Читать онлайн Приключения в Берлине, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приключения в Берлине - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приключения в Берлине - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приключения в Берлине - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Приключения в Берлине

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Тарстон Стэндиш, не произнеся ни слова, поднялся со стула.
Лоилия обежала вокруг стола, и он протянул к ней руки.
Она приникла к нему, чувствуя, как отчаянно бьется ее сердце.
Как много ей хотелось рассказать ему!
Но она помнила из его прошлых упреков, что говорить, если в этом нет абсолютной необходимости, всегда опасно.
Долгую минуту он держал ее, прижимая к себе. Она взяла его за руку, ощутив холод его пальцев, и повела через комнату.
Выглянула в коридор и осмотрела его.
Она не ожидала увидеть там кого-либо, однако была крайне осторожна.
Затем, когда отец вышел из комнаты вслед за нею, она заперла дверь и оставила ключ в замке.
Имитируя мягкую поступь индейца, как ей уже не раз приходилось это делать в прошлом, она двинулась вперед.
Отец следовал за ней вверх по лестнице, ведущей, как она знала, в полуподвал наверху.
Настал самый опасный миг их плана.
Разумеется, для отца было совершенно нереально выбраться через отверстие, которое для нее оказалось преодолимым препятствием.
Уоткинс объяснил ей план полуподвального этажа над ними.
— В полуподвальном этаже, — говорил он, — есть длинный коридор, протянувшийся от наружной двери в полуподвал к подсобным помещениям. С одной стороны в коридор выходит кухня.
По другую сторону коридора расположились буфетная, хранилища для мяса и другой провизии, а дальше — различные кладовые.
Он нарисовал план этого цокольного этажа, чтобы Лоилия хорошенько его запомнила.
Поднявшись из подвала, она достигла верхней части лестницы и попала на цокольный этаж.
Она слышала смех, доносившийся из кухни.
Конечно, это Уоткинс развлекает слуг, чтоб они не услышали, как отец пройдет мимо двери.
Двигаясь с ловкостью молодого оленя, Лоилия прошла по коридору до двери полуподвала, выходившей на улицу, и быстро открыла ее.
Отец присоединился к ней, вынырнув из темноты на верхней площадке лестницы.
Когда они вышли на улицу, она увидела, с какой жадностью отец вдыхает свежий воздух.
Он пытался восстановить силы.
Лоилия неслышно закрыла наружную дверь и поспешила вверх по каменным ступеням, поднимавшимся из полуподвала до уровня тротуара.
Они прошли через ворота в ограде и оказались на дороге.
Остановившись на секунду, она бросила взгляд вдоль дороги. Прохожих не было.
Она увидела лишь двух часовых.
Они стояли без движения на своем посту, с винтовками за плечами.
Экипаж ожидал под деревьями.
Кучер, следуя указаниям Уоткинса, смотрел в противоположном направлении.
Двигаясь все с той же быстротой и молясь, чтобы отец мог поспевать за ней, она пересекла дорогу и открыла дверцы экипажа.
Через несколько секунд он присоединился к ней.
Он взобрался в экипаж, и тут, как она предвидела, сипы оставили его, и он в изнеможении упал на заднее сиденье.
Лоилия действовала с находчивостью, которой восхитился бы ее отец.
Она помогла ему лечь и накрыла темным ковровым покрывалом.
Загляни кто-нибудь в экипаж, ему бы и в голову не пришло, что кто-то лежит под покрывалом.
Затем она достала заготовленный напиток.
Лорд Брэйдон, предвидя подобную ситуацию, приготовил содовую воду, добавив в нее чуть-чуть бренди.
— Но, — протестовала Лоилия, — если папа долгое время ничего не ел, не слишком ли крепко для него бренди?
— Коньяк стимулирует аппетит, — сказал лорд Брэйдон. — Если человек ничего не ел в течение недель, ему трудно глотать и у него пропадает желание питаться.
Отец, как будто понимая это лучше, чем она, выпил немного бренди, которое дочь поднесла к его губам.
Когда он сделал несколько глотков, она отставила стакан и открыла банку телячьего желе, самого питательного продукта, который можно было достать.
Его давали инвалидам и выздоравливающим после продолжительной болезни, не способным проглотить или усвоить питательный продукт в более твердом виде.
Она медленно кормила с ложечки своего отца.
Ей казалось, что, по мере того как он покорно глотает желе, к его лицу понемногу возвращается цвет.
Несмотря на то что его таза были закрыты, она знала, что он в сознании и настороже, так как представляет себе опасность, в которой все еще находится.
Когда маленькая баночка опустела, она дала ему еще немного бренди.
Затем накрыла его всего покрывалом и в ожидании стала смотреть в окошко на дорогу.


Как только обед завершился и в столовую снизу понесли кофе, Уоткинс взглянул на большие часы, тикающие на стене кухни.
— Уже перевалило за девять, — сказал он старому дворецкому. — Надо бы пойти в гостиную и напомнить его светлости, что он обещал быть через десять минут у ее высочества принцессы фон Ахен.
— Не много времени вы даете ему, чтобы добраться туда! — заметил Фридрих.
— Тем более он должен торопиться!
Фридрих медленно вышел из кухни.
Уоткинс попрощался с кухаркой, расцеловав ее в обе щеки, от чего та рассмеялась, как молодая девушка.
Он дал щедрые чаевые поваренку и старику.
От благодарности они потеряли дар речи.
Затем, весело распрощавшись со всеми и пообещав еще увидеться с ними, он вышел из кухни.
Закрыл за собой дверь и пошел вдоль коридора.
Он надеялся, что все прошло как надо.
К этому времени мисс Лоилия уже должна была обеспечить безопасность своего отца.
Если же вопреки ее ожиданиям отца там не оказалось, он знал, ей достанет разума, чтобы не задерживаться в этом месте.
Она вернется в экипаж, как велел ей лорд Брэйдон.
Подойдя к двери цокольного этажа, он увидел часовых, все еще окаменело стоявших на посту.
Он был уверен, что они все еще держат в свободных руках кружки, из которых выпили кларет с наркотиком.
Он взял у них пустые кружки.
При этом они не обратили на него никакого внимания, продолжая напряженно глядеть прямо перед собой.
Именно так их инструктировали вести себя, когда они впервые заступили на дежурство.
Уоткинс поспешил через дорогу. Положив кружки в корзину позади экипажа, он подошел к дверцам.
Один взгляд через окошечко — и он понял, что все в порядке.
Он остался снаружи, ожидая появления господина.


Лорд Брэйдон пребывал в напряжении, пока дворецкий наконец не принес ему весть от Уоткинса.
Услышав ее, он сказал капитану:
— Прошу извинить меня, но я должен, к моему великому сожалению, откланяться. Сегодня я покидаю Берлин и обещал принцессе фон Ахен попрощаться с ней перед отъездом.
— Вы уезжаете сегодня, mein fieri?
— К сожалению, — повторил лорд Брэйдон. — Это — королевский приказ, который я не смею игнорировать.
— Понимаю, — сказал капитан.
— Вы сообщите мне как можно скорее о предмете нашего разговора? — спросил лорд Брэйдон. — Я буду с нетерпением ждать вашего письма, как, смею полагать, и его королевское высочество.
— Я тщательно исследую этот вопрос, — напыщенно ответил капитан, — но это, как вы понимаете, может представлять трудность.
— Трудность, которую, я надеюсь, вы сможете преодолеть, — улыбнулся лорд Брэйдон, направляясь к парадной двери.
Фридрих, находившийся здесь, набросил ему на плечи плащ, за что получил золотую монету.
Выходя на улицу, лорд Брэйдон сказал:
— Я вижу, мой кучер благоразумно поставил лошадей под деревья. А теперь прощайте, я невыразимо благодарен вам за ваше гостеприимство.
Он энергично пожал руку капитана.
После этого поспешил через дорогу к экипажу, и Уоткинс открыл для него дверцы.
Уже одно выражение лица Уоткинса все сказало лорду Брэйдону: итак, их предприятие увенчалось успехом.
Только когда они отъехали, Лоилия отбросила крышку ящика-сиденья.
Она спряталась там на случай, если бы капитан решил проводить лорда Брэйдона до экипажа.
— Мы… сделали это! Мы сделали… это! — сказала она шепотом.
Лорд Брэйдон примостился на самом краешке заднего сиденья, чтобы не придавить ноги Тарстона Стэндиша.
— Умная девочка! — похвалил он ее. — Как чувствует себя ваш отец?
— Чувствует себя очень благодарным! — пробормотал Тарстон Стэндиш.
Он отбросил покрывало с лица, но все еще не вставал.
— Я в восторге от того, что наконец увидел вас! — сказал лорд Брэйдон.
Тарстон Стэндиш силился улыбнуться.
— Я знаю, кто вы, и надеялся, что Лоилия прибегнет к помощи кого-нибудь, подобного вам, чтобы спасти меня.
— Вы знали, что она намеревалась это сделать? — спросил лорд Брэйдон.
— Да, я знал! — тихо ответил Тарстон Стэндиш.
Лоилия, выбравшись тем временем из своего укрытия, опустилась на колени рядом с ним.
— Я люблю тебя, папа, — промолвила она. — Я так… отчаянно боялась, что мы можем… опоздать. Но лорд Брэйдон оказался… удивительным человеком!
— Давайте не будем опережать события! — предупредил лорд Брэйдон. — Когда они обнаружат, что ваш отец исчез, они приложат все усилия, чтобы заполучить его обратно.
— Может быть, вам лучше рассказать, каковы ваши дальнейшие планы? — заметил Тарстон Стэндиш.
— Так я и сделаю, — согласился лорд Брэйдон. — Но сначала вам не мешало бы я подкрепиться чем-нибудь: я вижу, они морили вас голодом.
— Я расскажу вам об этом позже, — сказал Тарстон Стэндиш.
У него больше не было сил говорить.
Лоилия открыла еще одну баночку телячьего желе и вновь принялась за кормление.
Лорд Брэйдон смотрел на ее отца с нескрываемой тревогой.
Он боялся, что этот пожилой человек не сможет выдержать следующий пункт его плана.


Когда они прибыли в отель, он и Лоилия вошли в него через парадную дверь.
Уоткинс подогнал экипаж с задней стороны.
Поднимаясь в лифте наедине с лордом Брэйдоном, Лоилия сказала дрожащим голосом:
— Вы думаете, папа сможет сделать все, что вы ожидаете от него? Он выглядит страшно усталым и слабым.
— Я думаю, сила воли вашего отца поможет ему преодолеть очередные препятствия, которые, по сути дела, являются самыми трудными и важными, потому что. если за ним начнется погоня, вывезти его из Германии будет нелегко.
— Я знаю… это.
Ее била дрожь.
В безотчетном страхе она ухватилась за руку лорда Брэйдона.
— Мы не можем… потерпеть поражение теперь. — В ее тихом голосе слышалось отчаяние.
— Потерпеть поражение для нас невозможно! — твердо заявил лорд Брэйдон, пытаясь придать ей смелости и сил.
Войдя в свою спальню, Лоилия тотчас облачилась в одежду, ранее оставленную на стуле.
Облегающее одеяние засунула в свой чемоданчик.
Едва она успела сделать все это, как услышала стук в дверь.
Это был лорд Брэйдон, переодевшийся в дорожный костюм; он выглядел весьма элегантно.
Позади стоял носильщик с его чемоданом.
А лорд Брэйдон взял чемоданчик, купленный Уоткинсом для Лоилии.
В нем была одежда, приобретенная им же вместе с той, что была на ней сейчас.
Лорд Брэйдон взглянул на часы и промолвил, стараясь запечатлеть сказанное в памяти носильщика:
— Мам следует поспешить. Поезд отправляется в одиннадцать часов, а я еще должен повидаться с принцессой.
— Я готова, — сказала Лоилия.
Носильщик поспешил к служебному лифту, они же спустились в другом лифте, которым пользовались всегда.
К моменту, когда они спустились в холл, носильщик уже нес багаж к экипажу.
Теперь корзина была снята с экипажа, и ее место заняли чемоданы.
Лоилия отметила, что Уоткинс почему-то не покидает свое место рядом с кучером, предоставив носильщику управляться с багажом.
Лорд Брэйдон щедро вознаградил его за труды.
Он вошел в экипаж; Лоилия уже сидела на краю заднего сиденья, чтобы закрыть собой, лежащего за нею отца.
Только когда они отъехали, лорд Брэйдон озабоченно спросил:
— Как вы там, Стэндиш?
— Не беспокойтесь обо мне, — ответил тот. — Ваш человек объяснил мне, какую роль я должен играть, и я постараюсь выглядеть расторопным «джентльменом при джентльмене».
Лорд Брэйдон рассмеялся.
А затем спросил серьезно:
— Дал вам Уоткинс что-нибудь, чтобы скрыть бледность вашего лица?
— Если б он не сделал этого, я бы подумал об этом сам! — ответил Тарстон Стэндиш.
Еле уловимые нотки иронии в его голосе свидетельствовали о том, что он слегка задет недооценкой его собственного мастерства конспиратора.
— Вы представляете, конечно, — тихо сказал лорд Брэйдон, — что вся операция с настоящего времени становится слишком рискованной.
— Очень мудро с вашей стороны, — заметил Тарстон Стэндиш, — заехать к принцессе. Это заставит немцев подумать, — когда они начнут следить за вами, — что вы не стали бы тратить время на визиты, если бы спешили вывезти меня из страны.
— Так я и подумал, — подтвердил лорд Брэйдон, — а кроме того, я оставил, якобы случайно, на столе в отеле письмо из британского посольства.
Очевидно, сам забавляясь своей проделкой, он продолжал:
— В нем говорится: «Лондон информирует посольство о том, что ее величество требует моего немедленного возвращения, поскольку его высочество махараджа прибыл из Индии ранее, чем предполагалось».
Тарстон Стэндиш издал короткий смешок.
— Я много слышал о вашем уме, Брэйдон. В этой стране нет ничего более надежного и верного, чем разыгрывать «карту двора», если она есть у вас.
— Так я и полагал, — кивнул лорд Брэйдон. — Когда вы выберетесь из всего этого, я расскажу вам, насколько восхищен вами и восхищался всегда.
— Надеюсь, что и в этой операции я не испорчу свой послужной список, — сказал Тарстон Стэндиш.
Он вновь улегся и накрылся темным покрывалом.


Когда они подъехали к роскошному дому принцессы, Уоткинс не сошел с козел, предоставив ливрейному лакею принцессы открыть дверцы экипажа для лорда Брэйдона.
Выходя, лорд Брэйдон обратился по-английски к Лоилии:
— Я ненадолго, моя дорогая.
Затем — по-немецки — к кучеру:
— Ждите здесь! Я вернусь через несколько минут.
Он прошел в дом, а лакей закрыл дверцы экипажа.
Лоилия сидела выпрямившись на краю сиденья.
— Как ты себя чувствуешь, папа? — спросила она лежавшего за нею отца. — Тебе лучше?
— Я ел все время, пока Уоткинс одевал меня и делал наставления.
— Я уверена, он сказал тебе все что требуется и мне не нужно ничего добавлять.
Она говорила шепотом.
Наверняка лакей, вернувшийся за освещенную дверь дома, был уверен, что она одна в экипаже.
— Я горжусь тобой, дорогая моя, — сказал Тарстон Стэндиш, — но ты не должна была так безрассудно рисковать, отправляясь в Берлин одна.
— Я все расскажу тебе об этом позже, — поспешно сказала Лоилия.
Она представляла, как расстроится отец, когда она расскажет ему обо всем происшедшем с нею.
Сейчас же она хотела, чтобы он не думал ни о чем, кроме плана лорда Брэйдона увезти его.


Принцесса выглядела еще более пленительно, чем прежде. Увидев его одетым по-дорожному, она воскликнула разочарованно:
— Ты уезжаешь?
Лорд Брэйдон ранее послал ей письмо, объясняя, что вследствие не зависящих от него обстоятельств, не сможет присутствовать на обеде.
Он, однако, обещал приехать к ней после обеда.
Он знал, что она будет ожидать радостного тет-а-тет, когда они останутся наедине.
Удерживая ее руку в своей дольше чем следовало, лорд Брэйдон ответил:
— Не могу передать, в каком я расстройстве и отчаянии, но перед самым обедом я получил известие из посольства, уведомляющее меня, что ее величество требует моего немедленного возвращения в Лондон. Прибывает какой-то махараджа из Индии, которого я должен развлекать во время его визита в Англию.
Принцесса капризно надула свои красные губки, отчего они стали еще соблазнительнее.
— Почему судьба так несправедлива к нам? — молвила она тихим голосом.
— Представляешь, что я должен чувствовать? — поморщился лорд Брэйдон.
Его пальцы сжали ее руку.
— Будут еще другие времена и другие встречи, — пообещал он, — но сегодня, когда поезд будет уносить меня от тебя, ты знаешь, о ком я буду думать.
Он говорил так искренне, что принцесса, вздохнув, сказала:
— Значит, это все-таки аи revoir , а не «прощай».
— Для нас это всегда будет так. — Лорд Брэйдон поцеловал ее руку.
Больше ничего нельзя было сказать.
Он знал, что гости принцессы на другой половине комнаты пытаются поддерживать между собой естественную беседу.
В то же время они бросали пытливые взгляды в ту сторону, где в дверях стояла хозяйка дома.
— Ты еще более прекрасна, чем всегда, — тихо сказал лорд Брэйдон и еще раз поцеловал руку принцессы.
Затем он покинул ее и снова забрался в экипаж.
Когда они отъехали, Лоилия спросила с любопытством:
— Эта принцесса очень красива?
— Очень! — коротко ответил лорд Брэйдон.
Больше он ничего не добавил.
Она вдруг подумала, что он должен чувствовать себя расстроенным и, возможно, недовольным, оттого что не мог провести вечер так, как намеревался.
«Он должен видеть в папе и во мне ужасную помеху, — убеждала себя Лоилия. — Он, по-видимому, сожалеет, что встретил меня, и будет рад, как только мы возвратимся в Англию, что больше никогда не увидит меня снова!»
Она не знала почему, но эти мысли печалили ее.
Она смотрела на лорда Брэйдона в свете газовых фонарей, мимо которых проносился их экипаж.
Она думала, что на свете нет никого более красивого, более элегантного, более умного.
И даже если ей никогда не придется увидеть его вновь, она будет всегда помнить его.
Внезапно, когда они еще не доехали до вокзала, лошади остановились.
На какой-то миг Лоилию посетила страшная мысль, что случилось нечто непредвиденное.
Быть может, полиция желает проверить каждого, кто едет с лордом Брэйдоном?
И только потом она вспомнила его план.
Они остановились там, где Уоткинс должен покинуть их.
Он слез с сиденья кучера, и, как только спустился на землю, лошади тронулись вновь.
Она лишь мельком увидела его.
Он выглядел совершенно другим, не похожим на обычного Уоткинса. На голове его вместо щеголеватого котелка была фуражка.
Он снял свой макинтош. Под ним оказался вульгарный пиджак в клетку с желтым галстуком. В руке у него был портплед.
— С ним ничего не случится? — обеспокоенно спросила Лоилия.
Лорд Брэйдон улыбнулся.
— Единственный человек, за которого я никогда не беспокоюсь, это — Уоткинс.
Ничто не радует его больше, чем приключение; и по завершении его, каким бы опасным оно ни было, он всегда улыбается.
Сказав это, он обратился к тому, кто лежал за ним:
— Я думаю, Стэндиш, вам следует сесть теперь на маленькое сиденье и приниматься за свою роль.
— Конечно. — Всем своим видом и голосом Тарстон Стэндиш показывал, что эта роль его забавляет. — Я просто ожидал инструкции.
Он медленно поднялся, и с видимым затруднением переместился по экипажу.
Лоилия села на заднее сиденье рядом с лордом Брэйдоном.
Взглянув на отца, она едва удержалась от смеха.
По плану лорда Брэйдона, он должен был занять место Уоткинса в качестве его слуги.
Ей доводилось видеть его ранее в различных конспиративных обличьях, но она не ожидала, что он может быть такой точной копией слуги.
Его высокий белый воротник и черный галстук, черный пиджак Уоткинса, великоватый ему, — все было безупречно для его роли.
Такова общепринятая униформа.
Отец разделил волосы пробором посередине.
На его лице не было грима, за исключением слабой попытки скрыть бледность от истощения, и немедленно возникало выражение слуги, готового исполнять распоряжения, дабы угодить своему господину.
На сиденье рядом с ним лежал котелок Уоткинса.
Когда он надел его по прибытии на вокзал, у Лоилии возникло желание рассмеяться, но она очень боялась, что они не уедут.
Лорд Брэйдон устроил так, чтобы на вокзале их ожидал курьер из британского посольства.
Он сопровождал их до спальных купе и вручил им билеты.
Это был довольно помпезный мужчина, игнорировавший «слугу» лорда Брэйдона.
Он, однако, оказался достаточно расторопным, чтобы обеспечить их носильщиком, который ждал рядом с ним, пока экипаж не подъедет к станции.
— Боюсь, что я слишком поздно обратился в посольство, и у вас было не так много времени, чтобы все устроить, — вежливо сказал лорд Брэйдон.
— К счастью, милорд, поезд не переполнен, и мне удалось забронировать три купе в середине спального вагона, так, чтобы вы не оказались над колесами.
Медленно, с чувством собственного достоинства, он продолжал:
— По вашему требованию я позаботился о том, чтобы и ваша подопечная, и ваш слуга располагались рядом с вами, в соседних купе.
— Благодарю вас, — ответил лорд Брэйдон.
Они двигались к вагону небольшой процессией.
Курьер шел рядом с лордом Брэйдоном и Лоилией; за ними следовал «слуга».
Носильщик с багажом замыкал шествие.
Когда они вошли в вагон, лорд Брэйдон поблагодарил курьера за проявленную заботу и сказал ему, что он может возвращаться в посольство, распорядившись их устройством как нельзя лучше.
— Я уверен, у вас много дел в посольстве, — сказал лорд Брэйдон, — и могу лишь извиниться за то, что отвлек вас.
— Мне это доставило удовольствие, милорд.
Лорд Брэйдон пожал ему руку, то же самое сделала и Лоилия.
В это время она увидела мужчину, шедшего по платформе к вагонам второго класса.
Она не узнала бы в нем Уоткинса, если б не искала его глазами на платформе.
Лорд Брэйдон сказал, что ему теперь предназначена роль американского туриста.
Используя какие-то свои волшебные способы, он добыл ему паспорт, по которому Уоткинс назывался теперь Кирк Вебер.
— Вы должны говорить, что посетили родину с цепью увидеть землю своих отцов, — объяснял ему лорд Брэйдон, — и распространяйтесь побольше о чудесах и прелестях отечества перед всеми, кто будет слушать вас.
Видя теперь Уоткинса, самодовольно шествующего по платформе, Лоилия оценила его актерское мастерство.
Даже самый проницательный немец не заподозрил бы, что перед ним — вежливый, исполнительный слуга.
Прощаясь с курьером, она знала, что сейчас ее отец прилежно распаковывает ночные вещи лорда Брэйдона.
Любой, взглянувший в окно вагона, подумал бы, что он лишь выполняет обязанности, за которые получает жалованье.
Уходя в свое собственное купе, Лоилия горячо молилась, чтобы их не задержали.
А также о том, чтобы по чудесному стечению обстоятельств капитан все еще не знал, что его пленник совершил побег.
Прошла, казалось, целая вечность, пока кондуктор наконец свистнул в свисток и помахал красным флажком.
Колеса начали вращаться, и она прошла из своего купе в купе лорда Брэйдона, находившееся по соседству.
Как и ожидала, она увидела его здесь, вместе с отцом.
Когда они отъехали от платформы и расселись на диване, у всех вырвался вздох облегчения.
Лишь теперь Лоилия смогла обнять и поцеловать своего отца.
— Нам удалось! О… папа, мы сделали это! Скажи мне, что… с тобой все в порядке.. Я так боялась, что не… доберусь к тебе вовремя!
— Со мной все в порядке, моя дорогая. По если его светлость извинит меня, я хотел бы прилечь.
— Конечно, — сказала Лоилия.
— У меня припасено еще питание для вас, — сообщил лорд Брэйдон, — оно лежит в моем чемодане. И я полагаю также, что мы заслужили по бокалу шампанского.
Предлагаю вам пойти в ваше купе, пока я вызову стюарда. — Он улыбнулся. — При этом я щедро вознагражу его чаевыми, чтобы он дал о нас хорошие отзывы в случае, если о нас будут справляться на границе!
Тарстон Стэндиш засмеялся слабым, еле слышным смехом.
Не говоря более ничего, он пошел в свое купе, расположенное рядом с купе Лоилии.
Она пошла за ним и сказала, когда они оказались внутри:
— Дай я помогу тебе, папа.
Он покачал головой.
— Это было бы ошибкой: сейчас я — слуга его светлости, и мы не должны забывать об этом, пока не пересечем границу.
И он был прав.
Она лишь поцеловала его и затем прошла в свое купе, дожидаясь лорда Брэйдона.
Он принес ей бокал шампанского.
Когда в коридоре никого не было, он принес бокал шампанского и несколько бутербродов с pate и в следующее купе.
Лоилия знала, что стюард, прислуживавший в вагоне, привык к тому, что подобного рода роскошь в такое время ночи позволяли себе обычно лишь титулованные особы благородного происхождения.
Вернувшись, он сказал ей:
— Ваш отец уже в постели и признался мне, что чувствует себя намного лучше, чем ожидал.
— Он рассказал вам что-нибудь?
Лорд Брэйдон заколебался, как бы размышляя, должен ли говорить правду.
— Сначала вашего отца пытали, — промолвил он наконец, — но он оказался достаточно мудрым, чтобы убедить их в неразумности подобного метода: ведь он может быть доведен до такого состояния, когда не сможет сделать то, чего они хотят от него, даже при всем его желании.
— А чего они добивались? — спросила Лоилия.
— Вы знаете, у меня пока не было возможности расспросить вашего отца, и было бы неразумно делать это, пока мы не окажемся на нейтральной территории.
Лоилии пришлось довольствоваться этим.
Она пригубила шампанское, и лорд Брэйдон сел рядом с ней.
— Вы, конечно, и сами знаете, — разоткровенничался он, — что совершенно великолепно проявили себя! Я никогда не думал, что женщина может быть такой находчивой и в то же время столь храброй!
Он сказал это настолько вдохновенно, что Лоилия покраснела от смущения и отвела глаза.
— Вы очень красивая, Лоилия, — признался лорд Брэйдон. — Я думаю, что подобная жизнь — не для тех, кто должен блистать в светском обществе вместо того, чтобы участвовать в международных интригах.
— Вы знаете, что я думаю о… светском обществе!
— О котором вы, очевидно, знаете очень мало, — возразил несколько уязвленный лорд Брэйдон. — Когда я расскажу вашему отцу те сказки о моем опекунстве над вами, которые мы изобрели для барона фон Крозингера, нам придется воплотить эти сказки в жизнь.
Он улыбнулся ей.
— Я найду родственников, может быть, даже мою бабушку, которая действительно является герцогиней Эксмута; они представят вас обществу и позаботятся о вашем успехе в свете — а вы его достойны.
— Нет-нет! — воскликнула Лоилия. — Это как раз то, что не интересует меня… Я бы предпочла участвовать в… приключениях, подобных этому… хотя они бывают страшными… с папой… и… с вами.
Лорд Брэйдон обратил внимание на небольшую паузу перед двумя последними словами, и с любопытством спросил:
— Вам действительно понравилось быть со мной?
— Конечно! — откровенно и без тени смущения ответила девушка. — Я до этого не знала, что в мире есть подобные мужчины.
— Что вы имеете в виду?
Она отвела глаза.
— Вы богатый… влиятельный… у вас есть дома, скаковые лошади… и очень много светских друзей. Зачем вам впутываться в такого рода… миссии, которые интересуют и… вдохновляют папу?
— Я думаю, по тем же причинам, которые вы назвали притягательными для него, — миссии эти увлекают и вдохновляют меня!
— Но… мы не богаты, поэтому у папы небольшой выбор в жизни… в то время как у вас есть… все, что вы… захотите.
— Может, я покажусь жадным, — ответил лорд Брэйдон. — Но мне недостаточно роскоши и светских развлечений. Возможно, если б я был женат и имел семью, все сложилось бы по-иному, но я, хоть вы, может быть, не поверите этому, часто испытываю пресыщение от pate de foie gras !
Лоилия рассмеялась.
— Значит, так бывает? Я часто задумывалась, может ли человек чувствовать, что у него слишком много всего прекрасного и роскошного.
— Могу вас заверить, что очень легко почувствовать справедливость пословицы. «Чем больше знаешь, тем меньше почитаешь».
— Это неверно… абсолютно неверно…
Я уверена, что вы не испытали всего того, что доступно вам в вашем положении.
Он взглянул на нее с удивлением.
— Что вы хотите этим сказать?
— Вы — член палаты лордов, а страна нуждается в стольких жизненно необходимых реформах. Существует еще столько несправедливостей, которые требуют выявления и искоренения.
Лорд Брэйдон смотрел на нее в полном изумлении.
Она сняла шляпку, и ее волосы были подобны солнечному свету на темных панелях стенки купе.
Ее лицо казалось полупрозрачным на фоне чопорного платья для леди, которое купил ей Уоткинс.
Она была истинно прекрасна, но прелесть ее отличалась от той, что была присуща женщинам, встречавшимся ему ранее.
Он знал, причиной этого являлась некая аура, окружавшая ее.
Несомненно, это была смесь юности, чистоты и духовности.
Он давно заметил, что ее откровенные, без напускной застенчивости, высказывания свидетельствуют об искренности и чистоте, а ее преданность и любовь к отцу столь необычна и трогательна.
Неожиданно для самого себя, поскольку это в данную минуту пришло ему в голову, он спросил:
— Что вы намерены делать, когда вернетесь в Англию?
— Мы с папой поедем домой.
— Но я даже не представляю, где это находится.
Она улыбнулась.
— Это — к северу от Лондона, в одном селении в Хертфордшире. Мы живем в маленьком поместье с несколькими акрами земли, на которой разводим лошадей, — вот и все.
Она сделала жест, красноречиво подтверждавший сказанное.
— Можете ли вы действительно представить, будто этого достаточно, чтобы заполнить папины интересы, когда он знает столько языков, понимает проблемы стольких стран и способен столько дать другим людям?
Она взглянула на лорда Брэйдона и, убедившись в его заинтересованности, продолжала:
— Все было по-другому, когда с нами жила мама. Они были так счастливы вместе, что все иное не имело значения. — Она снова улыбнулась ему. — Я пыталась заменить ее, но жизнь доя него никогда уже не станет той же… без нее.
— Я могу понять вашего отца, понять его чувства, — произнес лорд Брэйдон изменившимся голосом, — но я думаю при этом о вас.
— Со мной… будет… все в порядке.
— И вы будете опять оставаться одна, пока ваш отец не вернется из своих странствий?
— Дома всегда много дел.
— И некому будет восхищаться вами?
Она улыбнулась.
— Лошади любят меня. Они приходят, когда я зову их, и я очень счастлива, когда езжу верхом.
— Я бы хотел показать вам моих лошадей.
Он увидел, как загорелись ее глаза.
— Мне бы хотелось увидеть их! Я думаю, ваши конюшни в Брэй-Парк одни из лучших в Англии.
— Кто сказал вам это?
— Наверное, я читала об этом в одном из иллюстрированных журналов, там была фотография вашего дома. Он очень большой.
— Очень большой, — подтвердил лорд Брэйдон. — И как ваш отец, я часто чувствую себя одиноким, что опять-таки является ответом на ваш вопрос, почему я занимаюсь этими делами.
— Но… это… опасно, — тихо сказала Лоилия.
— Если мне будет угрожать какая-то опасность, — улыбнулся лорд Брэйдон, — я буду думать о вас и пытаться проникнуть в ваши мысли, с тем чтобы вы смогли мне помочь!
Он хотел лишь подшутить над ней.
Но она странно взглянула на него и серьезно сказала:
— Я… постараюсь… сделать это.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Приключения в Берлине - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Приключения в Берлине - Картленд Барбара



И приключения бредовые, и стиль ужасный: 2/10.
Приключения в Берлине - Картленд БарбараЯзвочка
11.03.2011, 18.38





стиль увлекательный.мелодрама и в Африке мелодрама.язвочка в жизни бывает такое что придумать невозможно.дай бог нам не стать героями какой нибудь гадости
Приключения в Берлине - Картленд Барбарастарушка
4.02.2014, 17.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100