Читать онлайн Приключения в Берлине, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приключения в Берлине - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приключения в Берлине - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приключения в Берлине - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Приключения в Берлине

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лоилия проснулась и в первый момент не могла понять, где она находится.
А когда весь ужас предыдущего вечера вновь наполнил ее, она встала с постели, чтобы раздвинуть занавеси.
Солнце сияло на серых домах, которые, казалось, все еще таили угрозу.
Она содрогнулась при мысли об отце.
Затем вспомнила собственные беды.
Хоть она в данный момент находилась в относительной безопасности, у нее не было одежды, за исключением ночной рубашки, в которой она убежала из заведения.
Она услышала стук в дверь и заторопилась к кровати.
Забравшись в нее, она натянула простыню до самого подбородка и нервно крикнула:
— Войдите!
Дверь открылась, и Уоткинс, не входя в комнату, сказал:
— Доброе утро, мисс! Я слышит, вы отодвигаете шторы, и знал, что вы проснулись. Вы готовы немного позавтракать?
Лоилия улыбнулась ему.
— Очень даже! — ответила она. — Я так голодна!
Вчера Уоткинс принес ей кое-что, дабы подкрепиться перед сном.
Она, однако, не ела целый день, опасаясь наркотиков, и теперь была готова съесть что угодно.
Прошло всего несколько минут, а Уоткинс уже входил с подносом.
На нем были яйца и бекон, горячий тост и чашка кофе.
— Господин говорит, мисс, — объявил Уоткинс, ставя поднос, — что вы можете одеться, когда пожелаете.
— Одеться? — воскликнула Лоилия. — Но во что?
Уоткинс улыбнулся, довольный.
— Я только надеется, я выбирал, что вы любит, — скромно сказал он.
— Вы делали для меня покупки! — изумилась Лоилия, не веря своим ушам.
— Я лишь мог гадать ваш размер, мисс, — оправдывался Уоткинс, — но я старался как мог.
И он вышел из комнаты.
Лоилия, с наслаждением принявшись за завтрак, думала о том, что все происходящее с нею было совершенно поразительным.
Она испытывала невыразимую благодарность лорду Брэйдону.
Ей не хотелось думать, что случилось бы с нею, если б он не пришел прошлой ночью в это кошмарное место.
Она имела лишь смутное представление о том, что в действительности происходит в таких местах, однако понимала, насколько ужасно и низко это могло быть.
Она допивала вторую чашечку кофе, когда Уоткинс вернулся в комнату.
Он нес одежду, купленную для нее.
Одежда, на удивление простая, но отмеченная хорошим вкусом, была выбрана в расчете на очень молодую девушку.
— Господин говорит, мисс, — объяснил ей Уоткинс, — что он надеется, вы сможете выбрать потом что-нибудь получше для себя, а пока приходится потерпеть это.
— Но это все очень изящно! — поспешила успокоить его Лоилия. — Его светлость так внимательны, а вы проявили столько умения, покупая одежду для меня, хотя почти меня не видели.
— Я только надеется, она подходит, — промолвил Уоткинс. — А теперь, мисс, я приготовлю вашу ванну.
Лоилия знала, что в апартаментах отелей часто имелись ванны, да и в некоторых домах в Англии тоже были ванные комнаты, но дамы никогда ими не пользовались.
Они всегда принимали ванну в своих спальнях.
Уоткинс принес ей большое турецкое полотенце, чтобы закутаться в него поверх ночной рубашки.
Затем он провел ее в довольно современную ванную комнату с подведенной к кранам горячей и холодной водой.
Она не могла и мечтать о подобной роскоши.
Лежа в горячей ванне, она чувствовала, как вода смывает с нее тот ужас и унижение, которые она испытала вчера.
К ней вернулось благоразумие, и она целиком сосредоточилась на своих заботах об отце.
Она продолжала думать о нем, когда уже была одета и Уоткинс пришел сообщить, что лорд Брэйдон ожидает ее в гостиной.
Гостиная была рядом с ее комнатой; когда она вошла, лорд Брэйдон поднялся из-за стола, за которым только что сидел.
Он как бы воплощал в себе сипу, надежность и уверенность.
И она подумала, что если б можно было всегда находиться с ним рядом, то с ней больше никогда не случилось бы ничего ужасного.
Не в силах сдержать свои чувства, она устремилась к нему через всю комнату.
— Благодарю вас… Благодарю вас! Я не знаю… как выразить… словами, насколько, ., благодарна я вам.
— Нам следует поговорить теперь о другом, — решительно заявил лорд Брэйдон.
Она смотрела на него снизу вверх широко раскрытыми глазами.
— Я думаю, вы достаточно разумны, — продолжал он, — чтобы понять: наше поведение в прошлую ночь может вызвать серьезные последствия. Германские власти могут даже заявить, что я насильно похитил вас, и счесть это уголовным преступлением.
Лоилия вскрикнула от ужаса.
— Вы… не хотите сказать… что мне придется, может быть… вернуться назад?
— Нет, конечно, нет, — уверил ее лорд Брэйдон, — но я должен предупредить вас о возможном визите барона фон Крозингена, который принимал меня прошлым вечером, поэтому нам следует подготовить историю случившегося.
Лоилия крепко сжала руки.
— Вы не станете упоминать о папе или говорить барону, кто я на самом деле?
— Я не настолько глуп, — ответил лорд Брэйдон. — Думаю, поскольку вы сказали мне в поезде, что ваша фамилия Джонсон, у вас есть паспорт, выписанный на эту фамилию?
Лоилия кивнула.
— Он принадлежит папиной секретарше. Я взяла его из ее стола… не сказав ей, куда… направляюсь.
— Это было разумно с вашей стороны.
Совершенно не обязательно германским властям знать, что дочь Тарстона Стэндиша находится в Берлине.
Он задумался на миг, как бы взвешивая то, что должен сказать.
— Я продумал, что нам лучше всего говорить, и чтобы вы поскорее узнали об этом — поскольку у меня предчувствие, что баром прибудет с минуты на минуту, — хочу предложить вам и Уоткинсу слушать внимательно, что я ему скажу.
— Но как мы сможем сделать это? — спросила Лоилия.
— Моя спальня выходит в эту комнату, — объяснил лорд Брэйдон, — и Уоткинс уже смазал замок двери.
В это время Уоткинс, прислушиваясь к звукам в коридоре, сообщил:
— Кто-то есть, милорд!
Лорд Брэйдон молча пересек комнату и открыл вторую дверь рядом с книжным шкафом.
Выполняя инструкцию, Лоилия быстро прошла в спальню и встала за дверью.
Она ни на минуту не забывала об осторожности, а потому сняла комнатные туфли, которые принес ей Уоткинс, и положила их на ковер.
До нее донесся громкий голос Уоткинса:
— Барон фон Крозинген к вашей светлости, милорд!
Лорд Брэйдон поднялся из-за стола так, словно оторвался от неотложных дел.
Протянув руку вошедшему, он сказал удивленно:
— Мой дорогой барон, как приятно видеть вас в столь раннее время!
Барон принял его руку.
Однако в его глазах читались настороженность и обида.
— Хотя время еще раннее, — продолжал лорд Брэйдон, — я все-таки думаю, что мы могли бы позволить себе по бокалу такого же превосходного французского шампанского, каким я имел удовольствие наслаждаться у вас.
— Это неплохая идея, — надменно ответил барон.
Во время их разговора в комнату вошел Уоткинс с подносом в руках, на котором стояли бутылка шампанского «Поп Роджер»и два бокала.
Бутылка была открыта, и лорд Брэйдон наполнил бокал барона и свой.
Затем они сели в уютные кресла, и барон, выпив полбокала, сказал:
— Боюсь, милорд, мне придется высказать вам упрек из-за ваших действий прошлой ночью!
— Мое поведение, безусловно, требует объяснений. — Лорд Брэйдон поставил свой бокал.
Некоторое время он задумчиво смотрел в пространство.
— Вы должны понимать, — вставил барон, — что это непристойно — увозить из… «Дома наслаждений» его обитательницу. Когда вы уехали, мадам была в неистовстве и грозилась послать за полицией.
— Я все это предвидел, — сказал лорд Брэйдон, — и потому, будучи обязан принести вам извинения и, разумеется, объяснения, я готов доверить вам информацию, которая должна оставаться абсолютно конфиденциальной.
— Сомневаюсь, что это будет возможно, — агрессивно произнес барон.
— Мне кажется, когда вы услышите мое сообщение, то как опытный человек и важный государственный деятель поймете, что оно не может подлежать разглашению.
Интерес барона был явно подогрет.
Лорд Брэйдон, прежде чем начать, поднялся, чтобы долить его бокал.
— Накануне моего отъезда из Англии мне сообщили, что ее величество королева и моя бабушка, вдовствующая герцогиня Эксмутская, дают свое согласие на брак моей подопечной, проживающей с моей бабушкой, и одного из кандидатов в лорды, приближенного ее величества.
Барон смотрел на него с нескрываемым удивлением: было очевидно, что он не может понять, какое отношение все это имеет к происшедшему прошлой ночью.
— К сожалению, — продолжал лорд Брэйдон, — этот кандидат в лорды, имя которого нет необходимости упоминать, намного старше моей подопечной. Хотя ом — известный человек с немалыми достоинствами, много пет прослуживший короне, он вряд ли является романтическим героем, способным поразить воображение очень молодой девушки.
Он отвлекся на миг, чтобы пригубить шампанского.
— Подобно многим молодым людям, моя подопечная увлекается вольнолюбивыми идеями, кажущимися пожилым людям даже революционными. И она объясняет свое нежелание выходить за него отсутствием любви. Она хочет быть влюбленной в того, за кого выйдет замуж.
Барон кивнул, похоже, с пониманием, и лорд Брэйдон продолжал:
— Именно поэтому она неистово противится всяческим планам замужества, и когда моя бабушка сказала ей, что отказаться от решения ее величества невозможно, девушка прибегла к моей поддержке.
В выпуклых глазах барона мелькнуло несколько иное выражение, и это была признаком того, что барон начинает понимать, куда ведет повествование.
— Узнав, что я уже отправился в Берлин, — развивал свою версию лорд Брэйдон, — эта глупая девочка бросилась на вокзал, чтобы успеть на поезд в Дувр, а затем — на пароход, пересекающий Канал по пути в Антверпен. Я же пересек Канал на своей яхте.
Он сделал многозначительную паузу.
— По случайному совпадению моя подопечная села на континенте в тот же поезд, в котором ехал и я.
Лорд Брэйдон вновь наполнил бокал барона.
— Когда моя подопечная прибыла в Берлин, не зная, что я был в том же поезде, она собрала свой багаж и попросила носильщика порекомендовать ей спокойный отель. У нее было достаточно времени поразмыслить над своим опрометчивым поступком. Она поняла, что я буду крайне недоволен ею — не только за попытку следовать за мной, но и за то, что она путешествовала без сопровождения служанки.
— Что совершенно недопустимо для молодой леди! — пробормотал барон.
Лорд Брэйдон пропустил это замечание мимо ушей.
— Она подумала, — продолжал он, — что я остановлюсь в британском посольстве, и опасалась, что посол и я настоим на ее немедленном возвращении в Лондон.
Поэтому она решила подстеречь меня возле посольства, переговорить со мной наедине, чтобы убедить меня помочь ей, то есть упросить ее величество изменить свое решение.
— Очень трудная задача, — прокомментировал барон.
— Невыполнимая! — согласился лорд Брэйдон. — Но я еще не закончил рассказ.
— Могу предположить дальнейшее, — проворчал барон.
— Мадам предложила подвезти ее, и нам с вами как людям искушенным нетрудно догадаться, что произошло далее.
Лорд Брэйдон встал с кресла и подошел к камину.
— Вообразите только, что случилось бы с этим бедным, обманутым ребенком, если бы по воле причудливой судьбы ее привели прошлой ночью не ко мне, а к кому-то другому!
Это было произнесено с некоторым пафосом.
— Вы можете, однако, мой дорогой барон, представить, какие ужасные последствия возымеет эта история, если она когда-либо попадет в прессу, — сказал он, жестикулируя. — Не только репутация моей подопечной будет изорвана в клочья, но вы и я, люди довольно известные каждый в своей стране, будем пригвождены к позорному столбу за потворство своим плотским страстям.
Теперь голос лорда Брэйдона звучал как предупреждающий набат.
— Мы оба знаем, как определенные газеты в наших странах, стремящиеся лишь к тому, чтобы дискредитировать и монархию, и основы государственности вообще, стали бы подавать подобный эпизод.
— Ja, ja, я понимаю, — поспешил согласиться барон. — Как вы верно заметили, милорд, это было бы полной катастрофой, если бы стало известно широкой публике.
— Я беспокоюсь более о вас, нежели о себе, — заверил его лорд Брэйдон. — В конце концов меня спасет положение при дворе и честь и меть такого друга, как принц Уэльский. — Он посмотрел в упор на барона. — Вы же особенно уязвимы, поскольку облечены доверием Администрации морского флота.
Понизив голос, он добавил:
— Может быть, мне не следовало говорить это вам, но еще в Англии до меня дошел слух, будто русские подозревают, что у вас есть новое секретное оружие, которое они не прочь присовокупить к своему вооружению, и поэтому они, очевидно, охотятся за вами.
— Охотятся за мной? Русские?! — в ужасе воскликнул барон.
— Это может оказаться всего лишь слухом, — успокоил его лорд Брэйдон, — но они верят, что у вас появился новый вид мины или орудия — я не представляю, что именно, — и, конечно, жаждут приобрести это для своего флота.
— В таком случае они заблуждаются, совершенно заблуждаются! — решительно возразил барон. — Я не имею никакого отношения к новому орудию — никакого!
— Русские как всегда что-то напутали, — вежливо согласился лорд Брэйдон, услышав от барона то, что хотел узнать. — Важно лишь то, что я вынужден просить вас, мой дорогой барон, обеспечить — как ради вашего, так и моего спокойствия, — чтобы вокруг случившегося прошлой ночью было как можно меньше разговоров. Я уверен, что могу положиться на ваши способности и опыт.
Барон кивнул.
— Я прослежу, чтобы мадам не болтала, хотя это потребует расходов.
Он взглянул выжидательно на лорда Брэйдона.
— Я предвидел это и приготовил чек; думаю, он компенсирует затраты, на которые вам придется в связи с этим пойти.
Лорд Брэйдон взял со стола чек и вручил его барону.
— Щедро, очень щедро! — сказал барон, взглянув на него. — Могу обещать вам, милорд, что неприятностей не будет.
— Мне бы хотелось быть уверенным, что никто не знает о приезде моей подопечной сюда, в Берлин, и я постараюсь как можно быстрее отправить ее обратно в Англию.
— Очень разумно, — согласился барон и добавил:
— Прошу извинить меня, но весьма любопытно узнать, зачем вы приехали в Берлин?
Лорд Брэйдон улыбнулся.
— Я предвидел, что вы можете спросить меня об этом, и мне вновь приходится просить вас о сохранении конфиденциальности того, что я скажу вам.
— Безусловно, безусловно, — кивнул барон.
— Хотя для нас это дело кажется не столь важным, — сделал вступление лорд Брэйдон, — для принца Уэльского оно имеет большое значение.
Барон вопросительно глядел на него, не говоря ни слова, и лорд Брэйдон продолжал:
— Я уверен, вы знаете о неприятностях в Коусе в прошлом году, когда кайзер снял свою яхту «Метеор I»с гонок Королевского Кубка, утверждая, что гандикап слишком невыгоден для него.
— Я помню, что он говорил об этом, — ответил барон.
— Принц Уэльский узнал, что, прежде чем покинуть Коус, кайзер заказал Джорджу Пенноксу Уотсону, конструировавшему «Британию», постройку для него яхты, еще более быстрой, чем «Метеор I».
Барон вновь кивнул, и лорд Брэйдон понял, что тот знает обо всем этом благодаря своей осведомленности в делах морского флота Германии.
— Принц Уэльский просил меня узнать, строится ли эта яхта и намеревается ли кайзер участвовать на ней в регате в следующем году.
Барон рассмеялся.
— Ив этом — вся ваша миссия, милорд?
— Он хотел, чтобы я разузнал об этом, не привлекая внимание к моему любопытству таких влиятельных людей, как вы.
Барон расхохотался.
— Я могу дать вам совершенно достоверный и искренний ответ: его величество несомненно примет участие в гонках в Коусе на «Метеоре II», но я сомневаюсь, что эта яхта будет готова по крайней мере в ближайшие два года.
Лорд Брэйдон изобразил вздох облегчения.
— Вы избавили меня от множества забот, барон, мне остается лишь еще раз выразить мое глубочайшее сожаление, что я стал причиной ваших треволнений прошлой ночью. По у меня не было возможности предупредить вас о том, что вас ожидало после моего отъезда оттуда.
— Nein, nein! Я понимаю, — сказал барон. — В тех обстоятельствах ничего нельзя было сделать.
— Я знал, что вы поймете меня, — тепло ответил лорд Брэйдон. — Хочу также поблагодарить вас за прекрасный обед и буду с нетерпением ожидать случая ответить вам таким же гостеприимством, пригласив вас и вашу очаровательную супругу к себе в Брэй-Хаус, когда вы в следующий раз посетите Англию.
— Мы будем рады этому. — Барон поднялся, с сожалением поставив на стол свой бокал. — Могу чем-либо еще быть полезен вам?
— В данный момент нет, — ответил лорд Брэйдон, — но спасибо за предложение, а также за облегчение моей задачи с «Метеором II».
Довольно посмеиваясь, барон заметил:
— Я думаю, «Британия» принца Уэльского не имеет ни малейших шансов победить эту будущую яхту!
Лорд Брэйдон устремился к двери, но, остановившись в двух шагах от нее, сказал:
— Будьте осторожны, мой дорогой барон. Я знаю, насколько незаменимы вы для кайзера, и не доверяю русским.
— Не могу понять, почему они решили, что я связан с этим новым изобретением, на котором так сосредоточился кайзер? — с раздражением сказал барон. — Это работа Эдерснаера, и я лишь надеюсь, что он не провалит ее.
Почувствовав, что проявил неосторожность, он добавил:
— Надеюсь, все, что мы сказали друг другу, останется в этих стенах?
Это был вопрос, и лорд Брэйдон торопливо ответил:
— Я целиком полагаюсь на вас, барон, надеюсь, вы защитите имя моей подопечной и сохраните в тайне то, что ее величество косвенно оказалась причастной ко всей этой истории.
— Можете положиться на меня, — пообещал барон.
Мужчины прошли в коридор.
Лорд Брэйдон провел своего гостя в лифт, спустился вместе с ним на первый этаж и проводил его до экипажа, стоявшего у подъезда.
Когда он вернулся, Лоилия ждала его с сияющими глазами.
Увидев его, входящего в гостиную, она подбежала к нему, возбужденно приговаривая:
— Это было… блестяще! Вы такой… мудрый! Если бы папа мог слышать, как вы выудили у него… имя человека, который наверняка держит у себя папу!
— Откуда у вас такая уверенность в этом? — мягко спросил лорд Брэйдон.
На секунду задумавшись, Лоилия ответила:
— Когда он говорил об орудии, я сконцентрировалась на мыслях барона, и мне кажется, я знаю, как выглядит этот Эдерснаера.
— Вы знаете? — воскликнул лорд Брэйдон. — Скажите же мне!
— Он старше барона, — сказала Лоилия тихим голосом, — и у него усы, загнутые кончиками вверх, как у кайзера, и они белые, как и его волосы.
Лорд Брэйдон в изумлении посмотрел на нее.
— Каким же образом вы могли все это узнать?
— Я понимаю, что вы не верите мне и считаете все это ерундой, но папа учил меня читать мысли людей, как умеет это он; когда вы говорили об орудии, барон думал о человеке, занимающемся им, и я узнала, как он выглядит.
— Если это действительно так, то определенно может нам помочь, — промолвил лорд Брэйдон.
Он прошел через комнату и толкнул дверь в свою спальню.
Как и следовало ожидать, она свободно открылась: это Уоткинс чуть-чуть приоткрыл ее, чтобы он и Лоилия могли слышать все, что говорилось в гостиной.
Уоткинс разбирал в шкафу одежду лорда Брэйдона.
— Как вы думаете, где можно найти фотографию человека, о котором упомянул барон?
— Это не составит труда, милорд, — ответил Уоткинс. — Я также куплю что-нибудь на ленч для мисс Лоилии, если она будет завтракать здесь.
— Она будет завтракать здесь, — подтвердил лорд Брэйдон, — и, как вы знаете, Уоткинс, я приглашен на ленч.
— Разве вам обязательно ехать? — выразила тихий протест Лоилия. — Я думала, мы должны… предпринять что-то для… спасения моего папы… поскорее.
Увидев выражение лица лорда Брэйдона она быстро добавила:
— Я не придумала все это. Я чувствую, как он страдает и, возможно, испытывает боль.
— Вы хотите сказать, что они пытают его?
— Я… я стараюсь не… думать об этом, но я уверена, что они… не остановятся и перед этим.
Лорд Брэйдон сурово сжал губы, ибо не сомневался, что Лоилия, по сути дела, права.
— Мне кажется, отменить мою договоренность о ленче было бы ошибкой, — сказал он задумчиво. — Я приглашен к капитану корабля «Вайсенбург»и надеюсь узнать что-либо ценное. А вы тем временем, попытайтесь еще раз по-своему связаться с вашим отцом, и, быть может, нам обоим удастся обнаружить нечто полезное.
— Я уверена, вы… спасете папу, я… уверена в этом! — твердила Лоилия. — Мне так повезло, что вы здесь. Я знаю теперь… одна я вряд ли… смогла бы что-то сделать.
Лорд Брэйдон не отвечал, но она знала, о чем он думает.
— Вы совершенно правы. Очень глупо было приезжать мне сюда, к тому же без сопровождения служанки… но я так стремилась… добраться до папы. — Она вздохнула. — У нас дома тоща не было никого, кто мог бы помочь мне, а довериться постороннему я не могла.
— Вы никогда больше не должны так поступать, — сказал лорд Брэйдон. — Нам остается лишь надеяться, что барон сохранит в тайне события прошлой ночи и заставит молчать хозяйку того заведения, где я нашел вас.
— Я думаю, за деньги она согласится на все, — тихо молвила Лоилия. — Я только беспокоюсь… что вам приходится… тратить столько… на меня.
Она была трогательна в своей застенчивости и в самом деле смущена его непредвиденными расходами.
Лорд Брэйдон ответил ей той самой улыбкой, которую большинство женщин находили неотразимой.
— Забудьте об этом, — сказал он. — А когда мы найдем вашего отца, я велю ему в будущем получше присматривать за вами.
— Когда вы найдете его, то можете сказать ему все что хотите! — воскликнула Лоилия. — Но только сделайте это скорее, как можно скорее, потому что меня гнетет ужасное предчувствие, что мы можем… опоздать!
Последнее ее слово прервалось рыданием, которое она превозмогла огромным усилием воли.
Она подошла к окну, задумчиво глядя на улицу. Лорд Брэйдон понял, что она борется со слезами.
Он вспомнил, как, спасенная им, она плакала у него на плече прошлой ночью и все ее тело сотрясала дрожь.
— За вами надо еще хорошенько присматривать! — сказал он угрюмо.
Солнечный свет золотил ее волосы.
Он думал о том, что она еще слишком молода и слишком по-детски мила, чтобы участвовать в столь опасных предприятиях, какими занимался ее отец.
— Я должен незамедлительно обнаружить, где он находится! — неслышно прошептал лорд Брэйдон.
И тогда твердым голосом, совершенно непохожим на ее обычную манеру говорить, Лоилия произнесла:
— Он находится в… высоком здании… с тротуаром перед ним… Там… два часовых возле дома…
Лорд Брэйдон в изумлении смотрел на нее, но она не отвернулась от окна.
— Папа находится… внизу, ниже первого этажа… может быть, в подвале… в комнате с длинным столом посередине, и на стопе бумаги… И я… уверена, что папе приказали… записывать что-то на них… или… начертить какую-то схему.
— Вы можете видеть вашего отца? — негромко поинтересовался лорд Брэйдон.
— Нет… но я уверена, что он — там…
Я… ощущаю его вибрации, направленные ко мне, и… он думает обо мне… говорит мне, что… произошло с ним и… где он находится.
Она умолкла, и наступило молчание.
Затем повернулась к нему.
— Это поможет нам?
— Я думаю, поможет, — кивнул лорд Брэйдон, — но, к сожалению, в этой стране очень много начальства, перед дверьми которого поставлены часовые.
— Если бы вы могли… назвать мне имена некоторых людей, владеющих такими домами, как этот…
— Мы не можем знать этого наверняка, — ответил лорд Брэйдон. — Это может быть конструктор орудия или даже человек, занимающийся его изготовлением, но ни у кого из них не может быть власти и полномочий, достаточных, чтобы держать в заключении вашего отца.
Лоилия тяжело вздохнула.
— Пожалуйста… позвольте мне попытаться… самой… Вы не уверены в успехе… ведь так?
Лорд Брэйдон не мог дать ей ответ, которого она желала.
— Это невозможно, — промолвил он, — но если мы будем действовать вместе, я уверен, мы сможем спасти вашего отца.
Он старался казаться ей более оптимистичным, чем был на самом деле.
Он хорошо понимал: если Тарстон Стэндиш схвачен, то власти сумели позаботиться о прочности запоров.
Желая отвлечь Лоилию от предмета разговора, он попросил ее:
— Расскажите мне хотя бы вкратце о вашей семье. Я слышал о вашем отце и его блестящих способностях, но в действительности ничего не знаю о нем, и хотел бы услышать, например, почему вы предоставлены самой себе в его отсутствие.
Лоилия улыбнулась.
— Мы с папой всегда были белыми воронами в нашей семье. — Заметив удивление на лице лорда Брэйдона, она объяснила:
— Мой дедушка хотел, чтобы папа, его единственный сын, вступил в его полк.
— А кто ваш дед?
— Он — генерал сэр Мортимер Стэндиш-Дрю!
— Боже всемилостивейший! — воскликнул лорд Брэйдон. — А я и не догадался! Я же знаю вашего деда — конечно, знаю! Он был героем к тому времени, как вышел в отставку, и все восхищались его блистательным участием в кампаниях, проводимых в Индии и Африке.
— Я знаю, — согласилась Лоилия, — но папа не хотел слепо идти по стопам своего отца и выполнять его волю.
Она говорила медленно, желая, очевидно, быть понятой правильно.
— Поэтому еще в юности он решил для себя, что будет путешествовать где пожелает, постигать языки, а со временем писать книги о людях, которые встретятся на его пути.
— И эти книги будут написаны для всех, кто захочет их прочесть?
— Да, когда он опубликует их.
— Вы хотите сказать, что он уже написал их?
— Две из них уже написаны, — сообщила Лоилия, — и я помогала ему, поэтому знаю, какие они увлекательные, — самые интересные из всего, что я когда-либо читала.
Увидев настороженный взгляд лорда Брэйдона, она объяснила:
— В них нет никаких секретов. Все секреты заперты у папы до той поры, пока они не устареют и станут безобидными; я только боюсь, что он… не будет… вместе с нами радоваться успеху, который он… заслужит как автор.
— Бы еще не сказали мне, есть ли у вас другие родственники, которые могли бы воспитывать вас и приглядывать за вами.
Лоилия улыбнулась, и он обнаружил не замеченную ранее ямочку на ее щеке.
— Дело в том, что я очень счастлива с папой, а потому отказалась жить с моими тетями и кузинами, предлагавшими мне свой дом.
Ей показалось, что лорд Брэйдон не одобряет такого поведения, и поспешно добавила:
— Перед смертью мама взяла с меня обещание ухаживать за папой. Как все неординарные личности, он никогда не думает о себе.
Ее голос как бы излучал тепло и заботу об отце.
— Каждый раз после завершения «миссий», как он называет свои поездки, он возвращается истощенный, так как много времени проводит без должного питания, а иногда и вовсе без еды; к тому же порой ему приходится жертвовать ночным сном ради достижения цели.
— Но тем не менее, — мягко сказал лорд Брэйдон, — я думаю, и вы нуждаетесь в заботе о вас.
Лоилия рассмеялась.
— Вы только подумайте, как невыносимо было бы мне жить с тетушками, вечно повторяющими: «Делай это, делай то», — или поучающими, как, например, одна из них: «Ты должна стараться, Лоилия, дорогая, вести себя как леди!»
Она так уморительно изобразила тетю, что лорд Брэйдон, сам того не желая, рассмеялся, но, спохватившись, спросил:
— Разве это так трудно — следовать ее совету?
— Для меня — да. Я не хочу быть леди из общества — посещать балы и приемы и слушать глупые беседы молодых людей, для которых самое интересное занятие — пытаться определить победителя в Дерби !
В глазах лорда Брэйдона промелькнули насмешливые искорки.
— А вы довольно беспощадный критик.
— Я лишь утверждаю истину! — сказала Лоилия с вызовом. — Общаясь с папой, я нахожу молодых людей крайне глупыми и невероятно скучными. Вот почему я никогда не выйду замуж!
— Вы намерены никогда не выходить замуж? — недоверчиво спросил лорд Брэйдон.
— Как я могу привязаться к какому-то мужчине, который не знал ничего более опасного, чем падение со своей лошади?
Лорд Брэйдон не удостоил ее ответом, и она продолжала:
— К мужчине, который не прочел ни одной книги после окончания школы и считает, что любая девушка должна преисполниться благодарностью за то, что он снизошел до разговора с нею!
Лорд Брэйдон от души рассмеялся.
— Вы можете смеяться сколько угодно, — не сдавалась Лоилия. — Все равно вы знаете, что это — истина!
Она немного помолчала.
— Вы знаете, когда вы рассказывали барону эту волшебную сказку о кандидате в лорды, желавшему жениться на мне, я не могла не подумать, что он по крайней мере мог оказаться более интересным, чем любой из молодых людей, которых мне доводилось встречать!
— Мне, как молодому человеку, довольно обидно слушать такую характеристику, — заметил лорд Брэйдон.
Лоилия взглянула на него, и он поймал себя на мысли, как бы это ни было невероятно, что она до настоящего момента не видела в нем молодого человека.
В поезде она обратилась к нему первому за защитой.
Он был англичанином, и она знала его по имени.
Когда он вызволил ее из «Дома наслаждений», она вновь видела в нем лишь ангела-спасителя.
Он не был для нее живым, реальным мужчиной.
Лорд Брэйдон понял это так ясно, без каких-либо объяснений с ее стороны, что сам удивился своей обидчивости.
Ведь это была истина, и он знал ее.
Он увидел, как ее бледные щеки начинают окрашиваться румянцем смущения оттого, что она невзначай обидела его своими словами.
Торопясь успокоить ее, он добавил:
— Я лишь дразню вас и совсем не оскорблен вашими нападками.
— Н-но… я не считала вас таким, — оправдывалась Лоилия. — Я знаю, что вы… очень… очень способный и умный, и вы вели себя так же, как — я уверена — папа действовал бы в подобных обстоятельствах.
Несомненно, это была самая высокая оценка, которую она могла дать ему, учитывая ее чувства к отцу.
И он ответил ей, на этот раз совершенно серьезно:
— Благодарю вас, Лоилия! Я лишь надеюсь, что в будущем смогу соответствовать вашему мнению обо мне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Приключения в Берлине - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Приключения в Берлине - Картленд Барбара



И приключения бредовые, и стиль ужасный: 2/10.
Приключения в Берлине - Картленд БарбараЯзвочка
11.03.2011, 18.38





стиль увлекательный.мелодрама и в Африке мелодрама.язвочка в жизни бывает такое что придумать невозможно.дай бог нам не стать героями какой нибудь гадости
Приключения в Берлине - Картленд Барбарастарушка
4.02.2014, 17.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100