Читать онлайн Проклятие клана, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проклятие клана - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проклятие клана - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проклятие клана - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Проклятие клана

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Высунувшись из окна коляски, Тара воскликнула:
– Сколько зелени! Я, конечно, предполагала, что за городом будет зелено, но не думала, что настолько.
И, прежде чем мистер Фалкирк успел ей ответить, восторженно добавила:
– А поля какие золотистые! Прямо чистое золото!
– Пшеница, – лаконично отозвался мистер Фалкирк, а потом спросил: – Неужели вы раньше никогда не были за городом?
Тара покачала головой.
– Никогда. Раньше миссис Бэрроуфилд разрешала мне гулять со старшими детьми в Гайд-парке, но в последнее время у нас появилось много маленьких детей, за которыми нужно было присматривать, и она перестала меня отпускать.
– Но детям же нужен свежий воздух! – возмутился мистер Фалкирк.
– Они играли во дворе за приютом, – объяснила Тара. – Он, правда, очень маленький, и зимой там бывает грязно, но по крайней мере дети гуляют на воздухе.
И, отвернувшись от мистера Фалкирка, снова высунулась в окошко.
– Вот бы детям посмотреть на эту красоту, – чуть слышно прошептала она.
Мистер Фалкирк давно понял, что мыслями Тара по-прежнему оставалась с детьми, от которых ей пришлось уехать.
Когда он забирал Тару из приюта, во дворе разыгралась душераздирающая сцена, за которой он не мог наблюдать без слез.
Малыши все цеплялись за ее юбку, громко плача, а старшие махали ей вслед, отчаянно крича, до тех пор пока коляска не скрылась из виду.
Даже миссис Бэрроуфилд прослезилась оттого, что Тара уезжает, однако мистер Фалкирк подозревал: ее печалит перспектива остаться без ценной помощницы.
Да и Таре расставание с родным домом, каким бы убогим он ни был, далось с трудом.
Когда она наконец высвободилась из объятий льнущих к ней малышей и села рядом с мистером Фалкирком в коляску, слезы текли по ее щекам.
Первые минуты пути прошли в молчании – Таре требовалось время, чтобы взять себя в руки. Наконец ей удалось проговорить:
– Даже не знаю… что дети… будут без меня… делать… Наверняка… самые маленькие… будут голодать.
– Как раз о положении дел в приюте я и хотел с вами поговорить, Тара, – подхватил мистер Фалкирк. – Я уже понял, что детей не кормят досыта, а здание настолько обветшало, что просто уму непостижимо. Так дальше продолжаться не может!
Влажные от слез глаза Тары смотрели на него с такой тревогой, что мистер Фалкирк поспешил ее успокоить – он вовсе не хотел доставить девушке дополнительные страдания.
– Я решил ввести некоторые усовершенствования, которые, не сомневаюсь, вы одобрите.
– И что же… это… за усовершенствования? – слегка дрогнувшим голосом спросила Тара.
– В Аркрейдж-Хаусе есть экономка, – принялся объяснять мистер Фалкирк. – Это пожилая женщина, но она полна сил и энергии. Когда строили ваш приют, она была еще молодая и работала горничной у герцогини Анны. Она знает, с какой любовью та относилась к бедным сиротам.
– Только после смерти ее светлости дела пошли из рук вон плохо, – заметила Тара.
– Я это понял, – кивнул мистер Фалкирк. – Так вот. Я попросил миссис Кингстон нанять хорошую кухарку, чтобы дети нормально питались.
Тара просияла от радости, отчего худенькое ее личико совершенно преобразилось.
Мистер Фалкирк понял, что не ошибся в своих догадках: большая часть денег, раз в неделю перечисляемых приюту поверенными герцога, тратилась миссис Бэрроуфилд на выпивку.
– Миссис Кингстон также подыщет каких-нибудь молоденьких девушек, которые займутся уборкой и будут присматривать за детьми, – продолжал он.
И, помолчав, резким тоном произнес:
– Единственное, чего я не могу понять, так это куда делись учителя. Я знаю, когда была жива герцогиня Анна, их в приюте было достаточно.
– Двое уволились, и вместо них никого не взяли, – пояснила Тара. – А последняя учительница ушла с полгода назад, когда выяснилось, что она не может справиться со старшими мальчиками.
И, помолчав, порывисто добавила:
– Не думайте, что они какие-то там хулиганы, просто она плохо учила.
С опаской взглянув на мистера Фалкирка, словно боясь, что он рассердится, поспешно проговорила:
– Пока у меня была возможность, я сама занималась с малышами, но, когда в приюте появились грудные дети, времени на это совсем не осталось.
– И вы стали рассказывать им сказки, – улыбнулся мистер Фалкирк. – Уверен, им это даже больше понравилось.
– Поэтому слушать сказки стало для детей чем-то вроде поощрения, – пояснила Тара. – А чтобы его заслужить, они готовы были сидеть смирно хоть час напролет.
– Не сомневаюсь, – заметил мистер Фалкирк. – И тем не менее я поговорю с его светлостью, чтобы для приюта вновь наняли хороших учителей.
– Это было бы просто замечательно! – воскликнула Тара. – Как бы мне хотелось и самой поучиться!
Мистер Фалкирк с улыбкой взглянул на нее.
– Я уверен, что вы в свое время много учились.
– И все-таки недостаточно, – возразила Тара. – Меня учил священник. Он был очень добр ко мне, но в прошлом году он умер.
Голос ее дрогнул, и мистер Фалкирк понял: смерть священника до сих пор причиняла Таре боль.
– А в какой церкви он служил? – спросил мистер Фалкирк.
– В пресвитерианской церкви в Челси, – ответила Тара. – По-моему, в Лондоне она одна.
– А в приюте он проводил службы?
– Каждое воскресенье. А еще приходил к нам два или три раза в неделю и учил нас Священному писанию.
Она тихонько вздохнула.
– У него были такие интересные уроки. Я всегда их с нетерпением ждала. А еще он давал мне книги.
– Значит, вы умеете хорошо читать?
– Я очень люблю читать! – воскликнула Тара. – Но когда он умер, из книг у меня осталась только его Библия.
И, смущенно взглянув на мистера Фалкирка, добавила:
– Иногда мне кажется, что я знаю ее наизусть.
«Так вот откуда у нее такой хороший английский язык», – подумал мистер Фалкирк.
Он уже заметил, что говорит Тара очень правильно и запас слов у нее гораздо больше, чем можно было бы ожидать от воспитанницы приюта.
– У его светлости в замке огромная библиотека, – заметил он.
Глаза Тары вспыхнули от радости. Но через секунду потухли.
– Не думаю, что его светлость разрешит мне… брать его книги, – печально проговорила она.
– Я совершенно уверен, что он позволит вам их брать, если вы будете аккуратно с ними обращаться, – возразил мистер Фалкирк. – А если вдруг не разрешит, у меня тоже неплохая библиотека. Можете пользоваться ею, когда только пожелаете.
– В самом деле, сэр?
В голосе ее прозвучали такое благоговение и восторг, что мистер Фалкирк поразился.
– У меня и сейчас есть с собой несколько книг, – заметил он. – Когда мы остановимся на ночлег, я распакую багаж и вы выберете себе что-нибудь почитать в дороге. Боюсь только, они покажутся вам скучноватыми.
– Ну что вы! Ни одна книга никогда не казалась мне скучной, – запротестовала Тара. – Я обожаю читать. В приюте я так мечтала почитать газету, но миссис Бэрроуфилд всегда говорила, что на газеты у нас нет денег.
Мистер Фалкирк стиснул зубы.
Он уже решил, что уговорит герцога отправить миссис Бэрроуфилд на заслуженный отдых, а на ее место нанять какую-нибудь хорошую, добрую женщину.
Чтобы она не только любила детей, но и могла подготовить их к жизни, протекавшей за стенами приюта, в которую большинству сирот надлежало вступить в двенадцатилетнем возрасте.
Однако больше всего мистера Фалкирка беспокоило то, что в приюте недоставало еды и нормальной одежды.
Украдкой взглянув на Тару, он с удовлетворением отметил, что ее серое платьице с белым воротничком не только чистое, но и там, где надо, аккуратно подштопано.
Он не сомневался, что эта скромная до безобразия форма и уродливый, плотно, как шлем, облегавший голову чепец выбраны для детей-сирот не кем иным, как герцогиней Генриеттой.
Основательница «Приюта неизвестных», как истинная шотландка, ценила в одежде строгость и не терпела никаких рюшечек, оборочек и тому подобных излишеств.
Мистер Фалкирк снова подумал, что Тару, без сомнения, можно было бы назвать хорошенькой, если бы не невероятная худоба – руки ее, высовывающиеся из черного дорожного плаща, напоминали тоненькие прутики.
– Я хочу заключить с вами сделку, – предложил он.
– Какую?
– Я стану давать вам книги лишь при одном условии: пока мы не доедем до Шотландии, вы будете съедать все, что вам будут давать.
Тара тихонько рассмеялась.
– Обещаю, сэр, что уговаривать меня вам не придется.
Однако вскоре мистеру Фалкирку пришлось убедиться, что она не в состоянии выполнить свое обещание – привыкнув есть мало, она не в силах была справиться со всем, что ей предлагали.
Первую остановку на ночлег они сделали в Белдоке на постоялом дворе. Таре отвели комнату, убранство которой превосходило все ее представления о комфорте и роскоши.
Умывшись, она переоделась в точно такое же серое полотняное платье и спустилась к мистеру Фалкирку.
Когда они приехали на постоялый двор, он намекнул ей, что к ужину переоденется, хотя взял с собой в дом лишь часть багажа.
Но о том, что вечерний костюм может настолько преобразить человека, Тара и не догадывалась и теперь во все глаза смотрела на элегантный черный фрак с длинными фалдами и жесткий муслиновый галстук.
Однако ее восхищение мистером Фалкирком сменилось полнейшим недоумением при виде того, сколько еды начали вносить в гостиную хозяин постоялого двора и две расторопные служанки в чепцах.
Чего здесь только не было! И горячие блюда – крепкий пряный суп, баранья нога и два толстых голубя, зажаренных на вертеле. И холодные закуски, от которых ломился маленький столик, – блюдо отварной говядины, пироги, начиненные жаворонками и устрицами, филе поросенка, копченая свинина, которую особенно нахваливал хозяин, несколько жирных цыплят и огромный кусок ветчины.
– Думаю, Тара, вы так же проголодались, как и я, – заметил мистер Фалкирк, усаживаясь за стол.
Ему понравилось, что, прежде чем начать есть суп, Тара посмотрела, какой ложкой будет пользоваться он. Она не могла скрыть, насколько голодна, причем у мистера Фалкирка мелькнула мысль, что, не сиди он за столом, Тара расправилась бы с первым еще быстрее.
Как только с супом было покончено, вошел хозяин постоялого двора с очередным блюдом, источавшим аромат. Это было тюрбо. Извинившись, что не принес кушанье раньше, он объяснил, что рыба прямо с пылу с жару, а жена его готовит так, что пальчики оближешь.
– Думаю, вам понравится, сэр, – сказал он мистеру Фалкирку, – и юной леди тоже.
Тара положила себе совсем маленький кусочек рыбы и бросила на своего попутчика вопросительный взгляд, словно спрашивая, не много ли она берет.
Он ничего не сказал, но когда дело дошло до бараньей ноги, отрезал ей щедрый кусок.
И только покончив со своей порцией, мистер Фалкирк заметил, что Тара к баранине едва прикоснулась.
– Почему вы не едите, Тара? – спросил он. – Вы что, не любите баранину?
– Люблю, сэр, мне бы не хотелось, чтобы вы сочли меня неблагодарной, но я больше не могу съесть ни кусочка.
И, печально вздохнув, добавила:
– Если бы мы могли отправить хоть часть этой еды в приют!
– В данный момент меня волнует не приют, – заметил мистер Фалкирк, – а вы, Тара. Вы обещали мне съедать все, что вам дадут, а сами?
– Простите, сэр, но… я не могу столько съесть. Я так наелась, что не в силах больше проглотить ни кусочка.
– Что вы сегодня ели?
Тара молчала.
– Я хочу знать, – настаивал мистер Фалкирк.
– На завтрак я съела… кусок хлеба… с беконом, сэр, – сдалась Тара. – А в обед… мне не хватило… еды.
– Я уже пообещал вам, что такого в приюте больше не будет, – проговорил мистер Фалкирк. – А от вас сейчас требуется только одно – нормально питаться. Если вы продолжите голодать, то и детям ничем не поможете, и сами совсем ослабеете, а его светлости это вряд ли придется по душе.
– Я… постараюсь… обязательно… постараюсь, – пролепетала Тара.
Под нажимом мистера Фалкирка ей удалось запихнуть в себя несколько ложек малинового желе, которое, по словам хозяина, было фирменным блюдом его постоялого двора.
Не в пример Таре мистер Фалкирк воздал должное всем блюдам, входящим в меню, по его мнению, выгодно отличавшееся разнообразием от меню остальных постоялых дворов, где им еще предстояло остановиться.
Он также выпил бутылку дорогого кларета, однако Таре вина не предложил.
На следующее утро, едва только рассвело, они снова отправились в путь. Сначала Тара, боясь показаться мистеру Фалкирку излишне навязчивой, вела себя несколько скованно, была молчалива, однако вскоре выяснилось, что ее прямо-таки распирает от самых разных вопросов, на которые посланец герцога не замедлил дать ответы.
Неожиданно для себя он даже с интересом разглядывал проносившийся за окном коляски пейзаж глазами молоденькой девушки, всю свою жизнь прожившей взаперти, за стенами приюта, практически не общаясь с внешним миром.
День ото дня он все больше удивлялся тому, как много она знает. Видимо, любовь к чтению принесла свои плоды: восприимчивый ум, впитывая все новую и новую информацию, становился изощреннее и острее. Мистера Фалкирка забавляла ее реакция на все новое и неизведанное. Ему интересно было знать, что она думает по поводу разделения людей на два класса: богатых и бедных.
– Как странно, – как-то заметила Тара в ходе разговора, – что в Лондоне живет столько богатых людей, которым ровным счетом наплевать на бедных.
– Вы имеете в виду тех людей, которых мы частенько видим на улицах? – спросил мистер Фалкирк.
– Да, сэр, дворников, а еще таких бедных старых женщин, как Мэри, которая, несмотря на преклонный возраст, вынуждена работать в приюте, чтобы не умереть с голоду. Неужели никто не может о них позаботиться?
– Я и сам частенько думал об этом, – признался мистер Фалкирк.
– А дети? Ведь сколько их, бедных, страдает, и никому нет до них дела! Доктор не раз говорил, что, не приюти мы того или иного ребенка, его бы бросили умирать с голоду или утопили в речке, чтобы от него избавиться.
И такая боль прозвучала в голосе Тары, что мистер Фалкирк понял – она очень ранима. Это было странно, учитывая условия, в которых она воспитывалась.
– Если бы я была богата, – продолжала между тем Тара, – а иногда я представляю, что стала вдруг обладательницей огромного состояния, я непременно построила бы хорошие бесплатные школы, куда могли бы ходить все дети, и чтобы им не нужно было платить за учебу ни единого пенни.
– И вы считаете, что они посещали бы школу с охотой?
– Если бы они получили хоть какое-то образование, у них появился бы шанс найти хорошую работу, – пояснила Тара. – Те, что приходили в приют за подмастерьями, всегда спрашивали, умеет ли мальчик читать или писать. Для девочек, правда, это не столь важно.
– Значит, вы считаете, что все дети должны уметь читать?
– Да, потому что это самое замечательное занятие на свете.
Мистер Фалкирк улыбнулся.
– А мне кажется, вы скоро узнаете, что, помимо чтения, есть много чего интересного. Например, можно что-то сделать своими руками или посетить те места, о которых до сих пор читали только в книгах.
Несколько секунд они молчали, потом Тара спросила:
– А какую работу поручит мне его светлость? Может быть, присматривать за детьми?
– Понятия не имею, – признался мистер Фалкирк. – И это чистая правда. Его светлость приказал мне привезти в Шотландию из приюта какую-нибудь девушку, и я выполняю его приказ.
– Миссис Бэрроуфилд сказала мне, что вы управляющий его светлости.
– Так оно и есть, – подтвердил мистер Фалкирк. – Я управляющий пятого герцога Аркрейджского, а до этого служил управляющим у его, ныне покойного, отца.
– А есть у герцога жена?
– Была. Но недавно умерла.
– А детей у них нет? Я подумала, быть может, его светлость для того и вызвал меня, чтобы я присматривала за его детьми. Как бы я этого хотела!
– К сожалению, в замке нет детей, – заметил мистер Фалкирк, – хотя в поместье их предостаточно.
– Ну, тогда меня, наверное, отправят работать в прачечную, – размышляла Тара. – Я очень хорошо стираю, если есть мыло, конечно.
Мистер Фалкирк ничего на это не ответил, и, помолчав, она продолжала:
– Вот только на кухне мне работать не хотелось бы. Впрочем, меня, наверное, не будут спрашивать, чего я хочу, а чего нет. Я должна буду делать то, что мне прикажет его светлость.
– Так же, как и все мы, – подхватил мистер Фалкирк, однако в голосе его послышалось недовольство.
Расспросы Тары о том, что ее ждет в Шотландии, лишь усиливали его раздражение. Причина же его крылась в том, что герцог даже не намекнул, зачем ему понадобилась девчонка из приюта.
И герцог, и его управляющий были настолько потрясены теми событиями, которые произошли во Франции, что последнему даже в голову не пришло настаивать, чтобы его светлость ввел его в курс дела, как он непременно поступил бы при других обстоятельствах.
Отдав приказание привезти ему в Шотландию из приюта какую-нибудь девушку, герцог сел в дорожную карету, поджидавшую у дверей, и в сопровождении четверки верховых уехал.
Следом двинулось ландо с багажом, в нем разместились также денщик герцога и секретарь, которого мистер Фалкирк в последнюю минуту успел предупредить, чтобы тот не забывал оплачивать счета в тех гостиницах, где будет останавливаться герцог.
По правде говоря, мистер Фалкирк был настолько поражен внезапным отъездом герцога, предварительно навязавшего ему какое-то непонятное поручение, что, только когда ландо скрылось из виду, понял, что не успел задать ни единого вопроса из всех вертевшихся на языке.
И теперь мистер Фалкирк не переставал спрашивать себя, правильно ли он истолковал поручение герцога.
Впрочем, герцог, как всегда, высказался настолько четко, что не понять его было просто невозможно.
Кроме того, переспрашивать его или просить что-то уточнить, по мнению мистера Фалкирка, было в тот момент крайне бестактно. Его светлость выглядел не лучшим образом. Похоже, он провел бессонную ночь: под глазами залегли темные круги, лоб прорезала суровая морщина.
Он явно не испытывал никакого желания разговаривать, и мистер Фалкирк, хотя ему очень хотелось выразить герцогу сочувствие, понял: лучшее, что он может сделать для своего хозяина, – это вообще ничего не говорить.
Однако теперь, когда позади остались уже многие мили, он не мог не задаваться вопросом, что ждет их с Тарой по прибытии в Шотландию.
Впрочем, им предстояло еще долгое путешествие, и мистеру Фалкирку оставалось только радоваться, что в это время года дороги сухие и можно ехать, не опасаясь увязнуть в грязи или заплутать в тумане, как это уже бывало не раз во время его поездок на север. Стояла ясная, солнечная погода. Несмотря на то, что уже наступил июнь, не было той удушливой жары, от которой нигде не найти спасения. В открытые окна коляски врывался легкий свежий ветерок.
Сначала мистеру Фалкирку было немного не по себе оттого, что герцог забрал с собой всех верховых и коляску, в которой ехали они с Тарой, некому было защищать от нападения грабителей и разбойников с большой дороги.
Но сознание того, что единственная пыль, которую им приходится глотать, это пыль от колес своей же коляски, его несколько утешило.
В пути у мистера Фалкирка было два занятия. Первое – отвечать на вопросы Тары, которая, совершенно освоившись, забрасывала его вопросами, и второе – спать.
Мистер Фалкирк прекрасно знал: как только он закрывает глаза, Тара достает одну из тех книг, что он ей дал, и, свернувшись калачиком в уголке коляски, принимается за чтение. И читает до тех пор, пока он снова не откроет глаза.
Неожиданно для себя самого он настолько заинтересовался ее мнением относительно довольно сложных политических книг, включая последний комментарий восстания 1745 года, что засиживался дотемна и ложился спать гораздо позже, чем намеревался.
Он не только расспрашивал Тару о прочитанном, но и высказывал свои соображения по поводу той или иной книги, той или иной темы.
Оставаясь наконец один в своей спальне и анализируя прожитый день, мистер Фалкирк, к своему изумлению, убеждался, что говорил с Тарой и спорил с ней как с равной.
Хотя, казалось, какое этой девчонке дело до политики? Единственное, что должно ее беспокоить, так это какую работу ей поручат выполнять в замке. То же, что происходит в стране, никоим образом не должно ее волновать.
«Жаль, что эта девочка так не похожа на других, трудно ей придется», – с грустью думал он.
Однако тут же брал себя в руки, решив, что не стоит выказывать Таре излишнее сочувствие, поскольку в будущем это может настроить против нее других слуг.
Будучи незаконнорожденной, она и так с самого начала окажется в неприятном положении, челядь герцога не позволит ей об этом забыть.
Если в Лондоне в последнее время стали смотреть на многие проблемы, касающиеся морали, сквозь пальцы – в немалой степени этому способствовало правление регента, – то шотландцы оставались неизменно строги и нетерпимы в вопросах нравственности.
И то, что у Тары нет отца, непременно будет вменяться ей в вину, а то, что она англичанка, лишь усугубит ее положение.
– Самое лучшее, что я могу для нее сделать, – это отправить обратно в приют, – вслух сказал мистер Фалкирк.
Он казнил себя за то, что с такой пунктуальностью выполнил задание герцога.
Вместо того чтобы везти Тару в Шотландию, он бы запросто мог вернуться домой один и сообщить его светлости, что ни одной девушки подходящего возраста в приюте не оказалось.
Это была бы даже не ложь, а всего лишь полуправда, поскольку Тару только с некоторой натяжкой можно считать воспитанницей приюта.
А герцог, должно быть, забыл, что всех воспитанников приюта отдают в обучение, когда им исполняется двенадцать лет.
«И как же я об этом раньше не подумал!» – в сотый раз упрекал себя мистер Фалкирк.
Но теперь уже ничего нельзя было поделать. Дни шли за днями, коляска катила все дальше и дальше на север, приближаясь к границе Шотландии, Тара нравилась ему все больше и больше, и мистер Фалкирк все чаще с беспокойством размышлял о том, что-то ждет бедняжку в Аркрейджском замке.
Мистер Фалкирк понимал – девушке этой нет равных. Прикажи ему герцог привезти хоть тысячу сирот, не нашлось бы ни одной, похожей на Тару.
На второй день путешествия, незадолго до того, как они остановились на ночлег, Тара, немного робея, обратилась к мистеру Фалкирку:
– Могу я… попросить вас… об одном одолжении, сэр?
– Ну конечно, – ответил мистер Фалкирк. – Каком же?
– Я понимаю, что… многого не знаю и многого не умею, – призналась Тара. – А поскольку… мне очень не хочется… постоянно делать… ошибки, я была бы вам очень признательна, если бы вы… предостерегали и поправляли меня.
И, взволнованно взглянув на него, добавила:
– Я постараюсь не очень вам надоедать, сэр. Но мне всегда так хотелось вести себя и за столом, и вообще как настоящая леди, а книг на эту тему не попадалось.
– По-моему, подобные книжки существуют, – заметил мистер Фалкирк. – Но позвольте успокоить вас, Тара, мне кажется, вы интуитивно чувствуете, как себя вести, а это гораздо важнее, чем прочитать об этом в книжке.
– Вы очень добры, сэр, – ответила Тара, – но я отлично знаю, что многое делаю неправильно. Вот, например, не умею держать нож и вилку. Я попробовала запомнить, как это делаете вы, потому что миссис Бэрроуфилд держит их не так.
– Это неудивительно, – улыбнулся мистер Фалкирк. – Не беспокойтесь, я покажу вам, как это нужно делать.
А про себя подумал: что толку, если он научит ее правильно держать вилку и ложку или изящно подносить к губам чашку и грациозно садиться на стул.
Ведь ей предстоит всю жизнь провести среди слуг, манеры которых разительно отличаются от манер их хозяев. Оставалось лишь надеяться, что Тару не станут поднимать на смех за то, что она не такая, как остальные.
«Но ведь она действительно не такая», – подумал мистер Фалкирк и в очередной раз пожалел, что забрал ее с собой. Нужно было оставить девушку в приюте, хотя сколько бы она еще смогла выдержать подобное существование, одному Богу известно.
Несмотря на утомительное путешествие, уже через неделю Тара заметно посвежела.
Лицо ее теперь не казалось изможденным, и скулы не выпирали так сильно, как в тот день, когда мистер Фалкирк впервые увидел ее.
Она даже немного поправилась. Платья, как она сама призналась, стали настолько тесны в талии, что пришлось посвятить вечер тому, чтобы расставить их.
– Надеюсь, когда мы приедем в Шотландию, вы получите новое платье, – заметил мистер Фалкирк.
Тара взглянула на него, и, прежде чем девушка успела раскрыть рот, мистер Фалкирк уже знал, о чем она собирается его спросить.
– Как вы думаете, в замке мне придется… носить эти же платья или мне будет позволено одеваться, как все другие люди? – тихо спросила она.
– Это решит герцог.
– Выходит, он решает все?
– Да, – кивнул мистер Фалкирк. – Видите ли, Тара, хотя английские аристократы обладают немалой властью и весом в обществе, но их положение даже сравнить нельзя с положением в обществе герцога Аркрейджского.
– А почему?
– Потому что он является не только пэром, но и вождем клана.
– Я как раз сейчас читаю о кланах в книге, которую вы мне дали.
– Не сомневаюсь, что там вы найдете многочисленные упоминания о Маккрейгах, – заметил мистер Фалкирк. – Они являются неотъемлемой частью истории Шотландии и принимали участие во всех битвах, которые вели шотландцы.
– Например, под Стерлингом, – перебила его Тара.
– Конечно, – согласился мистер Фалкирк. – И в сражении 1298 года. Вы слышали что-нибудь о нем?
Тара задумалась.
– Я читала об этом только вчера вечером… Постойте-ка… Ну конечно! Сражение, в котором шотландцами командовал Фалкирк, ваш однофамилец.
– Верно.
– Я еще подумала, каким храбрым был Уоллес, – продолжала Тара. – И все равно его повесили, потом тело привязали к лошадиному хвосту и, наконец, четвертовали.
– Король Эдуард так и не смог ему простить того, что он разорил Нортамберленд и выиграл сражение под Стерлингом, – объяснил мистер Фалкирк.
– В ваших книгах постоянно подчеркивается, какие это были замечательные битвы, а я все время думаю о тех людях, которые были ранены и за которыми некому было ухаживать.
– Вы правы. Большинство из тех, кто не погиб в бою, умирали от полученных ран. Суровое было время. Но в наши дни кланы перестали воевать. Они предпочитают мирно выращивать урожай и пасти скот.
– Но вождь у них тем не менее до сих пор существует?
– Да. Они верят в него, доверяют ему. Клан без вождя как корабль без руля, как овцы без пастуха…
Голос мистера Фалкирка прозвучал резко. Он вдруг вспомнил, что некоторые шотландские вожди в последнее время ринулись на юг, в Лондон, в поисках забав и развлечений, променяв служение своей родине на суету пышного ганноверского двора. А кланы их прекратили свое существование.
Многие шотландцы сорвались тогда с насиженных мест, но совсем с другой целью: в поисках работы, которую жители юга щедро им предоставили – с немалой для себя выгодой.
Других увезли за океан те, кто горел желанием превратить Шотландию в огромное овечье пастбище и очистить вересковые равнины от людей, живших там в течение многих столетий.
Погрузившись в эти невеселые мысли, он совсем забыл про Тару и не сразу расслышал ее вопрос:
– Не могли бы вы, сэр, рассказать мне о герцоге? Он молодой или не очень?
– Его светлости недавно исполнилось тридцать лет, – ответил мистер Фалкирк. – Он очень красив, и, я не сомневаюсь, вам он покажется как раз таким, каким и должен быть настоящий вождь. И, помолчав, нерешительно добавил:
– У его светлости в последнее время были кое-какие неприятности, и я могу лишь молить Бога, чтобы в будущем Он был к нему более справедлив.
Тара во все глаза смотрела на мистера Фалкирка, ожидая, что он скажет дальше, но тот перевел разговор на другую тему, и она, будучи девушкой умной, сразу поняла: ее попутчик не желает больше распространяться о его светлости.
Но Тару волновало столь многое, что она рада была разговорам на любые темы. Вот почему она вспомнила о герцоге, лишь когда до замка остался один день пути, а вспомнив, в очередной раз почувствовала тревогу.
– Ну вот мы и на территории Маккрейгов, – объявил накануне мистер Фалкирк.
В Лондоне Тара не раз видела женщин с корзинами на головах, продававших вереск. Цветочки чаще всего были белые, хотя попадались и пурпурные.
Но как разительно отличались они от необозримых зарослей цветущего вереска, отливающего пурпуром!
Окутанные светлой дымкой холмы, синие озера, подернутые по утрам легким туманом, были неправдоподобно красивы, словно волшебная сказка.
Тара и представить себе не могла, что существует такая прекрасная страна, где соседствуют свет и тень, где краски настолько ярки, что кажутся нереальными, где небо в одну секунду может из голубого сделаться серым, а погода переменчива, как женщина, – только что ярко светило солнце, и вдруг нежданно-негаданно начинает лить дождь.
– Вы такой представляли себе Шотландию? – спросил Тару мистер Фалкирк.
– Ну что вы! – взволнованно ответила она. – Я и подумать не могла, что существует подобная красота! Здесь так красиво… что у меня щемит сердце.
Мистер Фалкирк понял, что она хочет сказать. Понял он также и то, почему, позабыв про книги, целыми днями смотрит она в окно кареты, вдыхая нежный аромат вереска.
Временами, когда она видела что-то особенно интересное: серебристые водопады или кристально чистые ручейки, – в глазах ее отражался их таинственный блеск.
Таре было не по себе при мысли о том, что ждет ее впереди. То же самое можно было сказать и о мистере Фалкирке.
За время путешествия с Тарой произошла разительная перемена, к чему, надо сказать, он сам приложил руку.
И дело не только в том, что он ей многое объяснял, подробно отвечал на все ее вопросы.
Не менее важным был сам факт их путешествия вдвоем, в одной коляске, чего с ней прежде никогда не бывало и вряд ли произойдет в будущем.
«Наверное, нужно было, чтобы она ехала как обычная служанка», – думал мистер Фалкирк.
Но тогда ему пришлось бы взять, помимо коляски, еще и ландо, в крайнем случае, если бы ландо нанять не удалось, посадить Тару на козлы между кучером и лакеем.
А вместо этого он, не мудрствуя лукаво, едет вместе с ней, словно с ровней.
А на постоялых дворах селит ее в лучших комнатах, приглашает ужинать, и Тару, как его самого, обслуживают шустрые горничные, и слуги рассыпаются перед ней в любезностях.
И поскольку девушка оказалась необыкновенно восприимчива и прекрасно чувствовала, что хорошо, а что плохо, вела она себя как самая настоящая леди. Вот только в подобной одежде ни одна леди на людях ни за что бы не появилась…
«Какую же я сделал глупость! Не нужно было брать ее с собой», – в очередной раз подумал мистер Фалкирк, прекрасно понимая, что, доведись ему начать все сначала, он поступил бы точно так же.
У мистера Фалкирка не было детей. И хотя за свою жизнь он любил многих женщин, ни одну не довелось ему назвать женой, и он теперь с интересом наблюдал за тем, как нежный бутон, распускаясь, превращается в необыкновенной красоты цветок.
Да и ум у Тары был острый, что также импонировало ему. Он прекрасно понимал, что о такой ученице любой учитель мог лишь мечтать.
Она как губка впитывала в себя не только все, что он говорил, но и то, о чем он думал.
«Одному Богу известно, что с ней будет», – неоднократно повторял про себя мистер Фалкирк, понимая, что, будь его воля, он бы тут же отправил ее домой, не дожидаясь, когда они приедут в замок.
Не ведая о его терзаниях, Тара то восторженно глядела на горные вершины, возвышавшиеся над ними, то, высунувшись из коляски, не отрывала глаз от серебристого водопада, ниспадавшего по отвесной скале в озеро, раскинувшееся у ее подножия.
– Чем больше я вижу, тем красивее кажется мне Шотландия, – призналась она. – Возможно, вам это покажется нелепым, но я чувствую… что я родом отсюда… что это моя страна… я принадлежу ее народу.


По подъездной аллее, обсаженной с обеих сторон деревьями, к замку направлялись две коляски. В них сидели шестеро мужчин. Все были одеты в зелено-желтые клетчатые пледы – парадное одеяние клана Килдоннонов.
Вождь клана – красивый мужчина с пышными бакенбардами, густыми бровями и седеющими усами, – непринужденно откинувшись на спинку сиденья, казалось, безмятежно наслаждался быстрой ездой.
Однако его брат и два его сына чувствовали себя неспокойно. С самого начала пути они обсуждали волнующий их вопрос: зачем их пригласили в замок. Но так и не смогли прийти к какому-то определен ному выводу.
– Как вы думаете, отец, почему герцог не пригласил нас, а приказал приехать? – обратился один из сыновей к старшему Килдоннону, вождю клана,
– Верно, это было не приглашение, а приказ, – подхватил другой сын.
– Совершенно с вами согласен, – проговорил их дядя. – «Вам надлежит явиться в замок к четырем часам 10 июля, хотите вы этого или нет». Приглашение, сделанное в такой форме, можно считать приказом.
– Судя по всему, герцог собирается рассказать нам о своей поездке во Францию, – ответил вождь.
Он обладал старейшим в Шотландии титулом, у этого небольшого клана была долгая история, которой Килдонноны неимоверно гордились.
– Ты знал, что он ездил во Францию? – удивился брат вождя.
– Да, знал.
– А не кажется ли тебе, что он отправился туда с какой-то определенной целью?
В коляске воцарилась тишина.
– Что ты имеешь в виду? – наконец спросил старший Килдоннон.
И вновь повисла тишина, нарушаемая лишь стуком лошадиных копыт.
– Не знаю, слышал ты об этом или нет, – отозвался после продолжительного молчания Элистер Килдоннон, – поговаривали, что Маргарет примерно с месяц назад уехала во Францию.
– Маргарет уехала во Францию? – удивленно переспросил старший Килдоннон. – Кто это распускает такие слухи? И почему мне ничего не сказали?
– Я не уверен, что это правда, – ответил брат. – Единственное, что я знаю, – это что она уехала из замка и отправилась на юг.
Оба сына Килдоннона, сидевшие напротив, обменялись взглядами.
Похоже, при желании они могли бы внести в этот вопрос кое-какую ясность, однако такового явно не обнаружилось, поскольку оба крепко сжали губы, словно дали обет молчания.
Это были красивые юноши девятнадцати и двадцати трех лет. В беретах, надетых немного набекрень, что считалось особым шиком. С небрежной, как и у большинства молодых людей из клана Килдоннонов, походкой.
– Что ж, скоро мы узнаем, уехала Маргарет во, Францию или нет, – заметил Элистер Килдоннон, пока коляска одолевала последний подъем на дороге к замку.
Замок герцога Аркрейджского венчал холм, возвышавшийся над долиной. Как нельзя более удачное местоположение его было выбрано еще много столетий назад, когда Маккрейги возводили мощные крепости, защищавшие их от нападений врагов.
Самыми жестокими врагами были Килдонноны. Печальным результатом вражды и бесконечных войн этих двух кланов стало множество могил в церковном дворе и на склоне холма.
Над замком с его зубчатыми стенами, башенками, и бойницами и над крепостной стеной, бывшей когда-то неприступным укреплением, возвышались горы, постоянно покрытые зимой белым снегом.
Но сейчас было лето, и вовсю цвел вереск, скромные цветочки которого на фоне серых стен казались красоты необыкновенной.
Лошади с громким ржанием остановились перед массивными воротами, украшенными медными гвоздями и железными петлями старинной работы,
В тот же миг ворота распахнулись: слуги герцога, облаченные в красно-сине-белые – цвета Маккрейгов – клетчатые пледы, со спорранами (кожаными сумками), отделанными барсучьим мехом, через плечо уже поджидали гостей.
Во второй коляске приехали два сына-близнеца Элистера, брата вождя Килдоннонов.
Дворецкий, спорран которого оказался еще более внушительных размеров, чем у слуг, торжественно провел шестерых представителей клана Килдоннонов по широкой лестнице на первый этаж.
Там, как это принято в Шотландии, располагались залы для приемов. И Килдонноны знали, что герцог примет их в самом просторном, считавшемся самым главным.
Это была огромная комната с высокими окнами, выходящими в сад. За садом поблескивала сталью вода озера, окруженного поросшими вереском торфяниками, где в изобилии водились олени и куропатки.
В зале никого не было. Старший Килдоннон подошел к окну. При виде озера, где, как он знал, водился лосось, и вересковых зарослей, где обитало столько оленей, сколько ему и не снилось, в его глазах промелькнула зависть.
Однако приехал он сюда не восхищаться владениями вождя Маккрейгов и не завидовать ему.
Хотя старшему Килдоннону и не хотелось в этом признаваться, но из головы у него не шел тот же вопрос, что мучил остальных представителей его клана: зачем герцог приказал им явиться в замок и имеют ли под собой хоть какую-то почву слухи, касающиеся герцогини.
Дверь в дальнем конце зала отворилась, и вошел герцог Аркрейджский.
С первого взгляда Килдоннонам стало понятно: это не дружеская встреча, а официальный прием, хотя почему, они понятия не имели.
Герцог Аркрейджский был высокого роста – у Килдоннонов такого высокого мужчины в роду никогда не было. Держался он сегодня надменно и чопорно, от всего его облика веяло таким холодом, что не оставалось сомнений – произошло что-то из ряда вон выходящее.
С тех пор как герцог стал его зятем, старший Килдоннон узнал его поближе и полюбил. И встречи их уже не носили официального характера.
После сердечного рукопожатия герцог обычно принимался живо обсуждать с тестем проблемы, представлявшие взаимный интерес и касающиеся обоих кланов.
Но сегодня, подойдя поближе, он несколько секунд постоял, глядя на Килдоннонов так, словно видел впервые.
Из-под нахмуренных бровей глаза его метали громы и молнии, и представители клана со страхом ждали, что их сейчас арестуют и отправят в тюрьму.
Словно желая подчеркнуть значимость момента, герцог предстал перед посетителями при всех регалиях, полагающихся вождю клана: с белоснежным спорраном, отделанным серебром, висевшим поверх пледа в красно-сине-белую клетку – плед этот застегивался на плече огромной брошью из дымчатого топаза, – в пышном кружевном жабо, а из-за отворота клетчатого чулка виднелась рукоять кинжала,
Молчание герцога показалось Килдоннонам зловещим, словно черная туча, нависшая над вересковыми зарослями.
Чувствуя, что он первым должен нарушить гнетущее безмолвие, от которого всем было не по себе, вождь клана Килдоннонов заставил себя произнести:
– Добрый день, Аркрейдж. Вы просили нас приехать, и вот мы здесь.
– Добрый день, – ледяным голосом произнес герцог.
– Прошу садиться, – указал он на стулья в дальнем углу комнаты. Перед ними высилось кресло с резной спинкой, которое, как было хорошо известно старшему Килдоннону, использовалось лишь во время официальных церемонии.
Сыновья и племянники старого Килдоннона обменялись за его спиной встревоженными взглядами.
Не желая выдать охватившее его волнение, Килдоннон принял приглашение герцога и уселся на стул, закинув ногу на ногу, делая вид, что ему все нипочем.
Остальные Килдонноны последовали за ним, и лишь когда все они уселись, герцог проследовал к своему креслу столь величественно, что оно показалось озадаченным гостям настоящим троном вождя.
Однако садиться герцог не стал. Опершись о спинку кресла и не отрывая взгляда от лица Килдоннона, он медленно, подчеркивая каждое слово, произнес:
– Я приказал вам приехать, Килдоннон, чтобы вы услышали правду о своей дочери Маргарет, моей жене герцогине Аркрейджской, которой больше нет в живых!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Проклятие клана - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Проклятие клана - Картленд Барбара



Бредовая завязка, неправдоподобная героиня, слащавый конец: 2/10.
Проклятие клана - Картленд БарбараЯзвочка
8.03.2011, 11.23





Захватывающая сказачная история со счастливым концом. Интересно закрученный сюжет с примесью тайны. Герои отважные люди, которые не понимают своих чувств. А в итоге все счастливы. Один позитив и море положительных эмоций.
Проклятие клана - Картленд БарбараЮлия
24.04.2012, 20.30





язвочка что хочет от любовного романа море эротики?так есть другие книги.читается легко и с интересом
Проклятие клана - Картленд Барбаракет
5.02.2014, 18.06





Красивая сказка, прочла с удовольствием. спасибо Язвочка за язвительную пилюлю. Я в восторге от твоих аннотаций. не зря же ты читаешь все романы этой писательницы. даже за фразами твоими чувствуется интерес к этим сказкам-идиллиям.
Проклятие клана - Картленд БарбараЛюбовь
19.04.2015, 18.43





Комент Язвочки можно отнести почти ко всем романам Б.Картленд. Дама столько наштамповала их. Удивляюсь, что за такие "шедевры" получала гонорары. Откройте любой ее роман на последней странице и увидите: героини сразу начинают заикаться, тупят, куча многоточий, объяснения шаблонны. Сравните ради смеха.
Проклятие клана - Картленд БарбараNataly
19.04.2015, 21.17





Ниже плинтуса. Дочитать не смогла. Приторно до жути.
Проклятие клана - Картленд БарбараОльга
21.04.2015, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100