Читать онлайн Прикосновение любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Прикосновение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

В ожидании встречи с герцогом Тамара переоделась в зеленое платье и по-новому причесалась. Теперь у нее на затылке красовался тугой невыразительный пучок — такой же, как в день приезда в замок.
Однако когда девушка взглянула на себя в зеркало, она убедилась, что строгость прически и платья лишь подчеркивает глубину ее огромных фиалковых глаз.
Оставалось надеяться, что герцог, как и прежде, не будет уж слишком пристально разглядывать какую-то гувернантку. Кроме того, Тамара считала, что этот нелепый наряд и унылая прическа хотя бы делают ее старше.
Долгожданное приглашение прибыло в шесть часов, как раз когда Тамара укладывала Ваву спать. На пороге детской возник слуга и торжественно возвестил:
— Его светлость желает видеть вас, мисс.
— Будьте добры, подождите немного, — попросила Тамара. — Я сейчас буду готова.
— Его светлость в синем салоне, мисс.
— К сожалению, я понятия не имею, где это. Я была бы вам очень признательна, если бы вы проводили меня.
Слуга сказал, что подождет, пока она освободится. При этом он фамильярно прислонился к двери, и Тамара поняла — этот молодой человек считает ее всего-навсего прислугой и поэтому совершенно не церемонится.
Тамара отнесла Ваву в детскую спальню и уложила в постель, взяв с Кадины обещание, что та допьет молоко и тоже ляжет.
— Присмотри за сестрами, Шандор, — напоследок попросила девушка.
Мальчик сидел у окна и читал. Услышав просьбу тетки, он с готовностью откликнулся:
— Ну конечно! А ты не забудь спросить, можно ли мне пользоваться всеми лошадьми в конюшне.
— Скажи спасибо, если тебе позволят пользоваться хотя бы одной, — умерила Тамара пыл племянника. — Ладно, так и быть, спрошу.
Бросив последний взгляд в зеркало, она обнаружила, что несколько прядей выбилось из прически.
Должно быть, это Вава шаловливыми ручонками растрепала тетке волосы.
Устранив непорядок, Тамара вышла из комнаты.
Она убеждала себя, что бояться глупо.
И все же, следуя за слугой по лестнице и огромному холлу, девушка страшно нервничала. Пожалуй, в таком состоянии Тамара не была еще ни разу в жизни.
«Я боюсь вовсе не его самого, — попыталась она проанализировать свои чувства. — Просто он может разлучить меня с детьми, а это было бы ужасно!..»
Слуга открыл двери и возвестил:
— Мисс Уинн, ваша светлость!
Тамара вошла в комнату.
Герцог был один. Он стоял в дальнем углу салона спиной к камину.
По случаю жаркой летней погоды в камине не было огня, и у Тамары мелькнула мысль, что герцог, стоя на каминном коврике, выглядит прямо как властелин на троне, а она рядом с ним похожа на униженного просителя, коленопреклоненного перед своим сюзереном.
Вместе с тем Тамаре пришлось нехотя признать, что герцог, как всегда, красив и одет весьма изысканно. Лишь насмешливое, слегка циничное выражение лица, на взгляд девушки, портило его.
Еще до того, как герцог заговорил, Тамару охватило чувство негодования — она упрямо вздернула подбородок, а в ее глазах зажегся дерзкий огонь, который она даже не пыталась скрыть.
Подойдя поближе, девушка сделала реверанс и замерла в ожидании. Она чувствовала, что герцог бесцеремонно оглядывает ее, и это еще больше разозлило Тамару.
— Похоже, вы ведете себя весьма вольно в моем доме, — наконец проговорил герцог. Тамара промолчала, и он продолжал:
— Мне доложили, что вверенные вам дети — очевидно, вы не справляетесь с ними — крадут фрукты из моих оранжерей, а вы сами учинили форменное безобразие на кухне, вследствие чего главный повар пригрозил уволиться.
Тамару последнее утверждение даже немного позабавило.
Она прекрасно понимала, что француз способен лишь устроить скандал и пригрозить увольнением, но ни за что не приведет свою угрозу в исполнение.
— Итак, можете ли вы что-нибудь сказать в свое оправдание? — нетерпеливо спросил герцог.
— Естественно, мне есть что сказать, ваша светлость, — холодно отвечала Тамара. — Во-первых, я не могу равнодушно наблюдать за тем, как дети голодают.
Мало того — от дурной пищи они могут заболеть! Мне и в голову не могло прийти, что если дети возьмут немного фруктов из сада своего родного дяди, то их сочтут воришками.
А чем нехороша их пища? — удивился герцог, — Нехороша? Во-первых, ее крайне мало, а во-вторых, она попросту несъедобна!
— Это ваше собственное мнение?
— Не только. Это общее мнение. Вчера, например, дети вообще практически остались голодными, и я была вынуждена приготовить для них что-нибудь съедобное. Кстати, это была первая. сносная еда с тех пор, как мы появились в замке.
— Мне с трудом верится, что мой повар — чью стряпню, кстати, уже имели случай оценить настоящие знатоки — не сумел угодить трем детям и вам, мисс Уинн.
— Дело вовсе не в том, как он готовит, — возразила Тамара. — Просто яйца, например, которые нам подали к завтраку, совсем остыли, пока их принесли наверх в детскую. Остатки цыпленка и баранины, которые не стали есть слуги — мясо было слишком жестким — посчитали достаточно подходящей пищей для детей, к которым — теперь мне это совершенно ясно — ваша светлость не испытывает ни малейшего интереса!
Тамаре показалось, что герцог собирается что-то возразить, поэтому она торопливо продолжала:
— Слуги копируют своих хозяев, и тот факт, что вы неприветливо встретили осиротевших детей своего брата, конечно, не ускользнул от их внимания. К нам пренебрежительно относятся не только повар и поварята, но и вся остальная прислуга.
Негодование переполняло девушку. В заключение своей обличительной речи она сказала:
— Еще я хотела бы проинформировать вашу светлость вот о чем. Возможно, вам это неизвестно, но в обязанности гувернантки входит учить детей и заботиться о них, а вовсе не убирать постели и мыть полы, потому что, видите ли, в замке нет свободных горничных, чтобы заняться этим!
— Вы меня удивляете, мисс Уинн, — с расстановкой произнес герцог.
— У меня есть предложение.
— Какое же? — спросил он.
— Если вы будете платить мне то же денежное содержание, что выплачивали своему брату, я заберу детей и вернусь с ними в Корнуолл. Правда, дом, в котором мы жили, уже продан. Но я думаю, что сумела бы найти подходящее жилье, которое было бы нам еще и по средствам.
— Никогда не слышал более абсурдного предложения! — резко бросил герцог. — Вы не можете быть опекуном моих племянников, мисс Уинн, — вы ведь простая гувернантка, да и слишком молоды для такой роли.
Тамара собиралась возразить и даже сделала нетерпеливый жест рукой, но герцог продолжал:
— Вчера я получил письмо из Корнуолла от поверенных моего брата. В нем рассказывается о произошедшей трагедии и сообщается о том, что в замок должны приехать вы и дети. Письмо задержалось в дороге — насколько мне известно, что-то случилось с почтовой каретой.
— Жаль, что мы приехали раньше, чем пришло письмо, — саркастически заметила Тамара.
— Весьма жаль, — согласился с нею герцог, не заметив иронии. — Но поскольку вы здесь, я намерен сделать распоряжения, которыми вы, мисс Уинн, надеюсь, останетесь довольны.
На этот раз в его голосе звучал такой неприкрытый сарказм, что Тамаре показалось — он ударил ее хлыстом.
Она решила перехватить инициативу.
— Первым делом я должна просить вашу светлость отправить Шандора в школу.
Мальчику скоро будет двенадцать лет.
— А он хоть чему-нибудь уже учился?
— Думаю, что когда вы с ним побеседуете, то увидите, что он подготовлен гораздо лучше большинства своих сверстников.
— А его учительницей, несомненно, были вы сами.
Снова на лице герцога появилась язвительная усмешка, которая не ускользнула от внимания Тамары.
— Я занималась с Шандором языками, — ответила она, решив не опускаться до обмена колкостями. — Он превосходно говорит по-французски и неплохо — по-итальянски. Латынью он занимался с нашим викарием, крупным знатоком античности.
— И это все?
— Нет. Еще я учила его арифметике, географии и английской литературе, ваша светлость.
— Но вы не похожи на англичанку.
— Мой отец был англичанином.
— А мать?
— Венгеркой.
— Так вот чем объясняется необычный цвет ваших волос!
Тамара промолчала, лишь удивленно приподняв брови.
— Ну что же, — подытожил герцог после паузы, — остается надеяться, что моего племянника не будут дразнить в школе за его вычурное — вернее, как я выразился ранее, театральное — имя.
— К сожалению, ваша светлость ошибается, — дерзко возразила Тамара. — «Шандор»— имя вовсе не театральное. Оно принадлежит к числу самых старинных и уважаемых венгерских имен. Граф Шандор Андраши, например, был национальным героем, и большинству людей, знакомых с историей, это, без сомнения, хорошо известно.
Тамара рассчитывала уязвить самолюбие герцога, и это ей, по всей вероятности, удалось. Она заметила удивленное выражение его глаз, и прежде чем он сумел вставить хоть слово, добавила:
— Собственно говоря, граф Шандор Андраши приходился дедом леди Рональд!
— Так она была венгеркой! — удивленно воскликнул герцог. — Я понятия об этом не имел…
И затем как бы про себя добавил, не в силах сдержаться:
— И все же она была в первую очередь актрисой…
— Вовсе нет! — резко возразила Тамара. — Леди Рональд была певицей. У нее был редкой красоты голос, и в течение двух лет она пела в оперном театре. В то время тяжело болела мать леди Рональд, и если бы не заработки дочери, нечем было бы платить докторам.
Заметив, что герцог снова удивленно поднял брови, Тамара продолжала свою взволнованную речь:
— А недавно та оперная труппа, в составе которой выступала леди Рональд, перешла под патронаж графини Рокингемской. От нее ваша светлость может получить более точные сведения, если вас, конечно, они интересуют! Герцог был явно поражен.
— Вы говорите — графиня Рокингемская? Да она моя родственница, — сказал он. — Я что-то такое слышал об оперной труппе, которой она покровительствует.
Однажды я даже сам внес на их счет некоторую сумму…
— Тогда вы понимаете, что леди Рональд не была актрисой в общепринятом смысле этого слова!
— Похоже, что вам известно об этой женщине значительно больше, чем мне, мисс Уинн.
Сказано это было таким искренним тоном, что Тамара тоже решила сменить гнев на милость и произнесла уже гораздо дружелюбнее:
— Я была не только гувернанткой детей леди Рональд. Мне выпала большая честь быть ее подругой…
— Наверное, потому, что и вы, и она — венгерки.
— Я ведь уже говорила вашей светлости, что мой отец был англичанином.
— Неужели вы всерьез полагаете, что, будучи наполовину иностранкой, можете преподавать английскую литературу моим племянницам, а тем более — племяннику?
На этот выпад Тамара, не скрывая своего торжества, с достоинством ответила:
— Мой отец, ваша светлость, был профессором в Оксфорде, прекрасным знатоком античности и имел мировую известность. Он — автор восьми книг по классической филологии. Его труды были весьма высоко оценены специалистами!
Если Тамара рассчитывала своей тирадой сбить герцога с толку, то ей это, без сомнения, удалось.
В то же время она немного опасалась, что переусердствовала, и герцог, раздосадованный ее напором, просто-напросто закончит разговор.
Однако этого не случилось. После некоторой паузы он произнес:
— Должен заметить, мисс Уинн, что вы снабдили меня весьма ценной информацией. А теперь давайте вернемся к нашим насущным проблемам, если вы не возражаете. Я уверен, что у вас есть немало предложений по улучшению положения детей в моем замке, — Первым делом я хотела бы просить разрешения у вашей светлости переехать в какое-нибудь другое помещение, — с готовностью начала перечислять Тамара. — У себя дома дети привыкли жить вместе с родителями и всегда занимали лучшие комнаты. Обещаю вам, что никакого беспокойства они вам не доставят. А душные и тесные детские совсем для них не пригодны.
— Я уже понял вас, мисс Уинн, — холодно заметил герцог.
— Еще мне кажется, что было бы разумнее выделить нам небольшую столовую поближе к кухне. Тогда пища не будет остывать, — продолжала Тамара. — Мне также хотелось бы участвовать в составлении меню для детского стола. Дети должны получать не только вкусную, но и здоровую пищу, я настаиваю на этом.
— Что-нибудь еще? — осведомился герцог. Тамара набрала в грудь побольше воздуха и приступила к самому щекотливому пункту.
— Вы уже знаете, что детям очень хотелось бы заниматься верховой ездой. Вы ведь сами превосходный наездник, поэтому вам, без сомнения, знакомо то чувство досады, которое охватывает человека, любящего конные прогулки, но обреченного лишь на роль стороннего наблюдателя.
— У меня такое ощущение, мисс Уинн, что вы хлопочете не только ради детей, но и ради себя самой.
— Но я ведь… учу Ваву ездить верхом, — пролепетала Тамара.
— У меня в конюшнях масса лошадей, — проговорил герцог, — и мне кажется, что вы и Шандор могли бы объезжать их ничуть не хуже любого из моих конюхов. Я постараюсь также раздобыть пони для своих маленьких племянниц.
У Тамары от восторга зажглись глаза.
— Неужели это правда? Я просто не могу поверить!.. Вы даже не представляете себе, как это много значит для детей! Ваша щедрость поможет им побыстрее заглушить боль той утраты, которая их постигла…
Голос девушки прервался. Ее переполняли теплые чувства — впервые за время знакомства с герцогом.
— Надеюсь, мисс Уинн, что теперь вы наконец будете удовлетворены, — раздался насмешливый голос.
Она поняла, что герцог снова иронизирует, но решила не показывать виду и как ни в чем не бывало сказала:
— Есть еще кое-что, ваша светлость.
— Что же?
— Не забудьте, что Шандору надо поступить в школу. Он нуждается в друзьях-сверстниках не меньше, чем в новых знаниях.
— Я ведь уже говорил вам, что подумаю над этим.
— Тогда мне остается лишь поблагодарить вашу светлость за необычайную щедрость.
Тамара сделала реверанс, чувствуя, что герцог не спускает с нее глаз. Она уже собралась уходить, но вдруг неожиданно услышала:
— Книги вашего отца были, разумеется, изданы под его собственным именем? Я узнаю, нет ли их в моей библиотеке. Если нет, то это досадное упущение, и его надо будет немедленно исправить.
У Тамары перехватило дыхание. Она не нашлась, что ответить, и лишь снова сделала реверанс.
— Благодарю вашу светлость, — еле слышно пролепетала девушка.
Возвращаясь к себе в детскую, она размышляла над тем, что совершила непростительную ошибку, и теперь герцог, вне всякого сомнения, уличит ее.
Да, получилось ужасно глупо! И как это ей пришло в голову ляпнуть, что ее отец был оксфордским профессором?
Ну разве не могла она сказать, что это ее дядя или какой-нибудь другой родственник?
Впрочем, герцог был так мало осведомлен о ее сестре Майке — а ведь она приходилась ему невесткой! — что наверняка и понятия не имеет, что ее девичья фамилия была Селинкорт.
«Да, по многим позициям мне удалось выиграть сражение, — мысленно подытожила Тамара, — и все же один досадный промах я допустила. Теперь в любой момент герцог может разоблачить меня!»
Думать об этом было неприятно, и девушка решила пока выбросить это из головы. Зато как обрадуются дети, когда узнают, что им разрешено ездить верхом!..
Повинуясь полученным указаниям герцога, хотя явно не одобряя их, миссис Хендерсон перевела Тамару и детей из детской вниз, в западное крыло замка.
Комнаты, в которые их поместили, были гораздо просторнее и значительно лучше меблированы.
Одна из них, прелестная гостиная, выходила окнами на главный фасад замка, откуда открывался великолепный вид на озеро и парк. Кроме того, каждому была предоставлена отдельная спальня.
— Вот так-то лучше! — с удовлетворением воскликнул Шандор. — Отсюда даже видны олени…
— Я тоже их вижу, — капризно заметила Вава, — но мне нужны не олени, а лошадки!
— Да и мне тоже, — усмехнулся Шандор. Услышав от Тамары, что герцог пообещал разрешить им пользоваться своими лошадьми, мальчик пришел в неописуемый восторг.
— Как здорово, тетя Тамара, что ты уговорила-таки его! — вскричал он.
Тамара сама была так рада, что даже не одернула племянника, когда тот не назвал ее мисс Уинн.
— В ваше распоряжение поступает эта столовая, мисс, — сказала миссис Хендерсон с видом оскорбленной добродетели, — и, как я понимаю, одна из моих горничных обязана будет убирать ваши комнаты. Кроме того, еду вам будет подавать слуга его светлости.
— Герцог начинает обращаться с нами прямо по-королевски. — сказала Тамара, обращаясь к Шандору, когда миссис Хендерсон ушла.
— Это его обязанность, — заявил мальчик. — Ведь после его смерти герцогом буду я!
Тамара удивленно посмотрела на племянника.
— Мне это и в голову не приходило!
— И тем не менее это именно так, — с серьезным видом подтвердил Шандор. — Раньше его наследником был папа, но теперь он умер… Как-то он показывал мне генеалогическое древо нашей семьи, и я знаю, что после смерти папы я становлюсь наследником.
— На твоем месте я бы поменьше об этом думала, — одернула его Тамара. — В конце концов, герцог еще молод. Он может жениться и стать отцом десяти детей!
Шандор улыбнулся.
— В замке всем места хватит! Тамара рассмеялась.
— Завтра я попробую забраться на вершину башни, — заявил Шандор.
— Только, пожалуйста, будь осторожен, — предупредила Тамара.
— Конечно! — пообещал он. — Я не хочу сломать ногу — ведь тогда нельзя будет ездить верхом.
Дети вообще не могли говорить ни о чем, кроме верховой езды. Вава в тысячный раз поинтересовалась, когда ей купят пони.
— Мы завтра же утром отправимся на конюшню и спросим Эбби, — пообещала Тамара.
Однако ни Кадину, ни Ваву никакими силами невозможно было заставить лечь спать — так они разволновались.
После обильного чая девочки удовольствовались молоком и бисквитами в качестве ужина, а Шандор и Тамара спустились вниз, в столовую.
Следуя укоренившейся с годами привычке переодеваться к обеду, Тамара сменила платье, надев одно из своих любимых, и причесалась тщательнее обычного.
Ей казалось крайне маловероятным, что в столь поздний час они опять встретят герцога.
Обед разительно отличался от того, что они ели еще накануне. Тамаре пришло в голову, что эти же блюда сейчас подают герцогу в его парадной столовой.
Когда с едой было покончено, Шандор предложил:
— Сегодня так тепло! Почему бы нам перед сном не прогуляться по саду?
— Прекрасная идея! — с улыбкой глядя на племянника, одобрила Тамара. — Еще не совсем стемнело, так что помять клумбу или свалиться в озеро нам не грозит.
Выйдя через боковую дверь, Тамара и Шандор зашагали по бархатной лужайке.
В воздухе чувствовался аромат лаванды и свежескошенной травы, а на вершинах деревьев ворковали голуби, устраивавшиеся на ночлег.
Там, где солнце скатывалось за горизонт, по небу разлилось изумительное золотистое сияние.
В замке горело лишь два окна на верхнем этаже, и он выглядел очень внушительным и таинственным в сгущавшейся темноте.
Шандор резво побежал вперед, а Тамара на некоторое время задержалась возле роз, росших на берегу пруда с золотыми рыбками. Вдоволь налюбовавшись цветами, девушка стала наблюдать за рыбками, сновавшими у самой поверхности воды, рядом с плоскими темно-зелеными листами водяных лилий.
Зрелище было таким прекрасным, что Тамаре казалось, ее сердце сейчас выскочит из груди и она сольется с этой изумительной природой…
Неожиданно она услышала голос:
— Вы похожи на богиню ночи, только еще прекраснее!
Тамара стремительно обернулась. Рядом с нею стоял джентльмен, который был вместе с герцогом на скаковом поле.
Он шагнул к ней, и Тамара инстинктивно отпрянула.
— Мы с Шандором уже собирались вернуться в замок, — торопливо проговорила она и беспомощно огляделась в поисках племянника, но того, как назло, нигде не было видно «
— К чему такая спешка? — спросил джентльмен.
— Меня ждут кое-какие дела, сэр.
— И все же задержитесь на минутку, — настойчиво произнес он. — Нас ведь еще даже не представили друг другу. Меня зовут Кропторн — лорд Кропторн. А вас?
— Мисс Уинн. Как уже, наверное, известно вашей светлости, я — гувернантка детей лорда Рональда.
Он рассмеялся.
— Вижу, что вы пытаетесь поставить меня на место. Но ваши губки так соблазнительны, что этот суровый тон им совсем не идет. Они созданы для поцелуев, а не для упреков.
— Я была бы благодарна вашей светлости, если бы вы перестали разговаривать со мной в таком тоне, — холодно сказала Тамара.
Она хотела было уйти, но в этот момент Кропторн взял ее за руку.
— Я буду разговаривать с вами так, как мне заблагорассудится, — резко парировал он и добавил чуть мягче:
— Мог ли я подумать, что в мрачном замке Гранчестера встречу существо столь обворожительное и соблазнительное?
— Сейчас же отпустите меня! — потребовала Тамара.
— При одном условии…
Она промолчала, и лорд Кропторн продолжал:
— И условие это таково — вы позволите мне поцеловать вас. С тех пор как мы впервые встретились сегодня, мне этого до смерти хочется.
— Немедленно отпустите меня, — гневно воскликнула Тамара. — Не думаю, что ваш друг герцог одобрил бы ваше поведение…
— А что, он тоже притязает на вас? — как ни в чем не бывало поинтересовался лорд Кропторн.
В ответ Тамара снова сделала отчаянную попытку высвободиться, но он держал ее крепко и лишь рассмеялся.
— Не имею ни малейшего желания отпускать вас, божественное создание, — в тон Тамаре проговорил лорд Кропторн. — Меня всегда тянуло к женщинам с большими темными глазами и рыжими волосами. На мой взгляд, они гораздо более страстные натуры, чем их белобрысые сестры.
С этими словами наглец еще настойчивее привлек Тамару к себе.
Она поняла, что не сможет с ним справиться, и почувствовала себя совершенно беспомощной.
Более того — бедную девушку охватила настоящая паника. Намерения лорда Кропторна не оставляли никаких сомнений.
Такой тип беспутного повесы Тамара мастерски описала в своем романе, но вот в жизни ей, к счастью, еще не приходилось сталкиваться с такими наглецами.
Правда, в романе негодяем выступал, как правило, ненавистный Тамаре герцог. Даже описывая такие сцены, девушка чувствовала подлинное отвращение, а уж стать ее участницей!.. Мысль об этом просто ужасала.
Тамара отчаянно пыталась высвободиться, но лорд Кропторн крепко держал ее обеими руками. Пока ему не удалось овладеть ею, но девушка понимала, что это только вопрос времени.
Внезапно ее осенило.
На мгновение она прекратила сопротивление и вся обмякла в ненавистных объятиях соблазнителя. Тот решил, что победа уже одержана, и накинулся на Тамару с поцелуями.
Воспользовавшись этим мгновением, она решительно оттолкнула его. Не удержавшись на мокрых, скользких камнях, которыми был вымощен берег пруда, лорд Кропторн свалился в воду, подняв в воздух тучи брызг.
Тамара не стала дожидаться дальнейшего развития событий и спешно кинулась бежать. За ее спиной раздавались громкие проклятия.
Достигнув лужайки, девушка собиралась как можно быстрее пересечь ее и укрыться в замке, но в этот момент почувствовала, что на полной скорости врезалась в какого-то человека, которого в первое мгновение не заметила в темноте.
Налетев на неожиданное препятствие, Тамара инстинктивно вытянула вперед руки и поняла, что столкнулась не с кем иным, как с герцогом.
Он удержал ее, иначе она бы упала. Тамара попыталась отдышаться и в этот момент услышала вопрос герцога, заданный в его излюбленной саркастической манере:
— Похоже, вы немного торопитесь, мисс Уинн. Позвольте поинтересоваться, чем вызвана такая спешка?
Тамару переполняло сейчас только одно чувство — крайнее раздражение по поводу случившегося.
Она вырвалась из объятий герцога и, задыхаясь, проговорила звонким, дрожащим голосом (хотя самой ей хотелось вложить в свои слова как можно больше презрения):
— Ваша светлость… вы найдете своего… друга в пруду… Надеюсь, ему не скоро удастся выбраться оттуда!..
С этими словами она кинулась к замку, ни разу не оглянувшись.
Только дойдя до гостиной в западном крыле дома и почувствовав себя наконец в безопасности, Тамара задумалась над тем, какое впечатление оставили у герцога ее слова. И тут же гневно сказала себе, что это не имеет ровно никакого значения!
Вряд ли он уволит ее за то, что она отвергла недостойные ухаживания его друга, пусть даже и в столь необычной манере.
В то же время Тамара боялась, как бы герцог не подумал, что она сама спровоцировала лорда Кропторна на такой дерзкий поступок.
Девушка стояла у окна, пытаясь отдышаться и собраться с мыслями, когда в комнату вошел Шандор.
— Куда ты подевалась? — с любопытством спросил он. — Я думал, что ты остановилась посмотреть на рыбок, но когда подошел к пруду, то увидел в воде того джентльмена, что гостит у герцога. Он ругался, как сказал бы папа, как извозчик! Никогда в жизни не слышал, чтобы кто-нибудь так ругался…
— А герцога с ним не было? — с замиранием сердца спросила Тамара.
— А как же, был. Стоял возле пруда, — с готовностью ответил Шандор. — И знаешь, что самое удивительное? Он хохотал! Вот уж не думал, что герцог умеет смеяться — у него всегда такой чопорный вид!..
— Значит, он смеялся… — задумчиво повторила Тамара.
Конечно, это глупо, но у нее почему-то стало легче на душе, когда она узнала, что герцог не рассердился, а, напротив, развеселился…
На следующее утро Тамара, надев свой лучший костюм для верховой езды, вместе с Шандором отправилась к конюшням. Старый Эбби выделил им двух лошадей из того прекрасного табуна, который заполнял стойла.
Молодой конюх ехал рядом с Кадиной, держа в поводу ее лошадку, а о Ваве решил позаботиться сам Эбби.
— Вам не стоит беспокоиться о наших юных леди, мисс, — заверил он Тамару.
— Поезжайте-ка вперед с мастером Шандором, а я тем временем присмотрю за малышками.
— Слушайтесь во всем Эбби, — строго наказала Тамара девочкам.
Она не меньше Шандора предвкушала прелести дальней прогулки по парку.
Они проехали около двух миль и решили повернуть обратно.
— Мне начинает нравиться здесь, в замке, — заявил Шандор. — Поначалу я думал, что возненавижу это место.
— И я тоже, — призналась Тамара. — Где еще у нас была бы возможность ездить на таких превосходных лошадях? Можно даже примириться с некоторыми неудобствами…
» И даже с ненавистными приставаниями лорда Кропторна «, — добавила она про себя.
Вчера, ложась спать и мысленно возвращаясь к тому, что произошло в саду, она чувствовала себя немного виноватой. Но поразмыслив, девушка решила, что дерзкий лорд вполне заслужил тот урок, который она ему преподала. Без сомнения, лорд Кропторн принадлежит к тому типу наглецов, которые считают беззащитных гувернанток и молоденьких неопытных горничных своей законной добычей. Ну, теперь-то спеси у него поубавится!
Даже ненавидя герцога всей душой, Тамара почему-то была уверена, что он ни за что не поступил бы так, как его беззастенчивый друг.
» Он счел бы ниже своего достоинства опускаться до уровня гувернантки — существа, находящегося намного ниже его по социальной лестнице «, — решила Тамара.
Это должно было служить утешением, но вместе с тем девушке стало грустно при мысли, что во всем замке нет человека, к которому она могла бы относиться как к равному, а тем более — как к другу.
» Да, — подумала Тамара, — похоже, жизнь в замке будет очень одинокой…«
В этот день они так и не видели герцога.
После ленча Тамара, взяв в библиотеке несколько книг, уединилась с ними в гостиной.
Вообще книжное собрание замка отличалось исключительным разнообразием, что привело Тамару в восторг. Но в то же время она понимала, что не с кем будет обсудить прочитанное, как это повелось в Корнуолле, когда она могла часами беседовать о книгах с лордом Рональдом.
Да и сестра Тамары Майка была очень образованной женщиной. Они часто вместе читали книги на французском, итальянском и венгерском языках.
— Нам ни в коем случае нельзя забывать мамин родной язык, — любила повторять Майка. — А то мы, того и гляди, станем настоящими англичанками!
И, улыбнувшись, добавляла:
— Рональд говорит, что влюбился в меня потому, что я была непохожа на других девушек. По его словам, я — дикая венгерка и веду себя совершенно непредсказуемо!
» А теперь мне как раз предстоит стать настоящей англичанкой «, — подумала Тамара.
Она не могла забыть того полного пренебрежения взгляда, которым герцог окинул ее, когда узнал, что она иностранка.
» Да, он англичанин до мозга костей «, — пришла к заключению Тамара.
Почему-то этот человек постоянно присутствовал в ее мыслях, хотя она ненавидела его всей душой.
В то же время постепенно Тамара начала понимать, что она не единственный человек в замке, который недолюбливает герцога.
Было очевидно, что и прислуга не в восторге от своего хозяина. А вот слуги в корнуоллском доме просто обожали Майку и Рональда. Кроме того, от старого Эбби девушка узнала, что в окрестностях замка вообще неспокойно.
Правда, он упомянул об этом лишь вскользь, но Тамара решила уточнить и спросила:
— Так в этой части страны тоже происходят волнения и беспорядки? Я слышала, что в других районах Англии дело обстоит именно так…
— Есть и у нас свои сложности, — уклончиво ответил Эбби, ясно давая понять, что знает больше, чем говорит.
— Вы имеете в виду недовольство среди рабочих и фермеров?
— У них свои претензии, а полиции здесь маловато, чтобы их усмирить, не то что в Лондоне.
— Они высказывали свои жалобы его светлости? — поинтересовалась Тамара.
— Ну а как же! Только он их и слушать не стал… А вот мне сдается, что рано или поздно господам придется выслушать простой люд, и не только здесь, но и в парламенте!
Тамара была изумлена. Кто бы мог подумать, что здесь, в Глостере, тоже происходят какие-то беспорядки!
Из газет и от лорда Рональда она знала, что в прошлом году по всей стране бастовали рабочие и фермеры, недовольные условиями труда, и эти волнения грозили перерасти в революцию.
В августе грандиозный митинг прошел в Манчестере, в районе Сент-Питерфилдз. Позже оно вошло в историю под названием» битва при Питерлоо «.
В тот день при столкновении с отрядами конной полиции, вооруженной шашками, сотни безоружных мужчин, женщин и детей были ранены или убиты.
Событие потрясло всю страну и породило ту классовую ненависть, последствия которой, по мнению лорда Рональда, будут сказываться на землевладельцах в течение долгих лет, а то и нескольких поколений.
Все началось с глухого недовольства в связи с преступлениями против детей, которые совершались не где-нибудь в глубинке, а в самом Лондоне.
Тамаре доводилось слышать о так называемых» малинах «, или воровских притонах, где начинающие воришки, еще совсем дети, подвергались чудовищным наказаниям за малейшую провинность. Знала она и о значительном росте детской проституции, что, несомненно, является позором для любой цивилизованной, а тем более христианской страны.
Однако до сих пор она полагала, что волнения происходят в основном в городских районах и они не столь уж многочисленны. Теперь же Тамаре стало ясно, что ужасающая несправедливость и крайне низкие заработки породили волну протеста и среди сельских тружеников.
Повсюду пылали пожары. Поджигателей ловили и подвергали суровому наказанию — высылали из страны в колонии, а иногда даже казнили.
» Интересно, — задалась вопросом Тамара, — а каково отношение герцога ко всему этому?«
Впрочем, ответ на этот вопрос был ясен. Герцог, с его высокомерием по отношению к бедным или слабым, наверняка не пользовался любовью своих подданных…
В этот день Тамара, как обычно, жадно набросилась на газеты. Герцог, как правило, читал их в день прибытия почты, а на другой день они оказывались в полном распоряжении Тамары.
Девушка внимательно прочла отчет о парламентских дебатах и о событиях, происходивших в различных районах страны.» Интересно, — в очередной раз подумала она, — неужели герцога, такого крупного землевладельца, совершенно не тревожит судьба собственного поместья?..«
Она попыталась обсудить этот вопрос с хранителем библиотеки, но старика в основном заботили дела замка. У Тамары создалось впечатление, что мистера Айткена уже давно не заботят проблемы окружающего мира.
Лорда Кропторна она больше не видела — как выяснилось, он покинул замок.
Девушка ожидала, что герцог выскажет свое недовольство по поводу ее поведения, но вдруг узнала от слуг, что его светлость сегодня уехал погостить к друзьям.
Это означало, что и ей, и детям неожиданно выпала полная свобода действий, и они не преминули ею воспользоваться. Были исследованы огромные парадные покои замка, часовня, оранжереи, бальная зала и, конечно, башня времен норманнов, притягивавшая Шандора как магнитом.
— Если бы здесь было побольше детей, мы могли бы сыграть в прятки, — с грустью вздохнула Кадина.
— А это идея! — с энтузиазмом откликнулась Тамара. — Надо спросить, нет ли поблизости местных ребятишек, которых мы могли бы пригласить к чаю.
Она поняла, что и Кадина, и Вава изрядно устали от утомительного осмотра замка, а потому на следующий день предложила отправиться на дальнюю полянку и устроить там пикник.
Слуга, который из кожи вон лез, лишь бы услужить Тамаре, принес им корзину с едой, и они отправились в путь. Девочки надели премиленькие шляпки от солнца, а Тамара взяла зонтик.
Заготовка сена всегда была настоящим праздником в Корнуолле.
Дети обожали помогать — а вернее сказать, мешать — своим матерям, когда те ворошили сено и укладывали его для просушки в снопы, похожие на вигвамы.
Огромное поле, начинавшееся сразу же за садом, примыкавшим к замку, уже было скошено, но сено еще не убрали — оно пока лежало и сохло на солнышке.
Вокруг не было ни души, только Тамара и дети.
Шандор начал дразнить Кадину, бросая в нее клочки сухой травы. К детям охотно присоединилась их тетка, и вскоре все они уже были с ног до головы в сене. Наконец Тамара выдохлась и присела отдохнуть, а дети, визжа от восторга, принялись зарывать ее в сено.
Когда травы уже было насыпано достаточно много и Тамара зажмурилась, чтобы сухие стебельки не кололи ей глаза, она вдруг услышала возглас Шандора:
— Здравствуйте, дядя Говард! А мы думали, что вы уехали…
— Я уже вернулся, — сухо ответил герцог. Тамара стремительно выпрямилась.
Герцог был верхом на одной из своих самых прекрасных лошадей.
Должно быть, она выглядела неподобающе! Еще бы — по уши в сене… Более того — отдельные травинки запутались в волосах, так как во время возни с детьми Тамара растеряла все свои шпильки, и теперь роскошные рыжеватые пряди струились у нее по плечам подобно упругой волне.
Она быстро вскочила на ноги, пытаясь отряхнуть юбку и вытащить из волос клочки сена.
— Похоже, вы недурно проводите время, мисс Уинн, — саркастически заметил герцог.
Тамара промолчала, и через некоторое время он язвительно спросил:
— Нет ли у вас каких-нибудь жалоб? Не могу поверить, чтобы мое сено пришлось вам по вкусу…
Тамаре наконец удалось создать хоть какое-то подобие прически, откинув волосы назад и скрутив их в пучок на затылке. Слегка отдышавшись, она ответила:
— На этот раз у меня нет никаких жалоб, ваша светлость. Напротив, я хочу поблагодарить вас. Вот уже в течение двух дней и я, и дети ездим на ваших лошадях и получаем от этого огромное удовольствие…
— Чрезвычайно рад это слышать, мисс Уинн. Герцог, как всегда, выражался в своей излюбленной саркастической манере, но Тамара, озабоченная своим внешним видом, не придала этому значения.
— А я тоже умею ездить на лошади, — неожиданно заявила Вава. — Правда-правда! Дядя Говард, пожалуйста, купи мне лошадку такую же большую, как у тебя…
Герцог не успел еще ничего ответить, как в разговор вмешался Шандор:
— Я тоже хочу поблагодарить вас, дядя Говард. Ваши кони — настоящее чудо!
Мне кажется, папа был бы очень рад, если бы знал, как вы добры к нам…
— Вообще-то это не в моем характере, — неожиданно проговорил герцог и, не прибавив более ни слова, уехал.
» Нет, он действительно самый несносный и непредсказуемый человек на свете!
— сердито подумала Тамара. — Появляется тогда, когда его меньше всего ждут, и ведет себя так, что только диву даешься…«
У нее было такое чувство, что герцог постоянно наблюдает за ней, как будто чего-то выжидает.
Может быть, он ищет предлог, чтобы избавиться от нее, а может быть, ему не понравилось, как она высказалась в адрес повара, и теперь он хочет отыграться?..
Как бы то ни было, ощущение того, что за тобой постоянно следят, было не из самых приятных.
День, начавшийся так радостно, был испорчен. Когда дети и Тамара пили чай под деревьями, им казалось, что солнце уже светит не так ярко, как утром, и они реже смеялись.
» Опять этот несносный герцог умудрился все испортить!«— с раздражением подумала Тамара.
Не оставалось никаких сомнений, что между владельцем замка и герцогом — героем ее романа имеется явное сходство…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прикосновение любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Прикосновение любви - Картленд Барбара



хороший роман.мне понравился.читаешь и голова отдыхает от всего.спасибо автору
Прикосновение любви - Картленд Барбаракэт
15.02.2014, 10.38





замечательно. спасибо автору.
Прикосновение любви - Картленд Барбарал.а.
10.09.2014, 23.24





Совсем не понравился роман ...нагромождение слов ...
Прикосновение любви - Картленд БарбараВикушка
11.09.2014, 14.02





Очень легких и хороший роман, советую прочитать!
Прикосновение любви - Картленд БарбараЮлия
12.09.2014, 4.52





Как обычно у Барбары,все пафосно и слащаво.Но есть у нее и увлекательные романы.
Прикосновение любви - Картленд БарбараЧертополох
12.09.2014, 12.18





роман хороший мне нравится
Прикосновение любви - Картленд Барбаравика
22.02.2015, 20.41





читается легко, интересно, только вот слащаво и напыщенно там где автор говорит о любовном восторге
Прикосновение любви - Картленд БарбараЛюбовь
9.03.2015, 11.27





Слишком поверхностно все изложено, никаких проблем, все решается само собой. Негодяи сразу же превращаются в добрых, отзывчивых людей. В серии ЛР есть очень много талантливых произведений, а этот роман оставляет впечатление написанного учеником по поручению мастера для численности. А можно было из этого сюжета сделать конфетку.
Прикосновение любви - Картленд БарбараВераника
9.03.2015, 18.01





Так себе.
Прикосновение любви - Картленд БарбараКэт
29.01.2016, 12.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100