Читать онлайн Пышная свадьба, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пышная свадьба - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пышная свадьба - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пышная свадьба - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Пышная свадьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Увидев Дорину, Максимус с улыбкой направился к ней.
— Вот я и вернулся и хочу поблагодарить вас…
Движением руки она остановила его.
Он взглянул на нее и тихо спросил:
— Что произошло? Отчего вы так расстроены?
С большим трудом она смогла выдавить из себя несколько слов.
— Мне нужно сказать вам… кое-что.
— Я слушаю вас.
Ей казалось, что она никогда не сможет выговорить эти слова. Когда наконец она услышала свой голос, то с трудом могла узнать его.
— Летти… уехала… с сестрой Терезой!
— Уехала?
Вопрос прозвучал, как выстрел.
— Сестра Тереза увезла Летти в Саравак… Летти очень сожалеет… но она не хочет быть… вашей женой. Она оставила мне записку с просьбой сообщить вам об этом.
В комнате воцарилось тягостное молчание.
Дорина не смела взглянуть в глаза Максимусу, опасаясь прочесть в них ненависть и презрение.
Наконец, когда ей стало казаться, что она ждет ответа целую вечность, он взорвался:
— Черт побери, почему вы не сказали мне правду, когда я вас просил об этом?
В его голосе прозвучала такая ярость, что Дорина была не в силах вынести это.
— Простите… меня, — прошептала она и выбежала из комнаты.
Ей хотелось спрятаться где-нибудь. Она была не в состоянии отвечать на вопросы, которые, вне всякого сомнения, станет задавать Максимус.
Дорина почти забыла о том эпизоде на яхте, когда он спросил ее, хочет ли Летти быть его женой, а она ответила уклончиво, стараясь выгородить сестру.
Теперь он возненавидит ее за то, что она не была с ним откровенна, за то, что не предотвратила катастрофу. Если бы тогда она сказала ему правду, он, возможно, устроил бы так, чтобы Летти не появлялась в Сингапуре. Это спасло бы его от унижения, которое он должен был испытывать сейчас.
«Почему я поступила так глупо… нечестно?» — спрашивала себя Дорина.
В поисках убежища она бессознательно направилась в свою спальню. Затем, повинуясь внезапному порыву, схвати шляпку и сумочку, которая всегда была при ней в поездке, и сбежала вниз по лестнице. Входная дверь была открыта; она проскользнула в нее и остановилась на ступеньках.
Экипаж, как обычно, стоял наготове, и, видя, что она ждет, кучер подъехал к дверям.
— Мне нужно в пароходную компанию, — сказала Дорина.
Они спустились с холма и покатили по улицам города. Охваченная отчаянием, Дорина не замечала ничего вокруг.
Она знала, что должна немедленно вернуться домой, — не только потому, что была не в силах выносить гнева Максимуса, но и потому, что она больше не могла оставаться с ним под одной крышей.
Было сомнительно, что после всего случившегося он захочет с ней разговаривать, но тем не менее, хотя он и считал ее не слишком важной особой, она все-таки была молодой незамужней женщиной, поэтому единственное, что ей следовало сделать, — это как можно скорее покинуть Сингапур.
Подумав о том, что ее ждет впереди, Дорина чуть не разрыдалась от горя; она готова была на коленях умолять Максимуса, чтобы он позволил ей остаться.
Потом, взяв себя в руки, она напомнила себе, что у нее есть гордость. Она должна вести себя, как леди, каким бы предосудительным ни казался поступок ее сестры.
Она вернется в Англию и забудет, что всего одну неделю ей суждено было провести рядом с человеком, которого она любила, что какую-то крохотную часть своей жизни она была физически здоровой и выглядела такой же привлекательной, как все ее ровесницы.
Несмотря на то, что сказал ей доктор, она не сомневалась, что как только она вернется в Англию, ее экзема вспыхнет с новой силой.
Возможно, поначалу она не будет такой сильной, как прежде. Но зимний холод даст о себе знать, и с каждым годом она все больше будет превращаться в тень, скрываясь в дальних уголках Олдеберн Парка и боясь показаться людям на глаза.


За этими грустными размышлениями Дорина не заметила, как экипаж подъехал к зданию, в котором располагалась пароходная компания.
Она вошла, достала из сумочки обратный билет и показала его служащему.
— Когда отправляется ближайший пароход в Англию? — спросила она.
— Пароход «Хоумерик», принадлежащий компании «Пенинсьюлар энд ориэнтал», прибудет послезавтра, мадам. Вечером он встанет на якорь, а на следующее утро отплывет.
— Вы не могли бы заказать мне каюту?
— С огромным удовольствием, мадам.
Он принялся заполнять необходимые бумаги, и в это время в комнату вошел еще один человек.
Дорина даже не заметила его появления, пока он не воскликнул:
— Леди Дорина! Леди Дорина, неужели это вы?
Дорина с изумлением оглянулась и увидела знакомое лицо. Это был один из молодых людей, с которыми она время от времени встречалась на охоте.
— Я не ожидала увидеть вас здесь, мистер Уэйкли!
— И я тоже не рассчитывал встретить вас! — ответил он. — Я, разумеется, слышал, что ваша сестра приехала в Сингапур, чтобы выйти замуж за Максимуса Керби, но я не знал, что вы сопровождаете ее.
Он пристально разглядывал ее, и Дорина поняла, что его поразила чистота ее кожи и перемена во внешности, хотя он и был слишком хорошо воспитан, чтобы прямо сказать об этом.
— Вы прекрасно выглядите — я никогда не видел, чтобы вы… так прекрасно выглядели! — запинаясь, пробормотал он.
— Я как раз заказываю себе каюту на обратный рейс, — сказала Дорина и, увидев его восхищенный взгляд, застенчиво опустила глаза.
— Не хотите же вы сказать, что уже собираетесь возвращаться? Вы ведь только что приехали!
— По ряду причин я вынуждена поторопиться с отъездом.
Она взяла бумаги у служащего и поблагодарила его.
— Я непременно должен еще раз увидеться с вами до отъезда, — настойчиво заговорил Энтони Уэйкли. — Но ведь, без сомнения, вы намерены присутствовать на сегодняшнем балу?
— На балу? — удивилась Дорина.
— Моя сестра устраивает сегодня бал. Вы не могли не слышать об этом. Я знаю, что она еще десять дней назад послала приглашение леди Летиции и мистеру Керби.
— Моя сестра не очень хорошо себя чувствовала эти дни.
— Ну что ж, если она не сможет приехать, вы все равно обязательно должны быть на балу! — твердо заявил Энтони Уэйкли. — И пожалуйста, не откажите пообедать с нами? Возможно, вы помните, что моя сестра замужем за Хьюго Армстронгом, у которого большие плантации в Джохоре.
— Я этого не знала!
Дорина стала смутно припоминать, что кто-то из Уэйкли жил на Востоке, но ей никогда не приходило в голову поинтересоваться, где именно.
— Вы приедете сегодня вечером? — с мольбой в голосе спросил Энтони Уэйкли, когда они вышли на улицу и остановились рядом с экипажем.
Неожиданно Дорина решила принять его предложение. Все, что угодно, лишь бы ей не пришлось оставаться наедине с Максимусом Керби и терпеть его презрение и негодование.
Ей предстоит пережить еще завтрашний день, прежде чем она наконец сможет уехать, и она уже заранее волновалась.
— Я с удовольствием принимаю ваше приглашение, — сказала она, решившись наконец. — Благодарю вас.
— Я заеду за вами в половине седьмого, — сказал Энтони Уэйкли. — Если леди Летиция и мистер Керби передумают, моя сестра будет счастлива видеть их. Но обещайте, что бы ни случилось, вы меня подведете?
— Обещаю! — с легкой улыбкой сказала Дорина.
Он помог ей сесть в экипаж, а потом долго стоял с непокрытой головой, глядя ей вслед.
Он был очень приятным молодым человеком, к тому же Дорина помнила, каким он был превосходным наездником.
Во время охоты Дорина общалась с ним чаще, чем с другими, потому что, так же как и она, он всегда был в первых рядах всадников и последним уезжал с охоты.
«Я поеду на бал!» — твердо решила Дорина по дороге домой.
Вполне вероятно, это ее последняя возможность присутствовать на таком многолюдном приеме.
Она отлично помнила, что Энтони Уэйкли, который всегда был очень вежлив и внимателен с ней во время охоты, тем не менее прежде никогда не приглашал ее на балы и ни разу не танцевал с ней.
Ее слегка утешила мысль, что, по крайней мере, один мужчина смотрел на нее с восхищением.


Приехав домой, Дорина быстро поднялась в свою комнату.
Максимуса не было видно, и она решила, что после двухдневного отсутствия у него накопилось множество неотложных дел. Кроме того, Дорина была уверена, что он не испытывает большого желания видеть ее.
Она выпила чаю у себя в комнате, затем приняла ванну и заранее начала одеваться, чтобы быть готовой к приезду Энтони Уэйкли.
Расчесывая перед зеркалом волосы, Дорина залюбовалась их живым блеском. Они стали намного гуще, и мягкими волнами спадали ей на плечи. Теперь ей не составляло труда укладывать их в любую прическу, какую ей только вздумается.
Повинуясь внезапному порыву, она заколола их высоко на голове, взбив небольшими локонами, что делало ее выше и подчеркивало длинную, грациозную линию шеи.
Она посмотрела в зеркало, и вместо элегантно причесанной юной леди увидела себя такой, какой она была в Англии, с тусклыми, прямыми, непослушными волосами.
Она поднялась с места.
«Сегодня на один вечер я стану Золушкой, — подумала она. — Я поеду на бал, и пусть я не так прекрасна, как Летти, во всяком случае меня сочтут хорошенькой и привлекательной. Девушка с белой чистой кожей, которую любой мужчина будет рад пригласить на танец».
Она вышла из своей комнаты и направилась в спальню Летти. Открыв гардероб, она увидела, что Летти почти ничего не взяла с собой. Недоставало лишь нескольких самых простых платьев из приданого.
Очевидно, подумала Дорина, сестра Тереза сказала Летти, что элегантные туалеты с Бонд-стрит будут ни к чему в миссии в Сараваке.
Дорина так хорошо знала все эти платья!
Ей приходилось простаивать долгие часы, покуда их примеряли на нее, выбирая бархатные, атласные и кружевные отделки, ушивая корсаж, чтобы он плотно облегал фигуру, подчеркивая округлую грудь и тонкую талию.
Она решительно протянула руку и сняла с вешалки платье из зеленого крепа и газа, которое нравилось ей больше остальных.
Цвет материала напомнил ей маленького зеленого дракона, которого подарил Максимус. Но она тут же прогнала мысль о нем.
Одевшись, она повернулась к зеркалу.
Платье подчеркивало каждую линию ее совершенной фигуры, расширяясь книзу от колен и переходя сзади в длинный шлейф. Газовый турнюр был подхвачен внизу большим бархатным бантом.
Глядя на себя в зеркало, она увидела, что зеленый цвет великолепно оттеняет ее глаза и белоснежную кожу.
Сейчас она совсем не была похожа на неприметную, серенькую компаньонку Летти, роль которой ей приходилось играть с того момента, как они покинули Англию.
Она вспомнила, что специально к этому платью был куплен маленький атласный ридикюль. Выдвинув ящик туалетного столика, Дорина в изумлении замерла.
Летти не взяла ничего из драгоценностей, подаренных ей Максимусом Керби!
Все украшения были вынуты из футляров и небрежно свалены сверкающей грудой.
Здесь были и обручальное кольцо с ожерельем и браслетом из сапфиров, и жемчуг, и яркое, красочное колье из бабочек, сделанных из эмали и усыпанных рубинами, бриллиантами и изумрудами.
Вдруг Дорина заметила кое-что еще.
Это была бриллиантовая брошь в виде полумесяца, знакомая ей с детства. Она принадлежала ее матери, которая иногда позволяла Летти надеть ее на какой-нибудь прием.
Графиня преподнесла брошь своей младшей дочери в качестве свадебного подарка.
— Глупо тратить деньги на дорогой подарок, — сказала она Летти, — тем более что твой отец не может себе позволить этого. Поэтому я решила подарить тебе эту бриллиантовую брошь.
— Спасибо, мама, — с отсутствующим видом пробормотала Летти.
— Конечно, ты можешь прислать мне ее обратно, если мистер Керби осыплет тебя драгоценностями. По правде говоря, мне будет ее не хватать.
«Как могла Летти забыть эту брошь?» — подумала Дорина, хотя, конечно, бриллианты ни к чему в дебрях Саравака.
«Пожалуй, я отвезу эту брошь назад маме», — решила Дорина.
Взяв в руки брошь, она секунду смотрела на нее, а потом приколола к платью.
Ей было интересно, что станет делать Керби с этой грудой драгоценностей, которую оставила ему Летти. Может быть, продаст их? Или оставит для другой женщины, которую выберет себе в жены?
При этой мысли Дорину пронзила уже знакомая боль.
Она попыталась уговорить себя, что бессмысленно так переживать. Покинув Сингапур, она наверняка больше никогда ничего не услышит о Керби.
Весть о его женитьбе или о его успехах навряд ли долетит до Олдеберн-парка.
Она задвинула ящик туалетного столика, разыскала шарф, который подходил к платью и ридикюлю, и вернулась в свою спальню.
Было почти половина седьмого. На цыпочках она подкралась к лестнице.
Внизу в холле она не увидела никого, кроме слуг. Тишину нарушало лишь тиканье часов; воздух был напоен ароматом цветов.
Дорина стала ждать.


Услышав, что подъехал экипаж, она сбежала вниз по лестнице и направилась ко входной двери.
Она не ошиблась. Это был Энтони Уэйкли, который приехал за ней, чтобы отвезти ее на бал.
Она оказалась в экипаже прежде, чем он успел выйти ей навстречу.
— Вы здесь! — с восторгом воскликнул он. — Я так боялся, что вы передумаете.
— Я рада возможности потанцевать на балу, — улыбнулась Дорина.
— Моя сестра с нетерпением ждет встречи с вами, — сказал он. — Я рассказал ей, как… вы прекрасно выглядите.
На этих словах он запнулся, и Дорина прекрасно поняла, что именно он сказал своей сестре. Но это не имело значения. Сегодня она хотела выслушать все комплименты, которые окружающие готовы были произнести в ее адрес.
Ей хотелось услышать, как она прелестна и как к лицу ей это платье, и забыть, что в недалеком будущем холодные и суровые морозы снова превратят ее в жалкое создание, которого все избегали.
Она рассеянно слушала, что говорил Энтони Уэйкли, заинтересовавший лишь тогда, когда он сообщил ей, что бал устроен в доме, который когда-то принадлежал сэру Томасу Рафлзу.
— О, я так хотела посмотреть этот дом! — воскликнула она.
— Не могу понять, почему мистер Керби не свозил вас туда, — заметил Энтони Уэйкли. — Это одна из достопримечательностей Сингапура.
Дорина не ответила, и он продолжал:
— Хотя, конечно, вы же говорили мне, что леди Летиция была нездорова. Как досадно! Это означает, что она не будет присутствовать на сегодняшнем балу?
— Боюсь, что так.
— Мне очень жаль. Я рассказывал мужу моей сестры и его друзьям о том, как она красива, но уверен, что когда они увидят вас, ее отсутствие не будет замечено.
Дорина улыбнулась.
— Вы мне льстите!
— Вовсе нет! — ответил он. — Я даже не подозревал, что вы такая хорошенькая. Простите, если это звучит невежливо.
Он добавил последние слова с поспешностью, как будто опасался обидеть ее.
— Благодарю вас за комплимент, мистер Уэйкли, — чинно произнесла Дорина.


За обедом, на котором присутствовало очень много народу, Дорина подумала, как ей было бы весело и интересно, если бы не тупая боль, которая постоянно сжимала сердце.
Она пыталась не думать о Максимусе, но все ее существо рвалось к нему.
В то же время она не была бы женщиной, если бы не сознавала, что своим появлением в Рафлз-Хаусе она произвела фурор.
Энтони Уэйкли представлял ее всем присутствующим с такой гордостью, будто в том, что она так хороша собой, была его заслуга. Молодые офицеры с кораблей, плантаторы из дальних провинций, государственные чиновники — все бросились усиленно ухаживать за ней и осыпать ее комплиментами.
Они толпились вокруг Дорины, глядя на нее с нескрываемым восхищением, что было для нее так внове.
Она смутно понимала, что многие присутствующие женщины были недовольны, но сегодня это не имело значения.
«Это моя лебединая песня, — сказала она себе. — Послезавтра меня уже здесь не будет!»


Присутствовавшие на обеде перешли в бальную залу прежде, чем начали прибывать первые приглашенные на бал гости, и Энтони Уэйкли потребовал, чтобы первый танец принадлежал ему.
Как восхитительно было кружиться в вальсе, сознавая, что она элегантнее всех присутствующих дам. Она почти летала, едва касаясь ногами пола.
Мужчины, не желая уступать друг другу, спешили записать свои имена в ее бальную карточку, и даже когда у нее не осталось ни одного свободного танца, они не переставали толпиться вокруг.
— Поверьте, я уже много лет не видел такой хорошенькой девушки!
— Почему я не встречал вас прежде?
— Вы позволите навестить вас завтра?
— Умоляю, еще один танец!
Она снова и снова отвечала на одни и те же вопросы, но это не утомляло ее, поскольку все происходившее было для нее так ново и непривычно.
Она направилась в столовую поужинать, хотя и не испытывала голода. За обедом она тоже ничего не ела, из-за своих переживаний совершенно утратив аппетит.
Однако она с удовольствием выпила глоток шампанского, и оно помогло ей хоть ненадолго забыть мучившие ее мысли, которые мешали ей наслаждаться сегодняшним успехом.


Было уже поздно, когда она, стоя в окружении молодых людей в ожидании следующего танца, неожиданно посмотрела в дальний конец зала.
Впоследствии она часто думала, что ею руководила интуиция, когда она взглянула в сторону двери и увидела его!
Максимус Керби вошел в зал и показался Дорине самым высоким и широкоплечим из всех присутствовавших здесь мужчин. Рядом с ним все окружающие стали сразу незначительными и малоинтересными.
Он безошибочно направился в ее сторону, словно их притягивала друг к другу некая неведомая сила.
Она стояла, молча глядя на него, и на минуту перестала слышать голоса и смех окружавших ее мужчин. Она с трудом даже осознавала их присутствие.
Когда он подошел ближе, его заметил Энтони Уэйкли.
— Мистер Керби, я так рад, что вы все-таки приехали! — воскликнул он. — Мы были счастливы, что нам удалось уговорить леди Дорину присутствовать на сегодняшнем балу, но нам не хватало вас и леди Летиции.
Дорина оцепенела, словно ее обратили в камень. Она почувствовала, что Максимус тоже замер на мгновение.
Он не ответил Энтони Уэйкли и даже не взглянул на него. Он не сводил глаз с лица Дорины. Когда заиграла музыка, он шагнул к ней и обнял рукой за талию.
— Это наш танец, — сказал он.
И прежде чем джентльмен, которому был обещан этот танец, успел возразить, Максимус увлек ее на середину залы.
Дорина ощущала прикосновение его руки, но не смела взглянуть на него, и даже если бы от этого зависела ее жизнь, она не смогла бы вымолвить ни слова.
Зал был заполнен до отказа, но Максимус Керби ловко провел ее между танцующими, и наконец они оказались в дальнем конце зала, откуда открытые двери вели на веранду.
Он перестал танцевать, взял ее за руку и решительно повлек за собой из зала в сад.
Она хотела воспротивиться, хотела сказать, что не желает идти с ним, но чувствовала себя слабой и беспомощной, понимая в то же время, что, по сути, у нее нет выбора, и она должна подчиниться ему.
Они пошли по скошенной лужайке туда, где их отгородили от любопытных взоров густые цветущие заросли кустарника.


Максимус остановился под фонарем, полускрытым густой листвой.
Он выпустил ее руку и взглянул лицо.
— Леди Дорина! — сказал он, сделав ударение на титуле. — Значит, вы обманули меня и в этом!
— Я выдавала себя за компаньонку Летти, — тихо сказала Дорина, — так как нам казалось, что я окажусь в неловком положении, если будут знать… что я ее сестра.
— В неловком положении?
В его голосе прозвучала презрительная усмешка.
— Значит, вы тоже принимали участие в этом заговоре, пытаясь подсунуть мне в жены глупого капризного ребенка?
— Все было… совсем не так.
— Я теперь отлично вижу, как все произошло, — продолжал он. — Мне понятно, насколько ваш отец хотел заполучить богатого зятя, и как легко я попался в ловушку, которую он мне устроил!
Он произнес это с таким презрение что Дорину охватила нервная дрожь.
— Он не хотел… обманывать вас.
— Вы лжете! Вы снова лжете, и вы, вместе с вашими родителями и сестрой, умудрились поставить меня в дурацкое положение!
— Мне… жаль, — прошептала Дорина, — мне очень жаль, что так… получилось.
— И вы думаете, мне этого достаточно? — спросил Максимус. — Вы выставили меня полным идиотом перед моими друзьями и служащими, сделали всеобщим посмешищем!
Эти слова прозвучали так резко, что Дорина в отчаянии воскликнула:
— Как я могу… вам объяснить? Чем я могу помочь?
Он приблизил к ней лицо, в свете фонаря показавшееся ей жестоким и неумолимым.
— Я скажу вам, что вы можете сделать. Одна дочь графа ничуть не хуже другой. Вы выйдете за меня замуж! Вы приехали в Сингапур, чтобы присутствовать на моей свадьбе. Я не могу допустить, чтобы вы были разочарованы! Вы займете место вашей сестры!
Дорина смотрела на него широко раскрытыми глазами, но была настолько ошеломлена, что смысл его слов не доходил да нее. Он схватил ее и так сильно притянул к себе, что она вскрикнула.
Его грубое прикосновение причинило ей боль, он безжалостно впился губами в ее губы.
Потом он еще крепче прижал ее к себе и его поцелуи изменились, стали настойчивыми, более требовательными.
Она хотела оттолкнуть его, вырваться из его рук.
Но внезапно теплой волной подкатила предательская слабость, и у нее сдавило горло.
Она обмякла в его объятиях и, не в силах бороться, отдалась его поцелуям.
Его губы стали нежнее, и Дорина почувствовала, как ее охватил восторг, равного которому она прежде не испытывала.
Это было волшебное, чарующее ощущение, и ей казалось, что сердце тает у нее в груди.
Наконец, когда ей почудилось, что он собирается отпустить ее, он с неожиданной силой сжал ее нежные, дрожащие губы.
Резкая боль сменилась невероятным, упоительным восторгом; она вся дрожала от охвативших ее чувств.
Это было самое восхитительное ощущение, которое ей довелось испытать в жизни; она пыталась удержать и продлить это мгновение, но Максимус Керби оторвался от ее губ и поднял голову.
Она поняла, что он сейчас заговорит, возможно, станет осыпать ее проклятиями или насмехаться над ней, как делал только что.
Дорина почувствовала, что не в силах вынести его гнева и презрения, его обвинений в обмане после только что пережитых мгновений неземного блаженства.
Вскрикнув, она с неожиданной для себя силой вырвалась из его объятий и, подхватив юбки, побежала через сад так быстро, что ей удалось скрыться прежде, чем он понял, что произошло.


Дорина обогнула бальный зал и по длинному коридору добежала до входной двери.
С трудом переводя дыхание, она остановилась на ступеньках.
— Экипаж, мадам? — спросил лакей.
— Да… пожалуйста, — с трудом выдавила она из себя.
Подъехал экипаж, и она быстро взобралась в него.
— Куда прикажете, мадам?
— В порт.
Извозчик стегнул кнутом усталую лошадь, они тронулись с места, и Дорина оглянулась.
Среди гостей, покидающих дом, Максимуса Керби не было.
Она закрыла лицо руками. Ей нельзя больше встречаться с ним. Он презирал и ненавидел ее, но она любила его с такой силой, что каждую минуту могла выдать себя.
Когда он говорил о том, что женится на ней, он был просто вне себя от ярости, но если бы даже он повторил свое неслыханное предложение на следующий день, ей все равно не оставалось бы ничего другого, как отказаться.
Было бы невыносимой мукой сознавать, что он женится на ней лишь для того, чтобы спасти свою гордость, что он ненавидит ее, потому что она принимала участие в обмане, с помощью которого его завлекли в ловушку.
Все начинания Максимуса Керби были поразительно успешными, за исключением женитьбы.
Сможет ли он когда-нибудь простить ее или хотя бы терпеть ее присутствие, забыв о том, что она, хотя и без умысла, была причастна к его единственному провалу?
Она страстно, беззаветно любила его. Он пробуждал в ней чувства, которыми она была не в силах управлять, и поэтому ей ничего не оставалось, как расстаться с ним.
«Я не могу его больше видеть… не могу!» — говорила себе Дорина.


Экипаж остановился у причала, и, выглянув в окно, Дорина увидела множество корабельных огней, красных и зеленых, которые отражались в ночном море.
Она была уверена, что билетные кассы работают, потому что многие корабли отплывали на рассвете.
Она приказала извозчику подождать, а сама пошла по набережной в контору пароходной компании, стены которой были обклеены объявлениями. Там же висел длинный список предстоящих рейсов.
Она не стала изучать его, а спросила у клерка-китайца, когда отплывает следующий пароход.
— Через пять минут, — ответил тот. — Правда, это грузовое судно, но оно берет на борт и пассажиров.
— А куда оно направляется? — спросила Дорина.
— В Джакарту, — ответил клерк.
Дорина даже не могла сообразить, где это, но какое это имело значение?
— Мне нужна каюта первого класса.
— На этом пароходе всего одна каюта для пассажиров, — сказал клерк, — и она свободна.
Он дал ей билет, по-видимому совершенно не удивленный ее внешним видом и тем фактом, что дама в вечернем туалете выражает желание отплыть немедленно на грузовом судне.
Дорина открыла ридикюль и пришла в смятение, обнаружив, что у нее нет с собой денег.
На мгновение она испугалась, что ей не удастся бежать, но тут же вспомнила про бриллиантовую брошь, которая была приколота к ее платью.
Она отстегнула ее и положила на конторку перед клерком.
— Это очень дорогая вещь, — сказала она. — Я хочу обменять ее на деньги.
Его невозмутимое азиатское лицо осталось бесстрастным. Он взял брошь, получше рассмотрел ее при свете масляной лампы, и затем постучал в стену.
Последовало несколько мгновений томительного ожидания, наконец открылась внутренняя дверь, и появился старый китаец с длинной седой бородой.
Мужчины обменялись несколькими словами. Достав лупу, старик взял брошь и пристально изучил ее. Затем он направился в дальнюю комнату.
Дорина догадалась, что такие сделки для них не редкость. Подобный бартерный обмен был для китайцев привычным делом. Веши, какими бы они ни были, всегда можно обменять на деньги.
Старик вернулся в контору и что-то сказал клерку, который тут же перевел его слова Долине.
— Эта брошь стоит сто пятьдесят фунтов. Мы можем дать вам восемьдесят.
— Я согласна.
Она чувствовала, что ей надо было поторговаться, но у нее было лишь одно желание — успеть сесть на пароход, отплывающий через несколько минут.
Клерк отдал ей деньги, вычтя предварительно стоимость билета. Она взяла их, расплатилась с извозчиком, кое-как запихнула оставшиеся купюры в ридикюль и побежала вдоль причала.


Была еще глубокая ночь, но когда она наконец добралась до парохода, на востоке показались первые золотые блики рассвета, и темнота стала редеть.
Судно оказалось очень маленьким и убогим, всего с двумя палубами, на нижней из которых толпились нищие китайцы и малайцы, пытающиеся поудобнее устроиться между коробками и тюками с грузом, рядом с животными и птицами клетках.
Отдельные сходни вели на вторую палубу. Они были очень крутыми, и Дорина подобрала юбки, чтобы случайно не споткнуться о свою газовую оборку.
Матрос-китаец проводил ее в каюту, которая располагалась совсем рядом с дымовой трубой. Дорина подумала, что позже здесь станет невыносимо жарко.
Но какое это имело значение!
Она уезжает, и то, что голая каюта с двумя жесткими койками, столом и стулом больше напоминала тюремную камеру, было несущественно.
Матрос вышел и закрыл за собой дверь. Дорина прошлась по грязному деревянному полу, остановилась у иллюминатора и стала смотреть на гавань.
На востоке вставало солнце, сверкая и отражаясь от поверхности воды и заливая все вокруг золотым сиянием.
Глядя на Сингапур сквозь толстое стекло иллюминатора, Дорина прощалась со всем, что было дорого ей в жизни.
Как жаль, что ей не дано было стать частью этого мира! Уезжая, она оставляла здесь свое сердце.
Глаза ее наполнились слезами, а при воспоминании о поцелуях Максимуса ее словно обожгло пламенем.
Она испытала в его объятиях такое восхитительное, упоительное чувство! Именно поэтому она не могла позволить, чтобы он своей ненавистью разрушил это волшебство.
— Я люблю тебя! — громко прошептала она, глядя на море, сверкающее золотом в лучах солнца. — Я люблю тебя… но я не смогу переносить твоего презрения.
Она услышала, как ударили в корабельный колокол, а затем что-то загудело в дымовой трубе. Заработал двигатель, и пол каюты задрожал.
Она уезжает. Слезы хлынули у нее из глаз, она уже ничего не видела.
— Прощай, любовь моя! — прошептала она и закрыла лицо руками.
Вдруг раздался громкий треск. Дорина вздрогнула и оглянулась.
В дверях каюты стоял Максимус Керби!
Мгновение она ошеломленно смотрела на него. Затем он молча шагнул к ней, схватил за руку и потащил за собой на палубу.
Корабль уже отходил от причала, сходни были убраны.
Не произнеся ни слова, так быстро, что Дорина не успела опомниться, Максимус подхватил ее на руки и, крепко прижав груди, прыгнул!
Расстояние между берегом и пароход достигло уже пяти футов, но Максимус легко приземлился со своей ношей.
Из толпы, собравшейся на причале, слышались веселые приветствия и аплодисменты.
Когда он коснулся земли, тело Дорины содрогнулось от удара. Она с трудом глотнула воздух. Спрятав лицо у него груди, она пыталась восстановить дыхание. Все произошло так быстро, что она никак не могла прийти в себя.
А Максимус уже шагал вдоль набережной, прижимая ее к груди, и, как ей казалось, улыбался.
Он прошел мимо билетных касс, направляясь туда, где его ждал открытый экипаж, в который были впряжены две лошади.
Теперь Дорине стало ясно, как он смог так легко нагнать ее, но зачем он это сделал?
Ее щеки и ресницы были все еще мокры от слез. По-прежнему не говоря ни слови, Максимус опустил ее в угол на сиденье, достал из кармана свой носовой платок и принялся вытирать ей лицо.
Он делал это с такой неожиданной нежностью, что она почувствовала, как слезы снова подступают к глазам и, выхватив платок у него из рук, прижала его к лицу и разрыдалась, не в силах больше сдерживаться.
Ей хотелось спросить у него, почему он не дал ей уехать.
Но она не могла вымолвить ни слова, не столько из-за слез, сколько из-за того, что ей все еще трудно было дышать.
«Зачем он так рисковал, ведь он мог сломать себе ногу?» — не могла успокоиться она.
Но в то же время Дорина подозревала, что он просто был исполнен решимости и на этот раз настоять на своем.
«Я должна поговорить с ним… Я должна заставить его понять», — лихорадочно твердила она себе.
В то же время она сама не очень-то знала, что именно он должен понять или что она может сказать в свое оправдание.


Не успели они проехать и сотни метров, как лошади остановились. Удивившись, Дорина отняла платок от лица.
На секунду ей показалось, что они на том же месте. Они все еще были порту, и вдруг рядом с небольшим причалом она увидела две яхты.
Одна из них была «Морской дракон», на которой они прибыли в Сингапур неделю назад. Яхта сверкала свежей белой краской, и казалась необычайно элегантной, а рядом с ней стояло самое поразительное судно из всех, когда-либо виденных Дориной.
Огромная китайская джонка, в два раза превосходившая размером обычные джонки, она была выкрашена красной и золотой краской; на носу высилась вырезанная из дерева русалка.
Пока Дорина с изумлением разглядывала яхту, Максимус вышел из экипажа и открыл дверцу перед ней.
— Вы пойдете сами, или мне придется нести вас?
Это были его первые слова с того момента, когда он в саду накинулся на нее с упреками, а потом с поцелуями.
Она смотрела на него широко открытыми испуганными глазами, но выражение его лица было таким, что ее сердце забилось сильнее.
Она взглянула в его серые глаза, и между ними промелькнуло что-то, чему она не осмеливалась дать названия.
Он помог ей выйти из экипажа, и они направились к «Морской нимфе». Когда они поднялись на борт, офицер в чине первого помощника вышел, чтобы встретить их.
— Рады приветствовать вас на борту, сэр!
— Выходите в море, мистер Чанг, — ответил Максимус Керби, — и попросите капитана Барнета немедленно прийти в салон.
— Слушаюсь, сэр!
Максимус помог Дорине спуститься по трапу, и они очутились в большом салоне, который тянулся вдоль всей яхты.
Повсюду стояли огромные диваны, кресла и, что было удивительнее всего, вазы с цветами рядом с заполненным книгами книжным шкафом и письменным столом.
Дорина испуганно оглянулась. Она была очень бледна, и в ее глазах застыл немой вопрос.
Они долго смотрели друг на друга, а потом дрожащим голосом она спросила:
— Почему вы привезли меня сюда?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пышная свадьба - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Пышная свадьба - Картленд Барбара



Не могу понять, почему Картленд называют "королевой любовного романа". Что историческая линия, что любовная - все фальшиво и поверхностно. Такое впечатление, что автор услышала о Сингапуре, об экземе, о змеях, и быстренько склепала очередной романчик. Жаль потраченного времени: 3/10.
Пышная свадьба - Картленд БарбараЯзвочка
18.03.2011, 12.39





Чудесно, мне очень понравилось. так и должно быть.Читала и наслаждалась.
Пышная свадьба - Картленд БарбараСофья
27.03.2012, 21.35





мне понравилось.бедная девочка.экзема это так страшно.хотя сейчас ее лечат.спасибо за хороший вечер Картленд
Пышная свадьба - Картленд Барбаравава
18.02.2014, 7.06





Погоджуюся з першими коментарем, автор препаршиво пише. Більше читати її книжки точно не буду.
Пышная свадьба - Картленд БарбараЧиталка
18.02.2014, 10.50





Замечательный роман, небольшой, но такой ёмкий,настолько живой, что кажется будто сама побывала женщиной страдающей неизлечимой болезнью, вынужденной жить исполняя прихоти капризнй недалёкой. но прекрасной сестры, достойно вынести все тяготы путешествий и приключений во время поездки в Сингапур. Оказаться влюблённой в будущего мужа сестры! Читайте, чем закончится эта любовная история, автор не обманет ваших ожиданий
Пышная свадьба - Картленд Барбарагалюша
12.04.2014, 18.39





Ой, ну не знаю... вроде как история о любви... но вот капризам сестры больше внимания уделено, чем отношениям гг-ев. Это мое мнение.
Пышная свадьба - Картленд Барбараleka
12.04.2014, 23.06





Роман замечательный, ну вот действительно соглашусь с предыдущим коментом, что слишком много уделено внимания капризам сестры. А в целом получила удовольствие от прочтения.
Пышная свадьба - Картленд Барбарадиля
13.04.2014, 0.08





Роман приятно удивил.не такой слащавый как прочие у картленд.вместо бесчисленных описаний оборочек и бантиков читателю предлагаются весьма познавательные сведения о китайской культуре.главная героиня вызывает уважение,несмотря на болезнь,которая заставляет чувствовать ее изгоем,отправляется в далеко путешествие,ради семьи и сестры,чьи проблемы со здоровьем не так очевидны,но неисправимы.
Пышная свадьба - Картленд БарбараОльга
18.12.2015, 21.06





Один из моих любимых романов! Не пошлый. Прочитала как то еще в юности, до сих пор нравится!
Пышная свадьба - Картленд БарбараЕлена
23.04.2016, 16.18





Романами Картленд не увлекаюсь, этот прочла случайно. Сказать что очень хороший, не скажешь.Но, любовный роман - это праздник для души. И если у вас плохое настроение - вам именно сюда!!! Это просто роман - сказка, и не надо искать высоких помыслов и копаться в характерах героев. Но... объяснение Максимуса в любви понравилось, очень красиво!
Пышная свадьба - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
27.04.2016, 10.42





Прочитала, отдохнула, понравилось. И даже что-то узнала новенькое для себя. Советовать сложно - на любителя. Впрочем, о Картленд все все знают, но время от времени я ее почитываю ...с удовольствием. Какой-то другой мир, часто весьма романтично и ...кинематографично, Даже актеров представляю.
Пышная свадьба - Картленд БарбараМари-Софи
27.04.2016, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100