Читать онлайн Посланница любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - VIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посланница любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посланница любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посланница любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Посланница любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

VIII

Андора прижала руки к горящим щекам. Неужели это произошло с ней? Неужели сэр Хенгист действительно поцеловал ее? Да как он смел так вести себя? И все же она почему-то больше не сердилась на него, хотя в глазах стояли слезы.
Она вдруг испугалась, что он может вернуться и ей придется снова столкнуться с ним. Подобрав юбки, она понеслась, как напуганный зверек, вниз по длинной тропинке под деревьями и в конце увидела знакомый ей розовый сад. Пробежав по нему, она оказалась у дворца.
Она поднялась по лестницам и уже собиралась войти в свою спальню, как услышала, что кто-то зовет ее. Обернувшись, она увидела леди Мэри Говард, стоявшую в дверях гостиной.
Леди Мэри все еще была в немилости и могла находиться только в своей спальне и в той комнате, где отдыхали остальные фрейлины, когда бывали свободны.
— Андора, — позвала она. — Ради всего святого, поговори со мной, или я сойду с ума, ничего не зная, не видя и не слыша.
— Прошу прощения, Мэри, — начала было Андора, быстро пытаясь придумать какую-нибудь отговорку, чтобы остаться одной. Но затем, решив, что нельзя быть такой эгоистичной, нехотя пересекла коридор и вошла в большую, залитую солнцем комнату, выходящую на реку.
— Где ты побывала? — оживленно заговорила леди Мэри, но вдруг осеклась: — Что-то случилось? Ты расстроена, Андора? Ты вся дрожишь.
— Ничего, — отвечала Андора, — совсем ничего.
— Ерунда, — возразила леди Мэри. — Я верю своим глазам. Что произошло, Андора? Пожалуйста, скажи мне.
— Ничего, — повторила Андора, подойдя к окну, чтобы взглянуть на сверкающую реку.
— Это лорд Мертон, — укоризненно сказала леди Мэри, — что он говорил тебе? Он не сделал тебе предложения?
— Сделал, — против воли призналась Андора. По крайней мере, с облегчением подумала она, леди Мэри не догадалась о настоящей причине ее волнения.
— О, неужели? — с восторгом воскликнула Мэри Говард. — Андора, ты приняла его?
— Нет, конечно нет, — сказала Андора — Я же едва с ним знакома. Как я могу любить человека, которого знаю такое короткое время?
Леди Мэри вздохнула:
— Это говорит о том, что ты не влюблена, хотя это и не повод, чтобы отказать ему. Он богат, очарователен, ему всегда рады при дворе. Неделю назад сама королева отмечала, что у него прекрасные манеры.
— Нельзя выходить замуж из-за хороших манер, — довольно резко сказала Андора.
— Да, это возможно только по любви, — мечтательно согласилась леди Мэри. — Это очевидно, Андора, что ты не влюблена, иначе тебе не было бы никакого дела до того, знаешь ли ты его хорошо или плохо. Когда человек влюбляется, это происходит так быстро, что и моргнуть не успеешь.
Андора отвернулась от окна и посмотрела на леди Мэри — небольшого роста, изящную, с темными волосами, обрамляющими лицо. В ее голубых глазах было какое-то странное, загадочное выражение, как будто она заглянула в глубину своих чувств.
— Скажи мне, Мэри, — попросила Андора, пересекая комнату и садясь рядом с ней, — как человек узнает, что он влюблен?
Леди Мэри переплела свои белые пальцы.
— Я не могу выразить это словами, — ответила она. — Ты знаешь, Андора, поэты пытаются объяснить это с сотворения мира, но и им пока не удалось.
— Но что чувствуешь вначале? — настаивала Андора.
— Мне кажется, что начинаешь внезапно осознавать присутствие человека, которого любишь. Он как будто повсюду рядом с тобой, в каждой комнате, в каждом месте, а все остальное становится незначительным. Потом, если он приближается к тебе, ты ощущаешь внезапную дрожь, внезапный восторг, трепетание каждого нерва. Сердце начинает биться быстрее, и дыхание учащается. Ты испугана и напряжена и в то же время невыразимо счастлива. И еще, ты страстно желаешь ощутить его прикосновение.
— А когда он касается тебя? — спросила Андора.
— Тогда ты возносишься на небеса, — прошептала леди Мэри.
— Но откуда ты знаешь это? — удивилась Андора. — Ты влюблена в лорда Эссекса, но ты не знаешь его. Ты никогда не была с ним наедине.
Леди Мэри бросила взгляд на закрытую дверь:
— Если я скажу тебе секрет, который никто не знает, ты обещаешь сохранить его в тайне?
— Обещаю, — заверила ее Андора.
— Тогда я скажу тебе. Он поцеловал меня. Я почувствовала, как его губы коснулись моих, и отдала ему свое сердце, — легко вздохнула леди Мэри. — И я бы отдала ему намного больше, если бы он попросил.
— Мэри! — воскликнула шокированная Андора.
— Да, да, я знаю все, что ты могла бы мне сказать. Все эти доводы о чистоте, приличии и сохранении невинности Для мужа. Но, Андора, я люблю его! Я хочу, чтобы он был моим мужем.
— Мэри, ты сошла сума, — закричала Андора. — Милорд Эссекс принадлежит королеве. Это кощунство даже думать о нем как о мужчине, не говоря уже как о любовнике. Я еще недавно при дворе, но я знаю, насколько опасно для тебя говорить о нем подобным образом.
На минуту воцарилась тишина, леди Мэри молчала. Затем, не сдержав любопытства, Андора спросила:
— Как тебе удалось встретиться с ним наедине? И получить поцелуй? Я думала, он не расстается с королевой.
— Это случилось в первую ночь, как он приехал, — мечтательно заговорила леди Мэри. — Он прибыл из деревни еще никому не известный, и о нем не доложили королеве. Был бал, и между танцами мы все гуляли по дворцу, сидя то в одной комнате, то в другой, и множество парочек, без ведома королевы, исчезали наверх в спальни. Было так много народа, что невозможно было уследить за всеми.
— Да, продолжай. Что произошло? — подтолкнула ее Андора.
— Я оказалась на минуту одна, потому что мой партнер пошел за бокалом вина. И я заметила высокого, красивого молодого человека, одиноко стоящего у стены и чувствующего себя немного неловко. Мне стало жаль его, потому что я уже знала, каково это — чувствовать себя застенчиво и неуклюже при дворе, я подошла к нему и сказала: «Вы здесь недавно. Хотите, я вам найду партнера для следующего танца?» — на что он ответил: «Не окажете ли вы мне эту честь?» — Леди Мэри остановилась на секунду и тихо сказала: — Я и сейчас вижу его глаза и улыбку. О Андора, он был самый прекрасный мужчина, которого я когда-либо знала.
— Итак, ты танцевала с ним, — сказала Андора. — А дальше?
— Мы нашли маленькую комнату, заставленную книгами, где мы сели и разговорились. Он представился и сказал, что мечтает служить королеве. Я желала, чтобы он говорил всю ночь. Я хотела слушать и слушать его. Я хотела быть рядом с ним.
Леди Мэри закрыла глаза руками, чтобы лучше вспомнить этот вечер, забыв все остальное.
— Наконец он сказал, что, наверное, нам следует вернуться в бальный зал, и когда мы открыли дверь, то услышали музыку, доносящуюся оттуда. Он засмеялся и сказал: «Вы потанцуете еще со мной?» И мы танцевали вместе в пустой комнате, и только книги наблюдали за нами. У меня было чувство, что я парю в чудесном сне.
— Не могу понять, почему никто не хватился вас, — удивилась Андора.
— Я уже говорила, что во дворце было полно людей. Я была свободна в ту ночь. На мне было новое платье из красного вельвета, отороченное мехом, и я знала, что оно мне шло, как ни одно другое.
— А что было, когда закончился танец? — спросила Андора. Леди Мэри взмахнула длинными черными ресницами:
— Когда музыка закончилась, он не отпустил мою руку, а притянул меня ближе к себе. Я и не думала сопротивляться, Андора. Я знала, что он собирается поцеловать меня. Больше всего на свете я желала этого поцелуя. «Вы такая маленькая и прелестная», — сказал он. — Голос леди Мэри задрожал, и, всхлипнув, она продолжала: — Он поцеловал меня, и я поняла, что люблю его — люблю безумно и страстно.
— Неужели так все и было? Ты уверена? Абсолютно уверена? — Андора была озадачена.
— Уверена так же, как в том, что Елизавета сидит на английском троне, — ответила леди Мэри. — Тут не о чем было думать и размышлять. Так все случилось. Я полюбила его и принадлежала бы ему полностью, если бы он захотел взять меня.
— Что было потом?
— Нам пришлось вернуться в бальный зал. Не успели мы достичь его, как подошел лорд Берлей и сказал, что королева, узнав о прибытии лорда Эссекса, хочет, чтобы его представили ей. Его забрали от меня, Андора. Я больше никогда не была рядом с ним.
— Но ведь он, конечно, заметил тебя потом, рядом с ее величеством? И он дал тебе понять, что не забыл, как вы танцевали вдвоем и как он целовал тебя?
Леди Мэри вздохнула:
— Целую неделю после того бала я лежала в жару. Я была вынуждена оставаться в своей спальне. Мисс Перри не позволяла мне выходить, хотя я уверяла ее, что все уже было в порядке. — Леди Мэри стиснула руки. — Я проклинаю эту женщину, испортившую мне жизнь! Когда я вернулась к остальным, было уже поздно.
— Он забыл тебя, — мягко сказала Андора.
— Нет, королева околдовала его, — жестко сказала леди Мэри. — И это то самое слово, Андора. Она колдунья. Она не обычная женщина. Разве может обычная женщина в ее возрасте привлечь двадцатитрехлетнего юношу? Она использует черную магию, чтобы привязать его к себе. Я слыхала истории о странных вещах, которые происходят по ночам в ее спальне, когда она остается одна.
Андора не могла сдержать смех.
— Ну что ты, Мэри! Ты же не веришь в эти россказни, правда? Это все придумывают испанцы, они распространяют самую ужасную ложь о ее величестве, это всем известно. Мой отец говорит, что раз они изобретают такое, значит, боятся и королевы, и Англии.
— Все боятся ее! — воскликнула Мэри. — Они были бы дураками, если бы не боялись. В конце концов, в ее руках жизнь и смерть. Но это не имеет никакого отношения к тому, как лорд Эссекс смотрит на нее, как он волнуется, когда она касается его. И любой взгляд, которыми они обмениваются, вонзается в мое сердце, как шпага.
— Бедная, бедная Мэри! Мне так жаль тебя! — сказала Андора.
— Пожалей себя, — резко ответила Мэри, — и всех женщин, которые любят мужчин. Потому что любовь не приносит ничего, кроме несчастья.
— Это неправда, — мягко сказала Андора. — Я знаю, что это неправда.
— Да, не совсем, — согласилась леди Мэри, ее голос дрогнул. — Это может быть и наслаждением. Когда он целовал меня, было ощущение, что у меня выросли крылья, что я лечу вверх, к солнцу. Теперь ты можешь понять, почему я все еще мечтаю о нем, почему я лежу без сна каждую ночь, желая его поцелуев, желая ощутить его губы.
Голос леди Мэри надломился, и она заплакала беспомощными, безнадежными слезами, которые катились вниз по ее щекам и падали на руки, так крепко сжатые на коленях, что побелели пальцы.
Быстро, потому что она никогда не могла выносить чужих страданий, Андора встала на колени и обняла Мэри.
— Мне так жаль тебя, Мэри, — сказала она. — Если бы только я могла что-нибудь сделать для тебя, моя дорогая. Но я знаю, что от писем больше вреда, чем пользы, ведь он думает только о королеве. Он или посмеется над ними, или предаст тебя — что будет еще ужаснее.
— Мне кажется, я скорей пойду на плаху, чем буду продолжать мучиться так, как в эти прошедшие месяцы, — всхлипнула леди Мэри.
— Это глупый разговор, — оборвала ее Андора. — Ты молода, ты красива. В мире есть и другие мужчины, кроме лорда Эссекса.
— Я знаю, — грустно ответила леди Мэри. — Есть много мужчин, почти таких же красивых и, может быть, таких же привлекательных для других женщин, но не для меня. А для меня существует только он. — Она опять закрыла лицо руками. — Однажды и ты это почувствуешь, Андора. Ты узнаешь, что за один поцелуй и за прикосновение руки можно пожертвовать всем, даже жизнью, чтобы только минуту побыть с ним. — Леди Мэри вздохнула и попыталась взять себя в руки. — Мы уже достаточно поговорили обо мне, — сказала она совсем другим тоном. — Ты такая добрая и отзывчивая, Андора, что я Думаю только о своих печалях, а не о твоих. Но ведь это ты была взволнована, когда вошла в комнату, а не я.
— Теперь мои собственные беды кажутся мне совсем незначительными, — быстро сказала Андора, надеясь избежать дальнейших расспросов.
— Что сказал лорд Мертон, когда делал тебе предложение? — спросила леди Мэри. — Он поцеловал тебя?
Андора поднялась на ноги и снова подошла к окну.
— Мне бы не хотелось говорить об этом, — сказала она.
— Значит, да! — почти ликующе воскликнула леди Мэри. — Бесполезно притворяться, Андора. На твоем лице все написано. Сомневаюсь, чтобы за всю свою жизнь ты сознательно солгала. Он целовал тебя, правда?
— Я не собираюсь отвечать на этот вопрос, — отрезала Андора.
— Тогда я знаю, что целовал, — сказала леди Мэри, — иначе бы ты отрицала это. Это был твой первый поцелуй? Что ты почувствовала? Биение в висках; потом ты задыхаешься; потом в тебе загорается пламя — пламя, которое возвращает тебя к жизни, оно поднимается выше и выше и поглощает тебя и его?
— Нет, ничего подобного я не ощущала, — ответила Андора. — Умоляю тебя, Мэри, хватит об этом. Я не могу выносить это!..
И без объяснения или извинений она вскочила, пробежала через комнату, распахнула дверь и, не закрыв ее, выскочила в коридор, а оттуда в свою спальню. Там она заперла дверь и бросилась ничком на кровать.
Она лежала неподвижно, спрятав лицо в подушку, в напряжении сжав пальцы. Через несколько минут она начала размышлять, что подумает леди Мэри о ее бегстве. Она выглядела просто невоспитанной, и все же она не могла выразить, как ее мучили расспросы других девушек, как трудно было отвечать на них, увиливая и пытаясь скрыть правду.
Она знала, что скорее умрет, чем признается в том, что вовсе не к лорду Мертону испытывала она те чувства, которые так живописала леди Мэри, но к сэру Хенгисту!
Она едва могла поверить в это, но внезапно осознала правду, как будто увидела ее прямо перед собой. Поцелуй лорда Мертона не значил для нее ничего, не пробудил в ней ответа, не вызвал никаких эмоций, кроме, пожалуй, жалости. Но губы сэра Хенгиста зажгли в ней пламя, которое охватило ее тело. И он, казалось, взял ее сердце во время этого поцелуя.
— Этого не может быть, — громко сказала Андора, и все равно она знала, что это правда. Она влюбилась в человека, который презирал ее и которого она ненавидела.
В другом крыле дворца другая женщина тоже думала о сэре Хенгисте и говорила о нем со слугой.
— Ты уверен, Гарри, что не ошибаешься? — спрашивала она одного из своих пажей.
— Нет, нет, миледи! Я видел, как они вместе шли по аллее между кустарниками. Они пересекли цветочный сад, и сэр Хенгист взял мисс Блэнд за руку.
— Откуда они шли? — сердито спросила леди Малверн.
— Похоже, откуда-то от реки, миледи.
— Они были одни? Ты точно знаешь, что они были одни?
— Уверен, миледи. Никого не было поблизости, совсем никого.
Глаза леди Малверн сузились. Это невыносимо, сказала она себе. Сэр Хенгист действительно обращал на нее мало внимания после ее возвращения ко двору; но она полагала, что лорд Эссекс постоянно требует его присутствия. Если у него хватает времени волочиться за королевской фрейлиной, то и ей пора заняться делом.
Она отпустила пажа и беспокойно заходила по гостиной, шелковые юбки ее платья мягко шуршали по отполированному полу, драгоценные камни на пальцах и запястьях переливались на солнце.
Она должна сделать что-то, и немедленно, повторяла она себе. Но что именно? Она уже приглашала сэра Хенгиста на ужин и получила ответ, что из-за его обязанностей он не может точно сказать, когда будет свободен.
Он был очарователен, когда они встречались на публике. И хотя она уверяла себя, что он держал ее руку чуть дольше, чем необходимо, и глядел на нее с особым блеском в глазах, она не знала до конца, не было ли это все плодом ее воображения. У нее было подозрение, что он так же вежлив и любезен со всеми остальными дамами двора.
— Он не ускользнет от меня! — вслух сказала она сквозь стиснутые зубы, вспомнив, каким он был тогда, в те, казалось, далеко ушедшие дни, когда она была вынуждена уехать в деревню и оставить все, что так радовало и интересовало ее.
Тогда-то она держала его в руках, так же как и полдюжины других молодых людей. Он не был еще так уверен в себе в те дни и, может быть, был благодарен ей за внимание.
Она вспомнила их тайные свидания. Ночи, когда, дождавшись, чтобы муж уснул, она исчезала из дома, встречаясь с ним в темных галереях или в одной из бесчисленных комнат. Двор тогда пребывал в Хэмптонском дворце, и было нетрудно ускользнуть от наблюдения там — в просторных садах.
Она вспоминала маленькую беседку, заросшую жимолостью, и месяц, чуть проглядывающий из-за облаков. Мысли о том, что произошло тогда, в темноте, заставили Лилиан Малверн глубоко вздохнуть.
У нее вдруг возник план. С ощущением, что нельзя терять ни минуты, она быстро позвонила.
— Принеси бумагу, новое перо и песок, — кратко сказала она одному из своих многострадальных слуг, — и поторопись, а не то тебе не поздоровится!
Она ждала, топая ножкой по полу, когда другой слуга появился в дверях.
— Что еще? — спросила леди Малверн.
— Мистер Джулиан Кирк, миледи.
— Опять! — воскликнула Лилиан Малверн. — Ты говорил ему, что меня нет дома?
— Да, миледи, как вы и сказали. Он ответил, что будет ждать, пока вы не вернетесь. Ничто не убедит его уйти.
— Тогда выгоните его прочь! — в истерике закричала Лилиан Малверн. — Побейте его! Высеките его! Забросайте камнями! Делайте что хотите, но пусть он перестанет преследовать меня. Передайте ему то, что я уже говорила ему, — он мне больше не нужен!
— Да, миледи.
Слуга поклонился и вышел, а Лилиан Малверн тут же уселась писать письмо, выбросив Джулиана Кирка из головы. Закончив письмо, она оставила его на столе и послала за горничной.
— Я хочу переодеться.
— Бальное платье, миледи?
— Нет, дура. Мне нужно что-нибудь домашнее, мягкое, облегающее и женственное. Что там у меня есть?
Служанка заколебалась.
— Ваше черное?
— Черное! — вскричала Лилиан Малверн. — Пошевеливай мозгами, если они у тебя еще остались! Неужели ты думаешь, что после того, как я год отходила в черном, я его сейчас надену? Нет, нет, должно быть что-то другое.
— Есть еще кружевное розовое, миледи. Но… вы помните?
— Да, конечно, розовое, — сказала леди Малверн, — и что это я должна помнить?
— Когда его светлость был жив, он говорил, что это слишком неприлично для уважаемой леди.
— Да, конечно, я вспомнила теперь. Это как раз то, что надо, — сказала леди Малверн. — Принеси его — и берегись, если оно будет не свежим или неотглаженным.
Ее светлости все было не так, и горничная начала обливаться слезами до того, как миледи искупалась, оделась и украсила себя драгоценностями, которые мало скрывали слишком откровенный лиф.
— Ну, что ты думаешь? — спросила леди Малверн, глядя на себя в зеркало.
— Вы очень красивы, миледи, — отвечала служанка, как от нее и ждали, — но…
— Но что, идиотка? — закричала леди Малверн.
— Вы не сможете показаться в таком наряде ее величеству.
Леди Малверн расхохоталась.
— Ее величество не увидит меня, — сказала она, — можешь быть уверена. Принеси графин самого лучшего вина, какое у нас есть. Задерни занавески, зажги свечи и наполни комнату ароматом трав.
— Да, миледи.
Служанка убежала, и леди Малверн приняла сначала одну позу, затем другую, наблюдая эффект в зеркале. Без сомнения, ее наряд был смелым, почти на грани приличия. Ни один мужчина не мог бы глядеть на нее, подумала она, не почувствовав прилива страсти при виде этой красоты, так тонко и восхитительно обнаженной.
Она оглядела спальню. На большой дубовой кровати с пологом лежали свежие простыни, привезенные ею из деревни, благоухающие лавандой, с кружевами по краям. Подушки без единого пятнышка. Вышитые шелком занавеси манили, обещали тайну. Она подошла к окну. Еще не стемнело, солнце как раз садилось, играя малиновыми и желтыми лучами.
Леди Малверн закрыла ставни, и теперь свет исходил только от двух тонких свечей, горящих по обе стороны серебряного зеркала. Они наполняли комнату мягким мерцанием. Аромат тигровых лилий в двух огромных вазах наполнял воздух.
Она тихо вышла из комнаты, закрыв за собою дверь. В гостиной также были тигровые лилии, но к ним примешивался опьяняющий и необычный запах тубероз. Леди Малверн посмотрела на все глазами постановщика в театре.
— Слишком много свечей, — сказала она горничной, потуши три. — Было исполнено. Затем она приказала: Иди к себе и не возвращайся. Пришли ко мне Джулса.
— Но тогда у дверей никого не останется, миледи.
— Не важно. Если кто будет стучать, ему не откроют, и все. Кроме того, Джулс не задержится долго. Ты слышала, что я сказала? Оставайся у себя и не шуми тут, пока я тебя не позову.
— Хорошо, миледи.
Она уже выходила, когда леди Малверн крикнула ей вслед:
— И позаботься о моем шоколаде завтра утром, ты, дура, чтобы он был горячим, а не то я швырну его тебе в голову.
Затем она вложила записку, написанную вечером, в руку лакею.
— Отнеси это немедленно сэру Хенгисту, — сказала она. — Если вокруг него будут другие джентльмены, отведи его в сторону, скажи, что это срочно. Если так случится, что он спросит обо мне, скажи, что я очень расстроена, ты понял?
— Да, миледи.
— Теперь сделай все так, как я сказала, потом вернешься, чтобы впустить сэра Хенгиста в комнаты. После этого можешь быть свободен. Отправляйся в таверну или куда еще захочется. Но подальше отсюда, понял?
— Да, миледи.
— Тогда поторопись. Если задержишься где-нибудь по пути, я велю тебя выпороть.
Джулс убежал, не дожидаясь конца фразы, а леди Малверн, улыбаясь, устроилась на низкой тахте, покрытой подушками. Мягкие складки ее платья спадали с округлых рук и высокой груди. Она положила голову на подушку и замерла в ожидании.
Спустя пятнадцать минут дверь резко открылась, и вошел сэр Хенгист. Она сразу заметила, что он раздражен — брови нахмурены, губы крепко сжаты.
— Ты хотела видеть меня? — начал он.
Лилиан Малверн слегка вскрикнула и, поднявшись с тахты, пересекла комнату и обвила его шею руками.
— Слава Богу, что ты пришел, — театрально сказала она. — Благодарю тебя, Боже! Я была так напугана и одинока.
Почти инстинктивно он обнял ее.
— Что случилось? — спросил он. — Что произошло?
— Мне нужен твой совет. Ты должен помочь мне, — говорила Лилиан Малверн, увлекая его к тахте. — Присядь, чтобы я могла объяснить тебе. О Хенгист, я просто потеряла голову от страха, когда услышала эту новость.
— Какую новость? — спросил он.
— Я спрашивала себя, кто бы мог помочь мне, — продолжала Лилиан Малверн, не ответив на его вопрос, — и я поняла, что могу довериться только одному человеку.
— Конечно, я помогу тебе, — сказал сэр Хенгист.
— Я знала это, — ответила она, — я знала, что могу положиться только на тебя, Хенгист! Ты просто замечательный! Как приятно сознавать, что в этом мире у тебя есть настоящий друг.
Она положила голову ему на плечо и тихо заплакала. Ее обнаженные плечи притягивали. Он почувствовал аромат ее темных шелковых волос. Ее руки потянулись, чтобы обвить его шею.
— Что это, Лилиан? Объясни мне, — успокаивающе произнес он.
— Я не была уверена, что ты придешь, — сказала она полным слез голосом. — Ты не знаешь, каково это — быть женщиной и совершенно одной, не иметь рядом мужчины, на которого можно положиться, чувствовать себя жалкой и никому не нужной.
— Не могу поверить, что ты когда-нибудь чувствовала это, — сказал сэр Хенгист неожиданно сухо.
Поняв, что она переиграла, леди Малверн подняла голову с его плеча, чтобы в мягком свете он увидел, как она была прекрасна.
— Спасибо тебе, милый Хенгист, — сказала она, — мне уже лучше. И уже не так страшно.
Она придвинулась поближе. Он с удивлением посмотрел на ее платье. Как будто смутившись от его взгляда, Лилиан Малверн быстро сказала:
— О, прости, что я не оделась, чтобы встретить тебя. Я как раз отдыхала, когда пришло это известие, и мне было не до того. Я осталась в чем была. Я думала только о твоей помощи, о твоей силе.
— Но ты мне так и не сказала, в чем дело, — возразил сэр Хенгист.
Ее губы почти касались его, ей показалось невозможным, чтобы он не поцеловал ее. Но все же он не шевельнулся.
— Я потеряла рассудок, — простонала она, — и мне не собраться с мыслями, чтобы все объяснить тебе.
— Я не могу помочь тебе, пока не узнаю этой истории, — сказал сэр Хенгист.
— Какое успокоение — знать, что ты рядом, — прошептала она.
Она снова положила голову ему на плечо, но затем встала, зная, что он не мог не оценить ее ножек, неожиданно показавшихся из-под платья, и совершенства ее груди, едва прикрытой прозрачным мягким кружевом.
— Так куда же я положила письмо? — сказала она обезумевшим голосом, прикладывая свои длинные пальцы к вискам. — Грум принес его, когда я как раз собиралась переодеться. Ну конечно, оно в моей спальне. Пойдем со мной, Хенгист. Пойдем, и ты поможешь мне найти его, потому что боюсь, если увижу его снова, упаду в обморок, как тогда, когда поняла весь ужас прочитанного.
— Ты интригуешь меня, Лилиан, — сказал сэр Хенгист. Она чувствовала на себе его взгляд и подумала, что его голос чуть понизился, когда он следил за ее движениями.
— Пойдем, ну же, — молила она, — пожалуйста, пойдем со мной.
Она протянула к нему обе руки, как бы желая помочь ему подняться. Когда он сделал это, она придвинулась совсем близко к нему, обняв его, и ее губы оказались в двух дюймах от его.
— Я не понимаю, к чему все это, Лилиан, — сказал он. — Ты не можешь рассказать мне все ясно и толково? Ты вытащила меня с важной аудиенции, на которой меня особенно просили присутствовать.
— Нет, нет, не думай об этом, — молила Лилиан Малверн, и ее пальцы потянулись, чтобы коснуться его рта. — Не думай ни о чем, кроме меня, прошу тебя. Я твой самый старый друг здесь, во дворце, ты же знаешь меня много дольше, чем всех этих высокопоставленных особ. И более того, Хенгист, я — женщина, и ты мне нужен. Чрезвычайно нужен. Я не могу поверить, что ты подведешь меня. — Она нежно коснулась его щеки.
— Ты же знаешь, я помогу тебе любым возможным способом, — сказал он. — Я не забыл, Лилиан, как ты была прелестна и маняща, когда мы впервые встретились.
— Я так изменилась? — чуть слышно прошептала она.
— Нет, — отвечал он, — но…
Она знала, что не должна слушать его оправданий. Если она хочет добиться успеха, ей надо просто затопить его волной своего желания.
— Нет времени для слов, — тихо произнесла она. — Пойдем, я покажу тебе, что меня беспокоит, что так ужасно напугало меня. Я покажу тебе письмо, которое разрушило все мои надежды, дало мне ощущение того, что все мужчины мира против меня, а я слишком хрупка и слишком слаба, чтобы самой постоять за себя.
— От кого это письмо? — спросил сэр Хенгист.
— Я объясню тебе, как только ты возьмешь его в руки, — ответила Лилиан Малверн. — Но сначала мы должны найти его. Пойдем со мной, Хенгист, я не могу оставаться одна.
Она потянула его через комнату и, не выпуская руки, открыла дверь и повела по коридору. Дверь спальни была закрыта. Она распахнула ее, аромат лилий вырвался им навстречу, и она убедилась, как мягко и успокаивающе выглядит комната при свете двух свечей.
Она провела его дальше и повернулась к кровати. Теперь он поймет, подумала она. Теперь слова уже не нужны.
— Хенгист, — нежно сказала она, ее губы приоткрылись. — Хенгист! — и затем ее шепот резко перешел в пронзительный визг, крик ужаса, который эхом разнесся по комнате, потому что на пологе ее кровати, с искаженным лицом и веревкой на шее, висел Джулиан Кирк.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Посланница любви - Картленд Барбара

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiХii

Ваши комментарии
к роману Посланница любви - Картленд Барбара



хороший роман, советую читать))
Посланница любви - Картленд Барбараололо
24.07.2012, 22.14





да , хороший, только мне кажется развитие отношении между главными героями написанны слишком кратко
Посланница любви - Картленд БарбараТетя Зоя
28.07.2012, 10.03





Роман интересный, один из любимых)) Один их тех когда постельные сцены совсем не нужны)
Посланница любви - Картленд БарбараКсения
10.11.2014, 21.12





Роман клевый, один из любимых, согласна с тем, что слишком краткое развитие событий между героями
Посланница любви - Картленд БарбараКсения
23.11.2014, 11.14





мені сподобалось раджу прочитати
Посланница любви - Картленд Барбараженя
24.11.2014, 15.47





Очень хороший роман. Читается на одном дыхании
Посланница любви - Картленд БарбараНаталья
13.09.2015, 22.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100