Читать онлайн Плененное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Плененное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая



Леди Тетфорд вошла в гостиную и сбросила с плеч соболиный палантин с дюжиной хвостиков на концах. Сабина сидела около окна с книгой в руках. Она не читала, а просто смотрела на сад неподвижным взглядом, не видя ни свисающих гирлянд красной герани, ни голубого гелиотропа. Короче говоря, она не видела ничего, полностью погрузившись в свои мысли. Она так в них углубилась, что не слышала, как вошла леди Тетфорд. Прежде чем заговорить, женщина наблюдала за Сабиной несколько секунд.
— Ты очень серьезна сегодня, — наконец сказала она.
Сабина вздрогнула и вскочила на ноги.
— Простите, я не слышала, как вы пришли.
— Все нормально, детка. Я задержалась, но рассчитывала, что твоя подруга будет все еще здесь.
— Нет. Сесилия ушла около получаса назад, — ответила Сабина.
— У тебя озабоченный вид, — заметила леди Тетфорд. — Какие-то проблемы?
— Нет, нет, конечно, нет, — ответила Сабина так поспешно, что женщина какое-то мгновение смотрела на нее испытующим взглядом, прежде чем пересечь комнату, подойти к камину и позвонить в колокольчик.
— Надо разжечь камин, — сказала она. — Сегодня весь день было тепло, но под вечер стало немного прохладнее. Трудно себе представить, что в Англии идет снег.
— Правда? — спросила Сабина. — А откуда вы знаете?
— Я прочла об этом в газетах сегодня утром, — ответила леди Тетфорд. — Идет снег, и немного подморозило. Здесь это кажется таким странным.
— Так и есть, — согласилась Сабина. — Создается впечатление, что Монте-Карло вообще находится в другом мире.
Она говорила спокойно, но в ее голосе не было слышно обычного восторженного оживления. Леди Тетфорд опять бросила на нее задумчивый взгляд.
— Ты думаешь о сегодняшнем вечере? — спросила она после недолгой паузы.
— Да, конечно, — вежливо ответила Сабина. — Мария закончила мое платье, и я надеюсь, вам понравится, когда я надену его.
— Не сомневаюсь, — сказала леди Тетфорд. — Я хочу, чтобы ты стала первой красавицей на балу.
— Не думаю, что у меня есть хотя бы один шанс, — возразила Сабина. — Достаточно того, что я смогу побывать там, увидеть дворец, гостей. Это очень интересно…
Но что она хотела сказать, осталось невыясненным, потому что вдруг распахнулась дверь, и в комнату вошел Артур. В руке у него была газета. Не обращая внимания на Сабину, он направился прямо к матери. Ткнув пальцем в какой-то параграф, Артур спросил:
— Ты это читала? — Голос у него был резкий и грубый, и Сабина сразу поняла, что он очень рассержен.
Леди Тетфорд подняла брови.
— Добрый вечер, Артур! Кажется, я не услышала, как ты поздоровался со мной или с Сабиной.
— Ты читала это, мама?
— Минуточку, дорогой. Я только найду свои очки. Бейтс! — позвала она, повысив голос. Через мгновение в дверях появился дворецкий. — Я звонила, чтобы разожгли огонь в камине. Попроси заодно Марию принести мне очки. Должно быть, я забыла их наверху.
— Сию минуту, леди.
В комнату быстрым шагом вошел лакей и разжег огонь. До тех пор пока не вернулся Бейтс с очками леди Тетфорд на серебряном подносе, никто не произнес ни слова.
Только когда дворецкий и лакей вышли из гостиной, леди Тетфорд вынула очки из футляра и надела их. Артур стоял все это время не шевелясь, будто замороженный. Он не двигался и по-прежнему молчал, но выражение лица вполне ясно передавало его чувства.
Сабина опять опустилась на стул, на котором сидела до прихода леди Тетфорд. Девушка старалась держаться в тени, интуитивно чувствуя, что происходящее касается только матери и сына, она здесь ни при чем. Тем не менее ее глаза расширились от беспокойства, и без того почти прозрачное лицо побледнело еще больше. Сабина чувствовала волнение и страх, она так сильно стиснула руки, что через несколько минут пальцы побелели от напряжения, — И что тебя здесь беспокоит? — спокойно спросила леди Тетфорд Артура и взяла газету. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы взглянуть на параграф, который указал сын.
Но она не стала читать его. Вместо этого она сняла очки и сказала:
— Я уже это читала утром. Газету нам приносят каждый день.
— Ты знаешь, о чем здесь говорится? — спросил Артур, едва сдерживаясь.
— Конечно, — ответила леди Тетфорд. — Вряд ли можно придумать что-то новое, рассказывая о костюмированном бале.
Об этом пишут уже не первую неделю.
— В статье упоминается твое имя, как одной из хозяек обеда.
— Ну и что? — спросила леди Тетфорд и с вызовом посмотрела на сына.
— Это невозможно! Неужели ты не понимаешь? — сказал Артур, понизив голос. — Там будут принц и принцесса Уэльские.
— Я прекрасно понимаю, что бал дается в их честь, — спокойно ответила леди Тетфорд.
— В этом все и дело, — отчеканил Артур. — Поэтому ты должна понять, что не можешь там присутствовать.
Леди Тетфорд усмехнулась, отложила газету в сторону и поудобнее устроилась в кресле.
— Мой дорогой Артур, — сказала она. — То, что ты пришел сюда с газетой, меня не удивило. Я в общем-то ожидала чего-то подобного, когда ты не сообщил о бале ни мне, ни Сабине. Ты, видимо, слишком глуп, если решил, что мы только от тебя можем узнать о том, что сегодня ночью во дворце будут присутствовать их королевские высочества и ты. Весь Монте-Карло обсуждает каждую деталь праздника, включая, конечно, и список гостей.
— Тем больше поводов для тебя понять деликатность своего положения, — резко воскликнул Артур.
— Какого положения? — нарочито спокойно спросила леди Тетфорд.
Артур сделал жест рукой, который выдавал его крайнее возмущение и негодование.
— Перестань играть со мной! — бросил он зло. — Я не ребенок. Неужели ты думаешь, дома кто-нибудь поверил, что ты уехала за границу только для того, чтобы поправить здоровье? Так могла бы поступить королева, потому что она не связана с обществом и никто не посмеет осуждать ее. Но наши друзья не настолько глупы. Тебя видели в Париже, Многие люди встречали тебя там. Их, конечно, должно было заинтересовать, почему ты никогда не возвращалась в Англию, почему уехала так поспешно и так долго отсутствовала.
— Они тебя спрашивали об этом? — поинтересовалась леди Тетфорд.
— Нет, такого именно вопроса мне не задавали, — ответил Артур. — Но они спрашивали, как ты себя чувствуешь, и мне приходилось им врать, отвечая, что доктора считают полезным для тебя оставаться жить в теплом климате.
— Но мы сейчас как раз и находимся в теплом климате, — улыбнулась леди Тетфорд.
Артур растерялся:
— Ты понимаешь, у них создалось впечатление, что ты не в очень хорошем состоянии.
Леди Тетфорд рассмеялась.
— Короче, полуинвалид! — воскликнула она. — Ты случайно не сообщил им, что я разъезжаю в инвалидной коляске?
— Здесь нет ничего смешного, — грубо прервал ее Артур.
— Почему бы и нет? С одной стороны, это даже забавно, — ответила леди Тетфорд. — Но несмотря на то что ты, мой дорогой сын, не умеешь врать, и к тому же очень глуп, ты не мог ожидать, что я вместо бала улягусь на диван и откажусь от приглашения. Нет, Артур! Согласись, ты поступаешь недопустимо, выставляя меня больной, когда я таковой не являюсь.
— Я запрещаю тебе приходить на бал сегодня вечером, — надменно заявил Артур.
— Запрещаешь? Мне? — Леди Тетфорд подняла брови. — Давай-ка проясним ситуацию. Я не намереваюсь слушаться чьих бы то ни было указаний и меньше всего запретов своего собственного сына. Кроме того, даже если бы я уступила твоему абсолютно бессмысленному вопиющему требованию, как бы мне удалось оправдаться перед князем?
— Князем? — спросил озадаченный Артур. — Каким князем?
— Хозяином сегодняшнего бала, — ответила леди Тетфорд. — Князь Шарль попросил меня два месяца назад организовать обед для части гостей.
— Он попросил тебя? Ты его знаешь? — удивленно спросил Артур.
Леди Тетфорд откинула голову и засмеялась весело и искренне, как показалось Сабине.
— Ах, Артур, Артур! Как же ты глуп! — воскликнула она. — Конечно же, знаю. Он мой очень хороший друг. Кстати, князь обедал здесь три или четыре дня назад, и мы обсуждали приготовления к балу, который доставил тебе столько забот.
— Я и представить себе не мог, — пробормотал Артур.
— Конечно, нет, — сказала леди Тетфорд. — Ты ведь уверен, что только твое мнение обо мне, как о блуднице, женщине, изгнанной из общества, единственно верное. Ты и представить себе не можешь, что у других людей может быть совершенно противоположное ко мне отношение.
Артур внезапно встал и начал нервно расхаживать по комнате взад и вперед, как будто не мог справиться с внутренним волнением.
— Что я теперь скажу их королевским высочествам? — спросил он. — Не дай Бог, им попадется где-нибудь на глаза твое имя. Я не говорил, что моя мать здесь живет.
— Если они спросят, ты можешь им просто объяснить, что забыл о существовании матери, женщины, которая, как ни прискорбно, пока еще способна передвигаться на собственных ногах. Бедный Артур, как это все ужасно для тебя!
— Чертовски неприятная ситуация! Почему ты оказалась здесь в то самое время, когда приехали их высочества?
— Я что-то не могу понять, почему я должна уезжать из собственного дома, в котором провожу большую часть года, только для того, чтобы угодить тебе, — парировала леди Тетфорд. — Кроме того, не вижу причин, по которым может произойти что-то ужасное. Почему, собственно говоря, среди огромного количества гостей, которых князь Шарль пригласил на бал, их королевские высочества обязательно должны заметить мое ничем не примечательное имя? А если такое случится, ты можешь им объяснить, что, к твоему удивлению, в старой кляче все еще теплится жизнь.
— Ты над всем готова смеяться, — сварливо заметил Артур.
— Я смеюсь, потому что у меня уже нет слез, чтобы плакать, когда вспоминаю, что ты мой единственный сын, которым я так гордилась, — тихо ответила леди Тетфорд.
Наступила тишина, а потом Артур с виноватым выражением лица, как показалось Сабине, повернулся к ней.
— Я не знал, что буду иметь удовольствие видеть вас сегодня вечером, — сказал он. — Надеюсь, что вы не откажетесь со мной потанцевать.
— Мне так хочется попасть на этот бал! — бесхитростно призналась Сабина.
Девушка чувствовала себя очень смущенной из-за того, что ей пришлось присутствовать при таком неприятном разговоре между матерью и сыном. Сейчас она встала и с удивлением заметила, что у нее дрожат руки.
Леди Тетфорд отвернулась к письменному столу и взяла с него листок бумаги, на котором ее крупным красивым почерком были записаны имена гостей, приглашенных на обед.
— Этот обед я устраиваю по просьбе князя Шарля, — сказала она. — Видишь ли, мы обе ожидали, что ты будешь обедать с нами сегодня вечером. Но так как ты ничего не сказал о бале ни мне, ни Сабине, я решила, что тебя не будет, поэтому пригласила виконта Шеринэма занять твое место.
На секунду Сабина подумала, что последует шквал протестов от Артура. Но ошиблась. Вместо этого он прочитал список гостей, удивившись лишь нескольким именам. Потом протянул листок назад матери.
— Возможно, я… должен извиниться перед тобой, — пробормотал он.
Слова, казалось, с трудом срывались с его губ. И Сабина, хотя и знала Артура совсем недолго, поняла, каких огромных усилий ему стоило заставить себя произнести их.
— Нет нужды извиняться, — сказала леди Тетфорд сухо. — Мне совершенно безразлично, что ты можешь сказать или сделать. Поскольку за последние десять лет ты мне ясно дал понять, что обо мне думаешь.
Она опять отвернулась, и хотя ее голос звучал все так же холодно, Сабина подозревала, что глаза ее наполнились слезами.
— Ты ведь не могла ожидать, что я… — сказал Артур и почти сразу остановился. — Нет смысла начинать все сначала.
— Действительно, нет никакого смысла, — согласилась леди Тетфорд.
— В таком случае увидимся вечером.
Он колебался какое-то мгновение, не зная, как лучше проститься с матерью, которая сидела, отвернувшись к столу, а также с побледневшей Сабиной, пытавшейся унять дрожь. В конце концов он с трудом натянул на лицо кривую улыбку.
— Мне очень жаль, Сабина, — сказал он, — что вам пришлось присутствовать при неприятном семейном разговоре. Но, раз уж вы теперь почти член нашей семьи, лучше вам сразу узнать все самое плохое про нас.
— Да, конечно… я понимаю, — промямлила Сабина.
— Тогда до свидания. И оставьте для меня несколько танцев.
Я должен буду исполнять свои обязанности, но постараюсь находиться с вами столько, сколько окажется возможным.
— Спасибо, — ответила Сабина.
Он несколько секунд подержал ее руку в своей, а потом оглянулся на мать. Леди Тетфорд все еще сидела к ним спиной, делая вид, что увлечена чем-то, лежавшим на столе. Артур подождал секунду, явно чувствуя себя неловко, потом, не говоря ни слова, вышел.
Когда за ним захлопнулась дверь, у Сабины появилось абсурдное желание окликнуть его и сказать, что он не может вот так уйти, оставив свою мать несчастной, обиженной, оскорбленной. Леди Тетфорд, конечно бы, сказала, что ей нет до этого никакого дела, но Сабина очень хорошо понимала, что каждое злое, несправедливое слово было ей как нож в сердце.
Девушка подумала о том, сколько страданий выпало на долю этой несчастной женщины за все долгие годы, когда сын ненавидел ее только за то, что она подчинилась зову своего сердца. Сабина вспомнила своих родителей. Какие у них замечательные отношения! Как начинает светиться лицо леди Эвелин, когда в комнату входит отец! А его первые слова при появлении дома, ее имя или вопрос к детям, где мама?
Они любят друг друга. Так же, как, наверное, леди Тетфорд любила мужчину, с которым сбежала и который потом умер Теперь Артур — единственное, что у нее осталось. Сабина подумала, что если бы Гарри заговорил когда-нибудь так с их мамой, как это делал Артур, то все в их доме посчитали бы, что наступил конец света.
— Мама, ты не представляешь себе, что значит быть дома! — воскликнул Гарри, когда вернулся последний раз из поездки. — Я так скучал, что временами мне казалось невыносимым жить вдали от вас всех.
— Но, Гарри, ты же говорил, что обожаешь военно-морской флот? — с беспокойством спросила мама.
— Все это так, но до тех пор, пока не вспоминаю о доме, — ответил Гарри.
Сабина и сестры всегда знали, что мама любит Гарри больше всех остальных детей. Гарриет была папиной любимицей, хотя Сабине иногда казалось, что с тех пор, как она выросла, он стал любить ее больше. Но относительно маминой привязанности сомнений ни у кого не было.
— Между матерью и сыном всегда существовала особая глубокая связь, — сказала однажды их старая няня после того, как Гарри вернулся в морскую школу и леди Эвелин побежала наверх и закрылась в своей спальне.
— Ты имеешь в виду, что мама любит Гарри больше, чем нас? — спросила тогда Ангелина. Она была еще маленькой, и в ее больших карих глазах появились слезы.
— Конечно, — твердо ответила няня. — Ив этом нет ничего необычного. Матери всегда больше любят сыновей, а отцы — дочерей. Таков закон природы, против него не пойдешь.
Сабина часто думала об этих словах и нисколько не сомневалась в них. Человек не может идти против природы. Но сейчас ей казалось, что Артур и его мать разрушали какие-то добрые принципы, в которые она верила с тех пор, как была ребенком. Родной дом для нее был безопасным, надежным местом, и она считала, что так должно быть у каждого.
Девушка долго смотрела на дверь, через которую ушел Артур, потом импульсивно бросилась к леди Тетфорд и нежно взяла ее за руку.
— Мне очень жаль, — ласково сказала она.
— Не жалей меня, — ответила та напряженным голосом. — Единственная вещь, которую я не переношу, это когда меня жалеют. Он был таким славным маленьким мальчиком…
Леди Тетфорд отняла свою руку у Сабины и вышла из комнаты. Девушка слышала, как она медленно поднимается по ступенькам в сопровождении шелеста шелковой юбки, похожего на тихие вздохи.
Конфликт в гостиной и откровения Сесилии всего за несколько часов погрузили Сабину в депрессию. Она вдруг так заскучала по дому, по рукам и губам своих близких, по теплу, окружавшему ее там, по ощущению надежности и защищенности от мира и его несчастий!
Монте-Карло казался сказочным местом, когда она приехала сюда, но сейчас чуть ли ни за каждым поворотом ее ожидали какие-то проблемы, трудности, неприятности. А вспоминая об Артуре, Сабина чувствовала, что ее начинает бить дрожь из-за его несдержанности, злости и грубости, когда он разговаривал с матерью.
Теперь она точно знала, что боится его. А если быть откровенной с самой собой, то этот страх присутствовал с самого начала, хотя она уверяла себя, что это из-за того, что он старше ее. Тридцатилетний мужчина, конечно, отличался от тех мальчишек в деревне, с которыми она танцевала и каталась верхом. Кроме того, Артур жил в мире, о котором она почти ничего не знала.
По всей видимости, все это вместе могло послужить причиной того, что девушка чувствовала себя очень неловко и скованно в его присутствии. Сейчас, в первый раз за все это время, Сабина подумала, что таких ощущений слишком много.
Она не понимала его так, как, ей казалось, понимает других людей, с которыми ей приходилось общаться. Оставшись одна в комнате, девушка задала себе вопрос, который уже давно таился у нее в подсознании.
Почему Артур хочет на ней жениться? Он не похож на влюбленного или же выказывает свои чувства очень странным, своеобразным способом.
«У меня так мало жизненного опыта, — подумала Сабина. — И я так мало знаю о мужчинах и их чувствах. Мне казалось, что любовь нельзя не заметить…» Она внезапно остановилась, потому что вспомнила о человеке, чьи темные глаза зажигались неподдельным восхищением, когда он смотрел на нее, а голос становился еще нежнее и проникновеннее, когда он говорил о любви, не важно на каком языке, французском или английском.
Сабина сделала непроизвольный жест, как будто отгоняя мысль прочь.
— Я, должно быть, сошла с ума, если позволяю себе думать о таких вещах, — сказала она вслух. Потом, чувствуя, что ей больше не хочется углубляться в этот вопрос, стала собираться на бал.
Задолго до того, как Сабина спустилась вниз, чтобы подождать гостей, которые уже должны были собраться к обеду, чтобы услышать слова одобрения, и уверений — у нее уже не было в этом сомнений — в том, что ее платье будет иметь успех.
Весенние цветы, вышитые на мягком материале, похожем на газ, сами по себе были восхитительны. Но с ее длинными волосами оттенка белого золота, распущенными по плечам и подхваченными венком из подснежников, обнаженными и ничем не украшенными руками и шеей и мягкой драпировкой, спускающейся с плеч воздушной волной, она знала, что выглядит замечательно и совсем не похожа на себя в обычной повседневной одежде. Сабина почти поверила, что депрессию сменило радостное волнение, как будто она выбралась из мрачных порталов подземного мира на яркий солнечный свет, в царство смеха и веселья.
Лорд Шеринэм сидел рядом с ней за обедом и заставлял ее снова и снова смеяться, отпуская забавные замечания о присутствующих.
— Можете выпороть меня, но до тех пор, пока я сегодня вечером не увидел вас, никогда не думал, что маскарадный костюм может так украсить человека, — говорил он Сабине. — На большинстве людей надеты неаккуратные парики и костюмы, которые им совершенно не подходят. Во что, интересно, будет одет наш Зануда?
— Я не скажу вам, — ответила Сабина. — Вы опять станете говорить что-нибудь нелицеприятное о нем, да еще так, что я буду смеяться, а потом чувствовать себя предательницей по отношению к собственному жениху.
— Если у Зануды есть хоть капля воображения, то он оденется в Дона Гуана и будет выискивать самых хорошеньких девушек в зале. Почему вы решили выйти за него замуж? Неужели нельзя было меня дождаться?
— Я уже говорила, что у вас был такой шанс три года назад, но вы отвернули от меня свой нос, — засмеялась Сабина.
Ей до сих пор не верилось, что она может себя так легко чувствовать с модным молодым аристократом. С лордом Шеринэмом было очень просто разговаривать, пожалуй, как могло бы быть с Гарри. Итак, они дружелюбно подшучивали и флиртовали друг с другом до тех пор, пока не пришло время ехать во дворец.
Около виллы «Мимоза» стояли в ожидании пять экипажей, чтобы отвезти гостей леди Тетфорд. Сабина обнаружила себя в одном экипаже с хозяйкой виллы, лордом Шеринэмом и герцогом де Гизом, который был самым важным гостем на обеде.
Дворец находился на другой стороне гавани, около большого ущелья, которое отделяло древний город Монако от фривольной элегантности современного Монте-Карло. Сабина забыла о разговорах и даже перестала прислушиваться к тому, о чем беседуют остальные пассажиры. Она разглядывала глубокие пропасти, полные таинственных теней, пока они поднимались по узкой, извилистой дороге, карабкавшейся на массивную скалу, на которой размещался старинный дворец.
Снаружи стояли солдаты, одетые в красно-бело-голубые мундиры, с оружием в руках. Внутри гостей ожидали прекрасные залы, украшенные золоченым орнаментом и освещенные хрустальными люстрами, чей свет отражался от ослепительно сверкающих драгоценностей гостей, уже собиравшихся по приглашению князя.
У Сабины закружилась голова от великолепия дворца, но потом она забыла об этом от изумления, когда увидела танцующих людей в необычных пестрых костюмах. Там были и тореадоры, и крестоносцы, и клоуны, и короли. Повсюду встречались также пастушки, арлекины, восточные правители, рабыни из гаремов и придворные из каждого периода истории.
И еще множество замысловатых, замечательных женских костюмов, эпоху и стиль которых Сабине было трудно определить, скрывающих красоту и очарование своих хозяек.
На всех были маски, кроме хозяина бала, князя Монако Шарля III, который встречал гостей, постоянно продолжавших прибывать. Он был уже немолодым человеком, чуть подслеповатым, но находил доброе слово для каждого гостя, которого узнавал. Когда леди Тетфорд представила ему Сабину, князь сказал:
— Я очень рад познакомиться с вами, мисс Вэнтедж. Ваша будущая свекровь — мой близкий друг.
Сабина смущенно пробормотала что-то в ответ, и они прошли в зал, где собирались гости.
Оркестр, одетый в красочные гусарские костюмы, играл вальс, и Сабину сразу закружил в танце виконт Шеринэм. В этот момент в дверях она увидела Артура и вдруг почувствовала, что не хочет ни видеть его, ни разговаривать с ним. Ей было трудно объяснить этот факт даже самой себе, но она не могла избавиться от ощущения, что Артур обязательно испортит легкое удовольствие вечера, лишит веселья и радости, которые она испытывала, танцуя с виконтом.
— Давайте осмотрим дворец, — предложила она виконту и увлекла его к двери в противоположном конце зала, увидев, что Артур внимательно разглядывает присутствующих в зале.
Они нашли лестницу, которая вела в открытый внутренний дворик, а оттуда в сад. Расположенный на одном из склонов скалы, он оказался таинственным тенистым местом. Под высокими акациями и эвкалиптами были разбиты большие клумбы, засаженные розмарином и фиалками, рядом росли кусты жасмина и мирта. На деревьях заботливые руки развесили китайские фонарики, чтобы освещать путь к небольшим беседкам, увитым розами и жимолостью.
Из сада открывался вид на гавань, и сейчас Сабина в первый раз увидела, на какой огромной горе был построен Монте-Карло. В каждом из окон элегантных белых вилл мерцали огни. При сумеречном свете было видно, как они уступами располагались на скалах, окруженные апельсиновыми и лимонными садами, в которых золотые плоды висели на деревьях, напоминая яркие фонарики на темно-зеленых ветках.
— Как красиво! — воскликнула Сабина.
Искренние слова, казалось, вырвались из самой глубины ее сердца.
— И вы тоже необыкновенно красивы, — сказал виконт Шеринэм. — Слишком красивы, чтобы сердце мужчины оставалось спокойным. Проклятие, если бы я был Занудой, схватил бы сейчас вас, увез отсюда и закрыл в замке, чтобы никто не мог вас видеть, кроме меня!
Сабина засмеялась.
— Не думала, что вы так романтичны, — поддразнила она его.
— Это только здесь. Как правило, в обычных условиях я не испытываю таких эмоций, — признался виконт. — Наверное, местное жаркое солнце ударило мне в голову.
Они нашли скамью на краю сада и сели, глядя на гавань, располагающуюся внизу.
— Вот что я вам скажу, — неожиданно произнес он. — Нам не помешало бы немного выпить. Подождите немного, пока я схожу, поищу официанта и попрошу его принести нам шампанского. Нет ничего приятнее, чем вести приятную беседу с бокалом в руке в обществе прекрасной девушки, слушающей тебя. Я когда-то прочел стихотворение об этом, там как раз что-то говорилось о кувшине вина и о любви.
— Наверное, это что-то из Омара Хайяма, — рассмеялась Сабина.
— Не знаю точно, кто написал. Но, по-моему, в этом стихотворении много смысла, — заявил виконт. — Так вы меня подождете? Не представляю, как я всю ночь прохожу в этом неудобном костюме.
Он был одет в костюм средневекового придворного кавалера. Положив около нее на скамью свою шляпу с пером, виконт исчез в темноте. Девушка смотрела на воду, освещенную луной, полностью поглощенная своими мыслями. Неожиданно она услышала за своей спиной шаги и решила, что это вернулся Шеринэм.
— Вы очень быстро обернулись, — воскликнула она, но тут же поняла, что это не виконт, а человек, одетый в белую рубашку с длинными рукавами, украшенную вышивкой. Из-за широкого красного пояса, обвязанного вокруг его талии, торчал кинжал с украшенной драгоценностями рукоятью.
— Вы не потанцуете со мной? — спросил ее по-английски очень хорошо знакомый голос.
— Как вы здесь оказались?
— Здесь так много людей в маскарадных костюмах, — ответил он. — Кто догадается, что я простой цыган, одетый в свою обычную одежду?
— А вдруг вас поймают?
— Этого не случится. Я, словно Золушка, исчезну до того, как часы пробьют двенадцать и гости снимут маски. Вы потанцуете со мной?
— Нет… я не знаю. Как мы можем?
— Никогда не думал, что вы испугаетесь, — сказал он. — Вы не побоялись отправиться одна на поиски помощи, когда ваш экипаж сломался. Не испугались ехать по верхней Корнишской дороге. Неужели вам сейчас страшно?
— Нет, конечно, нет, — воскликнула Сабина. — Дело не в этом. Я о вас беспокоюсь.
— А не о себе? Не того ли вы боитесь, что выяснится, что вы танцуете с цыганом?
— Конечно, нет, — опять с жаром воскликнула девушка. — Я не отношусь к снобам.
В ее голосе было столько гнева, что он улыбнулся и, взяв ее руку, поднес к губам.
— Вы еще не сказали, что рады меня видеть.
— Я так удивилась… и испугалась. Как вы проникли сюда?
Он указал в дальний конец сада, где в тени пряталась высокая стена, огораживающая сад.
— Я вскарабкался на стену.
— Но зачем?
— Чтобы увидеть вас.
— Вы знали, что я приду сюда?
— Конечно. Сегодня здесь весь Монте-Карло.
— А зачем конкретно вам надо было меня увидеть?
— Мне было очень интересно узнать, во что вы будете одеты. Должен сказать, я очень любопытен. Большинство моих соплеменников точно такие же. Именно поэтому мы всю свою жизнь путешествуем, ищем различные места, самых разных людей, стремимся к приключениям.
Сабина подняла руку, чтобы остановить его.
— Послушайте, — сказала она. — В любой момент может, вернуться виконт Шеринэм. Если вы хотите потанцевать со мной, нам надо немедленно пройти в зал.
— Тогда пойдемте.
Цыган протянул руку, и она вложила в нее свою. Он повел ее по тропинке, параллельной той, по которой они с виконтом пришли в сад из дворца. Китайские фонарики освещали им путь, пролегавший мимо струй сверкающего в их свете большого фонтана. Они опять вышли во внутренний дворик и поднялись по лестнице в зал.
Только здесь Сабина повернулась к своему партнеру. Его маска была гораздо больше, чем ее, и закрывала половину лица.
Но она чувствовала, что может прочесть выражение его глаз, устремленных на нее. Девушка задрожала, когда он положил ей руку на талию и увлек в толпу танцующих гостей. А потом она вдруг перестала бояться.
Это произошло не только из-за того, что он выглядел, как все. Его костюм вполне мог сойти за маскарадный и казался даже более приличествующим случаю, чем костюмы других людей. Главное было в твердости его руки, прикосновении пальцев, от чего она себя почувствовала, как и раньше, полностью защищенной и в безопасности.
Они кружились по залу. Волосы Сабины густой волной струились у нее за спиной. Цыган был великолепным танцором, и Сабине показалось, что она не танцует, а летит вместе с ним, подчиняясь каждому его движению.
— Вы все еще боитесь? — спросил он.
— Нисколько, — ответила она откровенно.
— Интересно, какое бы последовало наказание, если бы меня здесь поймали? — произнес он задумчиво. — Возможно, я получил бы год тюрьмы. Кстати, мне говорили, что тюрьмы в Монако очень комфортабельные.
— Пожалуйста, будьте осторожны, — взмолилась Сабина.
Но ее партнер только смеялся и кружил ее в танце.
Как и любая другая женщина, она не могла не задать вопрос, который крутился у нее на языке.
— Вам нравится мое платье?
— У меня не было времени рассмотреть что-нибудь, кроме ваших волос, — ответил он. — В первую ночь, когда мы с вами встретились, я подумал, что это самое прекрасное, что мне только приходилось видеть, но сегодня, когда я обратил внимание, как они струятся по вашим плечам, мне захотелось… — Он заколебался на мгновение, а Сабина, глядя ему в глаза, спросила, чуть дыша:
— Что вам захотелось?
— Поцеловать их, — ответил он. — Спрятать в ваших волосах лицо, ощутить их нежную шелковистость под своими пальцами.
Сабина внезапно почувствовала, что ей не хватает воздуха.
В горле пересохло, ей показалось, что в нем застрял шершавый комок. Она опустила глаза и покраснела. Девушка знала, что не должна слушать его. Ей следовало сказать, что он не должен говорить такие вещи, но почему-то у нее не получалось. Она ощущала только руку на своей талии, которая так крепко ее держала, что почти причиняла боль.
Но потом вдруг закончилась музыка. Они стояли, глядя друг на друга. Люди двигались вокруг, разговаривали и смеялись. Но им казалось, что они одни в своем собственном мире, в котором, кроме них, никто больше не существовал, просто мужчина и женщина вместе на краю вечности.
— Мне кажется, что вы меня околдовали, — хрипло сказал цыган. — Вокруг вас существует какая-то аура, которая лишает меня сил думать о чем-нибудь другом. Сегодня я пришел сюда, потому что должен был вас увидеть, я больше не мог ждать.
Его слова заставили тело Сабины затрепетать. Говорить она не могла, только смотрела ему в глаза как загипнотизированная.
Потом до нее донесся голос, как будто бы издалека, приведший ее в чувство.
— Наконец-то, Сабина! Я вас везде ищу. Ума не мог приложить, куда вы исчезли. Ее королевское высочество милостиво известило меня о своем желании, чтобы вас представили.
Сабина глубоко вздохнула. Какое-то мгновение она вообще не могла понять, кто с ней разговаривает, стоя рядом, но потом медленно повернула голову и посмотрела на Артура.
— Ее… королевское высочество, — тупо повторила она.
— Да. Пойдемте скорее. Она в дальнем конце зала на возвышении. Господи, где вы прятались все это время?
— Я была… здесь, — пробормотала Сабина, запинаясь.
Потом оглянулась на цыгана, но тот уже ушел, толпа поглотила его. И теперь они стояли с Артуром одни в центре зала.
— Не забывайте называть ее «ваше высочество» и кланяйтесь так низко, как только сможете, — наставлял ее Артур, пока они шли в конец зала, где на возвышении стояли принц и принцесса Уэльские рядом с хозяином бала, окруженные членами королевской свиты.
На принце не было маскарадного костюма, только поверх вечернего костюма был надет Орден Подвязки. Принцесса была в платье ее любимого розовато-лилового оттенка. На голове красовалась высокая корона из аметистов и бриллиантов. Она была великолепна, Сабина чуть не ахнула, настолько ее поразила прелесть и необыкновенная красота овального лица принцессы — датчанки, чье неповторимое очарование завоевало восхищение всех англичан.
Когда они подошли ближе, девушка увидела, что принц, веселый и приветливый, разговаривает с красивой дамой, одетой в костюм королевы Шотландии. Сабина сразу ее узнала, но Артур понял, в чем дело, только когда они вплотную приблизились к августейшим особам. Сабина почувствовала, как он весь напрягся.
— Вас так давно не было в Англии, леди Тетфорд, — произнес принц немного гортанным, низким голосом.
— Десять лет, ваше высочество. Зимой я живу в Монте-Карло, а летом в Париже.
— Ну что ж, наша потеря обернулась для них выигрышем, — сказал принц. — Но мы скучаем без вас. Королева только пару дней назад вспоминала вас. Она очень сожалеет, что вас нет при дворе, да и мы тоже.
— Благодарю вас, сэр.
Леди Тетфорд поклонилась, а Сабина посмотрела сквозь опущенные ресницы на Артура. Выражение его лица было настолько красноречиво, что Сабина чуть не расхохоталась. Только потому, что она услышала, как Артур торжественным помпезным голосом представляет ее принцессе, ей удалось сдержать эмоции.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Плененное сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Плененное сердце - Картленд Барбара



Неплохой роман (другое название "Королевская клятва), но с присущими Картленд розовыми соплями. Ну и, конечно, познания автора в национальностях оставляют желать лучшего (считать, что венгры и цыгане – одно и то же, невежественно): 6/10.
Плененное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
10.03.2011, 19.28





Увлекательная и чудесная сказка! Лишь конец подкачал: увлекательность и чудеса подменяются приторной сентиментальностью, граничащей с жестокостью. Что жаль!
Плененное сердце - Картленд БарбараКатя
27.02.2012, 11.52





Очень понравился роман. Прочитала на одном дыхании. Спасибо!
Плененное сердце - Картленд БарбараНаталья
22.09.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100