Читать онлайн Ожерелье любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожерелье любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожерелье любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ожерелье любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Кассия не смогла уснуть. Она снова и снова перебирала все события дня, тревожась, не забыла ли чего, все ли было сделано для удобства гостей. Она успела подумать о том, что те ночью могут захотеть пить, и поставила на ночные столики два маленьких стеклянных кувшинчика, которые так любила мать, по счастью до сих пор оставшихся целыми. Кроме того, девушка велела принести в комнату мадам де Сальре душистого масла белых фиалок для ванны. Мать всегда делала эту эссенцию, как, впрочем, и собственные духи. Дуглас отнес ведра с горячей водой в обе спальни. Кассия попросила его наполнить ванны, а потом вылить грязную воду.
Она ускользнула наверх раньше остальных, чтобы убедиться, все ли в порядке, и потрясенно замерла перед совершенно прозрачной ночной сорочкой мадам де Сальре. И хотя одеяние показалось ей изумительным, все же Кассия была уверена, что мать сочла бы его крайне нескромным.
Но по крайней мере ужин удался, и оставалось лишь молиться, чтобы завтрашний день прошел так же гладко. Правда, девушка знала, каким тяжким трудом будет для Бетси готовить дополнительные блюда, да еще в таком количестве.
Кроме того, она никак не могла понять, что в действительности думает о маркизе. Он оказался таким огромным и просто подавлял не только своим ростом и силой, но и наблюдательностью и острым умом. Да, маркиз совершенно не походил на образ француза, сложившийся у Кассии.
Но тут она вспомнила, что сказал гость, когда они говорили о конях, купленных у герцога:
— Я норманн и всегда добиваюсь того, чего хочу!
Норманн!
И только тут до Кассии дошло, что он имел в виду не только то, что живет в Нормандии. Она долго лежала, обдумывая это открытие, и решила, что должна получить ответ на все свои вопросы прямо сейчас. Встав с постели, она накинула поношенный шерстяной халат, служивший ей верой и правдой много лет, и осторожно приоткрыла дверь.
Вокруг стояла тишина, и девушка решила, что Перри и гости, должно быть, давно спят.
Она специально оставила гореть в коридоре два канделябра, подумав, что, если кому-нибудь из гостей придет мысль прогуляться ночью, в коридоре будет слишком темно и мрачно. И сейчас Кассия без всяких затруднений спустилась вниз и добралась до библиотеки, большой комнаты, уставленной старинными книгами. Их было слишком много, но Кассия в точности знала, где отыскать ту, что понадобилась ей. И уже через несколько минут она сняла с полки том Британской энциклопедии.
Девушка всегда мысленно благодарила расточительность предка, Дурного Баронета, когда приходилось узнавать что-то новое. Именно он купил энциклопедию, которая впервые вышла в 1758 году. С тех пор к ней прибавлялись все новые тома, раннее издание выглядело очень старым и потрепанным. Кожаный переплет выцвел и потускнел.
Кассия нашла статью о Нормандии и, прочитав короткое описание этой области Франции, взволнованно охнула. Именно викинги, племя скандинавских воинов, совершали набеги на французское побережье во времена Карла Великого. Первым герцогом Нормандии был Ролло, который, если верить преданиям, так и умер язычником. И самым интересным оказалось то, что его внуком был Вильгельм Завоеватель — английский король Вильям Первый.
Статья занимала несколько страниц, но Кассия, напрягая зрение, решила прочитать до конца. Сначала норманны были всего лишь варварами, уничтожавшими все, куда ступала их нога, стремившимися лишь к бессмысленным грабежам и убийствам, но шли века, и они превратились в истинных рыцарей. И по-прежнему оставались могучими, свирепыми и неукротимыми. И Кассия почему-то ощущала, что все это применимо и к маркизу.
Она не замечала, как шло время, погруженная в чтение. Везде, куда ни попадали норманны, они становились вождями и правителями и чаще всего сами устанавливали законы. Они были наделены такой силой, что горстка норманнов могла уничтожить вражеское войско, во много раз превосходящее их численностью, и обладали необыкновенными способностями быстро пересекать моря и земли. Но неизменное мужество и безошибочный инстинкт вели их к победе, и хотя обстоятельства не всегда благоприятствовали норманнам, однако они всегда выделялись среди обычных людей, и ими невозможно было не восхищаться.
Закрыв книгу, Кассия глубоко вздохнула. Девушку всегда трогало прочитанное, и каким-то образом оно становилось частью ее самой. Теперь же она невольно думала о том, как это волнующе — принимать в доме потомка древних норманнов. Маркиз по происхождению стоял на голову выше других мужчин.
Кассия поставила энциклопедию обратно на полку, задула свечу, зная, что может найти обратную дорогу с закрытыми глазами, и шагнула к двери. Она решила, что завтра же уговорит маркиза рассказать о его предках. В книге говорилось, что Байе — одно из поместий в Нормандии, принадлежавших ранее герцогу Ролло. Там осели норманны, пришедшие с севера.
Она добралась до верхней площадки и уже хотела ступить в коридор, но в этот момент уловила какое-то движение в дальнем конце и инстинктивно замерла. Но тут же при слабом свете свечи, все еще тлевшей в канделябре, заметила, что дверь спальни мадам де Сальре открыта. Кассия подумала, что, возможно, как и предполагал Перри, мадам напугана. Говоря по правде, вечером, в один из тех моментов, когда мадам де Сальре кокетничала с Перри, маркиз сказал Кассии:
— О чем вы тревожитесь? Я вижу в ваших глазах беспокойство.
Кассия рассмеялась:
— Теперь у меня нет оснований волноваться, ведь вам понравился ужин.
— Очень, — кивнул маркиз, — и мне следует поблагодарить вас за прелестный букет, так украсивший стол.
— Жаль, что единственными маленькими цветочками, которые я смогла найти, оказались анютины глазки.
— Никогда не видел столь оригинально составленной композиции, и, конечно, именно вы поставили цветы в моей спальне.
— Плохо, что водяных лилий оказалось так мало, но они только начали цвести.
— Мне кажется, они похожи на/вас, — тихо вымолвил маркиз.
Кассия, однако, даже не поняла, что ей только что сказали комплимент, и вместо этого пробормотала:
— Моя м… то есть свекровь назвала все комнаты именами цветов. Я хотела сначала поместить мадам де Сальре в Розовую комнату и украсить ее розами, но Перри предложил Сиреневую комнату, правда, сирень уже отцвела.
— Почему ваш муж настаивал на этом? — с любопытством осведомился маркиз.
— На случай, если мадам испугается чего-нибудь в незнакомом доме или разнервничается, — пояснила Кассия. — В таком случае ей лучше быть поближе к вам.
На какую-то секунду в глазах маркиза мелькнуло удивление, но губы его тут же скривились в легкой улыбке, значения которой Кассия не поняла. Теперь же, увидев его, выходящего из спальни мадам де Сальре, девушка подумала, что, вероятно, та позвала маркиза и он пришел ей на помощь.
Но как только он вошел к себе и закрыл дверь, Кассия неожиданно поняла, почему Перри посчитал оскорбительным появление маркиза вместе с мадам де Сальре в этом доме. И осознание истинного смысла слов брата так потрясло Кассию, что несколько мгновений она была не в силах пошевелиться. Оставалось лишь потрясенно рассматривать двери двух соседних комнат, надеясь на какую-то ошибку. Нет, вероятно, маркиз зашел к мадам де Сальре по совершенно иной причине.
Но девушка тут же упрекнула себя. «Как можно быть такой глупой?! Конечно, Перри именно поэтому настаивал на том, чтобы она провела эти дни вне дома. Он просто хотел, чтобы сестра держалась подальше от маркиза на тот случай, если он захочет увидеть в ней вторую мадам де Сальре.
— Но неужели я способна на подобную вещь? — покачала головой Кассия и, придя в себя, поскорее пробежала по коридору к собственной спальне, постаравшись как следует запереть за собой дверь. Подобного она никогда раньше не делала, но сейчас чувствовала, что должна защитить себя не только от маркиза, но и от других мужчин, которые хотели бы видеть в ней лишь игрушку для удовлетворения собственных страстей.
И все же подобное поведение француза каким-то образом казалось ей одной из черт норманнского характера. Она вспомнила, как читала, что викинги, вторгшись в Англию, убивали мужчин, чтобы завладеть урожаем, скотом и женщинами. В тот момент она не совсем поняла, зачем нужно было похищать женщин, и подумала, что их, вероятно, делали рабынями. Но теперь Кассия знала, почему пленниц сгоняли на корабли и увозили далеко на север.
И сейчас ей казалось, что маркиз вполне способен на такой поступок. Она даже представила его в шлеме викинга. Каким он выглядит свирепым и устрашающим!
— Перри… прав… он нехороший человек, — сказала она себе, — и чем скорее он купит ожерелье и уедет, тем лучше.
И Кассия подумала, что если ожерелье принесет ему несчастье, значит, он получит именно то, что заслужил! Когда же наконец этот визит закончится? Слава Богу, скоро маркиз навсегда исчезнет из ее жизни!
Однако утром все оказалось совершенно иным. Перри, спустившись, обнаружил, что сестра накрывает на стол, и сказал:
— Твое желание исполнилось. Поскорее поднимись к себе и переоденься.
— О чем ты? — осведомилась Кассия.
— Вчера вечером маркиз обещал, что мы сможем покататься верхом сразу же после завтрака.
Кассия тихо охнула:
— О, Перри, он вправду разрешил нам взять его лошадей?
— Мы можем выбирать из шести. Одна из тех, на которых скакали слуги, выиграла в прошлом месяце труднейшие скачки с препятствиями. Не понимаю, почему герцог решил с ней расстаться.
И в ушах Кассии вновь прозвучали слова маркиза: «Я норманн и всегда добиваюсь, чего хочу».

Однако в этот момент она не собиралась спорить и была лишь благодарна маркизу за предложение. Ей так редко представлялась возможность сесть в седло! И хотя амазонка был а довольно поношенной, но широкую нижнюю юбку с кружевной оборкой недавно выстирали и накрахмалили, как, впрочем, и белую блузку, заштопанную в нескольких местах. Поверх она надела слишком тесный жакет, придававший ей, однако, чрезвычайно элегантный вид, хотя девушка сама этого не сознавала. На голове красовался крошечный цилиндр, не скрывавший красноватых переливов в волосах.

К тому времени как маркиз и Перри закончили завтрак, Кассия уже ждала их у крыльца, гладя приведенных конюхом великолепных лошадей, не зная, какую из них выбрать. И поскольку потрясение от открытия, сделанного ночью, еще не прошло, Кассия не взглянула на маркиза, когда тот, вежливо поклонившись, произнес:
— Доброе утро, леди Фокон. Рад, что вы решили к нам присоединиться, и надеюсь, что конь не окажется слишком горячим для вас.
По-видимому, маркиз посчитал, что такая худенькая невысокая женщина не сможет справиться с резвым конем. Не было смысла объяснять, что она ездит верхом с тех пор, как научилась ходить, и поэтому девушка лишь спросила:
— Пожалуйста, скажите, какую лошадь я могу взять?
— Думаю, что Тандерболт
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
, несмотря на кличку, самый смирный из всех.
Тандерболт оказался тем гнедым конем, которым Кассия восхищалась больше всего, и она почти подбежала к нему, а маркиз подсадил ее в седло. На какой-то момент его прикосновение вызвало в ней странное чувство, которого она не поняла, но сказала себе, что это, должно быть, отвращение.
Девушка взяла поводья и, не дожидаясь, пока маркиз и Перри сядут в седла, полетела по аллее, ведущей в парк. Тандерболт совсем не устал после вчерашнего путешествия, хотя несколько раз попытался взбрыкнуть и не сразу послушался, однако Кассии удалось сдержать его и проехать через парк, уворачиваясь от чересчур низко нависших веток.
Наконец она выехала на открытую местность, где отец всегда выезжал лошадей. Именно тут они с Перри любили скакать наперегонки, когда у них были лошади. И теперь девушка не намеревалась никого ждать. Она пришпорила Тандерболта, сознавая, что ничего более волнующего давно уж не испытывала.
Кассия проехала почти милю, прежде чем маркиз и Перри догнали ее. Перри тоже выглядел счастливым и совсем молодым. Теперь настала его очередь возглавлять маленькую кавалькаду, и они, перепрыгнув через несколько изгородей, наконец очутились в поле, где обнаружили куда более высокую ограду.
Маркиз, нахмурившись, заявил:
— Думаю, леди Фокон, вам не стоит пытаться ее одолеть.
При этом он обернулся, и Кассия взглянула на него едва ли не впервые за сегодняшний день. Он и лошадь словно слились, и походили на ожившее мифологическое существо — кентавра. Она живо представила его в тяжелых рыцарских доспехах и панцире, с длинным двуручным мечом, щитом в форме ромба и шлеме. Сейчас он ринется на врага…
Кассия тряхнула головой, стараясь вернуться к действительности.
— Поверьте, я так давно ждала подобного приключения! — воскликнула она. — Даже не пытайтесь меня остановить!
Она собралась, готовясь к прыжку, и Тандерболт птицей перелетел через забор. И потом они мчались галопом бок о бок, беря одно препятствие за другим. Маркиз, очевидно, больше не волновался за нее. Только когда все повернули к дому, Кассия нашла в себе силы сказать:
— Спасибо… спасибо вам! Не помню, когда еще я была так счастлива!
— Я только что хотел сказать то же самое, — согласился Перри, — и жалею лишь о том, что не могу позволить себе иметь подобных лошадей.
— А по-моему, ничего особенного, — заметил маркиз, — и те, что стоят в конюшнях у меня дома, намного лучше.
— Да вы просто хвастаете! — воскликнула Кассия. — Ни один конь не может превзойти Тандерболта!
— Придется доказать правоту моих слов, — ответил маркиз, — но об этом мы поговорим позднее.
Кассия не поняла, что имеет в виду француз, и сказала себе, что не испытывает особого желания говорить с ним. Он шокировал ее, и Перри был прав, говоря, что маркиз не из тех людей, в обществе которых позволительно бывать молодой девушке. Однако Кассия вынуждена была признаться, что и лошади, и сам хозяин привнесли нечто новое и волнующее в ее жизнь. И когда он уедет, оставив их одних, Кассия, конечно, будет еще долго грезить о том, как она скачет на Тандерболте. И, наверное, против воли будет постоянно перебирать в памяти все, о чем они говорили с маркизом.
— Он норманн, а все норманны — язычники, — в отчаянии подумала девушка и, взглянув на него, посчитала, что ни один человек на свете не может выглядеть столь величественно. Настоящий завоеватель!
— Ваша земля плохо возделана, — неожиданно обронил маркиз.
— Вы правы, — отозвался Перри, — но пока мне не по карману обрабатывать ее как следует.
— Неужели вы действительно так бедны? Весь дом увешан прекрасными и, без сомнения, ценными картинами.
— Покажите мне ту, которая не подлежит отчуждению, — вздохнул Перри, — и буду счастлив продать ее вам.
— Простите, как глупо с моей стороны! Совсем забыл, что у англичан принят закон о майорате! Все отходит старшему сыну!
Последовало молчание, и наконец маркиз добавил:
— Надеюсь, по крайней мере ожерелье, за которым я приехал, продается?
— Что, должен сказать, чрезвычайно огромная удача для меня, — ответил Перри.
— Тогда мы посмотрим его днем и, если вы еще не устали от прогулки, можем размять остальных трех коней.
Кассия восторженно вскрикнула.
— О пожалуйста, давайте так и сделаем, — умоляюще попросила она. — Завтра вы уедете и у меня останется только бедный старый Доббин, а он такой неповоротливый, что мне гораздо быстрее добраться до деревни пешком!
— Какая печальная история, — рассмеялся маркиз, — однако уверен, что ваш муж сможет все уладить.
Поняв, что он имеет в виду продажу ожерелья, девушка пояснила:
— Перри хочет, чтобы я поехала в Лондон, посещала балы и была представлена королеве, но имей я такую лошадь, скорее отказалась бы от всего, осталась дома и каждый день ездила бы на прогулки.
— Значит, это ваше самое заветное желание, — кивнул маркиз. — А вам известно, что всего можно добиться одной лишь силой воли?
— Хотелось бы верить, — покачала головой Кассия, — но иногда это так… трудно.
И, не успев хорошенько подумать, добавила:
— Вам все легко, потому что вы норманн, а норманны всегда выходили победителями.
Маркиз весело улыбнулся:
— Так вы считаете меня победителем?
— Тяга к битвам у вас в крови.
— Откуда вы знаете это?
— Читала о норманнах в энциклопедии, — честно призналась Кассия.
— Так вы интересовались мной или норманнами? — осведомился маркиз.
Кассия взглянула на него, и выражение в синих глазах заставило ее поскорее отвернуться. Она вспомнила о том, что обнаружила в прошлую ночь, когда возвращалась из библиотеки, и, не отвечая, тронула коня хлыстом. Тандерболт рванулся к дому. Прошло некоторое время, прежде чем мужчины присоединились к ней.
Кассия намеревалась подать совсем легкий обед, поскольку Бетси, несомненно, и без того уже устала, а впереди еще был ужин. И сейчас, спешившись, девушка немедленно отправилась на кухню. Она как раз успела сделать приправу к салату, снять с огня первое блюдо, которое начала готовить Бетси, и добавить масла к совсем позабытым овощам, когда обнаружила, что не успела переодеться.
Сняв жакет и шляпку, она направилась в столовую в одной блузке и юбке от амазонки, в которых выглядела совсем молодой и необычайно прелестной. Избегая взгляда маркиза, Кассия поздоровалась с мадам де Сальре и подумала, что выглядит почти нелепо в сравнении с француженкой. Мадам де Сальре, только что выплывшая из спальни, надела туалет с необъятными юбками, совсем недавно вошедшими в моду. Отделка подола, кружева, бархатные вставки — во всем просматривалась рука знаменитого французского портного.
Мадам выглядела так, словно пять минут назад сошла с портрета, и осмотрела Кассию сначала с удивлением, а потом с пренебрежением, заставившим девушку ощутить себя маленькой и ничтожной. Не обращая внимания на хозяйку, она вновь, как и прошлой ночью, начала флиртовать с мужчинами. Таким отточенным искусством кокетства способны владеть лишь француженки!
И поэтому Кассия не делала никаких попыток вступить в разговор, зная, что часть беседы попросту не поймет, и не желая понимать все остальное. Она ясно видела, что мадам де Сальре из тех, кого слуги именуют «блудницами» и «падшими женщинами», и теперь девушке казалось, что предки с величайшим неодобрением взирают на происходящее со стен столовой.
Но в этот момент у Кассии появилось пугающее ощущение, что маркиз смотрит на нее и читает мысли, словно в раскрытой книге.
— Вы не рассказали нам, месье, о своем замке в Нормандии, — поспешно сказала она. — Это норманнская крепость?
— Боюсь, что нет. Несколько веков назад на этом месте действительно стояла крепость, но теперь ее заменил замок, который; думаю, вам понравится, когда вы его увидите.
Вряд ли мы вообще побываем во Франции, вздохнула про себя Кассия.
Вслух же она выдавила:
— Мои родители… рассказывали мне о французских замках и о том, как они были красивы до революции. Однако Нормандия, мне кажется, не слишком сильно пострадала.
— Конечно, не так, как центр Франции, особенно окрестности Парижа, — согласился маркиз.
И снова выражение его глаз смутило Кассию, и она быстро сменила тему:
— Ну вот, все пообедали, и теперь я пойду оденусь для прогулки верхом, чтобы не заставлять вас ждать.
— Верхом?! — воскликнула мадам де Сальре. — Неужели вы снова собираетесь' скакать по лугам и полям? Но, Вер, как ты можешь быть таким злым и упрямым?!
— Три лошади застоялись, — заметил маркиз, — и нуждаются в хорошей пробежке.
— Лошади! Лошади! Одни лишь лошади! Нам, бедным женщинам, скоро придется отрастить еще две ноги, чтобы соперничать с лошадьми!
— Могу лишь заметить, мадам, — вмешался Перри, — что вы и с двумя ножками способны затмить всех и вся!
Мадам де Сальре улыбнулась ему:
— Merci, mon brave!
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
Вы очень добры и поддерживаете меня как можете, чего не скажешь о господине маркизе!
Она окинула маркиза кокетливым взглядом, словно бросая ему вызов. Однако тот, иронически скривив губы, ответил:
— Ивонн, вы же не любите лошадей, и поэтому мы предоставляем вам развлекать наши сердца и умы, а самим нам останется лишь упражнять тела.
— Я могу предложить другие способы подобных упражнений, — заметила мадам де Сальре и так усмехнулась, что даже Кассия поняла значение этой фразы и, поднявшись из-за стола, объявила голосом, который и в ее собственных ушах звучал слишком громко и резко:
— Обед окончен. Думаю, гостям будет куда удобнее в гостиной!
Она шагнула к двери и, прежде чем маркиз успел открыть ей дверь, скользнула за порог и быстро пошла по коридору. От всех этих намеков и недомолвок мадам Кассия чувствовала себя облитой грязью с ног до головы.
— Ненавижу ее! — прошептала девушка, поднимаясь по лестнице.
Только оказавшись в спальне, она вспомнила, что маркиз еще не видел ожерелья. Если оно предназначено для мадам де Сальре и не понравится ей, возможно, маркиз откажется покупать его.
— Помоги мне… мама… не терять голову… из-за этого, — молилась девушка, — но это так несправедливо… и портит все… что ты сделала таким… прекрасным…
Надевая шляпку и жакет, она думала о том, что, возможно, не стоит ей сегодня сопровождать маркиза и Перри. Но искушение еще раз прокатиться на великолепном коне было слишком сильным.
Спустившись, она, к своему удивлению, обнаружила, что, кроме маркиза, в гостиной никого нет.
— Где Перри? — спросила Кассия.
— Ваш муж, как идеальный хозяин, не смог оставить мадам де Сальре в одиночестве и повез ее прокатиться в фаэтоне.
— Зачем он сделал это?! — в ужасе вскричала Кассия. — Он так радовался сегодня утром, а ведь больше ему не представится возможности воспользоваться вашим любезным разрешением!
— Обещаю, что такая возможность у него будет.
— Но… каким образом? — без обиняков спросила Кассия.
— Я отвечу на это немного позже, — объяснил маркиз. — Но, возможно, вам в действительности не понравилось, что он сопровождает мадам де Сальре?
— О нет, раз ему так хочется, — не задумываясь ответила Кассия. — Но я уверена, что Перри предпочел бы проехаться верхом.
Но про себя она решила, что спорить не имеет смысла и Перри все равно поступит, как пожелает.
Отвернувшись, девушка вышла на крыльцо, не обратив внимания на пристальный взгляд маркиза. Сев на коней, они отправились той же дорогой, что сегодня утром. Только когда все препятствия были взяты и лошади пошли шагом, маркиз заговорил:
— Я видел много женщин-наездниц, но вы, без преувеличения, лучшая из всех.
— Если вы говорите правду, — ответила Кассия, — то комплимента приятнее я ни от кого не слыхала.
— Трудно поверить этому, — покачал головой маркиз, — так же как и тому, что вы сказали утром, — будто это самые счастливые часы в вашей жизни.
— Но я не лгала! — горячо воскликнула Кассия. — Никогда не думала, что сяду на такую великолепную лошадь или смогу так легко перескочить через любую ограду.
— Но я думал, что самым счастливым днем в вашей жизни был день свадьбы!
Слишком поздно поняла Кассия, что в который раз выдала себя и показалась маркизу слишком восторженной.
— Это совсем другое, — пристыженно пробормотала она, помолчав.
— Но почему?
Кассия никак не могла найти подходящего ответа, и, немного подождав, маркиз продолжал:
— Вы сбиваете меня с толку и одновременно ставите в тупик. Я нахожу вас чрезвычайно интригующей.
Эти слова так поразили Кассию, что она повернулась к нему и покраснела от смущения, заметив, с каким выражением маркиз смотрит на нее.
— Думаю, нам следует вернуться обратно, — решила она.
— Но вы не можете вечно убегать, — заметил маркиз.
— Кто сказал, что я убегаю?
— Но ведь вы именно так и поступаете, и именно этому я хочу помешать.
— Но почему?
— Как я уже сказал, вы интригуете меня. И отличаетесь от всех англичанок, которых я знал, как небо от земли… ваша красота поистине несравненна.
— Уверена, что подобные вещи вы говорили до меня сотням женщин, — небрежно бросила Кассия.
Маркиз нахмурился:
— Вы прекрасно знаете, что я говорю правду, поскольку умеете читать мои мысли так же хорошо, как я способен читать ваши! И понимаете, что я не собирался льстить вам!
Кассия, онемев от изумления, смотрела на него и не могла отвести взгляда. Да, он не ошибся: она может читать его мысли, и они каким-то образом разговаривают друг с другом без слов.
Наконец девушка с трудом выдохнула:
— Пожалуйста… Перри… предостерегал меня относительно вас… и вы меня пугаете!
— Потому что я совсем не такой, каким вы представляли меня?
— Наверное, потому что вы норманн и я никогда не встречала вам подобного, и кроме того, если вы считаете, что я иная, чем все, то и вы ни на кого не похожи!
— Вы другая, — тихо ответил маркиз, — потому что я прекрасно понимаю смысл любой вашей фразы, и мне тоже не приходится что-либо вам объяснять. Нам нет нужды в долгих выяснениях отношений.
— Но так не должно быть! Это недопустимо! Мы не должны говорить на столь опасные темы!
— На самом деле вы испуганы потому, что мы думаем одинаково и это ясно нам обоим.
Голос звучал едва слышно, но Кассия чувствовала, что маркиз сейчас искренен и в словах его не было ни капли желания пофлиртовать. И тогда она, окончательно растерявшись, боясь собственных чувств, сделала единственное, что пришло в голову, — пришпорила лошадь и помчалась домой так быстро, как могла, и, хотя маркиз не отставал, ни разу не посмотрела в его сторону, ничего не сказала.
Слуги маркиза ожидали их у крыльца. Кассия натянула поводья, спрыгнула на землю и, не дожидаясь маркиза, вбежала в холл, но подняться по лестнице не успела. Маркиз поймал ее за руку и заставил повернуться лицом к себе.
— Почему вы снова ускользаете?
— Я уже дала вам ответ!
— Так вы все-таки испугались? Но почему? Представьте, что мы взобрались на вершину горы или пересекли пустыню и обнаружили, что за ней расстилается еще одна пустыня или возвышается следующая гора! Не думайте об этом как о чем-то физически устрашающем!
Он сжал плечи Кассии так, что девушка не могла шевельнуться, чувствуя, что маркиз словно гипнотизирует ее вкрадчивой речью, однако одновременно остро ощущая его прикосновение.
Маркиз долго глядел на нее и наконец сказал:
— Продолжайте избегать меня, если хотите! Но помните: я норманн, и если поймаю вас, спасения не будет!
Смысл его слов с трудом доходил до девушки, но она, словно загипнотизированная, продолжала смотреть в эти чуть прищуренные синие глаза. Наконец маркиз круто повернулся и отошел. Кассия сверхчеловеческим усилием заставила себя оторвать ноги от пола и подняться по лестнице в спальню.
Перри, вернувшись с прогулки, ничего не рассказывал сестре, хотя, кажется, совсем не жалел о том, что упустил возможность еще раз проехаться верхом на великолепной лошади маркиза. Кассии, однако, показалось, что брат выглядит весьма довольным собой. Мадам де Сальре, напротив, вызывающе поглядывала на маркиза, словно получила в чем-то над ним преимущество.
В четыре часа все собрались в гостиной за чайным столом. Кассия решила хотя бы таким способом занять гостей, независимо от того, хотят они пить чай или нет. Маркиз с удовольствием ел сандвичи с огурцом, признавшись, что очень их любит, но гостья лишь отпила немного чая и пренебрежительно сморщила носик. Перри вел себя так, словно ужасно проголодался, но Кассия знала, что на самом деле брат просто выжидает подходящего момента, когда можно будет принести ожерелье. Наконец маркиз допил чай и сказал:
— Ну, Фокон, где же сокровище, которое вы обещали нам показать? И кроме того, я уверен, что Ивонн захочется узнать, как удалось графине де ла Мотт вызвать величайший скандал, когда-либо разразившийся во Франции.
— Ах, оставьте! Я все это уж слышала раньше, — заметила мадам де Сальре, — и всегда считала ее просто дурочкой! Как можно допустить, чтобы тебя поймали с поличным?!
Маркиз засмеялся:
— Кажется, ты только сейчас изрекла одиннадцатую заповедь: «Если уж воруешь, сделай все, чтобы не попасться».
— По крайней мере она ухитрилась спасти остатки кораблекрушения, — продолжала мадам де Сальре, — так что мне хотелось бы поскорее увидеть ожерелье и узнать, стоило ли оно таких интриг и усилий.
— По-моему, нет! — вмешалась Кассия. — Графиню заключили в темницу, и хотя она сбежала в Лондон, но так и не сумела вернуться на родину и умерла на чужбине.
— Зато она, несомненно, утешилась с каким-нибудь красавцем англичанином, — усмехнулась мадам де Сальре, глядя при этом на Перри.
Не оставалось никакого сомнения в том, что и он находил ее неотразимой, поскольку выражение его глаз было слишком красноречивым. Но Кассия не выказывала ни малейшей тревоги или ревности, и маркиз, немного выждав, спросил:
— Так где же ожерелье? Мы ждем! Перри быстро вскочил:
— Сейчас принесу.
Он направился в свою спальню, где, как знала Кассия, в тайнике, известном только главе семьи, хранилось ожерелье. Но, говоря по правде, Перри давно успел показать Кассии тайник на случай, если возникнет необходимость спрятать ожерелье в другом месте, когда он будет в отлучке.
В ожидании Перри мадам де Сальре протянула маркизу изящные ручки и томно осведомилась:
— Ты скучал по мне, мой очаровательный непредсказуемый cher ami
type="note" l:href="#FbAutId_8">[8]
?
— Конечно, — небрежно бросил маркиз, не делая попыток прикоснуться к длинным пальчикам.
— В таком случае, если очень мило попросишь, конечно, я готова забыть все и простить тебя за то, что ты был так недобр ко мне прошлой ночью.
Она говорила по-французски, но и представить не могла, что Кассия способна понять ее, и маркиз ответил на том же языке:
— Думаю, лучше обсудить это, когда мы останемся наедине.
Мадам де Сальре коротко рассмеялась:
— Надеюсь, ты не воображаешь, что эти узколобые англичане, вечно твердящие о превосходстве их страны над остальными, способны изучить какой-то другой язык? Но, как ты уже сказал, когда мы останемся одни, я так и быть перестану сердиться на тебя за то, чего ты не сделал, хотя предпочитаю выказать свою благодарность за то, что ты еще сделаешь!
Кассия неожиданно поняла, о чем толкует француженка. Ясно как день, что маркиз вчера не захотел остаться с мадам де Сальре, и эта мысль почему-то сделала девушку необыкновенно счастливой. Солнечные лучи, проникавшие сквозь окна, рассыпали по ковру сотни бриллиантовых осколков, а в саду громко запели птицы.
Но тут Кассия спросила себя, почему неожиданно стала столь понятливой и откуда такая уверенность в том, что маркиз просто зашел пожелать приятельнице доброй ночи, но не лег с ней в одну постель.
Девушка была очень невинна и жила крайне замкнуто, и хотя понятия не имела, что происходит между мужчиной и женщиной под покровом ночи, однако почему-то была твердо уверена: это, должно быть, нечто восхитительное и чудесное. В то же время, если любви нет, это может стать примитивным, пугающим и даже отвратительным удовлетворением низменных инстинктов.
Кассия отчетливо представляла, что браки между членами королевских фамилий и аристократических семейств Англии и Франции заключаются чаще всего по расчету. Но ее родители поженились по любви, и Кассия всегда считала, что в один прекрасный день тоже встретит избранника, мужчину своих грез. Ей и в голову не приходило, что можно выйти замуж из-за денег или высокого положения.
Однако девушка никак не могла взять в толк, почему мужчины преследуют женщин, не имея при этом намерения жениться. Они, очевидно, спали вместе и не придавали этому никакого особого значения. Правда, она не привыкла тратить время на подобные размышления, потому что эта тема совершенно ее не занимала. Но как же была шокирована Кассия, увидев вчера вечером маркиза, выходившего из комнаты мадам де Сальре! Потрясена и возмущена тем, что посчитала таким отталкивающе-уродливым. Теперь стало ясно, почему гостья так беззастенчиво флиртовала с Перри. Возможно, по ее же словам, она просто наказывала маркиза за то, что он не сделал прошлой ночью.
Кассия, к сожалению, не могла видеть сейчас выражения собственного лица, предательски выдававшего, о чем она думает. Маркиз хотел сказать что-то, но в эту минуту в гостиной появился Перри с большой кожаной шкатулкой в руках. Подойдя к маркизу, он поднял крышку и вручил ему шкатулку.
На черном бархате лежало знаменитое колье из бриллиантов, снятых с ожерелья Марии Антуанетты. Камни переливались в солнечных лучах, отбрасывая снопы слепящих искр.
На мгновение в комнате воцарилась мертвая тишина. Лишь мадам де Сальре осмелилась прервать молчание. Дрожащим от жадности голосом она воскликнула:
— Какая красота! Чудо! О, Вер, дорогой, мой великолепный возлюбленный, дай его мне!
Ее голос, казалось, уничтожил очарование минуты, лишившее маркиза дара речи. Уничтожающе взглянув на француженку с ледяным презрением в глазах, отчего он стал, как подумала Кассия, еще более внушительным и грозным, маркиз медленно закрыл крышку.
— Нет, — бросил он почти издевательски. — Нет, это не для вас!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ожерелье любви - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ожерелье любви - Картленд Барбара



Ну почему у Картленд всегда такие ужасные концовки? Слащаво-приторные, все впечатление от романа смазывают. Хотя и сам роман оставляет желать лучшего - все банально и предсказуемо: 4/10.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЯзвочка
13.03.2011, 16.27





это лучший роман Б.К.
Ожерелье любви - Картленд Барбаракатерина
18.07.2012, 19.31





слащавая сказка, не люблю такие
Ожерелье любви - Картленд Барбараарина
24.07.2012, 19.14





очень хороший легкий роман, дочитала в новогоднюю ночь и очень рада.
Ожерелье любви - Картленд Барбарасофи
1.01.2014, 1.53





Читать можно хорошая сказка хотела продолжения но всего 7 глав жаль.
Ожерелье любви - Картленд Барбаранаташа
5.01.2014, 1.49





Это мой любимый роман,перечитывала много раз.Бесподобно.
Ожерелье любви - Картленд БарбараОльга м
27.11.2014, 12.08





почитать можно. легко, красиво, не затянуто))
Ожерелье любви - Картленд БарбараМария
28.11.2014, 7.02





При всём интересе к роману концовку почти не читаю - одно и тоже и чуть похуже. А в общем сюжет неплох.
Ожерелье любви - Картленд БарбараЛюбовь
6.04.2015, 7.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100