Читать онлайн Прекрасная похитительница, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная похитительница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная похитительница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная похитительница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Прекрасная похитительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В библиотеку вошел Траверс со свежими газетами.
Он оставил их на длинном журнальном столике у камина, и Энтони немедленно принялся за чтение «Тайме».
Когда дворецкий вышел и закрыл дверь, Джастин сказал другу:
— Мне нужно поговорить с Траверсом, — и вышел из комнаты.
Он догнал дворецкого у самого холла.
— Когда миссис Уодбрйдж была здесь некоторое время назад, она сообщила мне, что приехала к вам, потому что ее что-то беспокоило. О чем шла речь?
— Я как раз собирался попросить разрешения вашей светлости, — ответил Траверс, — ненадолго отлучиться во Флагшток-хауз. Боюсь что там могут произойти неприятности.
— Неприятности? — переспросил маркиз. — Какого сорта?
— Миссис Уодбридж сказала мне, милорд, что няня заметила мужчину, который прятался в кустах и наблюдал за домом.
— Что он мог там делать? — удивился Джастин, сразу позабыв о том, что хотел серьезно поговорить с Траверсом.
— Сейчас в округе промышляет довольно много бандитов. Столько людей были демобилизованы, милорд, и остались без средств к существованию. Няня думает, что он собирается их ограбить.
Джастин нахмурился.
— Я позабочусь об этом, — сказал он после небольшой паузы. — Мне все равно нужно поговорить с миссис Уодбридж. Я сам отправлюсь во Флагшток-хауз.
Маркиз собрался вернуться в библиотеку, чтобы сообщить Энтони, куда он направляется, но ему пришло в голову, что друг сейчас начнет опять восхищаться Ивоной за те действия, за которые сам он собирается ее порицать.
Джастин взглянул через открытую парадную дверь и увидел, что два грума держат лошадей, которых он приказал приготовить еще до приезда принца.
Он направился к ним, сказав на ходу Траверсу:
— Передайте сэру Энтони, что я ненадолго уехал.
Вскочив в седло, Джастин во весь опор поскакал к Флагшток-хаузу.
По дороге он ясно представил себе все, что должно было последовать за представлением И воны Уодбридж в качестве жены маркиза де Верьен. Джастин осознал, что, избежав одной западни, он попал в другую, возможно, еще худшую.
Не было сомнений, что новость о его женитьбе распространится по Брайтону, в котором собрались все сливки общества, со скоростью лесного пожара.
Принцу Уэльскому всегда хотелось быть первым во всем, что касалось сенсаций, и трудно было представить более поразительное событие, чем тайная женитьба его ближайшего друга, который к тому же играл значительную роль в высшем свете. Тем более если он женился на женщине, о которой никто в их кругу даже не слышал.
Джастин был совершенно уверен, что принц будет превозносить красоту Ивоны хотя бы для того, чтобы досадить леди Роз, и найдется немало женщин, которые будут счастливы узнать о ее поражении.
Ее безоговорочный успех у самых элегантных и красивых холостяков создал ей много врагов женского пола.
Хотя маркиз был счастлив избежать свадьбы с леди Роз, его теперешнее положение было незавидным.
Он спросил себя, что обо всем этом может думать Ивона. Джастин признавал, что должен извиниться перед ней за случившееся, хотя она могла решить, что это была расплата за воровство и обман.
— Что же мне делать? — снова и снова задавал себе вопрос маркиз, пришпоривая своего великолепного скакуна, но конь не мог унести седока от его проблем, как бы быстро он ни мчался.
Он приехал во Флагшток-хауз, так и не придя ни к какому решению. Наоборот, Джастин нашел в сложившейся ситуации еще больше осложнений, о которых он не подумал сразу.
Дело было не только в том, что чувствует сама Ивона, нужно было принять в расчет и отношение ее мужа. Кто знает, что предпримет мистер Уодбридж, когда узнает, что его жена считается женой другого мужчины.
Вопросы, на которые маркиз не мог найти ответов, сменяли друг друга.
Спешившись у парадного входа Флагшток-хауза, Джастин сказал себе, что у него есть только один путь: нужно откровенно и спокойно обсудить все с Ивоной, и, может быть, она предложит какой-нибудь разумный выход.
На этот раз у дверей не было грума, и Джастин привязал поводья к ветке дерева, надеясь, что животное постоит спокойно, пока он не вернется. Конь опустил голову и принялся щипать траву, и маркиз решил, что за него можно не волноваться.
Найдя парадную дверь открытой, Джастин прошел дальше, никого не встретив. Казалось, в доме никого нет, и это обстоятельство привело маркиза в недоумение. Лестница и мебель блестели, как и в прошлый визит, а запах воска смешивался с ароматом свежих цветов изысканного букета, украшавшего холл.
Джастин подумал, что в дополнение к другим талантам Ивона умеет создавать уют в своем доме.
В этот момент он услышал голоса, доносившиеся из комнаты, которую она называла кабинетом своего отца.
Маркиз направился туда, открыл дверь и замер в изумлении.
Ивона стояла за письменным столом, а напротив нее он увидел в угрожающей позе с ножом в руке огромного уродливого мужчину в изорванной матросской одежде.
Возвращаясь из Хертклифа в повозке, запряженной медлительным пони, который был слишком стар, чтобы торопиться, Ивона чувствовала себя героиней странного, почти фантастического сна, от которого она никак не могла проснуться.
Ей было трудно поверить, что маркиз угрожал ей серьезным наказанием и обещал выгнать Маркхэма, который проработал в его доме тридцать пять лет.
Еще более невероятным казалось Ивоне, что она была представлена принцу Уэльскому как супруга маркиза де Веръена и не смогла ничего ни сделать, ни сказать, чтобы опровергнуть это абсурдное заявление.
«Что же теперь будет? — спрашивала она себя. — Как он после этого будет отрицать то, в чем убеждал самого принца?»
Казалось невероятным, что маркиз не только не стремился к браку с такой красавицей, как леди Роз, но и пытался избежать его. «Но даже если это так, — размышляла Ивона, — трудно поверить, что он опроверг ее заявление о помолвке, представив меня в качестве своей жены».
Если в высшем обществе принято такое безрассудное поведение, то она рада, что не принадлежит к нему.
Правда, в данный момент Ивона как раз вошла в жизнь высшего света, однако рано или поздно маркизу придется объявить, что она не его жена, и какое объяснение, любопытно было бы знать, он придумает, чтобы от нее отделаться?
Неожиданно Ивоне пришло в голову, что ее социальное положение настолько незначительно, что она может просто исчезнуть без всяких дополнительных объяснений.
«Думаю, я могла бы утонуть в море или умереть от какой-нибудь редкой болезни, и ему не пришлось бы даже носить по мне траур», — подумала она.
По крайней мере, говорила себе Ивона, она смогла оказать маркизу услугу, и теперь он будет милосерднее к Маркхэму и даже, может быть, к ней самой, чем до приезда леди Роз.
«Возможно, эта история окажется для нас спасением», — подумала Ивона, и ее настроение начало подниматься.
В то же время она с огорчением вспомнила, каким жестоким и бессердечным в своих рассуждениях был маркиз.
Стоя перед ним, как перед судьей, она видела, что он разгневан, и хотя он сдерживал свои чувства и говорил ровным ироничным тоном, каждую его фразу она воспринимала как удар хлыста.
«Как я могла решиться на такую глупость, как кража у этого бездушного, эгоистичного человека? Неужели я надеялась найти у этого щеголя понимание и оправдание своим действиям?» — спрашивала она себя, но тут же вспоминала, что у нее не было другого выхода.
Как Ивона и объясняла маркизу, если бы она не продавала табакерки, люди, которых еще можно было спасти, умерли бы без еды и лекарств.
«Мы не позволяли себе ничего лишнего, — мысленно продолжала оправдываться Ивона, — мы экономили на себе. Но больных нужно было кормить, и другие вещи тоже стоили денег».
Она вспомнила о том, как трудно было раздобыть деньги, чтобы оплатить проезд моряков в родные места.
У них был один человек из Нортумберленда, а другой — из Корнуолла, и хотя они путешествовали самым дешевым способом — на запятках почтовых карет, — и тому и другому требовались деньги на дорогу.
Потом ее мысли снова вернулись к событиям, происшедшим недавно в Хертклифе.
Как всякая женщина на ее месте, она не могла не думать о разнице между своим скромным платьем и ослепительным нарядом леди Роз.
Ивоне не нужно было видеть просвечивающее, облегающее кисейное творение лучших модисток, чтобы понять, что ее платье очень старомодно.
А хорошенькая шляпка знатной гостьи с высоко поднятой вуалью, обрамлявшая прекрасное лицо, как дорогая рама картину талантливого художника, была еще красивее и элегантнее тех, которые Ивона видела на дамах в свой прошлый приезд в Брайтон.
Топазы и бриллианты леди Роз, которые сияли и переливались на солнце, заливавшем библиотеку сквозь огромные окна, явно стоили астрономическую сумму.
Ивона не завидовала, она просто осознавала, какой контраст представляла она рядом с этой дамой, олицетворявшей в ее глазах высший свет, в котором вращался маркиз.
«Как кто-нибудь даже на секунду мог поверить, что я его жена?» — с удивлением спрашивала себя Ивона.
Ей было бы любопытно узнать, почему леди Роз сообщила принцу Уэльскому, что маркиз собирается на ней жениться. Не думала же она такое без всяких причин? Какие отношения связывали этих людей на самом деле?
Что он говорил ей? Наверное, он ее целовал? Ивона была уверена, что его поцелуи были так же искусны, как и все остальное, что он делал.
Она обратила внимание и на то, как уверенно он держится в седле, и на то, как искусно правит фаэтоном.
«Он самый красивый мужчина, какого можно себе представить», — прошептала она.
Ивона понимала, почему леди Роз так хотела выйти замуж за маркиза и какой удар она получила, когда узнала, что он уже женат на какой-то провинциалке.
«Может быть, однажды я встречу кого-нибудь такого же красивого, как маркиз, и полюблю его», — мечтала она, в то время как пони медленно плелся, не обращая внимания на вожжи, которыми Ивона пыталась поторопить его.
Она всегда представляла себе мужчину своей мечты, который должен стать ее мужем, похожего на героев романов. Чаще всего он виделся ей во флотском мундире, со светлыми волосами и острым взглядом, который бывает у людей, постоянно смотрящих на море.
Но теперь ее герой предстал перед Ивоной в цилиндре, с темными волосами и в сером костюме для верховой езды или в элегантном вечернем наряде, сидевшем на его атлетических плечах без единой складки.
Подумав о маркизе, она тут же вспомнила гнев в его голосе и жестокое выражение в глазах, и сердце ее болезненно сжалось.
«Он никогда не простит меня ни за то, что я воровала его вещи, ни за то, что заставила его слуг обманывать его», — сказала она себе, и ее настроение испортилось окончательно.
Ивона проехала прямо к конюшне Флагшток-хауза и, поскольку теперь с ней не было Траверса, чтобы помочь, сама распрягла пони, поставила его в стойло и подложила сена в кормушку.
Затем она направилась в дом.
День выдался очень жарким, и Ивона была уверена, что няня, которая вставала с рассветом и начинала ухаживать за ранеными, накормила их обедом и сейчас отдыхает.
Няня очень постарела и стала быстро уставать. Только благодаря тому, что выздоравливающие помогали в доме и в саду, ей удавалось справляться с хозяйством.
Как и предполагал маркиз, за садом ухаживали моряки, которые только так могли выразить свою благодарность за то, что было для них сделано.
Даже инвалиды, сидя на ступеньках, полировали лестницу, чистили бронзу и помогали няне на кухне.
Сейчас у них осталось только пять раненых, и Ивона строго приказала им оставаться в амбаре, пока она или няня не разрешат выйти во двор.
Когда девушка отправлялась в Хертклиф, она еще не знала, что маркиз разоблачил их тайну, и боялась, что он или сэр Энтони могут неожиданно приехать к ней с визитом и увидеть людей, работающих в саду.
Ивона на минуту задержалась в холле, поправляя перед зеркалом прическу. Она подумала, что маркизу, наверное, показалось странным, что она не надела шляпку.
Ивона совсем не собиралась попадаться на глаза хозяину поместья, она поехала в Хертклиф, надеясь, что они с сэром Энтони на верховой прогулке. Со всеми предосторожностями девушка подошла к задней двери и спросила Траверса.
Один из лакеев вызвал его. По выражению лица старого слуги адмирала она сразу поняла — что-то случилось.
— В чем дело? — спросила Ивона.
— Его светлость взял в конторе расходную книгу, мисс Ивона, отнес ее в библиотеку и послал за Маркхэмом!
Ивона побледнела: она слишком хорошо понимала, что может последовать за этим.
— Я думаю, окна в библиотеке открыты. Я пройду по террасе и попробую выяснить, что там происходит.
«Я правильно сделала, — подумала она, — иначе маркиз мучил бы бедного Марки и довел бы его до сердечного приступа!»
Эта мысль рассердила ее, Ивона резко распахнула дверь в кабинет и вошла. Дойдя до середины комнаты, она испуганно вскрикнула: дверь закрылась, и она увидела, что за ней прятался мужчина!
Одного взгляда на его истрепанную форменную одежду хватило, чтобы понять: это был один из списанных на берег моряков.
Ивона общалась со многими из числа этих несчастных, и, кажется, ничто не могло ее удивить, однако кое-что в этом человеке ей не понравилось с первого взгляда.
Дело было не в том, что он небрит и грязен, выражение его глаз сказало Ивоне, что перед ней не смирившийся с судьбой человек, который пришел за помощью, а опасный бандит, готовый на все.
— Что вы здесь делаете? — спросила девушка.
— Дверь была открыта, — ответил он грубым голосом.
— Если бы вы постучали, уверяю вас, кто-нибудь ответил бы.
— А я уверен, что захлопнул бы дверь перед моим носом!
Ивона села за письменный стол.
— Вам, видимо, сказали, что я пытаюсь по мере сил помогать морякам, уволенным на берег, — спокойно сказала она, — но вы должны понимать, что у нас недостаточно средств, чтобы оказать помощь всем.
На самом деле Ивона думала, что этот человек вряд ли слышал о ее деятельности. Скорее всего, он просто ждал удобного случая и забрался в дом, чтобы чем-нибудь поживиться.
Но было бы глупо показывать ему это, поэтому Ивона просто спросила:
— Как ваша фамилия?
— Какое вам до этого дело?
Я стараюсь помочь вам и хочу знать ваши обстоятельства. Иногда мы отправляем людей домой. Может быть, вы скажете мне, где живете?
— Где надо, там и живу, — сказал моряк, подходя ближе к столу. — Мне нужны все деньги и драгоценности, которые у вас есть!
— В таком случае, боюсь, вы будете очень разочарованы, — ответила Ивона. — У меня совсем нет драгоценностей, а та небольшая сумма, которой я располагаю, предназначена для помощи морякам, чтобы они могли добраться домой или хотя бы до города, где смогут получить работу.
— Я уже наработался на всю свою жизнь! — резко сказал человек. — Кончай болтать и выкладывай деньги!
С этими словами он достал из-за пояса нож и угрожающе занес его над Ивоной.
— Вы делаете большую ошибку, — сказала она спокойно, хотя ее сердце готово было выскочить из груди. — Сейчас у нас живет много моряков, мне достаточно только крикнуть, и они придут на помощь.
— Только вякни, и твое личико уже не будет таким хорошеньким, — пригрозил бандит, размахивая ножом.
Инстинктивно Ивона вскочила. Он омерзительно рассмеялся:
— Надеешься убежать, милашка? Далеко не уйдешь, я бегаю не хуже, чем мой ножик режет.
У Ивоны потемнело в глазах, ее ноги предательски подгибались.
Ей стало страшно, очень страшно.
Девушка вспомнила, что табакерки, драгоценности и деньги, которые она взяла у маркиза, были заперты в центральном ящике стола вместе с несколькими соверенами, которые остались от последней продажи месяц назад.
Ивона как раз собиралась продать еще одну табакерку из коллекции, когда так неожиданно вернулся хозяин Хертклифа.
В отчаянии она лихорадочно пыталась найти выход из положения.
Если она откроет ящик, чтобы отдать грабителю деньги, он заберет все, что там находится.
Как будто читая ее мысли, он стал еще агрессивнее.
— Поторапливайся, тебе же будет лучше, — с угрозой сказал он. — Этот ножик режет людей не хуже, чем масло.
В отчаянии Ивона поняла, что ей придется подчиниться бандиту, но в этот момент послышались чьи-то шаги, и на пороге неожиданно появился маркиз!
На секунду все замерли, затем, с первого взгляда сообразив, что происходит, Джастин начал действовать.
Он бросился вперед, поднял свой длинный хлыст и изо всей силы ударил бандита по руке, сжимающей нож.
Человек закричал от боли, нож полетел на пол, а маркиз прекрасным апперкотом в подбородок послал его в нокаут.
Бандит упал и затих, видимо, потеряв сознание.
Джастин смотрел на него с отвращением и брезгливостью.
Ивона бросилась к нему и, спрятав лицо у него на плече, заговорила срывающимся голосом:
— Слава богу… что вы пришли! Я была так… н-н-напугана… и все мои деньги были вместе с табакерками…
Джастин обнял дрожащую девушку и почувствовал, какая она хрупкая и тоненькая. Он удивился, что в таком нежном создании живет столь неукротимый дух.
— Неужели вы действительно думали о моих табакерках, когда этот жуткий тип стоял над вами с ножом в руке?
— Он… прятался… за дверью, — прошептала Ивона.
Только теперь маркиз понял, как она испугалась.
— Все уже позади, — сказал он мягко. — Вам повезло, что ничего подобного не случалось до сих пор.
— Раненые… меня никогда… не пугали, — ответила она. — А потом… здесь был Траверс.
— Я думаю, мне следует принести вам свои извинения за то, что я лишил вас его общества, — сказал Джастин.
В его голосе прозвучала легкая насмешка, и Ивона, стряхнув с себя испуг, быстро вернулась к действительности. Она поспешно высвободилась из объятий маркиза и спросила:
— Что… мы будем делать… с этим человеком?
— Есть в вашем доме кто-нибудь, кто в силах мне помочь? — спросил Джастин.
— Наверное, Джордж, — ответила Ивона. — Он очень сильный, хотя у него только одна нога.
— Тогда пойдемте найдем Джорджа, — предложил маркиз. — Я полагаю, он в амбаре?
Ивона только кивнула в ответ, и он понял, что она еще не совсем оправилась от перенесенного испуга.
Понимая, что ей теперь страшно оставаться одной, Джастин предложил ей руку со словами:
— Мы сходим за ним вместе.
Ивона была еще очень бледна и никак не могла унять дрожь. Она приняла руку маркиза почти с благодарностью.
Ее маленькие пальчики подрагивали в его руке, и Джастин подумал, что эта хрупкая девушка просто не могла быть той агрессивной женщиной, которая ограбила его, переодевшись в мужское платье, похищала его ценности и заставляла слуг обманывать его.
Она казалась ему почти ребенком, напуганным страшным человеком с ножом, который мог убить ее.
Джастин сказал себе, что это не должно повториться. Пока они шли рука об руку по двору, он решил, что немедленно отошлет Траверса, чтобы тот взял на себя защиту Флагшток-хауза.
Возможно, этот бандит был не один и в округе шатается много подобных искателей приключений.
Второй раз за сегодняшний день Джастин подумал о том, как неразумно поступило правительство, уволив такое количество моряков и выбросив их на берег без денег и без работы.
Они подошли к амбару, и Ивона открыла дверь.
Войдя, маркиз с любопытством осмотрелся. Когда-то этот амбар, служащий для сбора церковной десятины, хранил тонны зерна. Во время жатвы в нем накрывался праздничный обед для работников, которого они ждали целый год.
Теперь здесь на полу лежали матрасы, а к балкам были подвешены матросские гамаки.
В дальнем углу амбара на матрасах лежали три человека, а другие два сидели на стульях и разговаривали с ними. Все они были перевязаны.
Когда Ивона подошла ближе, Джастин заметил, что лица раненых засветились при ее появлении.
— Это маркиз де Верьен, — сказала Ивона, подойдя к ним. — Он только что спас меня от ужасного человека, который угрожал мне ножом, и теперь этот вор лежит в кабинете без сознания.
— Угрожал вам, мисс? — переспросил один из моряков.
— Он хотел забрать все деньги, которые были в доме.
— Нужно было позвать нас, мисс, — сказал другой. — Мы бы с ним быстро разделались!
Я хочу, чтобы вы пошли и разделались с ним сейчас, — вмешался маркиз. — Я не собираюсь отдавать его в руки правосудия, но в доме он тоже совсем не нужен. Думаю, лучше всего было бы отнести его за ворота и оставить на дороге.
Джордж — тот самый одноногий моряк — поднялся и сказал:
— Мы справимся с этим, милорд. Мне поможет Тим. Его здоровая рука стоит двух.
Тим смущенно улыбнулся в ответ на похвалу и тоже поднялся на ноги.
— Тогда отправимся, — сказал маркиз. — Нужно вынести его до того, как он очнется и снова станет опасным. Надеюсь, что он уберется подальше, получив хороший урок.
Джастин улыбнулся Ивоне и добавил:
— Дайте нам пять минут и возвращайтесь в дом. Надеюсь, что эти джентльмены пока развлекут вас.
И он ушел, сопровождаемый Джорджем и Тимом. Ивона провожала их глазами до тех пор, пока за ними не закрылась дверь амбара.
Около пяти минут прошло в напряженном ожидании, пока не вернулись потные и раскрасневшиеся, но очень довольные собой Джордж и Тим.
— Мы оттащили его далеко отсюда, мисс Ивона, — сказал Джордж, — и швырнули в канаву. Там ему и место, скажу я вам.
— Он все еще без сознания? — спросила Ивона.
— Как бревно! — ответил Джордж. — И ему придется хорошенько поискать свои зубы, когда очнется.
Морякам было любопытно, как маркиз разделался с грабителем, но Ивона ничего не стала рассказывать и поторопилась вернуться в дом.
Как она и предполагала, Джастин ожидал ее в гостиной.
Они посмотрели друг другу в глаза, и у Ивоны возникло странное ощущение, как будто они разговаривают без слов.
Она тихо, застенчиво спросила:
— Как я могу вас отблагодарить, ваша светлость? Если бы вы не появились в тот самый момент…
— Забудем об этом! — перебил маркиз. — Главное, это не должно повториться! Я как раз размышлял, что следует сделать…
— Вы не сможете обойтись без Траверса, — возразила Ивона, догадавшись, о чем он подумал. — Слуги, которых я вам послала, совсем неопытные, вы и ваш друг будете лишены привычного комфорта.
— Мой комфорт должен отступить на второй план перед вашей безопасностью.
Ивона с минуту поколебалась и добавила:
— Я не заслуживаю такой снисходительности с вашей стороны… Я знаю, вы думаете, что я сама виновата в том, что произошло… Наверное, после папиной смерти мне не следовало оставаться здесь одной с няней… Но тогда мне в голову ничего другого не пришло… И мне была ненавистна даже мысль о том, что придется закрыть двери своего родного дома…
— Я понимаю вас, — сказал Джастин, — но вам не кажется, что вы забыли кое-кого, кто должен был позаботиться о вас и обеспечить вам безопасность?
— О ком вы говорите?
— О вашем муже!
Ивона потупилась, и ее бледные щеки нежно порозовели.
— Да… да, конечно, — пробормотала она, — но он… он был в море.
Маркиз присел в кресло рядом с камином.
— Меня очень интересует ваш муж, — сказал он, — расскажите о нем.
— Мне… нечего вам рассказать.
— Когда вы поженились? — продолжал расспрашивать Джастин.
— Д-два… года… тому назад, — неуверенно ответила Ивона, что не осталось для маркиза незамеченным.
— Где?
— Здесь… в деревне.
— Вы уверены? В церковной книге нетрудно разыскать нужную запись.
Последовало молчание, затем Ивона спросила:
— Зачем… зачем вам нужно об этом знать?
— Мне нужно это знать, — сказал Джастин, — потому что вас, миссис Уодбридж, окружает слишком много загадок. А я не люблю жить в неведении. Вы неожиданно ворвались в мою жизнь с пистолетами в руках, когда я приехал в Хертклиф в поисках мира и покоя.
Девушка не отвечала.
— Однако ни мира, ни покоя я здесь не нашел! — со смехом продолжил маркиз. — В первый же вечер последовало наглое нападение на мой дом, потом я обнаружил, что меня ограбила моя ближайшая соседка, а затем мне пришлось спасать ее от нападения, которое могло иметь очень неприятные последствия, если бы я не подоспел вовремя.
Я хотела бы… вас отблагодарить, — сказала Ивона, — но теперь я оказалась в еще большем долгу перед вами.
— Я думаю, мы сочтемся, — ответил Джастин. — Я не забываю, миссис Уодбридж, что вы помогли мне выпутаться из очень сложной ситуации.
— По дороге домой я никак не могла понять, как же вы теперь надеетесь освободиться от вашей так называемой жены.
— Я тоже думал об этом, — признался маркиз.
— Вы могли бы сказать своим знакомым, что я утонула во время купания в море или поехала за границу к моему брату в Вест-Индию, — предложила Ивона, — а я буду жить в уединении, и никто не узнает правды.
— Что ж, это возможно, — согласился Джастин, — но вы забываете об одном чрезвычайно важном обстоятельстве.
— О каком? — Ивона непонимающе посмотрела на маркиза.
— Неужели ваш муж потерпит даже слухи о том, что вы вышли замуж за другого мужчину? — Джастин пытливо посмотрел на нее.
Она снова покраснела и, не выдержав его проницательного взгляда, подошла к окну, села в стоящее рядом кресло и принялась смотреть в сад.
— Вы очень любите его? — неожиданно спросил Джастин.
— Д-д-да… конечно.
— Хотя его так долго нет с вами?
— Это… неизбежно, если выходишь замуж за моряка.
— Может быть, было ошибкой выйти замуж за человека, обвенчанного с морем?
Наконец Ивона собралась с духом:
— Я не думаю, что это должно волновать… вашу светлость.
— Меня волнует ваша безопасность, — ответил маркиз. — Возможно, ваш муж может перейти в запас? В этом случае он сможет быть дома с вами.
— Я… я не знаю.
— Если вы сообщите мне его полное имя, звание и название корабля, на котором он служит, я поговорю с лордом-адмиралом и могу походатайствовать за вашего супруга, миссис Уодбридж, — предложил свою помощь маркиз.
— Я не хотела бы причинять вашей светлости столько беспокойства.
— В этом нет никакого беспокойства, наоборот, я смогу перестать беспокоиться о вас.
— Нет никакой необходимости, чтобы вы это делали, — упорно стояла на своем Ивона.
— Такая необходимость, безусловно, есть. То, что произошло здесь сегодня, легко может повториться снова, — спокойно возразил Джастин.
Хотя он заметил, что ей неприятен этот разговор и что она задрожала при одном упоминании о сегодняшнем нападении, он безжалостно продолжал:
— И в следующий раз меня может не оказаться рядом, чтобы спасти вас.
— Может быть, мы с няней уедем, когда наши раненые поправятся.
— Как скоро это может случиться?
— Через три или четыре недели.
— За это время может случиться все, что угодно.
Ивона повернулась и посмотрела ему в глаза:
— Пожалуйста, милорд, не пугайте меня. Я буду держать заряженные пистолеты в спальне и в кабинете. А когда ваша светлость заберет в Хертклиф табакерки, часы и золотой корабль, в доме не останется ничего ценного.
— Напротив, — сказал Джастин, — здесь останется кое-что чрезвычайно ценное.
Он увидел вопрос в глазах Ивоны и тихо добавил:
— Вы!
Их глаза встретились, и девушка, вопреки своему желанию, не могла отвести взгляд.
Через некоторое время, которое показалось Ивоне вечностью, маркиз сказал:
— И мы снова возвращаемся к тому же вопросу, на который вы так и не ответили, к вопросу о вашем муже.
Ивона снова повернула голову так, что маркиз мог видеть только ее профиль в раме старинного окна.
Джастин понял, что черты ее лица не только безупречно красивы, как у Роз, но и необыкновенно одухотворены, чего он не мог бы сказать ни об одной известной ему красавице.
Он также подумал, что есть что-то очень трогательное в ее борьбе — без средств и практически в одиночку — за то, чтобы помогать раненым и обездоленным.
Если бы все женщины Англии испытывали такое же сострадание к людям, боровшимся против тирании Бонапарта, в армии было бы намного меньше страданий и разочарований.
После продолжительного молчания Джастин настойчиво сказал:
— Я жду!
— Мне… мне нечего сказать.
— Так вы не хотите, чтобы я оказал содействие вашему мужу?
— У вас есть другие интересы, милорд, которые занимают все ваше время. Забудьте о… Флагшток-хаузе.
— Если вы предлагаете вернуться к той вражде, которая существовала между моим отцом и вашим дедом, то мне трудно представить, что мы с вами возобновим такие отношения.
— Я надеюсь, что нет.
— Намного проще нам было бы стать друзьями, миссис Уодбридж. Тогда я смог бы помочь вам, — сказал Джастин с глубокой искренностью.
— Я думала, вы собираетесь отдать меня властям… чтобы меня наказали за содеянное.
— Вы в самом деле поверили, что я могу так поступить?
Ивона посмотрела на него со слабой улыбкой:
— Я испугалась… в тот момент.
Я и хотел вас испугать, потому что считал, что вы это заслужили. Но сейчас я думаю, что вы заслуживаете искреннего восхищения. Лицо девушки посветлело.
— Это Джордж и Тим заставили вас изменить свое мнение?
— Нет, не Джордж и Тим, а очень храбрая леди по имени Ивона!
— Вам, видимо, нравится дразнить меня, но скажите мне правду, милорд, вы не посадите меня в тюрьму?
— Вы останетесь на свободе, — серьезно пообещал маркиз.
— И вы не уволите Марки?
— Это абсолютно другое дело, миссис Уодбридж. Не надо смешивать все воедино.
— Если вы не простите его, я должна быть… тоже наказана. Я пойду в тюрьму или… на виселицу, если вы это предпочитаете. Маркхэм действовал под моим нажимом…
Джастин рассмеялся.
— Как и все женщины, вы, как говорят в народе, пилите мужчину до тех пор, пока не добьетесь своего. Пусть будет по-вашему. Маркхэм останется на своем месте, но, предупреждаю вас, я каждый месяц буду особенно внимательно проверять расходные книги Хэртклифа.
О… спасибо… спасибо, — Ивона обрадовалась, как ребенок. — Он такой добрый, великодушный человек… Я думаю, это просто убило бы его, если бы ему пришлось пострадать за то, что он делал для меня.
— Я думаю, вы пилили его так же, как пилили меня, чтобы добиться своего, — с иронией заметил Джастин.
— Это неправда, — возразила Ивона. — И я ненавижу это слово. Оно звучит просто ужасно.
— Тогда я беру его назад, — сказал маркиз, — если только вы поможете и мне, как помогаете всем.
— Что я могу… сделать для вас?
— Полагаю, что, во-первых, вам нужно будет поехать со мной в Брайтон, чтобы я смог выполнить желание его королевского высочества и представить вас миссис Фитцжерберт.
Джастин иронически улыбнулся и добавил:
— Это несколько сомнительная привилегия, поскольку особы, приближенные к королю и королеве, как вы, наверное, знаете, не общаются с этой леди.
— Я думаю, она хорошая женщина, если принц так к ней привязан, — тихо сказала Ивона. — Я не собираюсь никого судить, но как же я могу… поехать с вами?
Я не вижу другого выхода, — ответил маркиз. — Если даже вы, как вы сами предложили, утонете или уедете в Вест-Индию, всем покажется очень странным, что это произошло сразу же после нашей предполагаемой женитьбы, и ваш скоропалительный отъезд вряд ли будет свидетельствовать о моей мужской привлекательности.
— Теперь вы готовы шутить надо всем, — сказала Ивона с неодобрением. — Я надеюсь, что вы на самом деле не ожидаете, что я поеду с вами с визитом к миссис Фитцжерберт?
— Я совершенно искренне надеюсь на это, — ответил Джастин. — Принц ничего не забывает и будет очень рассержен, если мы не последуем его приглашению в течение ближайшей недели.
Ивона в отчаянии всплеснула руками.
— Но я… я не могу… этого сделать.
— Почему вы не можете? — спросил маркиз. — Я не знаю никого, кто мог бы лучше сыграть любую роль. Вы это мне уже однажды доказали, миссис Уодбридж.
— Это… это совсем другое дело.
— Мне казалось, что после того, как вы с таким успехом сыграли роль мужчины, изобразить мою жену будет вам очень просто.
На лице девушки застыл испуг:
— Пожалуйста… прошу вас… не заставляйте меня это делать. Я вас подведу! Я буду говорить не то, что нужно, и вам придется стыдиться меня… К тому же у меня нет подходящей одежды для такой роли.
Говоря это, Ивона вспомнила леди Роз и подумала, что никогда не сможет выглядеть так элегантно.
Именно такая женщина должна быть рядом с маркизом как жена или возлюбленная. Но для нее все это совершенно недостижимо.
Как будто читая ее мысли, Джастин мягко сказал:
— Принц считает, что вы прекрасны. Помните, он назвал вас «самой хорошенькой маркизой де Верьен»?
— Это, конечно, неправда… Может быть… это мнение мужчины?
Джастин улыбнулся.
— Значит, вы боитесь того, что о вас подумают женщины?
— Конечно!
— И вам нужен модный наряд, чтобы соперничать с ними?
— И где же я его возьму? — резко спросила Ивона.
— Вы всегда можете продать еще одну табакерку из коллекции моего отца!
Она отвернулась от него и сказала:
— Вы снова смеетесь надо мной.
— Лучше сказать, что я вас поддразниваю, — ответил Джастин. — Если вы поедете со мной в Брайтон, я обещаю, что все остальные женщины будут завидовать вашему наряду.
— Если вы имеете в виду, что собираетесь покупать мне одежду, милорд, — вскинула головку Ивона, — то я ее никогда не приму!
— Слишком поздно провозглашать себя рабой приличий, — возразил Джастин, — после таких неприличных поступков, как вторжение в мой дом, присвоение жалованья моих слуг и распродажа уникальной коллекции табакерок.
Во время этой обличительной речи Ивона смотрела на маркиза и заметила, что он не только ничуть не рассержен, но скорее даже находит это забавным.
— После всего этого, — продолжал он, — стоит ли даже говорить о том, чтобы принять платье, шляпку и пару перчаток.
Джастин немного помолчал и спокойно добавил:
— Во всяком случае, вы ведь не молоденькая невинная дебютантка, которая боится утратить свою репутацию и, конечно, свою невинность.
Он подождал, пока на щеках Ивоны, как и раньше, появится краска, и подумал, что этот ее нежный румянец, медленно заливающий лицо, напоминает легкую предрассветную дымку на небе.
— П-прошу вас, милорд, не заставляйте меня ехать в Брайтон, — повторила Ивона, умоляюще глядя на него. — Это самое страшное из всего, что мне приходилось делать в жизни.
— Я буду рядом с вами, — сказал маркиз, — и позабочусь о том, чтобы вы не сделали ошибок. Вы зря боитесь, обещаю вам — вы получите массу удовольствия.
Пытаясь пресечь ее новые возражения, он быстро добавил:
— Но прежде чем отправиться так далеко, нам нужно решить еще ряд проблем, и думаю, вы догадываетесь, какая из них будет первой.
— О чем вы говорите? — спросила Ивона, не понимая, к чему он клонит.
Во-первых, вы должны переехать в Хертклиф, — ответил Джастин. — Предполагается, что у нас с вами сейчас медовый месяц, и думаю, новость о нашей свадьбе может привести в замок кучу гостей, желанных и нежеланных. И они найдут по меньшей Мере странным, если окажется, что моя жена живет в одном доме, а я — в другом.
Ивона смотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Вы ведь на самом деле не имеете в виду…
— Безусловно, я имею в виду именно это, — ответил маркиз. — Так будет правильно со всех точек зрения. Будете ли вы играть роль моей жены или нет, но я не имею ни малейшего намерения оставлять вас и вашу няню здесь одних с пятью инвалидами на милость любого негодяя, который промышляет на большой дороге.
Он поднялся с кресла со словами:
— И я не собираюсь спорить об этом. Сейчас я возвращусь в Хертклиф и пришлю карету для вас и вашей няни и ландо для раненых. Траверс приготовит для них комнаты. Как вы знаете, Хертклиф достаточно велик, чтобы разместить там целую армию. Или я должен был сказать флот? — Джастин с усмешкой взглянул на нее. — Ваш дом будет закрыт, но я позабочусь, чтобы его охраняли.
Закончив свою речь, он взглянул на Ивону. Она смотрела прямо на него, по-детски сложив руки на коленях, и Джастин подумал, какой прелестной и одновременно невинной и трогательной она выглядит.
— Положитесь на меня, — сказал он мягко.
Затем, поскольку Ивона не могла найти слов для ответа и, казалось, даже дышала с трудом, он вышел из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прекрасная похитительница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Прекрасная похитительница - Картленд Барбара



ну....ничего особенного,мило,но довольно поверхностно,скучновато,и даже грабеж и поиски преступника выглядят,как детская сказка...лучше не тратить время,и прочитать что-то более достойное...
Прекрасная похитительница - Картленд БарбараИсабель
21.12.2012, 17.37





тягомутина... дальше второй главы даже сил не хватило прочитать...
Прекрасная похитительница - Картленд БарбараМаруся
29.04.2013, 7.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100