Читать онлайн Отзывчивое сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отзывчивое сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отзывчивое сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отзывчивое сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Отзывчивое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Клеона пробудилась после глубокого сна. В первое мгновение она не могла понять, где находится; затем она вспомнила о Леони, надеясь, что та благополучно приближается к Холихеду.
До чего же было приятно лежать между прохладными, пахнущими лавандой простынями, а не качаться в такт движению кареты. Вновь она вспомнила свое вчерашнее прибытие на Беркли-сквер и подивилась тому, что почти не испугалась. Если бы еще неделю тому назад ей сказали, что она будет представлена четырем довольно пьяным джентльменам и не затрепещет от страха, она бы ни за что не поверила. Даже герцогиня оказалась не такой пугающей, какой она ее себе представляла. Теперь Клеоне было ясно, что больше всего она боялась разоблачения в первый же момент после прибытия. Этот страх пересиливал все прочее.
Первое испытание прошло благополучно. Она корила себя за трусость. В конце концов, как не раз и не два повторяла ей Леони, едва ли кто-нибудь из тех, кто посещал Мандевилл-Холд в Йоркшире, окажется на Беркли-сквер.
Клеона поглубже зарылась в подушки и с восторгом подумала, что сегодня увидит Лондон. Раньше она и представить себе не могла, что сможет совершить такое далекое путешествие, да еще с подобной роскошью.
Мать часто рассказывала ей, как весело проводила здесь время до замужества. Сколько помнила себя Клеона, она любила слушать эти рассказы на ночь, но всегда воспринимала их как волшебную сказку. Ей никогда и в голову не приходило, что с ней может такое произойти. И вот, пожалуйста, она в Лондоне. Правда, под чужим именем, во всяком случае, две-три недели можно радоваться жизни, пока ее не разоблачат или пока не дойдут сюда вести о замужестве Леони.
К счастью, Клеона весьма туманно представляла, как это произойдет. Возможно, Леони напишет герцогине или новости о замужестве дочери дойдут до сэра Эдварда, он приедет в Лондон, и тогда обнаружится, кто занял место его дочери… Клеона содрогнулась, представив себе, как сэр Эдвард обрушит на нее свой гнев и будет кричать, как кричал при ней на своих работников и слуг, а иногда даже на Леони. Ей сделалось нехорошо. Однако она, с присущей ей жизнерадостностью и оптимизмом, скоро успокоилась и решила не тревожиться раньше времени. Может, она сумеет убежать в Йоркшир, как только узнает, что свадьба Леони состоялась. По крайней мере, так она избежит некоторых объяснений и обвинений. Но что бы ни случилось в будущем, сейчас она будет наслаждаться жизнью. Пусть это хоть как-то оправдает гнев, а возможно, и наказание, которые ее ждут, когда обнаружится обман.
Нельзя терять ни секунды, нужно пользоваться каждым драгоценным мгновением, которое ей отпущено! Клеона села в постели. Она начала раздумывать, не вызвать ли кого-нибудь из слуг, но тут раздался осторожный стук в дверь; горничная в чепце почтительно сделала на пороге реверанс и внесла завтрак на серебряном подносе.
– Ее светлость осведомляется, как вам спалось, мисс, и просит быть готовой ровно через полчаса, чтобы не заставлять лошадей ждать.
– Через полчаса! – воскликнула удивленная Клеона. – Сколько же сейчас времени?
– Почти десять, мисс, – ответила горничная.
Чувствуя себя виноватой, Клеона торопливо проглотила завтрак и поспешила умыться. Она надела одно из самых очаровательных платьев Леони и решила, что никогда еще не выглядела так элегантно, соломенная шляпка красиво обрамляла ее лицо, а юбки из дорогого шелка приятно шелестели, когда она начала спускаться по парадной лестнице.
Герцогиню она нашла в Утренней комнате. Та была просто великолепна в шляпе с изумрудно-зелеными перьями, в шелковом платье с отделкой из лент такого же цвета и с ожерельем из сверкающих изумрудов на морщинистой шее.
– Может, в Йоркшире такое платье считается модным, но в Лондоне оно никуда не годится, – ядовитым тоном заявила старая дама.
– Возможно, мы немного отстаем от моды, – согласилась Клеона.
– Никаких «возможно»! – отрезала герцогиня. – Одета ты, девочка, просто ужасно! Нужно немедленно ехать к мадам Бертен и молить Бога о том, чтобы никто не увидел нас, пока ты не оденешься должным образом. Не понимаю, о чем думал твой отец? Отчего он доверился какой-то древней швее, а не заказал тебе платья в Лондоне?
Клеона захихикала. Она ничего не могла с собой поделать. Ей припомнилось, сколько денег истратила Леони на покупку нарядов в лучших лавках Йоркшира! Любопытно, что бы сказала герцогиня, если бы увидела ее, Клеону, в одном из ее собственных платьев, бесформенных, застиранных, которые она носила по многу лет. Откровенно говоря, трудно было вспомнить, когда у нее появилось новое платье в последний раз.
– Можешь смеяться, – мрачно сказала герцогиня, – но смею заверить тебя, дитя мое, это дело серьезное. Одежда чрезвычайно много значит. Даже хорошенькое личико становится неприметным, если его не подать в красивой оправе.
Они отправились в экипаже, запряженном парой прекрасно подобранных рысаков. С не меньшим восхищением Клеона взирала и на лошадей, попадавшихся им по дороге на Бонд-стрит.
type="note" l:href="#n_8">[8]
Лошади везли фаэтоны, на которых восседали денди в слегка сдвинутых набок цилиндрах, кареты с разукрашенными стенками и различные экипажи. В каретах и экипажах ехали элегантные дамы, держа в руках зонтики, защищавшие белоснежную кожу от солнца. Попадались джентльмены верхом на великолепных лошадях; Клеона с радостью отдала бы все на свете, лишь бы хоть раз проехать на одной из них.
Герцогиня толковала о нарядах, перечисляя, какие платья понадобятся в дневное время, для балов, для посещения Воксхолла,
type="note" l:href="#n_9">[9]
для приемов, музыкальных вечеров и верховых прогулок по Роттен-роу.
type="note" l:href="#n_10">[10]
Она все еще говорила, когда Клеону поразила неожиданная мысль, и девушка резко спросила:
– Мадам, кто будет платить за все это?
– Твой отец, разумеется, – ответила герцогиня. – Денег у него предостаточно. Едва ли он пожалеет для своей единственной дочери несколько фунтов, чтобы она заняла достойное место в свете.
У Клеоны упало сердце. Что, если сэр Эдвард откажется платить за платья, заказанные герцогиней? Это вполне вероятно. Что случится тогда? Перед ней словно разверзлась бездонная пропасть. Вся затея выглядела уже не такой безобидной, как вначале, когда ее предложила Леони. Теперь вопрос стоял уже не просто о спасении подруги. Клеона оказывалась лично замешанной в это дело, причем настолько, что могла нанести своему отцу непоправимый ущерб, в лучшем случае, только финансовый.
В паническом страхе Клеона стиснула руки и несколько напряженным голосом сказала:
– Все не так просто, мадам. Как вам известно, мой отец был в отъезде, когда пришло ваше письмо. Он даже не знает, где я сейчас. Мне бы не хотелось без его ведома посылать на его имя счета на крупные суммы.
– Вздор! – резко отозвалась герцогиня. – Хоть я и считаю твоего отца ужасным человеком, но не поверю, что он допустит позора своей единственной дочери.
– Наверно, мне следовало спросить у него разрешения, прежде чем отправляться в Лондон, – медленно проговорила Клеона, пытаясь как-то выкрутиться. – Но в письме вы очень настаивали, и я не видела особых причин дожидаться возвращения отца. Поэтому я последовала вашим указаниям. Но мне не стоит пускаться на большие расходы.
– Мелочный человек! Я всегда это знала, – язвительно произнесла герцогиня. – Мелочный и совершенно непредсказуемый!
– Он… он может отказаться платить, – пояснила Клеона.
– Это меня ничуть не удивит, – бросила герцогиня. – Но себе нужны наряды, и они у тебя будут! Боже мой, девочка, неужели ты думаешь, что в таком виде, как у тебя сейчас, ты можешь привлечь взор хоть одного мужчины?
Клеона поглядела на шелковое платье, которое было на ней, и подивилась, почему бы и нет. В Йоркшире на Леони заглядывались многие, хотя большинство из них сэр Эдвард считал неподходящими женихами. То, что ее платье было не dernier cri,
type="note" l:href="#n_11">[11]
для них не имело никакого значения.
– Сэра Эдварда я беру на себя, – величественно заявила герцогиня. – Я с ним справлюсь. И потом, к тому времени, как он приедет в Лондон, ты, может быть…
Она внезапно замолчала, явно сдерживая слова, рвущиеся с губ, но Клеона поняла, что она хотела сказать, и задрожала от страха. Что скажет герцогиня, когда выяснит, что тратила силы и средства на такую недостойную особу?
Однако в лавке мадам Бертен нетрудно было забыть об испуге. Клеона, никогда не интересовавшаяся нарядами, обнаружила, что восторгается изумительными тканями, большую часть которых только что доставили из Франции. Здесь был лионский бархат всех цветов, ленты, изготовленные там же, кружева и газ, тафта и шелк, вышивка, созданная не иначе как волшебницами. В дополнение ко всему прочему здесь предлагались совершенно очаровательные шляпки. Клеона даже позабыла о том, что терпеть не может головные уборы и предпочитает ходить с непокрытой головой.
Герцогиня заказала с дюжину различных ансамблей. Клеона, исчерпав все доводы против, чувствовала, что ей больше нечего сказать.
– А теперь, мадам Бертен, – приказала герцогиня, – подберите моей внучке что-нибудь из готовых платьев, в которых она сможет ходить, пока не будут сшиты заказанные. Мне просто стыдно находиться с ней рядом, когда она в таком виде, как сейчас.
– Ваша светлость, вы не правы, – замурлыкала мадам Бертен с сильным акцентом. – Мадемуазель молода и привлекательна; одежда для нее не столь важна, как для тех, чья весна уже миновала.
– Одежда важна всегда, – отрезала герцогиня.
Мадам Бертен провела Клеону в маленькую комнатку. Здесь ее одели по последней моде: завышенная талия начиналась под грудью, прямая узкая юбка спадала до земли, но при этом каким-то непостижимым образом подчеркивала фигуру гораздо сильнее, нежели юбка прежнего фасона, начинающаяся от талии.
– Eh bien!
type="note" l:href="#n_12">[12]
Этот фасон просто создан pour vous,
type="note" l:href="#n_13">[13]
мадемуазель, – заявила мадам Бертен. – Было бы преступлением прятать такую фигуру под пышными юбками и тафтой, вышедшими из моды.
Клеона с удивлением смотрела на себя в зеркало. До сих пор она и понятия не имела, какой прекрасной формы у нее грудь, как изящно сложена фигура, дразняще проглядывающая сквозь тонкую газовую ткань платья.
Принесли шляпку, не имеющую ничего общего с той, в которой она прибыла в лавку. Впереди поля ее поднимались вверх почти на фут,
type="note" l:href="#n_14">[14]
тулья была до смешного низкой, почти отсутствовала, а края полей украшали крошечные ярко-синие страусовые перышки.
– Test exquisite!
type="note" l:href="#n_15">[15]
– воскликнула мадам Бертен. – Mais regardez!
type="note" l:href="#n_16">[16]
На плечах и выше локтей у мадемуазель прекрасная кожа, но ее кисти и лицо – quelle horeur!
type="note" l:href="#n_17">[17]
– у нее даже веснушки на носу!
– Моя внучка живет в Йоркшире, – сдержанно пояснила герцогиня, словно это был сам ад, куда попадают лишь недостойные.
– Тогда все ясно, – отозвалась мадам Бертен. – Я пришлю к вам моего друга, мистрисс Рейчел. У нее есть лосьоны, которые пригодятся мадемуазель. Пока же даю вам румяна – их нужно слегка накладывать на щеки – и помаду для губ. Мои платья, ваша светлость, нельзя носить с лицом aux naturel.
type="note" l:href="#n_18">[18]
– Мне прекрасно известно об этом, – сказала герцогиня, – но моя внучка прибыла в Лондон только прошлой ночью. Я привезла ее к вам сразу же, как только она встала. Нам ещё нужно о многом позаботиться, вы и сами понимаете.
Два часа спустя Клеона почувствовала, что изнемогает.
Катаясь верхом или выполняя многочисленные работы по дому, она никогда не уставала. Здесь же из-за духоты и из-за того, что пришлось неподвижно стоять, пока платья подгоняли по фигуре прямо на ней, Клеона начала испытывать утомление. Она вздохнула с облегчением, когда герцогиня сказала:
– Пока достаточно. Возможно, к полудню мы вернемся, мадам, но сначала нужно купить обувь, перчатки, зонтик от солнца и многое другое.
– Merci beaucoup!
type="note" l:href="#n_19">[19]
Очень признательна вашей светлости за ваше посещение, – ответила мадам Бертен, приседая в реверансе, когда они покидали лавку.
Должно быть, лошади застоялись, ибо на обратном пути к Беркли-сквер кучер с трудом их удерживал.
Клеона напряженно сидела рядом с герцогиней, глядя на свое новое платье, и судорожно соображала, кто же будет платить за него. Раза два она расслышала цену, названную мадам Бертен, и душа у нее ушла в кончики новеньких атласных туфелек. Но что-то предпринимать теперь было слишком поздно; оставалось лишь продолжать этот маскарад!
На мгновение у нее мелькнула отчаянная мысль во всем признаться герцогине и уповать на ее милость, но вслед за тем она сообразила: до тех пор, пока Леони и Патрик не отплывут в Ирландию, их легко догнать. Почтовая карета едет медленно, и быстрые кони герцогини нагонят беглецов прежде, чем они доберутся до Холихеда.
Нет, она бессильна что-либо сделать. Ощущение радостного предчувствия, с которым она проснулась сегодня утром, уступило место тревоге и беспокойству.
– Мы задержались, – сказала герцогиня величественному мажордому, когда они с Клеоной вошли в холл особняка на Беркли-сквер. – Ленч готов?
– Да, ваша светлость, – ответила дворецкий. – Его светлость в библиотеке.
– В библиотеке? – с явным удивлением воскликнула герцогиня.
– Его светлость только что вернулся из парка, – пояснил мажордом.
Герцогиня проплыла по холлу, точно корабль на всех парусах. Лакей отворил дверь в библиотеку, и стало видно, что герцог стоит у окна, глядя на примыкающий к дому небольшой сад с журчащим в нем фонтаном.
– Сильвестр, какой приятный сюрприз, – заговорила герцогиня. – Но мы благодарны тебе за то, что ты нас подождал.
Он повернулся с улыбкой, оказавшейся неожиданно обаятельной.
– Доброе утро, бабушка, – сказал он, поднося ее руку к губам. – Не хочу вас обманывать: я думал, что вы уже поели.
– В таком случае тебя ждет разочарование, – отозвалась герцогиня. – Мы с Клеоной провели утро в утомительных разъездах и будем есть вместе с тобой.
Герцог взглянул на Клеону. Он явно заметил, как изменился ее внешний облик вплоть до мельчайших деталей.
– Позволительно ли мне сказать, что я рад оказаться в вашем обществе? – спросил он герцогиню. – И поверите ли вы мне, если я скажу это?
– За свою долгую жизнь, – ответствовала герцогиня, – я научилась принимать то, что говорит большинство людей, за чистую монету. Это позволяет избежать бесполезных раздумий и ненужного беспокойства.
Герцог засмеялся, откинув назад голову.
– Бабушка, вы неподражаемы! – объявил он. – Но для меня сейчас еще слишком рано пикироваться с вами. Я проехался верхом в Патни
type="note" l:href="#n_20">[20]
и обратно и теперь голоден как волк. Мой новый конь пугался всего подряд, даже собственной тени.
Поглядев на него, Клеона отметила, что для человека, много пившего накануне, он прекрасно выглядит. «Должно быть, у него прекрасное здоровье», – подумала она.
Герцогиня направилась в столовую. Герцог сел во главе стола, усадив справа от себя герцогиню, а слева – Клеону. Девушка постаралась ничем не выдать своего удивления при виде великолепных золотых и серебряных тарелок, редких орхидей; украшавших полированный стол, не покрытый скатертью. Ей еще не приходилось видеть ничего подобного. На столе стояли хрустальные бокалы для вина, ели они из серебряных тарелок, украшенных герцогской короной, а севрский фарфор, на котором подавали закуски, был настолько прекрасен, что странно было видеть его на столе, а не в музейном шкафчике за стеклом.
Герцогиня бросила на нее взгляд и резко произнесла:
– Ешь, девочка; ты, должно быть, проголодалась!
Солнечные лучи, льющиеся сквозь окна, превратили волосы Клеоны в расплавленное золото. Старая дама разглядывала девушку.
– Никак не пойму, на кого ты похожа, – проговорила она. – Явно не на свою мать. У нее никогда не было волос такого цвета.
– Может, на кого-нибудь из дальних предков, – предположила Клеона, стараясь не подавать виду, что ее пугает этот разговор.
– Да уж, на вашем фамильном древе таких наберется предостаточно, – согласился герцог с несколько кислой миной. – Помню, как в наказание меня заставили читать о моих наиболее прославленных предках. С тех пор я их всех терпеть не могу.
– Будь уверен, твои внуки скажут о тебе то же самое, – раздраженно сказала герцогиня.
– Если они у меня будут, – отозвался герцог, взглянув на нее исподлобья.
Герцогиня посмотрела на него так, словно собиралась сказать в ответ что-то гневное, но передумала.
Клеона понимала, что он намеренно поддразнивает герцогиню, и ей захотелось сменить тему разговора. Однако трудно было заговорить с молодым человеком, который еще вчера грубо над ней насмехался только оттого, что слишком много выпил с друзьями.
Клеона вновь подумала, что он очень красив. Ей всегда казалось, что у мужчин, пьющих много и допоздна, на следующее утро под действием винных паров лица становятся бледными и опухшими. «Вино свою сбирает дань», – было написано в одной из прочитанных ею книг.
Размышляя о событиях предыдущей ночи, она вдруг вспомнила еще об одном и, стремясь снять напряжение, возникшее между бабушкой и внуком, быстро сказала:
– Знаете, мадам, в этом доме есть привидение!
– Привидение?
Ей действительно удалось привлечь их внимание. И герцог и герцогиня с удивлением повернулись к ней.
– Ну да, – подтвердила Клеона. – Прошлой ночью, когда я вернулась в спальню, она была заполнена дымом. Экономка объяснила, что, видимо, засорился дымоход, и пообещала утром послать за трубочистом. Но спать там было невозможно, поэтому она предложила мне переночевать в комнате напротив.
– Почему мне не доложили об этом? – перебила ее герцогиня. – Безобразие! Перед тем, как поместить гостя в спальню, миссис Мэттьюз обязана проследить за тем, чтобы дымоход в ней был прочищен.
– Ладно, бабушка, давайте слушать дальше, – вмешался герцог.
– Словом, я очень устала, – продолжала Клеона. – Как только горничная вынула из постели горячие кирпичи, я тут же забралась туда и совсем уже было заснула, но что-то меня потревожило. Я открыла глаза и возле окна увидела чей-то силуэт.
– Силуэт возле окна? – переспросил герцог. – Это невозможно! Такую иллюзию могут создать разве только отблески огня в камине.
– Нет, огонь едва горел, – возразила Клеона. – В комнате было жарко, и перед тем, как лечь, я раздвинула шторы. Туч не было, светила луна, и прямо на фоне окна я ясно видела силуэт.
– Мужской или женский? – спросил герцог.
– Точно не могу сказать, – ответила Клеона. – Просто темный силуэт. Затем призрак, если это был призрак, пересек комнату и исчез – да, да, исчез! – прямо в стене напротив. Дверей там нет, утром я проверяла!
Завершив рассказ, девушка сделала паузу, чтобы перевести дыхание, и в этот самый момент раздался грохот, заставивший ее подскочить. Один из лакеев уронил сложенные вместе тарелки, и те разлетелись на мелкие кусочки.
Герцогиня проигнорировала случившееся. Она даже не взглянула в направлении шума.
– То, что ты нам рассказала, действительно очень странно, дитя мое, – сказала она. – Никогда не слыхала ни о каких привидениях в этом доме. Если бы такое случилось в Линке, дело другое. Всем известно, что там обитает несколько призраков, слава Богу, все они безобидны!
– Нет, я никогда не слыхал, чтобы здесь водились привидения, – медленно произнес герцог. – Правду сказать, мне думается, что силуэт привиделся Клеоне во сне.
– Конечно, это возможно, – согласилась Клеона, – но все было уж очень реально. Я не испугалась, была слишком сонной. Правда, сегодня утром я вспомнила об этом происшествии, но, убедившись, что вся стена обшита белыми панелями и в ней нет никакой двери, я решила, что мне показалось.
– Полагаю, так оно и есть, – лаконично отозвался герцог, словно история эта больше его не интересовала.
Когда ленч закончился, Клеоне он показался нескончаемым, и герцогиня встала, чтобы выйти из столовой, Клеона услышала, как герцог сказал дворецкому:
– Я хочу поговорить с лакеем, который уронил тарелки. Как его зовут?
– Эдам, ваша светлость. Он у нас недавно.
– Я хочу поговорить с ним, – повторил герцог. – Направьте его в библиотеку и велите подождать меня там.
– Хорошо, ваша светлость.
Герцог проводил герцогиню в Голубую гостиную. Как поняла Клеона, здесь она обычно и проводила большую часть времени. Это была небольшая комната, залитая солнцем. Здесь стояла золотая клетка с попугаем; при их появлении он разразился неприятным смехом.
– Что за грубая птица, – заметил герцог, – Не понимаю, бабушка, как вы его терпите.
– Мне приходится терпеть много грубостей, – отозвалась герцогиня. Он обезоруживающе улыбнулся.
– Touchee, – ответил он. – Вы очень на меня сердитесь?
«Когда он захочет, то может быть обаятельным», – подумала Клеона, наблюдая, как он склоняется над морщинистыми пальцами герцогини.
– Ты бездельник и негодяй, – сказала герцогиня внезапно смягчившимся голосом. Клеона поняла, что она любит своего непутевого внука.
– Это верно, – согласился герцог. – Но вы должны принимать меня таким, каков я есть. Вам это всегда удавалось. Не представляю, что со мной станет, если вы совсем от меня отвернетесь.
– А я и не собираюсь, – заявила герцогиня. – Я спасу тебя наперекор тебе самому.
– Этого я и боюсь, – шутливо сказал герцог.
– Тогда, Бога ради… – начала было герцогиня, но, как бы спохватившись, закончила: – Поговорим об этом в другой раз. Ты сегодня пообедаешь с нами? Это доставит нам обеим большое удовольствие.
Герцог заколебался.
– Да, сегодня я пообедаю с вами, бабушка, – согласился он. – После обеда, как вы сами понимаете, я уеду.
– Завтра вечером я собираюсь вывезти Клеону в свет, – сообщила герцогиня. – В Девоншир-Хаусе будет бал. Я приглашена на него и уже отправила герцогине Девонширской письмо, в котором сообщила, что хотела бы привезти свою внучку. Ты, как я понимаю, не будешь нас сопровождать?
– Нет, бабушка, боюсь, что не буду, – ответил герцог. – Может, я загляну туда ненадолго, но это все, на что я способен. Большего от меня не требуйте.
– Завтра посмотрим, – несколько торопливо произнесла герцогиня. – Пока довольно и того, что сегодня ты обедаешь с нами.
– Какая жертва с моей стороны, не правда ли? – спросил герцог. Внезапно он повернулся к Клеоне и насмешливо сказал: – Вам не кажется, что я прекрасно веду себя по отношению к бабушке и, разумеется, к вам?
Клеона почувствовала, как кровь приливает к щекам. И сам вопрос, и тон, каким он был задан, были явно издевательскими. Но прежде, чем она успела что-нибудь сказать, дверь отворилась, и на пороге появился дворецкий.
– Простите, ваша светлость.
– Ну что там еще? – нетерпеливо спросил герцог.
– Лакей, ваша светлость, – пояснил дворецкий. – Он сбежал! Должно быть, испугался того, что натворил!
– Сбежал, – медленно произнес герцог. Казалось, это слово имело для него какое-то скрытое значение.
– Да, ваша светлость, – с беспокойством подтвердил дворецкий, точно здесь была и его вина. – Это был иностранец, ваша светлость, и работник не очень хороший.
– Что ж, теперь его нет. – В голосе герцога звучало полнейшее безразличие. – Ну да это неважно. Будьте любезны, прежде чем нанять кого-нибудь на его место, обсудите этот вопрос со мной.
– Хорошо, ваша светлость.
В голосе дворецкого прозвучало нескрываемое удивление. По-видимому, раньше такого не случалось. У герцогини тоже был озадаченный вид; старческие глаза сверкнули любопытством, и она спросила:
– Что, интересуешься хозяйственными делами?
– Да нет. Это меня утомляет, – ответил герцог. – Но мне говорили, что поблизости было совершено несколько краж. Я знаю, вы бы очень огорчились, если бы фамильное серебро, которое высоко ценили столь многие из моих прославленных предков, унесли прямо у вас из-под, носа.
Герцогиня в ужасе всплеснула руками.
– Воры и грабители! – воскликнула она. – Да, Сильвестр, ты действительно прав. Мне нужно будет переменить место, куда я прячу свои драгоценности. Горничная до того рассеянна, что частенько забывает убирать на ночь брошь или серьги.
– Чтобы не потерять ничего ценного, лучше заранее принять все меры предосторожности, – заметил герцог. Его тон вновь стал насмешливым.
Герцогиня протянула к нему руку.
– Сильвестр, не играй сегодня в карты, – попросила она. – Хочешь, поедем в Оперу? Или на концерт, устроенный леди Элизабет Фостер, – там будет кое-кто из твоих друзей.
Герцог улыбнулся старой даме. Клеоне даже показалось, что он поддался уговорам, но тут он коротко рассмеялся и отвернулся.
– Не пытайтесь держать меня в узде, бабушка. Я к этому не привык, – сказал он. – Я пообедаю с вами дома, а потом отправлюсь в «Уайтс» или «Уоттьерс».
type="note" l:href="#n_21">[21]
Вы же знаете, у меня руки чешутся от нетерпения поскорее взяться за карты! Au revoir,
type="note" l:href="#n_22">[22]
Клеона. Ваш покорный слуга, бабушка.
Уже на пороге он поклонился им обеим и вышел.
Герцогиня стояла и глядела ему вслед. Куда-то внезапно исчезли властность и сила; Клеона видела перед собой лишь усталую, преисполненную горечи женщину, ведущую безнадежную борьбу.
– Почему он играет в карты? – Вопрос, пожалуй, был дерзок, но девушка не смогла удержаться и не задать его.
– Не знаю, – ответила герцогиня. – Сильвестр никогда раньше таким не был. Он всегда был спокойным и разумным, но где-то с год назад его словно подменили. Это случилось… да, после того, как ему не позволили пойти в армию.
– Не позволили? Кто не позволил? – не поняла Клеона.
– Родственники и опекуны, – пояснила герцогиня. – Он хотел сражаться против Наполеона, но разве можно было это допустить? Он – единственный сын и наследник такого громадного состояния. Тогда-то он и пристрастился к карточной игре. Все бы ничего, но три месяца тому назад день за днем он начал проигрывать крупные суммы. Ну какое состояние это выдержит? В конце концов, молено растранжирить даже самое огромное. Многие говорили мне о его глупости, но что я могу поделать, что?
Голос герцогини дрогнул. Не задумываясь, Клеона обняла ее за плечи и помогла сесть. Словно бы устыдясь собственной слабости, герцогиня чуть тряхнула головой и вновь стала прежней.
– Я тут напридумывала Бог знает что! – резко заговорила она. – Мальчик сам разберется в своих делах. Ему двадцать пять или двадцать шесть? Просто в его жизни наступила такая полоса. Она минует, и Сильвестр поймет, какую он совершил глупость. Во всяком случае, сегодня он обедает с нами, а не с этой женщиной.
– С какой женщиной? – спросила Клеона, едва ли ожидая ответа на свой вопрос.
– О, просто певичка из Воксхолла. Мне говорили, что она красива, но сама я так не считаю. Эти южанки сейчас в моде, и с ними носятся, точно это новые аристократы. Шлюха она и есть шлюха, как ее ни одень и куда ни посади, – раздраженно проговорила герцогиня и добавила: – Но я не должна беседовать с тобой на эту тему. Забудь, что я тут наговорила. Должно быть, старею и начинаю болтать все подряд, не думая о последствиях. Ну да ты, по-моему, девочка разумная. Ты же понимаешь, что у всех мужчин бывают легкие увлечения на стороне. Никто не осуждает их за это, если дело не заходит слишком далеко.
– А что значит «слишком далеко»? – спросила Клеона, почти не рассчитывая на ответ.
– «Слишком далеко» – это когда заходит речь о женитьбе, – сказала герцогиня, поднимаясь на ноги. Голос ее стал почти таким же скрипучим, как у попугая. – Женитьбе на женщине не своего круга, низкого происхождения, которой следует помнить свое место.
Она приложила руку ко лбу.
– Голова болит. Пора пойти отдохнуть, – сказала она. – Позже мы поедем по магазинам, а сейчас я отправляюсь к себе.
Герцогиня прошествовала из комнаты с высоко поднятой головой, но Клеона знала, чего это ей стоило. Внезапно она рассердилась на герцога за то, что он так расстроил старую даму. Она слишком стара для сильных переживаний.
– Он отвратителен! – громким шепотом сказала девушка.
Она припомнила приятный голос, обаятельную улыбку и мимолетное выражение, появившееся в его глазах, когда он увидел, как она входит в комнату перед ленчем. Твердо решив не думать о нем, Клеона взяла со стола книгу и села в кресло. Но едва она успела прочитать страницу, как дверь распахнулась и дворецкий объявил:
– Ваша светлость, прибыл граф Пьер д'Эскур.
Клеона встала.
– Ее светлость удалилась к себе, – сказала она.
– Надеюсь, это не означает, что вы отошлете меня прочь, – раздался голос с иностранным акцентом, и граф Пьер д'Эскур вошел в комнату.
Он был хорош собою на французский манер – темноволосый, смуглолицый, с глазами, прикрытыми тяжелыми веками. Поднося руку Клеоны к губам, граф сказал:
– На самом деле я приехал, чтобы увидеть вас и попросить прощения за наше поведение прошлой ночью.
– Мне нечего прощать, – машинально ответила Клеона.
– Хотелось бы поверить, – произнес он. – Я всю ночь лежал без сна и вспоминал, каким презрительным взглядом вы окинули нас, когда мы подъезжали к дому, возвращала, от игорного стола. Не такой должна была быть ваша первая встреча с Лондоном.
– Я слишком устала в дороге, чтобы что-либо замечать, – сказала Клеона.
Сообразив, что граф все еще удерживает ее руку, она попыталась высвободить ее.
– Вы столь же добры, сколь и прекрасны, – пробормотал он и вновь поцеловал ей пальцы.
Внезапно у нее возникло странное ощущение: будто она играет в какой-то пьесе, а эта сцена заранее сочинялась и репетировалась и была такой же надуманной и не естественной, как плохое театральное представление.
– Да, вы прекрасны! – повторил граф, и Клеона почувствовала, как по ее телу пробежала легкая дрожь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Отзывчивое сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Отзывчивое сердце - Картленд Барбара



глупейший роман, не стоит тратить время!
Отзывчивое сердце - Картленд Барбараеночиха
4.04.2013, 0.01





все очень понравилось, читаешь и отдыхаешь
Отзывчивое сердце - Картленд Барбарасофи
25.03.2014, 20.08





В целом не плохо. Легко, непринужденно. Единственно меня смущает судьба друга и бабушки, оставшихся на растерзание Наполеону.
Отзывчивое сердце - Картленд БарбараЛиля
3.08.2015, 13.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100