Читать онлайн Ожерелье любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожерелье любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожерелье любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ожерелье любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Лошади мчались галопом по зеленым лугам, мимо парков и рощ, окружавших замок, и Кассии казалось, что она в жизни не была так счастлива. Как и предполагала девушка, заглянув в гардероб вчера вечером после расставания с маркизом, она обнаружила там амазонку. Конечно, по всем правилам приличия ей следовало бы отказаться от очередного наряда, однако было невозможно не принять костюм, так отличавшийся от всего того, что ей приходилось видеть на других женщинах. Темно-синий, отделанный белой тесьмой, он казался воплощением того, что называют истинно французским шиком, а кружево белой муслиновой блузки оказалось таким тонким, что скорее всего было сплетено монахинями какого-нибудь монастыря.
Кассия долго глядела на амазонку, прежде чем раздеться и лечь. Но сон все не шел. Она перебирала в памяти разговор с маркизом, и безумный восторг, который не покидал ее с той минуты, как они расстались внизу, понемногу таял. Нет никаких сомнений — маркиз влюблен в мадам де Сальре! И если не сможет жениться на ней, так и останется на всю жизнь холостым! Но хотя он не одобряет и боится браков по расчету, его обязанность — найти жену и произвести на свет наследника! Немыслимо и подумать о том, что его место когда-нибудь займет Орвил!
Кассия ясно сознавала, что Орвил не просто плохой человек. Он — само олицетворение зла. Кассия была готова поклясться, что этот человек одержим самим сатаной.
Но с самого своего появления в замке Кассия слишком сильно реагировала на любого его обитателя, и кроме того, еще острее ощущала токи, исходящие от маркиза и некоторых его родственников, особенно Орвила и Лизетт. Она считала молодую вдову самым милым и добрым человеком в замке, после, конечно, маркиза, и была рада, что Перри увлекся ей и забыл мадам де Сальре, о которой никак не могла думать хорошо.
— Но почему я так уверена в этих людях? — спросила она себя вслух. Кассия не могла отрицать, что интуиция и душевные порывы, всегда руководившие ее поступками, никогда еще не были так властны над нею, как в этот момент. Замок, конечно, оказался очаровательным, но дело не только в богатом убранстве и огромных комнатах. На Кассию произвели огромное впечатление прелесть садов и фонтанов с крошечной радугой над каждой струйкой, но самым главным было сознание того, что это место когда-то принадлежало храброму завоевателю герцогу Ролло, черты которого передавались из поколения в поколение, пока их не унаследовал маркиз.
Он хороший человек, несмотря на свою репутацию, решила для себя девушка, чувствуя, что краснеет, ведь он выказал себя столь великодушным по отношению к ней, столь щедрым… каким не был и не будет ни один человек на свете.
Какой англичанин догадался бы подарить ей столько нарядов, чтобы она не чувствовала себя ущербной в сравнении с его родственниками и друзьями? Какой англичанин сумел бы сделать их путешествие таким удобным и спокойным, помнил бы, как она любит кататься верхом, и даже заранее приготовил ей амазонку? Как я могу не любить его? — вызывающе спросила себя Кассия.
И когда наконец глаза девушки закрылись от усталости, в ее снах царил лишь один маркиз. Проснувшись, она так и не смогла вспомнить, о чем в точности были ее сны, но чувствовала, что он все время был рядом. Его лицо настолько отчетливо запечатлелось в мозгу, что Кассия почти все время видела его перед собой.
Ровно в семь Кассия сбежала по лестнице и увидела ожидавшего ее в холле маркиза. Сегодня, в новой амазонке, идеально облегавшей ее фигуру, она выглядела совсем по-другому, чем в Англии, и, увидев, как блеснули глаза маркиза, застенчиво пробормотала:
— Я знаю… это нехорошо… и неприлично… но у меня нет иного выхода.
— Совершенно верно, — согласился он, — и кроме того, лошади уже застоялись.
Грум держал под уздцы только двух коней. Никого из родственников маркиза не было видно. Маркиз поднял Кассию в седло. И несмотря на твердую решимость, Кассия ощутила, как по телу прошла дрожь от прикосновения этих теплых рук и его близости. Она взяла в руки поводья, стараясь не думать ни о чем, кроме как о лошади, беспокойно перебиравшей ногами. Они молча проехали довольно большое расстояние, и наконец маркиз остановил жеребца. Кассия сделала то же самое.
— Просто великолепно! — воскликнула она.
Их взгляды встретились; Кассия поспешно отвела глаза и приказала себе оставаться равнодушной ко всему, что бы он ни сказал и ни сделал, особенно к его странной манере смотреть на нее.
— Он любит мадам де Сальре, — пробормотала она про себя, — но по привычке галантен с каждой женщиной, которую встречает, так что с моей стороны будет чрезвычайно глупо верить ему.
Они немного проехались шагом, и маркиз снова заговорил:
— Прошу вас обернуться и взглянуть на замок с этого места. На мой взгляд, отсюда открывается самый красивый вид на мой… дом.
Кассия послушно обернулась и ахнула. Маркиз оказался прав! Замок выглядел таким величественным и в то же время прекрасным, что казался миражом из волшебной сказки. Можно было разглядеть, как солнце сверкает в оконных стеклах, как бьет струя воды из фонтана и как ветер колышет верхушки деревьев. Над садом взвилась стая белых голубей и полетела к замку. Их было очень много, и маркиз, перехватив ее взгляд, пояснил:
— Эти птицы были посвящены Афродите, богине любви.
— Они чудесны, как и все, что вас окружает! — заметила Кассия. — Как можно не быть счастливым в этом раю?
Маркиз, не отвечая, всмотрелся вдаль и только потом обронил:
— В моем сердце поселилось одиночество.
Дальнейших объяснений не требовалось — Кассия прекрасно поняла, что он хочет сказать. Вокруг было столько людей, но что-то отсутствовало — нечто духовное, возвышенное, то, чего не могли ему дать ни родственники, ни блестящие дамы, с которыми маркиз проводил столько времени.
Кассия невольно задалась вопросом, права ли она, но прежде чем успела заговорить, маркиз пояснил:
— Думаю, вам известно, что в течение всей жизни мы встречаем любовь в той или иной форме, но она редко бывает тем совершенством, какого мы ищем.
Он выглядел при этом таким серьезным, что Кассия удивилась, однако честно ответила:
— Я очень мало знаю о любви, но, наверное, это происходит потому, что вы более требовательны и разборчивы, чем многие мужчины, и того, что вам предлагают, просто недостаточно.
И, говоря это, девушка думала о тех женщинах, которые бросали сердца к его ногам. Как и сказал Гарри, они были настолько одержимы маркизом, что теряли разум и способность здраво мыслить там, где речь шла о нем. Но почему он не может полюбить одну из них так же безоглядно, как они его?
— Знаю, о чем вы думаете, — вздохнул маркиз, — но могу поклясться вам, Кассия, что пытался найти женщину, которая возьмет в плен не только мое сердце, но и душу.
— Возможно, вы слишком многого требуете? — нерешительно предположила Кассия.
— Но такое случается со многими людьми. Почему же не со мной? — резко, почти грубо осведомился маркиз.
— Вы еще так молоды и можете пытаться дотянуться до звезд, хотя, если и коснетесь их, возможно, будете разочарованы.
— Уверен, что, если коснусь звезды, которую стремлюсь отыскать, ничто не разочарует меня, — покачал головой маркиз. — Наоборот, это станет чудом, о котором я так долго молил Бога.
Как странно, что такой человек вообще способен просить чего-то у Бога! Сама Кассия молилась каждую ночь, чтобы встретить человека, которого полюбит и кто, в свою очередь, станет любить ее так, как любили друг друга мать и отец. Они всегда казались такими ослепительно счастливыми!
— Вы удивлены, — снова спросил маркиз голосом, почему-то показавшимся Кассии оскорбительным, — что я способен молиться?
— Совсем немного… и только потому, что вы прямо признаетесь в этом. Большинство мужчин стесняются подобных вещей.
—  — Только не я. И молюсь, чтобы найти и добиться любви, которую ищу.
И снова в мозгу Кассии мелькнуло, что он имеет в виду мадам де Сальре, но она так его любила и так желала ему счастья, что тихо пообещала:
— Я тоже буду молиться, чтобы чудо случилось и вы… обрели счастье, которого были так долго лишены.
— Спасибо, — кивнул маркиз, — и у меня такое чувство, Кассия, что ваши молитвы будут услышаны.
И, словно им больше нечего было сказать друг другу, повернул коня. Кассия последовала его примеру, и они, преодолев несколько препятствий, помчались галопом к замку. Щеки Кассии раскраснелись, глаза сияли счастьем. Она жалела лишь о том, что эта прогулка не может длиться вечно. Но, возможно, на каком-нибудь далеком горизонте, там, где кончается земля, находится рай, который будет принадлежать им на все времена.
Девушка сознавала, конечно, что предается романтическим грезам — у маркиза слишком много дел сегодня, повезло еще, что они смогли побыть наедине.
Она поспешно поднялась к себе, чтобы переодеться, и как раз надевала одно из элегантных дневных платьев, когда в дверь постучали и вошел Перри. В костюме для верховой езды, он выглядел особенно красивым, хотя никто не мог бы принять его за француза.
— Я иду завтракать, — сообщил он, — а потом в конюшню, чтобы выбрать себе лошадь. Маркиз пообещал отдать мне любую, кроме той, которая предназначена для него.
— О, Перри, как восхитительно! Но поспеши, а то вдруг брат маркиза Орвил получит самую лучшую, прежде чем ты успеешь прийти!
— Орвил! До чего же неприятный малый, и графиня сказала мне вчера, что никто в семье его терпеть не может. Он то и дело становится причиной очередного скандала в Париже!
— Вероятно, он доставляет немало беспокойства маркизу, — заметила Кассия.
— Должны же у него быть хоть какие-то проблемы, если учесть, как милостива к нему судьба и как он богат!
В голосе брата слышались нотки зависти, и Кассия немедленно ринулась на защиту маркиза:
— Не смей уподобляться Орвилу де Байе! Мало того, что он вчера наговорил гадостей, да к тому же еще и был пьян!
— Не желаю иметь с ним ничего общего, — резко бросил Перри, — и ради Бога, Кассия, не влюбись в маркиза!
Кассия промолчала, но брат настойчиво продолжал:
— Гарри предупреждал меня насчет него, и хотя мадам де Сальре еще не появлялась, подозреваю, что либо она, либо другая подобная ей женщина ждет маркиза в Париже, куда он вернется сразу же после скачек.
Кассия невольно поморщилась от острой боли в груди, но, собравшись с силами, пробормотала:
— Мне казалось, он тебе так понравился… Но Перри, недоверчиво посмотрев на сестру, приказал:
— Если он станет признаваться тебе в любви, не слушай! Ты поняла меня, Кассия? Не позволю, чтобы этот француз, репутация которого, с точки зрения англичанина, не выдерживает никакой критики, разбил тебе сердце!
Кассия повернулась к туалетному столику:
Мы привезли ему ожерелье и завтра отправляемся домой, так что вряд ли я когда-нибудь еще его увижу!
— Вот и прекрасно! Кстати, я пригласил графиню погостить у нас, когда мы закончим с ремонтом.
— Графиню? — поразилась Кассия.
— Лизетт. Она говорит, что никогда не была в Англии, и думаю, ей у нас понравится.
Он кивнул сестре и вышел из комнаты. Кассия потрясенно посмотрела ему вслед, но тут же сказала себе, что со стороны Перри очень мило пригласить такую чудесную девушку, как Лизетт. Возможно, теперь он не будет так стремиться в Лондон, чтобы сесть за карточный стол со своими богатыми приятелями. Кроме того, хотя он никогда не говорил на эту тему, девушка была уверена, что брат развлекается с женщинами, которых мать ни за что не одобрила бы.
Сидя перед зеркалом, Кассия размышляла над словами брата и пришла к выводу, что Перри прав: не следует верить маркизу. Если они будут продолжать беседовать на такие темы, как сегодня утром, она станет тосковать по нему еще более отчаянно, чем сейчас.
— Я люблю его, — прошептала она, — но только потому, что я глупенькая деревенская девчонка, которая никогда не встречала таких мужчин.
В душе крепло неприятное сознание того, что ничего подобного она в жизни больше не изведает и останется старой девой до конца дней. Мысль эта так испугала девушку, что она вскочила и побежала вниз. Пожилые дамы, очевидно, завтракали в своих комнатах, а мужчины, Лизетт и еще одна молодая женщина устроились за столом, во главе которого сидел маркиз. Увидев Кассию, он встал и показал ей на стул рядом со своим. Кассии ничего не оставалось делать, как исполнить его желание.
Ей предложили несколько блюд, и маркиз, дождавшись, пока она наполнит тарелку, предупредил:
— По-моему, вы голодны не меньше меня! Постарайтесь съесть как можно больше, потому что обед будет не скоро.
— Здесь так прекрасно готовят, — заметила Кассия, — что если я останусь хотя бы на неделю, то стану толстой и неуклюжей.
Говоря это, она вспомнила, как скудны были их трапезы до появления маркиза. Только благодаря ему теперь можно не волноваться, откуда взять денег на еду.
— Это больше никогда не должно повториться, — тихо сказал маркиз. Кассия поняла, что он опять читает ее мысли. Ей неожиданно стало стыдно за то, что они воспользовались его щедростью, и хотя маркиз получил за свои деньги ожерелье, девушка все равно, покраснев, отвела глаза.
Но тут, к ее ужасу, Орвил поднялся со своего места и сел рядом, совсем как вчера вечером.
— Я слышал, леди Фокон, вы принимали у себя мадам де Сальре?
— Да, она приезжала с вашим братом, — ответила Кассия.
— Удивлен, что женщину подобного сорта могут принимать в респектабельном английском доме!
Не дождавшись ответа, Орвил бросился в атаку:
— Я видел ее вчера, и она очень удивилась, услышав, что вы здесь, во Франции.
— Удивилась? Ей прекрасно известно, что маркиз просил нас привезти ожерелье, которое он приобрел для своего музея.
— Своего музея! — презрительно повторил Орвил. — Мой брат бросает деньги на ветер, покупая бессмысленные безделушки, вместо того чтобы помогать родственникам!
В особенности одному, подумала Кассия, хотя вслух, конечно, ничего не высказала.
— Думаю, мадам де Сальре будет интересно узнать о вашей утренней прогулке. Она чрезвычайно ревнива и не потерпит соперниц.
Кассия не знала, что ответить, и хотя понимала, что он намеренно провоцирует ее своими намеками, чувствовала себя крайне неловко. Рассказывая мадам де Сальре об этой невинной прогулке, он, несомненно, постарается преувеличить ее значение, поскольку ненавидит брата и желает доставить ему очередную неприятность. На секунду мелькнула мысль попросить Орвила не делать этого, но он, конечно, не станет ее слушать.
Поэтому Кассия продолжила спокойно завтракать, хотя больше не чувствовала вкуса блюд, которые стали вдруг пресными, как опилки. Она почувствовала невероятное облегчение, когда Орвил, видя, что ему не удается устроить сцену, встал.
— Я иду в конюшню, Вер, в надежде выбрать лучшую из твоих бесценных лошадей и выйти победителем на скачках.
— Любая лошадь в твоем распоряжении, — ответил маркиз, — и, конечно, я желаю тебе удачи, Орвил.
— Вот этому я никогда не поверю, — процедил Орвил, — хотя буду счастлив выкачать из тебя как можно больше денежек.
Он вышел из комнаты, и, хотя маркиз ничего не сказал, гости зашептались. Кассия видела, что все шокированы поведением Орвила де Байе. Не успела закрыться дверь, как Перри последовал примеру Орвила и Кассия услышала, как он сказал Лизетт:
— Вы обещали помочь мне выбрать лучшую лошадь в конюшне, и я не смогу обойтись без вашей помощи.
— Я покажу вам, каких дядя Вер считает самыми резвыми, — ответила Лизетт.
Они вышли из комнаты вместе, и маркиз заметил Кассии:
— Надеюсь, вы «е возражаете против того, чтобы моя племянница помогла вашему мужу?
Кассия улыбнулась:
— Перри будет счастлив, сумев выиграть один из заездов, но если этого и не произойдет, ему будет приятно уже то, что он скакал на такой прекрасной лошади, как ваша!
— Жаль, что мне не пришла в голову мысль устроить скачки для дам, тогда вы, несомненно, оказались бы победительницей, — заметил маркиз. Но Кассия, улыбнувшись, покачала головой:
— Я получила огромное удовольствие от сегодняшней прогулки, и с меня довольно и этого. Кроме того, если бы я выиграла, то скорее всего возбудила бы зависть в других, а я этого не люблю.
Про себя она задалась вопросом, ездит ли верхом мадам де Сальре. Вряд ли, ведь она ни разу не села в седло, пока гостила у них.
Маркиз поднялся из-за стола.
— Ну а теперь, — сказал он, обращаясь к мужчинам, — мы отправляемся на скаковой круг, поскольку участники скачек, которые живут по соседству, начнут сейчас прибывать.
И, взглянув на Кассию, добавил:
— У парадной двери экипаж будет ждать дам, чтобы отвезти их на скаковой круг, если кто-то захочет наблюдать за приготовлениями.
Гости вышли, и в столовой остались лишь Кассия и молодая дама, оказавшаяся кузиной маркиза. Она подошла и села рядом.
— Давно уже я не видела Вера таким веселым и счастливым, — заметила женщина, которую Кассии представили как Терезу. Девушка удивленно взглянула на собеседницу:
— Судя по тому, что я слышала о маркизе, он и без того, должно быть, очень счастлив.
— Не всегда, особенно когда бывает дома.
— Но почему?
— Очень нелегко быть главой большой семьи, — пояснила Тереза. — Родные вечно требуют у него денег либо ссорятся друг с другом, а потом просят его рассудить их либо пристают с требованиями поскорее жениться и обзавестись наследником.
— И это расстраивает его?
— Вам тоже вряд ли понравилось бы иметь такого брата, как Орвил, — откровенно заявила Тереза.
— Я… кажется, он доставляет много неприятностей маркизу, — нерешительно начала Кассия, тщательно подбирая слова, зная, что с ее стороны будет большой ошибкой показать, будто она слишком близко к сердцу принимает дела маркиза или критикует его родных, даже такого омерзительного человека, как Орвил.
— По правде говоря, — сказала Тереза, — мне очень жаль кузена Вера, и я не удивляюсь тому, что он так много времени проводит в Париже.
«С мадам де Сальре», — добавила про себя Кассия, чувствуя ставшую уже привычной боль в груди.
Скачки были редким, но волнующим событием в жизни Кассии, и она наслаждалась каждой минутой, с замиранием сердца наблюдая, как Перри, обогнав на корпус остальных десятерых участников, стал победителем. Лизетт, сидевшая рядом с Кассией, восторженно хлопала в ладоши и подпрыгивала от возбуждения.
— Я подсказала ему, что это лучший рысак во всей конюшне, и Перри выхватил его прямо из-под носа у кузена Орвила, который был полон решимости выиграть этот заезд.
Было очевидно, что Орвил пришел в бешенство, и, когда всадники выезжали с круга, Кассия подумала, что еще никогда не видела такого разъяренного лица. Оставалось только надеяться, что он не затеет ссору с Перри. Брат спешился и оживленно заговорил с Лизетт о своей победе. Объявили о наградах; Кассия, услыхав, что сумма приза равна пятистам английским фунтам, не поверила ушам. Неужели фортуна сменила гнев на милость и теперь, помимо денег, уплаченных за ожерелье, у них еще пятьсот фунтов?!
Кассия чувствовала, что это уже слишком и им не следует брать приз, но в то же время знала, что, произнеси она это вслух, над ней просто посмеются.
Скачки с препятствиями должны были начаться после обеда. Второй заезд выиграл один из соседей, так что Орвил был снова разочарован.
Когда все вернулись ко второму завтраку, маркиз попросил дам рассредоточиться среди приезжих гостей. Соседом Кассии по столу оказался довольно пожилой господин, о котором она знала, что в молодости он был одним из самых знаменитых наездников Франции.
— Ваш муж, мадам, прекрасно держится в седле, — заметил он.
— Для меня большая честь слышать это от вас, — ответила Кассия.
Джентльмен, которого звали граф де Отей, улыбнулся:
— Так, значит, вы слышали обо мне?
— Да, месье, и очень польщена знакомством.
— Я слишком стар, чтобы долго оставаться в седле, но де Байе просил меня принять участие в стипль-чезе, и я не смог отказать. Кроме того, мне самому это нравится, хотя я уже не мечтаю выиграть у таких молодых соперников.
— У меня есть предчувствие, что победителем станет маркиз, — согласилась Кассия.
— Буду весьма удивлен, если этого не произойдет. Думаю, все в округе обрадуются, узнав о его победе!
Должно быть, удивление Кассии отразилось у нее на лице, потому что граф пояснил:
— Вам, по-видимому, наговорили всякого вздора о де Байе. Беда всех женщин в том, что они слишком много болтают. Могу вас заверить, он превосходный помещик и, по моему мнению, лучший в Нормандии. Все мы чрезвычайно им гордимся.
Кассия ощутила, как потеплело на душе при этих добрых словах, и, подняв глаза, обнаружила, что маркиз, сидевший во главе стола, наблюдает за ней. В этот момент она чувствовала себя так, словно они связаны навек в пространстве и времени. Но тут одна из дам, сидевших рядом, отвлекла его каким-то вопросом, и он отвел глаза. И в этот момент Кассия, несмотря на все предостережения, поняла, что ее сердце навсегда принадлежит маркизу. Никогда, пока жива, не полюбит она никого другого.
Как только все призы были вручены и большинство гостей разъехались по домам, Кассия поднялась к себе и прилегла на постель. Она уже почти спала, когда дверь открылась. Вошел Перри и, взволнованно оглядевшись, присел на кровать:
— Мне нужно поговорить с тобой.
— Я так рада, что ты выиграл приз! И прекрасно провел заезд, — поспешно сказала Кассия.
— Это все благодаря Лизетт, и именно о ней я хочу с тобой поговорить.
— Ты уже говорил мне, что она хочет посетить Англию, — напомнила девушка.
Воцарилось молчание, и наконец Перри без обиняков объявил:
— Знаешь, я, кажется, влюбился! Кассия, широко раскрыв глаза, села:
— Влюбился? О, Перри, как это возможно… всего за один день…
Но она уже знала ответ. Ее собственные родители влюбились друг в друга в тот момент, когда встретились впервые. И если быть честной до конца, именно это произошло и с ней, едва ли не в ту же минуту, как она увидела маркиза.
— Я люблю ее, — твердо повторил Перри, — и теперь не знаю, как объяснить, что мы с тобой не муж и жена.
— О Перри! — тихо вскрикнула Кассия. — Будь осторожен! Маркиз может прийти в бешенство, если узнает, что мы обманывали его, а его мать и бабка будут потрясены!
— Тогда что же мне делать, черт побери? — осведомился Перри и, вскочив, начал нетерпеливо мерить шагами комнату.
— Я всегда считал, что. все разговоры о любви с первого взгляда просто вздор, но теперь понял — это чистая правда. Я еще ни в чем не признался Лизетт, но готов побиться об заклад, она испытывает ко мне те же чувства!
— Возможно, — медленно предположила Кассия, — стоит пока подождать и во всем признаться, когда она приедет в Англию?
— А что, если кто-то другой успеет похитить ее сердце лишь потому, что я, по общему мнению, человек женатый? — запротестовал Перри.
— Но что же ты собираешься делать? — испугалась Кассия.
— Я решил рассказать ей все как есть и попросить ее дать клятву держать нашу тайну в секрете, но потом подумал, что будет справедливо предупредить об этом тебя.
— О, Перри, заставь ее пообещать ничего не рассказывать маркизу, пока мы не уедем.
— Хорошо, — согласился Перри, — но если маркиз предложит мне погостить подольше, я не собираюсь отказываться.
— Но нам следует быть дома, ты ведь сам знаешь, сколько там еще дел. — И, заметив, что брат колеблется, добавила: — Чем скорее мы приведем дом в порядок, тем раньше Лизетт сможет приехать.
Глаза Перри мгновенно загорелись.
— Как ты думаешь, ей не покажется, что наш дом слишком беден по сравнению с этим роскошным замком?
— Что ж поделаешь, мы не слишком богаты и, как бы ни пытались, не сможем затмить маркиза, — покачала головой Кассия.
Перри, криво улыбнувшись, заметил:
— Ты забываешь, что Лизетт француженка. Прошлой ночью она сказала, что умеет прекрасно готовить.
— Как только она получит кухню в полное владение, ты, без всякого сомнения, будешь как сыр в масле кататься.
Девушка невольно подумала, как тяжело приходилось им иногда в прошлом, как трудно было перебиваться, считать гроши, добывать еду.
Только после того как Перри отправился к себе, Кассия вспомнила, что Лизетт очень богата, и помолилась, чтобы брат, влюбившись, смог жениться на Лизетт и жил спокойно и счастливо. Скорее всего именно женитьба решит все его проблемы…
И лишь сейчас девушка подумала о себе. Что с ней станется? Ведь если Перри женится, большой ошибкой будет оставаться в доме, где Кассия так много лет была хозяйкой. Кроме того, Перри и Лизетт молоды и, конечно, захотят жить вдвоем. Придется поискать приюта в другом месте. Конечно, в Лондоне живет родственница, обещавшая представить ее ко двору. Если Кассия отправится в столицу, она сможет заказать любые дорогие туалеты и больше не чувствовать себя нищенкой! Правда… любовь к маркизу все изменила. Ей больше не хочется посещать балы и добиваться успеха в обществе. Возможно, ей удастся поселиться в одном из коттеджей в деревне или поместье, сказала она себе. Девушка чувствовала, что весь ее мир перевернулся и она осталась совершенно одна.
Вскоре появились горничные и сообщили, что пора одеваться к обеду. Кассия надела второй из великолепных вечерних нарядов, присланных с Бонд-стрит. На этот раз платье было из светло-зеленого шелка, украшенное тяжелым кружевным воротником. Такие же кружева украшали пышную юбку. Туалет был крайне простым и в то же время элегантным и придавал девушке грацию нимфы. Казалось, она только что появилась из леса, окружавшего замок.
Кассии не раз говорили, что французы прекрасно разбираются в женской одежде и обладают превосходным вкусом. И сейчас, глядя на себя в зеркало, она согласилась, что это чистая правда.
Гости и некоторые родственники разъехались после окончания скачек, и за столом собралось всего двенадцать человек.
— Надеюсь, вы хорошо провели время? — спросил маркиз у сидевшей рядом Кассии.
— Чудесно! — с восторгом ответила девушка. — И вы блестяще все устроили!
— Подобного рода комплименты всегда приятно принимать, — заметил маркиз, и девушке показалось, что в этот момент он выглядит еще более красивым, чем всегда. Жаркое солнце позолотило его кожу. Кассия подумала, что сейчас он похож на воина, только что вернувшегося с битвы и мужественно сражавшегося с врагом.
Кассия напомнила себе, что не должна уделять ему много внимания, но зная, что завтра придется уехать, она хотела увезти с собой как можно больше воспоминаний, которые могли бы согреть ее сердце одинокими ночами.
К ее облегчению, Орвил сидел сегодня на другом конце стола, и она была избавлена от завистливых ехидных замечаний, хотя видела, что он все время недобро поглядывает на брата.
Перри и Лизетт, сидевшие рядом, казалось, не могли наговориться и забыли обо всем на свете, не обращая внимания на окружающих. Кассия заметила, что мать маркиза время от времени удивленно смотрит в их сторону, и начала ломать голову, как предупредить Перри вести себя поосторожнее, но тут же сказала себе, что все это не имеет ни малейшего значения, поскольку завтра их здесь уже не будет. Тогда маркиз, освободившись от необходимости развлекать гостей, конечно, отправится в Париж, к мадам де Сальре.
«Все кончено, — постоянно напоминала себе девушка, — и чем скорее я постараюсь забыть его, тем лучше!»
— О чем вы думаете? — неожиданно спросил маркиз.
Кассии ничего не оставалось, кроме как сказать правду:
— Гадала, когда лучше всего отправляться завтра в путь и сможем ли мы опять воспользоваться вашей яхтой, чтобы пересечь пролив.
— Яхта будет ждать вас, когда бы вы ни решили уехать, — кивнул маркиз, — но неужели вам столь уж необходимо покинуть меня так быстро?
Кассия почувствовала, как заколотилось сердце, но прежде чем успела ответить, маркиз продолжал:
— Осталось еще так много всего, что я хотел бы показать вам теперь, когда скачки закончены. Вы не осмотрели замок и не выбрали лошадь, которую я собираюсь подарить вам.
— Мне очень хотелось бы… — тихо призналась Кассия, — но мы с мужем думали, что вы пригласили нас лишь на два дня…
— Значит, вы ошиблись, — возразил маркиз, — и я поговорю с вашим мужем после ужина.
Когда все выходили из столовой, Кассия заметила, что Перри и Лизетт уже успели тайком ускользнуть. Брат вел себя крайне неосторожно, но Кассия уже ничего не могла сделать. Мать маркиза разливала кофе, и девушка надеялась только, что это занятие отвлечет ее внимание и никто не заметит отсутствия молодых людей. Сама Кассия отказалась от кофе, побоявшись, что из-за него она не уснет и снова будет часами лежать в темноте, думая о маркизе. Он внезапно появился рядом и протянул ей крохотную рюмочку с ликером.
— Думаю, вам это понравится. Ликер делают монахи-бенедиктинцы, и вам такого наверняка не приходилось пробовать.
Сделав глоточек, Кассия нашла, что ликер восхитителен.
— Есть еще одно место, которое я хотел бы показать вам, — продолжал маркиз. — Это всего лишь небольшой монастырь, но он стоит на моей земле вот уже триста лет, и часовня там необыкновенно красива.
— Буду очень рада увидеть ее, — пробормотала Кассия.
— Обязательно, но сначала вы должны осмотреть замок. Есть одна картина, которую вы просто должны, увидеть! Если желаете, мы можем пойти туда прямо сейчас.
Кассия поставила на столик рюмку с ликером, а маркиз отнес пустую кофейную чашку на поднос, к тому месту, где сидела мать. Повернувшись, он едва не столкнулся с Орвилом, решившим последовать его примеру, и Кассия невольно удивилась, как не похожи они друг на друга. Будь это картина, подумала девушка, можно было бы назвать ее «Каин и Авель» или «Аллегория добра и зла».
Орвил что-то сказал маркизу, должно быть, очередную грубость, но тут дверь внезапно распахнулась и дворецкий объявил:
— Мадам де Сальре, месье маркиз. Маркиз застыл от изумления, а головы всех присутствующих повернулись к двери.
На пороге появилась мадам де Сальре в вызывающе ярком наряде из красного атласа, сверкающая бриллиантами. На мгновение она остановилась, оглядывая собравшихся гостей, но тут же медленно направилась к ним, не сводя глаз с маркиза. В руке она держала большой букет белых орхидей, что показалось Кассии весьма странным. Возможно, она хочет преподнести цветы матери маркиза в знак извинения за то, что явилась без приглашения?
Не дойдя нескольких шагов до маркиза, она остановилась и воскликнула:
— Добрый вечер, месье! Вижу, ваш брат Орвил был прав и вы действительно увлечены той англичанкой, ради которой бросили меня, когда мы гостили в ее ужасном доме?!
Тон ее показался Кассии намеренно оскорбительным, и маркиз, подавшись вперед, начал:
— Но послушайте, Ивонн…
— Ничего не желаю слушать, — перебила она. — Я пришла сообщить, на тот случай, если вам еще непонятно, что вы разбили мое сердце, и несмотря на все лживые слова, которыми убеждали меня не устраивать сцен в Англии, я узнала, что такое оказаться брошенной, как и многие другие ваши женщины!
— Вам лучше уйти! — твердо заявил маркиз. — Нам нечего сказать друг другу.
— Ошибаетесь, — взвизгнула мадам де Сальре, — потому что мне есть что сказать! Сейчас я докажу вам, мой благородный маркиз, что вам не удастся впредь обольщать и обманывать женщин и каждый раз выходить при этом сухим из воды! Поверьте, я ручаюсь, что отныне в вашей жизни вообще не будет ни одной женщины!
И не успел маркиз шагнуть к ней, как мадам бросила на пол орхидеи. В руке ее оказался пистолет. Она прицелилась в маркиза, который стоял неподвижно, не сводя с нее глаз.
— Не глупите, Ивонн, — спокойно приказал он. — Убив меня, вы предстанете перед судом!
— Знаю, — прошипела мадам, улыбаясь и презрительно кривя губы. — Я не собираюсь никого убивать, mon brave! Но вы будете страдать всю жизнь!
И тут Кассия поняла, что собирается сделать француженка. Дуло пистолета было направлено чуть пониже пояса маркиза, и Кассия бросилась вперед, пытаясь вырвать оружие у обезумевшей женщины. Ей удалось отвести руку мадам, но было слишком поздно — та успела нажать курок, и эхо выстрела отдалось от стен салона. Какая-то из дам вскрикнула. Орвил де Байе медленно, очень медленно опустился на ковер лицом вверх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ожерелье любви - Картленд Барбара



Ну почему у Картленд всегда такие ужасные концовки? Слащаво-приторные, все впечатление от романа смазывают. Хотя и сам роман оставляет желать лучшего - все банально и предсказуемо: 4/10.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЯзвочка
13.03.2011, 16.27





это лучший роман Б.К.
Ожерелье любви - Картленд Барбаракатерина
18.07.2012, 19.31





слащавая сказка, не люблю такие
Ожерелье любви - Картленд Барбараарина
24.07.2012, 19.14





очень хороший легкий роман, дочитала в новогоднюю ночь и очень рада.
Ожерелье любви - Картленд Барбарасофи
1.01.2014, 1.53





Читать можно хорошая сказка хотела продолжения но всего 7 глав жаль.
Ожерелье любви - Картленд Барбаранаташа
5.01.2014, 1.49





Это мой любимый роман,перечитывала много раз.Бесподобно.
Ожерелье любви - Картленд БарбараОльга м
27.11.2014, 12.08





почитать можно. легко, красиво, не затянуто))
Ожерелье любви - Картленд БарбараМария
28.11.2014, 7.02





При всём интересе к роману концовку почти не читаю - одно и тоже и чуть похуже. А в общем сюжет неплох.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЛюбовь
6.04.2015, 7.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100