Читать онлайн Прикосновение любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Прикосновение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Тамара проснулась, как от толчка, и тут же выпрыгнула из постели.
Подняв шторы, она увидела, что солнечный свет заливает все вокруг. Значит, сегодняшний день будет лучше, чем вчерашний, сказала она себе. Жизнь повернется своей лучшей стороной не только к ней, но и к детям.
Окна детских выходили на задний фасад замка. Отсюда Тамаре были видны клумбы, представлявшие собой калейдоскоп красок, стены из красного кирпича — явная принадлежность эпохи Тюдоров — и небольшой лесок, зеленевший на фоне безоблачного неба.
Картина и впрямь была великолепной, и настроение у Тамары мгновенно улучшилось.
«Тут, должно быть, масса красивых мест, и дети с удовольствием будут ходить на прогулки, — подумала она. — Надо спросить герцога, можно ли им ездить верхом. А может быть, и я поеду вместе с ними…»
Глаза девушки загорелись при мысли о том, что она сможет ездить на прекрасных породистых лошадях.
Когда Тамара еще жила в Оксфорде, друзья ее отца иногда давали ей своих лошадей. Это случалось в основном летом, когда сами они не ездили на охоту.
Тамара знала, что великолепно держится в седле, и всем другим физическим упражнениям предпочитала верховую езду.
Но тут ей пришло в голову, что, очевидно, герцог скорее пошлет с детьми своих грумов, а не гувернантку, так что ей придется оставаться дома.
«А что, если сказать, — пришло Тамаре в голову, — что во время прогулок я одновременно буду давать уроки Ваве? На это ему нечего будет возразить!»
Правда, при мысли о том, что герцог всегда поступает так, как ему заблагорассудится, девушка скорчила гримасу. Вряд ли кому-нибудь удавалось заставить его совершить поступок, противоречащий его собственным эгоистическим интересам!
Однако чтобы не омрачать себе настроение в такое прекрасное утро, Тамара выбросила из головы эту мысль, оделась, а потом пошла будить детей.
Шандор, оказывается, уже не спал. Увидев Тамару, он тут же спросил:
— Можно мне погулять до завтрака, тетя Тама… то есть я хотел сказать — мисс Уинн? Под деревьями в парке я видел оленей, и мне хотелось бы взглянуть на них поближе.
— Конечно, можно, — разрешила Тамара, — но только смотри, не опоздай к завтраку! Наверное, его принесут в половине девятого.
Увы, к несчастью, это оказалось несбыточной мечтой!..
Без десяти минут девять Тамара позвонила в колокольчик, и когда появилась горничная, спросила у нее, когда им подадут завтрак.
— Завтрак, мисс? — удивленно повторила та, будто слово «завтрак» она слышала в первый раз в жизни. — Кажется, миссис Хендерсон не давала никаких распоряжений насчет того, чтобы нести что-нибудь наверх.
— Ну, мы можем спуститься вниз, если так удобнее, — предложила Тамара, — только хотелось бы позавтракать как можно скорее. Вчера ужин был не очень-то сытным!
Горничная исчезла и лишь через полчаса появилась снова, на этот раз с подносом.
Со стуком опустив его на стол, она уже собиралась удалиться и была весьма удивлена, когда Тамара задержала ее, попросив принести скатерть.
На блюде, даже не покрытом салфеткой, красовались четыре сваренные в мешочек яйца, давно остывшие, и несколько тонюсеньких кусочков не поджаренного хлеба. Еще немного хлеба лежало прямо на подносе рядом с маслом и горшочком со сливовым джемом, который детям совершенно не понравился.
Помимо подноса, горничная принесла большой кувшин с очень крепким чаем и маленький кувшинчик с молоком.
Тарелки, как подозревала Тамара, никто не удосужился подогреть, про соль и перец опять забыли, а столовых приборов было только три.
Она попросила горничную принести еще молока, соль и недостающую чашку.
Однако ждать пришлось так долго, что к тому времени, когда горничная снова появилась, дети уже покончили с весьма неаппетитным завтраком и рвались поскорее выйти из душных комнат на солнышко.
— Какое противное яйцо! Холодное… Мне совсем не понравилось, — капризно произнесла Вава.
— Да и нам всем — тоже, — согласилась с девочкой Тамара и продолжала:
— Я поговорю с миссис Хендерсон — возможно, мне удастся добиться, чтобы нам готовили на завтрак что-нибудь более съедобное.
Однако девушка понимала, что первым делом ей надо повидаться с герцогом.
«Он наверняка захочет задать мне немало вопросов относительно своего брата, а еще больше — о детях», — рассуждала Тамара. Но, как ни странно, никто и не думал звать ее к герцогу.
Когда же она сама спросила слугу, не желает ли герцог ее видеть, то услышала в ответ, что его светлость уехал еще рано утром и вряд ли вернется раньше обеда.
Таким образом, появилась возможность исследовать сад и конюшни, от которых Шандор пришел в полный восторг, а Вава тут же потребовала, чтобы ее посадили на лошадь.
Главный конюх — похоже, единственный приятный слуга в доме — пошел навстречу девочке. Под его присмотром она объехала весь конный двор. В этот момент лошадей как раз вывели размяться.
Когда Тамара объяснила конюху, что это дети лорда Рональда, он с любовью оглядел их и сказал:
— Помню, помню я лорда Рональда. Ох и лихой был наездник! Ничего не боялся, садился на любую, хоть самую необъезженную… Похоже, молодой джентльмен в него пошел.
— Мне хотелось бы доказать вам, что я езжу верхом не хуже своего отца, — с вызовом произнес Шандор.
— Вам надо поговорить об этом с его светлостью, сэр, — отвечал конюх. — Вполне возможно, что для молодых леди он купит пони.
При этих словах он взглянул на Тамару и улыбнулся.
— Мы тоже на это надеемся, — сказала она. — Вот увидите — мисс Вава может держаться в седле так же бесстрашно, как и лорд Рональд.
В данный момент, правда, это не совсем соответствовало действительности — сидя верхом, Вава кричала от страха, а когда ее спустили на землю, тут же потребовала:
— Я хочу опять на лошадку!
Только когда девочке предложили отправиться к озеру и посмотреть на рыбок, она немного успокоилась и перестала бегать за конюхами, объезжавшими остальных лошадей.
— Как жаль, что мне нельзя с ними! — с завистью вздохнул Шандор.
— Вначале надо попросить разрешения у дяди, — твердо сказала Тамара.
Однако и без этого вокруг было столько всего интересного, что утро пролетело незаметно, и настала пора возвращаться в замок на ленч.
Еще до прогулки Тамара попыталась увидеться с миссис Хендерсон, но ей ответили, что домоправительница сейчас занята. Теперь же в ответ на просьбу девушки миссис Хендерсон пришла в детскую. Выражение ее лица, по мнению Тамары, никак нельзя было назвать дружелюбным.
— Боюсь, что завтрак был слишком скудным. Дети явно не наелись, — начала Тамара. — А яйца совсем остыли — их даже ничем не накрыли…
— Это не входит в мои обязанности, мисс Уинн, — холодно отвечала миссис Хендерсон. — Я лишь передала повару утром, что вам требуется завтрак, а сейчас — что вам нужен ленч. Меню составляет он, и его светлость целиком доверяет своему повару.
— Я понимаю, конечно, что путь из кухни сюда неблизкий, поэтому все и остыло, — продолжала Тамара. — Но ведь в замке наверняка есть и другие комнаты, более удобно расположенные?
— В замке масса комнат, мисс Уинн, — с достоинством отвечала миссис Хендерсон, — но они, разумеется, совершенно не подходят для детей!
— Когда вы узнаете этих детей поближе, то увидите, что они умеют вести себя в любых апартаментах, — заметила Тамара.
Обворожительно улыбнувшись, девушка продолжала:
— Когда были живы их родители, дети размещались в лучших комнатах дома.
Поверьте, они привыкли к дорогим вещам и знают, как с ними обращаться…
Это была истинная правда. Лорд Рональд и его жена души не чаяли в своих детях и считали, что они достойны только самого лучшего.
В родном доме дети занимали спальни, которые обычно отводятся гостям, а для игр у них была уютная детская.
Эта комната располагалась на первом этаже и была лучшей гостиной в доме, к тому же обставленной самой элегантной мебелью.
Миссис Хендерсон, полагая, что разговор окончен, собиралась уже выйти из комнаты, но Тамара остановила ее вопросом:
— Надеюсь, сегодня горничные сделают здесь уборку? Вы ведь понимаете — эти комнаты столько лет были закрыты…
— Боюсь, что девушки и так сегодня заняты, — сухо ответила миссис Хендерсон. — Может быть, на этой неделе им и удастся улучить часок-другой для уборки… Пока же, мисс Уинн, не могу обещать, что комнаты будут немедленно приведены в порядок.
После этих слов она с гордым видом удалилась. «Да, — сказала себе Тамара, — эта женщина возненавидела детей лишь только потому, что ей прибавилось работы. Похоже, что миссис Хендерсон — изрядная лентяйка!»
— Впрочем, чего же еще ожидать от слуг такого человека, как герцог! — с негодованием произнесла она вслух.
Однако Тамаре ничего не оставалось, как самой убрать постели, тем более что ленч запоздал так же, как и завтрак.
На сей раз еда оказалась просто несъедобной. Баранина опять была холодная и такая жесткая, что дети не смогли откусить ни кусочка.
Никаких овощей к ней не прилагалось, гарниром служило лишь блюдо переваренной картошки. Довершал трапезу полусырой неаппетитный пудинг из почек, к которому, по обыкновению, забыли подать горчицу и пикули.
Это было совсем не то, к чему привыкли дети в родном доме. Еда там всегда была очень простой, но умело приготовленной. Занимались этим или Тамара и Майка, или Люси, которую они выучили всему, что умели сами, так что в конце концов она стала такой же искусной кухаркой, как и сестры.
Майке была невыносима мысль, что ее муж, женившись на ней, вынужден терпеть лишения, вот почему она старалась готовить для него самые изысканные блюда. В основном это были кушанья, распространенные на континенте, рецепты которых в свое время поведала Майке мать.
По вечерам трое взрослых собирались за обедом, и, как утверждал лорд Рональд, он нигде и никогда не ел с таким аппетитом.
Детям, конечно, было не очень полезно использовать в пищу жирные соусы, которыми наслаждался их отец, но в остальном еда, приготовленная для них, отличалась отменным вкусом и была вполне подходящей для растущего организма.
У себя в саду лорд Рональд выращивал особые сорта овощей и фруктов, к которым дети очень привыкли, и теперь Тамара боялась, что отсутствие привычной пищи не только пробудит в детях тоску по дому, но и повредит их здоровью.
— Это же невозможно есть! — с возмущением объявил Шандор, когда его мужественная попытка разрезать баранину не увенчалась успехом.
— Да, действительно, — грустно согласилась с ним Тамара.
— Я хочу есть! Хочу есть! — захныкала Вава.
— Я обязательно поговорю с вашим дядей. Надеюсь, уже завтра все будет по-другому, — пообещала Тамара.
Правда, про себя она подумала, что добиться этого, по всей видимости, будет нелегко. Наверное, отношение герцога к своим родственникам — полное равнодушие и невнимание — отразилось на поведении его слуг.
— Давайте пойдем в сад и нарвем персиков, — предложил Шандор, оттолкнув тарелку с недоеденным пудингом. — Там их просто тьма! Я видел утром, когда ходил гулять…
Тамара полагала, что такая вылазка вряд ли будет одобрена, но видя, что предложение Шандора с энтузиазмом встречено и Кадиной, и Вавой, она скрепя сердце вынуждена была согласиться, и вся компания отправилась в сад.
Тамара надеялась увидеть там садовника и спросить его, можно ли им взять немного фруктов, но, похоже, в саду никого не было. Шандор же тем временем уже скрылся в оранжерее, где росли персики.
Вскоре он появился на пороге, держа в руках четыре восхитительных крупных плода, которые были настолько спелые и сочные, что Тамара тут же забыла о своих сомнениях и съела свой персик с не меньшим удовольствием, чем дети.
В другой оранжерее они обнаружили виноград — крупный кроваво-красный мускат. Было решено сорвать веточку, которая тут же была съедена.
Продолжая бродить по саду, дети наткнулись на сливы и нектарины. В другом месте им попалась малина, кусты которой были закрыты сеткой, чтобы птицы не склевывали ягоды.
— Ну все, хватит, а то животы заболят — наконец сказала Тамара. — Давайте лучше нарвем немного малины и съедим ее за ужином.
— Только надо попросить к ней сливок! — предложила Кадина. — Помнишь, папочка всегда говорил, что малина со сливками — его любимая ягода?
— А мамочке больше нравились персики, — мечтательно произнес Шандор.
— Хочу еще персик! — тут же потребовала Вава, но Тамара решительным тоном сказала, что на сегодня хватит.
Пока они возвращались к дому, девушка заметила, что в саду зреют груши — их было очень много — и во множестве растут всевозможные овощи, в том числе салат.
— Сорви несколько листьев, — попросила она Шандора, — и если к чаю нам не дадут ничего вкусного, я хотя бы сделаю вам сандвичи с салатом.
Детям эта идея пришлась по душе, и Шандор тут же срезал перочинным ножиком два больших листа. Они вытащили также несколько редисок — они росли на грядке прямо около замка.
Конечно, припасенные таким образом овощи никак нельзя было назвать едой существенной, но по крайней мере это было лучше, чем голодать. Когда подоспело время чая, опасения Тамары подтвердились — наверх была доставлена лишь непременная краюха черствого хлеба и немного сливового джема, так что сандвичи с салатом оказались весьма кстати.
Дети с удовольствием съели и редиску. Конечно, им очень не хватало вкусных тортов, горячих булочек и других деликатесов, к которым они привыкли дома, но никто не стал жаловаться.
Малину же, которая изрядно помялась в чашке у Шандора, Тамара решила приберечь для ужина.
К этому времени не только дети, но и она сама почувствовала сильный голод.
На ужин опять подали холодного цыпленка, правда, на этот раз к нему были добавлены четыре толстых куска ветчины.
К счастью, наверх доставили и большой кувшин молока. Тамаре с трудом удалось уговорить Ваву съесть хотя бы хлеба и запить его молоком. К цыпленку, которого девушка нарезала для маленькой племянницы на крохотные кусочки, та даже не притронулась.
Просьба Тамары относительно сливок была просто-напросто игнорирована, и им пришлось довольствоваться малиной с молоком, что было все же лучше, чем ничего.
«Надо непременно поговорить с герцогом сегодня же вечером, — твердо решила Тамара. — Так дальше продолжаться не может!»
Уложив Кадину и Ваву спать, девушка спустилась в холл и спросила, нельзя ли ей видеть герцога. На это ей было сообщено, что его светлость отбыл на званый обед.
Тот факт, что герцог, оказывается, сегодня уже побывал дома и даже не сделал попытки увидеться с нею или с детьми, привело Тамару в ярость, но изменить что-либо было не в ее власти.
Ей оставалось лишь поинтересоваться, нельзя ли будет увидеть его светлость завтра утром, ибо у нее очень важное и срочное дело.
— Я передам его светлости вашу просьбу, мисс, — отвечал дворецкий, и по его тону было ясно, что настойчивость Тамары кажется ему неприличной.
Она вернулась наверх и решила почитать — несколько самых любимых своих произведений Тамара взяла с собой из дома.
Но она не смогла сосредоточиться на книге. В голове вертелась лишь одна мысль — в каком унизительном положении они оказались. Похоже, никто в замке, и в первую очередь сам герцог, не собирается обращать на них никакого внимания.
«Интересно, если все так и будет продолжаться, что мне делать?»— задала себе мысленный вопрос Тамара.
Об этом ей пришлось поразмышлять и на следующее утро. Так и не дождавшись вестей от герцога, Тамара спустилась вниз и узнала, что его светлость снова рано утром покинул замок, а слуги понятия не имеют, когда он вернется.
— С кем еще, кроме вас, я могла бы поговорить? — решительно обратилась Тамара к дворецкому.
Категоричность ее тона заставила слугу взглянуть на девушку с удивлением.
— Управляющий его светлости, майор Мелвилл, в настоящее время находится в Лондоне, — ответил дворецкий. — Мы ожидаем его возвращения на будущей неделе. Я уверен, мисс, что он удовлетворит любую вашу просьбу.
— На будущей неделе! — как эхо, повторила Тамара.
Значит, еще четыре дня ждать… У Тамары было такое чувство, что к этому времени из-за постоянного недоедания здоровье детей окажется под угрозой.
Как обычно по утрам, все четверо отправились на прогулку, но Тамара, против обыкновения, была молчалива. Она обдумывала дальнейший план своих действий.
Когда к ленчу им опять доставили нечто совершенно несъедобное, девушка взглянула на блюда, а затем попросила детей следовать за ней.
— А куда мы идем? — с любопытством спросил Шандор.
— Сейчас увидишь, — мрачным тоном ответила Тамара.
К этому времени девушка уже успела узнать, где находится черная лестница, и теперь, спустившись по ней, они оказались, как и рассчитывала Тамара, на первом этаже возле кухни.
Решительно направившись вглубь по коридору, вымощенному каменными плитками, она вскоре очутилась на кухне с высоким сводчатым потолком, где вокруг огромной горящей плиты собрались главный повар и несколько поварят.
Они готовили, как показалось Тамаре, ленч для прислуги, и эта еда, несомненно, источала значительно более приятный аромат, чем пища, которую только что доставили ей и детям.
— Добрый день! — обратилась она к главному повару.
Он резко обернулся и удивленно уставился на незнакомую девушку и троих детей, которые неизвестно как вдруг очутились в его владениях.
— Бонжур! — после некоторой паузы ответил он.
— Бонжур, мсье!
Тамара повторила свое приветствие на французском, а затем продолжала:
— Мы пришли сюда кое-что выяснить, мсье. Я не могу поверить, чтобы пища, которую только что доставили наверх для племянников его светлости, была приготовлена вами.
Повар, казалось, был очень удивлен и язвительно спросил:
— А чем она, собственно, вам не понравилась, позвольте узнать?
— Вряд ли мне придется объяснять французу, почему нехороша пища, которую просто невозможно есть, — парировала Тамара.
Ее реплика вызвала у повара бурю эмоций, и он тут же разразился гневной тирадой, из которой следовало, что готовить для детей не входит в его обязанности, что помощников у него слишком мало, и, наконец, что его наняли только для того, чтобы готовить еду для друзей его светлости, самого герцога и слуг.
Тамара терпеливо ждала, когда иссякнет поток красноречия словоохотливого француза, а затем сказала:
— Если у вас слишком мало помощников, как вы говорите, то готовить для детей могла бы я сама. Не могу же я допустить, чтобы они заболели от такой кормежки, пригодной разве что свиньям!
Ее слова, произнесенные на французском, прозвучали гораздо грубее, чем на английском. Как и ожидала Тамара, француз пришел в бешенство, услышав ее колкий намек.
Снова разразившись гневной отповедью, к тому же сопровождаемой энергичными и красноречивыми жестами, он через некоторое время наконец угомонился и закончил свою тираду так:
— Я уже говорил, что у меня слишком мало помощников, так что или ешьте то, что я готовлю, или сидите голодными!
— На это можете не рассчитывать! — отрезала Тамара. — А так как мы все очень голодны, я собираюсь немедленно приготовить что-нибудь съедобное для своих воспитанников.
С этими словами она решительно направилась к кухонному столу. Французу оставалось лишь вздымать руки в беспомощном жесте и в гневе восклицать:
— Можете поступать, как вам угодно! Я ухожу! Я не позволю оскорблять меня в моей собственной кухне!
И он кинулся к двери. Вслед ему уставились поварята, раскрывшие рты от изумления. Привела их в чувство Тамара, обратившаяся к ним по-английски:
— Принесите мне чистую кастрюлю, яйца, масло, соль, перец и большую миску.
Они удивленно посмотрели на девушку, но ее тон не оставлял сомнений в том, что она настроена серьезно. Весь облик Тамары призывал к повиновению, и поварята сочли за благо выполнить ее приказание.
На кухне, помимо большого стола, стоял еще и маленький. Указав на него, Тамара сказала:
— Постелите на этот столик скатерть и накройте его на четверых.
А затем, обращаясь к детям, добавила:
— Садитесь, мои дорогие. Сейчас я наконец-то накормлю вас настоящей вкусной едой. Только вам придется чуточку подождать, пока она готовится!
Положив в кастрюлю большой кусок масла, Тамара поставила ее на огонь. В этот момент она заметила, что на вертел насажено несколько цыплят, и тут же приказала поваренку начать их жарить.
Мальчишка без звука повиновался. Тамара же ловкими движениями посыпала ближайшего цыпленка солью и перцем и тут же, выпустив в миску дюжину яиц, начала взбивать их вилкой. В кастрюле тем временем растапливалось масло.
В буфете лежали помидоры. Тамара приказала другому поваренку бросить шесть из них в горячую воду, а затем ободрать кожицу и удалить семечки.
Она уже собиралась вылить яйца в кастрюлю, но прежде крикнула мальчику, который занимался помидорами, чтобы он, когда закончит, положил их в другую кастрюлю, предварительно добавив немного масла.
В последний момент Тамара, словно волшебница, соединила все эти компоненты в восхитительный омлет и переложила его на горячее блюдо, которое расторопный поваренок только что вытащил из духовки вместе с четырьмя тарелками. Омлет вышел на славу — нежный внутри, идеально округлой формы и с золотистой корочкой по краям.
Тамара с гордостью поставила свое творение на стол перед детьми.
— Угощайтесь, мои хорошие! — ласково предложила она племянникам. — А я тем временем займусь цыпленком.
Она бросила на него еще по щепотке соли и перца, и вскоре от цыпленка, которого усердно вращал над огнем поваренок, начал исходить изумительный аромат. У присутствующих невольно потекли слюнки.
В небольшой кастрюльке на плите Тамара поставила тушить грибы. Ей понадобилась деревянная миска, но поварята заверили девушку, что такой утвари у них на кухне нет.
Вместо этого они принесли ей стеклянную миску, салат и нож, при виде которого Тамара наставительно заметила, что для приготовления зеленого салата ножи никогда не используются.
— Надо осторожно отделить листики пальцами, — поведала она поварятам, — а потом окунуть их в соус.
Для этой цели девушка приготовила любимый соус детей — из оливкового масла, уксуса, горчицы и небольшого количества сахара.
К тому времени цыпленок уже был изжарен. Тамара аккуратно разрезала его на кусочки, следуя принятой тогда иностранной манере, и украсила гарниром из салата и грибов, приготовленным в маленькой кастрюльке.
Когда она вернулась к столу, омлет был почти весь съеден — проголодавшиеся племянники оставили тетке лишь небольшой кусочек. Тамару это очень порадовало.
К тому же дети с энтузиазмом сообщили ей, что теперь ждут обещанного цыпленка.
Белое мясо Тамара отдала Кадине и Ваве, сама же вместе с Шандором довольствовалась более темной частью цыпленка.
Блюдо и впрямь вышло восхитительным — нежное мясо вкупе со свежим салатом и соусом из молоденьких грибов, искусно приготовленным умелой хозяйкой.
Тамара быстро съела свою порцию и, поднявшись с места, поинтересовалась, есть ли на кухне какие-нибудь фрукты.
Поварята ответили, что у них имеется малина и красная смородина. Тамара попросила принести ягоды, а заодно свежие яичные белки и глазурь.
Они выполнили ее просьбу и начали с удивлением наблюдать, как девушка ловко отделяет веточки красной смородины от ягоды, окунает их в яичный белок, чуть стряхивает и затем покрывает глазурью.
Это лакомство дети очень любили. Вот и сейчас целое блюдо смородины, покрытой глазурью, исчезло в мгновение ока. Вава прочла молитву, и все поднялись из-за стола.
— Благодарю вас всех за помощь, — приветливо обратилась Тамара к поварятам. — Было бы очень любезно с вашей стороны, если бы к чаю вы испекли для нас торт и булочки.
Мальчишки расцвели от похвалы, а Тамара перевела взор на главного повара, который все это время молча стоял у входа на кухню и наблюдал, как ловко девушка управляется со стряпней.
— Спасибо и вам, мсье, — обратилась к нему Тамара по-французски, — за ваше гостеприимство. Первый раз за все время пребывания в замке мы поели как следует. Будем надеяться, что не в последний!
В ответ француз издал звук, в котором смешались бессильная ярость и презрение, и категорически изрек:
— Я покидаю этот дом! Не собираюсь оставаться здесь и выслушивать оскорбления! Мы еще поглядим, что для его светлости важнее — горстка нахальных сопляков, выдающих себя за его родственников, или вкусно приготовленная еда!
С этими словами он, словно фурия, покинул кухню, а Тамара взглянула на детей.
— Похоже, мы вызвали настоящую бурю, — с улыбкой заметила она, — и у меня такое чувство, что впереди нас ждет шторм!
Девочки не поняли смысла ее слов, а Шандор рассмеялся.
— Ты вела себя очень храбро, — сказал он. — Я уверен, что мама на твоем месте поступила бы точно так же.
— И я в этом уверена! — решительно согласилась Тамара. — Смелее, Шандор, никому еще не удавалось нас запугать — и не удастся!..
После ленча Кадина и Вава легли отдыхать, а Тамара занялась с Шандором латынью.
В Корнуолле мальчика учил местный викарий, хотя, надо сказать, сама Тамара знала этот язык превосходно.
— Как же я теперь буду учиться? — спросил Шандор.
— Мы должны подождать, пока я, наконец, смогу переговорить с герцогом, — улыбнулась Тамара. — Но я уверена, что в замке наверняка есть большая библиотека. По-моему, твой отец как-то рассказывал мне об этом.
— А что, если нам спуститься вниз и попробовать разыскать библиотекаря? — предложил Шандор.
Через некоторое время они наткнулись на старичка, находившегося, по мнению Тамары, в одной из самых великолепных библиотек, которые ей когда-либо доводилось видеть.
Он сообщил, что его фамилия Айткен и что он состоит в должности хранителя замка.
Шандор немедленно засыпал старичка многочисленными вопросами о старинных крепостях замка, относящихся ко временам норманнов, о главной башне и других тому подобных вещах, которыми мальчик всегда живо интересовался.
Как оказалось, мистер Айткен хорошо помнил лорда Рональда. Он любезно разрешил Тамаре и Шандору пользоваться любой книгой из библиотеки.
Тамара пришла в восторг от этого предложения. Окинув жадным взором многочисленные шкафы и полки, она поняла, как много интересного они в себе таят. Эти книги будут, несомненно, полезны не только ей, но и Шандору.
В библиотеке решили долго не задерживаться — Тамара боялась оставлять девочек одних. Когда Кадина и Вава проснулись, то по настоянию Шандора вся компания отправилась к конюшням.
Время было уже довольно позднее — ведь сегодня ленч очень задержался, — однако Эбби, старый конюх, был весьма рад видеть детей и снова разрешил Ваве покататься верхом.
— А вы и скаковых лошадей здесь разводите? — полюбопытствовал Шандор.
— Ну а как же, молодой человек! И даже очень многих, — ответил конюх. — Двух из них его светлость выставляет на скачках в Челтнеме, которые проходят как раз на этой неделе. Мы все надеемся, что хотя бы одна лошадка завоюет кубок в стипль-чезе.
«Итак, скачки в Челтнеме», — повторила Тамара про себя.
Значит, там герцог пропадал последние несколько дней… Ну что же, отчасти это может служить ему оправданием. Неудивительно, что хозяин превосходных скаковых лошадей предпочел отложить решение проблемы с племянниками и подождать, пока закончатся скачки.
Но ведь он мог, возразила сама себе Тамара, хотя бы прислать им записку и в ней объясниться.
— А как вы объезжаете лошадей? — задал следующий вопрос неугомонный Шандор. Старый конюх усмехнулся.
— Сейчас я вам покажу, мой юный друг. Он провел их через всю конюшню.
Дальним концом она выходила в чистое поле, где и было устроено нечто вроде миниатюрного скакового круга.
Тамара припомнила, как лорд Рональд однажды обмолвился, что в окрестностях замка существует такое место, и в своем романе она не раз упоминала о нем.
В этом было даже что-то мистическое. Оказывается, описывая скаковой круг, Тамара была точна до мельчайших деталей, включая массивные сооружения, выполняющие роль препятствий.
— По-моему, их очень легко перепрыгнуть, — заметил Шандор, критически оглядывая ипподром. Старый конюх рассмеялся.
— Вы бы по-другому запели, мастер Шандор, если бы попробовали прокатиться здесь верхом! Думаю, немало лошадок упадут на скачках в Челтнеме через это столь неказистое на первый взгляд препятствие.
Шандор ничего на это не ответил и продолжал внимательно изучать искусственные барьеры и широкую водную преграду. Неожиданно он заметил уже не на самом ипподроме, а рядом с ним — ворота с пятью перекладинами.
— А здесь вы тоже лошадей тренируете? — спросил мальчик.
— Это новая выдумка его светлости. Тут он все делает сам, никому не доверяет, — ответил конюх. — Она предназначена не для скаковых лошадей, а для охотничьих.
— Отличная идея! — с энтузиазмом одобрил Шандор.
— Его светлость устроил эти ворота совершенно по-особому, — пояснил конюх.
— Если лошадь, которую он объезжает, не может взять препятствие, ворота падают на землю.
— А ноги остаются целы! — рассмеялся Шандор.
Он подбежал к воротам и внимательно осмотрел их. Действительно, как и сказал конюх, перекладины были лишь слегка прикреплены к стойке.
Лошадь, которая задевала копытами верхний брус, опрокидывала ворота и таким образом сама не падала.
Тамара услышала, что ее зовет Вава, и поспешила к девочке.
— Я хочу ехать быстрее, гораздо быстрее! — требовательно сказала Вава, обращаясь к молодому конюху, который вел за поводья ее лошадь.
— Ты и так едешь достаточно быстро, — с улыбкой возразила Тамара. — Не забывай — эта лошадь гораздо больше того пони, на котором ты каталась дома.
— А я хочу в галоп! — упрямо повторила Вава.
— У этой девчушки настоящий спортивный азарт, так же как у ее брата, — одобрительно заметил старый конюх.
Тамара оглянулась и увидела, что Шандору каким-то образом удалось уговорить конюха, и тот позволил мальчику взобраться на коня, которого только что привели после объездки.
Это было огромное животное вороной масти. Вылезая из седла, молодой конюх, который только что тренировал коня, заметил:
— Ну и задал же мне работку этот Самсон! Но я его тоже погонял изрядно.
Малость повыбивал из него дурь…
— Молодец! — похвалил парня главный конюх. Шандор начал ездить по двору, явно гордясь тем, что ему разрешили сесть на такую великолепную лошадь.
— Какой славный, правда, мисс Уинн? — крикнул он.
— И гораздо больше, чем Руфус, — добавила Тамара.
Шандор сделал несколько кругов по вымощенному булыжником двору. Внезапно ему пришла в голову новая идея, и мальчик на большой скорости направился к скаковому кругу.
За ним в тревоге устремился старый конюх.
— Вернитесь сейчас же, сэр! Вы не сможете взять препятствия на этом коне — он слишком велик для вас.
Но Шандор сделал вид, что не слышит, и продолжал кружить по ипподрому. Вот он взял первый барьер и в том же темпе направился ко второму.
— Ох, не к добру это! Ведь мальчик может упасть, а его светлость обвинит в этом меня, — сокрушенно покачал головой старый Эбби.
— Не беспокойтесь, — с достоинством возразила Тамара. — Мастер Шандор — отличный наездник. Правда, до сих пор ему еще не доводилось сидеть на таком великолепном коне, но вообще-то он ездит верхом с самого детства.
Тем временем Шандор преодолел следующий барьер и теперь направлялся к водной преграде.
Тамара внимательно наблюдала за племянником. Было видно, что мальчик старается вовсю. Приближаясь к очередному препятствию, он пришпоривал коня как раз в нужный момент, и тот буквально перелетал через преграду. Такому взаимопониманию между всадником и животным мог бы позавидовать и более опытный наездник.
Тамара так обрадовалась успехам племянника, что, не удержавшись, издала радостный возглас и захлопала в ладоши.
— Отлично! Да ты просто молодец! — крикнула она. — Я знала, что у тебя все получится… И вдруг за спиной у Тамары раздался резкий голос:
— Могу я узнать, что здесь происходит? Сердце девушки екнуло. Тамара догадалась, что пока все наблюдали за Шандором, с конного двора к ним подошел герцог. Но и конюхи, и сама Тамара были так увлечены, что ничего не заметили.
Она и старый конюх обернулись одновременно. Герцог выглядел сегодня еще более импозантным. На нем были панталоны цвета шампанского и до блеска отполированные ботфорты.
Шляпу с высокими полями герцог чуть сдвинул набок, так что стали видны его роскошные темные волосы. С ним был еще один джентльмен, немного постарше, но одетый также безукоризненно и модно.
Этот последний не сводил глаз с Тамары, и его нескромный монокль заставил ее вспомнить о своей внешности.
День выдался жаркий. Рассчитывая, что сегодня герцог, как и вчера, появится лишь поздно вечером, Тамара надела свое любимое платье из тонкого муслина и причесалась гораздо изысканнее, чем в тот день, когда она впервые появилась в замке.
К тому же, считая, что рядом с ней находятся лишь конюх и дети, девушка сняла шляпку, и сейчас та болталась на ленте у нее на руке.
Казалось, герцог не обратил на это внимания, но сама Тамара прекрасно понимала, что ведет себя совершенно не так, как подобает настоящей гувернантке.
Поспешно сделав реверанс, она с тревогой взглянула на герцога и увидела, что тот внимательно наблюдает за Шандором.
— Кто позволил мальчику взять мою лошадь? — резким тоном спросил он.
— Я только разрешил ему сесть на Самсона и проехаться по двору, ваша светлость, — начал оправдываться главный конюх, — и тут вдруг молодой джентльмен прямиком направился на скаковое поле. Я даже не успел его остановить!..
В это время Шандор как раз преодолел очередной барьер, и конюх с удовлетворением добавил:
— Ну просто вылитый отец! А ведь этот мальчик через несколько лет будет таким же прекрасным наездником, как и ваша светлость…
Герцог поджал губы — как показалось Тамаре, замечание конюха его совсем не обрадовало. Джентльмен, стоявший рядом с ним, рассмеялся:
— Вот уж не думал, Говард, что у тебя в замке живут дети! А почему ты не представишь меня этой необыкновенно очаровательной молодой леди — по-видимому, их воспитательнице?
— Это их гувернантка, — резко бросил герцог, давая понять, что этим все сказано.
— И все же я хотел бы с ней познакомиться, — — продолжал настаивать его друг.
Чтобы положить конец этой неловкой сцене, Тамара отошла от джентльменов и быстрым шагом направилась к Ваве, которая все еще кружила по двору на лошади.
— Пора возвращаться пить чай, — позвала она племянницу.
— А я хочу кататься! — упорно настаивала Вава. — Хочу галопом!
— Ну, а мне хочется чаю, — заявила Кадина. Все это время она кормила лошадей в конюшне кусочками морковки, которые дал ей мальчик-слуга.
— Как только Шандор кончит кататься, мы пойдем пить чай, — пообещала Тамара.
Кадина обернулась к скаковому кругу и увидела герцога.
— А вот и дядя Говард! — воскликнула девочка. — Пойду попрошу, чтобы он купил мне пони.
И не успела Тамара хоть что-нибудь возразить, как Кадина уже бегом пересекла конный двор и, совершенно не смущаясь, взяла герцога за руку.
Он изумленно глянул на девочку сверху вниз, а она бойко затараторила:
— Дядя Говард, пожалуйста, купите мне пони! У меня дома он был… Я тоже хочу кататься, как Шандор, но для этого мне нужна собственная лошадка…
В голосе Кадины звучала такая мольба, что друг герцога рассмеялся.
— Вряд ли, Говард, ты сможешь отказать такому милому созданью!
Уронив монокль, джентльмен взял Кадину на руки.
Как вас зовут, маленькая леди?
— Кадина, — бойко отвечала девочка. — А вас?
— А меня — Кропторн.
— Какое смешное имя!
— Ты так думаешь? Зато у тебя имя просто прелестное — такое же, как ты сама.
— Ну что вы! Вот моя мама — действительно прелесть…
— Наверное, так оно и есть, раз ты так говоришь. Кадина неожиданно начала вырываться, пытаясь высвободиться.
— Отпустите меня! Я хочу домой, пить чай, — сказала она. — Вчера нам дали просто ужасный чай, а сегодня обещали испечь торт…
Джентльмен отпустил девочку на землю. Взяв ее за руку, он подошел к Тамаре.
— Я слышал, что у вас сегодня торт к чаю, — проговорил он. — Можно мне присоединиться к вам?
Что-то в манерах этого человека, интонациях его голоса и взгляде заставило Тамару насторожиться. Ей показалось, что этот джентльмен опасен.
— Вряд ли вам понравится чай в детской, сэр, — тем не менее вежливо возразила она.
— Я действительно уже много лет не пил чай в детской, — подтвердил он. — Но в вашем присутствии чаепитие может доставить только удовольствие!
На этот раз у Тамары не осталось никаких сомнений — его тон и вызывающий взгляд ясно говорили о том, что он флиртует с нею. Краска бросилась девушке в лицо, и, чтобы скрыть смущение, она отвернулась и попыталась снять громко протестовавшую Ваву с лошади.
Наконец ей это удалось. Взглянув на скаковой круг, Тамара увидела, что и Шандор закончил свои упражнения и ведет жеребца назад, на конюшню.
Щеки мальчика разгорелись от возбуждения, глаза сияли. Увидев герцога, он закричал:
—  — Какая у вас замечательная лошадь, дядя Говард! Можно мне как-нибудь еще на ней покататься?
— Сегодня ты сделал это без моего разрешения, — сухо заметил герцог.
— Мисс Уинн собиралась попросить вас об этом утром, — ответил Шандор, — но вы уже уехали. А мне так хотелось опробовать ваши новые барьеры!..
— И все же вам не следовало этого делать не спросясь, — вмешался главный конюх. — А ну как вы бы упали, мой юный друг? И сами бы расшиблись, и меня в беду вовлекли…
— Да я уже сто раз падал с лошади! — похвастался Шандор. — Но отец всегда говорил, что в таком случае нужно не распускать нюни, а вставать. Я так и делал!
Спрыгнув с жеребца, мальчик подошел к герцогу.
— Так вы позволите мне ездить на ваших лошадях, дядя Говард? Я очень вас прошу!.. — умоляющим тоном произнес он.
— Посмотрим, — сухо ответил герцог. — Я поговорю об этом с твоей гувернанткой, когда у меня будет время.
С этими словами он круто повернулся и зашагал прочь, а Шандор так и остался стоять, глядя ему вслед.
Пройдя мимо Тамары, которая держала Ваву за руку, герцог продолжил свое полное достоинства шествие. Путь его лежал к замку.
Его друг поспешил за ним, но на минуту задержался возле Тамары. Понизив голос, он произнес, обращаясь к девушке:
— Итак, вы решили не приглашать меня на чай, юная прелестница! И все же я уверен — наши пути еще пересекутся…
Тамара ничего на это не ответила, а джентльмен одарил ее необыкновенно фамильярной, на взгляд девушки, улыбкой и поспешил догонять своего высокородного друга.
— Как ты думаешь, дядя Говард разрешит мне ездить на его лошадях? — поинтересовался Шандор.
— Надеюсь, что да, — осторожно ответила Тамара, — но ты же сам видишь, насколько он непредсказуем. Как жаль, что сегодня он так рано вернулся со скачек!..
Не желая огорчать детей, Тамара не стала развивать эту тему, а как можно более веселым голосом сказала:
— Поблагодари же Эбби, Шандор! А теперь побежали скорее — не забывайте, что нас сегодня ждет вкусный чай!..
Поднявшись в детскую, они обнаружили, что поварята не обманули ожиданий и выполнили просьбу Тамары. На столе красовался торт, горячие булочки, а вдобавок — мед в сотах и горшочек домашнего клубничного варенья.
— Ну вот, все идет на лад! — весело возвестила Тамара.
Правда, тут же ей пришла в голову мысль, что к их отношениям с герцогом это оптимистичное замечание вряд ли применимо.
Успехи племянника в верховой езде явно оставили его совершенно равнодушным. Скорее наоборот — он был раздосадован. А уж что касается его друга, то с его появлением ее и без того нелегкое положение в замке только осложнилось.
Внезапно Тамаре захотелось бежать, и как можно скорее.
Если бы они могли вернуться в Корнуолл, в милый, уютный и спокойный родной дом!.. Но увы» это невозможно…
И снова Тамару охватило такое чувство, будто ее подавляют и сам замок, и грубые, неприветливые слуги, а больше всего — этот противный высокомерный герцог.
— Как же я его ненавижу! — отчетливо произнесла она. словно эта фраза была талисманом, оберегающим и придающим силы и стойкость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прикосновение любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Прикосновение любви - Картленд Барбара



хороший роман.мне понравился.читаешь и голова отдыхает от всего.спасибо автору
Прикосновение любви - Картленд Барбаракэт
15.02.2014, 10.38





замечательно. спасибо автору.
Прикосновение любви - Картленд Барбарал.а.
10.09.2014, 23.24





Совсем не понравился роман ...нагромождение слов ...
Прикосновение любви - Картленд БарбараВикушка
11.09.2014, 14.02





Очень легких и хороший роман, советую прочитать!
Прикосновение любви - Картленд БарбараЮлия
12.09.2014, 4.52





Как обычно у Барбары,все пафосно и слащаво.Но есть у нее и увлекательные романы.
Прикосновение любви - Картленд БарбараЧертополох
12.09.2014, 12.18





роман хороший мне нравится
Прикосновение любви - Картленд Барбаравика
22.02.2015, 20.41





читается легко, интересно, только вот слащаво и напыщенно там где автор говорит о любовном восторге
Прикосновение любви - Картленд БарбараЛюбовь
9.03.2015, 11.27





Слишком поверхностно все изложено, никаких проблем, все решается само собой. Негодяи сразу же превращаются в добрых, отзывчивых людей. В серии ЛР есть очень много талантливых произведений, а этот роман оставляет впечатление написанного учеником по поручению мастера для численности. А можно было из этого сюжета сделать конфетку.
Прикосновение любви - Картленд БарбараВераника
9.03.2015, 18.01





Так себе.
Прикосновение любви - Картленд БарбараКэт
29.01.2016, 12.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100