Читать онлайн Пират в любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пират в любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пират в любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пират в любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Пират в любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Мне надо вернуться к себе в каюту. Розмари Муррей произнесла это мягко и с явным
сожалением в голосе.
— Это было бы разумно, — согласился лорд Сэйр.
Она стиснула руки жестом отчаяния.
— Господи, как мне надоело быть благоразумной! Я занимаюсь этим всю свою жизнь.
Она повернулась, опустила голову на его обнаженное плечо и проговорила со страстью:
— Но я не раскаиваюсь. Наша встреча скрасит все, даже ужасную скуку, которая ждет меня в Египте.
Лорд Сэйр не ответил, и немного погодя она продолжала:
— Ах, если б можно было уехать с тобой в Сингапур и не сходить на берег в Александрии!
Голос у нее задрожал от волнения, когда она добавила:
— Обещай, что ты не забудешь меня. Я стану молиться, чтобы мы встретились снова и чтобы все было так же чудесно, как сейчас.
— Я тоже буду надеяться на это, — сказал лорд Сэйр, зная при этом, что кривит душой.
Ему нравился этот флирт, как он вполне точно называл про себя их отношения с миссис Муррей, флирт на расстоянии между белыми скалами Дувра и Александрией.
Эта рыжеволосая женщина оправдала его ожидания: отдалась ему на свой лад, почти как Гертруда, — с бурной, неистовой страстью.
Но как обычно, он уже пресытился и знал, что, едва она сойдет на берег в Александрии, он испытает не сожаление, а чувство облегчения.
Она надевала полупрозрачное неглиже, в котором проскользнула по коридору в его каюту, а он смотрел на нее и размышлял, почему и она относится к тому типу женщин, от которых он так скоро устает?
Нет сомнений, что она красива, фигура у нее прекрасная, любовные утехи воспринимает с той примитивной жадностью, которая увлекала его.
И тем не менее его первоначальный пыл день ото дня ослабевал и сменялся скукой по мере того, как они плыли по Средиземному морю. Лорд Сэйр уже с нетерпением дожидался завтрашнего утра.
Он набросил на себя длинный парчовый халат и стоял, глядя на Розмари, а она повернулась к нему, издав звук, похожий на всхлип.
— Я люблю тебя! О Тейдон, я люблю тебя! — воскликнула она. — Ты похитил мое сердце. Я никогда не встречу человека, который бы занял твое место в моей душе!
Она обняла его за шею и прижалась губами к его губам, и он поцеловал ее, как она и ожидала.
— Тебе нужно идти, — проговорил он, когда она прижалась к нему всем телом. — Ты же знаешь, что на корабле у стен более чуткие уши, чем где бы то ни было.
Розмари Муррей тяжело вздохнула.
— Я люблю тебя! Я буду любить тебя вечно, — проговорила она с полным драматизма пафосом. — И мы встретимся снова — да, Тейдон, я это знаю!
Лорд Сэйр открыл дверь, посмотрел, пусто ли в коридоре, и дал знак Розмари, что она может идти.
Она так и сделала, поцеловав его в щеку, когда проходила мимо, и аромат ее экзотических духов обволок Тейдона, а потом потянулся за женщиной по коридору.
Лорд Сэйр закрыл дверь каюты и глубоко вздохнул.
Все кончено.
Еще одно любовное увлечение завершилось точно так же, как и все предыдущие.
Лорд Сэйр подумал, что Д'Арси Чарингтон посмеялся бы над ним и непременно спросил бы:
— Чего ты ждешь, Тейдон? Чего ждешь? Вся беда в том, что он и сам не знает ответа. Тейдон посмотрел на фотографию, которая осталась лежать на стуле у него в каюте.
Розмари Муррей принесла ее с собой два часа назад.
— Я знаю, что ты захочешь оставить ее у себя на память обо мне, — сказала она.
Лорд Сэйр прочитал надпись: «Твоя навеки Розмари».
Это было неосторожно — так не должна поступать разумная замужняя женщина.
Но в этом-то и заключалась одна из неизменных особенностей его любовных приключений: женщины не только удостаивали лорда Сэйра своими фотографиями, но и засыпали бесчисленными страстными и очень неосторожными письмами, и просто немыслимо было себе представить, к каким последствиям это привело бы, прочитай хоть одно подобное письмо посторонний человек.
Женщины отдавали лорду Сэйру не только свои сердца и тела, но и свое доброе имя.
Поэтому он был чрезвычайно осторожен и делал все от него зависящее, чтобы его возлюбленные не пострадали из-за собственного неблагоразумия.
Выходило, что он гораздо больше, чем они сами, пекся об их репутации.
Если бы он не удерживал их, они бы не задумываясь посещали его дом в Лондоне и не стесняясь выражали бы свои чувства к нему на публике.
— Будь все оно проклято, им как будто не терпится погубить себя в глазах света! — сказал он как-то Д'Арси Чарингтону.
Его друг расхохотался.
— Цепи условностей ничего не значат для них, когда дело касается связи с тобой, — ответил он.
И все же лорд Сэйр был достаточно умен, чтобы избегать явных скандалов.
Разумеется, люди судачили о нем и, конечно же, о многом догадывались, но одно дело — строить догадки и совсем другое — подтвердить их доказательствами.
Лорд Сэйр был совершенно уверен, что ни у ревнивых мужей, ни у светского общества в целом нет никаких доказательств даже малейшей его неосторожности.
Он взглянул на часы возле постели и увидел, что уже около двух ночи.
Он собрался было лечь, но вдруг почувствовал, насколько неприятен ему запах духов Розмари Муррей, которым пропитались подушки, и вообще было противно, что постель в беспорядке и простыни все измяты.
Повинуясь внезапному импульсу, лорд Сэйр сбросил халат и оделся с быстротой, которая раздражала его слугу, любившего считать себя необходимым хозяину.
Он достал из гардероба пальто и, не надев шляпу, покинул каюту и вышел на палубу.
Несмотря на поздний час, из курительной комнаты доносился громкий смех.
Любители выпить обычно засиживались там на крытых плюшем диванах, потягивая напитки, которые стояли перед ними на столиках.
Были среди пассажиров и такие, кто, казалось, и вовсе не ложился спать, но сейчас в салоне было пусто, и только несколько усталых стюардов могли заметить лорда Сэйра, когда он поднимался на палубу.
Но на крытой палубе ему показалось душно, захотелось вдохнуть свежего воздуха, и он поднялся на самую верхнюю палубу, где обычно, когда море было спокойным, устраивались игры.
Днем тут бывало шумно, многие мужчины занимались разного рода физическими упражнениями, ребятишки играли в прятки между дымовыми трубами, мачтами и надстройками.
Здесь только начали устанавливать парусиновый тент, который должен был закрывать палубу от жарких солнечных лучей во время перехода по Красному морю. Но большая часть пространства была еще открыта веяниям ночи, и лорд Сэйр смотрел на звезды, и прохладный ветер овевал ему лицо.
В Бискайском заливе море было бурное, но едва они вошли в Средиземное, как погода улучшилась и стало даже слишком тепло для этого времени года.
Впрочем, по ночам было еще холодновато.
Чем ближе подходили они к Александрии, тем делалось теплее, и лорд Сэйр, как и многие другие пассажиры, ощущал жаркое дыхание Красного моря.
Солнце, говорил он себе, спалит воспоминания о густых туманах и резких холодах Англии.
На палубе было пустынно, и Тейдон разгуливал, сунув руки в карманы и думая вовсе не о Розмари Муррей, как следовало бы ожидать, но о своей миссии на Востоке и о людях, с которыми ему предстояло встретиться.
Им все еще овладевало некое предощущение приключений, когда приходилось отправляться в места, где он раньше не бывал.
На этот раз он должен был посетить незнакомые края и потому намерен был узнать как можно больше об истории и обычаях новых для него стран.
Он двигался по дуге вдоль борта и когда дошел до кормы, то из тени возле трубы его окликнул женский голос:
— Лорд… Сэйр!
Он повернул голову, раздраженный тем, что ему помешали думать, и увидел перед собой какое-то маленькое существо.
При слабом свете звезд он различил очень бледное лицо и огромные глаза.
— Простите меня… пожалуйста, простите меня… но мне нужна ваша помощь, — продолжала женщина.
Внезапно он вспомнил, где слышал этот голос раньше и где видел это личико «сердечком».
— Мисс Элвинстон! — воскликнул он. — Вот уж не знал, что и вы на борту!
— Мне нельзя было приходить сюда наверх, но я тут пряталась, а еще я не знала, как мне добраться до вас и попросить о помощи.
— Вы прячетесь? — удивился лорд Сэйр. — Но от кого?
Бертилла с опаской оглянулась через плечо, словно боялась, что их подслушают.
Потом она протянула руку и ухватилась за поручень; лорд Сэйр только теперь заметил, что девушка дрожит.
— Что с вами случилось? — спросил он. — И почему вы здесь в такой поздний час?
— Об этом я и хотела вам рассказать, — ответила она. — Я понимаю, что создаю… сложности… и не должна бы беспокоить вас, но я просто не вижу другого выхода… не знаю, как мне быть.
В ее словах была такая тревога, такой страх, что лорд Сэйр поспешил сказать:
— Вы прекрасно знаете, что я помогу вам, если это в моих силах. Давайте где-нибудь присядем, хорошо?
Он огляделся и увидел, что все кресла с палубы на ночь убрали, но под одной из мачт есть закрепленная деревянная скамейка.
— Сядем там; — предложил он и, поддерживая девушку под локоть, повел ее к скамейке.
Бертилла шла рядом с Тейдоном, шифоновый шарф ее соскользнул с головы, и лорд Сэйр обратил внимание, как сияют волосы девушки в свете звезд.
Бертилла сжала руки.
— Вам это может показаться глупым и нелепым, — проговорила она, — но я просто не знаю, как поступить… и мне больше не к кому обратиться.
— Давайте начнем с самого начала, — предложил лорд Сэйр. — Прежде всего — почему вы очутились здесь? Я считал, что вы катаетесь верхом в Гайд-парке.
— Я понимаю, — ответила Бертилла, — но мама решила… отослать меня.
— И далеко ли?
— В Саравак… к моей тетке, она там миссионерствует.
— Миссионерствует? — переспросил лорд Сэйр.
— Д-да. Мама хочет, чтобы я тоже стала… миссионеркой, а мне больше некуда было деваться.
Голос Бертиллы гораздо больше, чем слова, выдавал страх и отвращение к ожидающему ее будущему.
Лорд Сэйр сжал губы и припомнил, как ему всегда не нравилась леди Элвинстон. Он считал ее жестокой, бесчувственной женщиной и теперь убедился, что его ощущения были верными.
— Итак, вы направляетесь в Саравак, — проговорил он вслух. — А кто же сопровождает вас?
— Н-никто, — запинаясь, ответила Бертилла. — В этом вся беда,
— Никто?
Лорд Сэйр с трудом поверил ушам своим.
То, что одна из первых дам высшего света могла отправить дочь, к тому же такую юную и неопытную, как Бертилла, в путешествие чуть не на край света без компаньонки, казалось ему просто невероятным.
Он знал, что девушки довольно часто ездят в Индию или в другую часть Британской империи: кто к родителям, кто к друзьям, но это путешествие они всегда совершают под присмотром женщины постарше, житейски умудренной; вдовы армейских офицеров, к примеру, нередко брали на свое попечение по нескольку девушек, что порой оказывалось для них достаточно обременительным.
Но отправить девушку совсем одну, без сопровождения… Лорд Сэйр на несколько секунд даже потерял дар речи от возмущения.
— Я, конечно, достаточно взрослая, чтобы самой о себе позаботиться, — продолжала Бертилла, — но, понимаете, я путешествую вторым классом, а там есть… один человек…
— Что за человек? — резко спросил лорд Сэйр.
— Он… он голландец, но мне кажется, в нем есть и малайская кровь, и он не оставляет меня в покое.
Лорд Сэйр промолчал, и Бертилла снова стиснула руки жестом беспомощного отчаяния.
— Вы сочтете меня за идиотку… По крайней мере мама всегда меня так называет… Я не могу отделаться от него. Почти все время я провожу у себя в каюте, но…
Голос ее совсем упал, она явно искала подходящие слова, и лорд Сэйр мягко спросил:
— Что же произошло?
Инстинктивно, без всяких ее объяснений, он понимал, что девушка доведена до крайности.
— В последние дни по вечерам, с тех пор как мы плывем по Средиземному морю, стюард приносил мне подарки, — говорила Бертилла. — Шоколад и разные другие вещи, которые можно купить на борту. Я отсылала все обратно, но он пишет мне записки и настаивает, чтобы я согласилась с ним выпить. — Она тихонько вздохнула. — Он пытался уговорить меня в первый же вечер, но я тогда убежала.
— Что случилось сегодня? — негромко спросил лорд Сэйр.
— Когда я вернулась в каюту после ужина… Я всегда стараюсь уйти из столовой как можно раньше, чтобы он не успел остановить меня… Я хотела запереть дверь…
Она примолкла, и лорд Сэйр увидел страх у нее в глазах; девушка продолжила почти шепотом:
— Ключ исчез… и задвижка тоже. Лорд Сэйр выпрямился.
— Безобразие! — произнес он возмущенно. — Такое на порядочном корабле недопустимо!
Ему стало ясно: стюард получил хорошую взятку, а надзор за вторым классом был далеко не таким строгим, как за первым.
— Итак, вы поднялись сюда, — сказал он немного погодя.
— Я не знала, как мне быть. Вы знаете, пассажирам второго класса не разрешают сюда подниматься, но там он отыскал бы меня, и я бы не смогла убежать.
Ужас в ее голосе звучал так явственно, что лорд Сэйр понял, насколько этот человек — он прекрасно представлял себе мужчину подобного типа — запугал этого полуребенка.
Впрочем, подумал лорд Сэйр, мужчину нельзя осуждать слишком строго.
Для него женщина, путешествующая в одиночестве, не более чем легкая добыча; голландцу просто не приходило в голову, что общественное положение Бертиллы совсем иное, чем у него, тем более что при ней нет даже компаньонки или хотя бы горничной.
Бертилла смотрела на него сейчас такими же полными доверия глазами, как, помнилось лорду Сэйру, смотрел на него когда-то живший у него спаниель.
— Не стоит так волноваться, — сказал он, положив ладонь на ее стиснутые на коленях руки.
Дотронулся — и был просто поражен.
— Да вы совсем окоченели! — воскликнул он. — И неудивительно, вы же просидели тут несколько часов.
— Я убежала из каюты в такой спешке, — объяснила Бертилла. — Схватила первое попавшееся пальто, а оно оказалось очень тонким.
— Я намерен увести вас вниз, — сказал лорд Сэйр, — и заказать для вас теплое питье. А потом разберусь со всем этим, твердо вам обещаю.
— Мне совестно беспокоить вас.
— Никакого беспокойства тут нет, и вы поступили совершенно правильно, обратившись ко мне за помощью. Жаль только, что не сделали этого раньше.
Бертилла глубоко вздохнула.
— Вы так добры… но мама очень рассердилась бы, если бы узнала, что я говорила с вами.
Лорд Сэйр вспомнил, как леди Элвинстон налгала — теперь-то он понимал, что то была сплошная ложь! — на свою дочь.
Разумеется, девушка выглядела очень юной, но разбирающийся в женщинах мужчина, каким, в частности, не без основания считали его самого, никогда не поверил бы, что ей всего четырнадцать лет.
Весьма сомневался он и в том, что Бертилла могла совершить столь вызывающий поступок, что ее исключили из школы.
— Я предлагаю, — сказал он, — забыть сейчас о вашей матушке. К тому же она никоим образом не сможет узнать о нашем с вами разговоре, а это утешительно.
Лорд Сэйр увидел улыбку на лице девушки.
— Конечно, так думать нехорошо, но вы правы, мама об этом не узнает.
— Так идемте со мной, — предложил Тейдон. Они спустились по трапу на закрытую палубу, и он открыл перед Бертиллой дверь, из которой повеяло теплом, словно обещающим защиту.
Она замерзла на верхней палубе и понимала, что не только ночная прохлада тому причиной, но и пережитый ею страх.
Невозможно было рассказать лорду Сэйру, насколько день ото дня возрастал ее ужас перед мистером Ван да Кемпфером.
Куда бы она ни шла, ей казалось, что он подкарауливает ее.
Она почти не могла есть, потому что он не сводил с нее глаз. Она страшилась каждого стука в дверь своей каюты, который, как правило, возвещал о появлении нового подарка или записки от этого человека.
В отчаянии она лихорадочно думала, не будет ли разумнее встретиться с ним, сказать, чтобы он оставил ее в покое, и пригрозить, что в противном случае она пожалуется капитану.
Но нет, говорить с ним при людях на такую тему немыслимо, а наедине… она начинала дрожать при одной мысли о том, как он поведет себя наедине, когда некому будет осадить его.
За всю свою жизнь она еще никогда и никого так не боялась.
Бертилла, разумеется, встречала мужчин у тети Маргарет в Бате, но все это были люди пожилые и скучные.
Доводилось ей разговаривать с ними и возле бювета, где пили минеральную воду, а порою тетя Маргарет приглашала на чай или на обед отставных армейских офицеров с женами.
Те мужчины говорили Бертилле комплименты, иногда подшучивали над ней в очень милой и добродушной манере, и, конечно, во всем этом не было ничего пугающего.
Ничего такого, что вынудило бы ее возмутиться душой и телом, как это было при встречах с мистером Ван да Кемпфером.
Бертилла была совершенно невинна и не имела представления о характере любовных отношений между мужчиной и женщиной.
Она знала, что это нечто большее, нежели обмен поцелуями, и что близкие отношения доставляют радость тем, кто встречается друг с другом на домашних вечерах во время поездок в загородные имения; такие поездки любила ее мать и бывала во многих местах.
Бертилла однажды слышала, как отец и мать спорили о каком-то человеке; отец с гневом говорил, что не может допустить с его стороны вольности по отношению к женщине, носящей имя Элвинстон.
— Ты просто смешон, Джордж, — пренебрежительным тоном возражала Элвинстон. — Если Фрэнсис влюблен в меня до безумия, что я могу с этим поделать?
— Прежде всего тебе не следует его поощрять, — гремел сэр Джордж. — И ты заблуждаешься, если думаешь, что я позволю тебе поехать одной в Довакорт, где этот мальчишка, несомненно, будет спать в соседней комнате!
— Но, Джордж! Твои обвинения непереносимы! — не слишком уверенно возразила леди Элвинстои.
Бертилла тогда сильно смутилась, но при этом подумала, что этот Фрэнсис, кем были там ни был, очевидно, любовник матери.
Бертилла читала о любовниках в своих книгах по истории, и хотя тема эта в школе не затрагивалась, ей известно было о существовании дам, которые блистали при дворе Карла II.
Роль мадам Ментенон или мадам Помпадур во Франции ни для кого не составляла тайны, так же как и отношения Георга IV с миссис Фицгерберт, а уже в старости — с леди Херефорд и леди Конингем.
Об отношениях подобного рода умалчивали в классных комнатах, но Бертилла много читала и пришла к убеждению, что любовь — сильнейшее оружие в руках женщины, оружие, которым пользовались во все века.
Но любовь — в этом она была совершенно уверена — не имела ничего общего с тем, чего хотел мистер Ван да Кемпфер.
Она знала, что скорее умрет, чем позволит ему дотронуться до себя, и даже мысль о его толстых, губах вызывала у нее тошноту.
Лорд Сэйр привел ее не в салон, хотя там никого не было, а в комнату, где писали письма, которая, как он полагал, безусловно, пуста в этот час.
Там стояло несколько столов с глубоко закрепленными в них чернильницами и стопками промокательной бумаги; был здесь и удобный диван.
— Садитесь сюда, — предложил Бертилле лорд Сэйр, — а я пойду и закажу вам горячее питье, оно убережет вас от простуды.
При свете, в котором блестели светлые волосы девушки, Тейдон увидел в ее глазах то же выражение, что так сильно поразило его на палубе.
Он улыбнулся, чтобы успокоить Бертиллу, и добавил:
— Здесь вы в полной безопасности, да и оставлю я вас всего на одну-две минуты. Пойду поищу стюарда.
Он ушел и отсутствовал гораздо больше двух минут, и еще до его возвращения в комнату вошел стюард с подносом.
На подносе стояли кофейник, одна чашка и два стаканчика бренди.
— С молоком, мадам? — утвердительно спросил стюард, наливая кофе.
В голосе стюарда было такое обыденное, ординарное спокойствие, что Бертилла почувствовала, как улетучиваются и страхи ее, и возбуждение.
Напугана она была не только Ван да Кемпфером, но и тем, что вступила в разговор с лордом Сэйром.
Ее мать, несомненно, пришла бы в неистовство, узнай она об этом, и если бы не охватившее ее отчаяние, то из страха перед леди Элвинстон Бертилла ни за что не обратилась бы к лорду Сэйру.
Он вернулся и, приблизившись к дивану, на котором сидела Бертилла, сбросил пальто на один из стульев.
— Согрелись хоть немного? — спросил он. Она подняла голову и посмотрела на него; лорд
Сэйр увидел, что щеки ее слегка разрумянились.
— Кофе восхитительный! — сказала она.
— Я хочу, чтобы вы выпили бренди.
— Не люблю бренди, — сморщив нос, ответила Бертилла.
— Это не важно, — возразил он, — выпейте его как лекарство. Средиземноморские ночи коварны, а я уверен, что вам не хотелось бы пролежать в постели три-четыре дня.
В глубине ее глаз он снова увидел страх и поспешил сказать:
— Не волнуйтесь. Я поговорил с казначеем, и ваши вещи уже сейчас переносят в каюту первого класса.
Бертилла удивленно поглядела на него, потом сказала:
— Боюсь, что разница в оплате мне… не по карману.
— Вам ничего не придется платить, — успокоил ее лорд Сэйр. — Я объяснил казначею нелепую ситуацию, в которую вы попали. Он принес глубочайшие извинения и выразил свое сочувствие. Кто-то сошел на Мальте, освободилась каюта и будет предоставлена вам без дополнительной оплаты.
— Вы уверены? — спросила она.
— Ведь я просил вас положиться на меня.
— О… благодарю вас! Я не в состоянии выразить свою признательность словами! Я так и предполагала… чувствовала, что вы меня спасете.
— Так поверьте мне и выпейте бренди. Бертилла повиновалась, хоть и не удержала гримасу горечи, когда коньяк попал ей в горло.
— Я, пожалуй, выпью еще кофе, чтобы избавиться от привкуса, — сказала она.
— Вполне разумная мысль, — согласился Тейдон, — а теперь я попрошу вас забыть о неприятном случае и только радоваться путешествию.
— Он не доберется до меня, раз я на другой палубе? — негромко проговорила Бертилла с полувопросительной интонацией.
— Можете забыть о нем, — твердо заявил лорд Сэйр. — Хотя мне кажется, вам не следовало бы путешествовать в одиночку.
— Мама не могла позволить себе кого-то отправить со мной.
— Не могу не заметить, что ей было бы лучше не посылать вас в Саравак. Это совершенно первобытная, неразвитая страна, но, как вы, вероятно, знаете, раджа там — белый человек.
— Я слышала о сэре Чарлзе Бруке, но не более того.
Бертилла огляделась по сторонам и поняла, что столь расхваленная в рекламной брошюре библиотека находится именно в этой комнате.
Одна стена была сплошь уставлена застекленными книжными полками с книгами на них.
Лорд Сэйр проследил за направлением взгляда девушки.
— Думаю, вы найдете здесь немало интересного для себя, — сказал он. — А если нет, то попробую купить вам книжку о Сараваке, когда мы доберемся до Александрии. Это будет завтра.
— Вы очень добры… очень, очень добры ко мне, — поблагодарила его Бертилла. — Я мечтала увидеть Александрию, но мне, наверное, было бы неблагоразумно сходить на берег.
Она явно думала о Ван да Кемпфере, и лорд Сэйр заметил:
— Конечно, вам не следует бродить по Александрии в одиночестве. Попробую договориться с кем-нибудь, кто возьмет вас с собой, если мне самому не удастся сопровождать вас.
Бертилла покачала головой.
— Я вовсе не хочу беспокоить вас, — возразила она. — Пожалуйста, забудьте обо мне. Теперь, когда я переселилась на эту палубу, я сама о себе позабочусь.
— Что-то я не слишком в этом уверен, — произнес лорд Сэйр с улыбкой, которая смягчила остроту его слов. — По-моему, вы из тех, кто прямо-таки нарывается на неприятности.
Бертилла взглянула на него озабоченно, и лорд Сэйр продолжал:
— Носильщики наезжают на вас своими тележками, вы встречаете людоедов там, где их никто не ожидал бы встретить, и один Бог знает, что случится с вами в Красном море или в самом Сараваке среди охотников за головами!
Лорд Сэйр всего лишь шутил, так говорил бы он с любой знакомой молодой женщиной, но, заметив в глазах у девушки испуг, поспешил добавить:
— Я просто поддразниваю вас. И вполне уверен, что ваше злосчастье, если оно и существовало, улетело вместе с северным ветром.
— Мне сильно повезло, что вы оказались здесь, — сказала Бертилла. — Я видела, как вы поднимались на борт, мне стало как-то теплее оттого, что на корабле есть человек, которого я знаю и который был ко мне добр. Но я не хотела бы посягать на ваше время.
Немногие женщины в его жизни, подумал лорд Сэйр, говорили ему нечто подобное. Почти все они готовы были посягнуть и на его время, и на него самого, хотел он того или нет.
— Никакого посягательства тут нет, — возразил он, — и не считайте себя обузой, а я постараюсь сделать для вас все, что в моих силах. Впереди путешествие, которому, я надеюсь, вы станете с этих пор только радоваться. Сам я люблю жаркий климат, а новые страны влекут меня к себе как приключение, мне интересен и мир населяющих их людей.
— Согласна с вами, — сказала Бертилла. — Все вышло так нелепо, потому что я по глупости совершенно зря испугалась.
— В данном случае как раз не зря, — ответил лорд Сэйр. — Сами вы оказались беспомощной и не браните себя за это. Просто забудьте о том, что случилось, и думайте о завтрашнем дне.
Он говорил ласково, как с ребенком, и в больших серых глазах Бертиллы блеснули слезы.
— Никто еще не был так добр ко мне, — слегка задыхаясь от волнения, проговорила она, — и я уверена, будь папа жив, он поблагодарил бы вас. Поверьте, я признательна вам от всего сердца.
Убедившись, что Бертилла устроилась в новой каюте, лорд Сэйр вернулся к себе.
Он лег в постель, чувствуя не только жалость к Бертилле, но и глубокое негодование по поводу поведения ее матери.
Впрочем, чего было и ожидать от одной из тех пресловутых красавиц, которые, как выражался Д'Арси Чарингтон, выглядели словно богини на Олимпе, а в собственных домах вели себя как дьяволицы.
Бертилла, однако, поставила Тейдона перед проблемой, которую надо было хорошенько обдумать.
Он прекрасно понимал, что если и дальше станет опекать ее, то неизбежно возникнут кривотолки.
Совершенно ясно, что сплетницы уже трещат, как попугаи, по поводу его отношений с миссис Муррей.
Они вели себя очень осторожно, но пассажиры не могли не видеть, что лорд Сэйр и зеленоглазая очаровательница прогуливаются вместе по палубе, что сидят они всегда рядом и что миссис Муррей глядит на него влюбленными глазами.
Никто не мог ничего доказать, но любителям посудачить не запретишь строить любые предположения.
Появиться на людях вместе с Бертиллой, такой юной, значило бы дать повод сплетничать о ней женщинам, у которых не было других занятий и интересов в длительном путешествии.
В то же время нельзя было оставлять Бертиллу в одиночестве, лишить ее возможности хоть с кем-то перемолвиться словом. Да и страх перед не в меру предприимчивым голландцем мог снова овладеть ею.
Лорд Сэйр знавал женщин страстных, разгневанных, одержимых желанием, сыплющих едкими обвинениями, но не мог припомнить общения с женщиной, которая бы чего-то боялась.
Бертилла, дрожащая, с вздрагивающими губами и крепко стиснутыми руками, казалась ему необычайно трогательной.
Ему подумалось также, что ни разу еще он не встречал таких глаз, выражающих все, что она чувствует.
— Миллисент Элвинстон следовало бы пристрелить! — громко произнес он в темноте.
И решил сделать для Бертиллы хотя бы самое малое: устроить так, чтобы кто-то из женщин на время плавания взял бы ее под свое покровительство.
Не в его власти было повлиять на ее дальнейшую судьбу, но он прекрасно понимал, насколько угнетает девушку перспектива стать миссионеркой.
Лорд Сэйр вполне мог себе представить, что за человек тетушка Бертиллы, так как ему неоднократно приходилось иметь дело с миссионерами.
Большинство из них были людьми истинно верующими в свое призвание спасать души от ада, обращать язычников в христианство, но женщины-миссионерки чаще всего оказывались ожесточенными, суровыми и агрессивными.
У них не оставалось иного выбора, как только следовать за своими мужьями в чужие земли, тогда как лучше для них было бы оставаться дома.
Лорд Сэйр с искренней грустью думал о будущем Бертиллы.
Он знал, что отвращать язычников от веры их отцов — задача неблагодарная.
Прежде чем уснуть, однако, он пришел к одному решению насчет Бертиллы.
На следующее утро после обычной прогулки по палубе, которую лорд Сэйр совершал, пока все еще спали, он отправился на поиски леди Сэндфорд.
С этой дамой он был знаком уже несколько лет, но во время поездки старался избегать ее, так как считал скучной.
Теперь он устроился на палубе возле нее, спросил сначала о здоровье мужа, а потом обратился к ней тем тоном, который обычно обезоруживал женщин:
— Мне нужен ваш совет.
Леди Сэндфорд выглядела удивленной, но и явно польщенной.
Муж очень тепло рассказывал ей о деятельности лорда Сэйра, но сама она считала его высокомерным молодым человеком, к тому же во время плавания он не выражал никакого намерения примкнуть к их обществу.
Но сейчас она опустила на колени свое вязанье и сказала вполне простодушно:
— Мой совет, лорд Сэйр?
— Я только что обнаружил, что на борту находится дочь леди Элвинстон, — ответил лорд Сэйр, — и, по правде говоря, меня это поставило в довольно затруднительное положение.
Леди Сэндфорд слушала его очень внимательно, и он продолжал:
— Вышло так, что я виделся с леди Элвинстон в Мальборо-Хаусе накануне моего отъезда, и она сообщила мне, что ее дочь отправляется в Саравак. К сожалению, это как-то ускользнуло у меня из памяти.
Тейдон заметил искорку, промелькнувшую в маленьких и некрасивых глазках собеседницы, и понял, что причиной его забывчивости она считает рыжеволосую и зеленоглазую пассажирку, которая вытеснила все прочее из его памяти.
— Вчера я узнал, что из-за оплошности пароходной компании, и оплошности весьма предосудительной, мисс Элвинстон оказалась во втором классе.
— Во втором классе! — воскликнула леди Сэндфорд.
— Это произошло по недосмотру клерка, — объяснил лорд Сэйр, — но вы легко себе представите, насколько я почувствовал себя виноватым из-за того, что не побеспокоился расспросить о мисс Элвинстон.
— Со стороны пароходства это и в самом деле недопустимая и непростительная ошибка, — сказала леди Сэндфорд. — А как обстоит дело теперь?
— Я понял, что казначей уже перевел ее сюда, — ответил лорд Сэйр. — Но девушке, естественно, не с кем и словом обмолвиться, и я могу себе представить, насколько задеты ее чувства тем, что ей пришлось вытерпеть.
— Во втором классе, разумеется, немало вполне достойных людей, — произнесла леди Сэндфорд с оттенком сомнения, — однако боюсь, что там немало и чужеземцев.
Тон, которым она произнесла последнее слово, не оставлял сомнения в том, как она относится к нежелательным чужакам, и лорд Сэйр поспешил сказать:
— Вот поэтому, леди Сэндфорд, и возникла моя дилемма.
Леди Сэндфорд улыбнулась:
— Я полагаю, лорд Сэйр, вы бы хотели, чтобы я позаботилась об этой юной леди?
— Это вполне отвечало бы вашей обычной сердечной отзывчивости, — со всей доступной ему искренностью произнес лорд Сэйр и добавил почти саркастически: — Даю вам слово, леди Сэндфорд, я совершенно утратил представление о том, как себя вести со столь юными особами. Прошло достаточно лет с тех пор, как сам я был дебютантом в свете.
Леди Сэндфорд рассмеялась:
— Предоставьте это мне, лорд Сэйр. Как зовут девушку?
Лорд Сэйр поднес ко лбу ладонь.
— Сейчас… дайте подумать. Леди Элвинстон. мне сказала, но боюсь, что я слушал не слишком внимательно. Имя начинается на букву «б»… да, совершенно точно… Белинда… или Бертильда. Словом, что-то в этом роде.
— Не затрудняйтесь, — с улыбкой проговорила леди Сэндфорд.
— Вы воплощенная доброта! — воскликнул лорд Сэйр. — Я крайне признателен вам за то, что вы отпускаете мне грехи.
— Я прекрасно понимаю, что ваша голова была занята другим, — сказала леди Сэндфорд не без иронии. — Полагаю, что как раз сейчас кое-кто старается привлечь ваше внимание.
Лорд Сэйр оглянулся и увидел, что на палубу вышла миссис Муррей.
Она выглядела весьма привлекательно в платье из зеленого шелка под цвет ее глаз и в большой соломенной шляпе, затеняющей лицо.
— Кажется, миссис Муррей хочет попрощаться со мной, — произнес лорд Сэйр.
— Я уверена, что именно этого она и хочет, — согласилась леди Сэндфорд.
Лорд Сэйр поднялся и легкой походкой направился навстречу зеленым глазам, которые смотрели на него с укоризной.
Когда пароход причалил к пристани в Александрии, Бертилла, выйдя на палубу, была удивлена и одновременно обрадована прямо-таки пылким приветствием леди Сэндфорд.
— Я вас ищу, мисс Элвинстон, — заговорила леди Сэндфорд, — с той самой минуты, как узнала, что вы на борту. Я знаю вашу маму, дорогая моя, и уверена, что она попросила бы меня присмотреть за вами в те долгие и чудовищно жаркие дни, пока мы будем плыть по Красному морю.
— Это очень любезно с вашей стороны, — ответила удивленная Бертилла.
Леди Сэндфорд оказалась и в самом деле весьма любезной, когда взяла девушку с собой на берег и они долго катались в экипаже по улицам Александрии. Бертилла любовалась знаменитым портом и древними античными руинами.
Ей очень хотелось кое-что купить, но она твердо решила экономить свои скромные средства, которые могли очень пригодиться и позже во время плавания, а тем более в Сингапуре, где ей придется пересаживаться на другой корабль.
К некоторому своему ужасу, она узнала, что этот другой корабль совершает рейсы только раз в две недели.
Надо будет подыскать самый дешевый отель, иначе она рискует явиться к тете без единого пенни.
Она старалась не думать о своей будущей жизни в Сараваке, но это надвигалось на нее, словно темная грозовая туча на горизонте, растущая с каждым днем, приближавшим девушку к обиталищу тети Агаты.
Самый звук этого имени пробуждал воспоминание о страхе, который Бертилла испытывала в детстве от грубого голоса тетки. Этот голос становился совсем злым, когда она говорила с отцом…
Вечером, когда Бертилла пила в салоне кофе вместе с леди Сэндфорд, лорд Сэйр подошел к ним.
Бертилла подумала, что лорд Сэйр выглядит очень изысканно — ни один мужчина на корабле не выдерживал сравнения с ним.
— Добрый вечер, леди Сэндфорд, — поздоровался он. — Добрый вечер, мисс Элвинстон.
— Добрый… вечер!
Бертилла не могла понять, отчего ей так трудно выговорить самые обыкновенные слова — прозвучали они так, словно она сильно заикается.
— Мы с Бертиллой провели очень интересный день в Александрии, — сообщила леди Сэндфорд. — Нам было очень хорошо, не правда ли, дорогая?
— Это было чудесно! — воскликнула Бертилла. — Я и не думала, что этот город так прекрасен.
— Уверен, что в здешней библиотеке вы найдете книги по истории Александрии, — сказал лорд Сэйр.
Бертилле показалось, что говорит он совершенно равнодушно, словно разговор ему не интересен.
— Я подошел только поблагодарить вас, — повернулся он к леди Сэндфорд. — У меня много работы, боюсь, я совсем запустил ее во время путешествия. Прошу прощения, но я покидаю вас и отправляюсь к себе в каюту к своим бумагам. Пора привести их в порядок.
Леди Сэндфорд улыбнулась:
— Вам не за что благодарить меня, лорд Сэйр. Я очень рада, что Бертилла теперь со мной. Джордж на море похож на медведя с больной головой, и мне так приятно поговорить с кем-то молодым.
Лорд Сэйр пожелал им спокойной ночи и ушел, а Бертилла задумчиво смотрела ему вслед.
Не успел он скрыться за дверью, как к леди Сэндфорд и Бертилле подошла леди Эллентон и уселась возле них.
Ей было лет тридцать пять. Беленькая и пухленькая супруга колониального чиновника, она на первых порах производила неотразимое впечатление на только что приехавших из Англии молодых людей.
— Он очарователен, не так ли? — обратилась она к леди Сэндфорд.
— Лорд Сэйр? — отозвалась леди Сэндфорд. — Да, так считают многие.
— Неудивительно, что многие женщины, в их числе и леди Гертруда Линдли, отдают ему свои сердца.
— Мне не приходилось встречать леди Гертруду, — заметила леди Сэндфорд.
— Но Дэзи вы знали?
— Разумеется!
— Бедняжка с трудом оправилась, даже и теперь еще страдает. Ах, сколько мук приносят в нашу жизнь красивые мужчины!
Леди Эллентон говорила вполне благодушно и добавила с легким смешком:
— Вы, я думаю, знаете его новое прозвище?
— Не имею представления, — суховато заметила леди Сэндфорд, принимаясь за свое вязанье, но Бертилла заметила, что слушает она очень внимательно.
Леди Эллентон наклонилась поближе к леди Сэндфорд как бы для того, чтобы ее не услыхала Бертилла, но та разобрала каждое слово.
— Пират в любви! — проговорила она. — Вот как его прозвали, и, я считаю, очень удачно!
— Вот как? Но почему же? — поинтересовалась леди Сэндфорд.
— Потому что он берет в плен любую женщину, которая ему понравится, отбирает у нее все ее сокровища и удаляется в поисках следующей жертвы. Именно так поступают настоящие пираты!
Леди Эллентон посмеивалась, однако Бертилла подумала, что глаза и улыбка у нее злые.
«Она просто ревнует! — решила девушка. — Ей хочется, чтобы лорд Сэйр обратил на нее внимание, но она для этого недостаточно привлекательна!»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пират в любви - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Пират в любви - Картленд Барбара



ИМХО редкостный отстойrnжаль потраченного времени
Пират в любви - Картленд БарбараГера
4.04.2012, 18.51





Ох и ерунда... Жаль, не поверила Гере. И правда читать даже не стоило...
Пират в любви - Картленд БарбараТанита
10.06.2012, 20.58





Поразительнейший фуфел! И как такое могло вообще стать книгой и уж тем более попасть в классификацию ПИРАТЫ. Отвратительно!
Пират в любви - Картленд БарбараИрина
9.10.2012, 20.42





Блин, очень надеялась, что опровергну комменты предыдущих читательниц, ан нет! КОШМАР! Ни сюжета, ни слога, ни чувств. Даже не беритесь читать!
Пират в любви - Картленд БарбараКатрин
3.02.2013, 20.19





Мне безумно понравился роман " Алый восход"- здесь точно без разочарований...Очень советую прочитать!
Пират в любви - Картленд БарбараЕлена
3.07.2013, 22.12





Полная фигня
Пират в любви - Картленд БарбараЮлия
2.01.2016, 7.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100