Читать онлайн Посланница любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - IV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посланница любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посланница любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посланница любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Посланница любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

IV

Андора медленно шла по саду, залитому солнцем. Уже второй раз она была здесь в течение этого дня. Когда бы фрейлины ни ложились спать, на другой день в шесть часов утра они должны были присутствовать на прогулке королевы в саду.
Это был час отдыха ее величества перед встречей с министрами, которые докладывают ей о делах государства. Поэтому Андора уже ранним утром видела эти зеленые, покрытые росой лужайки, аккуратно разбитые клумбы, причудливо подстриженные кусты и все богатство цветущих деревьев и трав, наполнявших воздух ароматом и соперничающих в красоте с драгоценностями королевы.
Был полдень, солнце стояло высоко, и фрейлины отдыхали или занимались вышиванием в своих комнатах. Но королева, прежде чем отпустить их, сказала:
— У меня есть записка к лорду Эссексу. Кто из вас, хотела бы я знать, будет моим посланником? — Она оглядела юные лица, пристально смотревшие на нее, и добавила с легкой усмешкой: — Я могу почти сказать, моим посланником любви? — и прежде чем кто-нибудь успел вымолвить слово, сказала: — Я думаю, что пошлю мою маленькую деревенскую мышку. Она пока еще не испорчена интригами и сплетнями двора и вряд ли будет искать приключений или медлить с исполнением поручения.
На мгновение Андоре показалось, что глаза королевы остановились на хорошеньком личике Мэри Говард, но она произнесла:
— Андора Блэнд, возьмите эту записку. Отдайте ее джентльмену, который сопровождает его высочество, — сэру Хенгисту Вейку, и пусть он передаст ее в руки лорда Эссекса и ни в чьи другие.
«Как это умно задумано», — подумала Андора. Решение королевы отдать ей записку теперь не вызовет ревности ни в одной из фрейлин, потому что только королева и она знали о подлинной причине выбора.
Андора не спала всю ночь, раздумывая над ролью, которую ей придется сыграть, и о том, что она скажет сэру Хенгисту. Вспоминая о том, что она наговорила ему, она краснела снова и снова — ошибка в отношении его была ее мучением и стыдом.
Как легко она вообразила, что это был лишь ничтожный придворный, один из многих, которые слоняются по дворцу, ожидая королевской подачки, бездельничая и проводя вечера в попойках и за карточным столом.
Как ужасно она ошиблась! Сэр Хенгист служил вместе с сэром Франсисом Дрейком, национальным героем Англии, чья репутация была настолько блестящей, что отблеск его славы падал на каждого, кого он знал или с кем вместе плавал.
«Что я наделала, дурочка, — твердила себе Андора, — ведь я оскорбила совершенно незнакомого мне человека».
Нетрудно было вспомнить, что он оскорбил ее первым. Но теперь она не могла не сознавать, что зрелище «крушения» кареты могло быть действительно забавным.
Она возненавидела его за смех — но ведь это не причина, чтобы не ценить его храбрость.
«Никогда не будь несправедливой ни к одному человеку». — Как часто ее отец повторял эти слова, когда рассказывал ей о своих приключениях на службе у королевы!
«Я побеждал врагов, — говорил он, — я убивал людей, я уничтожал их. Но всегда, моя девочка, я боролся за справедливость. Мое дело было верным, и борьба была правой».
Андора металась на своей узкой кровати и думала о том, чт0 она не была ни справедливой, ни правой в своей войне с сэром Хенгистом. Она была пристрастной и капризной — обе эти черты она презирала в себе.
«Я должна извиниться перед ним», — думала она, и это решение было окончательным. И все же ноги ее подкосились и сердце мучительно забилось, когда она увидела его. Он шел ей навстречу через аркаду роз, его черный вельветовый камзол сверкал серебром, его дерзкое оранжевое перо на шляпе колыхалось от ветра, а сама шляпа была надвинута на правый глаз.
Розовый сад был полон благоухания. Он был маленький, окруженный высокой изгородью, за которой было так легко укрыться от любопытных глаз.
Андора присела в реверансе, более низком, чем обычно, чувствуя свою вину и раскаяние.
— Ваш покорный слуга, мисс Блэнд, — сказал сэр Хенгист, склоняясь в своем обычном экстравагантном поклоне.
Андора поднялась и взглянула на него. Ее лицо было бледнее обычного и пальцы дрожали, когда она передала записку с тяжелой печатью королевы.
— Хорошо ли ее величество сыграла свою партию? — спросил сэр Хенгист с едва уловимой насмешкой в голосе. — Довольно трудно понять, почему именно вас послали выполнять поручение, которое обычно было обязанностью Мэри Говард или Бриджит Маннерс.
— Ее величество сказала, что я новое лицо при дворе и не стану участвовать в интригах и сплетнях, — вот почему она выбрала меня.
— Маленькую деревенскую мышку, не так ли? — спросил сэр Хенгист.
Краска залила щеки Андоры. Она надеялась, что он не слышал про это определение, столь мало похожее на комплимент, которое Андора дала себе.
Она ничего не ответила, и он сказал:
— Я не стану дразнить вас. У меня записка, которую вы должны передать ее величеству. — Он протянул ей записку и, глядя на ее опущенные ресницы, спросил: — Вы что-то хотите сказать мне еще?
— Что-то еще? — повторила она, пораженная его проницательностью. Он видел, что она мучительно ищет слова, в которые можно было бы облечь свое извинение.
Но, встретив его сверкающие глаза, она поняла, что он думает совсем о других вещах.
— Я не совсем понимаю, сэр, — сказала она, отступая, — что вы имеете в виду.
— А я и не думаю, что вы понимаете, — отвечал он. — Вы только запомните: никто не будет думать о вас плохо, если вы не откроете никаких заговоров. Поверьте, другие люди в другом месте занимаются тем, что происходит во дворце.
— Но я должна исполнить долг, — холодно произнесла Андора.
— Ваш долг, да, — согласился сэр Хенгист. — Но не ищите опасности. Я уверяю вас, вы не обрадуетесь, если что-то откроете.
— Разумеется, у вас большой опыт, — тихо сказала Андора. — Но, пожалуйста, я что-то хочу вам сказать.
Ее голос стал еле слышным, и она заметила, с каким напряженным вниманием он стал слушать то, что она говорила.
— Что же? — спросил он.
— Я… я хочу… извиниться перед вами, — пробормотала Андора, с трудом подбирая слова, которые, кажется, вызывали у ней шок. — Я не до… должна была так говорить с вами. Но я… я не знала, что вы служили на Карибском флоте, я не знала, что вы были еще кем-то, кроме «человека двора».
— А теперь, когда вы знаете, — сказал сэр Хенгист, и она почувствовала, что веселые, насмешливые нотки снова зазвучали в его голосе, — ваше мнение обо мне полностью изменилось.
— Да… я имею в виду — нет, — Андора не находила слов для ответа.
— Я польщен, что вы вообще думали обо мне, — сказал сэр Хенгист. — Но я уверяю вас, что вам не за что извиняться. Я в самом деле сейчас являюсь только человеком двора. Я хотел плавать вместе с Дрейком, но это мне было запрещено. И я должен был ошиваться здесь вместе с другими подонками и подхалимами.
— Они не пустили вас? — спросила Андора, пораженная глубокой горечью его голоса и мрачным выражением лица.
— Да, мои просьбы были отвергнуты, — отрывисто сказал он. — Итак, вы не должны просить у меня прощения. Я имею в виду то, что вы думали обо мне.
— Нет, нет, — возразила Андора. — Вы не поняли. Я думала, что вы вообще никогда ничем не были заняты. Я знаю, что это было невероятной самонадеянностью, но я думала о вас очень плохо, а мой отец всегда говорил о том, что если кто-то ошибается, он не должен стыдиться признаться в этом.
— Ваш отец был прав, — сказал сэр Хенгист, — но ваша храбрость — это то, что я меньше всего ожидал найти в его дочери.
— Моя храбрость? — удивилась Андора.
— Да, — отвечал он. — Для вас было храбростью признать свою вину. Скажите честно, ведь это было нелегко, не так ли?
Неожиданно он наклонился и взял ее за руку. Его слова и его прикосновение смутили ее.
— В самом деле, было трудно найти правильные слова, — отвечала она. — Но я сожалею о том, что была несправедливой.
— А теперь, — сказал сэр Хенгист, — может быть, вы послушаетесь меня. Я на самом деле думаю, что лучше всего для вас вернуться домой.
— Вернуться домой! — воскликнула с удивлением Андора. — Почему вы это говорите?
— Потому что я боюсь, что здесь вас испортят, — сказал он. — Когда деревенские мыши приходят в город, они чувствуют недовольство собой. Они хотят быть похожими на городских мышей, и они не понимают, что это ошибка.
— Я ничего не знаю о такой ошибке, — сказала Андора тихим, серьезным голосом. — Очень трудно быть такой простушкой среди этого блеска и великолепия. Вы видели, когда я приехала сюда, все у меня было старомодным и устаревшим — моя карета, моя одежда и, я думаю, даже мои мысли
— Но именно это делает вас такой особенной, — быстро сказал сэр Хенгист.
— Такой особенной, что всем хочется смеяться, — подхватила Андора. — Благодарю вас, сэр, но я не хочу быть мишенью для острот скучающих кавалеров.
Его веселый смех заглушил ее слова, и когда она резко повернулась, чтобы уйти, он так крепко взял ее за руку, что она не смогла освободиться.
— О Андора, Андора! — воскликнул он. — Вы такой ребенок! Кажется, это я должен просить у вас прощения. Я не подозревал, что мой смех задевает вас и что вы сердитесь на меня.
— Никому не понравится, если над ним смеются, — горячо сказала Андора.
— И менее всего деревенским мышкам, — ласково добавил он. — Простите меня. Я был неправ. Нет, более того, это было жестоко.
Она все еще стояла отвернувшись, и он снова наклонился, взял ее за плечи и повернул к себе.
— Вы не прощаете меня? — спросил он. Она молчала. Он опустился на одно колено:
— Смотрите, я умоляю вас.
— Я думала ночью, — медленно сказала Андора, — что злиться было бы глупо и мелочно. Но я все равно злилась, может быть, потому, что я была одинока и испугана.
— Вы просто уничтожили меня, — сказал сэр Хенгист. Его лицо было серьезно, и глаза его не смеялись. — Вы простите меня, Андора?
— Конечно, — ответила она. — И вы в свою очередь простите меня.
Он поднялся с колен.
— Это добрая сделка, — сказал он и, склонив свою голову, поцеловал ее руку.
Она подумала, что впервые губы мужчины касались ее кожи, и затем, прежде чем она успела еще о чем-то подумать, он опустил ее руку и стоял возвышясь над ней.
— Вы должны вернуться, — сказал он. — Или вас хватятся. Ждите меня здесь завтра. Ее величество обязательно даст вам другую записку. Если нет — я принесу записку для нее.
Андора была сейчас отпущена королевой. И все же она колебалась. Робко и застенчиво она сказала:
— Спасибо.
— За что? — удивленно спросил сэр Хенгист.
— За то… за то, что вы были добры ко мне, — прошептала Андора и, не дожидаясь ответа, поспешила прочь, убегая через лужайки розового сада.
У нее было чувство, что он провожал ее глазами, но она не оглядывалась. Она только знала, что была сбита с толку и удивлена всем происшедшим. Но в то же время она сознавала, что что-то темное, унизительное, камнем лежавшее у нее на сердце, — пропало. И когда она добралась до дворца, она поняла, что это была ненависть к сэру Хенгисту, которая мучила ее с тех пор, как она приехала сюда.
Она принесла записку, которую ей дал сэр Хенгист, в королевские покои. Королева была занята работой в своем кабинете, находившемся рядом со спальней. Она сидела за письменным столом, с белым пером в руках, разбирая государственные бумаги.
Елизавета нетерпеливо взглянула на нее, когда Андора присела перед ней.
— Ну, что там? — резко спросила она.
— Записка, ваше величество, от лорда Эссекса.
Лицо Елизаветы прояснилось. Она бросила перо и нетерпеливо протянула руки.
— Дайте мне ее, — сказала она с пылкостью юной девушки, ожидающей объяснения в любви.
Андора подала ей свиток пергамента. Королева развернула его и прочла послание с затаенной улыбкой на лице Затем она встала, прошла через комнату и остановилась у окна, глядя на улицу.
Андора наблюдала за ней, не зная, следует ли молча удалиться, чтобы не мешать раздумьям, или ей нужно остаться. В комнате была тишина, нарушаемая только жужжанием шмеля, который кружился вокруг цветов, украшавших позолоченный стол.
— Вы когда-нибудь были влюблены? — неожиданно спросила королева.
— Нет, ваше величество.
— Тогда вы счастливы, — сказала Елизавета. — Любовь дитя мое, это обоюдоострое оружие, которое приносит одновременно и радость, и боль. — На мгновение она умолкла, затем продолжала: — Кто не завидует мне сейчас? Владычица великой страны, правящая сердцами своих подданных, которые служат мне так, как не служили никогда ни одной женщине самые храбрые и мудрые мужчины. И все же любовь требует большего.
— Чего же большего может желать ваше величество? — спросила Андора.
Королева резко обернулась.
— Я хочу молодости! Молодости! — повторила она. — Вы думаете, я не знаю, как быстро проходят годы? Вы думаете, я так глупа, чтобы не понимать, что каждый месяц отнимает у меня то, что для женщины дороже, чем золото, драгоценности, власть и положение?
Она неутомимо ходила по комнате, двигаясь с такой легкостью и грацией, что невозможно было поверить, что это не юная девушка. Но при солнечном свете были видны морщинки у глаз и глубокие складки в уголках ее рта.
Затем с неожиданной сменой настроения королева сказала:
— Я сейчас говорю с вами как женщина, а не как королева. Трон — вот в чем все дело, Андора. Ни вы и ни я лично, но трон требует от людей всей их жизни и их страсти. Запомните и никогда не забывайте об этом.
Губы Андоры приоткрылись, но, прежде чем она смогла вымолвить слово, королева быстро сказала:
— А теперь идите, я должна работать.
Андора поклонилась и вышла, чувствуя, как и раньше, Ч то она словно сметена неистовым ураганом, который оставил ее бездыханной.
Она спешила по коридору, пытаясь найти дорогу в свою собственную комнату. Должно быть, она сделала неправильный поворот, потому что очутилась в зале для аудиенций, полном самого разнообразного народа. Королева обычно принимала здесь во второй половине дня, когда дела и прошения уже проходили через руки секретарей.
Здесь была группа дворян, беседовавших около пустого трона. Когда Андора проходила мимо них, вспоминая, что здесь, в дальнем конце зала, был выход, который вел прямо в покои фрейлин, она увидела кавалера, который вкладывал шпагу в ножны. Сделав неосторожное движение, он задел своей шпагой человека, стоявшего позади него.
— Caramba! — вскричал задетый кавалер. — Вы — неуклюжая деревенщина! Вы испортили мне новую пару шелковых чулок, и вы заплатите за это!
— Сожалею, — извинился человек со шпагой. — Как только я выиграю в карты, клянусь, я подарю вам дюжину чулок.
— Легко обещать, — отрезал противник. — Что-то я не видел, чтобы вы выиграли хотя бы один раз.
Раздался смех, и Андора, никем не замеченная, проскользнула мимо них, но когда она добралась до двери, она повернулась и посмотрела назад.
Восклицание, вырвавшееся у задетого шпагой человека, было своеобразной бранью. Но в ней было что-то странное. И только сейчас она поняла, что же это было и где она впервые слышала это слово.
Она ясно увидела маленького мальчика, бегущего через Двор. В руках он держал джемовый торт, который дал ему повар. Одна из собак бросилась навстречу ему, и он, пытаясь увернуться, поскользнулся и упал на булыжник, вымазав себя и торт грязью. «Caramba!» — воскликнул он.
Его мать — испанская няня Андоры — выглянула из окна и подбежала к нему. Она подняла его, горько плачущего над остатками торта, и сказала:
«Прекрати шуметь, озорник, и чтобы я больше никогда не слышала от тебя этого слова. Никогда! Ни от тебя, ни от какого другого ребенка».
«Но мой отец так говорит», — возразил мальчик сквозь слезы.
«Мужчины могут говорить много слов, которые не должны повторять мальчики, — строго сказала няня. — И запомни на будущее: твои губы никогда не должны произносить это слово. Понятно?»
Она обтерла его, принесла домой, все еще плачущего, и послала его назад на кухню попросить у повара другой торт. Затем она вернулась в детскую к Андоре.
«Почему „caramba“ плохое слово?» — спросила Андора.
«Все ругательства плохие, — ответила она. — Но „caramba“ — это грязное ругательство, которым ругаются только испанцы низкого происхождения. Дворяне, когда им это нужно, выскажутся совсем по-другому».
«А что они говорят?» — спросила Андора.
«Ничего, — ответила няня. — Испанский язык, которому я выучу тебя, будет языком дворянства, а не подонков городов и деревень».
«Caramba!» Ругательство испанских подонков. И оно было произнесено здесь, во дворце Гринвич, человеком, который являлся дворянином.
«Где объяснение? — спрашивала себя Андора. — Неожиданный острый укол шпаги?..» Она повернулась к одному из секретарей, стоявших около нее.
— Извините, — обратилась она. — Будьте добры, пожалуйста, скажите мне, кто этот джентльмен в оранжевом камзоле с сапфировой цепью? Он стоит немного правее трона.
— Это лорд Брей, — отвечал секретарь.
— Кто он?
Секретарь пожал плечами.
— Я мало знаю его, — сказал он.
Андора выскользнула из зала и поднялась в свою комнату. Неужели она благодаря этому странному случаю узнала нечто важное? Кто этот лорд Брей и почему он говорит по-испански?
Когда через полчаса фрейлины снова собрались в комнате, она спросила Маргарет Эджекомб, скромную и милую девушку, к которой чувствовала теплую симпатию, не встречала ли она когда-нибудь лорда Брея.
— Я видела его один раз на скачках с ее величеством, — ответила Маргарет. — Кажется, он развлекал ее своим разговором. Вот и все, что мне известно. Но ведь я здесь совсем недавно.
«Я должна узнать больше», — подумала Андора, и вечером, после обеда, когда королева, как обычно, танцевала с лордом Эссексом, она незаметно обошла весь зал, пока не оказалась рядом с лордом Бреем.
Она увидела, что он выглядел старше, чем казался вначале, это был человек средних лет, с выпуклыми карими глазами и чувственными, полными губами. Он не был красавцем, но одет был так роскошно, что его нельзя было не заметить. Вокруг его шеи была сверкающая цепь драгоценных камней, а в его правом ухе был чудесный сапфир, который один стоил целого ожерелья. Его камзол из белого атласа был расшит жемчугом, и он, казалось, очень нежно ворковал с герцогиней Стаффолк.
Андора попыталась подслушать их беседу, но они говорили очень тихо, и она не услышала ничего, кроме нескольких комплиментов и острот, которые не сказали ей ничего нового.
Она раздумывала, стоит ли ей рассказать сэру Хенгисту о том, что она узнала, и решила, что он, наверное, посмеется над ней и скажет, что она ошибается. В конце концов, ругательство еще ничего не значит, и она понимала, что никто не оценит ее «разоблачения» лорда Брея.
«Я должна узнать больше, должна», — твердила Андора
Она наблюдала за ним весь вечер, пока он флиртовал с этой леди, а затем и с другими. Ничего не было в его поведении такого, что отличало бы его от других кавалеров и дворян.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Посланница любви - Картленд Барбара

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiХii

Ваши комментарии
к роману Посланница любви - Картленд Барбара



хороший роман, советую читать))
Посланница любви - Картленд Барбараололо
24.07.2012, 22.14





да , хороший, только мне кажется развитие отношении между главными героями написанны слишком кратко
Посланница любви - Картленд БарбараТетя Зоя
28.07.2012, 10.03





Роман интересный, один из любимых)) Один их тех когда постельные сцены совсем не нужны)
Посланница любви - Картленд БарбараКсения
10.11.2014, 21.12





Роман клевый, один из любимых, согласна с тем, что слишком краткое развитие событий между героями
Посланница любви - Картленд БарбараКсения
23.11.2014, 11.14





мені сподобалось раджу прочитати
Посланница любви - Картленд Барбараженя
24.11.2014, 15.47





Очень хороший роман. Читается на одном дыхании
Посланница любви - Картленд БарбараНаталья
13.09.2015, 22.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100