Читать онлайн Похищенная наследница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Похищенная наследница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Похищенная наследница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Похищенная наследница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Похищенная наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Орина в недоумении уставилась на него широко раскрытыми глазами.
— Это что, шутка? — спросила она.
— Конечно, нет, — с улыбкой ответил Хуарес. — Это единственный способ получить необходимые мне деньги.
— Я уже предлагала вам любые деньги, сколько бы ни понадобилось, — размеренно, четко, словно разговаривала с абсолютным тупицей, произнесла Орина.
— А потом меня арестуют за похищение человека и вымогательство! — бросил он ей в лицо. — В Мексике это серьезное обвинение, и десять лет тюрьмы мне будут обеспечены.
Нет уж, спасибо!
Орина почувствовала, как ее окутывает страх.
— Я уверена, мы что-нибудь придумаем, — сказала она.
— Зачем же? — пожал плечами Хуарес. — Я убежден, дамба будет построена и люди спасены лишь при условии, что вы станете моей женой!
— Но я отказываюсь… Ни за что… Я отказываюсь! — пробормотала Орина.
— В таком случае есть другой вариант, — медленно промолвил он, глядя на нее.
— Ну… и какой же?
Она пыталась говорить твердо, но сама чувствовала, как дрожит ее голос.
Может, из-за того, что ей подсыпали что-то в кофе?
— Я могу взять тебя силой. И если ты родишь моего ребенка, по-прежнему отказываясь выходить за меня замуж, тогда я смогу через суд забрать его у тебя на том основании, что ты плохая мать, если не хочешь, чтобы у твоего ребенка был отец.
Он говорил спокойным, деловым тоном, и Орина почувствовала себя, как загнанный зверь.
Она пыталась придумать достойный ответ.
Отец учил ее думать быстро и логично.
Но в этой ситуации она не знала, что противопоставить неопровержимости его аргументов.
— Я никогда… не выйду… за тебя замуж!
Не выйду! — неожиданно для себя самой перейдя на «ты», простонала она.
— Вообще-то, — тихо молвил Хуарес, — мы уже женаты.
— Ч-что ты… имеешь… в виду?
— Вчера, когда я увидел тебя в Садаро, я понял, что ты моя последняя надежда, и сделал все, дабы ты от меня не улизнула.
— Я… не понимаю… о чем… ты говоришь?
— Тогда позволь, я объясню, — вежливо сказал Хуарес. — Я ездил в Садаро подать последнее заявление, чтобы получить деньги у управляющего. Он, как всегда, был пьян, но все-таки довольно вразумительно объяснил мне, что все деньги, поступающие в эту провинцию, тратятся исключительно на его собственные нужды.
«Тогда понятно, почему его дом так отличается от остальных», — подумала Орина.
— В отчаянии я пошел к священнику, — продолжал между тем Хуарес. — Он всегда поддерживает меня с тех пор, как я начал помогать этим бедным людям. Он знает, что я уже потратил свои собственные средства на это и все деньги, которые смог выпросить и одолжить у друзей.
Он говорил не повышая голоса, с затаенной горечью, и Орина внимательно слушала его.
— Выходя из его дома, я увидел, как ты даешь фрукты детям, и попросил одну девчонку узнать, кто ты такая. Когда она сказала, что ты леди с яхты, я попытался увидеть тебя.
Орина вспомнила, как отослала вчера какого-то человека, который пришел за помощью.
— Когда мне передали твои слова, — признался Хуарес, — я подумал, что ты такая же, как все американские женщины, — избалованная, эгоистичная, озабоченная только собственными интересами и проблемами.
Теперь он говорил язвительно, и каждое его слово отзывалось болью в сердце.
— Но… это… не правда… — пыталась возразить она.
Он прервал ее.
— Тогда я вернулся обратно к моему другу священнику и рассказал, что я задумал. Мы вместе пошли в контору управляющего. Понимаешь, по мексиканским законам любой, у кого все в порядке с документами, имеет право жениться, а священник вполне может совершить обряд без невесты, достаточно только знать ее имя.
Орина с силой сжала кулаки, ногти больно вонзились в ладони.
Ей хотелось кричать и плакать.
— Я открыл аккредитив на твое имя в — местном банке, и все, что ты должна сейчас сделать, это просто выписать чек, — продолжал Хуарес, — тогда мы оплатим еду, поступающую сюда каждые три дня.
Он тяжело вздохнул.
— Пища, которую привезут сегодня, будет последней, если мы не оплатим следующие разы.
Он встал и подошел к открытому окну.
Как загипнотизированная, Орина последовала за ним.
Внизу она увидела большой фургон, запряженный шестеркой лошадей; он продвигался к центру толпы.
Пакеты с зерном бросали женщинам в руки.
Дети радостно кружились вокруг, предвкушая сытный обед.
— Ты слышала, это последний фургон с едой, который приехал сюда, если мы не заплатим сегодня? — повторил Хуарес. — Если твой чек не вернется в город вместе с фургоном, то Бог знает, когда мы получим следующую партию продуктов.
Интонация, с которой он произнес эти слова, не оставляла сомнений в том, как много этот народ значит для него.
— Я выпишу чек на что угодно, — ответила она, — но все равно отказываюсь выйти за тебя.
— Выписывай чек! — коротко бросил он.
Подойдя к столу, он достал чековую книжку, какой Орина никогда не видела раньше.
Она поняла, что это книжка банка Садаро, где он, очевидно, открыл счет на ее имя.
Чувствуя, как в ней закипает гнев, Орина с презрением выдавила из себя:
— Ты бы лучше… написал сумму… тогда… я подпишу.
Не противореча, он взял книжку, написал цифры и швырнул через стол прямо ей в руки.
— Да, кстати, ты подпишешь чек как Орина Стендиш, — не терпящим возражения тоном произнес Хуарес.
— Стендиш? — переспросила она. — Так ты англичанин?
— Когда я приехал сюда, люди назвали меня Хуарес в честь их национального героя.
— И ты не поправил их?
— А зачем? Новая жизнь — новое имя.
Орине показалось, что фамилию Стендиш она уже слышала в Англии.
Взглянув на чек, она промолвила, стараясь держаться как можно увереннее:
— Я отказываюсь подписывать его не своим именем.
Он бросил на нее через стол пронзительный взгляд.
— Ты все равно сделаешь, как я говорю. Но мой метод убеждения может показаться тебе чрезвычайно болезненным.
И не столько по голосу, сколько по взгляду, в котором читался вызов, она поняла, что лучше не заходить слишком далеко.
Несомненно, она абсолютно беспомощна в руках этого безумца.
Она была уверена: он сделает все, чтобы спасти от страданий этих людей внизу.
Переполненная ненавистью и страхом, девушка взяла ручку и подписала чек.
Не говоря ни слова, он схватил чек и вышел из пещеры.
Орина слышала, как он по-испански разговаривает с каким-то мужчиной, объясняя, что делать с чеком.
Затем мужчина поспешил вниз, а Хуарес вернулся обратно.
— Мы поженимся через пару часов после того, как люди поедят, — предупредил он. — Они с нетерпением ждут церемонии.
— Ты что… правда… думаешь, будто я… стану устраивать цирк… чтобы повеселить эту толпу? — зло спросила Орина. — Я могу говорить по-испански. Я расскажу им… всю правду о том, что… ты делаешь… со мной и как… не праведно ты ведешь себя.
— Те, что говорят по-испански, не поверят тебе, — холодно ответил Хуарес. — А большинство вообще не поймут смысла твоих слов.
Повисшую над их головами тишину первой нарушила Орина.
— Пожалуйста… пожалуйста, не делай этого… со мной! Я заплачу… любые деньги и даже… буду притворяться твоей женой… но пожалуйста… я ненавижу всех мужчин… как ты можешь хотеть жениться на мне… когда я такая?
— Я думал, что понятно все объяснил, — прервал ее стенания Хуарес. — Я заинтересован в твоих деньгах, а не в тебе! До тех пор, пока ты станешь делать, что я говорю, тебе ничего не грозит. А потом, когда я отпущу тебя, ты сможешь официально расторгнуть наш брак. Я думаю, денег на развод у тебя хватит, — с сарказмом заключил он.
Орина закрыла глаза.
Да, у него есть ответ на все.
Надо признать, он тщательно продумал каждую деталь своего плана.
Он в любом случае оставался в выигрыше.
Ей снова захотелось кричать, но самоконтроль, воспитанный в ней отцом, и гордость заставили держать голову высоко.
Ногти по-прежнему впивались в ладони.
Неожиданно он сказал тихим, более покладистым голосом:
— Мне кажется, тебе стоит отдохнуть. Индейская девушка Зиити, которая говорит немного по-английски, проводит тебя. Да, кстати, я купил тебе платье, оно вполне сойдет за свадебное на сегодняшней церемонии.
Внезапно Орина вновь почувствовала, как ее душит злость.
— Я не позволю кому бы то ни было диктовать мне, что я должна надеть на эту церемонию, которая на самом деле не больше чем ложь! Я появлюсь на ней, потому что ты вынудил меня, но в том же костюме, что ты видишь сейчас на мне.
— Но это очень разочарует людей, которые будут ждать нас, — выговаривал ей Хуарес. — Тем более твоя одежда грязная. Кстати, тебе наверняка жарко после целого дня, проведенного в седле, поэтому не забудь искупаться, прежде чем наденешь свадебный наряд.
Его спокойный тон еще больше вывел Орину из себя.
Но прежде чем она успела бросить ему в лицо, что не собирается делать ничего подобного, он добавил:
— Конечно, если тебе понадобится помощь, я готов раздеть тебя.
И не было никаких оснований сомневаться в правдивости его слов.
Орина раздраженно воскликнула:
— Как можно быть таким… грубым… таким несправедливым! Ты хочешь быть богом для этих бедных людей, но я уверена, что на самом деле ты настоящий дьявол в человеческом обличье!
Хуарес запрокинул голову и громко рассмеялся.
— Я думаю, твои умозаключения ни у кого не найдут здесь поддержки, — с улыбкой сказал он. — Если я, как ты говоришь, дьявол, то, мне кажется, я вполне готов справиться с этой ролью и вести себя, как он. Так что будь хорошей девочкой и слушайся. Не напрягай понапрасну свою хорошенькую головку, все козыри у меня.
Орине захотелось ударить его.
Но вместо этого она развернулась и твердой походкой направилась к выходу из пещеры.
Она резко отдернула занавеску и вышла, решив предпринять попытку сбежать и скрыться от него, каким бы безнадежным это решение ни казалось.
Но Хуарес подошел к ней сзади и сказал уже знакомым ей равнодушным голосом:
— Нет никакой необходимости выходить на улицу. В наши спальни можно пройти и через эту пещеру.
Орина посмотрела вниз и увидела, что там стоит вооруженный человек и у нее нет никаких шансов проскользнуть мимо него.
Она обернулась.
Хуарес уже стоял у противоположной стены пещеры, около еще одной занавески, отодвинув ее в сторону.
За ней была еще одна небольшая пещера, и девушка поняла без объяснений, что это и есть ее спальня.
Там стояла кровать, больше похожая на восточную кушетку, чуть возвышавшуюся над полом.
Свет падал из отверстия в стене; оно было так высоко, что увидеть через него улицу было невозможно.
«Значит, и внутрь тоже никто не сможет заглянуть», — подумала Орина.
Это ей понравилось.
— Вот твоя комната, — прервал ее мысли Хуарес. — И, возможно, тебя обрадует, что моя комната расположена на другом конце пещеры, из которой мы вошли сюда.
Ей показалось, что он намеренно издевается над ней.
Она вздернула подбородок и холодно взглянула на него.
Но не успела что-либо сказать, так как в комнату вошла девушка.
— Это Зиити, — представил ее Хуарес. — Как я уже говорил тебе, она немного понимает по-английски.
Зиити оказалась довольно хорошенькой индианочкой.
Она низко поклонилась Орине и посмотрела на нее огромными глазами.
— Я… смотреть… за… сеньорита, — произнесла она на ломаном английском.
— Спасибо, — улыбнулась Орина.
— Твоя одежда прибудет завтра, — вмешался Хуарес.
— Моя одежда? — глупо повторила Орина.
— Да, я забыл сказать тебе, что ты написала письмо капитану, в котором сообщаешь, что встретила здесь хороших друзей и решила задержаться. Поэтому просишь, чтобы вся одежда, которая может пригодиться тебе в течение следующих двух-трех недель, была передана завтра утром человеку, который за ней придет.
— Я написала письмо? Что… что это значит? — опешила Орина. — Если ты подделал мою подпись, капитан заметит это.
— Священник — очень способный человек. Он может копировать подписи людей с такой точностью, что вряд ли капитан заметит подделку.
Орина взглянула на него, потом очень медленно промолвила:
— Девочка… которая попросила меня расписаться, когда я была в деревне!
— Точно! — воскликнул Хуарес. — Так же мы поступили и с аккредитивом, который будет принят в Нью-Йорке.
— Как ты мог подослать ее? — бросила ему упрек Орина.
— Когда я организую что-нибудь, — ответил он, — то продумываю все до мелочей. А так как ты женщина, полагаю, тебе потребуется одежда, даже если никто, кроме меня, ее по достоинству не оценит.
«Он определенно провоцирует меня», — подумала Орина и, несмотря на то что была в неописуемой ярости, смогла сдержать себя.
Он ждал, но, поняв, что ничего не дождется, развернулся и, как ей показалось, с недовольной ухмылкой вышел из пещеры.
На выходе он сказал Зиити что-то на языке индейцев, которого Орина не понимала.
Потом Хуарес ушел, и она устало опустилась на кровать.
Ее ладони и пальцы болели — с такой силой вонзались ногти в плоть.
— Сеньорита, душ, вода? — тонким голосом спросила Зиити.
— Душ? — удивилась Орина.
Индианка кивнула и пошла к выходу.
Девушка последовала за ней.
Она боялась, что Хуарес где-то поблизости, ей бы не хотелось снова встретиться с ним.
Но большая пещера была пуста, и Зиити провела ее через другое отверстие в скале, тоже отделенное занавеской.
Когда Зиити отдернула ее, Орина увидела, что та сделана из какого-то водостойкого материала.
За ней обнаружилась небольшая пещера с маленьким отверстием, сквозь которое сочился свет.
Под потолком была сооружена компактная деревянная платформа; на ней стояли два ведра.
Сквозь дырку в полу стекала грязная вода.
Видимо, потом она скатывалась по скале вниз.
При виде этого смешного, примитивного душа Орина, не в, силах удержаться, засмеялась.
— Очень умная задумка, — сказала она со смехом.
— Como Dios очень любит, — ответила Зиити.
— Como Dios? — медленно повторила Орина. — Подобный Богу — так вы его зовете?
Зиити кивнула.
— Como Dios очень великий человек. Спас… нашу… жизнь. Спас много… много… детей. Он пришел… сюда с именем героя, но мы зовем его Подобный Богу.
«Да уж, для меня он определенно не подобен Богу», — подумала Орина, но решила не говорить об этом Зиити.
Она вернулась к себе в пещеру и стала раздеваться.
Как справедливо заметил Хуарес, ее одежда была покрыта толстым слоем дорожной пыли.
Зиити вылила на нее ведро воды.
Она разрешила Орине использовать только одно ведро, потому что второе было приготовлено для Como Dios.
Затем она помогла Орине вытереться и отвела ее в спальню.
Девушка с удовольствием забралась в постель.
Она была измучена долгой дорогой, кофе со снотворным и дальнейшими передрягами.
Вскоре она заснула.


Проснувшись, Орина прежде всего увидела Зиити на коленях возле своей постели.
— Время вы одеться, сеньорита, — сказала она.
Орина протерла глаза.
Она чувствовала себя более или менее отдохнувшей.
Комната была залита солнечным светом, проникавшим через отверстие, которое Орина назвала «мое окно».
Значит, солнце уже садится и день близится к вечеру.
Зиити помогла ей надеть платье, подготовленное Хуаресом.
Оно было выполнено в классических индейских традициях.
Орина видела аналогичные платья на фотографиях и на рисунках, где были изображены статуи, найденные в пирамидах.
Платье, сбитое из мягкого белого материала, держалось на единственной тесьме, которую индианка завязала на ее груди.
Плечи и шея оставались обнаженными.
Талию обвивал толстый пояс, свисающий до земли, а подол был отделан вышивкой — красными и зелеными листьями.
Такими примитивными рисунками мексиканские индейцы украшали свою одежду и жилище.
Орина уже видела подобные листья на ковре в большой комнате пещеры.
Зиити принесла венок из листьев, точно таких же, что были вышиты по краю платья.
Волосы Орины были спутаны, и Зиити достала расческу, чтобы привести их в порядок.
Распущенные волосы укрыли спину девушки до пояса.
Сначала Орина была недовольна и хотела заколоть их по-своему, но потом решила, что это довольно удачный вариант, так как распущенные волосы скроют наготу ее плеч.
— Сеньорита… очень хорошо, очень… красиво. Como Dios понравится!
Орина хотела сказать, что ее меньше всего волнует, понравится ли она Хуаресу.
Но она знала, что индейская девушка ее не поймет, а к тому же считала неприличным выражать свои чувства перед кем бы то ни было.
Кроме того, Зиити, судя по всему, обожала этого человека, который по отношению к Орине вел себя ужасно.
Теперь она одета, через несколько минут ей придется предстать перед ним.
Ее охватила неожиданная паника.
«Что мне делать? О Господи… что мне делать? — мысленно вопрошала она. — Как я могу выйти замуж за этого человека? Как я могу унижаться… перед ним?»
Она вдруг вообразила себя лежащей на кровати в притворном обмороке.
Но тотчас вспомнила, как он говорил, что с радостью поможет ей раздеться.
И вообще, неповиновение ему может обернуться для нее еще большими мучениями.
Зиити проскользнула из соседней пещеры и восторженно сообщила:
— Он ждет, сеньорита… Он готов… Я желаю счастья для вас!
Она упала на колени и поцеловала Орине руку.
Девушка не знала, как на все это реагировать, поэтому, собрав в кулак все свое мужество, уверенно вошла в соседнюю пещеру.
Несколько секунд она в замешательстве смотрела на Хуареса.
Он так изменился, что почти ничего не осталось от того образа, в котором он предстал перед ней в последний раз.
Теперь он был в одежде гаучо, и, надо признать, она неплохо сидела на нем.
Белая рубашка, короткий бархатный пиджак, длинные зауженные брюки и широкий красный пояс, казалось, прибавили ему росту, и сейчас он выглядел гораздо мужественнее, чем раньше.
Мокрые после душа волосы были гладко зачесаны, в то время как раньше он не обращал внимания на свою прическу.
Новоиспеченные жених и невеста стояли молча, как бы заново знакомясь друг с другом, пока Хуарес не промолвил:
— Полагаю, я должен сказать, что ты смотришься совсем неплохо.
Орина уловила в его голосе сарказм.
Презрительно взглянув на него, она сказала по-французски, чтобы Зиити не поняла:
— Я думаю, было бы глупо выяснять отношения перед слугами.
Его ответ неожиданно смутил ее.
— Touche! — воскликнул он, и в глазах его появился загадочный блеск.
Затем он предложил Орине руку, и девушка непринужденно опустила свою ладонь в его.
Люди ожидали на улице, и Орина изумилась, увидев искреннее восхищение на их лицах.
Когда появились молодые, приветственные крики сотрясли воздух.
Солнце медленно садилось.
Небо уже побагровело на горизонте, но над ними оно все еще оставалось голубым… Когда Хуарес и Орина спустились по ступенькам, толпа разверзлась, образуя коридор, чтобы пропустить их.
Дети танцевали впереди и позади них, что-то выкрикивая на языке индейцев, — наверное, желали счастья и радости молодым, так, во всяком случае, показалось Орине.
Вскоре перед ними возникло возвышение.
На нем стояли двое мужчин.
— Я забыл сказать тебе, — прошептал ей на ухо Хуарес. — Мы должны жениться дважды.
— Дважды? — переспросила Орина.
— Меня крестили в католической церкви, — ответил он, — и отец Мигель обвенчает нас в соответствии с католическим каноном. Это будет короткая церемония, если ты, конечно, не очень набожна.
— А другой мужчина? — поинтересовалась девушка.
— Индейцы поклоняются Кецалькоатлю. Ты когда-нибудь слышала о нем?
— Я… ну я читала о нем… в книге… на яхте, — запинаясь, произнесла Орина.
— Это Бог Жизни, Дождя и Утренней Звезды. Множество пирамид и гробниц, найденных на этой территории, были посвящены ему.
Орина молчала.
Она не могла поверить, что это происходит с ней.
Она выходит замуж за ненавистного ей человека с благословения католической церкви, для которой этот брак — вечное и великое таинство.
К тому же их будет сочетать жрец, посвятивший себя Кецалькоатлю, одному из великих местных богов.
Они подошли к платформе.
Теперь Орина заметила за спиной католического священника небольшой алтарь.
На нем стоял плоский камень.
Девушка знала, что это — камень Посвящения.
Он есть у всех пастырей-миссионеров.
Ее отец однажды направил одного из них в леса на северо-западе…
Там не было церкви для местных жителей, и они полностью полагались на приезжих священников.
Орина и Хуарес предстали перед алтарем.
Люди вокруг замолчали.
Они затаив дыхание внимали священнику, проводившему службу, — сначала на испанском языке, потом на латинском.
Впервые в жизни Орина услышала имя человека, за которого выходила замуж.
Алексис Луис взял ее в законные жены и надел кольцо ей на палец.
Орина не удивилась, что он заранее приготовил кольца.
Она только подумала, что ему повезло и кольцо оказалось ей впору.
Они опустились на колени, и священник благословил их.
Потом Хуарес встал и увлек за собой Орину на противоположный край возвышения. Там их ждал индейский жрец — высокий морщинистый старик с ясными глазами.
У него был тихий и глубокий голос.
Хуарес синхронно переводил ритуальные слова.
— Босиком ходящие по земле с лицами, поднятыми к солнцу, мужчина и женщина встретили друг друга под Утренней Звездой и стали частью друг друга.
Его речь была так красива, что Орина невольно заслушалась.
Старик тем временем продолжал:
— Подними свое лицо и скажи: «Этот мужчина — мой Дождь с небес».
Помня, что Кецалькоатль — Бог Дождя, Орина повторила слова жреца.
Тот перевел взгляд на Хуареса.
— Опустись на колени, тронь землю и скажи: «Эта женщина — моя Земля».
Хуарес опустился на одно колено и, положив ладони на землю, произнес:
— Эта женщина — моя Земля.
Потом он встал, и индеец указал на Орину.
Она стала медленно повторять за шепчущим Хуаресом:
— Я, женщина… целую ступни мужчины… дарую ему силу… и мы будем… вместе в сиянии Утренней Звезды.
— Ты должна встать на колени, — едва слышно промолвил Хуарес.
Ей очень хотелось проигнорировать его слова, но она спиной ощутила волнение толпы сзади и каким-то шестым чувством поняла, как много для них значит эта церемония.
Вернее, она ощутила это сердцем.
Хотя совершать такой обряд без любви ей казалось кощунством, она все-таки опустилась на колени и склонила голову.
Глаза ее были закрыты.
Конечно, она не целовала его начищенные ботинки; она поступила подобно французу, когда тот целует руку женщине.
Потом Хуарес коснулся ее волос и медленно сказал по-английски:
— Я, мужчина, целую брови и касаюсь головы этой женщины. Я буду ее миром и ее спасением, и мы будем вместе в сиянии Утренней Звезды.
Затем он поставил Орину на ноги и коснулся губами ее лба.
После этого жрец положил руку Орины на глаза Хуаресу, а его руку на ее глаза и произнес:
— Этот мужчина с его телом и со Звездой его формы повстречал эту женщину с ее телом и со Звездой ее формы, и они едины, и Кецалькоатль благословляет их и соединяет их с Утренней Звездой.
Как только Хуарес перевел последнее слово, он убрал свою руку с глаз Орины, и она убрала свою.
Последние лучи солнца скользнули по небосводу и исчезли за горизонтом.
Великое волшебство предстало перед всеми.
Орина видела его, чувствовала его каждой клеточкой своего тела.
Как будто все вокруг тоже почувствовали это, и в вечернее небо взлетела песня, подхваченная одновременно всеми индейцами.
Жрец воздел руки к небу, словно прощаясь с закатившимся солнцем.
И тотчас в сумраке зажглась первая звезда.
Хуарес повернулся к Орине и взял ее за руку.
Когда они спустились вниз и пошли обратно к пещере, люди вокруг, казалось, обезумели.
Они танцевали, кричали, пели, поднимая вверх руки.
Орина не сомневалась: если бы вместо высушенной земли вокруг здесь росли цветы, люди бросали бы их под ноги молодоженам.
Но вот они подошли к ступенькам.
Хуарес медленно поднимался, оборачиваясь и махая толпе, гудящей внизу.
Волнообразно от нее взмывали вверх возгласы восторга.
Люди были счастливы за своего Сото Dios.
Орина и Хуарес еще долго стояли на последней ступеньке, улыбаясь и приветствуя народ.
Наконец Хуарес увлек ее в пещеру.
В их отсутствие там накрыли стол.
На нем стояли четыре зажженные свечи, освещавшие расставленные кушанья и бутылку странного прозрачного вина.
Орина удивленно смотрела на все это, а Хуарес сказал:
— Боюсь, теперь мы сами должны будем развлекать себя, потому что народ за окнами станет танцевать и петь в течение нескольких часов, — от этого никуда не деться.
Пока он говорил, раздались звуки музыки.
Это была совсем не та музыка, какую она привыкла слушать.
Необычные волшебные звуки заполнили ночь, и, казалось, весь мир затаил дыхание, вслушиваясь в мелодию индейской песни.
Орина мысленно вернулась к только что прошедшим церемониям.
Две разные религии скрепили ее узами брака с мужчиной, которого она ненавидела.
Сначала она молилась Богу, чтобы Он спас ее, не дал свершиться чудовищному браку без любви, но не помог ей.
Потом она преклонила колени перед Кецалькоатлем, индейским божеством, и теперь пыталась понять, откуда взялось воодушевление, охватившее , ее.
Может, так подействовали на нее слова индейского жреца или искреннее ликование окружавших ее людей.
Во время этой церемонии Орина испытала необыкновенное чувство святости всего происходящего.
Возможно, что-то магическое было в голосе жреца, или, быть может, в этом дивном вечернем свете скрывался сам Кецалькоатль, несущий свет Утренней Звезды.
Сейчас, сидя за столом, Орина пыталась внушить себе, что ее обманули, оскорбили, заставили войти в мир, которому она не принадлежит.
Но скоро это наваждение закончится, и все вернется в привычное русло.
Хуарес тем временем разлил в бокалы удивительное прозрачное вино и произнес тост:
— Конечно, в честь такого выдающегося события мы должны выпить за наше счастье. Две религии благословили нас сегодня. Может ли о чем-то большем мечтать человек?
В голосе ее суженого звучала издевка.
Поднимая свой бокал, Орина чувствовала, как сильно ненавидит его, и это чувство подавляло все остальные.
Она пыталась достойно ответить ему, но в голову, как назло, ничего не приходило.
В пещере воцарилась тишина.
И Орина подумала в этот миг, что, какие бы благословения ни получила она от двух богов, сейчас она целиком и полностью находится в руках дьявола.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Похищенная наследница - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Похищенная наследница - Картленд Барбара



моя оценка 6 из 10.начало скучное.
Похищенная наследница - Картленд Барбарааня
23.07.2013, 17.27





Неплохо,но нудновато !
Похищенная наследница - Картленд Барбаравиктория
23.11.2014, 20.10





неплохо. пожалуй, автору не хватило фантазии на яркость сюжета.Трудно было читать вначале тягомотину.Но втянувшись в чтение, дочитала с удовольствием.
Похищенная наследница - Картленд БарбараЛюбовь
29.03.2015, 16.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100