Читать онлайн Плененное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Плененное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая



Принцесса Уэльская оказалась даже красивее, чем Сабина могла себе представить по всем описания, которыми пестрели газеты. Ее очарование и грация превзошли все ожидания. Каждое движение было таким плавным, что все окружающие женщины казались неуклюжими. А ее улыбка околдовывала любого человека, которого она ею одаривала.
Сейчас принцесса улыбалась Сабине, которая поднималась из глубокого поклона.
— Значит, это ваша невеста, лорд Тетфорд, — сказала она с приятным акцентом. — Вы счастливчик. Мне кажется, что вы не нуждаетесь в наших пожеланиях счастья.
— Благодарю вас, ваше высочество, — ответил Артур.
— В то же время и принц, и я очень сердиты на вас, — продолжила принцесса.
— Сердиты, ваше высочество? — в смятении переспросил Артур.
— Да, конечно. Вы не сообщили нам, что ваша матушка живет в Монте-Карло. Мы только сегодня за обедом узнали от князя Шарля, что она не только здесь живет, но у нее самый красивый сад на всем побережье. Почему вы это держали от нас в секрете?
— Это не секрет, ваше высочество, — промямлил Артур. — Я не думал, что вам это будет интересно.
— Вы ошиблись. Нас это, конечно же, интересует, — возразила принцесса. — Королева часто вспоминает вашу матушку и очень без нее скучает. Принц и я обязательно найдем время, чтобы посмотреть ее сад и виллу, тогда мы сможем в подробностях рассказать обо всем ее величеству, когда вернемся домой.
— Это большая честь для моей матери, ваше высочество.
— Тогда вы должны это для нас устроить, лорд Тетфорд, — заявила принцесса, потом повернулась к Сабине и сказала:
— Скажите мне, мисс Вэнтедж, когда вы намереваетесь сочетаться браком с лордом Тетфордом?
— В июне, сударыня.
— В таком случае я надеюсь, что вы пригласите нас с принцем на свадьбу, — улыбнулась принцесса.
Сабина пробормотала слова благодарности и опять поклонилась, потому что принцесса отвернулась и заговорила с кем-то другим. Она чувствовала руку Артура на своей, когда они проходили через толпу танцующих гостей. Потом они вышли из зала к лестнице, ведущей в сад.
— Их королевские высочества необыкновенно добры, — сказал Артур. — Давайте выйдем в сад ненадолго. Здесь так жарко.
Сабина внезапно почувствовала нежелание опять проходить мимо цветов и китайских фонариков, поскольку теперь там ее уже не ждет цыганский король. Но ей не удалось быстро придумать удачное объяснение, почему она не хочет идти в сад, и пришлось последовать за ним вниз по лестнице, потом через внутренний дворик и, наконец, в тенистый, благоухающий сад.
Артур провел ее к ближайшей беседке. Сабина села на скамью, на которой лежали мягкие подушки.
— Все очень хорошо прошло, — сказал он с одобрением в голосе, и Сабина поняла, что Артур был сверх меры доволен собой и добротой принцессы.
— Они действительно приедут на нашу свадьбу? — спросила Сабина.
— Я всегда надеялся, что раз я состою при дворе, они окажут нам честь своим присутствием, — ответил Артур. — Но сказать наверняка невозможно до тех пор, пока они конкретно не попросят пригласить их.
— Мне… это кажется ужасным, — пробормотала Сабина.
— Нет никаких причин беспокоиться, — ободряющим тоном заявил Артур.
— Но из-за этого наша свадьба становится таким важным событием, — запротестовала Сабина. — Меня бросает в дрожь при одной только мысли о том, что они будут присутствовать.
— А я лично был бы очень доволен, — сказал Артур.
Он немного помолчал, а потом продолжил:
— Я чувствую, что последние несколько дней вы здесь не очень счастливы, Сабина.
Девушка хотела возразить, но, взглянув ему в лицо, освещенное китайским фонариком, с изумлением обнаружила, что Артур смущен. И, судя по всему, хочет извиниться перед ней.
— Мне не хотелось вовлекать вас в конфликт между мной и моей матерью, — продолжал он. — Но, возможно, это к лучшему, и вы больше не будете оставаться в неведении насчет наших отношений.
— Ваша матушка была очень добра ко мне, — сказала Сабина.
— Конечно, я и не ожидал, что она поступит по-другому, — ответил Артур. — В конце концов, именно мама настаивала на вашем приезде сюда.
— Но вы же видели, как прекрасно все для меня сложилось? — спросила Сабина.
— Я очень рад, что вы здесь развлеклись, — сказал Артур тоном, не терпящим возражений. — Но после того как мы поженимся, вы больше не будете встречаться с моей матерью.
— Но я хочу с ней встречаться, — запротестовала Сабина. — Она такая добрая, славная и очень, очень великодушная.
Артур на мгновение сердито поджал губы.
— Мне кажется, вы не совсем понимаете, — сказал он. — Для меня и нее невозможно поддерживать отношения, обычные для матери и сына.
— Но почему? Почему? — спросила Сабина. — Ведь уже давно все кончено.
— Я никогда не прощу того, что она сделала, никогда! — сказал Артур горько.
— Я вижу, на вас не произвело впечатления, что никто ничего не узнал, судя по тому, как с ней был добр принц, — сказала Сабина.
— Это, конечно, большое облегчение, — согласился Артур. — Но неужели вы не можете понять, через что мне пришлось пройти за все эти годы? Постоянно думать, что скажут люди, о чем они шепчутся за моей спиной, ждать, что в один миг моя карьера при дворе может рухнуть из-за того, что моя мать связалась с женатым человеком. Да, женатым!
В его голосе было столько страсти и гнева, что Сабина почувствовала страх. Но потом с мужеством, которого она в себе не подозревала, девушка тихо сказала:
— Она была счастлива. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов.
— Счастлива? — взорвался Артур. — Как человек может быть счастлив, если он делает что-то неприличное, не правильное? Если из-за него может возникнуть скандал, который непременно повлияет на его родных и близких? Как в случае с моей мамой.
— Но ведь на вас ничто не повлияло, — возразила Сабина.
— Это произошло, благодаря счастливому стечению обстоятельств, а не потому, что она не заслуживала осуждения, — фыркнул он.
— Но теперь этот человек мертв, — настаивала Сабина. — Никто уже ничего не узнает. Вам давно пора было простить ее и все забыть.
— Боюсь, что для меня это невозможно, — ответил Артур. — Будь моя воля, я бы никогда больше ее не увидел, но из-за завещания я вынужден был подчиниться ее желанию, привезти вас сюда и позволить вам жить с ней.
Машинально, не спрашивая разрешения, как будто эмоции заставили его забыть хорошие манеры, Артур достал из футляра сигару и зажег ее. Сабина смотрела на его профиль и понимала, что он кипит от гнева, и даже простой разговор о матери заставляет его пальцы дрожать от тщательно скрываемой ярости.
Девушка почувствовала, что злость слишком сильна, чтобы она могла с ней бороться, и ее причины слишком сложны, чтобы можно было понять состояние Артура. Сабина могла только сказать, что чувствует себя испуганной и угнетенной от ненависти в голосе Артура и холодного блеска в его глазах, когда он говорит о матери. И тем не менее какое-то врожденное упрямство заставляло ее продолжать спор, хотя она знала, что было бы гораздо лучше согласиться с ним или просто замолчать.
— Артур, — спросила она вдруг. — Почему вы решили жениться на мне?
Он повернулся к ней, положив руку за ее спиной на спинку скамьи. В первый раз за все время слабая улыбка искривила его губы.
— Потому что я люблю вас, Сабина. Разве вы этого не знаете?
— Вы сказали мне это, когда предлагали стать вашей женой, — ответила Сабина. — Но если вы меня действительно любите, как говорите, неужели вы не понимаете, что чувствовала ваша мама к человеку, за которого не могла выйти замуж?
Артур убрал руку со спинки и сел прямо.
— Послушайте, Сабина, — начал он резко. — Я не знаю, что за истории понапридумывала моя мать. И всегда предпочитал не вдаваться в подробности ее интрижки, которая могла полностью испортить мне жизнь. Могу уверить вас, что такая любовь, как вы ее называете, не имеет ничего общего с тем чувством, которое мы испытываем друг к другу. Больше того, я требую, чтобы вы раз и навсегда прекратили говорить о позорной связи моей матери и об этом человеке, который имел наглость отлучить ее от собственного дома, друзей и от Королевского двора, конечно. Как вы сказали, все уже давно кончено, слава Богу. Никаких серьезных последствий, к счастью, безрассудное эгоистичное поведение моей матери не принесло. Тем не менее она нас больше не должна беспокоить. Когда мы поженимся, я ни при каких обстоятельствах не приглашу ее в наш дом и никогда не стану гостем в ее доме.
Сабина вздохнула.
— Я не могу вас понять, — сказала она.
— В таком случае не надо и пытаться, — заявил Артур. — Ну хватит. Давайте поговорим о чем-нибудь более приятном.
Вы сегодня замечательно выглядите, Сабина.
— Вам понравилось мое платье? — спросила она.
— Оно прелестно. Роль Персефоны очень вам подходит.
Хочу признаться, вопреки моим ожиданиям, что на костюмированных балах всегда царит ужасная скука, сегодня я получил истинное удовольствие.
— Вам приятно быть со мной? — спросила Сабина.
— Дорогая девочка, что за странный вопрос? — улыбнулся Артур. — Разве я стал бы просить вас выйти за меня замуж, если бы не хотел находиться рядом с вами? Откровенно говоря, я влюбился в вас в первый же вечер, когда увидел. Вы выглядели совсем не так, как остальные девушки на этом скучном вечере. Кроме того, вы мне гораздо больше нравились в том простом скромном платье, чем в этих вызывающих, излишне экстравагантных нарядах, которые моя мать привезла вам из Парижа. Я хочу, чтобы моя жизнь была простой, Сабина. Мне нужна жена, которая будет предана мужу и не станет тратить время на соревнование с другими женщинами по части приобретения новой одежды и шляпок, в результате чего станет чем-то вроде манекена для демонстрации модной одежды.
— Но, Артур, неужели вы не хотите, чтобы я была хорошо одета и выглядела привлекательно для вас? — спросила Сабина.
— Привлекательность, если вы имеете в виду слишком большое количество одежды и драгоценностей, обычно приводит к распущенности, Сабина, — ответил Артур. — Я хочу, чтобы вы оставались самой собой, такой, какой вы были в первые дни нашего знакомства. Вы выглядели очаровательно, как я помню, в тот день, когда мы играли в крокет.
— Но, Артур… — начала было Сабина — и замолчала. Какой смысл спорить? Как ему объяснить, что платье, надетое на ней в тот день, было когда-то маминым, а потом его для нее перешила деревенская портниха? Оно было немодным и безвкусным, и она знала это, но ей просто больше нечего было надеть в тот день, поскольку на то платье, в котором Сабина была накануне, она пролила кофе.
Сабина почувствовала, что начинает злиться из-за того, что он предпочитает ее прежнюю, в ужасных безвкусных платьях, нынешней, в прекрасных модных вещах, привезенных из Парижа. А потом вдруг все встало на свои места, как часто с ней бывало, когда она пыталась разобраться в других людях. Сабина все поняла.
Артуру нужна была жена, являвшаяся полной противоположностью его матери, которую он ненавидел. Каким-то одному Богу известным образом обычная сыновняя любовь превратилась в яростную, всепоглощающую ненависть. Он готов был критиковать и осуждать все, что делала леди Тетфорд.
Если она красиво, со вкусом одевалась, значит, его жена должна носить тусклые немодные платья. Если его мать любила драгоценности, то на его жене не должно было быть никаких украшений.
Теперь Сабина поняла, почему Артур выбрал ее, ничем не примечательную, никому не известную дочь деревенского пастора, а не одну из прекрасно одетых аристократок, с которыми он встречался при дворе. Сабина вдруг почувствовала себя униженной и оскорбленной. Выходит, ничего личного в его выборе не было. Она просто оказалась не столько символом того, что ему нравится, сколько протестом против того, что ему не нравится.
Артур вдруг выбросил свою сигару и опять положил руку на спинку скамьи.
— Сабина, мы будем очень счастливы, вы и я, — сказал он. — Мне многому придется вас научить, но вы ведь хотите учиться?
Вы только должны мне доверять, не сомневаться, что все сказанное мной, правильно. Тогда у нас не будет ни конфликтов, ни ссор.
Он улыбнулся и добавил:
— У меня обычно не такой уж плохой характер, как в эти несколько дней.
Он мог быть очень приятным, когда хотел этого, но Сабине вдруг захотелось чего-то большего, хотя она и сама себе не смогла бы объяснить, чего именно. Может быть, какой-то уверенности, понимания и поддержки, которые смогли бы дать точный ответ на болезненные вопросы, не оставляющие ее в покое.
— Будем ли мы счастливы? Вы действительно уверены, что мы будем счастливы?
Это был словно крик ребенка, нуждающегося в успокоении и утешении. В ответ Артур взял ее рукой за подбородок и заглянул в глаза.
— Вы сделаете меня очень счастливым, — сказал он. — Я уверен в этом.
Он нежно ее поцеловал, и инстинктивно руки девушки потянулись к нему. Она хотела, чтобы Артур ее обнял, убедил в том, что он прав. Еще раз уверил, что любит ее, а она его, и они вместе проживут долгую, счастливую жизнь.
Но в ответ на ее порыв Артур убрал руку с ее подбородка и отодвинулся.
— Мы не должны вести себя, как какие-нибудь простолюдины Том, Дик или Гарри, — заявил он надменно. — Мне кажется, что нам пора вернуться в зал. Нельзя забывать, что я сопровождаю их высочеств сегодня.
— Да, давайте вернемся, стало довольно холодно, — согласилась Сабина.
Когда она говорила, ее била дрожь. Она чувствовала себя побежденной и очень разочарованной. Сабина не знала, что с ней происходит, она только чувствовала, что все ее естество нуждается в чем-то недосягаемом, в чем-то бесплотном, что она не могла даже высказать словами.
Они вернулись в зал молча. Но в тот самый момент, когда Сабина появилась, около нее оказался виконт Шеринэм. Он с упреком сказал:
— Ну вот и вы наконец. Вы понимаете, что я уже пропустил половину обещанных мне танцев?
— Неужели, Шерри? Мне очень жаль, — засмеялась Сабина.
Не успев договорить, она поняла, что назвала виконта его прозвищем, и по тому, как Артур нахмурился, поняла, что его это взбесило, и он, конечно, счел ее поступок слишком фамильярным.
— Мисс Вэнтедж была со мной в саду, — заявил он подчеркнуто официально.
— Ладно, Зануда, — доброжелательно сказал Шеринэм. — Я бы тоже пользовался каждой свободной минуткой, чтобы побыть наедине, если бы у меня была такая возможность.
Артур бросил на него взгляд, полный оскорбленного достоинства, и направился к возвышению, с которого королевская пара все еще приветствовала друзей.
— Что его так расстроило? — спросил Шерри, обнимая Сабину за талию и увлекая ее в толпу танцующих гостей.
— Мне кажется, ему не понравилось, что я назвала вас «Шерри».
— О Господи! Зануда стал слишком большим для своих ботинок. Служба при дворе, должно быть, повлияла на его голову. Он называл меня Шерри с двенадцати лет. Неужели ваш жених считает, что его жена должна соблюдать все эти дурацкие формальности по отношению ко мне?
— Думаю, что именно этого он и ожидает, — сказала Сабина тихо. А потом, подумав, что не совсем прилично обсуждать с виконтом Артура за его спиной, она начала ему рассказывать о Сесилии.
— Мне бы хотелось, чтобы вы встретились с ней, — сказала девушка. — Она такая славная! Я уверена, что она обязательно вам понравится.
Виконт насмешливо на нее посмотрел.
— Всегда повторяется одна и та же история, — сказал он. — Как только девушка оказывается помолвленной, она начинает думать, что все остальные должны сделать то же самое. Слишком поздно знакомить меня с хорошенькими девушками. Вы прекрасно знаете, что я влюблен в вас.
— Боже мой, Шерри, что за чепуху вы несете?
— Это правда, — сказал он. — Не перестаю думать о вас с нашей первой встречи. Даже перестал спать ночами.
— Это происходит не потому, что вы думаете обо мне, — засмеялась Сабина. — Просто вы засиживаетесь в казино до утра.
— Ну, значит, не могу спать, когда возвращаюсь домой.
Все думаю, почему я не познакомился с вами первым? Полагаю, мы не сможем вместе сбежать?
— Нет, Шерри, конечно, не сможем. Артур будет в ярости.
Кроме того, я ведь в вас не влюблена.
— А в Артура вы влюблены?
На этот вопрос Сабина не знала ответа и после небольшой паузы, покраснев, проговорила:
— А почему тогда я выхожу за него замуж?
— Кроме любви, существует еще множество причин для замужества, — заметил Шерри. — Но если вы хотите знать мое мнение, любовь — лучшая из них.
— Конечно, вы правы, — согласилась Сабина.
Пока она говорила, ей вдруг так захотелось полюбить кого-нибудь так, как это было у леди Тетфорд. Чтобы быть готовой отдать за любовь все. Любить так, как до сих пор любят ее мама и папа, когда при виде друг друга у них загораются глаза и светятся лица. Их непреодолимая потребность друг в друге видна в каждом кризисе, в любом повседневном деле, какой бы незначительной ни была проблема.
Да, конечно, она влюблена в Артура. А кто на ее месте не влюбился бы? Он такой симпатичный, такой важный и по-своему очень привлекательный. Но все-таки чего-то в нем не хватало. Был ли это тот неугасимый огонь, о котором рассказывала леди Тетфорд, или такая любовь, о которой столь много и часто она слышала от цыгана?
С этого момента ее мысли поменяли направление. Был ли он все еще в зале? Сабина забыла о Шерри и искала среди танцующих пар смуглую кожу под черной маской, высоко поднятую темноволосую голову, гибкое, сильное тело, словно созданное для танца. Но его нигде не было видно. Один раз ей показалось, что она заметила вышитую белую рубашку с длинными рукавами, но тут же, почувствовав, что сердце сделало скачок и забилось где-то в горле, она поняла, что ошиблась.
Этот человек был гораздо меньше ростом и носил длинные, темные усы.
— О чем вы думаете? — спросил вдруг Шерри, и Сабина осознала, что он довольно долго молчал.
— Правильно было бы ответить, что, конечно, о вас, Шерри, — ответила она со смехом. — Но на самом деле я думала о себе.
— Эгоистка, — упрекнул он ее. — А теперь предлагаю выбраться из этой толпы и поискать шампанского. Стало очень .жарко, чтобы танцевать.
— Зато на улице становится холоднее, — заметила Сабина, вспомнив, как ее била дрожь, когда она была в саду с Артуром.
— На вас слишком мало надето, вот в чем дело, — глубокомысленно заявил Шерри. — Бокал вина быстро все приведет в норму.
Он повел ее в другую комнату, где располагался стол, уставленный самыми изысканными блюдами, и где между гостями сновали официанты, предлагая им шампанское.
Сесилия выглядела обворожительно. Она беседовала с человеком, одетым в костюм венецианского дожа. Он был высокий, манеры аристократичные. В то же время было очевидно: мужчина далеко не молод. И Сабина догадалась, что это тот самый банкир, которого родители Сесилии прочили ей в мужья.
Сесилия представила его как мистера Рокдейла, а Сабина, в свою очередь, познакомила их с Шерри.
— Сабина целый вечер говорила мне о вашей красоте, — галантно сказал тот Сесилии. — Она превозносила ее до таких высот, что можно было подумать, что вы божественно красивы. Но теперь, когда мы встретились, я понимаю ее восторг.
— Какая прекрасная речь, — улыбнулась Сесилия.
А Сабина вдруг обнаружила, что между ней и мистером Рокдейлом завязался разговор.
— Это ваш первый визит в этот дворец, мисс Вэнтедж?
— Да. Я вообще в первый раз во дворце, каком бы то ни было. Так уж случилось.
— В таком случае вы выбрали отличное место для первого раза, — сказал мистер Рокдейл. — Я всегда думаю, когда приезжаю сюда, какой великолепный контраст составляют темные скалы, дворец и крепость, все серое и очень, очень старое, стоящее тут не менее шести веков, с празднично разукрашенным миром по другую сторону ущелья, который мы называем Монте-Карло. Он словно одет в шутовской наряд, эфемерный, как радуга.
— Как у вас это поэтично звучит! — воскликнула Сабина.
— Но и наполовину не так поэтично, как это есть на самом деле, — ответил мистер Рокдейл. — В один прекрасный день люди напишут историю о рискованном предприятии, которое задумал француз Бланк, и о том, как ему удалось воплотить его в жизнь. Уверен, что это будет более волнующе, чем любой Роман. Вы можете себе представить, что только в этом году в Монте-Карло побывало более ста тысяч гостей? Хотя только несколько лет назад крупье стояли на улице с подзорными трубами и смотрели, не появится ли на горизонте какой-нибудь дилижанс, везущий нескольких драгоценных игроков.
— А вы здесь бывали раньше?
— Да, бывал, — ответил мистер Рокдейл. — Князь Шарль — мой давний друг, и я имел честь несколько раз давать ему советы по поводу различных финансовых вопросов, возникающих время от времени. Прежде всего касающихся казино, но был повод и посерьезнее, когда в Монте-Карло возник бунт среди жителей Монако.
— Бунт? — удивилась Сабина. — Им не нравились казино?
— Просто они не думали, что начнут быстро получать прибыль. Как и во всем остальном мире, люди здесь оказались очень алчными.
— Вы говорите так, как будто думаете, что все люди страдают от этого недостатка, — упрекнула его Сабина.
— Но согласитесь, большинство, — возразил ей мистер Рокдейл. — Никому из нас не бывает достаточно власти, денег или привязанности. Мы всегда хотим больше.
— Наверное, вы правы, — согласилась Сабина задумчиво.
— Вместо слова «привязанность» можно сказать «любовь», — добавил мистер Рокдейл. — Мы все хотим любви. Богатые и бедные, молодые и старые. Она похожа на солнечный свет, и тот, кто ее лишен, сидит в темноте.
Сабина внимательно на него посмотрела. Он улыбался, но серые глаза были серьезны.
«Он мне нравится, — подумала Сабина. — Раз мистер Рокдейл мне нравится, то, очевидно, если он любит Сесилию, она будет счастлива с ним».
Сесилия тем временем смеялась и вовсю флиртовала с виконтом. Повернувшись к Сабине, она спросила:
— Вы еще не ужинали? Пойдемте тогда вместе вниз.
Сабина забеспокоилась:
— Я даже не знаю, рассчитывает ли Артур, что я буду его ждать.
— Нет, не рассчитывает, — перебил ее виконт. — Он был среди королевской процессии. Я видел целую толпу, Зануда тоже там был среди них. Они ушли из зала минут двадцать назад.
— Тогда все в порядке, — улыбнулась Сабина.
— Пошли скорее, я голодна как волк, — сказала Сесилия.
Она взяла Сабину за руку и повела ее по длинному коридору, украшенному великолепной коллекцией картин, по направлению к банкетному залу. Двигаясь быстрым шагом, девушки оторвались на несколько мгновений, от своих партнеров по ужину, и Сабина тихо спросила.
— Я надеюсь, вам понравился виконт Шеринэм?
— Виконт просто очарователен, — ответила Сесилия. — Но он очень молодой.
— Молодой? — удивилась Сабина. — Но ему столько же лет, сколько и Артуру!
— Ну и что? Мне кажется, что мужчины постарше отличаются от молодых людей тем, в них нет утомительного энтузиазма и предпочтения говорить только о себе.
Сабина посмотрела на нее с изумлением, потом улыбнулась.
— Мне тоже мистер Рокдейл показался обаятельным человеком, — сказала она.
Ужин оказался веселым и приятным. Шеринэм и Рокдейл старались перещеголять друг друга, рассказывая различные забавные истории, а Сабина и Сесилия так хохотали, что у них даже заболели бока. На другом конце банкетного зала, где ужинала королевская свита, среди которой был и Артур, царила совсем другая атмосфера. Люди ели сдержанно и почти не разговаривали. Сабина, пару раз взглянувшая туда, поблагодарила Бога, что она не настолько титулованная особа, чтобы присутствовать на том конце стола в качестве гостя.
Но, порадовавшись, Сабина тут же вспомнила, что скоро наступит день, когда она, как и Артур, будет вынуждена суетиться вокруг их королевских высочеств. Ей вдруг представилось, как вечер за вечером она должна будет вести беседы с людьми, с которыми у нее нет ничего общего, когда везде будет присутствовать официальная сдержанность, нагоняющая откровенную скуку, отсутствие жизни во всем, что говорится и делается.
Ей приходилось слышать рассказы о том, какая скука была при дворе Виндзоров. Хотя принц Уэльский был не прочь повеселиться, в большинстве случаев ему приходилось на людях вести себя сдержанно и официально.
Сабина вдруг почувствовала, что завидует Сесилии и мистеру Рокдейлу. Он рассказывал о людях, — которых ему приходилось встречать в путешествиях. Они хохотали, когда он описывал подмеченные им сценки из жизни в Германии и России.
Как будет отличаться жизнь Сесилии от ее жизни! И все-таки только сегодня после обеда она была против своего замужества и рассказывала Сабине, сколько ее ждет несчастий, если она станет его женой. Конечно, мистер Рокдейл был гораздо старше Сесилии, но в то же время Сабина видела, насколько он интересный человек и как много знает. А мудрость и опыт могут быть очень полезными для молодой девушки.
Мистер Рокдейл продолжал рассказывать о разных странах, пока Сабина не спросила его:
— А вам приходилось бывать в Венгрии?
— Конечно, — ответил он. — У меня очень много друзей среди венгров. Они весьма приятные, добрые, жизнелюбивые. люди. Венгры любят хорошее вино, прекрасную музыку и красивых женщин.
— В это я могу поверить, — сказала Сабина. — Я… однажды встретила венгра. Он наговорил много приятных, восхитительных вещей, но мне стало интересно, можно ли ему верить, говорит ли он правду?
— Если он говорил все эти вещи вам, то можете верить каждому его слову, — галантно заметил мистер Рокдейл.
Сабина покраснела:
— Я не это имела в виду. Мне было интересно…
— Не заговаривают ли они просто зубы, как это делают ирландцы? — закончил за нее мистер Рокдейл. — Мне трудно ответить на этот вопрос. Если только таким образом: у венгров очень яркие и сильные эмоции. Они все делают, привлекая и сердце, и разум. Если они ненавидят, то со всей страстью и силой. Если любят, то безумно. Вы это хотели узнать?
— А кто этот венгр? — спросил виконт, внимательно прислушивающийся к разговору. — Черт, я, кажется, начинаю уже ревновать!
— Да нет, это просто посторонний человек, — ответила Сабина, но не смогла удержаться, чтобы не покраснеть.
Сесилия усмехнулась и спросила:
— А Артур знает о нем? Тогда это ему надо ревновать, а не виконту Шеринэму.
— Вы из мухи делаете слона, — запротестовала Сабина. — Я только спросила мистера Рокдейла о характере венгров в целом.
— Чепуха! — воскликнула Сесилия. — Но мы больше не будем мучить вас, я сама не люблю, когда меня терзают всякими расспросами.
— Я вспомнил еще кое-что, — сказал мистер Рокдейл.
Сесилия надула губы, но она смеялась, и в глазах у нее появился свет, которого раньше Сабина не замечала.
«Судя по всему, у меня нет нужды о ней беспокоиться, — подумала она. — Сесилия просто излишне драматизировала ситуацию, не разобравшись толком в себе».
Они продолжали разговаривать и смеяться, не заметив, что свита принца и принцессы Уэльских покинула банкетный зал.
Прошло около получаса, когда Сабина за своей спиной обнаружила Артура.
— Моя мать уехала домой некоторое время назад, — сказал он холодно. — Она хочет заглянуть в казино. Я пообещал ей, что доставлю вас домой, как только вы пожелаете.
— Вы хотите ехать сейчас? — спросила Сабина.
— Становится поздно, — ответил он, глядя на часы над камином.
— Чепуха, Зануда. Не порти нам вечер, — вмешался Шерри. — Лучше садись, выпей вина. Мистер Рокдейл рассказывает такие смешные истории, что мы за бока держимся.
— Мне кажется, Артур, вы не знакомы с мистером Рокдейлом, — поспешно сказала Сабина.
Мужчины обменялись рукопожатиями, и наконец под давлением Шерри Артур все-таки сел за стол. Но с его приходом веселье увяло. Раньше беседа текла рекой без всяких усилий, каждый хотел высказаться. Не успевал замолчать один, как тут же начинал говорить другой. Теперь же разговор пошел с трудом.
Артуру и в голову не Пришло, что он помешал их веселью.
Он стал рассказывать о планах королевской семьи на следующий день, и Сабина со стыдом заметила, как Шерри подавил зевок.
— Я думаю, вы правы, Артур, и мне действительно лучше поехать домой.
Было совершенно очевидно, что Артур только этого и ждал.
Сабина подала руку мистеру Рокдейлу и виконту, поцеловала в Щеку Сесилию и, забрав накидку, пошла с Артуром через прекрасный мраморный холл к выходу. На улице около огромных дверей стояли солдаты гвардейской стражи. Еще один часовой находился около тяжелой пушки, направленной на море.
Сабина села в экипаж, и лакей в напудренном парике укрыл ей ноги меховой накидкой.
— Это был замечательный вечер, — сказала она, когда карета тронулась.
— Я рад, что вам понравилось, — сказал Артур. — Хотя не могу не заметить, что вам следовало найти кого-нибудь более достойного для танцев, чем этот бездельник Шеринэм.
— Вы несправедливы к Шерри, — заметила с упреком Сабина. — Я думала, вы друзья, раз вместе учились в Итоне.
— Да, мы учились вместе, и я регулярно встречаюсь с ним в Лондоне, — признал Артур. — Но Шеринэм безалаберный молодой человек, бесцельно тратящий время.
— А чем вы предлагаете ему заняться? — спросила Сабина.
— Тем, чем занимаются другие молодые люди в его годы, Возьмите меня, например, — ответил Артур.
— Но у вас были особые возможности, — возразила Сабина. — Ваш отец был при дворе. Вы пошли по его стопам.
— Да, в какой-то мере это правда, — согласился Артур. — Но я горжусь, что сам сделал карьеру. У отца не было такого положения, как у меня в его возрасте.
— Вам понравился мистер Рокдейл? — спросила Сабина, пытаясь перевести разговор на менее щекотливую тему.
— Я едва его видел, — ответил Артур. — Кто он? Вы что-нибудь о нем знаете?
— Практически ничего, — ответила Сабина. — Кроме того, что он собирается жениться на Сесилии Мейсон и что он банкир, как и ее отец.
— О Господи! Вы имеете в виду, что это тот самый Рокдейл? — воскликнул Артур. — Почему вы мне ничего не сказали? Принц только вчера вечером о нем вспоминал. Мне и в голову не могло прийти, что он тоже приехал в Монте-Карло.
— Он что, действительно друг его королевского высочества? — спросила Сабина.
— У них довольно близкие отношения, — уклончиво ответил Артур. — Я должен немедленно поставить принца в известность, что мистер Рокдейл приехал. Вы не знаете, где он остановился?
— Нет, боюсь, что нет.
— Это наверняка отель «Париж». Хорошая новость. Принц будет доволен. Мне только хотелось бы, чтобы вы немного подробнее рассказали мне о нем, чтобы я мог быть уверен, что здесь нет ошибки, прежде чем устраивать ему встречу с принцем.
— Я произнесла его имя достаточно ясно, — пробормотала Сабина.
— Да, но имя Рокдейл ничего не значит. Кроме того, я не ожидал его обнаружить с вами в одной компании.
— Не сомневаюсь.
Почему Артур всегда вынуждает ее защищаться и чувствовать себя полным ничтожеством? Сабина порадовалась тому, что они с виконтом провели несколько часов в обществе мистера Рокдейла, и то, как тот старался развлечь и рассмешить их, значило, что он относился к ним с достаточным уважением и считал их людьми, достойными внимания.
Лошади поднимались в гору к Монте-Карло, когда Сабина протянула руку и дотронулась до руки Артура.
— Я очень хотела бы быть для вас полезной, — сказала она мягко. — Мне хотелось бы вести себя правильно, чтобы вы гордились мной.
Артур взял ее за руку и рассмеялся.
— Не думаю, что вы можете мне помочь, Сабина, — шутливо ответил он. — Ботинок сшит не на ту ногу. Но если вы будете делать то, что я хочу, и слушать, что вам говорят, надеюсь, мы с вами прекрасно поладим.
Сабина едва сдержала вздох. Это был не тот ответ, которого она ожидала.
Когда они подъехали к вилле, Артур поцеловал ее на прощание, пожелал спокойной ночи и помог выйти из экипажа.
— Вы не хотите войти? — спросила она. Почему-то ей не хотелось, чтобы он уходил и оставлял ее одну.
— Моя дорогая, в такой поздний час? — воскликнул он, явно шокированный. — Мы не должны забывать о вашей репутации. Разве нет?
— Да, конечно, — ответила грустно Сабина.
Она прошла в дверь, предупредительно открытую лакеем, Артур сел в экипаж, и Сабина услышала, как он уехал.
— Ее светлость еще не вернулась? — спросила она дворецкого.
— Нет, мисс. Она встанет из-за стола еще через полчаса.
— Спокойной ночи, Бейтс.
— Спокойной ночи, мисс.
Сабина медленно поднималась по лестнице. Она не знала, почему чувствует себя одинокой, и подумала, что, наверное, от усталости. Может быть, это была запоздалая реакция на слишком большое количество бессонных ночей.
Девушка открыла дверь спальни. Свечи были зажжены около кровати и на туалетном столике. Ивонна предлагала подождать ее, но Сабина отказалась. Ей было неприятно думать, что девушка, которая целый день работала, будет сидеть час за часом, ожидая, пока она соизволит явиться.
Сабина закрыла за собой дверь. Пламя свечей колебалось от ветерка, дувшего из открытого окна. Мягкие атласные шторы были не задернуты. Она подумала, что сегодня не станет смотреть на луну. Кроме того, Сабина догадывалась, что в саду никого не будет. Цыган, наверное, ушел к своим людям, протанцевав с ней танец. Он сказал, что это была единственная причина его прихода во дворец.
Мистер Рокдейл говорил, что венгры любят с большой страстью. Она могла в это поверить. Когда цыган говорил о любви, его голос становился глубже, мелодичнее, в нем появлялась такая волнующая нотка, от которой сердце Сабины начинало биться быстрее, а дыхание учащалось.
Когда она вошла в комнату, ее взгляд упал на подушку: там что-то лежало. Девушка бросилась к кровати. Это был букет алых роз, только что распустившиеся бутоны. Когда она подняла цветы, их аромат наполнил комнату. Потом Сабина вдруг заметила в букете небольшую карточку. На ней было написано всего два слова размашистым четким почерком: «Для Персефоны».
Сабина долго стояла, глядя на карточку, а потом спрятала лицо в розах. Цыган, должно быть, прокрался в сад, забрался по деревянной лесенке и положил ей на подушку букет. Она подумала, какому риску он подвергал себя. Если бы его поймали, то немедленно арестовали бы как грабителя, который пробрался в дом, чтобы украсть что-нибудь. Никто бы не поверил, что у него была другая цель.
Мысль о том, что цыган был в ее спальне, заставила сердце девушки забиться быстрее. Он стоял здесь и, наверное, представлял себе, как она спит. А может быть, думал о том, как она вернется с бала и найдет его подарок, что почувствует. Сабина закрыла глаза и позволила себе вспомнить его голос и то чувство, незнакомое, пугающее, когда он сказал, что хочет зарыться лицом в ее волосах.
Интересно, догадывается ли он, какая буря чувств бушует в ней? Почему, почему он заставляет ее чувствовать себя так, словно в ее жилах бурлит вино, а не кровь?
Все ли женщины чувствуют то же самое, когда общаются с ним? Неужели никто не может противостоять его магнетизму?
Тому странному волнению, которое так тревожило, но и околдовывало в то же время? Сабина посмотрела на розы. Какие они прекрасные! И ей показалось, что она поняла, как он их выбирал.
Розы в бутонах! Красные розы были символом любви с незапамятных времен. Может быть, он имел в виду, что в ней пробуждается любовь? Но если это так, то к кому именно?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Плененное сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Плененное сердце - Картленд Барбара



Неплохой роман (другое название "Королевская клятва), но с присущими Картленд розовыми соплями. Ну и, конечно, познания автора в национальностях оставляют желать лучшего (считать, что венгры и цыгане – одно и то же, невежественно): 6/10.
Плененное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
10.03.2011, 19.28





Увлекательная и чудесная сказка! Лишь конец подкачал: увлекательность и чудеса подменяются приторной сентиментальностью, граничащей с жестокостью. Что жаль!
Плененное сердце - Картленд БарбараКатя
27.02.2012, 11.52





Очень понравился роман. Прочитала на одном дыхании. Спасибо!
Плененное сердце - Картленд БарбараНаталья
22.09.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100