Читать онлайн Плененное сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененное сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененное сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененное сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Плененное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая



Сабина вошла в гостиную, где ее ждала леди Тетфорд.
— Это платье просто замечательное! — воскликнула она, когда девушка появилась на пороге и на минуту остановилась перед окном, открытым в сад.
— Это самое замечательное платье, которое у меня только было когда-то, — призналась Сабина. — Кроме, конечно, моих вечерних нарядов, те еще более красивые. Как же я смогу вас отблагодарить?
Леди Тетфорд улыбнулась:
— Ты платишь тем, что носишь их, как говорила моя старая служанка англичанка, которая у меня была до Марии. Ты очень изменилась с тех пор, как приехала сюда. Интересно, Узнает ли тебя Артур?
Сабина усмехнулась:
— Я подумала о том же, когда посмотрела на себя в зеркало после того, как Мария закончила меня одевать. Мне показалось, я вижу незнакомку. Это точно была не та маленькая Сабина, чья одежда всегда выглядела как-то не так.
— Одна из причин в том, что ты всегда выбирала не тот цвет, — серьезно заметила леди Тетфорд. — Ну почему англичанки так любят коричневый и серый и все эти скучные блеклые цвета, которые они называют пастельными, от чего их лица приобретают болезненно-желтый оттенок?
— Какая вы смешная! — засмеялась Сабина. — Но это правда. В Англии все носят пастельные тона. Должно быть, это связано с климатом.
— С твоей кожей, — сказала леди Тетфорд, — ты можешь носить неопределенные тона. Я ожидала, что у тебя будет такой же золотистый цвет волос, как у твоей матери, но у нее никогда не было такой прекрасной кожи и голубых глаз.
— Вы сделаете меня зазнайкой! — улыбнулась Сабина и вдруг, повинуясь неосознанному порыву, опустилась на колени около своей собеседницы и, глядя ей в лицо, такое приветливое и красивое, сказала:
— Спасибо вам. У меня нет слов, чтобы рассказать, как эта прекрасная одежда изменила меня;
Леди Тетфорд ласково дотронулась до ее щеки.
— Глупое дитя! Ты уже достаточно поблагодарила меня.
Это мне покупка тканей и выбор фасонов доставили огромное удовольствие, какого я не испытывала многие годы. Теперь посмотрим, что скажет Артур.
Сабина поднялась с колен и посмотрела на часы на камине.
— Он сказал, что приедет к четырем часам? — спросила она.
— О нет. Артур всегда уклоняется от таких точных обещаний, — ответила леди Тетфорд. — Он сказал, что приедет сразу, как только их королевские высочества освободят его от выполнения обязанностей. Насколько мне известно, у королевской свиты сейчас ленч, поэтому, мне кажется, Артур должен вот-вот подойти.
— У него слишком много времени уходит на то, чтобы их рассадить по местам, — заметила Сабина.
В ее голосе прозвучала досада. Ей нравилось думать, что Артур так мечтает ее увидеть, что, как только поезд остановится на станции, он тут же бросится на виллу «Мимоза». Конечно, Артур должен выполнять свой долг, Сабина хорошо это понимала, но не могла избавиться от мысли, что ее жених не очень-то спешит с выполнением своих обязанностей, после чего получит возможность отправиться туда, куда ему нужно.
С часов ее взгляд скользнул в зеркало над камином. Вне всякого сомнения, платье цвета зеленых листьев, украшенное бархатным пояском и оборками из плиссированного шифона, придавало ей воздушный, весенний вид. Пока она разглядывала себя, в памяти вдруг возник голос, мелодичный, глубокий, который говорил: «Вы похожи на нимфу».
Ей вдруг очень захотелось, чтобы загадочный цыган мог увидеть ее сейчас. Но не успела эта мысль сформироваться, как Сабина сердито отбросила ее. Чем быстрее она забудет все это, тем лучше. У нее не было сомнений насчет того, что подумал бы Артур, узнай он, не только о ее путешествии по верхней Корнишской дороге, но и о том, что она долго разговаривала с цыганом ночью в саду, когда тот принес ее бриллиантовую брошь.
Ей следовало забрать драгоценность, поблагодарить его и немедленно уйти, а вместо этого она медлила, рассказывала ему о себе, как обычно, в своей откровенной манере, за которую ее так часто ругали. И, что еще хуже, позволяла ему целовать руку.
Потом всю ночь она ощущала этот обжигающий поцелуй на своей ладони. Сабина пыталась забыть его, думать о чем-нибудь другом, считать поступок цыгана фамильярностью и наглостью, и все-таки эта мысль постоянно возвращалась. Она вспоминала, с какой грацией он наклонял голову и как по ее телу разливался огонь от прикосновения его губ.
Сабина решительно прервала течение мыслей, отвернулась от своего отражения в зеркале и быстрым шагом подошла к окну.
— Ты нервничаешь?
Сабина забыла, что леди Тетфорд наблюдает за ней, и резко повернулась, услышав вопрос.
— Из-за Артура? — спросила она. — А почему я должна нервничать?
Леди Тетфорд улыбнулась:
— Конечно, нет никаких причин, дорогая. Я просто поинтересовалась.
Сабина пересекла комнату, остановилась перед леди Тетфорд и обезоруживающе улыбнулась.
— Разве что немножко, — призналась она. — Артур достаточно грозная личность, мне кажется.
Леди Тетфорд вздохнула, а потом вдруг посмотрела на Сабину и тихо спросила:
— Ты любишь его, детка?
Вопрос был неожиданным.
— Да… да, конечно, — поспешно ответила Сабина, запинаясь. — Я так благодарна ему… так благодарна.
Леди Тетфорд подняла брови.
— За то, что он попросил тебя стать его женой?
Сабина кивнула:
— Это было так неожиданно, я даже на секунду не могла представить себе, что нравлюсь ему. Он разговаривал со мной за обедом у Бертрамов и потом во время игры в крокет, но мне показалось, что он просто из двух зол выбрал меньшее. Если бы Артур не разговаривал со мной, ему пришлось бы слушать Дороти и Лауру Бертрам, и он нашел бы их необыкновенно скучными. Даже мой папа, человек очень воспитанный и тактичный, признает, что довольно тяжело слушать ту чепуху, которую они несут, рассуждая о вещах, в которых совершенно не разбираются.
— Из двух зол выбрал меньшее? — повторила леди Тетфорд с улыбкой. — Ты действительно так думаешь? Детка, у тебя очень скромное представление о своей внешности.
— Разве? — спросила Сабина.
Женщина засмеялась:
— Ты только что смотрела на себя в зеркало. Что ты там Видела?
— Я видела очень красивое платье, — ответила Сабина, — и элегантную прическу, сделанную искусными руками. Если одежда может создать женщину, то в этот момент из меня получилось что-то, чем можно гордиться.
— Нет, моя дорогая, кроме одежды, есть еще кое-что, — настаивала леди Тетфорд. — Ты очень принижаешь себя. Неужели для тебя секрет, что ты очень красива? Если бы тебе довелось услышать, что говорят мои друзья с тех пор, как ты приехала в Монте-Карло, твоя голова закружилась бы на прелестных плечиках. Не надо себя недооценивать, Сабина. О чем еще множество мужчин, не считая Артура, скажут тебе, пока ты находишься здесь.
— Хотелось бы мне в это поверить! — воскликнула девушка.
Она опять повернулась к зеркалу, чтобы посмотреть на свое отражение, и в этот момент услышала, что к парадному входу подъехал экипаж.
— Артур!
Она произнесла его имя, почти не дыша, и леди Тетфорд улыбнулась, поднимаясь со своего стула.
— Да, Артур, наконец-то! А теперь ты должна подтвердить то, что я говорила тебе. Ты очень красивая, Сабина.
Обе женщины стояли в молчании. Они услышали шаги и бормотание Бейтса, когда открылась дверь в гостиную;
— Его светлость, миледи.
Артур медленно вошел в комнату. Он был среднего роста, светловолос, строен, хотя, может быть, несколько худощав, и носил изящные усики. Черты лица у него были довольно резкие, а холодные серые глаза глубоко посажены под прямыми, явно не знающими компромиссов бровями. Губы казались слегка тонковатыми и складывались в почти прямую линию, кроме тех случаев, когда он улыбался, что выдавало необыкновенную серьезность его характера и прискорбное отсутствие великодушия.
Но первое впечатление о третьем лорде Тетфорде было весьма благоприятным. Вы видели перед собой привлекательного молодого человека, хорошо одетого, с гордой осанкой. Когда он вошел в гостиную, Сабина почувствовала, как сердце в ее груди сделало скачок от волнения.
— Добрый день, Артур. Мы уже начали думать, что ты забыл о нас или твой поезд был отменен, — сказала леди Тетфорд, двигаясь к сыну, чтобы поприветствовать его.
— Как раз наоборот — Королевский поезд прибыл точно в указанный срок. У нас было великолепное путешествие, мама, и сюда я приехал, как только появилась возможность.
Сабина заметила, что он не поцеловал мать, а лишь несколько секунд подержал ее руку в своей. Потом он повернулся к Сабине.
Он улыбнулся, увидев ее, но улыбка мгновенно увяла на его губах.
— Что вы с собой сделали? — спросил он.
Смущенные слова приветствия, уже готовые сорваться с ее губ, застряли в горле.
— Я… я не знаю, — пробормотала она. — Вы имеете в виду, что я выгляжу иначе?
— Конечно, именно это я и имею в виду, — ответил Артур. — Ваши волосы и одежду.
— Вам нравится? — спросила Сабина с надеждой, — Пожалуйста, скажите, что это так. Ваша мама была так добра ко мне! Платья, которые она мне подарила, самые красивые, какие у меня только были в жизни!
Артур повернулся к матери.
— Это ты подарила Сабине эти платья? — потребовал он ответа.
Леди Тетфорд спокойно произнесла, глядя на сына:
— Да. Я написала Эвелин и сообщила ей, что моим свадебным подарком Сабине станет приданое, и что будет лучше, если она сможет воспользоваться им во время визита в Монте-Карло.
— Полагаю, в таком жесте не было необходимости, — раздраженно заметил Артур.
— О, но моя мама была так обрадована и очень благодарна вашей маме! — вмешалась Сабина. — Понимаете, у нее нет возможности купить мне столько одежды, особенно такой, какую носят в Монте-Карло. Даже если бы она купила что смогла, те платья никогда не были бы столь красивыми и модными, как эти, которые леди Тетфорд так любезно подарила мне. Пожалуйста, Артур, скажите, что вам нравится мое платье.
Голос Сабины звучал так умоляюще, так жалобно. Она без слов, по выражению лица Артура, знала, что он недоволен, но не понимала, чем именно. Наверняка ему не хотелось бы, чтобы она носила неприметную дешевую одежду, как тогда, во время их первой встречи. Даже по сравнению с теми нарядами, в которые были одеты Дороти и Лаура Бертрам, они были жалкими и немодными. Ей было просто страшно подумать, на кого бы она была похожа здесь, в модном, роскошном Монте-Карло, если бы не доброта леди Тетфорд.
— Я уверена, что вы должны быть в восторге от этого платья! — воскликнула она с отчаянием. — А другие еще лучше.
Воцарилось тягостное молчание. Потом, когда напряжение стало невыносимым, леди Тетфорд не выдержала:
— Не будь глупцом, Артур. Девочка не могла ходить по Монте-Карло, выглядя, как служанка. Ты прекрасно это знаешь, как и я. Тебе всегда надо все осложнить и заставить нас чувствовать себя неловко.
Артур посмотрел на мать. Взгляд стал ледяным, губы сжались, и он сухо заявил:
— Отлично. Но я могу кое-что сказать по поводу того, как она выглядит.
— Сабина здесь уже произвела самое благоприятное впечатление, — возразила леди Тетфорд.
— Неужели! И на кого же? — спросил Артур.
— На моих друзей, — ответила леди Тетфорд.
На его губах появилась улыбка, очень неприятная.
— Я так и думал, — проговорил он.
Сабина в изумлении переводила взгляд с одного на другого. Почувствовав неприязнь и продолжение какого-то давнего противостояния, непонятного ей, она импульсивно подошла к Артуру и положила руку ему на грудь.
— Все это для того, чтобы сделать вам приятное. А теперь не хотите ли вы сказать, что рады меня видеть?
В первый раз со времени приезда Артур взял ее за руку, глядя в лицо.
— Я очень рад вас видеть. Но вы мне нравились такая, какой я вас встретил в Коблфорде.
— Я такая и есть, — смущенно прошептала Сабина.
Артур смотрел на нее, и ей показалось, что напряжение стало меньше, но вдруг он вырвал свою руку.
— Идите сюда! — воскликнул он.
Артур схватил ее за локоть и буквально подтащил к окну.
Там он внимательно посмотрел ей в лицо, потом вытащил из нагрудного кармана белоснежный носовой платок. Прежде чем Сабина успела сообразить, что он собирается делать, Артур провел им по ее щекам — сначала по одной, потом по другой.
Сабина вскрикнула от боли. Он отпустил ее и теперь стоял, угрюмо разглядывая носовой платок, испачканный розовыми пятнами от румян.
— Это твоих рук дело! — воскликнул Артур, бросив злой взгляд на леди Тетфорд.
Он почти кричал, выдвигая свои обвинения громовым голосом. Сабина отскочила к подоконнику и прижала руки к груди.
— Мой дорогой Артур! Стоит ли так пугать девочку своими выходками? — спросила леди Тетфорд.
— Вот именно, выходки! — ответил ее сын. — Ты, по-моему, достаточно сделала, чтобы превратить ее в модную куклу, раскрасив, как шлюху.
— Немного румян не могут повлиять на ее мораль.
— Это ты так думаешь, — грубо ответил Артур. — Но я точно знаю, что значат такие действия, когда они исходят от тебя. Ты хочешь сделать из нее свое подобие. Ты хочешь развратить, испортить, опорочить ее невинность, чтобы доказать мне, что все женщины одинаковые, и ни одна из них не лучше тебя.
Его голос дрожал от ярости, но леди Тетфорд смотрела на него абсолютно спокойно.
— Нет необходимости выходить из себя, Артур, или быть грубее со мной, чем обычно. Сабина не стала развращена или испорчена от того, что я нанесла ей на бледные щеки немного румян и слегка коснулась ее носа пуховкой. Она прелестная и нежная, такая, как была всегда. Одному Богу известно, сколько Сабина еще сможет оставаться такой, если будет следовать твоим искаженным взглядам на жизнь и узнает, что ты всегда ожидаешь от каждой женщины самого плохого.
— Поскольку твой пример сделал меня циничным, можешь обвинять в этом себя, — с горечью ответил Артур. — Я очень не хотел, чтобы Сабина сюда приезжала, и теперь вижу, что мои опасения были не напрасны.
— Ты вынужден был согласиться на ее приезд сюда. Так что давай не строить иллюзий на этот счет, — заметила леди Тетфорд.
— Что ж, отлично, это так. Но пойми, я не хотел, чтобы ее здесь портили или развращали. А сейчас она пойдет наверх и умоется. И если я еще когда-нибудь увижу Сабину напудренной и нарумяненной, отправлю ее домой следующим же поездом. Это вам ясно?
Он повернулся к Сабине.
— Артур, пожалуйста… не сердитесь так.
Глаза Сабины наполнились слезами, голос с трудом вырывался у нее из горла.
— Вы слышали, что я сказал! — воскликнул он резко. — Ступайте наверх и умойтесь. И в следующий раз, когда вам в голову придет воспользоваться косметикой, вы узнаете, что мои угрозы не пустые слова.
Сабина побежала к двери. Она распахнула ее и с силой захлопнула за собой. Потом бросилась наверх, в комнату. Оказавшись в относительной безопасности, девушка вытерла слезы чистым носовым платком. Ее била дрожь.
Как он посмел так разговаривать со своей матерью? Как можно было настолько разозлиться из-за какой-то ерунды, чтобы едва ли не рычать от ярости?
Сабина снова вытерла глаза и всмотрелась в свое отражение в зеркале туалетного столика. Потом подбежала к умывальнику, из разукрашенного цветами фарфорового кувшина плеснула в таз немного воды и принялась губкой тереть лицо.
Румян было очень мало, а пудрой Мария только коснулась ее носа, поэтому все это было смыто через секунду, и когда она вытерла лицо полотенцем, на нем не осталось ни следа злосчастной косметики, так взбесившей Артура.
Сабина опять подошла к туалетному столику. Не было никаких сомнений, что с румянами на щеках она выглядит гораздо лучше. Теперь, когда приказание Артура было выполнено, Сабина почувствовала себя униженной от того, каким образом он с ней обращался.
Почему он был так груб со своей матерью? И почему в самом деле он, ее жених, позволял себе приказывать ей, пока она еще не стала фактически его женой? Но, задав себе этот вопрос, Сабина почувствовала, что весь ее запал мигом иссяк.
Ей хотелось, чтобы Артур был доволен, а не сердился на нее.
Она думала, что он одобрит ее наряды, а не будет искать в них недостатки.
Прошлой ночью цыган сказал, что она красивая. Сабина видела в его глазах восхищение. Она, как и любая другая женщина, почувствовала бы, если в том, как он обращался с ней, была бы неискренность или притворство. То же самое происходило и в казино. Все друзья леди Тетфорд делали ей комплименты, а другие мужчины, которых она не знала, смотрели на нее такими взглядами, что в их смысле можно было не сомневаться.
Артур должен был бы гордиться, а не злиться. Сабина почувствовала, как у нее в груди нарастает обида, но потом здравый смысл взял верх. Он был прав. Конечно, он был прав.
Папа и мама тоже не одобрили бы, если бы кто-нибудь из них увидел, что она накрашена. Так что Артур был прав, что заставил ее смыть косметику с лица. Пусть она с косметикой выглядит красивее, но ведь суть не в этом. Леди не должна себя так вести, не должна румяниться. Она позволила себе послушаться маму Артура, так как считала, что никто не сможет заметить косметику на ее лице.
«Я должна извиниться перед ним», — подумала она и заставила себя согласиться с тем, что это необходимо.
Медленно и очень неохотно, как будто у нее к ногам подвешены тяжелые гири, она, ступенька за ступенькой, стала спускаться вниз, в холл. Когда ее рука потянулась, чтобы открыть дверь в гостиную, Сабине вдруг отчаянно захотелось домой.
У них дома никогда не происходило подобных сцен. Папа, как бы он ни был возмущен поступками детей, никогда не выходил из себя. Он ругал их, конечно, но всегда казалось, что он больше расстроен, чем разозлен их плохим поведением. Мама иногда теряла терпение, но весь конфликт исчерпывался в течение нескольких минут, как и их детские ссоры.
Потом они целовались и опять любили друг друга. Кажется даже, что после этих ссор все становились немного счастливее, чем прежде, потому что темное облачко разногласий было слишком маленьким по сравнению с ярким солнцем их семейного счастья.
Еще не открыв дверь, Сабина вдруг кое-что поняла, не приходившее ей раньше в голову.
«Я боюсь Артура», — сказала себе Сабина. Да, она боится его. В какой-то степени это открытие поразило девушку. Как часто она говорила сестрам, что ничего не боится, даже привидений, старости или смерти. Но теперь она боялась мужчины. Мужчины, за которого собиралась выходить замуж.
«Он не должен сердиться на меня, не должен», — говорила она себе, и чувствовала стыд из-за того, что была такой трусихой.
Артур ее любит! Если она поступила не правильно, а потом извинилась, он должен ее понять.
Сабина открыла дверь и вошла, отрепетировав мысленно слова извинений, которые надо произнести. Сначала ей почудилось, что гостиная пуста, но потом она увидела леди Тетфорд, лежавшую на тахте возле окна. Артура в комнате не было.
Сабина медленно пересекла комнату. На мгновение ей показалось, что женщина спит, но потом она поняла, что леди Тетфорд смотрит в сад. Ее глаза были устремлены на высокие кипарисы, но не видели их.
— Артур ушел? — спросила Сабина тихо.
— Да. Он вернулся на обед.
— О! — Сабина больше не нашла, что сказать.
Леди Тетфорд с видимым усилием повернула голову.
— Иди сюда, детка. Я хочу поговорить с тобой.
Сабина послушно подошла. Она стояла около дивана и смотрела на женщину. Ей показалось, что леди Тетфорд выглядит очень усталой. Ее лицо было таким грустным, как будто она страдала.
Женщина взяла с дивана подушку и положила ее рядом с собой на пол.
— Садись, Сабина, — сказала она.
Девушка сделала то, о чем ее попросили. Зеленая юбка волнами легла вокруг ее ног, спиной она оперлась на спинку дивана и посмотрела на леди Тетфорд.
— Мне очень жаль, что так получилось, — сказала леди Виолетта. — Это моя вина. Мне следовало догадаться, что Артур рассердится не только на меня, но и на тебя.
— Он очень злится? — спросила Сабина.
— Ничего, все пройдет.
— Я не думала, что он заметит.
— Никто другой не заметил бы, — сказала леди Тетфорд. — Просто он искал косметику на твоем лице. Он всегда с подозрением относится ко мне, а раз ты была со мной, то и к тебе.
— Но почему? — воскликнула озадаченная Сабина. — Почему он относится к вам с подозрением?
— Потому что он ненавидит меня, — ответила леди Тетфорд.
— Ненавидит вас? — повторила Сабина. — Да нет, этого не может быть. С какой стати?
— Неужели тебе никто обо мне не рассказывал? — спросила леди Тетфорд.
— Рассказывали. Мама говорила о том, как вы всегда были к ней добры и как печально, что она вас не видела столько лет.
Она очень обрадовалась, узнав, что Артур ваш сын. Это было одной из причин, почему папа и мама были рады дать согласие на наш брак.
— Думаю, что именно поэтому Артур не стал говорить обо мне всякие неприятные вещи, — задумчиво сказала леди Тетфорд как будто про себя.
— Неприятные вещи? — удивилась Сабина. — Но зачем ему это? Как бы он посмел?
— Он посмеет сделать все, что угодно, если это послужит его цели или он что-то от этого выиграет, — ответила леди Тетфорд. — Но я вижу, ты мне не веришь. Ты, девочка, выросла в счастливом доме, у тебя любящие родители. Конечно, тебе трудно понять, как может ненавидеть мать единственный ребенок.
— Но за что? За что? — настаивала Сабина.
— Я тебе расскажу, — сказала леди Тетфорд. — Лучше мне самой тебе все объяснить. Я не могу доверить Артуру, с его полным отсутствием деликатности, излагать свою версию этой истории.
Она приложила к губам кружевной носовой платок и продолжила:
— Артур сильно похож на своего отца, моего мужа. У него был сильный характер, но очень ограниченные, можно даже сказать, фанатичные взгляды. Если он когда-нибудь решал, что курс акций должен быть таким, какой он считает правильным, то готов был отстаивать свое мнение до последнего, какие бы ни выдвигались аргументы против. Никакие силы не могли изменить решение моего мужа, и никто не мог сбить его с намеченного курса. Артур такой же. Никто и ничто не может изменить его мнение обо мне.
— Но что такого вы натворили? — спросила изумленная Сабина.
— Позволь рассказать тебе все по порядку, — ответила леди Тетфорд. — Мне было восемнадцать лет, когда я вышла замуж за отца Артура, которому было уже сорок. Он был вдовцом, который до нашего брака был женат на одной невротичке, женщине с очень сложным характером, не игравшей никакой поли в его жизни. Но болела она около пятнадцати лет. И все эти годы мой муж жил без женщин. Его жизнь проходила только в обществе мужчин. У него не было никакого интереса, даже небольшой тяги к так называемому слабому полу.
Итак, мы поженились, и родился Артур. Вскоре после этого я стала чувствовать себя очень несчастной. Я фактически не любила его, когда выходила замуж. Конечно, он вызывал у меня восхищение. Мне казалось, что он красивый и романтичный мужчина. Из-за своей молодости и глупости я не понимала, что значит жить с человеком, обладающим таким темпераментом, вернее, полным его отсутствием. Ощущение, что я несчастна, становилось все сильнее и сильнее. Мне оставалось только заставлять себя и весь окружающий мир думать, что наш брак во всех отношениях был счастливым.
Я занимала определенное положение при дворе, что давало возможность иметь какие-то интересы за пределами дома.
Занималась благотворительностью, посвящала этому все свободное время, лишь бы только не думать о своей жизни и не оставаться с мужем наедине.
Мне доставляло огромное удовольствие воспитывать Артура, до тех пор, пока его не отправили в школу, а потом и в университет. Он был очень похож на отца и внешне, и по характеру. И, пожалуй, единственный человек, к которому мой муж питал привязанность и пытался понять, был наш сын.
Артур, в свою очередь, обожал отца.
Шли годы, и в конце концов мой муж умер. Я не могу передать тебе, девочка, что значит ощутить себя вдруг свободной. Свободной от того, что висело темным облаком над моей жизнью так долго, что я думала, мне предстоит жить в темноте до конца моих дней. Бесконечные ссоры, грубость, необоснованная ревность и несправедливость делали мое существование непереносимым. Все изменилось в один миг. Наконец я стала свободной. Мне не приходилось испытывать это ощущение с тех пор, как я была девушкой.
И в этот период я в первый раз в своей жизни влюбилась.
Это был человек, которого я знала очень давно. Он любил меня много лет, а я принимала его чувство за простые дружеские отношения. К несчастью, он был женат на женщине, которая находилась в сумасшедшем доме около двадцати лет. С этим ничего нельзя было поделать. Развод был невозможен, поскольку это запрещал закон.
— Значит, если муж или жена сумасшедшие, то нет шансов стать свободным? — спросила Сабина.
— Никаких, — ответила леди Тетфорд. — А Гай так хотел иметь детей! Из него получился бы отличный, понимающий отец. Может быть, из-за этого я любила его еще больше. Гай становился старше, но в душе оставался молодым. К нему всегда тянулись молодые люди. Он понимал их, а они, в свою очередь, обожали его. Все, кроме Артура. Ему Гай никогда не нравился.
— Что же вам оставалось делать? — спросила Сабина.
— Этот вопрос и мы себе задавали снова и снова, — ответила леди Тетфорд. — Что нам делать? Мы любили друг друга.
Два одиноких и несчастных человека в течение многих лет. У него не было детей, с которыми необходимо было бы считаться, а у меня был Артур, который к тому времени вырос и не очень баловал меня своим вниманием.
Итак… да, Сабина, мы… уехали вместе. Скандала не было.
Я отказалась от своих обязанностей при дворе, сообщив, что собираюсь пожить за границей, чтобы поправить здоровье, Гай оставил свои поместья в Дорсете, и мы отправились в небольшое, но очень уютное местечко в Италии, где нас никто не знал. Мне кажется, ни у кого не возникло и мысли, что мы живем вместе, кроме, конечно, Артура.
— Вы ему сказали? — спросила Сабина.
— Да, я честно и откровенно рассказала ему, что собираюсь сделать, — ответила леди Тетфорд. — Мне никогда не удастся забыть того, что он мне тогда наговорил.
Она закрыла глаза, как будто то, что случилось тогда, было кошмаром, слишком страшным, чтобы вспоминать.
— Он очень рассердился? — спросила Сабина, понизив голос.
— Он сказал все то, что и следовало от него ожидать в подобной ситуации, — сказала леди Тетфорд. — Он сообщил, что никогда мне не доверял, что всегда считал недостойной отца и что я не сделала ничего из того, что положено матери, для полного счастья сына. Он обвинял меня во всех смертных грехах. Я была плоха во всех отношениях, а мой сын и его отец всегда во всем правы.
— Я сказала ему, что в таком случае он будет только рад избавиться от меня. Что я не опозорю его, поскольку никому неизвестно, что происходит в моей жизни. Ему только надо хранить молчание, тогда наш секрет никогда не раскроется.
Я покидала Англию, а в моих ушах звучали его проклятия.
Мы с Гаем приехали в Италию и обо всем забыли, получив наконец долгожданное счастье, которого я до тех пор не знала.
— Так никто и не узнал? — спросила Сабина.
— Никто, насколько мне известно, — ответила леди Тетфорд. — Из-за того, что я шесть лет жила свободной, спокойной жизнью с человеком, которого любила, мне показалось невозможным опять вернуться в Англию, в ее скучное, самодовольное, полное условностей общество, которое я знала, когда была замужем за отцом Артура.
— А что произошло потом, после тех шести лет? — спросила Сабина.
— Гай умер, — сказала леди Тетфорд. — Он умер от очень тяжелой болезни, которая, к счастью, терзала его не слишком долго, благодарение Богу. Его жена до сих пор жива, а он мертв.
— Вы никогда не жалели, что уехали с ним тогда? — спросила Сабина.
— Жалела ли я об этом? Моя дорогая, это единственный, правильный поступок, который я совершила в своей жизни.
Мы были очень счастливы, и когда Гай умирал, он поблагодарил меня. Представляешь, детка, он благодарил меня за то, что подарил мне шесть лет счастья.
— Что же вы делали после этого? — поинтересовалась Сабина.
— С тех пор я старалась каким-нибудь образом убить время, — вздохнула леди Тетфорд. — Сначала я путешествовала по Европе, а потом построила здесь виллу, потому что, как оказалось, единственная вещь, которая мне помогает забыть одиночество, это возможность играть. Сначала мне пришло в голову поехать в Гамбург на некоторое время, но я люблю солнце, оно напоминает мне о тех счастливых годах, которые мы провели с Гаем в маленькой рыбацкой деревушке на берегу теплого моря. Два человека, забытые миром. Два человека, у которых было все, о чем только могут мечтать мужчина и женщина.
— Артур приезжал к вам в гости когда-нибудь? — поинтересовалась Сабина.
— Нет, конечно, нет, — ответила леди Тетфорд. — Только один-единственный раз он написал мне и попросил о встрече, и то потому, что у него возникли определенные трудности, связанные с его состоянием. Понимаешь, Сабина, жизнь странная штука с неожиданными поворотами. Мой муж, который меня постоянно оскорблял, всегда говорил, что я безнадежно глупа и некомпетентна, оставил очень странное завещание.
Большая часть состояния была, конечно, оставлена сыну, но он получит деньги, только когда ему исполнится сорок лет или когда женится с моего согласия и одобрения.
Не правда ли, странно, что муж составил завещание подобным образом? Он никогда не обращал внимания на мое мнение и часто критиковал мой вкус, но тем не менее в завещании он написал именно так. Поэтому Артур, несмотря на то что не одобряет мой образ жизни, оказался в весьма щекотливом положении, когда ему пришлось получать мое согласие на брак.
— Так вот почему я приехала сюда, — сказала Сабина.
— Именно поэтому, — ответила леди Тетфорд. — Артур написал формальное письмо с просьбой одобрить его брак, но я не соглашалась ни за что, пока не увижу тебя.
— Я рада, что вы так ответили! — воскликнула Сабина.
— Правда? — удивилась леди Тетфорд. — Теперь я сомневаюсь, что это было разумным.
— Я скажу Артуру, что сожалею о своем поступке, и он все забудет.
Леди Тетфорд протянула руку и притянула Сабину к себе.
— У тебя очень добрый характер, детка, — сказала она. — Это мое упущение, что Артур разозлился на тебя, ведь виновата только я одна. Возможно, подсознательно мне хотелось его немного помучить. Когда он приезжает, я специально крашусь более ярко и заметно, потому что его это раздражает. Артур не понимает заграничный образ жизни и не одобряет обычаи иностранцев. Он обо всем судит поверхностно и ограниченно, как это делал его отец. Если бы у них была возможность, они бы всех женщин отправили в средневековое рабство. Плотская любовь им нужна только для того, чтобы производить на свет детей и удовлетворять нужды всемогущего мужчины.
— Неужели Артур на самом деле думает так? — спросила Сабина.
— Может быть, я была недостаточно добра к нему, — быстро сказала леди Тетфорд. — У Артура много хороших качеств. В этом я уверена, и ты способна помочь ему измениться.
— Каким образом?
— Ты можешь сделать его более человечным, а может быть, даже внушишь ему, что женщин следует любить и ценить.
Сабина смотрела на нее с сомнением:
— Мне никогда и в голову не приходило, что я могу чему-то научить Артура. Я, наоборот, надеялась, что он меня многому научит.
— Артуру самому очень многому надо учиться, — возразила леди Тетфорд. — Но если он тебя любит в достаточной мере, то все возможно. Я уверена, что любовь может изменить даже самого безнадежного человека. Может быть, моей самой большой ошибкой или даже самым тяжким грехом было то, что я вышла замуж за отца Артура, не любя его. Понимаешь, я тогда очень мало знала о любви. Не догадывалась, какое это прекрасное, могущественное чувство.
— Как бурное море, — ласково сказала Сабина, вспомнив слова цыгана.
— Да, это правда, — согласилась леди Тетфорд. — Любовь и правда похожа на бурное море, а еще больше на неугасимый огонь. Пламя очищает и сжигает, оно может создать и разрушить.
— Вы думаете, что Артур любит меня именно так? — спросила Сабина тихо.
Леди Тетфорд колебалась какое-то мгновение, но потом ответила:
— Я не думаю, что смогу дать однозначный ответ на твой вопрос. Только ты сама способна на него ответить.
Сабина подняла голову и поцеловала леди Тетфорд в щеку.
— Спасибо, что рассказали мне о себе, — сказала она. — И я очень рада, что вы все-таки нашли свое счастье, пусть хоть и ненадолго.
Леди Тетфорд вздохнула:
— С тех пор годы тянутся очень медленно, но моя память остается со мной. Для любой женщины этого достаточно.
Она ласково поцеловала Сабину и встала.
— Пойдем, выберем платье, которое ты наденешь вечером.
Тебе следует выглядеть привлекательно, но, может быть, слегка подавленно.
В ее голосе прозвучало еле заметное злорадство, когда она « говорила последние слова, и Сабина вдруг начала смеяться.
— Что тебя так развеселило? — поинтересовалась леди Тетфорд.
— Сама идея выглядеть уныло во всех этих прекрасных нарядах, которые вы мне привезли из Парижа, — ответила Сабина. — Кроме того, у меня нет никакого желания выглядеть унылой и подавленной. Я хочу выглядеть красивой и волнующей, чтобы Артур восхищался мною.
— Нам надо постараться заставить его воспринять тебя именно так, — улыбнулась леди Тетфорд.
— Да, нам надо постараться заставить его, — повторила Сабина.
Она думала об этом тремя часами позже, спускаясь по лестнице, одетая в белое муслиновое платье, украшенное черной бархатной тесьмой. Это был самый простой наряд в ее гардеробе, но он обладал той элегантностью и изяществом, которое достигается только волшебством парижских портных. Сабина знала, что выглядит в нем прелестно и что у нее в этом платье необыкновенно красивая фигура.
Она слышала, что несколькими минутами раньше приехал Артур, и Мария пришла из комнаты леди Тетфорд сказать, чтобы Сабина спускалась вниз, а ее светлость придет чуть попозже.
С бьющимся сердцем Сабина вошла в гостиную и увидела Артура, стоявшего возле камина. Он весьма элегантно выглядел в своем вечернем костюме с белой гарденией в петлице.
Сабина медленно пересекла комнату, направляясь к нему.
Он ничего не сказал, не сделал ни одного движения, пока она шла, и Сабина нервно сжала перед собой руки. Ей показалось, что она забыла, какой Артур высокомерный и сдержанный.
Он вел себя так, словно не замечал ее присутствия, и Сабина почувствовала себя маленькой и беспомощной.
— Пожалуйста, Артур, поверьте, мне… очень жаль.
Слова тихо сорвались с ее губ, и после этого наконец он повернулся, с подозрением глядя на ее щеки. Увидев, что на них нет ничего искусственного и что мягкий, бледный цвет ее кожи абсолютно натуральный, он произнес:
— Вот так-то лучше.
Он говорил с высокомерным одобрением школьного учителя, а не любящего человека.
— Вы больше не… сердитесь?
Это прозвучало, как вопрос испуганного ребенка.
— Я был очень сердит сегодня днем, вам это хорошо известно.
— Я знаю и очень… сожалею. Если бы мне пришло в голову, что вы заметите, я не стала бы… этого делать.
— Я замечаю все, что касается вас, — ответил Артур.
Как будто внезапно исцелившись от плохого настроения, он обнял ее за плечи и притянул к себе.
— Вам следует еще многому научиться, чтобы отличать хорошее от дурного. Вы мало видели, всегда жили очень простой жизнью, поэтому я не могу обвинять вас за то, что вы сделали ошибку. Кроме того, здесь, без сомнения, вина моей матери. Но позвольте мне все прояснить с самого начала. Вы понравились мне с первой нашей встречи. Мне не нужна в жены разряженная французская кукла. Я хочу взять в жены обычную английскую деревенскую девушку, которой смогу доверять, которой будет достаточно того, что у нее есть муж, и нет необходимости привлекать чье-то внимание.
— Я понимаю, — ответила Сабина тихо. — Но мне все равно очень нравятся мои замечательные новые платья. Право же, вам не могло показаться красивым то ужасное белое платье, которое было на мне, когда мы встретились в первый раз.
Оно совсем мне не идет. Кроме того, я ношу его уже третий год.
— Мне оно показалось замечательным, — упрямо ответил Артур. — В нем вы выглядели настоящей леди, вот что мне понравилось в вас.
— Разве я теперь не похожа на леди? — спросила Сабина, с некоторой долей лукавства, которое она не смогла полностью скрыть.
— Вы выглядите прекрасно, — сказал Артур. — Но мне больше нравилась ваша прежняя прическа. Она не была такой причудливой.
— Вчера в казино один француз постоянно говорил о «La belle Anglais», красотке-англичанке. Я долгое время не могла понять, что он имеет в виду меня.
— Пошел он к черту! — взорвался Артур. — Эти лягушатники все одинаковые. Им нельзя доверять, когда дело касается женщин. Вы не должны слушать комплименты подобного рода.
Вы вообще не должны слушать никаких комплиментов, если уж на то пошло. Это не по-английски, вам это хорошо известно.
— А мне нравятся комплименты, — честно призналась Сабина. — Мне их раньше никто не делал.
— А они вам и не нужны, — заметил Артур сварливо.
Потом он посмотрел на нее сверху вниз, наклонил голову и поцеловал ее в щеку.
— Вы выглядите замечательно. Вы это хотели услышать?
— Да, конечно, — улыбнулась Сабина. — Спасибо, что вы мне это сказали.
Он притянул ее к себе и опять поцеловал в щеку.
— Тогда все в порядке, — сказал он. — Теперь, когда я здесь, у вас больше нет необходимости слушать французов, друзей моей матери. Насколько мне известно, это своего рода коллекция самого разнообразного сброда.
— Мне они показались приятными людьми. Кроме того, они были очень добры ко мне, — пробормотала Сабина.
Она не смогла удержаться от того, чтобы не высказать неодобрения того, что он критически говорит о своей матери при ней. Но Артур, похоже, не слушал ее.
— Не люблю зарубежные страны и никогда не любил, — сказал он напыщенно. — Но что я еще больше терпеть не могу, так это всяких даго, бродяг, которые живут в них.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Плененное сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Плененное сердце - Картленд Барбара



Неплохой роман (другое название "Королевская клятва), но с присущими Картленд розовыми соплями. Ну и, конечно, познания автора в национальностях оставляют желать лучшего (считать, что венгры и цыгане – одно и то же, невежественно): 6/10.
Плененное сердце - Картленд БарбараЯзвочка
10.03.2011, 19.28





Увлекательная и чудесная сказка! Лишь конец подкачал: увлекательность и чудеса подменяются приторной сентиментальностью, граничащей с жестокостью. Что жаль!
Плененное сердце - Картленд БарбараКатя
27.02.2012, 11.52





Очень понравился роман. Прочитала на одном дыхании. Спасибо!
Плененное сердце - Картленд БарбараНаталья
22.09.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100