Читать онлайн Прекрасная похитительница, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная похитительница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная похитительница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная похитительница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Прекрасная похитительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Утром Джастин проснулся в таком приподнятом настроении, которого у него не было уже много лет.
Накануне он долго не мог уснуть. Стоило ему закрыть глаза, как перед ним вставало лицо Ивоны и ее прекрасные выразительные глаза.
Всю ночь Джастина мучили неясные подозрения. Он снова и снова перебирал в памяти все загадочные обстоятельства, которым никак не мог найти объяснения.
Он хорошо помнил, какой испуганной казалась Ивона, когда они с Энтони вошли в гостиную Флагшток-хауза, и чем больше он думал об оказанном им приеме, тем больше убеждался, что их приезд не был неожиданным.
Не было ничего удивительного в том, что няня называла его «милорд» и знала, кто он такой. В конце концов, она жила в Мэноре уже много лет, и по соседству не было никакого другого мужчины с его внешностью и положением.
Более важными показались ему те факты, что их ожидал грум, при первом же ударе немедленно открывший парадную дверь, а Ивона сидела в гостиной, как будто ей нечем было больше занять себя.
Джастин был совершенно уверен, что с ее энергией она не могла целыми днями сидеть, ничего не делая, но как же это доказать?
Когда она стояла, созывая попугаев, которые слетались к ней с дерева, он невольно залюбовался этой картиной, но какая-то мысль все время точила его.
Неожиданно Джастин вспомнил разговор Ивоны с Энтони, к которому в тот момент практически не прислушивался, но сейчас он по непонятной причине вновь прозвучал в ушах маркиза.
Ивона и Энтони обменивались этими репликами, когда они все вместе возвращались к дому после того, как она отправила попугаев обратно на дерево.
— Вы, должно быть, очень долго практиковались, миссис Уодбридж, чтобы научиться так похоже имитировать крики попугаев? — спросил ее Энтони.
Если только маркиз точно запомнил ее ответ, она сказала, улыбаясь:
— О, я хороший имитатор.
В тот момент мысли Джастина были заняты странными морскими символами на заднем дворе, и он не обратил внимания на эти слова.
Теперь же он подумал, что попугаи издают очень низкие звуки.
«А не могла ли женщина говорить низким мужским голосом?» — спрашивал себя маркиз.
Джастин одернул себя, решив, что он слишком далеко зашел в своей подозрительности. Такая женственная и очаровательная дама, как Ивона Уодбридж, не смогла бы изображать главаря грабителей, даже если она умела подражать мужскому голосу.
Но подозрения не улеглись и продолжали преследовать его.
Теперь при дневном свете эта идея казалась маркизу еще более нелепой, и он не решился поделиться ею с приятелем, особенно зная, каким горячим поклонником миссис Уодбридж он является.
За завтраком, налегая на прекрасно приготовленные почки под грибным соусом, Энтони поинтересовался:
— Какие развлечения предстоят нам сегодня? Снова выслеживаем бандитов? Я начал чувствовать вкус к этому занятию.
Джастин только улыбнулся в ответ, и Энтони продолжил:
— Что касается меня, то я бы предпочел навестить нашу синеглазую красавицу, которая меня окончательно околдовала.
Маркиз готов был согласиться с другом и сказать, что ему тоже есть о чем поговорить с прекрасной соседкой, но тут он заметил присутствие Траверса.
— У меня совсем другие планы, — начал он, но Энтони его перебил:
— Не будь таким скучным, Джастин. Говоря это, Энтони взглянул на друга и заметил, что тот нахмурился.
— Что тебя огорчило? — спросил он, но понял, что был несдержан, и замолчал.
Затем друзья заговорили о лошадях, потом перешли к обсуждению новостей, опубликованных во вчерашних газетах.
Газеты доставляли в Хертклиф ближе к вечеру: их привозил из Брайтона грум.
Когда друзья перешли из столовой в библиотеку, Энтони спросил:
— Что случилось? Почему ты хмуришься и делаешь мне тайные знаки?
Джастин посмотрел, закрылась ли за ними дверь, и объяснил:
— В столовой был Траверс.
— Это я и сам сообразил, когда ты дал мне понять, что не стоит обсуждать наши планы, но в чем причина подобной таинственности? При чем здесь Траверс?
— У меня нет оснований предполагать, что именно он послал вчера предупреждение в Флагшток-хауз о нашем приезде, когда мы были в пути. Больше того, я уверен, что это сделал Маркхэм. Однако, если мы соберемся нанести визит синеглазой красотке, я хотел бы сделать это неожиданно. Надеюсь, мы увидим много интересного.
— Прекрати, ради бога, Джастин! Опять тайны плаща и кинжала! — взмолился Энтони. — Если тебя интересует мое мнение, могу сообщить, что ты ищешь не там, где надо. Я убежден, что наша красавица чиста, как свежевыпавший снег, и невинна, как младенец.
У нее есть муж, и тебе не стоит забывать об этом, Энтони, — сухо сказал маркиз, — а также слуга, деревянную ногу которого мы видели в саду. Кроме того, кто-то ночует в закрытом амбаре.
— Откуда ты знаешь? — почти агрессивно спросил Энтони.
— Когда мы уезжали оттуда вчера вечером, я оглянулся и заметил в одном из окон амбара свет.
— Ты мне ничего не сказал.
— Но я раздумывал об этом. Я хотел понять, зачем миссис Уодбридж обманывает нас и что она на самом деле скрывает.
Последовало продолжительное молчание. Затем Энтони сказал:
— Это дело начинает меня интересовать. Кстати, Джастин, ты должен мне десять гиней.
— За что?
— Насколько я помню, тебе не удалось ничего у нее выведать вчера вечером, а мы с тобой заключали пари.
Джастин вздохнул:
— Я с сожалением должен признать, что ты прав. В то же время мне кажется, что она очень ловко избегала ловушек, которые я расставлял.
— Если позже ты сможешь доказать, что я не имею права на эти деньги, я верну их тебе, — пообещал Энтони, — но сейчас, будь так добр, отдай мне то, что должен.
Маркиз улыбнулся и сел за письменный стол.
— Ты возьмешь расписку?
— Думаю, что могу тебе доверять, — пошутил Энтони.
Джастин взял листок бумаги, написал на нем сумму долга, ловко скатал из него шарик и бросил в приятеля.
— Хочешь еще пари? — предложил он.
— На что? — заинтересовался Энтони.
— Я утверждаю, что либо сама миссис Уодбридж, либо ее муж были среди тех грабителей, которых мы ищем!
Энтони широко раскрыл глаза от изумления:
— Ты меня разыгрываешь! Как могла подобная чепуха прийти тебе в голову?
— Нет, я говорю серьезно, — возразил маркиз. — Ты помнишь, вчера миссис Уодбридж сама сказала тебе, что она прекрасный имитатор? Почему бы ей не заговорить мужским голосом? А кого она прячет в амбаре — мужа?
— Но какого черта она все это делает?
— Не имею понятия, если только он не дезертировал с флотской службы, — предположил Дастин.
Нет, это совершенно не похоже на Уодбриджей со всеми их морскими традициями, свято соблюдаемыми в их семье, — задумчиво проговорил Энтони. — Но возможна и какая-нибудь другая причина. Может быть, он попал в беду.
— Да, конечно. Я понимаю тебя, но все это кажется маловероятным. Как, впрочем, и попугаи, свет в амбаре, о котором говорят, что он закрыт, грабители, входящие в столовую во время обеда, и сама Ивона Уодбридж.
Энтони поднял руки:
— Сдаюсь! Все это абсолютно фантастично, поразительно и могло случиться только во сне.
Не говоря ни слова, маркиз выразительно посмотрел на пустой комод, в котором совсем недавно хранилась коллекция табакерок отца.
— Ладно, — согласился Энтони. — Ты выиграл. Но поскольку я отказываюсь верить всему, что ты тут выдумал, ставлю пятьдесят фунтов на то, что Ивоны Уодбридж не было среди грабителей, хотя ничего не могу сказать о ее муже.
— Принято, — сказал маркиз. — Надеюсь, что сегодня мы еще продвинемся в нашем расследовании.
— В каком направлении?
— Я хочу повидать Бэйтмена. Он был дворецким в Хертклифе по меньшей мере в течение Двадцати пяти лет. Он служил еще в мой прошлый приезд.
— Прекрасно, — одобрил план приятеля Энтони. — Ты приказал подать лошадей?
— Должно быть, они уже ждут нас, — ответил Джастин.
Друзья поскакали через парк, выбрав самую длинную дорогу в деревню, чтобы дать лошадям возможность как следует размяться.
Они вспугнули пятнистого оленя, спрятавшегося в тени деревьев. Джастин отметил, что оленьи стада сильно увеличились за последнее время, и решил поговорить об этом с егерями.
Как хозяин Хертклифа, он должен был переговорить со многими, обсудить накопившиеся в имении проблемы, но поиски грабителей заставили его забыть о своих прямых обязанностях.
Теперь Джастину пришло в голову, что он должен выразить свою благодарность главному садовнику за прекрасное состояние парка, обсудить положение дел с егерями и лесниками и получить отчет о состоянии ферм.
Он удивился, что Маркхэм до сих пор его не представил всем этим людям. Видимо, управляющий боялся наскучить маркизу делами и предоставил ему возможность развлекаться в Хертклифе, а не загружать его сразу домашними проблемами после столь длительного отсутствия.
«Это я должен сделать в любом случае, — думал Джастин, — но, поскольку мы с Энтони собираемся пробыть здесь еще долго, хватит времени на все».
Друзья въехали на окраину небольшой, беспорядочно раскинувшейся деревушки.
Большинство домов с живописными соломенными крышами было построено еще покойным маркизом для слуг, удалившихся на покой.
Дома, окруженные маленькими садиками, засаженными пестрыми цветами, располагались вокруг церкви из серого кирпича, построенной еще в нормандский период, задолго до возведения Хертклифа.
Маркизу пришло в голову, что склеп, мимо которого он проходил, когда сопровождал своего деда в церковь по воскресеньям, мог принадлежать семье Уодбридж.
Он подумал, что эта семья долгое время была здесь самой влиятельной, пока Верьены, как узурпаторы, не захватили их землю и их положение.
Теперь Джастина совсем не удивляло, что старый адмирал ненавидел его отца, и ему было интересно, что Ивона чувствует по отношению к нему самому.
Маркиз был почти уверен, что она скорее боится его, чем ненавидит или презирает.
Увидев священнослужителя, идущего по деревенской улице, он подъехал к нему и придержал коня.
— Вы викарий этого прихода? — спросил Джастин.
Викарий посмотрел на него с недоумением, но через мгновение на его лице появилось приветливое выражение.
— Да, — ответил он, — а вы, я полагаю, маркиз де Верьен?
— Да, это так, — сказал маркиз, — хотя я удивлен, что вы узнали меня.
Викарий улыбнулся.
— Вас было бы трудно не узнать, — объяснил он. — Во-первых, я слышал о вашем приезде в Хертклиф, а во-вторых, вы очень напоминаете вашего отца.
— Вы знали моего отца?
— Только в последние годы жизни его светлости, — ответил викарий. — Я очень рад, что в Хертклифе снова появился законный владелец.
Благодарю вас за добрые слова, — сказал маркиз. — Я понимаю, что отсутствовал слишком долго. В данный момент я хотел бы заехать к Бэйтмену, который, как я узнал, покинул службу и ушел на покой. Не подскажете ли вы мне, в каком коттедже он живет?
— Коттедж Хэйтоп, — показал священник, — но вы найдете его в плохом состоянии, беднягу.
— Жаль это слышать, — искренне огорчился Джастин. — Наверное, болезнь заставила его уйти со службы?
Викарий с недоумением взглянул на него. Затем, поколебавшись недолго, спросил:
— Разве мистер Маркхэм не информировал вашу светлость о действительных обстоятельствах?
— Нет, — ответил маркиз, — и я буду признателен, если вы это сделаете.
Во время беседы он спешился и стоял рядом с викарием, человеком среднего возраста с начинающими седеть волосами.
— Я думал, мистер Маркхэм рассказал вам, милорд, — начал священник с некоторым смущением, — что Бэйтмен слишком много пил и из-за этого был не способен выполнять свои обязанности.
— Пил! — удивился Джастин.
Я надеюсь, что ваша светлость не подумает, что я кого-то осуждаю, — сказал викарий, — но, если говорить откровенно, у него почти не было занятий, а так как у Бэйтмена в руках оказались ключи от погреба, испытание оказалось ему не по силам.
— Как жаль, — заметил маркиз. — Я всегда считал его хорошим человеком.
— Он таким и был, но сатана, милорд, всегда находит дело для праздных рук.
Джастин нахмурился.
— Вы сказали, коттедж Хэйтоп? Спасибо, викарий, рад был встрече с вами.
— Я также, милорд, — ответил священник.
Держа коня под уздцы, Джастин направился к указанному священником коттеджу.
Дойдя до цели, он оглянулся и заметил на другой стороне улицы несколько мальчишек, которые бросили игру и с восхищением глазели на его лошадей.
Выбрав самого высокого паренька, маркиз подозвал его и сказал:
— Я хочу, чтобы ты подержал моего коня. Ты умеешь обращаться с лошадьми?
— Да, сэр.
— Просто держи его за уздечку, а если он начнет вести себя беспокойно, походи с ним по дороге до церкви и обратно. Понял?
— Да, сэр.
Глядя на маркиза, Энтони проделал то же самое, и два мальчугана, порозовевших от удовольствия, приняли лошадей, а друзья прошли по узкой дорожке к коттеджу, выкрашенному в черный и белый цвета.
Дверь открыла пышная молодая женщина лет тридцати, которая была так поражена приходом джентльменов, что начала отчаянно приседать, от ужаса лишившись дара речи.
— Я маркиз де Верьен. Я хотел бы видеть Бэйтмена. Вы его дочь?
— Нет, милорд… племянница. Я работала в доме, но потом мне пришлось уйти, чтобы за ним ухаживать.
— Вы служили в Хертклифе?
— Да, милорд.
— Без вашего дяди в доме не так уютно, — любезно сказал Джастин. — Могу я поговорить с ним?
— Ваша светлость увидит, что он сильно изменился.
— Понимаю, где он?
Вместо ответа женщина пересекла маленькую кухню и открыла дверь в задней стене. Она ввела гостей в небольшую, чистенькую спальню, в которой лежал старый дворецкий в красной фланелевой пижаме.
Джастин с трудом узнал своего старого слугу. Раньше маркиз часто шутил, что полные достоинства манеры и представительный вид делают Бэйтмена похожим на архиепископа.
А теперь он увидел преждевременно постаревшего пьяницу с красным носом и дрожащими руками. Его глаза были налиты кровью, и Джастин понял, что хотя Бэйтмен и прикован к постели, он все-таки продолжает пить.
— Его светлость хочет поговорить с тобой, дядя, — сказала женщина.
Она вернулась на кухню, оставив маркиза и Энтони наедине с Бэйтменом.
В комнате было два стула. Джастин поставил свой поближе к кровати и начал беседу:
— Мне очень жаль встретить вас в таком состоянии, Бэйтмен. Мне не хватает вас в Хертклифе. Дом без вас уже не кажется таким, как прежде.
— Вы очень добры, милорд, — ответил Бэйтмен. — Я готовился к приезду вашей светлости, но вот заболел, и мистер Маркхэм поселил меня в этом коттедже.
Он помолчал минуту, затем раздраженно добавил:
— Он был рад от меня отделаться!
Его тяжелое дыхание обдало маркиза. Не могло быть никаких сомнений в том, что Бэйтмен сегодня уже прикладывался к бутылке.
Джастину показалось странным, что племянница позволяет ему пить: ведь, будучи полным инвалидом, Бэйтмен не мог бы доставать выпивку без чьей-либо помощи.
Но в данный момент маркиза волновали более важные вопросы.
— Чем же вы мешали Маркхэму в Хертклифе? — спросил он.
— Уж это, милорд, вы сами должны узнать, — уклончиво ответил бывший дворецкий.
— Я очень давно знаю вас, Бэйтмен. Еще мой отец доверял вам так же, как и я, и всегда был уверен, что вы преданы интересам Хертклифа.
— Я всегда считал его своим домом, милорд, — сказал старик. — Покойный маркиз был настоящим хозяином, это признавали все.
— Я совершенно согласен с вами, — терпеливо продолжал Джастин. — А теперь я пытаюсь выяснить, что происходит в Хертклифе после его смерти и почему вы больше не служите нам, как мне бы хотелось.
Вот что я вам скажу, милорд: когда Коблер, Уилкинс и еще двое слуг ушли на войну, никого не взяли на их место. Ну, я сначала справлялся сам, но вскоре мне стало трудно одному делать все, как надо.
— Коблер и Уилкинс не были никем заменены? — удивился маркиз.
— Нет, милорд. Сначала ушли они, а потом Джеймс, а за ним Никол сон, не то чтобы от него было много толку с его бараньей башкой. Но я старался, милорд, только это уж было слишком.
— Вы говорили об этом мистеру Маркхэму?
— Говорил ли я! Да я ему все уши прожужжал! Только он не хотел слушать, — покачал головой бывший дворецкий.
Бэйтмен помолчал.
— У него-то были свои причины, чтоб не слушать, только это нечестно со мной так поступать!
— Какие же у него были причины? — резко спросил маркиз, но сразу же понял, что совершил ошибку.
Настроение Бэйтмена изменилось, он опять замкнулся. Джастину показалось, что дворецкий что-то вспомнил и испугался.
Он откинулся на подушки и сказал совершенно другим тоном:
— Моя племянница говорит, что я слишком много болтаю, милорд. Временами в голове у меня мутится. Я ничего не имею против мистера Маркхэма. Он был очень добр ко мне, очень добр. Вот выделил мне жилье…
Это был полный переход на сторону противника. Маркиз решил, что лучше не замечать этого, так как у Бэйтмена, как он понял, уже ничего не удастся узнать и было бы ошибкой настаивать и выпытывать у него интересующие подробности.
Джастин поднялся.
— Был рад повидать вас, Бэйтмен, — сказал он. — Вы должны поскорее поправиться. Мне было бы приятно снова увидеть вас в Хертклифе.
— Теперь уже поздно, слишком поздно, милорд.
Друзья вышли из спальни в кухню, где племянница Бэйтмена хлопотала у плиты.
— Мне очень жаль видеть вашего дядю в таком состоянии, — выразил соболезнование маркиз.
Она ничего не ответила.
— Думаю, что ему не следует столько пить. Женщина пожала плечами и отвела глаза:
— Я ничего не могу поделать, милорд.
— Но вы можете не давать ему вина, — заметил Джастин. — Как он достает его и откуда у вас средства, чтобы его покупать?
Она продолжала молчать.
— Вы не хотите рассказывать об этом?
— Не требуйте невозможного, милорд! Маркиз достал из кармана жилета две гинеи и положил их на стол.
— Истратьте это на лекарства для вашего дяди, но только не на вино. Вы меня поняли?
— Да, милорд, благодарю вас.
Она снова сделала реверанс, и друзья покинули дом.
Мальчики подвели им лошадей и были награждены за услуги.
Когда приятели выехали из деревни, Энтони первым нарушил молчание:
— И что ты обо всем этом думаешь?
— Я не знаю, — ответил Джастин, — но здесь действительно есть о чем подумать.
Они вернулись в парк, и Энтони решительно направил своего коня в сторону Флагшток-хауза. Однако маркиз сказал:
— Я не планирую на сегодня встречу с миссис Уодбридж. Мне нужно обдумать мои идеи и побольше разузнать о том, что случилось с Бэйтменом.
— Хорошо, — неохотно согласился Энтони. — Куда направимся?
Я думаю, стоит заехать к Гримшоу, моему старшему садовнику, — ответил Джастин. — Он, по крайней мере, не уволен и не отправлен на покой.
— Не думаю, чтобы ему не хватало помощников, — сказал Энтони. — Я никогда не видел более ухоженного парка, если не считать Флагшток-хауза.
— Гримшоу ответит нам на этот вопрос, — предположил маркиз.
Они поскакали по направлению к замку, затем через поля за конюшни, где в четверти мили от Хертклифа, скрытый за высокой оградой, стоял дом из красного кирпича, в котором всегда селилась семья старшего садовника.
Друзья снова спешились. Они увидели человека, который вывозил на свалку тачку с мусором, и подозвали его присмотреть за лошадьми.
Маркизу снова показалось, что этот человек, как и другие слуги, раньше служил на флоте. Это так же бросалось в глаза, как и его хромота.
Однако Джастин не собирался расспрашивать младший персонал, не побеседовав предварительно с Гримшоу. Войдя в большой фруктовый сад, маркиз тут же увидел своего старшего садовника в дальнем его конце.
Безусловно, не могло быть никаких претензий по поводу состояния сада. Сразу становилось очевидным, что за ним осуществлялся образцовый уход. Каждая пядь земли была возделана с удивительной тщательностью.
Даже стены теплиц блестели чистотой, а ветви фруктовых деревьев сгибались под тяжестью крупных плодов.
Гримшоу выглядел намного старше, чем в прошлый визит маркиза, но был очень рад приезду хозяина.
— Это бальзам для больных глаз, милорд, снова увидеть вас после такого долгого отсутствия! — сказал он с мягким суссекским акцентом.
— Я тоже рад, что вернулся сюда, — просто ответил Джастин. — Я должен поздравить вас, Гримшоу: парк и сад в прекрасном состоянии. Я никогда не видел все таким красивым и ухоженным.
— Рад, что ваше сиятельство довольны, — поклонился садовник.
— Как вам удается справляться с работой, ведь во время войны так трудно найти людей?
— Может быть, где-то и трудно с людьми, милорд, но у нас дела обстоят совсем не так.
— Интересно знать, почему? — полюбопытствовал маркиз.
Мистеру Маркхэму удается найти столько рабочих рук, сколько нам требуется, чтобы держать сад в порядке.
— Как же это ему удается?
— Сначала, милорд, дело не ладилось. Они почти все были хромые и увечные. Многие из них так смешно разговаривали. Но я сумел заставить их работать как надо, — с гордостью сообщил Гримшоу.
— Вы имеете в виду, — переспросил Джастин, — что управляющий нанимал людей, которые были ранены на войне?
— Да, милорд. Это были матросы. Они предпочитали работу в саду смерти от голода, а уж я умею заставить делать все, как мне надо.
Маркиз задумался, а Гримшоу продолжил:
— Конечно, теперь, в мирное время, у нас, так сказать, полноценные работники. У них со здоровьем все в порядке, да только многие за всю жизнь не видели ни лопаты, ни вил. Ну я и учу их. И хотя они ворчат, что превратились в сухопутных крыс, они счастливы иметь работу.
— Должен еще раз поздравить вас с вашими достижениями, — сказал маркиз. — Благодарю вас, Гримшоу.
Он повернулся, чтобы уйти, но ему пришла в голову неожиданная мысль.
— Кстати, сколько сейчас людей под вашим началом?
— Шестнадцать, милорд.
Джастин повернул обратно по аккуратной тропинке между грядок с овощами. Энтони следовал за ним.
— Бывшие матросы! — сказал он тихо. — Сначала раненые, а с апреля уволенные в запас.
— Я слышал, сейчас таких много, — заметил Энтони. — На прошлой неделе в клубе кто-то говорил, что мы разоружаемся с неприличной скоростью.
Джастин кивнул.
— Я слышал речь лорда Винсента в парламенте, — сказал он задумчиво. — Тот утверждал, что расходы на королевский флот сильно сокращены.
— Теперь я припоминаю, что мне рассказывали вещи и похуже, — добавил Энтони. — В то время как почти все наши корабли нуждаются в срочном ремонте, в доках увольняют рабочих, контракты с частными верфями расторгают, а вооружение и оснастку продают — и часто это попадает к французским агентам!
Джастин остановился и укоризненно посмотрел на друга:
— И ты говорил мне вчера, что нам нечего опасаться Бонапарта! Я уверен, что он восстанавливает свои опустевшие доки и срочно строит корабли.
— Но не стоит обвинять в этом меня, — обиделся Энтони. — Вернись к своему расследованию и вспомни, что именно ты выигрываешь от такой политики. В твоем саду работает экипаж целого корабля.
Маркиз не ответил и весь оставшийся путь домой был погружен в свои мысли.
Когда наступило время ленча и друзья собрались идти в столовую, маркиз предупредил:
— В присутствии Траверса ни слова о наших утренних открытиях.
— Слушаю и повинуюсь, мой господин, — смиренно ответил Энтони фразой из арабских сказок. — А когда мы навестим прекрасную соседку?
— Когда я буду подготовлен к этому визиту, — едва сдерживая раздражение, сказал Джастин.
— И когда это случится?
— Когда у меня будет достаточно доказательств, чтобы отправить ее на скамью подсудимых.
Если бы я считал, что ты говоришь серьезно, Джастин, я бы попытался оправдать ее с помощью кулаков.
— Всегда к твоим услугам, — ответил маркиз, — но в боксе мы с тобой примерно равны. Если хочешь, могу предложить шпаги или пистолеты.
— Но тогда ты будешь иметь явное преимущество, — сказал Энтони. — Нет уж, лучше попробую образумить тебя как-нибудь иначе.
— Прекрати сражаться против меня: ты нужен мне на моей стороне. Ты должен был уже понять, Энтони, что происходит нечто странное. Если мы не докопаемся до сути, эта загадка будет мучить меня до последнего вздоха.
— Мне тоже любопытно, — поддержал друга Энтони, но думал он больше о своем. — Интересно, кто ее муж?
Джастин не выдержал, взял со стула подушку и запустил ею в приятеля. Энтони ловко поймал ее и кинул обратно, но в этот момент вошел Траверс и объявил, что кушать подано.
После еды друзья вернулись в библиотеку, и Энтони спросил, подойдя к окну:
— И что дальше?
В этот момент маркиз неожиданно хмыкнул.
— В чем дело? — удивился Энтони. — Ты что-то придумал?
— Я глупец! — воскликнул маркиз. — Я давно должен был это сообразить.
— Сообразить что?
— Проверить счета Маркхэма.
— И что ты из них узнаешь?
— Очень многое, — сказал Джастин. — Каждый месяц в Лондон посылаются счета изо всех имений. Иногда я проверяю их сам, а иногда это делает мой секретарь.
Энтони внимательно слушал, и маркиз продолжил:
— Я отчетливо помню, что просматривал счета из Хертклифа два или, может быть, три месяца тому назад и отметил, что, несмотря на рост дороговизны во время войны, расходы остались более или менее на том же уровне, что и при жизни отца.
— Ну и что это доказывает?
— Ты должен понимать, что всем этим новым работникам, которых сейчас в имении гораздо больше, чем когда-либо раньше, нужно платить.
Наступило молчание, которое прервал Энтони.
— Я понял твою мысль. Но, возможно, «хромым и увечным», как отозвался о них твой садовник, платили меньше, чем здоровым работникам.
— Даже если это так, это должно быть отражено в расходной книге, — настаивал Джастин. — Как и смена лакеев.
— Ну что ж, давай свои книги, и посмотрим.
— Этим-то я и собирался заняться. — Маркиз выглядел озабоченным. — Но мне кажется, что не стоит просить Маркхэма принести документы нам.
— Почему?
— Он может легко подделать их или сказать, что они потеряны или их унесли разбойники.
— Понятно, — согласился Энтони, — и как ты собираешься их добывать?
Джастин на минуту задумался и сказал:
— Сейчас мы с тобой обойдем вокруг дома, затем не торопясь зайдем в холл, и я скажу что-нибудь вроде этого: «Кстати, Энтони, я еще не был в оранжерее, с тех пор как приехал. Я думаю, Гримшоу вырастил там замечательные растения, раз остальной сад в таком прекрасном состоянии».
— Интересно, что ты задумал, Джастин?
Оранжерея находится в том же направлении, что и контора. Мы пройдем мимо бального зала, который всегда был закрыт, с тех пор как я себя помню, затем обязательно заглянем в оружейную и посмотрим на ружья и пистолеты, а потом, как бы по пути, завернем и в контору. Если Маркхэм будет там, ему покажется совершенно естественным, что мы зашли туда, а если его там не будет, мы найдем то, что нам нужно.
— Превосходно! — одобрил Энтони. — Какой талант в тебе пропадает! Тебе следовало бы возглавить английскую разведку или, в крайнем случае, взять на себя организацию национальной полиции.
— Возможно, это когда-нибудь и случится. Мне уже делали подобные предложения, — ответил маркиз.
— В одном мы можем не сомневаться: никто в парламенте в данный момент не будет голосовать за создание новой государственной структуры.
— Это так, — согласился Джастин, — война удвоила наш национальный долг.
И как два мальчишки, играющих в сыщиков, друзья принялись воплощать в жизнь план маркиза.
При их разговоре в холле присутствовали два лакея, но Джастину показалось, что он видел мелькнувшую в дверях фигуру Траверса.
В оранжерее все было именно так, как и ожидал маркиз. Цветы и фрукты, которые начали выращиваться при отце, были в прекрасном состоянии. Правда, он не заметил новых сортов, за приобретением которых раньше всегда тщательно следили.
В оружейной, в свою очередь, было чисто и уютно, но конструкция охотничьих ружей давно устарела, а пистолеты годились только для музея.
Друзья пробыли там недолго, затем Джастин громко сказал:
— Раз мы здесь, я хочу, чтобы ты взглянул на старую карту поместья, которая висит в конторе. Возможно, на ней показаны границы имения адмирала.
— С удовольствием посмотрю, — так же громко ответил Энтони.
Маркиз открыл дверь.
К его облегчению, контора оказалась пустой, хотя на столе была открытая бухгалтерская книга, а рядом лежало перо.
Все выглядело так, будто Маркхэма неожиданно вызвали.
Джастин полистал страницы. Это оказалась именно та книга, которая была ему нужна.
Все расходы за последние четыре года были аккуратно внесены сюда, и записи соответствовали отчетам, которые он просматривал в Лондоне.
Маркиз взял книгу, и друзья поспешили обратно в библиотеку.
Он устроился за письменным столом и сказал:
— Теперь мы можем убедиться своими глазами в том, что же происходило на самом деле.
Джастин начал просмотр с предвоенного периода.
— Вот все служащие. Среди них Бэйтмен, Коблер, Уилкинс, Джеймс и Никол сон.
— Когда это было? — спросил Энтони.
— Начало 1800-го года.
Он стал внимательно изучать записи.
— Я не знаю, когда Коблер, Уилкинс и два других лакея отправились на войну, но Бэйтмен говорил, что он к моменту своего ухода остался без помощников, так что мы можем сначала посмотреть там, где написано, кто заменил его.
Джастин перевернул еще несколько страниц, пока не дошел до конца аккуратных записей Маркхэма.
Выражение его лица заинтриговало Энтони:
— Что ты обнаружил?
— По этой книге получается, что Коблер, Уилкинс, Джеймс и Николсон продолжают оставаться у меня в услужении. Они регулярно каждый месяц получают свое жалованье.
— Значит, Маркхэм тебя обкрадывает?
— Именно так! — ответил маркиз. — Теперь я могу начать расследование. Позвони!
Командный тон друга показал Энтони, насколько Джастин разгневан.
Он знал, что только одна ситуация вызывала настоящий гнев маркиза: это было, когда его предавали или обманывали люди, которым он безоговорочно доверял.
Пока Траверс не открыл дверь в библиотеку, друзья не проронили ни слова.
— Скажите мистеру Маркхэму, что я хочу немедленно поговорить с ним! — приказал Джастин.
— Слушаюсь, милорд.
Снова наступило молчание. Энтони стало душно, он подошел к французскому окну, которое, как и окна в гостиной, выходило на террасу, и открыл его.
Повернувшись к маркизу, он спросил:
— Ты хочешь, чтобы я остался?
— Безусловно!
Дверь снова открылась, и в комнату вошел Маркхэм.
Было очевидно, что управляющий чем-то взволнован. И когда он прошел к столу и остановился перед ним, Джастин увидел страх на его лице.
— Я просматривал вашу книгу, Маркхэм, — начал маркиз, — и мне требуются некоторые объяснения. Например, почему четыре лакея, которые больше не состоят у меня на службе, по-прежнему записаны здесь.
— Это мое упущение, милорд, — голос управляющего дрожал, — но на их место нанимались другие слуги, и поскольку они работали временно и получали то же жалованье, я счел необязательным каждый раз менять имена.
Это было вполне правдоподобно, по мнению маркиза, но он не одобрял такую неаккуратность в делах.
— Как и почему люди принимались на службу только временно? — с недовольством спросил он.
— Было не так просто найти людей в наших краях, милорд, мне приходилось нанимать тех, кого удавалось подыскать, и большинство из них оказывались неподходящими работниками.
Джастин внимательно посмотрел на управляющего: его лоб был покрыт капельками пота, а лицо стало белее бумаги. Опыт подсказывал маркизу, что, хотя Маркхэм неплохо держит себя в руках, он сильно напуган.
— Кроме того, я заметил, — продолжил Джастин, — что вы не записали, когда ушел со службы Бэйтмен и его заменил Траверс.
— Да, милорд. Я не сделал этого по той же причине.
— Однако Траверс очень опытный слуга, и вы могли предполагать, что он останется в замке надолго?
— Я не был уверен в этом, милорд.
Маркиз перевернул несколько страниц.
— Перейдем к садовникам. Гримшоу сказал мне, что под его началом сейчас работает шестнадцать человек. Безусловно, такое количество работников в саду неоправданно.
— Но Гримшоу не жалуется на избыток рабочей силы.
— Дело не в этом, — маркиз резко оборвал его. — Жалованье, которое вы выдаете садовникам каждую неделю, выписывается только десяти. Как же вы рассчитываетесь с остальными?
— Некоторые из них новички, милорд, и я не могу платить им столько же, сколько получают те, которые работают у нас много лет.
— И имена тоже не изменены.
— Да, милорд.
— Здесь что-то кроется, — не выдержал Джастин. — Что-то, что мне очень не нравится и весьма смахивает на мошенничество.
— Нет, милорд! Это не так, милорд!
Маркхэм дрожал всем телом, а Энтони, не выдержав напряжения этого допроса, встал и вышел из комнаты.
Неожиданно маркиз ударил кулаком по столу и сердито крикнул:
— Я хочу знать правду! Всю правду!
Маркхэм оцепенел от ужаса.
В этот момент из открытого окна послышался голос:
— И вы ее сейчас узнаете, милорд!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прекрасная похитительница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Прекрасная похитительница - Картленд Барбара



ну....ничего особенного,мило,но довольно поверхностно,скучновато,и даже грабеж и поиски преступника выглядят,как детская сказка...лучше не тратить время,и прочитать что-то более достойное...
Прекрасная похитительница - Картленд БарбараИсабель
21.12.2012, 17.37





тягомутина... дальше второй главы даже сил не хватило прочитать...
Прекрасная похитительница - Картленд БарбараМаруся
29.04.2013, 7.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100