Читать онлайн Повезло в любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повезло в любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повезло в любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повезло в любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Повезло в любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Лорд Харлестон открыл глаза и понял, что спальню освещает уже не лампа, а солнечные лучи, проникающие сквозь .щели в ставнях. Вся комната, казалось, была наполнена золотистым сиянием.
Он повернулся и посмотрел на Нельду.
Девушка выглядела милой, юной и невинной, и лорд Харлестон невольно подумал, что никто — ив первую очередь Роберт — не поверит, что он провел ночь в постели с прекрасной женщиной и не прикоснулся к ней.
Интересно, как отреагировала бы Нельда, если бы он поцеловал ее? Наверное, не столько возмутилась, сколько удивилась бы.
Ведь девушка воспринимала его как взрослого и умного.
Он в ее представлении мог бы быть дядей или отцом, но никак не молодым человеком, с которым возможен роман.
Мысль о том, что он кажется столь юному созданию таким старым, подействовала отрезвляюще. Лорд Харлестон еще не встречал девушки, похожей на Нельду.
Не то чтобы он вообще не общался с молодыми девушками. Просто все те, кого он видел в домах своих друзей, казались ему неуклюжими, нескладными и, безусловно, чрезмерно застенчивыми.
Учитывая жизнь, которую вел ее отец, можно было ожидать, что Нельда окажется грубой, неотесанной и порочной, но снова и снова каждое ее слово, каждый поступок не переставали удивлять лорда Харлестона. А ее смелость и самообладание были прямо-таки поразительны.
Глядя на нее, такую хрупкую и невесомую, лорд Харлестон понимал, что ни одна из знакомых ему женщин не смогла бы держаться с таким достоинством или выказать такую храбрость.
Вспоминая, что пришлось испытать Нельде за последние пять дней, он с трудом мог поверить, что девушка все это пережила и осталась невредима. Да и сам он, безусловно, пережил многое.
Его мысли плавно перетекли к повязке на руке. Надо бы промыть рану, пока не проснулась Нельда.
Осторожно, боясь потревожить ее сон, он соскользнул с постели и бесшумно прошел в соседнюю комнату.
Эта комната тоже уже была залита солнечным светом, проникающим сквозь ставни. Лорд Харлестон аккуратно затворил дверь в спальню, открыл входную дверь, распахнул ставни на окнах, и в комнату вместе с солнцем ворвался легкий ветерок, Было еще рано, над прериями стелился легкий утренний туман, но лорд Харлестон не сомневался, что скоро здесь будут Уальдо и его люди. Но, как бы то ни было, до их приезда следует держаться настороже.
Лорд Харлестон быстро умылся, то и дело поглядывая в окно. Вода в умывальнике закончилась. Но в спальне был еще один умывальник. Надо только принести туда воду из колодца.
Нельде лучше пока не выходить из дома, не дай бог, увидит мертвого индейца или оскальпированных фермера и его жену.
— Чем раньше мы выберемся отсюда, тем лучше! — пробурчал лорд Харлестон.
И тут же мысленно одернул себя — ведь это черная неблагодарность судьбе, предоставившей им безопасный и уютный ночлег. Счастье, что не пришлось провести ночь под открытым небом, где рыщут дикие звери, а может, даже индейцы.
Он перевязал рану, которая благополучно начала заживать, надел сапоги и почувствовал себя гораздо лучше.
Впрочем, для полного счастья неплохо было бы еще и побриться. Да и одежда у него была в весьма плачевном состоянии.
Но несмотря ни на что, они с Нельдой были живы, и только это сейчас имело значение.
Лорд Харлестон как раз размышлял, следует ли разбудить девушку, чтобы она могла собраться до приезда поисковой группы, когда, выглянув в окно, увидел вдали всадников.
Он выхватил тряпку, которой Нельда накануне промывала его рану, и поспешил на веранду, размахивая импровизированным флагом.


— Я могу только возблагодарить Господа за то, что девушка догадалась спрятаться среди деревьев, а не помчалась догонять остальных, — пылко сказал г-н Альтман.
Г-н Альтман с лордом Харлестоном уже долго обсуждали все эти события, и лорду Харлестону казалось, что больше добавить нечего.
Он понимал, что для Альтмана было большим ударом потерять людей и фургоны, а миссис Альтман могла думать только о том, что ее возлюбленный сын спасся лишь благодаря счастливой случайности.
Уальдо, в свою очередь, выглядел пристыженным из-за того, что, по его словам, «оставил свой пост».
— Я не должен был уезжать вперед, — твердил он.
— И что бы вы или я могли сделать? — возражал лорд Харлестон. — Там было около пятидесяти индейцев против шестнадцати людей в фургонах. Честно говоря, мне кажется, что даже если бы мы оба были с ними, у нас не было бы никаких шансов.
— Не могу понять, почему эти индейцы вышли на тропу войны именно сейчас, — заметил г-н Альтман. — Они всегда были более непокорны и больше возражали против посягательств белых людей, чем другие племена, но у нас давно не было с ними неприятностей.
— Уверен, это из-за того, что творят по ту сторону гор юта, — ответил Уальдо.
— Может быть, ты и прав, — согласился господин Альтман. — А вчера я слышал от одного человека, который проезжал мимо нашего ранчо, что из форта Стефан уже послали военную помощь.
— Где это? — поинтересовался лорд Харлестои.
— В Вайоминге. Рядом с границей штата, где северные юта нападают на фермы и уводят весь скот.
— Как здесь, на ферме, где мы провели минувшую ночь, — сказал лорд Харлестон.
— Точно, — согласился Альтман. — Вам повезло, ваша светлость, что вы не оказались там в тот момент, когда индейцы убивали фермера. Он был достойным человеком, и теперь мне придется искать ему замену.
Разговор о трагедии продолжался и продолжался, и лорд Харлестон был рад, что миссис Альтман отправила Нельду отдыхать, и девушке не пришлось выслушивать жуткие подробности.
— Как ужасно, что девочка в таком возрасте прошла столь тяжкие испытания! — воскликнула миссис Альтман.
Это была пухленькая, жизнерадостная женщина средних лет, которая с большой охотой принялась опекать Нельду, как родную дочь.
— Она вела себя исключительно отважно, — ответил лорд Харлестон.
— Ей тяжело пришлось, — посетовала миссис Альтман, — сначала на ее глазах убили отца и мать, а потом она и сама оказалась на волосок от смерти.
Каким-то чутьем, которое раньше ему было несвойственно, лорд Харлестон понимал: Нельда не хотела бы, чтобы кто-нибудь знал о том, что она убила человека, спасая ему жизнь.
Поэтому он не сказал ничего Уальдо, когда тот прибыл на ферму, а просто сообщил, что они провели здесь ночь и что всех остальных убили индейцы.
— Я так рад, что вы живы! — воскликнул Уальдо. — Когда вчера вечером мы поняли, что случилось что-то ужасное, папа и мама сильно встревожились.
Лорд Харлестон не хотел ничего говорить, пока Уальдо и его люди не осмотрят то, что осталось от фургонов. Нельда в это время как раз успела бы одеться.
Люди Уальдо поскакали дальше, а лорд Харлестон постучал в дверь спальни.
— Я почти готова, — отозвалась Нельда.
Несколькими минутами позже дверь открылась и девушка вышла, полностью одетая.
— Я услышала голоса и узнала Уальдо, — объяснила она.
— Они скоро вернутся за нами, — ответил лорд Харлестон.
Нельда вошла в гостиную, посмотрела на плиту и сказала:
— Боюсь, что яиц не осталось, но, если хотите, я могу приготовить чай.
— Думаю, нам обоим не помешает выпить по чашечке чая, — согласился лорд Харлестон. — Я принесу воды из колодца, а вы присмотрите за огнем.
Он уже взял ведро и направился к двери, когда Нельда окликнула его:
— Пожалуйста, я хотела попросить вас…
— В чем дело?
— Я бы не хотела, чтобы вы говорили кому-нибудь, что я… убила индейца.
Лорд Харлестон улыбнулся:
— Я так и думал, что вы пожелаете сохранить это в тайне.
— Я бы не выдержала… разговоров об этом. И если нужно сказать Уальдо о том, что индеец мертв… пожалуйста, скажите ему, что это вы убили его.
— Я понимаю ваши чувства.
Лорд Харлестон вышел на улицу и набрал ведро воды.
Он размышлял о том, что мало кто из женщин проявил бы такую быстроту и решимость, спасая ему жизнь, а если бы и проявили, то, без сомнения, пожелали бы получить все почести.
«Она так не похожа на всех женщин, которых я знал», — сказал он себе.
Он ре мог не думать о том, какую жизнь вела Нельда, если она способна так себя вести в любой, даже самой жуткой ситуации.
Наблюдая, как она кипятит чайник и заваривает чай, такая изящная и хрупкая, он с трудом мог себе представить, что Нельде в жизни довелось не только сидеть в гостиной и вести светские беседы.
Мысль о том, что она хоть как-то общалась с грубыми, грязными, небритыми, неотесанными золотодобытчиками, которые — лорд Харлестон был уверен — безбожно сквернословили, не укладывалась в его сознании.
«Я должен услышать остальную часть ее истории», — решил он.
У него будет много времени, чтобы узнать все, что он хочет, до того, как отправит ее в Англию.
Пока Нельда отдыхала на ранчо, Уальдо повел лорда Харлестона смотреть ферму.
Территория, которую контролировала животноводческая компания «Прери», раскинулась более чем на два миллиона акров, но лорд Харлестон увидел только несколько сотен.
Ему рассказывали о загонах, о разведении телят, о том, что на каждом ранчо есть человек, который руководит остальными ковбоями.
К удивлению лорда Харлестона, все это его увлекло, и он задавал по делу множество вопросов, чем обрадовал г-на Альтмана. Лорда Харлестона позабавило, что один ковбой отозвался о нем: «Нормальный парень, хотя и из благородных».
Когда они вернулись вечером на ранчо, проведя почти шесть часов в седле, лорд Харлестон, несмотря на усталость, чувствовал себя довольным.
— Теперь я могу понять, — сказал он г-ну Альтману, — что такую жизнь и впрямь можно считать весьма привлекательной.
— Когда-нибудь вы можете попытаться и сами пожить такой жизнью, — усмехнулся Альтман.
— Может быть, — ответил лорд Харлестон, — но сначала я должен вернуться в Нью-Йорк и отправить Нельду в Англию, там за ней присмотрит моя семья.
— Очень милая молодая девушка, — сказал г-н Альтман. — Но то и неудивительно, если вспомнить, каким красивым был ее отец. Я встречал его несколько раз за последние годы, но понятия не имел, что у него есть жена и дочь.
Лорд Харлестои вспомнил, что Дженни Роджерс говорила то же самое.
— Мой кузен, — сказал он, — несомненно, должен был иметь других знакомых, помимо тех, с кем он играл в карты.
В его словах вновь прозвучало презрение, которое, конечно, расстроило бы Нельду, будь она здесь.
Альтман улыбнулся.
— Если Красавчик Гарри, как его называли, и общался с кем-то не за карточным столом, то я об этом никогда не слышал. В местах, где он обитал, вряд ли проистекало то, что вы бы назвали светской жизнью.
— Могу себе представить.
— Честно говоря, — доверительно продолжил Альтман, — я очень удивился, когда Уальдо рассказал мне, кто эта девочка, и еще больше удивился, когда увидел ее.
Лорд Харлестон прекрасно понимал, что имеет в виду его собеседник. Но Г-н Альтман продолжил, поясняя свою мысль:
— Не то чтобы Красавчик Гарри не был по-своему Джентльменом. Хотя он и был удачливым игроком и ему крепко везло за карточным столом, никто никогда не мог обвинить его в нечестной игре.
Лорд Харлестон некоторое время молчал.
— Это правда? — переспросил он наконец.
Сам он всегда подозревал, что Гарри, отчаянно нуждаясь в деньгах, мог как-то жульничать, что и объясняло его «везение и легкую руку».
— Да, это так, — подтвердил Альтман, — и могу уверить вас, ваша светлость, что если человек мошенничает в картах или еще как-нибудь жульничает в наших игровых клубах, он долго не живет!
Услышав, что его самые серьезные опасения не оправдались, лорд Харлестон испытал облегчение. К тому же теперь становились более понятны те восхищение и любовь, которые испытывала Нельда к своему отцу.
«Возможно, я ошибался насчет Гарри», — подумал он.
В то же время мысль о том, что тот таскал за собой жену и дочь по всем шахтерским городкам, по-прежнему вызывала у него отвращение.
Вернувшись на ранчо, лорд Харлестон принял ванну и успел переодеться к ужину в вечерний костюм.
Альтманы ужинали рано, что, как он знал, было в Колорадо привычным делом, а после долгой поездки лорд Харлестон был голоден как волк.
Спустившись вниз, он обнаружил, что его ожидает не только обильный ужин, но и Нельда.
Девушка сидела в гостиной — комнате с низким потолком, отделанной деревом, в которой стоял огромный очаг.
Нельда была изумительно хороша в платье, одолженном ей Матти, сестрой Уальдо.
Матти оказалась симпатичной стройненькой девушкой, и ее платья сидели на Нельде просто идеально.
Но это — нежно-розовое, украшенное белыми кружевами, — еще более подчеркивало белизну ее кожи и светлое золото волос.
Лорду Харлестону показалось, что, увидев его. Нельда оживилась.
— Как вы чувствуете себя. Нельда? Вы хорошо спали?
— Я спала как убитая, но теперь, выспавшись, уже жалею, что пропустила поездку с вами.
— Это был долгий день, — ответил лорд Харлестон. — Поездка была бы для вас слишком утомительной, но я уверен, Уальдо с удовольствием поделится с вами впечатлениями.
— У меня есть более интересные темы для разговора, чем скот! — воскликнул Уальдо, и лорд Харлестон рассмеялся.
Уже до окончания ужина стало очевидно, что у Уальдо действительно есть что рассказать Нельде, и он уже явно увлечен ею.
Лорд Харлестон заметил, что мать Уальдо бросала на сына долгие задумчивые взгляды. Интересно, как отреагируют Альтманы, если их сын попросит Нельду выйти за него замуж, а она примет его предложение?
Он нахмурился, сказав себе, что Нельда слишком молода, «чтобы думать о замужестве. Впрочем, он до сих пор не знал, сколько ей лет.
Чем раньше он услышит историю ее жизни, тем лучше, решил лорд Харлестон.
Однако в тот вечер у них не было никаких шансов поговорить наедине, да и в любом случае вниманием девушки полностью завладел Уальдо.
На следующее утро лорд Харлестон выяснил, что хозяева хотят показать ему ранчо, и они с Уальдо выехали из дома до того, как проснулись женщины.
К счастью, на этот раз экскурсия не заняла много времени.
За обедом лорд Харлестон объявил, что завтра они с Нельдой отправляются в Денвер.
При этих словах на лице Нельды мелькнуло какое-то странное выражение. Лорд Харлестон так и не понял, рада она предстоящему отъезду или предпочла бы остаться с Альтманами.
Но как бы то ни было, он твердо решил как можно ад скорее добраться с Нельдой в Нью-Йорк, и ему было важно переговорить с ней наедине.
После обеда, когда все перебрались в гостиную, где стояли удобные кресла, лорд Харлестон обратился к миссис Альтман:
— Мне хотелось бы поговорить с Нельдой наедине, сказал он. — Есть ли какая-нибудь другая комната, где бы мы могли расположиться?
— Конечно же, — ответила миссис Альтман. — Например, кабинет. Мы редко им пользуемся.
Она провела его вниз и открыла дверь в небольшую, но весьма уютную гостиную с деревянными стенами и большим камином.
У окна стоял письменный стол, но что сразу приковало взгляд Нельды, как только она вошла, так это огромный стеллаж, уставленный томами в кожаном переплете.
И снова лорд Харлестон предположил, что Альтманы приобрели книги только в декоративных целях.
Как только миссис Альтман оставила их наедине, Нельда подошла к стеллажу, разглядывая книги с тем же выражением, которое лорд Харлестон видел на лицах других женщин, когда те рассматривают витрины ювелирных магазинов. Эта мысль позабавила его.
— Книги! — воскликнула девушка. — Теперь самое сложное — решить, какую книгу я успею прочитать до нашего отъезда.
— Сначала я хотел бы поговорить с вами.
Нельда неохотно отвела взгляд от книг и опустилась в уютное кожаное кресло.
Лорд Харлестон сел напротив и начал разговор:
— Прежде чем я смогу строить какие-то планы в отношении вашего будущего, я должен задать вам несколько простых вопросов, которые могут вам показаться странными.
Нельда посмотрела на него с любопытством, и лорду Харлестону пришла в голову мысль, что если бы сейчас они встретились впервые, он нашел бы ее очень умной и, как это ни странно, хорошо образованной.
— Вы говорили мне, что можете читать по-французски, — сказал он. — Поэтому я задумался, как при той жизни, что вы вели с вашим отцом, вы умудрились получить хоть какое-то образование.
Нельда улыбнулась:
— Наверное, все это может звучать странно для человека, приехавшего из Англии, но поскольку мама сама получила лучшее образование, чем большинство ее ровесниц, она твердо решила, что у меня должна быть гувернантка, такая же, как была в моем возрасте у нее.
Лорд Харлестон промолчал, и девушка, слегка смущаясь, продолжила:
— Иногда бывало очень трудно, но мама учила меня и сама, и куда бы мы ни переезжали, она всегда находила настоящих учителей, которые были только рады возможности заработать дополнительные деньги.
Лорд Харлестон хранил молчание, и Нельда поспешно добавила:
— Я знаю, что вы думаете. Конечно, бывали времена, когда мы не могли платить, но тогда мама заставляла меня учить уроки самостоятельно. Она находила для меня учебники и устраивала мне экзамены. И конечно, мы искали и искали книги.
По тому, как она это говорила, лорд Харлестон понял, что для Нельды в самом этом поиске таились своеобразное очарование и восторг. Это походило на поиск сокровищ. Когда Нельда и ее мать находили нужную книгу, девочка, в отличие от других детей, жадно прочитывала ее, ибо эта книга становилась для нее драгоценной.
— Безусловно, все это удивительно, — произнес он, — но я должен также спросить вас о вашем возрасте.
— Мне почти девятнадцать.
Лорд Харлестон посмотрел па, нее так, будто не мог поверить своим ушам.
— Я думал, вы гораздо моложе! — воскликнул он.
Нельда рассмеялась:
— Папа всегда говорил, что я выгляжу очень юной и ему трудно поверить, что я так давно родилась. Но в одном я уверена, я повзрослею!
Лорд Харлестон тоже рассмеялся.
— В этом нет сомнений, а теперь расскажите мне о своей жизни.
Нельда тихо вздохнула:
— Как говорила мама, это была странная жизнь, и когда я сказала вам, что у меня никогда не было друзей, я говорила правду.
— Это так необычно — но почему? — спросил лорд Харлестон.
— Папа не хотел, чтобы мы общались с жителями тех городков, в которых останавливались, и даже когда мы были в таких местах, как Сан-Франциско или Сент-Луис, мы с мамой ни с кем не знакомились.
Лорд Харлестон удивленно посмотрел на девушку:
— Как это возможно? Я не понимаю.
Нельда опустила глаза.
— Я знаю, что вы не одобряете папу и то, что он делал деньги, играя в карты, но он и сам себя не одобрял.
Немного помолчав, лорд Харлестон произнес:
— Я по-прежнему не понимаю.
— Папа часто рассказывал, каким несдержанным он был в юности, — сказала Нельда, — и во скольких авантюрах он был замешан. Но когда он встретил маму, все изменилось.
— Когда они поженились?
— Перед тем как сесть на корабль, который перевез их через Атлантику.
Этого ни лорд Харлестон, ни его родственники не знали, но он не прервал Нельду, так что она продолжала.
— Папа любил маму всем сердцем, он говорил, что хотел бы подарить ей весь мир, потому что она стольким пожертвовала ради него. Но единственное, чем он мог зарабатывать на жизнь, была игра в карты.
— Вы хотите сказать, он этого стыдился? — уточнил лорд Харлестон.
— Сначала, наверное, нет, — ответила Нельда, — потому что, когда они были в Нью-Йорке, папа встречался с милыми, достойными людьми. Но потом оказалось, что он слишком хороший игрок для так называемых светских игр, и он присоединился к тому, что известно как» большие ребята «.
— Я понимаю, что вы имеете в виду.
— Это произошло уже после того, как я родилась. Папа начал уставать, ему становилось скучно, к тому же он был слишком хорош для тех, с кем играл. Мы переезжали из города в город, пока игроки в новом месте не начинали возмущаться, а тогда уезжали снова. Папа как-то сказал, что про него говорили, будто такие игроки рождаются один на миллион.
— Уверен, что это правда!
— Но вы должны понять: у папы не было денег, кроме тех, что он выигрывал. И как только люди начинали отворачиваться от него из-за того, что он так много выигрывал, ему оставалось только искать новую» паству «.
— Да, я понимаю. Но расскажите мне, как жили вы сами и ваша матушка.
— Я искренне верю, что отец считал, будто мужчины, с которыми он играет, для нас неподходящие собеседники, поэтому мы ни с кем не встречались и никуда не ходили.
Только с ним, когда он не был занят игрой.
— Никогда не слышал ничего подобного! — воскликнул лорд Харлестон. — Должно быть, это была довольно скучая жизнь.
Нельда улыбнулась и покачала головой:
— Только если смотреть на это с точки зрения светского человека. Мы с мамой дивно проводили время. Когда мы могли себе это позволить, мы ходили на концерты, в театры, в оперу, посещали музеи и, конечно, всегда искали книги.
— И вы хотите сказать, — уточнил лорд Харлестон, — что у вас не было друзей среди ровесников?
— Мне никто не был нужен, — ответила Нельда. — Мама и папа были для меня самыми очаровательными людьми в мире!
— И все же, хотя вы никогда не встречались с людьми вашего круга, — помолчав, сказал лорд Харлестон, — вам позволялось обрабатывать раны шахтерам и изгоям, чего, как мне кажется, ваш отец не должен был допускать.
— Он бы и не допустил, если б мог, — признала Нельда, — но мама говорила, что не может игнорировать страдания других людей и проходить мимо них. Когда она решала оказать кому-то помощь, никто, даже папа, не был в силах остановить ее!
— Ваша повесть — самое изумительное, что я слышал в жизни! — вымолвил лорд Харлестон.
— Я была уверена, что вы так и подумаете, — ответила Нельда. — Но я очень хочу, чтобы вы поняли: папа делал то, что, по его мнению, было для меня лучше. И что бы вы о нем ни думали, вы, безусловно, не сможете сказать ничего дурного о маме.
— Конечно же, нет, — признал лорд Харлестон.
От его внимания не ускользнул вызов, прозвучавший в ее голосе, и он добавил:
— Теперь, когда вы мне все это поведали, я могу искренне сказать, что уже не осуждаю вашего отца, как осуждал прежде. Я понимаю, что он играл лишь потому, что у него не было других способов заработать деньги.
— Все же, мне кажется, ему это нравилось, — честно сказала Нельда. — Хотя иногда, когда все шло не так, он повторял:» Как бы я хотел больше не видеть карт! Надо было мне послушаться отца и пойти в священники!«
Девушка улыбнулась:
— Тогда мы с мамой начинали смеяться и дразнить его, говоря, что тогда в церковь ходили бы одни только женщины, которые восхищались бы им и думали не о Боге, а о том, как он красив.
Лорд Харлестон рассмеялся:
— Уверен, что так бы и было. Помню, когда я был еще ребенком, мне казалось, что ваш отец — самый красивый мужчина, которого я когда-либо видел.
— Мама тоже была очень красивой, и куда бы мы ни ходили, люди всегда смотрели на них, словно не веря своим глазам.
— Да, и я вижу в вас их черты, — согласился лорд Харлестон. — Но в Англии вас ждет совсем другая жизнь.
Помолчав, он продолжил:
— Вы казались такой юной, когда я увидел вас впервые, что я планировал отправить вас в пансион, но сейчас я вижу, что в этом нет необходимости. Вместо этого я отправлю вас к моим родственникам, и вы станете дебютанткой. Они выведут вас в свет, и, конечно, вы посетите Букингемский дворец и выразите свое почтение королеве.
Размышляя вслух, он зримо представлял себе, как все это будет.
Внезапно его мечты оборвал тихий возглас, в котором Лорд Харлестон, к своему удивлению, различил протест.
Он замолчал, и Нельда быстро проговорила:
— Пожалуйста… пожалуйста… я не хочу быть… дебютанткой!
— Почему?
— Потому что я буду чувствовать себя неуместно.
— Чего же вы тогда хотите? — резко спросил лорд Харлестон.
Прошло много времени, прежде чем Нельда тихо произнесла:
— П-пожалуйста… не могла бы я остаться с вами?
Лорд Харлестон посмотрел на нее так, словно пытался понять, не ослышался ли он. Убедившись, что не ослышался, он строго произнес:
— Вы сами должны понимать, что это невозможно.
— Почему?
Он улыбнулся и несколько цинично объяснил:
— Во-первых, потому что я слишком молод, хотя вы, наверное, так не считаете, чтобы присматривать за молодой девушкой. Во-вторых, потому что мне до смерти наскучат те балы, которые вы будете посещать.
— Я не хочу… ходить на балы… Я хочу учиться… Я хочу ездить верхом… Я была бы более счастлива за городом… в доме, где вы живете… который мне так часто описывал папа.
— Это невозможно. Нельда!
Он вскочил и подошел к окну.
Он не знал, как объяснить девушке, что если он оставит ее у себя, его репутация, которая в каком-то отношении не сильно отличалась от репутации ее отца, безусловно, породит в обществе разные толки об их взаимоотношениях.
Лорд Харлестон стоял, уставившись на залитую солнцем прерию, не видя перед собой ничего.
Он не слышал, как подошла Нельда, и вздрогнул, услышав ее голос у себя за спиной.
— Пожалуйста… пожалуйста, — просила она, — позвольте мне остаться с вами. Я не хочу встречаться с множеством… незнакомых людей, которые… если это родственники папы или мамы… будут ненавидеть меня из-за того, что я их дочь… так же как вы ненавидели меня сначала.
Лорд Харлестон втянул воздух.
— Вы очень отличаетесь от того, что я ожидал, — сказал он, — и я обещаю вам проследить за тем, чтобы никто в Англии не относился к вам плохо. Вы Харль, и семья откроет вам свои объятия и будет с вами добра.
Но, даже говоря это, он знал, что все будет не совсем так.
Харли, конечно, проявят к ней интерес, как к дочери Красавчика Гарри, но ни они, ни Марлоу никогда не забудут и не простят то, как сбежали ее родители.
Кроме того, история о карточных играх Гарри в Америке также оставит свой след на их отношении.
Пока он предавался размышлениям. Нельда дотронулась до его руки:
— Вчера вы сказали, что я храбрая… но на самом деле я трусиха. Я боюсь… ехать в Англию. Боюсь увидеть своих родственников, и больше всего… боюсь… покинуть вас.
Будучи человеком умным, лорд Харлестон прекрасно понял, что она чувствует. Может быть, интуиция подсказала ему то, что Нельда не выразила в словах.
Вполне очевидно, что сейчас, оставшись одна, она боялась других людей, особенно тех, кто станет плохо говорить о ее отце.
Лорд Харлестон мог себе представить, как она бросится в заранее проигранное сражение, пытаясь защитить честь отца. Только сейчас он осознал, насколько она уязвима, и, несмотря на начитанность, невежественна в отношении людей.
Конечно, у Нельды возникнут трудности с родственниками, будь то Харли или Марлоу.
А еще хуже то, что все женщины станут завидовать ее красоте, а мужчины, помня репутацию Гарри, обращаться с ней без должного уважения.
» Что же мне с ней делать?«— спросил себя лорд Харлестон.
Ответ был один, и этот ответ ему не нравился.


За обедом Уальдо так пылко проявлял к Нельде свое внимание, что она даже начала нервничать.
Наблюдая за ней через стол, лорд Харлестон обнаружил, что может читать ее мысли и ощущать ее чувства.
Он понимал, что в дальнейшем Нельда вновь и вновь будет вызывать восхищение почти в каждом мужчине, и она не сможет сама с этим справиться.
Сейчас же он заметил, что Нельда бросает на него долгие взгляды, словно надеясь найти в нем поддержку. Казалось, она уверяет себя, что с ней ничего не случится, потому что он рядом.
» Было бы ошибкой позволить ей так полагаться на меня «, — подумал лорд Харлестон.
Но из-за той странной, невероятно одинокой жизни, которую она прежде вела, теперь, после смерти отца и матери, у Нельды никого не осталось.
Все, что символизировало для нее стабильность, рухнуло в один момент, и сейчас девушка хваталась за него, как цепляется тонущий за дощечку в бурном море.
» Мне нужно что-то делать с ней «, — решил лорд Харлестон, не имея ни малейшего понятия, что же можно сделать.
После ужина миссис Альтман сказала ему:
— Очень жаль, ваша светлость, что вы вынуждены покинуть нас так скоро. Я знаю, вы собираетесь отправить Нельду в Англию, но я все думаю, а не будет ли она более счастлива здесь, в Америке, и если так, не могла бы она жить с нами? Она бы была хорошей подругой Матти, девочкам будет весело вдвоем.
Лорд Харлестон счел, что это было бы очень неплохо, но, благодаря миссис Альтман за ее предложение, он увидел ужас в глазах Нельды и понял, что девушка не выдержит даже мысли о том, что он оставит ее с Альтманами, какими бы приятными людьми они ни были.
Отправившись спать и не имея возможности переговорить с Нельдой наедине, лорд Харлестон не мог заснуть.
Он лежал без сна, пытаясь найти решение задачи, которой стала для него эта девушка. Как неожиданно ее трудности заполнили его мысли, вытеснив его собственные беды!
» В одном я уверен: она не может странствовать со мной по Америке «, — подумал он.
И поразился, что даже позволил себе рассматривать такую возможность. Что бы он делал с молодой девушкой, с которой у него нет никаких общих интересов?
И все же лорд Харлестон понимал, что Нельда не похожа ни на одну из девушек или женщин, которых он прежде встречал.
Оглядываясь назад на прожитую жизнь, он понял, что одна из причин, почему он так быстро уставал от любовных связей, состояла в том, что он всегда заранее знал все, что сейчас скажет или сделает его очередная пассия.
Он предугадывал ее ответ на любой вопрос, и никогда не мог беседовать со своими женщинами так, как беседовал с друзьями.
А с Нельдой ему было о чем поговорить. Она знала столько же, сколько и он, а в некоторых областях явно его превосходила.
Когда ей удавалось избежать бесед с Уальдо, девушка говорила с г-ном Альтманом о выращивании скота, причем рассуждала весьма разумно и явно со знанием дела.
Она обсуждала поиски золота и серебра в горах и, что еще более удивительно, политическую ситуацию в Америке и в других частях света.
Лорд Харлестон уже знал, что г-н Альтман старается попасть в Конгресс, и, оседлав любимого конька, уже не мог остановиться, говоря о политических веяниях, идущих из Белого дома.
Лорд Харлестон чувствовал себя в этих вопросах неуверенно, он никогда не изучал во всех деталях американскую политику.
Нельда же знала не только, что нужно сказать, чтобы поддержать г-на Альтмана в его защите своей политики, но даже озадачила его по некоторым вопросам так, что тот рассмеялся.
В конце концов г-н Альтман заметил, что если Нельда продолжит в том же духе, то, несомненно, станет первой женщиной, избранной в Конгресс.
» Она хорошо образованна и очень умна «, — признал лорд Харлестон.
Но это лишь усложняло задачу, а никак не облегчало.
Будь Нельда глупой, послушной, как корова, она согласилась бы на любое его предложение с благодарностью и без всяких вопросов.
А сейчас он был полностью уверен, что Нельда станет отчаянно сопротивляться, чтобы не дать ему отправить ее в Англию, как ненужную посылку.
Переворачиваясь с бока на бок, лорд Харлестон снова и снова задавал себе вопрос:» Что я должен сделать? Что я могу сделать?«
Неожиданно, так явно, будто она лежала рядом с ним, он увидел перед собой спящую Нельду, темные ресницы на бледной коже, совершенный изгиб губ, чуть приоткрытых, будто ждущих поцелуя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Повезло в любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Повезло в любви - Картленд Барбара



Очень, очень скучно: 3/10.
Повезло в любви - Картленд БарбараЯзвочка
10.03.2011, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100