Читать онлайн Ожерелье любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожерелье любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожерелье любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ожерелье любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Несколько секунд никто не произнес ни слова. И тут мадам де Сальре громко взвизгнула.
— О, как ты можешь быть таким бессердечным? — задыхаясь от гнева, кричала она. — Я отдала тебе свою любовь, всю душу, а ты жалеешь какое-то несчастное ожерелье!
Маркиз ничего не ответил, и обуреваемая чувствами француженка выплыла из комнаты, по-прежнему обвиняя его в жестокости и скупости. Оставшиеся с изумлением смотрели ей вслед.
— Я готов купить это ожерелье, Фокон, — спокойно объявил маркиз, — но с одним условием.
Кассии показалось, что сердце на миг перестало биться. Она была почти уверена, что маркиз посчитает цену слишком высокой и тогда Перри, конечно, откажется продать ожерелье в надежде на появление другого покупателя.
— Условием? — переспросил Перри, без всякого сомнения, тоже встревожившись, но маркиз снова открыл шкатулку и не отрываясь смотрел на ожерелье.
— Я хочу купить его, — пояснил он, — для музея в моем поместье, где хранятся экспонаты, связанные с революцией. Конечно, там находятся и мебель, и картины времен правления Людовика Пятнадцатого.
Кассия, затаив дыхание, внимательно слушала.
— Конечно, ожерелье может занять там почетное место, и я согласен заплатить те деньги, которые вы за него просите.
Кассия с трудом подавила восторженный крик и, даже не глядя на Перри, услышала, что тот тоже облегченно вздохнул. Напряжение, казалось, оставило его.
— Какое условие? — осведомился он после долгой паузы.
— Поскольку я хочу переменить оправу и сделать ее немного менее вычурной, то не смогу захватить ожерелье с собой во Францию, куда возвращаюсь на следующей неделе. Но я хочу, чтобы вы и ваша жена привезли его с собой, когда приедете ко мне в гости десятого июня.
— Десятого июня? — тупо повторил Перри.
— Я собираюсь устроить скачки, в которых, думаю, вы захотите участвовать, и, поскольку эти новые лошади так хорошо берут препятствия, можно также организовать и стипль-чез
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
.
Лицо Перри зажглось восхищением. Но Кассия невольно охнула, и он немедленно вспомнил о существовании сестры.
— Мне бы очень хотелось приехать, — признался Перри, — но, думаю, Кассия не сумеет отлучиться — слишком много дел в имении. Кроме того, она уже приняла несколько приглашений от соседей и должна нанести несколько визитов.
Маркиз захлопнул крышку и положил шкатулку на маленький столик возле кресла, в котором сидел Перри.
— Я, конечно, готов понять, насколько занята ваша жена, — вздохнул он, — но в таком случае буду вынужден лишить себя удовольствия добавить ожерелье к своей коллекции.
И, поднявшись, медленно зашагал к двери. Перри умоляюще посмотрел на смертельно бледную Кассию. Все слова, казалось, застряли в глотке и никак не хотели слететь с языка. Наконец, взяв себя в руки, девушка пробормотала:
— Подождите, пожалуйста… мне действительно нужно навестить соседей… но я, конечно, смогу изменить свои планы.
Маркиз так же медленно повернулся.
— Уверены, что сумеете сделать это? — почти допрашивал он.
— С-совершенно уверена.
Взгляды их встретились, и девушка поняла: он с самого начала твердо знал, что добьется своего. Опять он вышел победителем, этот норманнский завоеватель, никогда не знающий поражений.
Устав от такой быстрой смены событий, Кассия поднялась к себе и, усевшись в кресле у окна, закрыла лицо руками.
Получилось! Все вышло! Теперь они владеют целым состоянием, хотя в то же время все, казалось, неожиданно усложнилось и положение стало почти невыносимым. Как она может ехать во Францию и жить в замке маркиза, разыгрывая роль жены Перри? И что делать с мадам де Сальре, по-прежнему бившейся в истерике в своей комнате?
Кассия пыталась убедить себя, что все это не важно и не имеет значения. Главное, что темное облако отчаяния, бедности и долгов внезапно рассеялось. Теперь она так много сумеет сделать: заплатить жалованье Хамберу и Бетси, отремонтировать коттеджи пенсионеров, помочь фермерам и возделать ближайшие к дому поля.
Потом она вспомнила о крыше, окнах и кухонной плите. Но прекраснее всего то, что теперь она сможет позволить себе купить лошадь!
Поднявшись, Кассия выглянула из окна. Теперь-то наконец сад примет приличный вид, совсем как раньше, когда она была маленькой.
Дверь внезапно распахнулась, и на пороге появился Перри.
— Вот! — торжествующе объявил он, размахивая чеком, и, подойдя ближе, крепко обнял сестру. — Мы богаты! Богаты, Кассия, и все благодаря тебе! Уверен, если бы маркизу здесь не понравилось, он отказался бы купить ожерелье!
— Но нам придется отвезти его во Францию, — тихо напомнила Кассия.
— Знаю, но я отвез бы его даже в ад, лишь бы не потерять деньги. Поверь, я пытался лишь сделать как лучше.
— Понимаю, но во Франции нам куда труднее будет притворяться мужем и женой.
— Мы недолго там пробудем, — успокоил Перри. — Скачки состоятся на следующий день после нашего приезда, а потом мы сразу покинем замок.
Кассия хотела сказать, что жаль уезжать из Франции, почти ничего не повидав, но сочла за лучшее сейчас не спорить с Перри.
— Придется обновить гардероб, — сказала она вместо этого, — хотя можно переделать несколько маминых платьев.
— У тебя будет все, что пожелаешь, — пообещал Перри.
— Спасибо, дорогой, но помни, что этих денег на всю жизнь не хватит.
И, поколебавшись, добавила:
— Только, Перри, не играй, пожалуйста!
— Не такой я глупец! И вообще, отправлюсь в Лондон только после нашего приезда из Франции. Здесь и без того слишком много дел, — отозвался брат. Кассия постаралась отбросить все сомнения и выглядеть такой же счастливой и радостной, как Перри. Тот смотрел на чек с таким видом, словно никак не мог поверить, что он настоящий.
— Кстати, — вспомнил он, — маркиз попросил тебя показать ему дом, поскольку до ужина еще есть время. Он особенно хотел увидеть мою комнату, ведь я рассказал ему, что та кровать, на которой я сплю, была сделана еще в Корнуолле, а его интересует старинная резьба по дереву.
— Наверное, хочет сравнить ее с изделиями нормандских мастеров, — догадалась Кассия. — Где он сейчас?
— Я оставил его в библиотеке, куда маркиз отправился, чтобы выписать чек. Говоря по правде, нам стоит вставить его в рамку и выставлять точно так, как маркиз свои экспонаты!
Кассия рассмеялась:
— Немедленно отправляйся в банк, возьми оттуда деньги, иначе чек может улететь и мы обнаружим, что нам все это приснилось!
— Не смей и думать о подобных ужасах! — с притворным страхом пролепетал Перри. — Лучше немедленно спустись в библиотеку.
И, немного помедлив на пороге, добавил, будто про себя:
— Может, стоит пойти попытаться успокоить Ивонн?
Кассия в изумлении взглянула на брата:
— Нет, конечно, нет! Она у себя в спальне!!! Перри, немного поколебавшись, сказал:
— Ты права. Она, конечно, утешится, когда маркиз купит ей новые драгоценности вместо ожерелья, чтобы добавить к той коллекции, которую она уже собрала.
Кассия широко распахнутыми глазами уставилась на брата:
— Хочешь сказать, что это маркиз подарил ей все эти великолепные украшения, которые она носила, пока была здесь?
— Скорее всего, — кивнул Перри. — Богачи всегда выбрасывают много денег на собственные развлечения.
Кассия была так шокирована, что не нашла ответа. Невероятно, чтобы кто-то мог тратить так много на одну женщину, и только ради того, что Перри называет «развлечением».
И, не желая обсуждать эту тему с братом, девушка просто направилась к двери, сказав на ходу:
— Я покажу маркизу кровать. Надеюсь, твоя комната прибрана?
— Сильно сомневаюсь в этом, — ответствовал Перри.
Кассия спустилась в библиотеку и обнаружила там маркиза за чтением энциклопедии. Подняв глаза, он весело сказал:
— Теперь я знаю, что вы прочитали обо мне! Неужели вы действительно считаете меня дикарем — язычником, безжалостным и грозным?
— Вы не дочитали до конца, — покачала головой Кассия. — И забываете, что норманны в конце концов стали истинными рыцарями.
— Но все же остались завоевателями.
— Конечно, как, без всякого сомнения… и вы.
— Возможно. Но некоторые вещи все-таки остаются недостижимыми.
— Подумать только, и это говорит норманн! — шутливо воскликнула Кассия. — Уж они-то никогда не трусили, идя в бой, наоборот, были твердо и неколебимо уверены, что обязательно победят.
— Вы хотите, чтобы я вел себя как истинный норманн? — спросил маркиз.
Он не отрывал от Кассии взгляда. Только сейчас ей пришло в голову, что в этих словах может заключаться совсем иной смысл, и девушка поспешно, пока маркиз не догадался, о чем она думает, сказала:
— Я хотела бы, чтобы вы боролись за то, что правильно и справедливо, и… может помочь другим людям.
— А как насчет нас самих?
— Что может дать нам большее удовлетворение, чем сознание того, как храбро мы сражаемся со злом?
— Это зависит от того, что вы называете злом, — спокойно возразил маркиз. Кассии показалось, что они обмениваются репликами, как ударами шпаг, и она снова представила его в доспехах, с мечом в одной руке и легким копьем в другой.
Образ был настолько ярким, что Кассия не удивилась, когда маркиз покачал головой:
— Вы видите перед собой идеального героя, Кассия. А я всего-навсего человек.
Кассия невольно рассмеялась, удивленная тем, что он снова смог прочитать ее мысли.
— Человек, да, но к тому же еще и норманн, а следовательно, от вас ожидается гораздо больше, чем от простого смертного.
И прежде чем маркиз сумел ответить, Кассия, догадываясь, что ступила на опасную почву, добавила:
— Перри сказал, что вы хотите видеть кровать, в которой спали его предки еще до нашествия в Англию Вильгельма Завоевателя.
— Неужели возможно, чтобы она сохранилась до этих пор? — поинтересовался маркиз совсем другим голосом, чем минуту раньше.
— Вероятно, ее возраст сильно преувеличен, — созналась Кассия, — но тем не менее кровать действительно очень стара, так что пойдемте посмотрим на нее.
Они вместе поднимались по лестнице, и Кассии показалось, что оба взбираются на гору, о которой говорил раньше маркиз.
— Но это было бы гораздо труднее, — заметил тот.
Кассия покачала головой:
— Если вы будете продолжать угадывать мои мысли, необходимость в словах вообще отпадет и мы сможем просто сидеть в молчании.
— Пока я с вами, — сказал маркиз', — не имеет значения, что мы делаем.
И от этих слов сердце в груди Кассии перевернулось. Она поспешила по коридору, в котором располагались все спальни. В дальнем конце была комната, принадлежавшая хозяину дома еще с той поры, как здание было построено. Она была больше остальных спален, с тремя большими окнами, выходившими в сад, и большим камином, в котором можно было сжечь половину толстого бревна. Но главное место занимала огромная кровать с четырьмя столбиками. Она была сделана из дуба и украшена вырезанными фигурками животных, людей и судов — вещей, знакомых древним ремесленникам. Она была не слишком высокая, зато широкая, и в изголовье ее красовался герб Фоконов, под которым был вырезан их фамильный девиз.
Мать Кассии сшила новые занавеси из алого бархата и вышила на бархатном покрывале герб Фоконов. Вышивка представляла собой настоящее произведение искусства. Два года ушло у леди Фокон на то, чтобы ее закончить. И хотя вся комната выглядела немного запущенной, покрывало и занавес светились особенным светом, отблески вечернего солнца падали на них.
Маркиз долго смотрел на кровать, прежде чем выговорить:
— Это настолько отличается от того, что я видел раньше, а у меня, поверьте, немало образцов старинной резьбы, которые я надеюсь показать вам, когда будете гостить в моем замке.
— Я так любила ее, когда была маленькой и искала кроликов, уток и белок, которые выглядывают из-за деревьев.
— Так вы бывали здесь ребенком!
Кассия вздрогнула: вот уже в который раз она разоблачает себя.
— Да, конечно, — быстро пробормотала она, — я часто гостила здесь с родителями.
Она не смела поднять глаза на маркиза, боясь, что тот сразу же обнаружит неправду, — обостренная интуиция там, где дело касалось ее, сослужит ему неплохую службу. Оглядев комнату, маркиз удивленно поднял брови:
— Совершенно мужская обстановка. Кажется, вы здесь никогда не бываете. Я совсем не то ожидал увидеть!
Кассия лихорадочно пыталась найти ответ:
— Я сплю в другой комнате, потому что Перри храпит, и кроме того, слишком часто приходится оставаться одной. Моя спальня намного уютнее, и там скорее всего гораздо меньше призраков.
— Мне хотелось бы взглянуть на вашу комнату, — попросил маркиз.
Кассии это не понравилось, но она не могла придумать причин для отказа и направилась к выходу, бросив на ходу:
— Сначала я хотела бы показать вам другие комнаты. — И, открыв соседнюю дверь, объявила: — Это была комната моей… свекрови.
И уже переступая порог, удивилась, почему привела маркиза в комнату, которую сама считала святилищем, где до сих пор обитала душа матери. Но отступать было слишком поздно.
Она откинула занавеси, чтобы маркиз мог увидеть кровать, совершенно не похожую на ту, которая стояла в хозяйской спальне. Кровать тоже была с четырьмя столбиками, резная, но при этом позолоченная и украшенная очень тонким рисунком в виде купидонов, державших цветочные гирлянды.
Маркиз долго молча глядел на нее, прежде чем сказать:
— Это храм любви, и странно, что вы здесь не живете.
— Я оставила здесь все так, как было при… свекрови, — пояснила Кассия и быстро вышла из комнаты, так что маркизу ничего не оставалось, кроме как последовать за девушкой. Показав ему Розовую комнату, она остановилась перед дверью своей спальни, но у самой двери нерешительно сказала:
— Кажется, нам пора переодеваться к ужину.
— Но я еще не видел вашей комнаты, — возразил маркиз.
Он говорил тихо, но за внешним спокойствием ощущалась такая сила, что Кассия не осмелилась идти против его желаний и, чувствуя себя совершенно беспомощной, распахнула дверь. Маркиз впервые увидел комнату, где Кассия спала с самых юных лет. Кровать была совершенно простой, совсем не такой, как в остальных спальнях, задрапированной белым муслином. Занавеси ниспадали с небольшого венчика, свисавшего с потолка, словно нимб. Туалетный столик также был затянут белым муслином, собранным в складки. Гардины, отделанные оборками, подхватывались шнуром, в который были вплетены цветы из шелка. Комната выглядела прелестной и по-девичьи невинной. Кассия, проводившая так много времени в одиночестве, украсила ее любимыми картинами, но только сейчас поняла, что все они принадлежат кисти французских художников. Но ведь она выбрала их лишь потому, что каждая имела для нее некое духовное значение, трудно выражаемое словами. И теперь, когда маркиз разглядывал картины, девушка чувствовала, что он все понял, и страстно хотела услышать из его уст слова одобрения.
Она уже подумала, что он так ничего и не скажет, но тут раздались негромкие слова:
— Я бы узнал, что это ваша комната, даже если бы пришел сюда один.
И прежде чем Кассия успела ответить, шагнул к выходу и закрыл за собой дверь.
Переодеваясь к ужину, Кассия с ужасом думала, что предпринять, если мадам де Сальре снова устроит сцену из-за ожерелья. Hb спустившись в столовую, обнаружила, что француженка само очарование и сплошные улыбки. Она флиртовала с Перри и стала куда более любезной и вежливой с Кассией. Девушка была уверена, что это дело рук маркиза. Тот наверняка предупредил о чем-то приятельницу.
Но так или иначе, Кассия была благодарна за то, что не слышит больше ни визга, ни дерзких требований отдать ожерелье.
Ужин оказался не таким вкусным, как накануне, и это потому, виновато думала Кассия, что она не провела столько времени на кухне, сколько следовало бы. Но по крайней мере все блюда оказались съедобными и никто не жаловался. Перри был в прекрасном настроении и заразил остальных своим весельем. Мадам де Сальре царила за столом, покоряя мужчин с таким непревзойденным искусством, что Кассия и не пыталась с ней соперничать.
После ужина все перешли в гостиную, но мадам, подхватив под руку Перри, вышла вместе с ним в сад через высокие стеклянные двери. Кассия осталась наедине с маркизом и высказала все, что лежало на душе:
— Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы купили ожерелье. Это так облегчит жизнь Перри и другим людям! И поскольку они не могут сами сказать вам «спасибо», я делаю это от их имени.
— И поэтому чувствуете себя счастливой? — осведомился маркиз.
— Очень. Очень счастливой. Последнее время становилось все труднее и труднее справляться с делами, особенно если не знаешь, когда в следующий раз… появятся деньги.
— Но ваш муж ездит в Лондон, — задумчиво пробормотал маркиз, — и ведет светский образ жизни, который большинству людей не по карману.
— Перри получает много приглашений и при этом не обязан отвечать таким же гостеприимством, — застенчиво пояснила Кассия.
— А вы тем временем предпочитаете оставаться здесь?
— Да, особенно теперь, когда вы так великодушно согласились купить ожерелье.
— Я хотел бы проявить еще больше щедрости, — признался маркиз, — но чувствую, что вы вряд ли мне это позволите.
Кассия в изумлении подняла брови, и по выражению прекрасного лица маркиз понял, что истинный смысл его слов остался для нее загадкой.
— Когда вы приедете во Францию, — продолжал маркиз, — я хотел бы подарить вам одну из моих лошадей, и поверьте, там есть из чего выбирать.
Восторг в глазах Кассии был почти ослепительным, но она тут же покачала головой:
— Нет-нет… конечно, я не могу принять такой подарок!
— Почему нет?
— Потому что это… неправильно… так не полагается.
— Думаете, ваш муж станет ревновать?
— Нет, — вырвалось у Кассии, — завидовать.
— В таком случае, — согласился маркиз, — мне придется и ему подарить лошадь.
— Нет… я не это хотела сказать… то есть… так или иначе, вы уже дали нам слишком много, и совершенно ни к чему испытывать ваше… великодушие.
При этом она думала, как была бы шокирована мать, узнав, что кто-то дарит дочери такие дорогие подарки.
И, прежде чем маркиз успел возразить, Кассия твердо сказала:
— Пожалуйста, забудьте о своем предложении. Думаю, вашим лошадям будет лучше в той стране, где они родились, чем на чужой земле.
— Но, как норманн, я считаю себя наполовину англичанином, а вы, как побежденная пленница — ведь ваши предки проиграли в битве при Гастингсе, не так ли? — обязаны подчиняться мне и выполнять все мои повеления.
Кассии почему-то стало весело.
— Вряд ли это можно считать достаточно логичным аргументом!
— Достаточно логичным для того, чтобы настаивать на своем. Вы должны выбрать коня в моей конюшне, но об этом мы поговорим, когда вы окажетесь в Шато-Байе, моем замке, и я смогу отплатить вам гостеприимством за тот сердечный прием, которым я искренне наслаждался.
Он говорил так убедительно и настойчиво… в голосе звучали страстные нотки, от которых сам воздух вокруг них словно вибрировал. Кассия, ощущая, как сильно нервничает, прошептала:
— Надеюсь, мадам де Сальре не простудится. Хотя сейчас и лето, в этой местности бывают холодные вечера.
— Заверяю, Ивонн сумеет позаботиться о себе, как уже, несомненно, сделала, — цинично бросил маркиз. — Кроме того, ваш муж, вне всякого сомнения, не даст ей замерзнуть.
По полупрезрительному тону Кассия поняла, что маркиз раздражен поведением Перри, и поэтому постаралась выступить в защиту брата:
— Перри всегда старается быть идеальным хозяином, а мадам так привлекательна!
— Я не знал, что сэр Перегрин женат, когда привез ее сюда, и, увидев вас, мгновенно понял, какую ошибку совершил.
Он извиняется?!
Кассия смутилась еще больше.
— Пожалуйста, не нужно так думать, — попросила она. — Мадам так прекрасна, так очаровательна и элегантна! Я знаю, что выгляжу совсем иначе, и вы, должно быть, считаете меня ужасно скучной.
— Вы действительно думаете, что все сказанное и сделанное вами со времени моего появления здесь можно посчитать скучным? — удивился маркиз, и сердце Кассии послушно отозвалось на звуки этого глубокого голоса.
— Я, должно быть, неверно выражаю свои мысли, — пролепетала она, — но вы, конечно, все поймете.
— Понимаю, — кивнул маркиз, — но не знаю, что теперь делать, и, видит Бог, я никогда в жизни ничего подобного никому не говорил.
Кассия не знала, что ответить, но когда уже совсем собралась спросить, что все это значит, в гостиной появились мадам де Сальре и Перри. Француженка резво, словно юная девушка, подбежала к маркизу и едва ли не бросилась ему на шею.
— О, там, в саду, при лунном свете, под звездами, все выглядит таким романтичным! Пойдем со мной, Вер, вот увидишь, мы испытаем то же самое, что в ту нашу волшебную ночь при первой встрече!
Она умоляюще смотрела на маркиза, и Кассия подумала, что противиться полураскрытым красным губам и нежному взгляду мадам просто невозможно. И даже Перри уставился на француженку с таким выражением, какого Кассия никогда раньше не видела.
И неожиданно девушка почувствовала себя унылой, косноязычной деревенской простушкой в сравнении с этой женщиной, которая могла одним движением руки пленить обоих мужчин.
Осознав себя ненужной и лишней, девушка направилась к двери, но при этом невольно слышала, как мадам де Сальре продолжает говорить по-французски:
— Пожалуйста, пойдем со мной, мой обожаемый, неотразимый Вер!
Пылкие слова словно тысячью кинжалов вонзились в грудь Кассии. Выйдя в холл, она бросилась бежать не помня себя и очнулась лишь в своей комнате. Девушка кинулась на постель лицом в подушку и только тогда спросила себя, что же с ней случилось и почему так болит сердце. Но тут же поняла, что боится ответа.
— Ну вот и все, — облегченно вздохнул Перри, глядя вслед удаляющимся экипажам. Двое верховых скакали позади, а перья на шикарной и чрезвычайно элегантной шляпке мадам де Сальре трепетали на ветру.
— Они сказали, что прекрасно провели время, — тихо заметила Кассия.
— Очень милые люди, — кивнул Перри, — но сейчас мне нужно ехать в банк, предъявить чек и снять со счета деньги, необходимые для выплаты жалованья и всех тех усовершенствований, которые я незамедлительно собираюсь ввести.
— Звучит чудесно! — ответила Кассия, удивляясь, почему не чувствует того душевного подъема, который, несомненно, должен был бы охватить ее при этой новости.
Но теперь, когда кареты скрылись из виду, подъездная аллея, обсаженная высокими дубами, казалась странно опустевшей.
— Подумать только, мы и представить не могли, что все пройдет так гладко! — радовался Перри.
— Да, нам очень повезло, — согласилась Кассия. Перри повернулся и вошел в дом, бросив на ходу:
— Тебе нужно поскорее заказать новый гардероб. До отъезда осталось чуть больше двух недель.
— А что, если… я заболею в последний момент? — еле слышно предложила Кассия. — Маркиз уже не успеет аннулировать чек.
— О, ради Бога, — резко бросил Перри, — надеюсь, ты не собираешься пойти на подобный трюк! Он может потребовать возврата потраченных денег! И кроме того, ты давно хотела побывать во Франции. К чему вдруг такая суета из-за пустяков?
— Да нет… просто…
И Кассия внезапно осеклась. Как она может объяснить Перри, хотя и не имеет ни малейших доказательств, но твердо уверена в том, что прошлую ночь маркиз провел в спальне мадам де Сальре. И пусть Кассия ничего не видела, но настолько быстро привыкла читать мысли маркиза, что знала обо всем случившемся между ними. Именно поэтому мадам вышла к ужину в таком хорошем настроении, а позже умоляла маркиза прогуляться с ней при лунном свете.
Возможно, он даже обещал жениться на ней, и в таком случае Кассия посчитала бы это истинным триумфом француженки.
Перри оставил ее одну и направился к конюшне, чтобы запрячь лошадь, и ехать в банк. И Кассия невольно задалась вопросом, почему чувствует себя такой несчастной и угнетенной. Конечно, легче предположить, что все это результат переутомления после нескольких дней постоянных хлопот, чем признать правду.
И тут Кассия вспомнила, как рьяно пытался Перри помешать ей встретиться с маркизом. Его друг Гарри недаром предупреждал, что француз неотразим для женщин и те мгновенно теряют голову, потому что влюбляются в него.
— И я тоже веду себя как безумная, — покачала головой Кассия, — но отправиться во Францию означает подвергнуть себя невыносимой пытке.
Что делать? Как отказаться от поездки? Кассия не знала. Перри к тому же прав: маркиз настолько непредсказуем, что вполне может потребовать деньги обратно или каким-нибудь хитроумным способом объявить чек недействительным.
— Я не должна оскорблять его… не должна, — словно в бреду повторяла Кассия. — И не люблю… не люблю! Как я могу любить такого бессердечного человека и к тому же норманна?
Ответ был весьма прост, но Кассия отказывалась быть честной, даже наедине с собой. Ее охватывала дрожь при одном его взгляде. На прощание маркиз поднес ее руку к губам и поцеловал. Лишь на секунду она почувствовала тепло его губ на коже, но ее словно ударило молнией, а пальцы так задрожали, что маркиз, конечно, все понял. И тут, несмотря на твердую решимость не делать этого, Кассия посмотрела ему в глаза и окружающий мир исчез.
Прошло много времени, прежде чем она решилась войти в комнату матери. Гардины в ней все еще были раздвинуты после вчерашнего посещения Кассии и маркиза.
— Что мне делать… как вести себя с ним, мама? — спросила Кассия и долго вслушивалась в тишину. Наконец, вздохнув, девушка направилась в гардеробную, решая, какие платья матери нужно переделать для поездки. К чему выбрасывать на ветер доставшиеся с таким трудом деньги, когда нужно купить столько куда более необходимых вещей!
Но какой-то настойчивый внутренний голос требовал, чтобы она постаралась выглядеть для маркиза самой красивой на свете. На секунду Кассия поддалась было искушению, но, вспомнив о мадам де Сальре и ее изысканных туалетах, рассмеялась собственному тщеславию. Как может маркиз восхищаться подобным созданием — ни модной прически, ни красивого платья. Каждый назовет ее глупышкой, невинной деревенской простушкой, ничего в жизни не испытавшей. Недаром она совершенно не понимала ни намеков, ни двусмысленностей, которыми так изобиловала речь мадам де Сальре. Мужчины зачарованно слушали гостью и весело смеялись, а Кассия только и могла что недоуменно хлопать глазами. Должно быть, она казалась им ребенком, впервые обедающим со взрослыми и неспособным принять участие в беседе на равных.
Кассия беспомощно посмотрела в раскрытый гардероб и закрыла дверцу. Они пробудут в имении всего две ночи. Значит, можно позволить себе заказать вечернее платье, более или менее модное, и еще одно, в котором она будет на скачках. Но больше никаких расходов! Придется нанять деревенскую портниху, чтобы помогла переделать несколько маминых туалетов.
Правда, она и сама сумела бы их перешить, но слишком многое необходимо сделать до отъезда. Кроме того, Перри, конечно, распорядится насчет ремонта и в доме будет полно рабочих. За ними нужно наблюдать, чтобы они не расстраивали Бетси и Хамбера шумом и беспорядком.
— Будь у меня хотя бы немного здравого смысла, — подумала она вслух, — я поехала бы с Перри и смогла бы сделать все покупки, пока он будет в банке.
Но Кассия тут же вспомнила, что небольшой городишко, недалеко от их поместья, не может похвастаться модными лавками и все платья, которые она купит, будут выглядеть в Париже просто старомодными и смехотворными.
— Насколько было бы лучше, если бы я осталась! — вздохнула Кассия, но не успели еще отзвучать эти слова, как она поняла, что хочет вновь встретить маркиза. Хочет быть с ним, слышать его… видеть в синих глазах то самое выражение, от которого замирало ее сердце.
Наконец девушка излила все, что таилось в душе:
— Я люблю его! Люблю… но, Боже, прошу тебя, помоги мне его забыть!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ожерелье любви - Картленд Барбара



Ну почему у Картленд всегда такие ужасные концовки? Слащаво-приторные, все впечатление от романа смазывают. Хотя и сам роман оставляет желать лучшего - все банально и предсказуемо: 4/10.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЯзвочка
13.03.2011, 16.27





это лучший роман Б.К.
Ожерелье любви - Картленд Барбаракатерина
18.07.2012, 19.31





слащавая сказка, не люблю такие
Ожерелье любви - Картленд Барбараарина
24.07.2012, 19.14





очень хороший легкий роман, дочитала в новогоднюю ночь и очень рада.
Ожерелье любви - Картленд Барбарасофи
1.01.2014, 1.53





Читать можно хорошая сказка хотела продолжения но всего 7 глав жаль.
Ожерелье любви - Картленд Барбаранаташа
5.01.2014, 1.49





Это мой любимый роман,перечитывала много раз.Бесподобно.
Ожерелье любви - Картленд БарбараОльга м
27.11.2014, 12.08





почитать можно. легко, красиво, не затянуто))
Ожерелье любви - Картленд БарбараМария
28.11.2014, 7.02





При всём интересе к роману концовку почти не читаю - одно и тоже и чуть похуже. А в общем сюжет неплох.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЛюбовь
6.04.2015, 7.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100