Читать онлайн Ожерелье любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожерелье любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожерелье любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ожерелье любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

На мгновение все, кто был в салоне, окаменели. Маркиз первым пришел в себя и выхватил пистолет у мадам де Сальре. Та, словно только дожидаясь этого, оглушительно вскрикнула и побежала к двери. Двое мужчин, немного очнувшись, нагнулись над Орвилом, но Кассия уже ничего не видела.
Внезапная тьма окутала ее, и девушка протянула руки, чтобы схватиться за что-нибудь. Но кругом была лишь пустота, и Кассия наверняка упала бы, если бы маркиз не швырнул на стул дымящийся пистолет и не подхватил ее.
Никому не сказав ни слова, не обращая внимания на взволнованно переговаривавшихся родственников, он вынес девушку из комнаты и направился в холл, где едва не столкнулся со спешившим навстречу камердинером.
— Кто-то стрелял, месье! — встревоженно воскликнул тот.
— Немедленно пошлите за доктором, — велел маркиз и начал подниматься наверх. На полпути Кассия очнулась, но сначала не могла вспомнить, что произошло. Она чувствовала себя так, словно грохот выстрела ее оглушил и все еще отдается в ушах. Поняв, кто держит ее, Кассия нерешительно пробормотала:
— Она…, она хотела… убить вас.
— Но вы меня спасли, — тихо ответил маркиз и, распахнув дверь в спальню Кассии, вошел и осторожно положил девушку на постель.
— В-вы не р-ранены?
Маркиз нежно прикоснулся губами к ее губам, и этого оказалось достаточно, чтобы Кассия мгновенно ожила. Сама того не сознавая, она старалась прижаться к нему, и поцелуй с каждым мгновением становился все более властным и настойчивым.
И когда Кассии показалось, что слепящий свет окружил их и пронизывает ее тело, маркиз поднял голову. Взгляды их встретились и замерли. Прошло несколько минут, прежде чем Кассия, собравшись с силами, еле слышно прошептала:
— Она… не ранила вас?
— Вы спасли меня, — снова повторил маркиз, — но теперь я должен спуститься и узнать, что» с братом.
Руки Кассии вздрогнули, но она не сделала попытки коснуться маркиза.
— Не… покидайте… меня…
— Я вернусь, — пообещал маркиз, — а пока отдохните и попытайтесь забыть весь этот ужас.
Он еще раз взглянул на нее, словно пытаясь запечатлеть в памяти эту несравненную красоту, и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Кассия опустила веки. Неужели все это было на самом деле?
Может, ей просто приснился кошмар, в котором мадам де Сальре пыталась убить маркиза, но по милосердию Господню Кассия смогла его спасти? Она смутно припомнила, что перед тем, как потеряла сознание, Орвил, кажется, упал. Неужели он все-таки ранен?
Но тут она вспомнила, как мадам де Сальре сказала, что именно Орвил проговорился, что Кассия с братом гостят в замке. Должно быть, решил в очередной раз доставить неприятности ненавистному брату.
— Пожалуйста… Боже… не дай ему причинить зло… маркизу, — молилась она, но тут же замерла, не в силах думать ни о чем, кроме блаженства его поцелуя и невыразимого восторга, охватившего ее. Она в жизни не представляла, что поцелуй может быть таким! Или что она испытает неописуемый экстаз, заставивший почувствовать себя так, будто она парит высоко в небе и слышит пение ангелов.
— Я люблю его! Люблю! — повторяла девушка в который раз те слова, которые твердила прошлой ночью, лежа в той же постели.
Потом она вспомнила, что маркиз, по всей видимости, любит мадам де Сальре, и хотя она унизила и опозорила его, все-таки это чувство не могло исчезнуть так сразу. Но в таком случае почему он поцеловал Кассию?
Даже если она вернется в Англию и никогда не увидит больше маркиза, он все равно навеки покорил ее сердце, и больше оно ей не принадлежит. И все равно Кассия ни о чем не способна думать, кроме этого рокового поцелуя.
Она долго лежала без сна, терзаясь тяжелыми мыслями. Дверь тихо открылась, и на пороге появился маркиз. Еще не успев открыть глаза, девушка ощутила его присутствие. В груди запылало пламя, и невыразимая радость пронзила ее словно удар молнии.
— Вам лучше? — спросил он своим глубоким бархатистым голосом. Кассия взглянула в синие глаза и протянула руку.
— Что… случилось? — прошептала она. Маркиз сжал ее ладонь.
— Хотя пуля предназначалась мне, — пояснил он, — вы успели отвести пистолет, и Орвил ранен.
Пальцы Кассии судорожно сжали его руку.
— Он… он мертв?
— Еще нет, — ответил маркиз, — но пуля прошла рядом с сердцем, и вряд ли он протянет долго.
Дыхание Кассии перехватило.
— Это… я… виновата, — только и смогла пробормотать она.
— Но я остался жив благодаря вам, — тихо ответил маркиз, — а если бы Ивонн убила меня, любой суд оправдал бы ее, поскольку преступление, совершенное из ревности, весьма обычное дело для Франции.
Кассия, только сейчас осознав, что могло бы произойти, смертельно испугалась.
— К счастью, кроме вас, в замке не было других гостей, а все мои родственники согласились считать случившееся просто несчастным случаем. Решено объявить, что мадам де Сальре будто бы принесла мне из музея древний пистолет и, не зная, что он заряжен, случайно нажала на курок.
— Достаточно правдоподобное объяснение, — согласилась Кассия.
— К счастью, ни Лизетт, ни вашего мужа в этот момент не было. Все понимают, что очередной скандал может сильно повредить репутации семьи.
— А если ваш брат умрет? — охнула Кассия.
— Думаю, он протянет несколько дней, но полицию извещать ни к чему, и случившееся так и останется «просто несчастным случаем».
— Я так рада… за вас… — пролепетала Кассия, уверенная, что теперь маркизу уже ничто не сможет повредить. Он был так красив, так ошеломляюще великолепен, что станет, конечно, центральной фигурой скандала.
Маркиз, как всегда безошибочно, прочитал ее мысли.
— Забудьте о ней, — попросил он, — Ивонн была ужасной ошибкой, и я наказан за то, что совершил ее. Я бы очень хотел, чтобы вы были счастливы здесь и радовались жизни!
Он говорил так нежно и убедительно, что краска вновь вернулась на щеки Кассии и ресницы застенчиво затрепетали. Сжав ее руку, маркиз настойчиво произнес:
— Я хочу о чем-то спросить вас, Кассия… важнее этого для меня нет ничего в жизни!
Он говорил так серьезно, что Кассия в изумлении взглянула на него, потеряв дар речи.
— Я люблю вас, — тихо продолжал он. — Прошу вас уехать со мной и клянусь всем, что для меня свято: как только муж разведется с вами, мы поженимся!
Несколько мгновений Кассия смотрела на него, не в силах понять истинного значения его слов, их волшебного, ослепительно прекрасного смысла.
Прошло немало времени, прежде чем она осознала, что маркиз ждет ответа, но все же никак не могла поверить, что маркиз де Байе, один из самых знатных людей Франции, чья родословная восходит к великому герцогу Ролло, готов жениться на разведенной женщине. Ни один мужчина не способен принести жертву огромнее! И все во имя любви!
И она снова почувствовала, что он возносит ее к небу и свет, который озарял их во время первого поцелуя, вновь начинает разливаться по комнате. Глубоко вздохнув, она почти пропела, мелодично, словно лесная птица:
— Я люблю вас… так люблю… что не знаю… как выразить…
— Больше мне ничего не нужно знать, — перебил маркиз и, нагнувшись, поцеловал ее требовательно, властно, забыв о нежности. На мгновение потеряв над собой контроль, он вновь превратился в завоевателя, победителя, только сейчас выигравшего отчаянный поединок, в последний момент превратив поражение в победу.
Только когда оба начали задыхаться и Кассия была твердо уверена, что невозможно вынести подобный экстаз и не умереть, маркиз поднял голову.
— Ты моя! — свирепо поклялся он. — Моя, как я и решил с той минуты, когда тебя увидел, и никто на свете не сможет отнять тебя у меня!
И он начал с безумной страстью осыпать ее поцелуями, и Кассия пошевелилась лишь тогда, когда почувствовала, что больше не может дышать.
Маркиз сжал ее в объятиях:
— Прости меня, счастье мое, но последние дни я был словно в аду, зная, что ты близка и одновременно недосягаема и заставить тебя полюбить меня невозможно.
— А… я так боялась, что ты прочтешь мои мысли и поймешь, как сильно я люблю тебя, — выдохнула Кассия.
Губы маркиза снова нашли ее губы, но на этот раз девушка легонько отстранила его:
— Мне нужно кое в чем признаться тебе.
— Слова нам ни к чему. Необходимо лишь решить, как скоро мы сможем уехать, чтобы не слышать ни уговоров, ни упреков. Мы отправимся на край света, где не будет никого, кроме нас двоих. Кассия поняла, что маркиз вспомнил о Перри, и почувствовала новый прилив счастья: ведь им не нужно никуда исчезать, потому что они ни в чем не виноваты. Но как все объяснить маркизу?
— Я решил, — продолжал он, — что мы возьмем яхту и отыщем первый горизонт счастья, который ты так хотела найти. Потом отправимся ко второму, третьему, и так до бесконечности.
Кассия открыла рот, но он не дал ей ничего сказать.
— Я так много должен дать тебе, столькому научить в любви. — И, нагнувшись ближе, прошептал: — Как могла ты сохранить столь девическую невинность? Не знай я, что ты замужем, мог бы поклясться, что тебя никто еще, кроме меня, не целовал.
— Но это так и есть, — охнула Кассия. — Ни один мужчина до тебя не касался моих губ.
Маркиз от неожиданности застыл:
— Не понимаю…
— Меня еще ни разу в жизни не целовали, — терпеливо повторила Кассия.
— Но это невозможно!
— Ты, наверное, будешь очень сердиться, когда узнаешь правду, — еле слышно пролепетала девушка.
— Правду?
— Перри… мой брат! — призналась Кассия, охваченная ужасом, боясь, что маркиз, узнав обо всем, разлюбит ее. От стыда она даже не могла поднять на него глаза.
— Твой брат?! — воскликнул маркиз. Девушка испуганно-моляще взглянула на него:
— Прости меня, п-пожалуйста… п-прости! Перри посчитал это х-хорошей мыслью, потому что друг предупредил его о твоей ужасной репутации и наговорил в-всякой лжи… о твоем… поведении… с женщинами.
— К сожалению, все это не ложь, — покачал головой маркиз, — но, увидев тебя, я понял, что именно такую женщину искал всю жизнь и был уверен, что никогда не найду.
— Ты… в самом деле так думаешь?
— Никогда еще я не встречал более прекрасного создания, и в первые мгновения трудно было поверить, что ты настоящая.
— Ну, конечно, н-настоящая.
— Теперь я это знаю, но мы могли читать мысли друг друга, поэтому я понял, что ты отличаешься от всех остальных и если я не сделаю тебя своей, значит, потеряю нечто бесконечно драгоценное, без чего не смогу считать себя счастливым.
— Я тоже мечтала о тебе, — шепнула Кассия, — но считала, что ты любишь мадам де Сальре.
— Я никогда никого не любил в истинном значении этого слова, — твердо сказал маркиз, — и даже если на это уйдет вся жизнь, я постараюсь объяснить тебе, как разнится мое чувство к тебе от всего того, что я испытывал раньше.
Он глубоко вздохнул, словно освободившись от огромной тяжести, и сказал:
— Как скоро мы сможем пожениться? Сегодня вечером? Завтра?
Кассия тихо вскрикнула:
— Ты так спешишь! Я хочу быть твоей женой, но только в том случае, если ты совершенно уверен, что не устанешь от меня через месяц.
— Устану? Ты действительно считаешь, что это возможно?
И от этого голоса сердце Кассии подпрыгнуло, однако она постаралась взять себя в руки и убедиться, что он не делает ошибки.
— Ты должен понять, что я совсем простая деревенская девушка, и кроме того, англичанка и не могу быть такой очаровательной и остроумной, как мадам де Сальре.
Маркиз осторожно приподнял пальцем ее подбородок и заглянул в глаза:
— Послушай, любимая, неужели ты действительно считаешь, будто я хочу, чтобы моей женой и, даст Бог, матерью моих детей стала женщина, которую я в жизни не привез бы в твой дом, не считай я твоего брата холостяком.
Он говорил очень серьезно, но в конце неожиданно рассмеялся:
— Как я мог обмануться, когда всю жизнь гордился собственной проницательностью и, уж конечно, обладал достаточным опытом, чтобы отличить замужнюю женщину от наивной девушки?
— Я… все время носила мамины платья, — призналась Кассия.
Маркиз нежно улыбнулся ей:
— Дело не в том, что на тебе было надето, любовь моя, — просто я так был потрясен и околдован твоей красотой и непонятными чувствами, соединявшими нас, что не мог думать связно. — И, коснувшись ее шелковистой щечки, вздохнул: — Знал только, как настойчиво мои сердце и душа подсказывают мне, что я нашел то, что искал всю жизнь, а разум предостерегал от скандала, немыслимого в моем положении.
— Наверное… Перри ожидал, что ты начнешь признаваться мне в любви, и поэтому счел за лучшее представить меня как свою жену.
Маркиз подумал про себя, .что Перри пытался заставить его еще и поверить, будто охраняет свою «жену» не только днем, но и ночью, однако не имел ни малейшего намерения объяснять это Кассии сейчас. Именно ее невинность и чистота поразили его с самой первой встречи.
Маркиз понимал, что встретил необыкновенную, единственную в мире женщину, так отличавшуюся от всех тех, кого он встречал раньше. И молодой человек молча поклялся, что сделает все, лишь бы сохранить эту чистоту, уберечь от всего грязного и уродливого, так часто встречающегося в светском обществе.
Кассия станет истинной хозяйкой замка, старинного прекрасного здания, куда он никогда не приглашал дам, подобных Ивонн де Сальре. Таких он содержал в Париже и иногда привозил в дома приятелей-холостяков, неразборчивых в знакомствах.
Он искренне намеревался оставить Кассию такой же чистой и невинной, какой встретил ее, не осквернить ни единым поцелуем это ангельское создание.
Но когда она спасла его от участи, худшей, чем смерть — ведь вполне возможно, что он захотел бы покончить с собой, лишь бы избежать позора, — маркиз забыл о своей железной воле и невероятном самообладании. Именно в этот момент он понял, что не мыслит без нее жизни, и никакой скандал, никакие просьбы и мольбы матери и родственников не могут отвратить его от принятого решения, даже если это означает, что он никогда не сможет вернуться во Францию. Потерять Кассию немыслимо.
Но теперь чудо, о котором молился маркиз, свершилось. Кассия свободна, он может жениться на ней. И с невероятной проницательностью, присущей лишь этому человеку, он понял: их ждет лишь ослепительное, ни с чем не сравнимое счастье!
Маркиз был настолько ошеломлен, что не мог произнести ни слова, лишь смотрел на Кассию, и она наконец с тревогой осведомилась:
— Я поступила очень плохо?
— Я только что решил, — спокойно ответил маркиз, — что мы поженимся в часовне сегодня вечером.
— Сегодня?
— Я немедленно пошлю секретаря в мэрию зарегистрировать наш брак, как это принято во Франции.
Кассия продолжала глядеть на любимого широко раскрытыми глазами, но он добавил:
— Это вполне разумное решение. Когда Орвил умрет, придется устраивать торжественное погребение в семейном склепе, но мы уже уедем в свадебное путешествие и, конечно, не успеем вернуться.
Кассия мгновенно поняла, что пытается сказать маркиз, и с радостью протянула ему руки:
— Я сделаю все, что ты велишь!
Кассия сидела в будуаре, примыкавшем к ее спальне, когда появился Перри. Поскольку горничные укладывали ее вещи и одновременно готовили ванну, девушка разделась и, накинув пеньюар, стояла у окна, глядя на небо. Солнце уже садилось, окрашивая горизонт в розово-лиловые тона, и Кассия возносила молитву Богу, сделавшему ее такой счастливой.
— Спасибо, спасибо вам, — горячо благодарила она родителей, — за то, что помогли встретиться с человеком, о котором я просила Бога, и я знаю… все это лишь потому, что вы оба поддерживали и направляли меня.
— Что происходит? — осведомился Перри, переступая порог. — Внизу никого нет, но слуги сказали, что с Орвилом случилось несчастье.
Кассия поспешно подошла к брату:
— Где ты был? Перри улыбнулся:
— В лесу, с Лизетт. Поздравь меня, Кассия. Счастливее меня нет в мире человека!
— Разве только я!
Перри удивленно поднял брови.
— Сегодня вечером я выхожу замуж… за маркиза!
Перри, не в силах вымолвить ни слова, смотрел на сестру.
— Ты шутишь? — наконец выдавил он.
— Нисколько. Я говорю чистую правду. Ты уже слышал, что брат маркиза смертельно ранен, и мы хотим уехать поскорее, чтобы не присутствовать на похоронах?
На секунду Перри потерял дар речи и, лишь немного придя в себя, объявил:
— Если он способен на такое, зная, как французы относятся к подобным обрядам, чем скорее мы с Лизетт отправимся в Англию, тем лучше.
— И вы там поженитесь?
— Или здесь. Это не важно, главное, чтобы не пришлось ждать, а я боюсь, что ее дядя и, конечно, его матушка начнут возражать и настаивать на долгой помолвке.
Кассия рассмеялась:
— Вряд ли маркиз может настаивать на этом, когда сам женится так поспешно.
— Ты права, — согласился Перри, — и, Кассия, я очень рад за тебя, если, конечно, сможешь его удержать.
Кассия, поняв, что имеет в виду брат, просто сказала:
— Вер признался, что искал меня всю жизнь, и я верю ему. Стоит ли говорить, что и он — мужчина моей мечты?
— Так и знал, что ты в него влюбишься! — воскликнул Перри.
— Да… против него устоять невозможно, — вздохнула Кассия.
— Как и Лизетт! О, Кассия, она восхитительна и уверяет, что с удовольствием поможет мне отремонтировать дом, и не возражает потерпеть некоторые неудобства, пока мы не сделаем его идеальным.
— Тогда она именно та жена, что нужна тебе, — заверила Кассия, — и я всё время думала, что, если не считать маркиза, она лучшая в этой семье.
— У нас будут такие же лошади, если не лучше, — похвастался Перри, — и когда приедешь в гости, сможешь сама сравнить.
— Обязательно, — пообещала Кассия.
— Пожалуй, пойду приму ванну, — решил Перри, направляясь к двери. У выхода он обернулся: — Кстати, я так и не спросил, что случилось с Орвилом. Несчастный случай?
— Пистолет… выстрелил… и его ранило, — не кривя душой ответила девушка.
— И это все? — хмыкнул Перри и, выйдя из комнаты, плотно прикрыл дверь.
В старинной часовне стояла тишина, когда Кассия, опираясь на руку Перри, шагала по проходу. Маркиз уже ждал ее. Кроме них, в часовне присутствовала лишь Лизетт, которую Перри просил быть свидетельницей. Маркиз успел прийти и сказать Кассии, что они поженятся, как только родные разойдутся по своим комнатам.
— Они не захотят засиживаться допоздна после того, что произошло, — пояснил он, — и, как я слышал, мать и бабушка не захотят спуститься к ужину.
— Тогда мы останемся наедине… с Богом, — просто ответила Кассия.
— Именно этого я и хочу, дорогая, и когда сказал твоему брату о своем решении, он попросил пригласить и Лизетт и признался, что они собираются пожениться завтра утром, прежде чем покинут Францию.
Кассия тихо вскрикнула от восторга:
— Я так рада! Уверена, что Лизетт будет заботиться о Перри и сделает его счастливым.
— Никогда не видел столь взволнованного мужчину, если не считать меня самого, — улыбнулся маркиз, — и, конечно, благословляю их брак, который наверняка будет почти таким же счастливым, как и наш.
— Счастливее нашего ничего не может быть, — заверила Кассия. Жених нежно поцеловал ее и вышел из будуара, стараясь, чтобы слуги его не увидели и не стали сплетничать.
За ужин сели всего восемь человек, и единственной дамой, кроме Кассии и Лизетт, была Тереза, которая, правда, вскоре стала жаловаться на головную боль и, выпив кофе в салоне, отправилась к себе. Как маркиз и предсказывал, остальные обитатели замка рано разошлись по комнатам, если не считать нескольких мужчин, решивших отправиться в бильярдную. Обе пары будущих новобрачных остались одни.
— Чего же мы ждем? — улыбнулся маркиз и, взглянув на Кассию, велел: — Иди приготовься, дорогая. Мой камердинер будет сопровождать нас в свадебное путешествие. Он единственный, кто знает о венчании, и сейчас принесет тебе вуаль, в которой венчались несколько поколений невест семьи де Байе.
Кассия поспешила подняться к себе, думая о том, как ей повезло, что маркиз выбрал платье, настолько подходящее для новобрачной — белое, с прекрасным вышитым воротником. Переливчатый атлас оказался того же оттенка, что и изумительная кружевная вуаль, лишь слегка пожелтевшая от времени.
Кассия накинула ее на волосы и закрепила великолепной бриллиантовой тиарой, также присланной маркизом. Она долго любовалась необычным изделием ювелирного искусства, изготовленным в царствование Людовика Четырнадцатого, в виде сверкающего цветочного венка.
Кассия никогда раньше не носила тиару и сейчас, глянув в зеркало, почувствовала себя героиней волшебной сказки — сказки, в которую превратилась ее жизнь с того момента, как она пересекла Ла-Манш на яхте маркиза.
Увидев впервые замок, с его пятью фонтанами, возносившими к небу струи искрящейся воды, она подумала, что видит прекрасный сон.
Но грезить не было времени. Перри уже стучал в дверь, чтобы проводить ее в часовню по боковой лестнице, подальше от любопытных глаз.
Когда они ступили в коридор, ведущий к часовне в глубине замка, Кассия увидела лежавший на стуле букет ландышей, предназначенный специально для невесты, и поняла, что маркиз выбрал эти цветы, потому что ее спальня дома, в Англии, носила название «Комнаты Ландышей». Только он, с его необычайной проницательностью и вниманием к каждой детали, мог вспомнить о подобной вещи и сделать так, чтобы букет появился в нужную минуту.
И Кассия уже не удивилась, когда увидела, что всего за несколько часов, прошедших со времени их решения обвенчаться, часовню успели украсить белыми цветами. Бесчисленные свечи горели у алтаря и на стенах, как и во всем, принадлежавшем маркизу, здесь царила красота.
Маркиз не сводил глаз с невесты. Он не переоделся, лишь добавил к вечернему костюму орденскую ленту через плечо и бриллиантовый крест, заколотый под галстуком.
Орган играл тихую мелодию. И когда в завершение церемонии венчания он надел кольцо на палец Кассии, она услыхала пение ангелов высоко вверху. Музыка, которую они слышали, исходила из их сердец, а песня стала частью их самих и света, разливающегося в душах.
Священник благословил новобрачных, и Кассия знала, что Господь уже осчастливил её, позволив найти истинную любовь как раз в тот момент, когда на уже отчаялась. И поскольку они были словно половинками единого целого, Кассия поняла, что и маркиз думает о том же и благодарит Бога за то, что его поиски наконец окончены.
Они поднялись с колен, и маркиз повел Кассию по короткому проходу к лестнице, ведущей наверх. Никто не видел, как они направились в покои маркиза, оказавшиеся еще более великолепными, чем предполагала Кассия. Но сейчас она не сводила глаз с мужа, который, словно не смея прикоснуться к новобрачной, стоял как вкопанный, глядя на нее.
— Ты моя! — воскликнул он наконец. — Моя отныне и навеки!
Кассия инстинктивно шагнула к нему, но муж не поцеловал ее. Вместо этого он снял с ее головы переливающуюся огнями тиару и отступил, чтобы лучше всмотреться в Кассию.
— Ты похожа на святую, и я готов пасть перед тобой на колени, любовь моя, и поклоняться тебе.
— Я предпочла бы всю жизнь быть в твоих объятиях, — пробормотала Кассия, краснея.
Прижав ее к себе, маркиз прошептал:
— Мог ли я думать, что найду тебя как раз тогда, когда уже решил, что вообще не женюсь, потому что тебя просто не существует?
— А я думала… мы были так бедны, и, кроме Перри, я вообще не видела мужчин… и считала, что никого не полюблю.
— Но теперь чудо свершилось и мы вместе! — воскликнул маркиз.
И по тому, как серьезно он говорил, Кассия поняла: произнесенные ими обеты еще свежи в его памяти.
Но тут, словно вспомнив внезапно о крови норманнов, текущей в его жилах, он прижал Кассию к груди и впился в губы требовательным поцелуем.
И она снова подумала о волшебном сне, ставшем реальностью. Их тела так тесно были прижаты друг к другу, что она почти не помнила, когда он успел снять с нее вуаль и свадебный наряд и бросить их на пол. Но как только маркиз подхватил ее на руки, девушка вдруг смутилась и, что-то пробормотав, спрятала лицо у него на плече.
Муж уложил ее на подушки, разбросанные по огромной кровати с алыми занавесями и позолоченными столбиками. Кровать казалась такой большой, что Кассия, глядя на широкий балдахин и искусно расписанный потолок, ощущала себя крохотной и жалкой.
Несколькими минутами позже к ней присоединился маркиз. Он сжал ее в объятиях, и Кассия поняла, что только такие сны хотела бы видеть всю жизнь. Она в безопасности, окутана любовью, навеки связавшей их сердца, умы и тела.
— Я люблю тебя, люблю, — прошептала она. — О дорогой, милый Вер, я люблю тебя всем своим существом.
— Я обожаю тебя и боготворю, — отозвался муж, — и, сердце моего сердца, поверь, мы никогда не потеряем то, что нас соединило. Наша любовь будет расти с каждым годом, и ничто, даже смерть, не разлучит нас.
И Кассия твердо знала: слова его идут из глубины души. Она обняла мужа, и он, почувствовав, как трепещет ее тело, понял, что нашел совершенство, которое все мужчины пытаются обрести, но так часто разочаровываются. Он снова стал целовать ее, целовать, пока оба не взмыли в самое небо. Неутолимый жар горел в крови, а Божественный свет окутал новобрачных, осыпая звездами.
Долгое время спустя, когда свечи в золотых канделябрах почти догорели, Кассия чуть пошевелилась.
— Ты проснулась, любимая? — спросил маркиз.
— Я слишком счастлива, чтобы уснуть. И до сих пор не сознавала, что любовь может быть так чудесна, так отличаться от всего того, что я ожидала, — выдохнула Кассия.
— Чего же ты ожидала?
— Чего-то нежного и мягкого… вроде жужжания пчел и аромата цветов.
Маркиз притянул жену к себе:
— И какая же она сейчас?
— Свирепая… неукротимая… требовательная… властная… и невозможно ей не подчиниться.
— Я не испугал тебя? Не сделал больно?
— Нет… конечно, нет, просто я и представить не могла, что это может быть так… ошеломляюще и настолько прекрасно.
— Это только начало, — пообещал маркиз. — Мне нужно так многому научить тебя и выучиться самому.
— Чему же я могу тебя научить?
— Проникнуться красотой, и поскольку красивее тебя я никого не видел в жизни, это будет несложно. Ты можешь научить меня понимать людей, сочувствовать им, стараться помочь решить их проблемы и трудности, как и я пытался когда-то. — И, почти касаясь губами ее щеки, добавил: — Очень трудно, если нет рядом такого друга, каким, я знаю, ты всегда мне будешь.
Кассия ощутила, как глаза повлажнели от слез.
— Как можешь ты говорить мне такие чудесные слова? Слыша их, я чувствую себя такой жалкой… ничтожной… и ты ведь знаешь, я очень неопытна… и, возможно, не слишком умна.
— Ты настоящий мудрец в тех вопросах, которые действительно имеют значение, — серьезно заверил маркиз.
Положив руку ему на грудь, Кассия вздохнула:
— Теперь я знаю, почему, хотя ты кажешься сильным и всемогущим, мне все равно хочется защищать тебя, не дать никому причинить тебе боль, физическую или духовную. В то же время я чувствую себя в безопасности, потому что ты всегда сумеешь меня уберечь.
Маркиз покачал головой:
— Не пойму, как это возможно, что после всех совершенных мной грехов Господь послал мне такое счастье? — И, поцеловав Кассию в лоб, добавил: — Я последую за тобой всюду, как за Вифлеемской звездой, и стану охранять и беречь тебя, и если какой-нибудь мужчина попытается приблизиться к моему сокровищу, клянусь, что убью его!
Это прозвучало так зловеще, что Кассия невольно поежилась:
— Я слышу слова настоящего норманна! Но не тревожься, дорогой, никто в мире не может сравниться с тобой и твоей любовью.
— Именно этому я хотел бы верить, — шепнул маркиз и, приподнявшись на локте, потянулся к ней.
Кассия подумала, что муж хочет ее поцеловать, но он лишь смотрел в ее глаза.
— Завтра, — наконец объявил маркиз, — мы отправляемся в путешествие, чтобы обнаружить и понять наше истинное «я», которое мы всегда прячем от остальных, боясь, что люди осквернят и уничтожат нечто бесценное и дорогое. Но теперь мы навеки вместе и стали единым целым, ничто на свете не сможет разлучить нас.
Его рука легла на ее грудь.
— Мы станем примером тем, кто, подобно нам, искал совершенную, идеальную любовь.
Губы их слились в поцелуе, и лишь когда Кассия смогла снова говорить, слова вырвались сами собой:
— Представляешь, дорогой, все это произошло лишь потому, что ты хотел купить ожерелье, принесшее так много несчастья не только людям, но и целому государству!
— Ожерелье, которое я никогда не позволю тебе надеть, — кивнул маркиз, — но буду всегда хранить, потому что оно привело меня к тебе. Но чтобы выразить свою любовь, я куплю тебе бриллиантовое колье и еще несколько ожерелий из драгоценных камней.
Кассия весело, счастливо рассмеялась:
— Я бы предпочла ожерелье из твоих поцелуев, и настолько ненасытна, что желала бы получить такой подарок не один, а сотни раз!
— И ты его получишь, — поклялся маркиз и начал целовать ее лоб, глаза, маленький прямой носик но, когда Кассия выжидающе приоткрыла губы, нагнулся и припал губами к ее шее.
В своей невинности Кассия не поняла, что это пробудит в ней совсем иные чувства, чем те, которые она испытывала раньше. Пока его губы медленно исследовали мягкость ее кожи, Кассия ощущала, как жгучее пламя медленно распространяется по ее телу, вспыхивает в крови.
Она тяжело задышала и нетерпеливо шевельнулась под ним.
— Это волнует тебя, дорогая? — прошептал маркиз.
— Я… как-то странно себя чувствую.
— Как именно?
— Очень-очень взволнованной и… Голос ее замер.
— И?
— Ты… наверное… будешь шокирован!
— Скажи мне.
— Я… безумно… дико возбуждена. Это плохо?
— Плохо? О моя милая, драгоценная, обожаемая, идеальная крошка жена, именно о таком я мечтал! Это любовь, дорогая, истинная любовь.
— О Вер! — с невыразимой радостью вскрикнула Кассия и, когда маркиз завершил ожерелье из поцелуев на ее шее, затрепетала от охватившего ее блаженства. Он вновь сделал ее своей, нераздельно своей. Они стали единым целым, и Кассия опять услышала пение ангелов и узрела Божественный свет. Счастье наконец пришло к влюбленным, радость, красота и истинная любовь, которые останутся с ними навеки.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ожерелье любви - Картленд Барбара



Ну почему у Картленд всегда такие ужасные концовки? Слащаво-приторные, все впечатление от романа смазывают. Хотя и сам роман оставляет желать лучшего - все банально и предсказуемо: 4/10.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЯзвочка
13.03.2011, 16.27





это лучший роман Б.К.
Ожерелье любви - Картленд Барбаракатерина
18.07.2012, 19.31





слащавая сказка, не люблю такие
Ожерелье любви - Картленд Барбараарина
24.07.2012, 19.14





очень хороший легкий роман, дочитала в новогоднюю ночь и очень рада.
Ожерелье любви - Картленд Барбарасофи
1.01.2014, 1.53





Читать можно хорошая сказка хотела продолжения но всего 7 глав жаль.
Ожерелье любви - Картленд Барбаранаташа
5.01.2014, 1.49





Это мой любимый роман,перечитывала много раз.Бесподобно.
Ожерелье любви - Картленд БарбараОльга м
27.11.2014, 12.08





почитать можно. легко, красиво, не затянуто))
Ожерелье любви - Картленд БарбараМария
28.11.2014, 7.02





При всём интересе к роману концовку почти не читаю - одно и тоже и чуть похуже. А в общем сюжет неплох.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЛюбовь
6.04.2015, 7.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100