыми стенами, четко вырисовывающимися на фоне синего неба, – у нее вырвался вздох восхищения, не укрывшийся от мистера Фалкирка.
Он и сам, возвращаясь в замок, всякий раз бывал поражен его красотой и величием.
Было в нем нечто, вызывавшее благоговейный трепет, и в то же время что-то настолько надежное, что мистер Фалкирк, сам не будучи Маккрейгом, прекрасно понимал, почему для членов этого клана их замок всегда был защитой и опорой.
Они знали, что до тех пор, пока замок стоит на земле, их клан будет существовать.
Те, кто изгонял шотландцев с их исконных земель и уничтожал кланы, вселяли в их души чувство отчаяния, безысходности, обреченности. Люди лишались даже надежды.
Но Аркрейджский замок олицетворял собой то, что от века было предметом гордости всех, в чьих жилах текла шотландская кровь.
Его мощь и несокрушимость свидетельствовали о том, что воины-шотландцы не зря погибали на полях сражений, что преданность своим идеалам приведет шотландцев к победе.
Между тем коляска, в которой ехали мистер Фалкирк и Тара, преодолевала последний подъем.
Кучер из кожи вон лез, чтобы с шиком подъехать к замку; понукая лошадей, он с гордостью думал, что доехал от Лондона до замка так быстро, что и многие помоложе, чем он, позавидовали бы.
– Какой он… огромный.
Это были первые слова, которые Тара произнесла за последние десять минут.
Коляска остановилась у входной двери.
– Ничего, привыкнете, – улыбнулся мистер Фалкирк. – И помните, каким бы большим он вам ни казался, это ваш дом, равно как и мой.
Тара робко улыбнулась в ответ. Дверь коляски распахнулась. Слуги радостно приветствовали мистера Фалкирка.
Таре помогли снять ее черный плащ, и они с мистером Фалкирком начали медленно подниматься по широким каменным ступеням лестницы.
Взгляд Тары скользнул по оленьим головам, украшавшим просторный холл, по щитам и старинным палашам, висевшим над камином, по простреленным знаменам, под которыми сражались Маккрейги.
Ей было не до того: она вся дрожала от страха. Сердце бешено колотилось в груди, в горле пересохло.
Слуги в своих килтах казались ей солдатами, а дворецкий, шедший впереди, имел настолько внушительный вид, что, скажи ей кто-то, что это сам герцог, она бы не удивилась.
Перед тем как выпить чаю, когда они в последний раз остановились на постоялом дворе, Тара, воспользовавшись благоприятной возможностью, переоделась в чистое, правда, неотутюженное платье.
Мистер Фалкирк не просил ее об этом, она додумалась сама. Платье лежало в дорожной корзине на самом верху, Тара собиралась переодеться сразу же по приезде в замок.
Однако на постоялом дворе, умывшись, поняла, что у нее достаточно времени, чтобы переодеться, и не замедлила этим воспользоваться.
Глядя на нее, такую свеженькую и чистенькую, мистер Фалкирк лишний раз убедился, что бледное и немощное создание, которое он вывез из приюта, осталось в прошлом.
Никогда в жизни Тара не чувствовала себя такой бодрой, как сейчас. В приюте у нее временами кружилась от голода голова и подкашивались ноги.
Теперь же во время путешествия, просыпаясь поутру, она ощущала все больший прилив сил, а вечером, когда отправлялась спать, не чувствовала себя разбитой и могла прочесть по крайней мере главу из тех книг, которые мистер Фалкирк дал ей почитать.
Однако в глубине души Тара не переставала бояться: вдруг у нее не хватит сил, чтобы выполнить ту работу, которую поручит ей герцог, и он отошлет ее обратно в Лондон или, что еще ужаснее, в другой приют, где-нибудь в Шотландии.
А какое это унижение – знать, что ты не в состоянии справиться со своими обязанностями!
Но самое ужасное то, что она сирота и ее нельзя уволить, как других слуг, которые, не угодив чем-то хозяевам, могут уехать домой и попытаться подыскать себе другое место.
Ей-то ехать некуда, да и рекомендации никто ей не даст, разве что из приюта, который принадлежит герцогу.
«Я должна справиться! Должна», – думала Тара, поправляя перед зеркалом свой серый чепец.
Фасон был выбран очень неудачно, чепец закрывал уши, и дети в этих чепцах плохо слышали.
У нее самой слух был прекрасный, но головной убор казался Таре до того уродливым, что она мечтала, чтобы герцог разрешил ей одеваться в обычную одежду и носить нормальные чепцы, тогда бы она выглядела хоть чуточку посимпатичнее.
И теперь, когда они с мистером Фалкирком поднимались по лестнице, Тара всей кожей ощущала придирчивые взгляды слуг-шотландцев и чувствовала себя неловко оттого, что ее серенькое сиротское платьице не идет ни в какое сравнение с их яркими пледами и камзолами с блестящими пуговицами.
– Вам известно распоряжение его светлости? – вывел ее из задумчивости голос дворецкого.
Мистер Фалкирк кивнул.
Здесь, в замке, он показался Таре совершенно другим человеком. В его облике и манерах появилась властность, не позволявшая забыть, что он управляющий герцога, то есть человек, имеющий большой вес.
Из-за массивной дубовой двери слышался гул голосов, однако слов нельзя было разобрать.
Мистер Фалкирк не делал ни малейшей попытки заговорить, и Тара тоже стояла рядом с ним молча, с каждой минутой ее тревога росла. Вот она добралась до ее груди, подкралась к горлу…
Внезапно зазвенел колокольчик, да так громко, что Тара едва не подпрыгнула от неожиданности.
Дворецкий бросил взгляд на мистера Фалкирка и, распахнув дверь, громогласно объявил:
– Мистер Фалкирк, ваша светлость!
Управляющий вошел в зал первым. Тара – за ним и, войдя, едва не вскрикнула от восторга: огромный зал переливался всеми цветами радуги. На мужчинах, находившихся в зале, были яркие клетчатые пледы. Взгляд ее уперся в одного из них, стоявшего поодаль от остальных, и Тара тотчас же поняла, что это герцог.
Только на самом деле он оказался еще страшнее, чем она его представляла.
Казалось, он не просто возвышается над сидящими перед ним мужчинами, а достает головой чуть ли не до потолка.
Она и знать не знала, что можно выглядеть таким величественным и важным.
Со слов мистера Фалкирка Таре было известно, что герцог хорош собой, однако она не ожидала, что настолько. Вот только красивое лицо его не выражало ничего, кроме презрения.
Тара сразу же почувствовала, что он вне себя от ярости. И вообще атмосфера в зале была накалена настолько, что, казалось, с минуты на минуту можно ожидать взрыва.
Угроза эта исходила от сидевших в зале мужчин, в упор смотревших на Тару. Они смотрели так странно, что Тара даже смутилась. И испугалась.
Ее обуял такой безотчетный страх, что ноги подкосились и ей показалось, что она сейчас упадет.
Но в ту же секунду она, ощутив на груди мамин медальон, приказала себе взять себя в руки и не раскисать. Ведь она шотландка, а шотландцы – люди мужественные и храбрые. Так что этим господам ее не запугать!
И Тара гордо вскинула подбородок.
– Добрый день, ваша светлость, – поздоровался стоявший впереди мистер Фалкирк.
– Добрый день, Фалкирк. Поздравляю вас, вы прибыли вовремя.
У герцога оказался такой низкий, своеобразно окрашенный голос, какого Тара еще ни разу не слышала ни у одного мужчины.
Несмотря на охватившую ее робость, она не могла оторвать от герцога глаз, решив, что, когда он находится в комнате, на остальных присутствующих просто не станешь обращать внимание.
Однако сам герцог смотрел на мистера Фалкирка, а на нее даже не взглянул. Когда дворецкий вышел из зала, закрыв за собой дверь, он, медленно и четко выговаривая каждое слово, произнес:
– Я сообщил Килдоннону, Фалкирк, о тех событиях, которые произошли во Франции. Он сам и его родственники согласились, что больше ни одна душа не узнает о случившемся.
Мистер Фалкирк кивнул.
– Как раз перед вашим приездом, – продолжал герцог, – я напомнил Килдоннону о том, что в соответствии с нашим соглашением, принятым год назад, я позволил ему самому выбрать мне жену, так как подобное соглашение было в интересах обоих наших кланов. Теперь же я оставляю за собой право выбора.
Он взглянул на Тару.
– По моему распоряжению, – продолжал он, – вы привезли в замок мою будущую жену.
Мистер Фалкирк так и застыл на месте, а Тара смотрела на герцога во все глаза. Впрочем, она почти ничего не поняла из того, что он говорил.
Герцог повернулся к Килдоннонам.
– Я выбрал девушку, – заявил он, – которая не развращена ни светской жизнью, поскольку она ей незнакома, ни родственниками, поскольку у нее их нет. Ее привезли из «Приюта неизвестных», и, я полагаю, вы согласитесь, что для выполнения функций, которые требуются от герцогини Аркрейджской, при сложившихся обстоятельствах нет более подходящей кандидатуры, чем… незаконнорожденная!
На несколько секунд в зале воцарилась тишина. Наконец, опомнившись, Роури Килдоннон и его братья повскакивали со своих мест и двинулись к герцогу.
– Вы оскорбляете нас, Аркрейдж, и мы этого не потерпим!
Криво усмехнувшись, тот бросил:
– У вас есть выбор, джентльмены. Вы можете вернуть мне десять тысяч фунтов, которые я одолжил вашему отцу, и объявить мне и моему клану войну. Но запомните раз и навсегда: те земли, что мы завоюем в будущих сражениях, мы вам никогда и ни за что не отдадим.
– Вы этого не сделаете! – горячо воскликнул Роури Килдоннон. – Мы поедем в Эдинбург и найдем на вас управу в суде!
– А кто возместит вам сгоревшее зерно, угнанный скот? – презрительно спросил герцог. – Вы думаете, из Эдинбурга пришлют солдат вас защищать? Да и можете ли вы себе позволить затевать долгую тяжбу?
Молодые люди в нерешительности остановились. Тут поднялся старший Килдоннон и взмахом руки осадил своих не в меру ретивых защитников.
– Вы выдвигаете чересчур жесткие условия, Аркрейдж, – тихо проговорил он.
– Но по крайней мере все честно, – ответил герцог. – Я не обманываю вас, как обманывали меня вы.
Взгляды вождей скрестились. Так продолжалось несколько минут. Первым отвел взгляд старший Килдоннон.
– Вы прекрасно знаете, что выбора у нас нет и мы будем вынуждены подчиниться.
– Но… – начал было Роури Килдоннон, но старший Килдоннон резко повернулся к нему:
– Здесь я принимаю решения, а ты будешь делать то, что я тебе прикажу.
– Очень хорошо, – вмешался герцог. – Поскольку вы приняли мое предложение, вы будете присутствовать на моем бракосочетании, которое состоится безотлагательно, а потом каждый из вас засвидетельствует свое почтение герцогине Аркрейджской.
И снова молодые Килдонноны готовы были вспылить, однако отец усмирил их яростным взглядом, а потом кивнул герцогу:
– Мы согласны, Аркрейдж.
Решив заставить заявить о согласии всех присутствующих Килдоннонов, герцог, взглянув на брата старшего Килдоннона, Элистера, спросил его:
– Вы согласны?
После небольшой заминки пожилой мужчина, проглотив комок в горле, едва слышно проговорил:
– Да, согласен.
– А ты, Роури Килдоннон? – спросил герцог.
Молодой человек взглянул на отца. Видно было, что он считает ситуацию, в которой оказался, невыносимой и едва сдерживается, чтобы не взорваться. Однако старший Килдоннон одарил его таким взглядом, что он угрюмо пробурчал:
– Согласен.
Точно так же ответили его брат и оба сына-близнеца Элистера Килдоннона, после чего герцог повернулся к мистеру Фалкирку:
– Попросите сюда священника, будьте добры.
Он дожидается в моем кабинете.
Мистер Фалкирк поклонился, не решаясь произнести ни слова: он не был уверен, что голос его послушается. Потом повернулся и вышел из зала, оставив Тару в одиночестве.
Она была настолько напугана и изумлена, что не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.
Происходило что-то настолько непостижимое, что мозг отказывался воспринимать. Ей казалось, будто герцог говорит на языке, которого она не знает. Все происходящее представлялось ей кошмарным сном.
Пока Килдонноны шептались о чем-то между собой, герцог подошел к Таре, и она с трудом заставила себя присесть перед ним в реверансе.
– Как вас зовут? – тихо спросил ее герцог своим низким голосом.
– Т… Тара… в… ваша… светлость, – едва вымолвила она, запинаясь на каждом слове.
– Вы слышали, что я сказал, Тара. Вы должны выйти за меня замуж. Сколько вам лет?
– Скоро будет восемнадцать, ваша светлость.
Герцог удивленно вскинул брови.
– Вы старше, чем я предполагал. И вы всю свою жизнь прожили в приюте?
– Д… да, ваша светлость.
– У вас раньше не было никаких любовных связей?
– Нет… конечно, нет… ваша светлость.
– Вы в этом уверены?
– Совершенно.., ваша… светлость.
Дверь отворилась, и в зал вошел священник, а следом за ним мистер Фалкирк. На священнике была черная сутана с белым муслиновым воротничком. В руке он держал молитвенник.
Он поклонился сначала герцогу, потом Килдоннонам.
– Я пригласил вас сюда, святой отец, – проговорил герцог, – чтобы вы обвенчали меня с Тарой, у которой нет другого имени. Эти господа, которых, без сомнения, вы хорошо знаете, будут свидетелями церемонии.
– Слушаюсь, ваша светлость, – произнес священник с сильным шотландским акцентом. И, важно пройдя в дальний угол зала, встал перед камином, увенчанным огромным каменным гербом Маккрейгов.
Так стоял он, преисполненный чувства собственного достоинства, перелистывая страницы молитвенника в течение некоторого времени, выжидая, когда к нему подойдут герцог с Тарой.
Герцог предложил Таре руку, и несколько секунд она не могла понять, чего он хочет.
Потом робко, нерешительно, словно лишившись способности думать и действовать по собственной воле, она взяла его под руку, и они подошли к священнику.
Мистер Фалкирк остался стоять у двери. Священник начал службу.
Она оказалась очень короткой, и хотя Тара никогда не присутствовала на свадебной церемонии, она читала эту службу в своем молитвеннике и поняла, что английская ее версия сильно отличается от шотландской.
Однако то, что священник исполняет именно этот обряд, сомневаться не приходилось.
– Герон Торкуил, пятый герцог Аркрейджский, вождь клана Маккрейгов, согласны ли вы взять в жены эту женщину, Тару, и жить с ней в любви и согласии, пока смерть не разлучит вас?
–Да.
Голос герцога звучал решительно и твердо.
– Тара, возьмете ли вы в мужья этого человека и будете ли повиноваться ему и служить ему до конца своей жизни, пока смерть не разлучит вас?
– Да, – едва слышно прошептала Тара.
Священник соединил их руки, и герцог надел ей на палец обручальное кольцо. Оно оказалось слишком велико.
Потом священник прочитал молитву, ни одного слова из которой Тара не слышала, а если б и услышала, то все равно не поняла бы.
В голове билась единственная мысль: она замужем!
Теперь она жена человека, которого впервые увидела всего пару минут назад!
Человека, страх перед которым не давал ей покоя всю дорогу из Англии в Шотландию!
Человека, который оказался еще страшнее, чем она предполагала! Она замужем!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Проклятие клана - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Проклятие клана - Картленд Барбара



Бредовая завязка, неправдоподобная героиня, слащавый конец: 2/10.
Проклятие клана - Картленд БарбараЯзвочка
8.03.2011, 11.23





Захватывающая сказачная история со счастливым концом. Интересно закрученный сюжет с примесью тайны. Герои отважные люди, которые не понимают своих чувств. А в итоге все счастливы. Один позитив и море положительных эмоций.
Проклятие клана - Картленд БарбараЮлия
24.04.2012, 20.30





язвочка что хочет от любовного романа море эротики?так есть другие книги.читается легко и с интересом
Проклятие клана - Картленд Барбаракет
5.02.2014, 18.06





Красивая сказка, прочла с удовольствием. спасибо Язвочка за язвительную пилюлю. Я в восторге от твоих аннотаций. не зря же ты читаешь все романы этой писательницы. даже за фразами твоими чувствуется интерес к этим сказкам-идиллиям.
Проклятие клана - Картленд БарбараЛюбовь
19.04.2015, 18.43





Комент Язвочки можно отнести почти ко всем романам Б.Картленд. Дама столько наштамповала их. Удивляюсь, что за такие "шедевры" получала гонорары. Откройте любой ее роман на последней странице и увидите: героини сразу начинают заикаться, тупят, куча многоточий, объяснения шаблонны. Сравните ради смеха.
Проклятие клана - Картленд БарбараNataly
19.04.2015, 21.17





Ниже плинтуса. Дочитать не смогла. Приторно до жути.
Проклятие клана - Картленд БарбараОльга
21.04.2015, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100