Читать онлайн Поцелуй незнакомца, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй незнакомца - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй незнакомца - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй незнакомца - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Поцелуй незнакомца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Коляска миссис Дэйвисон остановилась перед Эрроу-Хаусом на Беркли-сквер.
Дом, на взгляд Шенды, выглядел очень внушительно. Перед крыльцом на чугунной ограде с вызолоченными остриями висели зажженные фонари. Шенде очень захотелось взглянуть, каков он внутри. Но миссис Дэйвисон, выйдя из коляски, велела кучеру везти Шенду дальше, к леди Граттон.
Ее милость, как оказалось, жила в одном из переулков по соседству с Беркли-сквер в небольшм доме, зажатом между двумя строениями покрупнее.
Дом ее был красиво обставлен. На нижнем этаже находились просторная столовая и маленькая гостиная. На втором – большая гостиная. А над ней – спальня леди Граттон, выходившая окнами во двор, подальше от уличного шума. Похоже было, что Шенде придется спать в мансарде.
Но к счастью, комнат для прислуги в мансарде оказалось всего три, две из них были заняты горничными, а в третьей жила камеристка миледи, до сих пор лежавшая в кровати со сломанной ногой.
Поэтому Шенде было сказано, что ей придется расположиться в маленькой спальне напротив спальни хозяйки. Рядом, за стенкой, находилась гардеробная, которой пользовался сэр Генри, когда бывал дома. Комнатка была крохотная. Да еще одну стену целиком занимал громоздкий шкаф, набитый платьями миледи. Когда Шенда вошла, она увидела, что кровать, на которой ей предстояло спать в этом доме, завалена шляпками хозяйки. С помощью одной из горничных их удалось рассовать по коробкам и поставить на шкаф. Но все равно комнатка оказалась очень тесной.
Зато отдельная, утешила себя Шенда.
Слава Богу, что не поселили с одной из горничных или с больной камеристкой.
Она распаковывала сундуки леди Граттон и вешала ее наряды в шкаф, когда наконец та прибыла домой. Ослепительно красивая, нарядная, она приблизилась к Шенде, и девушку передернуло от отвращения.
– Как только все разберешь, – властно распорядилась леди Граттон, – я покажу тебе, какие платья надо перешить. И сделай это как можно скорее.
Шенда уже готова была возразить, что ей здесь недостаточно места для работы. Но вовремя спохватилась. Ведь близость хозяйской спальни для нее очень удобна, если она хочет выведать здешние секреты. Поэтому она послушно достала все вещи леди Граттон из сундука, который потом унес лакей, а сама отправилась в свою комнату и стала ждать дальнейших распоряжений ее милости. Груда платьев для переделки оказалась огромной. Но нет худа без добра: можно будет объяснить остальным слугам, что при таком количестве работы она должна есть отдельно от всех, у себя в комнате. Им конечно не понравится, что придется носить ей еду наверх. С другой стороны, Шенда чувствовала, что в доме леди Граттон слуги много хуже, чем в замке Эрроу, и, кажется, не питают любви к своей хозяйке.
Ужин, который ей наконец принесли, был, как и следовало ожидать, холодный и довольно невкусный. Но Шенда сказала себе, что должна идти на жертвы, если хочет помогать графу. Она думала о нем и совершенно не замечала, что она ест. «Я должна, непременно должна ему помочь!» – только и было у нее в мыслях.
Когда леди Граттон поднялась к себе в спальню, чтобы лечь спать, Шенда заставила себя, раздевая ее, быть с ней приветливой.
Два престарелых господина, которые были сегодня в гостях к ужину, как выяснила Шенда из болтовни хозяйки. приходились ей родственниками в Лондоне они недавно. Для Шенды они интереса не представляли, так что она лишь мельком взглянула на них сверху сквозь перила, когда они переходили из столовой в гостиную. К тому времени, когда леди Граттон пришла ложиться спать, она едва держалась на ногах от усталости. День был не из легких. К тому же, непривычно тесные стены небольшого дома казались Шенде в ее нервном состоянии стенами тюрьмы, из которой еще неизвестно как выбраться.
Но зачем давать волю фантазии? Шенда утешилась тем, что взяла на руки Руфуса и прижала к груди, радуясь его горячей преданности.
Пока леди Граттон с гостями ужинала, Шенда выходила с Руфусом погулять по переулку. Ее так и подмывало спуститься на Беркли-сквер и еще раз посмотреть на Эрроу-Хаус. Но что если граф случайно увидит ее? Как бы он не подумал, будто она за ним подглядывает и пренебрегает своими обязанностями.
Теперь, лаская Руфуса, Шенда шепнула ему на ушко:
– Мы с тобой недолго здесь пробудем, вот увидишь. Я же знаю, что тебе хочется обратно в замок. И мне… тоже.
Она задумалась, припоминая, как красив был граф, когда стоял перед греческим храмом и ждал ее. Он сам походил на греческого бога, например на Апполона, приносящего свет всем, кто поклоняется ему. Потом Шенда вспомнила их поцелуй в лесу. Увы, больше это никогда не повторится. Как только она перестанет быть ему полезной, этот поцелуй останется ее единственным воспоминанием.
«Если рассуждать здраво, – сказала себе Шенда, – то надо бы мне покинуть замок и уехать куда-нибудь далеко-далеко». Но она знала, что, кроме как к дяде, ей уехать некуда. И остается, пока возможно, держаться за место швеи в замке.
Шенда помогла леди Граттон переодеться на ночь и думала, что та теперь ляжет в постель. Но ее милость, облачившись в одну из своих прозрачных ночных сорочек, к удивлению Шенды, сказала:
– Подай-ка мне теплый пеньюар, он висит в шкафу, синий, атласный, с кружевной оторочкой.
Когда леди Граттон закуталась в принесенный пеньюар, Шенда увидела, какой он нарядный и богатый, и подивилась, зачем он понадобился ее милости, когда не перед кем покрасоваться?
И в это время леди Граттон сказала ей:
– Теперь можешь идти спать, ты мне больше не понадобишься. Разбудишь меня, как всегда, в десять, но сама, я надеюсь, подымешься пораньше и займешься платьями, которые я для тебя отобрала. После завтрака можно будет устроить примерку.
– Слушаю, миледи, – ответила Шенда.
Она еще раз оглядела спальню, убедилась, что все в порядке, и вышла, плотно прикрыв за собой дверь.
В комнате напротив ее ждал Руфус. Он радостно запрыгал при ее появлении. Шенда посадила его на кровать и переоделась в хорошенькую ночную рубашку, которую когда-то ей сшила мама. Поверх рубашки она надела халатик из тонкой шерстяной ткани, совсем простой, украшенный только рядом перламутровых пуговок и узкой полоской кружева вокруг воротничка. Этот халатик служил ей уже не один год, он был совсем девчоночий, но зато теплый и уютный, а она собиралась еще почитать перед сном.
Шенда уселась на кровать и только успела придвинуть свечку, как вдруг послышался звук открываемой напротив двери. По-видимому, леди Граттон надумала зайти к ней и о чем-то еще распорядиться. Если она увидит Руфуса на кровати, то, конечно, будет недовольна. Шенда схватила Руфуса на руки и собралась опустить его на пол, но услышала, что ее милость прошла мимо ее двери и спускается по лестнице.
«Что ей могло понадобиться?» – изумилась Шенда. И как странно, что она, пальцем не желавшая пошевелить, не зовет ее, а идет за чем-то сама. Шенда порадовалась, что на какое-то время ограждена от окликов и повелений и не должна ежесекундно повиноваться той, кого презирает и ненавидит. Она знала, что ее родители были бы оба возмущены ее близостью к такому подлому созданию. И вообще тем, что она играет роль служанки. И что очутилась в Лондоне.
Впрочем, батюшка бы, конечно, понял ее желание помочь победе над Наполеоном, у которого сейчас под пятой вся Европа. Разве не жутко представить себе, что этого тирана, чья жестокость навела ужас на всю Англию, отделяют от окончательного торжества лишь корабли Британского флота?
– Дай нам, Господи… одержать победу! – прошептала Шенда.
В эту минуту она услышала, что к дому подъехала карета. Удивившись – ведь было уже очень поздно – Шенда встала с кровати и подбежав к окну, слегка отодвинула занавеску. Внизу стояла карета, с кучером на облучке и с ливрейным лакеем, который соскочил с запяток и как раз открывал дверцу. На глазах у Шенды из кареты вылез мужчина, она сначала подумала, что это сэр Генри Граттон неожиданно приехал домой. Недаром же леди Граттон спустилась ему навстречу в ночном неглиже. Значит, она его ждала.
Опустив край занавески, Шенда задула свечку и сунув ноги в бархатные, в тон халата, ночные туфельки, осторожно, медленно повернула ручку двери. От страха у нее громко колотилось сердце. Она выглянула: дверь напротив по-прежнему стояла приоткрытая, значит хозяйка в свою комнату не возвращалась. Шенда, неслышно ступая, вышла на площадку и, став так, чтобы ее не было видно снизу, прислушалась.
Раздался дробный стук в парадную дверь, слабый, чтобы не потревожить спавших в полуподвале домашних слуг. Вот шаги – это леди Граттон спускается по ступенькам из гостиной в холл. Проскрежетал ключ в замке, в отворившуюся дверь с улицы упал сноп света. Снова шаги. Дверь осторожно закрыли. И голос леди Граттон тихо произнес:
– Я уж думала, вы меня забыли!
– Вы должны меня извинить, mа cherie, – ответил мужской голос. – В Адмиралтействе была запарка, и я никак не мог уйти раньше.
– Неважно, вы здесь, а остальное не имеет значения, – отозвалась леди Граттон. – Поднимемся в гостиную.
Стало слышно, как они прошли по лестнице и закрыли за собой дверь гостиной. Шенде было ясно, что необходимо узнать, о чем у них пойдет разговор. Гость безупречно говорил по-английски, но от ее внимания не ускользнуло французское обращение, и она поняла, что это именно тот человек, которого разыскивает граф.
Медленно и бесшумно ступая по мягкой ковровой дорожке, Шенда спустилась по лестнице с верхнего этажа и застыла, прижавшись к стене, у двери в гостиную. К счастью, двери в этом доме были тонкие, не то что массивные цельные плиты из красного дерева в замке Эрроу. Шенда услышала, как леди Граттон со смехом говорит своему гостю, по-видимому, в ответ на его вопрос:
– О да, я превосходно провела там время, и граф, как я вам и обещала, влюбился в меня по уши.
– Превосходно, поддерживайте его в этом состоянии, – густым басом отозвался мужчина.
– Выпейте бокал шампанского, – предложила леди Граттон. – И после этого мы поговорим о делах.
– Но сначала я должен вам сказать, что у вас чревычайно соблазнительный, очаровательный вид. Я от вас без ума. И страшно соскучился, ma petite!
На мгновение стало тихо, Шенда поняла, что гость обнял леди Граттон и они целуются. Потом он опять заговорил, еще более низким голосом, чем раньше:
– Скорее, бокал вина! Mon Dieu! Говорят, французы склонны к красноречию. Но адмиралам и политикам тоже свойственна эта слабость, разговорятся, так их не остановишь.
Раздался серебристый смех леди Граттон. Шенда услышала, как мужчина прошел в другой конец комнаты к столику, на котором стояли вина. Звякнул хрусталь. И снова шаги – гость опять подошел к леди Граттон и подал ей наполненный бокал.
– Выпьем, mа cherie, за ваши прекрасные глаза и очаровательный рот, и за ваше соблазнительное, великолепное тело!
Снова послышался смех леди Граттон.
– Вы, Жак, как всегда, выражаетесь очень поэтично.
– Можно ли говорить иначе, когда находишься подле вас? – ответил он.
Теперь, как могла понять Шенда, они пили вино. Потом Жак, как назвала своего гостя леди Граттон, нетерпеливо осведомился:
– Ну, так какие у вас для меня новости? Только говорите, пожалуйста, по-французски, так надежнее. Но леди Граттон ответила со смехом:
– Здесь вы можете ничего не опасаться! И к тому же, вы ведь всегда дразните меня за плохой выговор.
– На самом деле я просто обожаю ваш ломаный французский язык, как обожаю в вас все! – заверил ее Жак. – Так, какие же у вас для меня известия?
Леди Граттон, видно, собралась с мыслями не сразу и ответила на весьма плохом французском, с сильным английским акцентом:
– Граф сам не вполне уверен, но я так поняла из его слов, что, по его данным, Тайная экспедиция направляется в Вест-Индию.
Жак довольно крякнул.
– Точно так же полагает и Бонапарт. Он будет в восторге, оттого что его предположение, как всегда, оправдалось. – Он громко, всей грудью вдохнул и продолжал: – Я слышал на днях от знакомых, что император намерен нагнать страху на Даунинг-стрит, чтобы здесь с испугу рассредоточили свои скромные боевые силы. Теперь он сможет убедиться, что этот замысел ему удался!
Шенде показалось, что он говорит не с находящейся рядом женщиной, а скорее с самим собой. Леди Граттон вкрадчиво произнесла:
– Я рада, что вы довольны, Жак.
– Я в восторге, – отозвался он.
– И я… получу… обещанную награду? В ее взволнованном голосе прозвучала неприкрытая алчность.
– Ну, разумеется, – ответил Жак. – Зная, что вы никогда меня не подводили, я даже захватил с собой обещанное.
– Пятьсот фунтов? – с придыханием переспросила леди Граттон.
– Они самые.
Стало тихо, потом послышалось шуршание. Жак вынул что-то из кармана.
– Ах, Жак, это чудесно! – воскликнула леди Граттон. – Мне как раз требовалась такая сумма, чтобы купить себе одну очень-очень нужную вещь. Благодарю вас! Вы добрый, настоящий друг.
Она говорила по-английски, но вопрос, который задал ей собеседник, был произнесен по-французски:
– А что насчет Нельсона? Снова стало тихо, а потом леди Граттон ответила:
– Увы, тут я не смогла добиться толку от его сиятельства. Честно сказать, я подозреваю, что местонахождение адмирала ему и самому неизвестно.
– Вы не допускаете, что ваши расспросы могли возбудить у него подозрения? – в голосе француза вдруг прозвучали жесткие угрожающие ноты.
– Нет, нет! Разумеется, нет! – поспешила с ответом леди Граттон. – Что же подозрительного может быть в том, что женщина интересуется нашим самым прославленным флотоводцем.
– Да, о нем, должно быть, все говорят? – сказал Жак.
– Ну конечно! Хотя на мой вкус, во всех этих героях нет ничего интересного, тем более если они так много времени проводят в плавании, что я уж и не помню, как они выглядят.
Раздался смех Жака.
– Но все-таки продолжайте свои попытки, – отсмеявшись, распорядился он. – Французам очень важно узнать, где находится этот человек. Он уже достаточно неприятностей причинил нам, вдруг появляясь в тех местах, где его меньше всего ожидали.
– Я постараюсь, – пообещала леди Граттон. – Я ведь всегда стараюсь выполнить то, о чем вы просите.
– В конце недели у меня будут еще вопросы, – сказал ей Жак. – И любые полезные сведения, какие вам удастся раздобыть, будут щедро оплачены.
– Ах, вы так любезны! – восторженно отозвалась леди Граттон.
Притаившаяся за дверью Шенда вдруг услышала подле себя сопение – это Руфус вышел из комнаты вслед за нею и легонько фыркнул, словно чихнул, видно пыль попала ему в нос. Не успела Шенда опомниться и схватить его на руки, как дверь в гостиную с силой распахнулась, и она оказалась лицом к лицу с незнакомым мужчиной.
– Кто вы такая? Что вы здесь делаете? – резко спросил он, и голос его в темноте прозвучал громко и грозно
В первую секунду Шенда ничего не соображала кроме того, что от этого человека исходит опасность. Если он решит, что она следила за ним, он может напасть на нее. Сердце у нее замерло, перехватило дыхание.
Но тут она спохватилась, что если он разоблачит ее, подозрение его падет на графа. И тут, словно покойный батюшка ее надоумил, она вдруг сообразила, как надо ответить:
– Я… прошу меня простить… если я вас побеспокоила, сэр, – дрожащим детским голоском пролепетала она, – но моя собачка… просится погулять, и я… я иду с ней на улицу.
Одно страшное мгновение ей казалось, что француз не поверил. Он сделал еще шаг к ней, но увидел собаку и, наверное, из-за этого остановился. А тут подоспела леди Граттон и сказала из-за его спины.
– Не беспокойтесь. Это всего лишь моя камеристка.
Шенда, словно в жутком сне, сделала маленький реверанс и пошла вниз по лестнице, держась за перила. Но, закрывая за собой дверь, он тихо сказал пофранцузски:
– Il faut la tuer!
Шенда уже схватилась за ручку входной двери, когда до ее сознания дошел смысл этих слов. Словно приговор, написанный у нее перед глазами огненными буквами: «Уничтожить». Ей стало так страшно, что на миг у нее отнялись ноги. Но Руфус уже выскользнул в приоткрытую дверь, и она поневоле вышла вслед за ним.
Лакеи на козлах дожидающийся у крыльца кареты смотрели на Шенду с изумлением. А она, словно направляемая чьей-то властной рукой, сдержала шаги и заставила себя неторопливо и спокойно пройти мимо. Но в душе у нее царил ужас: «Il faut la tuer!»
Этого и следовало ожидать от бонапартовского шпиона, естественно, что он не захочет рисковать.
Шенде показалось, что она целый час шла до угла Беркли-сквер. Но вот наконец и площадь. Кареты со слугами шпиона больше не видно. И тогда Шенда бросилась бежать. Никогда в жизни она не мчалась с такой скоростью. Добежав до графского дома, она увидела, что фонарь у подъезда еще горит. Она перевела дух. Но тут ей пришло в голову, что лакеи в карете могли двинуться следом за нею, и тогда – о ужас! – они будут знать, в какой дом она зашла. Она опасливо оглянулась через плечо: слава Богу, на залитой лунным светом площади – ни души.
Шенда взбежала по ступеням крыльца и осторожно, едва-едва, стукнула дверным молотком, чтобы громкий стук не разнесся по пустынной площади. А то еще услышат лакеи у дверей леди Граттон или даже сам ее гость.
Прошел, кажется, целый век, прежде чем дверь отворилась. Выглянул ночной швейцар, глаза у него были мутные, верно, он спал в мягком кресле, поставленном для него в холле. Шенда присмотрелась и, к своему великому облегчению, узнала слугу из замка, которого знала много лет.
– Его сиятельство… дома… Джеймс? – срывающимся голосом спросила она, и не дожидаясь ответа, протиснулась к нему в приоткрытую дверь. – Неужели это вы, мисс Шенда, – изумился слуга. – Его сиятельство дома, вон там. – Он указал рукой на дверь в дальнем конце холла. – Вот ужо, запру дверь и пойду доложу ему о вас.
Но Шенда не стала ждать, пока он справится со щеколдой, а бросилась через холл и распахнула дверь комнаты, в которой, как ей предстояло узнать впоследствии, находился хозяйский кабинет.
Граф стоял у окна, выходящего на маленький дворик позади дома. На шум он резко обернулся.
Шенда совсем потеряла голову от испуга и, ища у графа защиты, подбежала и прижалась к его груди.
– Я… я узнала… вашего шпиона! – задыхаясь, проговорила она. – И он собрался… меня… убить!
Речь ее звучала невразумительно, но разве это важно? Важно, что он рядом и – он ее защитит? Шенда уткнулась лицом ему в плечо.
Он обнял ее и ощутил, что она вся дрожит.
– Не бойтесь, – проговорил он тихонько. – Он не сможет причинить вам вреда.
– Он… сказал: «Il faut la tuer!», – шепотом, обмирая, повторила Шенда страшные слова. Она хотела, чтобы граф понял, как опасны и беспощадны шпионы Бонапарта.
– Он и вас… тоже может… убить! – прошептала она ему.
И потому, что ей было так жутко и она боялась не только за себя, но и за него, она горько разрыдалась.
Граф прижал ее к груди. Только теперь он понял, что чувства, которые у него вызывала Шенда, он еще не испытывал ни к одной женщине. Ему хотелось оберегать ее, заботиться о ней. И больше всего хотелось оградить ее от таких отвратительных явлений, как продажность Люсиль, как жестокость наполеоновских наймитов, как развратный лондонский высший свет, в котором нет места невинности и чистоте.
И, прижимая к себе заливающуюся слезами Шенду, граф понял, что влюблен, страстно и навсегда.


Люсиль Граттон налила себе еще бокал шампанского. И, поднеся его к губам, увидела, что Жак стоит у закрытой двери гостиной и лицо его мрачно.
– Не хмурьтесь, Жак, – сказала она. – Эту девушку я привезла из деревни, так как она хорошо шьет. Она молода, глупа и совершенно безобидна.
– Но вы говорили, что у вас в доме никто не может нас подслушать! – укоризненно проговорил Жак.
– Откуда же мне было взять, что деревенская дурочка вздумает в эту пору выводить погулять свою собачку?
– Она опасна! – воскликнул Жак. – Завтра утром я пришлю пилюли, и проследите, чтобы они попали ей в пищу или в питье.
– Значит, вы всерьез хотите ее убить?
– Уничтожить – это более верно слово.
– Ах, право, Жак, – попробовала было возразить леди Граттон. – Нельзя же чтобы у меня по всему дому валялись трупы. Стоит только кому-то проведать и пойдут разговоры, разве вы не понимаете? И потом, она же из замка Эрроу,
– Люди из замков тоже смертны, – язвительно произнес Жак. – А у вас появится повод выразить графу соболезнование и наглядно показать ему, как вы огорчены, что он лишился служанки.
– Вот еще! – надула губки леди Граттон. – Как я могу думать о слугах, когда вы со мной?
Она поставила бокал с шампанским и обвила руками его шею.
– Милый Жак, – проговорила она томно. – Больше всего вы нравитесь мне на ложе любви.
Он не сразу поддался соблазну. Но потом все же спросил изменившимся голосом:
– Так вот чего вы хотите?
– Могу ли я не хотеть этого, когда рядом со мной – вы?
Она потянулась к нему губами и, целуя, удостоверилась, что привела его в возбуждение.
– Пойдемте наверх, – шепнула она. – Эта противная девчонка уже, должно быть, закрылась у себя.
Жак задержался, чтобы налить себе еще вина, а леди Граттон пошла к двери. С площадки она увидела, что входная дверь по-прежнему полуоткрыта, и шепотом сказала ему через плечо:
– Она еще не возвращалась. Так даже проще. Идемте наверх, и закройте за собой дверь гостиной.
Он так и сделал. Но на площадке помедлил, глядя вниз на приоткрытую входную дверь.
– Жак! – тихим гортанным голосом позвала Люсиль, и в ее призыве прозвучало столько страсти, что противиться ей долее у него не осталось сил. И хотя на душе у него было неспокойно, он быстро взбежал по лестнице и скрылся в спальне.


Граф подвел Шенду к оттоманке возле камина и принес ей с подноса стакан грога. Она отрицательно затрясла головой но он с мягкой настойчивостью сказал:
– Отпейте немножко. Вам станет легче.
Напиток был сильно разбавлен» но все равно обжег ей горло. Шенду поневоле передернуло. Однако дурноту и ощущение полной безнадежности как рукой сняло. Она тыльной стороной руки принялась утирать слезы, и он дал ей свой платок. Ей вспомнилось, как он в Рыцарском лесу перевязал лапку Руфусу. И тут только, впервые с той минуты, как она бегом через площадь бросилась к Эрроу-Хаусу, она спохватилась: где Руфус? Песик мирно лежал у ее ног.
– Это Руфус… меня… спас! – сказала Шенда графу.
Он обнял ее за плечи.
– А теперь расскажите, как все было, с самого начала.
Шенда, виновато улыбнувшись, стерла последние слезы.
– Простите меня, пожалуйста.
– Вам не за что просить прощения, – ответил ей он. – Вы держались удивительно храбро, но сейчас надо позаботиться о том, что делать дальше. Так что расскажите мне все подробно.
Шенда робко начала рассказ, ни на миг не переставая чувствовать у себя на плечах его руки. Она передала ему все, что видела и слышала в доме леди Граттон. И только дойдя до того, как леди Грат-тон сообщила Жаку то, что узнала про Тайную экспедицию, Шенда замялась. Она в замешательстве смотрела на графа и не могла вымолвить ни слова.
– Что же она ему сказала? – мягко спросил граф.
– Будто вы… рассказывали ей… что Тайная экспедиция… направляется… в Вест-Индию.
Говоря это, она смотрела в сторону.
А затем, подняв на него глаза, горячо заключила:
– Но ведь вы… вы же не могли… их предать?
– А вы что же, поверили, что я их предал?
– Н-нет… но она… это она так сказала… а тогда откуда же она… могла знать?
– Она солгала, – уверенно ответил граф.
– Это… правда?
– Совершенная правда. И могу теперь вам открыть, в Адмиралтействе как раз этого и добивались, чтобы Наполеон Бонапарт так думал.
Шенда облегченно вздохнула.
– Неужели вы могли поверить, – сказал граф, – что я настолько глуп, чтобы, даже получив ваше предостережение, сообщить леди Граттон секретные сведения и подвергнуть опасности наши суда и наших моряков?
Шенда уловила в его голосе укор и, устыдившись, спрятала лицо у него на плече.
– Простите меня… – прошептала она. – Я знала, что… нарочно вы… этого не сделаете, но… думала, может быть, она… как-то вас… заколдовала… или подсыпала снадобья, чтобы… вы говорили во сне.
– Ни того, ни другого, – хмуро ответил граф. – Рассказывайте же дальше.
Обрадованная его объяснением, Шенда быстро и без заминок довела свой рассказ до конца. Только когда дошла до подслушанной у двери французской фразы, которая была ее смертным приговором, голос ее снова задрожал.
– Я… не хочу… умирать, – грустно, прошептала она.
– А этого и не будет, – ответил он. – Во всяком случае, еще много-много лет!
– Вы… вы защитите меня?
– И вы еще можете в этом сомневаться? Когда сами держались так замечательно, с таким совершенным, бесподобным мужеством?
– А вы знаете… кто этот… шпион?
– Да, я знаю, кто он. И умрет – он, а вовсе не вы, моя любимая!
Задавая вопрос, Шенда заглянула ему в лицо, теперь глаза ее расширились, губы дрогнули.
– Что… что вы… сказали? – еле слышно пролепетала она.
– Я назвал вас «моя любимая», – повторил граф, – потому что это давно уже так и есть, хоть я и старался, как м мог, противиться своему чувству. Я люблю вас, Шенда, и хочу знать, какие чувства вы питаете ко мне.
Шенда подняла к нему лицо, и его губы прижались к ее губам. Он поцеловал ее, как тогда в лесу. Но только это был уже совсем другой поцелуй – требовательный, властный, в нем была страсть и в то же время боязнь потерять ту, которую он любит.
А Шенде казалось, что над нею разверзлись небеса и в сердце ей сыплются звезды. Его губы пробудили в ней волнение, как и тогда, в первый раз, но теперь, когда она знала, что любит его, волнение это было стократ сильнее и упоительнее.
Он целовал ее, а она чувствовала, что принадлежит ему не только всем сердцем, но и всем своим существом.
Когда он оторвался от ее губ, она сумела выговорить несвязно, но с таким восторгом, какого графу никогда еще не доводилось слышать в женском голосе:
– Я вас люблю… люблю! Но я не понимаю… как вы… можете… любить меня?
– Чего же тут не понимать? – ответил граф. – И я обещаю вам, мое сокровище, что больше ничего такого, как в эти дни, с вами не случится. Я не допущу, чтобы вас опять коснулась какая-то опасность и угроза.
– Но я… сама хотела… вам помочь.
– Знаю. И вы выказали редкую храбрость. Но теперь вы должны понять, что мне надо действовать безотлагательно, иначе этот пособник Наполеона улизнет.
Шенда, сидевшая в блаженной задумчивости, заставила себя отвлечься от его поцелуев и подумать о недавних событиях.
– Я… когда ушла… не закрыла за собой входную дверь… они поймут, что… я не вернулась, – вспомнила она.
Граф, словно ограждая от опасности, еще крепче прижал ее к груди. А затем поднялся и Шенда увидела по его лицу, что теперь он вступает в бой.
– Я отведу вас наверх, – сказал он, – и вы ляжете спать. Здесь вы в безопасности, я скажу моему слуге, который был со мной в море, чтобы он охранял вас.
– Вы меня покидаете? – тихо проговорила Шенда.
– Я еду к лорду Барэму, чтобы сообщить ему, что вы разрешили его загадку. Дальнейшее он возьмет на себя, и тогда… – Он вдруг замолчал. – А тем временем, – закончил он фразу, как бы про себя, – этот негодяй успеет скрыться.
Он сказал это таким тоном, что Шенде стало страшно.
– Что же вы… намерены делать? – робко спросила она.
Но граф не ответил. Он уже решительными шагами выходил из комнаты. Внизу он приказал слуге, вскочившему из мягкого кресла навстречу хозяину:
– Разбудите всех мужчин в доме. Пусть немедленно оденутся. Поспешите, нельзя терять ни мгновения!
То был приказ человека, привыкшего повелевать.
Джеймс бросился со всех ног по коридору, который вел в кладовую и дальше в комнаты, где спали слуги-мужчины.
Тем временем из гостиной спустилась Шенда и стала рядом с графом. Он взял ее за руку и повел наверх в комнату, которая, как догадалась Шенда, служила в доме графской спальней, – просторную и богато обставленную, но все-таки ей было далеко до графской спальни в замке. Здесь их встретил худощавый крепкий человек небольшого роста, в котором с первого, взгляда можно было угадать моряка. Он сразу вытянулся перед графом.
– Хокинс, – сказал граф. – Мисс Шенде грозит опасность. Пока я не вернусь, пусть она спит в моей постели. Возьми пистолет и стреляй во всякого, кто вздумает войти сюда и ее потревожить. Ты меня понял?
– Да, милорд, – ответил Хокинс. Граф обратился к Шенде.
– Здесь вы будете в безопасности, я ручаюсь.
– Но и вы… тоже… поберегите себя!
Шенде вдруг стало смертельно страшно за него. Но он улыбнулся, и не успела она больше ничего сказать, как его уже не было в комнате, только быстрые шаги раздались по коридору и вниз, по лестнице.
По движению в доме можно было понять, что все мужчины уже собрались в холле и ждут появления графа?
Шенде мучительно захотелось побежать вслед за ним, она вдруг почувствовала себя одинокой и брошенной и, не зная, что делать, смиренно стояла посреди графской спальни. Перед ней возвышалась огромная кровать под балдахином с тяжелыми занавесями и с гербом графов Эрроу над изголовьем.
– Полезайте-ка в постель, мисс, вот что, – сказал ей крепыш Хокинс. – Его сиятельство себя в обиду не даст, не из таковских, он и нас, сколько я состою при нем, никогда в обиду не давал, за своих горой.
– А вдруг… вдруг француз… в него выстрелит? – обмирая от страха, прошептала Шенда.
Хокинс усмехнулся.
– Можете ставить последний пенни, что его сиятельство в таком разе выстрелит первым! Ну, давайте, укладывайтесь, мисс, приказ есть приказ, его надо выполнять.
Шенда поневоле рассмеялась. И уже не стесняясь, забралась под одеяло, которое Хокинс для нее откинул. Потом он заботливо укрыл ее, совсем как ее старая няня!
– Ну, вот. А чтоб вы не беспокоились, знайте, что я сижу тут же за дверью с пистолетом в руке, и ежели кто вздумает прошмыгнуть сюда, получит от меня порцию свинца прямо в сердце. Я стреляю метко, промаха не даю, хоть и не мне, конечно, это говорить, самого себя расхваливать.
Шенда постаралась ему улыбнуться.
– Спасибо… мне теперь… ничего не страшно.
Хокинс задул свечку и пошел к двери.
– Доброй вам ночи, мисс, и дай нам Бог завтра с утречка попутного ветра.
Наверно, подумалось Шенде, так он всегда говорил графу в плавании. Смежив веки, она сразу же представила себе, что граф снова ее обнимает и целует, ощутила его губы на своих губах…
– Я люблю его… люблю! – прошептала она. Если и он отвечает любовью, на ее любовь, значит, исполнились все ее мечты.
Вот только, может быть, это всего лишь сон?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поцелуй незнакомца - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Поцелуй незнакомца - Картленд Барбара



Сопли, сопли, сопли: 2/10.
Поцелуй незнакомца - Картленд БарбараЯзвочка
18.03.2011, 0.40





мне понравилось , хотя что -то подобное про девушку и собачку я уже читала. Сказка про Золушку всем женщинам нравится.
Поцелуй незнакомца - Картленд БарбараСофи
15.11.2013, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100