Читать онлайн Пышная свадьба, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пышная свадьба - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пышная свадьба - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пышная свадьба - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Пышная свадьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Дорина распаковывала вещи в своей каюте на борту «Осаки».
Это был один из новейших пароходов компании «Пенинсьюлар энд ориэнтал», совершавших плавание в отдаленные восточные колонии. Дорину приятно удивили комфорт и роскошь апартаментов, предоставленных им с Летти.
Они состояли из двух больших спальных кают и гостиной, в которой стояло несколько огромных корзин с экзотическими цветами, доставленными для Летти по распоряжению Максимуса Керби.
Летти и Дорину приветствовали на борту с пышной торжественностью, словно они были членами королевской семьи. Когда же, низко кланяясь, появилась горничная-китаянка, Дорина вынуждена была признать, что Максимус Керби позаботился обо всем.
В последнее время Летти была мрачной и на редкость раздражительной. Она постоянно твердила, что не хочет ехать в Сингапур, не хочет выходить замуж и что единственное ее желание — остаться дома с родителями.
Граф так устал от всего этого, что стал уезжать из дому с утра пораньше и возвращаться лишь поздно вечером, зачастую после ужина. Графиня же закрывалась в своей гостиной, заявляя, что у нее болит голова и она не в состоянии слушать жалобы Летти. Таким образом, все, как обычно, ложилось на плечи Дорины.
Летти совсем не интересовали прелестные платья, купленные ей в приданое. Большей частью она даже отказывалась примерять их, и Дорине приходилось делать это за нее.
Обе девушки были одного роста и примерно одинакового сложения, поскольку Летти, обычно более пухленькая, чем Дорина, сильно похудела в последнее время от всех треволнений.
Портнихи примеряли платья на Дорину и заставляли ее неподвижно стоять часами, в то время как она с беспокойством думала о том, что ей еще предстоит сделать.
Граф и графиня отвезли дочерей в Лондон и пробыли там десять дней, чтобы одеть Летти по последней моде. Все купленные туалеты были такими элегантными и явно дорогими, что графиня не раз подозрительно спрашивала, кто же будет платить за них, но ни граф, ни Дорина не горели желанием просветить ее на этот счет.
В Лондоне Летти была еще более невыносимой, чем обычно, заливаясь слезами всякий раз, когда отец пытался обсудить с ней предстоящее замужество, и не отвечая на поздравления и добрые пожелания их друзей и знакомых.
— Если Керби увидит Летти в таком состоянии, — потихоньку сказал граф Дорине, — он тут же пойдет на попятную. Остается рассчитывать лишь на то, что он ослеплен ее красотой и не попытается вступать с ней в длительные беседы, пока обручальное кольцо не окажется у нее на пальце.
Дорину не покидало чувство, что в некотором смысле они обманывают «некоронованного короля Сингапура». Но она пыталась убедить себя, что он сам в этом виноват!
Она была уверена, что ему по какой-то вполне определенной причине потребовалась жена, и была полна решимости выяснить эту причину.
Вспоминая его, Дорина приходила к выводу, что в мире найдется множество женщин, готовых с восторгом принять его предложение и подарить ему свою любовь.
Почему же тогда он приехал в Англию и выбрал Летти, совершенно ничего не зная о ней? Дорина думала, что это связано с общественным положением ее отца.
Пусть они относительно бедны, но имя Олдебернов принадлежит истории Англии, и в течение многих веков их семья была могущественной и почитаемой всеми.
Олдеберны находились при дворе королевы Елизаветы, проявив себя выдающимися государственными деятелями, Олдеберны были сторонниками Реставрации во времена Карла II, Олдеберны занимали высокое положение в годы правления королевы Анны.
Они честно и бескорыстно служили своей стране, и богатства, которые доверяли им монархи, никогда не оседали в их собственных карманах.
Слава Богу, думала Дорина, ее отец позаботился хотя бы о том, чтобы подыскать себе богатого зятя.
В Лондоне Дорина всячески старалась узнать что-либо еще о Максимусе Керби.
Ей было нетрудно заставить отца навести справки у министра колоний и даже у самого премьер-министра о состоянии дел в Сингапуре.
— Я хочу попытаться пробудить в Летти интерес к тому, чем занимается ее будущий муж, прежде чем она встретится с ним, папа, — сказала она отцу, и граф охотно раздобыл нужную ей информацию.
Среди всего прочего она узнала, что именно благодаря Максимусу Керби была осуществлена успешная реконструкция порта в Сингапуре, который, как еще в начале века предвидел другой выдающийся молодой англичанин, приобрел огромную роль в развитии торговли.
Сэр Томас Рафлз, родившийся на борту торгового судна, которым командовал его отец, с четырнадцати лет служил клерком в Ост-Индской компании (Ост-Индская компания — крупная коммерческая компания, существовала с 1600 по 1958 г.) . Когда ему исполнилось двадцать четыре года, его направили в Пенанг, где он быстро продвинулся по службе. После того как англичане завоевали Яву, ему доверили пост губернатора. Когда он ушел в отставку, местные жители говорили, что они лишились своего самого большого друга.
Еще в 1818 году у него зародился план подорвать неограниченное влияние Голландии в Стрейтс-Сетлментс(Стрейтс-Сетлментс — до 1946 года колония Великобритании у полуострова Малакка в Юго-Восточной Азии.) , объявив Сингапур свободным портом. Несмотря на сильное сопротивление и трудности, с которыми ему пришлось столкнуться, шестью годами позже он осуществил эту идею.
— Говорят, Керби практически покончил с пиратами, — рассказывал граф Дорине. — Одно время они так свирепствовали в тех краях, что торговля почти остановилась, несмотря на то, что правительство посылало даже военные корабли, чтобы навести порядок.
— Военные корабли? — зачарованно спросила Дорина.
— В 1830 году туда было направлено несколько крейсеров, а специальная флотилия, созданная для борьбы с пиратами, просуществовала еще двадцать лет, — ответил граф. — Я слышал забавную историю о том, как в 1837 году пароход «Диана» направился в Сингапур и дал бой пиратам.
— Расскажи мне о нем, — попросила Дорина.
— Первый лорд адмиралтейства с энтузиазмом говорил об этом, по-видимому, одном из важных эпизодов в истории флота.
— А что случилось с «Дианой»?
— Это был первый пароход, построенный в Индии, водоизмещением в сто шестьдесят тонн, способный развивать скорость в пять узлов. Команда состояла из трех европейцев и тридцати малайцев.
— Продолжай же, папа, — нетерпеливо сказала Дорина.
— «Диана» отправилась в свое первое плавание вместе с «Волком», военным парусным судном, состоящим на службе Ее Величества. Они увидели шесть больших прау (Прау, прао (малайск.) — общее название индонезийских судов разнообразнейших типов.) (так китайские пираты называют свои суда), нападающих на джонку.
Дорина слушала, затаив дыхание, а граф продолжал:
— Пираты, завидев валивший из труб «Дианы» дым, решили, что горит парусное судно, и, почуяв легкую добычу, устремились туда. — Граф рассмеялся. — Представь себе их ужас, когда они увидели, что корабль полным ходом идет против ветра к ним навстречу! Проходя мимо прау, «Диана» дала полный залп, затем развернулась и повторила маневр.
— Надо полагать, что после этого от пиратских судов мало что осталось, — заметила Дорина.
— От них не осталось ничего, — уточнил граф.
— И таким образом с пиратством было покончено? — удивилась Дорина.
— Не сразу, — ответил граф. — Но эта операция показала местным властям, что можно кое-что предпринять для того, чтобы изменить создавшееся положение. Ведь многие крупные фирмы уже начали угрожать, что они вовсе покинут Сингапур.
— Но все это, очевидно, происходило задолго до того, как мистер Керби приобрел такое влияние в Сингапуре, — заметила Дорина.
— Еще ребенком он должен был не раз слышать эти истории, — ответил граф. — И как только у него появилась возможность, он принялся воплощать в жизнь свои идеи.
— Какие идеи?
— Керби выяснил, что хотя пираты и стали бояться выходить в открытое море, они продолжали нападать на суда, стоявшие на якоре в небольших гаванях или курсировавшие вдоль берега в редко посещаемых местах.
Граф замолчал, словно вспоминая что-то.
— Похоже, — продолжил он, — они действовали всегда одинаково — тихо взбирались на борт, обычно по ночам, и вырезали всю команду и пассажиров прежде, чем те успевали позвать на помощь.
— И что же смог предпринять мистер Керби? — спросила Дорина.
— Он создал свой небольшой флот из маленьких, быстроходных патрульных судов, хорошо вооруженных, но гораздо более маневренных, чем военные корабли. Первый лорд адмиралтейства говорил мне, что в результате пиратство почти прекратило свое существование в Малаккском проливе.
Дорина запоминала малейшие подробности этих рассказов и искренне пыталась заинтересовать Летти, но это было безнадежно.
Стоило ей лишь упомянуть имя Максимуса Керби, как Летти принималась плакать и причитать, что она не хочет выходить замуж. В конце концов она впала в такое отчаяние, что Дорина вынуждена была обратиться к отцу.
— Папа, что мне делать, если по приезде в Сингапур Летти откажется выйти замуж за мистера Керби?
— Она должна выйти за него! — воскликнул граф, стукнув кулаком по столу. — Бог мой, Дорина, неужели ты не можешь растолковать ей все преимущества этого брака?
Дорина лишь молча посмотрела на отца, и спустя минуту он сказал уже совсем другим тоном:
— Я знаю, что это трудно. Возможно, я ставлю перед тобой невыполнимую задачу. Но если она откажется, мы все пропали, уж в этом можешь быть уверена. Мне придется вернуть не только одолженные десять тысяч фунтов, но и те деньги, которые Керби выслал сейчас.
— Неужели от них ничего не осталось? — спросила Дорина.
— Ни единого пенни, — ответил ее отец.
Теперь Дорине стало понятно, откуда появились три новые скаковые лошади в конюшнях Олдеберн-парка.
Тем не менее ее отец проявил большую щедрость в отношении приданого Летти. Когда платья были наконец доставлены, все домашние, за исключением будущей невесты, с восхищением разглядывали их.
— Ты будешь в них такой красивой, — говорила Дорина сестре.
— Я хочу выглядеть красивой лишь для папы, — отвечала Летти.
— Но если ты любишь папу, ты должна сделать так, как он хочет, — пыталась увещевать ее Дорина.
Летти, без сомнения, была очень привязана к отцу, и это был единственный козырь, используя который, Дорина могла уговорить ее отправиться в Сингапур.
Накануне их отъезда из Олдеберн-парка Летти устроила настоящую истерику и пыталась закрыться у себя в комнате.
Дорине удалось предотвратить это и убедить ее наутро покинуть дом, лишь нарисовав перед ней ужасающую картину того, как граф вынужден будет продать имение и лошадей, и все они станут влачить нищенское существование.
— Ты не можешь поступить так жестоко с папой, если ты и вправду его любишь, — сказала Дорина.
— Я люблю… папу… правда… люблю, — упрямо твердила Летти.
— Тогда докажи свою любовь и помоги ему, — твердо сказала Дорина. — Если ты сейчас подведешь его, он может не захотеть больше тебя видеть. Как сможет он вынести, что его родная дочь ведет себя так недостойно?
Увидев, что Летти внимательно слушает, Дорина добавила:
— Если сейчас расторгнуть помолвку, это не только поставит папу в неловкое положение, но навлечет на него бесчестие!
Когда они наконец прибыли в Тилбери, Летти согласилась взойти на борт «Осаки» лишь после длительного, душераздирающего прощания, оставив на берегу потрясенных, побледневших родителей.
— Будет лучше, если вы не станете ждать отплытия, — предупредила Дорина отца. — Попрощайтесь и уходите. Я уверена, что когда она осознает, что корабль вот-вот отчалит, ее охватит паника, а если вы все еще будете здесь, она может даже попытаться сойти на берег.
Как всегда, Дорина была права. Когда ударили в корабельный колокол и объявили, что провожающих просят покинуть корабль, Летти впала в неистовство.
— Я не поеду… не поеду! Я хочу домой! Я хочу к папе! — кричала она.
— Уже поздно, — пыталась утихомирить ее Дорина. — Папа сейчас на пути в Лондон и очень счастлив и доволен твоим поведением.
Кое-как Дорине удалось успокоить сестру, и, измученная переживаниями, та заснула прежде, чем корабль успел отойти от пристани.
Задернув занавески, чтобы свет не разбудил Летти, Дорина направилась в свою каюту.
Горничная-китаянка уже успела распаковать багаж Летти и предложила свои услуги Дорине, но та отказалась, предпочитая сама разложить по местам то немногое, что она захватила с собой.
Новые платья светло-серого цвета с белыми воротничками и манжетами очень подходили к роли компаньонки и делали ее незаметной, как она того хотела.
Но гораздо больше новых платьев ее интересовали книги, лежавшие в ее дорожном сундуке. Некоторые из них она купила в Лондоне, другие недавно обнаружила в библиотеке Олдеберн-парка.
Когда они были в Лондоне, она ухитрилась найти время не только для того, чтобы зайти в книжный магазин на Ceнт-Джеймс-стрит, но и чтобы посетить Британский музей.
Дорине было лет двенадцать, когда она начала понимать, что природа наделила ее недюжинным умом. Однажды она услышала, как гувернантка говорила ее отцу:
— Беда в том, милорд, что мне нечему больше научить леди Дорину. Она обладает такими способностями, что схватывает все с полуслова. Какая жалость, что она не родилась мальчиком.
Дорина подумала, что со стороны гувернантки очень бестактно напоминать об этом, но граф лишь ответил:
— Если я вас правильно понял, мисс Гринвей, вы хотите сказать, что Дорине нужно дополнительно нанять учителей?
— Будет очень обидно, если при ее одаренности все ее образование ограничится тем немногим, чему я могу ее научить, — ответила мисс Гринвей. — Когда меня нанимали, я объяснила ее светлости, что мои возможности весьма ограничены.
Граф не отвечал, и мисс Гринвей продолжала:
— Мне будет грустно покидать Олдеберн-парк, милорд, но я не исполнила бы свой долг, если бы откровенно не сказала вам, что Дорина нуждается в более опытных учителях, чем я.
— Ни один мужчина не хочет иметь слишком умную жену, — с ноткой раздражения в голосе сказал граф. — Я вполне доволен тем, как вы воспитываете моих дочерей, мисс Гринвей, и я не имею ни малейшего намерения тратить деньги на то, чтобы дать им более широкое образование, которое приведет лишь к тому, что они будут испытывать неудовлетворенность.
Он помолчал, а потом твердо добавил:
— Все, что нужно знать женщине, — это как быть хорошей женой и хорошей матерью. Всему остальному она научится у мужа, когда таковой у нее появится.
С этими словами граф вышел из классной комнаты, в то время как Дорина вошла в другую дверь. Взглянув на мисс Гринвей, она увидела, что у той подозрительно блестели глаза, как будто она готова была расплакаться.
— Я пыталась сделать для тебя все, что могла, Дорина, — сказала она, — но у меня ничего не вышло. Теперь тебе придется самой заняться своим образованием.
Именно мисс Гринвей открыла ей, что книга не только источник знаний, она может приносить радость и утешение.
Когда Дорина окончательно убедилась, что ее болезнь неизлечима, только благодаря книгам она научилась забывать о своих бедах и мысленно переноситься в волшебный мир, где подобные вещи не имели значения.
Один из докторов, к которым возила ее графиня, как-то сказал ей:
— Я часто замечал, что люди, страдающие экземой, отличаются острым умом. Насколько я помню, Юлий Цезарь всю жизнь страдал от этой болезни.
— Юлий Цезарь был мужчиной, — тихо ответила Дорина.
Но слова доктора немного утешили ее, и она надолго запомнила их.
Обнаружив свое невежество в том или ином вопросе, она всячески старалась восполнить этот пробел.
Прежде всего, чтобы доставить удовольствие отцу, она основательно изучила вопросы, касающиеся разведения и объездки лошадей; она знала наизусть родословные победителей всех важнейших скачек.
Она была единственной из домашних, с кем граф делился своими планами и к кому он приходил за утешением, когда его лошади не оправдывали возложенных на них надежд.
Крытая галерея для музыкантов, где Дорина сидела во время званых обедов, невидимая для всех, также сослужила ей большую службу.
Обычно разговоры за столом сводились к спорту, но как-то ее отец пригласил в гости известного американского сенатора, и после этого Дорина прочитала все, что смогла найти об истории Соединенных Штатов.
Иногда в Олдеберн-парке гостили дипломаты из разных европейских стран, и Дорина внимательно изучала обычаи этих стран и родословные правящих монархов.
Ее интересовало все, что она видела вокруг. Она с любопытством наблюдала за птицами, а когда узнала, как они строят гнезда, выращивают птенцов и совершают длительные перелеты, ей стала нестерпима мысль о том, что их убивают на охоте ради забавы. Дорина с интересом следила и за политическими событиями. Она была единственной в Олдеберн-парке, кто от корки до корки прочитывал «Таймс»; она выискивала интересные статьи в тех газетах и журналах, которые ее отец выписывал лишь ради отчетов о скачках.
И теперь из кожаных дорожных сундуков она вынимала одну за другой книги, которые специально отобрала в дорогу. Почти все они были о китайской культуре.
Одна из книг была о нефрите, другая — о китайской керамике. Несколько томов были посвящены китайской живописи.
Ей нелегко было отыскать интересующие ее книги, а когда продавец в книжной лавке наконец нашел то, что ей нужно, она пришла в ужас, узнав, сколько это будет стоить.
Сократив расходы на новые платья, которые она хотела купить в дорогу, она набрала необходимую сумму. Кроме того, в библиотеке Олдеберн-парка ей посчастливилось найти две книги, рассказывающие об истории полуострова Малакка.
Дорина нежно коснулась пальцами книг. Один их вид уже наполнял ее восторгом. В них таилось столько всего, что она хотела узнать и понять.
Перед отъездом она посетила Китайский зал Британского музея. Она долго рассматривала рисунки на шелке и свитках, и ее начало охватывать смутное волнение. У нее возникло такое чувство, будто между ею и этими рисунками существует некая связь.
Казалось, они пытались что-то донести до нее. Может быть, пробудить давно забытое воспоминание или открыть какую-то тайну.
С трудом Дорина заставила себя распаковывать остальные вещи. Книги, лежавшие на столе, манили и притягивали ее. Ей страстно хотелось открыть хотя бы одну из них и погрузиться в сладостный волшебный мир.
Даже новые впечатления от пребывания на корабле не уменьшили желания скорее узнать, что таят в себе эти книги.
Прибравшись в каюте, Дорина накинула на плечи теплый дорожный плащ с капюшоном и вышла на палубу. Они направлялись в открытое море, но земля еще не исчезла из виду.
День был холодным и серым, потемневшее небо предвещало либо дождь, либо снег. Дорина увидела, как волны ударяют о борт корабля и рассыпаются брызгами, и у нее перехватило дыхание.
Ее ждут неведомые приключения. Она отправляется в чужие страны. Ей предстоит увидеть Сингапур.
Но только ли в этом была причина ее волнения?
Она знала ответ, хотя боялась признаться в этом. Но какой был смысл лгать самой себе?
Она хотела снова увидеть Максимус Керби. Больше всего на свете ей хотелось встретиться с ним!


Едва они вышли в Английский канал, как начало штормить. Когда корабль повернул на юг и пошел вдоль побережья Франции, погода совсем испортилась, море разыгралось не на шутку.
Летти, сильно мучившаяся от морской болезни, была крайне напугана.
— Я уверена, что корабль затонет! Mы все… пойдем ко дну! — причитала она.
Трое суток Дорина почти не отходила от нее, пока не вмешался судовой врач.
— Дальше так не может продолжаться, мисс Хайд, — сказал он Дорине. — Я попрошу кого-нибудь помочь вам ухаживать за леди Легацией, не то у меня на руках окажутся не один, а два пациента.
— Но я прекрасно справляюсь, доктор Джонсон, — запротестовала Дорина.
— Сколько вы спали прошлой ночью? — спросил он.
Дорина ничего не ответила, и он заключил:
— Я не намерен спорить с вами, мисс Хайд. Я уже поговорил с сестрой Терезой, и она с радостью согласилась помочь вам. Мы все очень хорошо ее знаем. Она замечательная женщина и очень известна и почитаема в той части света, куда вы направляетесь.
— Она сиделка? — спросила Дорина.
— Она миссионер, — ответил доктор Джонсон. — Не знаю, насколько успешно она обращает аборигенов в христианство, но она оказывает им неоценимую медицинскую помощь. Она превосходная сиделка и в случае необходимости не уступит любому врачу.
Когда Дорина увидела сестру Терезу, то поняла, что у нее нет оснований усомниться в словах доктора Джонсона. Сестре Терезе было уже за сорок, и ее спокойствие и уверенность в себе вызывали доверие, где бы она ни появилась.
Ее черная монашеская одежда и белый накрахмаленный апостольник внушали бы благоговейный трепет, если бы не лукавая улыбка и яркие, лучистые глаза.
— Доктор сказал мне, что вам тяжело приходится с леди Летицией, — сказала она Дорине. — Позвольте мне помочь вам ухаживать за ней. Я привыкла к этому.
— Вы так добры, — ответила Дорина. — Но леди Летиция очень плохо сходится новыми людьми.
— Она быстро привыкнет ко мне, — спокойно заверила ее сестра Тереза.
К изумлению Дорины, так оно и случилось.
Летти почти сразу же прониклась расположением к сестре Терезе. Дорина с огромным облегчением наблюдала, как Летти выполняет все ее указания и готова беспрекословно подчиняться ей во всем.
К большой радости Дорины у нее теперь освободилось время не только для сна, но и для чтения.
Из-за сильной качки было невозможно выходить на прогулку, и хотя Дорина заставляла себя хотя бы дважды в день подниматься на палубу, ее вполне устраивало лежать, уютно устроившись с книгой на диванчике в их гостиной.
Когда они миновали Бискайский залив и вошли в спокойные воды Средиземного моря, было уже ясно, что Летти вполне счастлива в обществе сестры Терезы. Она даже с удовольствием слушала, когда сестра Тереза читала ей, чего никак не могла добиться Дорина.
— Я так признательна вам, доктор Джонсон, — сказала Дорина этому веселому, добродушному человеку, который, как она уже успела выяснить, был известной личностью в пароходной компании.
— Я еще ни разу не видел, чтобы сестре Терезе не удалось пробудить в пациенте волю к жизни или заставить капризного ребенка хорошо есть, — ответил доктор Джонсон. — Кстати, это мне напомнило, мисс Хайд, что у вас теперь нет оснований не спускаться к обеду в столовую.
Дорина почувствовала себя неловко.
— Я предпочитаю есть у себя в каюте, доктор, — ответила она, удивляясь про себя, что у доктора не хватает такта понять, как ей неприятно, когда на нее таращат глаза.
— Ну что ж, у вас, безусловно, достаточно удобная каюта, — заметил доктор.


Этим вечером сестра Тереза попросила Дорину сходить к доктору Джонсону за микстурой, которую он обычно готовил для Летти.
— Это лекарство помогает леди Летиции от тошноты, — сказала она. — Я еще утром предупредила доктора, что у нас почти ничего не осталось.
— Хорошо, я сейчас схожу, — ответила Дорина.
Она направилась вниз в приемную, где доктор Джонсон принимал своих пациентов, но там никого не оказалось.
Стюард, встретив Дорину у дверей, сказал, что доктор, скорее всего, отправился к эконому.
Дорина поднялась на верхнюю палубу. Она постучала в дверь каюты эконома, и когда тот отворил, объяснила цель своего визита.
Доктор Джонсон сидел в кресле, держа в руке стакан.
— Входите же, мисс Хайд, — весело сказал он, вставая. — Вы еще не встречались с нашим экономом, а между тем он мечтает познакомиться с вами.
Дорина с удивлением взглянула на эконома, мужчину лет пятидесяти с cyровым, обветренным лицом.
— Он интересуется вашей подопечной, — улыбнулся доктор Джонсон. — Вы, наверное, догадываетесь, что весь корабль судачит о ней.
— О леди Летиции? — спросила Дорина.
— О ком же еще? — удивился доктор. — Будущая невеста Максимуса Керби! Он пользуется большим влиянием в Сингапуре, как вы, без сомнения, знаете.
— Пожалуй, я лучше пойду, — чувствуя себя неловко, сказала Дорина. — Если можно, дайте мне то лекарство, которое вы обещали сестре Терезе.
— Ну, ну, мисс Хайд, — укоризненно проговорил доктор, — вам не удастся так просто от нас отделаться. Как врач, я предписываю вам стакан мадеры и небольшую дружескую беседу. С самого начала плавания вы очень необщительны.
Дорина пыталась воспротивиться, но тщетно. Она не смогла устоять перед дружеской настойчивостью доктора Джонсона и приняла из рук эконома стакан мадеры.
К тому же ей пришло в голову, что ее собеседники смогут рассказать ей о Керби, и скоро она убедилась, что они способны долго говорить на эту тему.
— А вы встречались с Могущественным Максом? — спросил ее доктор Джонсон.
— Нет, я с ним не знакома, — ответила Дорина. — А что, его обычно так называют?
— Большинство жителей Сингапура называют его Всемогущим, — рассмеялся эконом. — И это очень подходящий эпитет. Он правит там железной рукой в бархатной перчатке. Вы не найдете ни одного китайца, который не был бы готов лечь на землю и лизать ему сапоги, если бы Керби только приказал.
— А почему они так восхищаются им? — спросила Дорина.
— Во-первых, он принес им процветание, — ответил доктор, — а во-вторых, он как раз человек того типа, кoтopoму они готовы поклоняться.
— А какой он? — спросила Дорина.
Мужчины переглянулись и рассмеялись.
— Ну что ж, попробуйте, опишите его, — предложил доктор эконому.
— Не могу, — признался эконом. — Я думаю, «эксцентричный» будет самым точным описанием.
— Можете добавить «легендарный», «великолепный», «ошеломляющий», «властный», «непреклонный»! Я готов согласиться с любым из этих эпитетов, — со смехом сказал доктор.
— Мне интересно, — заметил эконом, — знает ли леди Летиция, на что она идет? Все женщины готовы будут выцарапать ей глаза за то, что она увела Макса у них из-под носа!
Дорина с тревогой переводила взгляд с одного собеседника на другого.
Она понимала, что они так свободно говорят при ней лишь потому, что считали ее всего только компаньонкой леди Летиции.
К тому же из-за ее уродства люди не воспринимали ее как обычную молодую женщину.
Они охотно делились с ней своими переживаниями и поверяли ей свои секреты просто по той причине, что она каким-то непонятным образом стояла как бы в стороне от окружающих.
Поскольку она выглядела не так, как обычная девушка, люди говорили ей такие вещи, о которых при других обстоятельствах не упоминали бы.
Все жители деревни в Олдеберне делились с ней своими тайнами, все слуги в поместье смотрели на нее как на друга.
— А как выглядит невеста? — спросил эконом.
— Она прелестна! — ответил доктор. — Я никогда не видел такой красивой девушки! Так что сингапурских дам можно только пожалеть. Она их попросту затмит.
Дорина улыбнулась.
— Я рада это слышать, доктор.
— Чтобы удержать Макса, одной красоты недостаточно, — заметил эконом.
— Что вы имеете в виду? — спросила Дорина.
— Ну, мы с доктором Джонсоном за эти годы повидали немало его подружек, — сказал эконом, отхлебнув виски из высокого стакана.
— Это верно, — согласился доктор. — Ты помнишь «Несравненную Жемчужину»? Бог мой, сколько денег Макс потратил на эту женщину!
— Она стоила того, клянусь Богом! — ответил эконом. — Божественное создание. Ее имя как нельзя более шло к ней.
— А кто она такая? — спросила Дорина, стараясь не выдать охватившего ее мучительного любопытства.
— Китаянка! — пояснил доктор. — Макс нашел ее в Гонконге. Вы никогда не видели такой экзотической, утонченной красоты!
— Макс позаботился о том, чтобы ее внешний вид соответствовал ее имени, — заметил эконом. — Он дарил ей жемчужины величиной с голубиное яйцо — целые нити жемчуга! Я всегда удивлялся, как они умещались на такой тонкой шейке!
— Зато Голди обожала бриллианты, — сказал доктор.
— Голди! — воскликнул эконом и погрозил доктору пальцем. — Уж вы-то не забудете тех вечеринок! Бог мой, как же было весело! Помните ту попойку, которая длилась три дня? Когда я наконец добрался до корабля, мне казалось, что моя голова вот-вот расколется.
— А кто такая Голди? — очень тихо спросила Дорина.
— Австралийка, — ответил доктор. — Очень хорошенькая. Волосы — как чистое золото, слегка смуглая кожа и смех, напоминающий звон колокольчиков!
— А что случилось с Несравненной Жемчужиной и с Голди? — поинтересовалась Дорина.
— Максу они надоели, — ответил эконом. — Он быстро пресыщается. Он любитель приключений, всегда ищет что-то новое, образно говоря, всегда жаждет открывать новые земли.
— Надо признать, он не встречает особого сопротивления, — засмеялся доктор.
Эконом бросил быстрый взгляд на Дорину и отвел глаза в сторону.
— Нас всех очень интересует, мисс Хайд, сможет ли юная леди заставить Макса остепениться.
— Я думаю, он сам этого хочет, — сказал доктор.
— Макс хочет остепениться? — эконом хмыкнул: — Я поверю в это лишь тогда, когда увижу собственными глазами.
— Мне кажется, он немного подражает своему герою, сэру Томасу Рафлзу. Если помнишь, у Рафлза была замечательная жена, которая всегда поддерживала и вдохновляла его.
— Может, ты и прав, — серьезно ответил эконом. — Это как раз в стиле Макса — резко поменять галс. Должно быть, он решил, что ему пора обзавестись семьей и нашел себе жену, которая затмит всех женщин, каких он когда-либо знал.
— Леди Летиция, безусловно, будет самой прекрасной женщиной, которую видел Сингапур, — задумчиво сказал доктор.
При этих словах Дорина подумала, знает ли доктор о том, насколько Летти инфантильна. Чуть позднее она поняла, что у него уже сложилось определенное мнение на этот счет.
— Хорошая жена во многом сможет помочь Максу, — медленно сказал доктор. — Главное — чтобы эта женщина ему подходила во всех отношениях.
— И как раз такая женщина сейчас находится у нас на борту! — с энтузиазмом воскликнул эконом. — Мисс Хайд, вы должны выпить за это, я вам налью еще немного.
— Нет, нет, мне уже достаточно. Прошу вас извинить меня, но мне пора возвращаться к себе. Благодарю вас, доктор.
Дорина выразительно посмотрела на доктора, словно пытаясь дать ему понять, что она и в самом деле решительно настроена уходить, и доктор с трудом поднялся с кресла.
— Я принесу микстуру в вашу гостиную, мисс Хайд, — сказал он.
— Я вам очень признательна, доктор, — ответила Дорина и, повернувшись к эконому, добавила: — Спасибо за гостеприимство.
— Заходите ко мне в любое время, когда вам захочется с кем-нибудь поговорить, — сказал эконом. — Как только море совсем успокоится, мы устроим вечеринку.
— Вы очень любезны, — ответила Дорина, — но я никогда не хожу на вечеринки.
Эконом не стал настаивать, и было ясно, что он понимает, почему она предпочитает одиночество.
Она вернулась в свою каюту и принялась обдумывать все услышанное. Взглянув правде в глаза, Дорина вынуждена была признать не только то, что предстоящее замужество Летти обречено на неудачу, но и то, что в сделке с Максимусом Керби ее отец, используя его любимое выражение, попросту надул молодого человека.
Керби не мог подозревать, что ум Летти настолько незрел. Он видел ее в Олдеберн-Парке лишь в обществе ее родителей. Очевидно, как и множество других мужчин до него, Керби объяснял себе молчаливость Летти ее застенчивостью.
Дорина знала, что ее отец пытался продемонстрировать сестру в самом выгодном свете. К тому же Летти была искренне восхищена подаренными ей попугайчиками, и в таком настроении она производила впечатление милой и сговорчивой девушки, каковые качества, без сомнения, и искал мистер Керби в будущей жене.
Что он почувствует, когда узнает, как капризна и раздражительна может быть Летти, как она безнадежно бестолкова и не в состоянии поддержать разговор даже на самые простые бытовые темы.
Достаточно ли будет Летти только ее красоты, спрашивала себя Дорина, чтобы справляться с ролью хозяйки на многочисленных приемах, которые устраивал Керби?
Разве не будет он разочарован, увидев, что жена может провести целый день, бессмысленно играя с котенком или любуясь на своих птичек, не проявляя ни малейшего интереса к его планам и заботам, которыми ему захочется поделиться с ней?
«Я должна заставить ее понять, что от нее требуется», — с отчаянием думала Дорина.
Она осознавала, что добиться этого за столь короткий срок — все равно что совершить подвиг, достойный Геркулеса.


Войдя в каюту Летти, она увидела сестру Терезу, которая читала Летти вслух. При виде Дорины она прервала чтение и спросила:
— Вы взяли лекарство, мисс Хайд?
— Доктор обещал принести его через несколько минут, — ответила Дорина.
— Ты нам мешаешь, Дорина, — сказала Летти. — Продолжайте же, сестра Тереза, я хочу услышать конец этой истории.
В голосе Летти послышались капризные нотки, предвещавшие слезы и вспышку гнева, если ей будут перечить. Дорина улыбнулась с извиняющимся видом.
— Продолжайте, пожалуйста, — сказала она сестре Терезе. — Я подожду в гостиной.
Через несколько минут послышался стук в дверь, и вошел доктор.
— Как наша пациентка? — спросил он.
— Полностью поглощена историей, которую читает ей сестра Тереза, — ответила Дорина. — Если не возражаете, лучше ее не беспокоить. Я никогда не видела, чтобы Летти привязалась к кому-нибудь так быстро, как к сестре Терезе.
— Я говорил вам, что сестра Тереза просто волшебница, — улыбнулся доктор. — Скоро леди Летиция совсем поправится.
— Я вам очень благодарна, — сказала Дорина.
— Вы хлопочете вокруг этой юной леди, как наседка, — заметил доктор. — Вы давно ее знаете?
— О да, — ответила Дорина. — С рождения.
— Этим объясняется ваша привязанность, — сказал доктор. — Ей повезло с вами.
— И с сестрой Терезой!
— Бесспорно, — улыбнулся доктор. — Нам всем повезло, что она плывет этим же рейсом. Могу сказать вам по секрету, что и капитан, и эконом были в ужасе — вдруг леди Летиция серьезно расхворается, тогда Всемогущий Макс обрушит на них свой гнев!
Дорина рассмеялась.
— Неужели он такой всемогущий?
— Даже более, чем я могу сказать.
Доктор слегка заколебался, а потом сказал извиняющимся тоном:
— Надеюсь, наши рассказы вас не шокировали? Я только потом спохватился, что в присутствии леди не следовало бы вести такие разговоры.
— Не беспокойтесь, вы можете быть вполне откровенны со мной, — ответила Дорина.
— Просто мы пытались объяснить вам, что Максимус Керби действительно выдающийся человек. Поэтому все ожидают, что его жена тоже окажется незаурядной личностью.
Дорина спросила:
— Вы хотите сказать, доктор, что вам кажется, будто леди Летиция — неподходящая жена для Максимуса Керби?
Доктор несколько мгновений молчал, а затем медленно произнес:
— Я ничего не утверждаю и никого не критикую, мисс Хайд. Леди Летиция самая красивая девушка из всех, кого я когда-либо видел. Но я не могу не спросить себя — что, кроме этого, она может предложить Могущественному Максу?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пышная свадьба - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Пышная свадьба - Картленд Барбара



Не могу понять, почему Картленд называют "королевой любовного романа". Что историческая линия, что любовная - все фальшиво и поверхностно. Такое впечатление, что автор услышала о Сингапуре, об экземе, о змеях, и быстренько склепала очередной романчик. Жаль потраченного времени: 3/10.
Пышная свадьба - Картленд БарбараЯзвочка
18.03.2011, 12.39





Чудесно, мне очень понравилось. так и должно быть.Читала и наслаждалась.
Пышная свадьба - Картленд БарбараСофья
27.03.2012, 21.35





мне понравилось.бедная девочка.экзема это так страшно.хотя сейчас ее лечат.спасибо за хороший вечер Картленд
Пышная свадьба - Картленд Барбаравава
18.02.2014, 7.06





Погоджуюся з першими коментарем, автор препаршиво пише. Більше читати її книжки точно не буду.
Пышная свадьба - Картленд БарбараЧиталка
18.02.2014, 10.50





Замечательный роман, небольшой, но такой ёмкий,настолько живой, что кажется будто сама побывала женщиной страдающей неизлечимой болезнью, вынужденной жить исполняя прихоти капризнй недалёкой. но прекрасной сестры, достойно вынести все тяготы путешествий и приключений во время поездки в Сингапур. Оказаться влюблённой в будущего мужа сестры! Читайте, чем закончится эта любовная история, автор не обманет ваших ожиданий
Пышная свадьба - Картленд Барбарагалюша
12.04.2014, 18.39





Ой, ну не знаю... вроде как история о любви... но вот капризам сестры больше внимания уделено, чем отношениям гг-ев. Это мое мнение.
Пышная свадьба - Картленд Барбараleka
12.04.2014, 23.06





Роман замечательный, ну вот действительно соглашусь с предыдущим коментом, что слишком много уделено внимания капризам сестры. А в целом получила удовольствие от прочтения.
Пышная свадьба - Картленд Барбарадиля
13.04.2014, 0.08





Роман приятно удивил.не такой слащавый как прочие у картленд.вместо бесчисленных описаний оборочек и бантиков читателю предлагаются весьма познавательные сведения о китайской культуре.главная героиня вызывает уважение,несмотря на болезнь,которая заставляет чувствовать ее изгоем,отправляется в далеко путешествие,ради семьи и сестры,чьи проблемы со здоровьем не так очевидны,но неисправимы.
Пышная свадьба - Картленд БарбараОльга
18.12.2015, 21.06





Один из моих любимых романов! Не пошлый. Прочитала как то еще в юности, до сих пор нравится!
Пышная свадьба - Картленд БарбараЕлена
23.04.2016, 16.18





Романами Картленд не увлекаюсь, этот прочла случайно. Сказать что очень хороший, не скажешь.Но, любовный роман - это праздник для души. И если у вас плохое настроение - вам именно сюда!!! Это просто роман - сказка, и не надо искать высоких помыслов и копаться в характерах героев. Но... объяснение Максимуса в любви понравилось, очень красиво!
Пышная свадьба - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
27.04.2016, 10.42





Прочитала, отдохнула, понравилось. И даже что-то узнала новенькое для себя. Советовать сложно - на любителя. Впрочем, о Картленд все все знают, но время от времени я ее почитываю ...с удовольствием. Какой-то другой мир, часто весьма романтично и ...кинематографично, Даже актеров представляю.
Пышная свадьба - Картленд БарбараМари-Софи
27.04.2016, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100